Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
docx

Студенческий документ № 005154 из ИУБиП

Вопрос 1. Миф и закон. Общее и различие.

МИФ - (от греч. mythos - слово, сказание, предание) - сказание, воспроизводящее в вербальной форме архаические верования древних (и современных первобытных) народов, их религиозно-мистические представления о происхождении Космоса, явлениях природы и событиях социальной жизни, деяниях богов, героев, демонов, "духов" и т.д. Традиция исследования М. восходит к антич. философии, где сформировалось весьма критическое отношение к антропоморфным верованиям древних. Рассматривая М. лишь как правдоподобные объяснения, Платон тем не менее нередко использовал их в качестве архаичной формы мысленного эксперимента, которую он противопоставлял рассуждению. Аристотель объяснял появление М. чувством удивления людей перед необычными явлениями и, по-видимому, также не придавал им серьезного познавательного значения. В последующие исторические эпохи отношение филос. мысли к М. существенно варьировалось - от попыток реанимировать древнюю мифологию и дать философско-теологическую интерпретацию мифологическим образам (неоплатонизм) до просветительской критики (эпикурейцы, скептики), отрицавшей существованиебожеств и даже находившей прототипы их образов в реальных исторических персонажах прошлого. В эпоху Возрождения антич. М. служили одним из источников гуманистических идей. Фр. просветители 17-18 вв. (Б. Фонтенель, П. Бейль, Вольтер, Д. Дидро), напротив, видели в мифологических представлениях лишь проявления предрассудков и суеверий, рассматривали их как результат сознательного обмана со стороны жрецов, заинтересованных в укреплении своего авторитета. Только в кон. 19 в., благодаря достижениям психологии и социогуманитарных наук, а также все более интенсивным контактам европейцев с первобытными народами, М. становится объектом специальных исследований, ориентированных на поиск первооснов человеческой культуры.

Закон - предписание относительно того, как человек должен вести себя в обществе (нравственный закон, правовой закон); предписание относительно того, как что-либо должно быть или происходить; 2) в науке положение, выражающее всеобщий ход вещей в какой-либо области; высказывание относительно того, каким образом что-либо является необходимым или происходит с необходимостью; "правило необходимого существования" (Кант).

Вопрос 2. Понятие о традиционном обществе. Обычай как источник права.

Наиболее устойчивой в современной социологии считается типология, основанная на выделении традиционного, индустриального и постиндустриального обществ.

Традиционное общество (его еще называют простым и аграрным) - это общество с аграрным укладом, малоподвижными структурами и способом социокультурной регуляции, основанном на традициях (традиционное общество). Поведение индивидов в нем строго контролируется, регламентируется обычаями и нормами традиционного поведения, устоявшимися социальными институтами, среди которых важнейшим будут семья, община. Отвергаются попытки любых социальных преобразований, нововведений. Для него характерны низкие темпы развития, производства. Важным для этого типа общества является устоявшаяся социальная солидарность, что установил еще Дюркгейм, изучая общество австралийских аборигенов.

Традиционное общество характеризуется естественным разделением и специализацией труда (преимущественно по половозрастному признаку), персонализацией межличностного общения (непосредственно индивидов, а не должностных или статусных лиц), неформальным регулированием взаимодействий (нормами неписаных законов религии и нравственности), связанностью членов отношениями родства (семейным типом организации общности), примитивной системой управления общностью (наследственной властью, правлением старейшин).

Традиционные общества характеризуются высоким развитием сельскохозяйственного труда. Главным сектором производства является заготовка сырья, которая осуществляется в рамках крестьянских семей; члены общества стремятся к удовлетворению главным образом бытовых потребностей. Основой экономики является семейное хозяйство, способное удовлетворить если не все свои потребности, то значительную их часть. Техническое развитие крайне слабо. В принятии решений основным методом является метод "проб и ошибок". Социальные отношения развиты крайне слабо, как и социальная дифференциация. Такие общества ориентированы на традицию, следовательно, направлены в прошлое.

Обычай - правило поведения, сложившееся вследствие фактического его применения в течение длительного времени; основная форма регулирования поведения в догосударственном обществе в условиях родовых отношений. Соблюдение обычаев обеспечивалось мерами общественного воздействия на нарушителя (казнь, изгнание из рода, лишение огня и воды и др.) либо одобрением мер, применявшихся к обидчику обиженным, его родными или членами рода (кровная месть). Санкционирование обычая государством осуществлялось либо в процессе судебной или административной деятельности, когда обычай служил основанием для решения спора, либо путем включения обычая в издаваемые в рабовладельческом или феодальном государстве законодательные акты, представлявшие собой своды обычного права.

Обычай как источник права признавался еще римскими юристами, если при рассмотрении дела отсутствовали конкретные указания, выраженные в других формах права. В таких случаях требование обычая считалось обязательным и равнозначным правовому требованию. Однако не всякий обычай признавался имеющим юридическую силу. Обычай не должен был противоречить закону, подразумевалось, что он его дополняет и в своем роде "оживляет"; безусловным считалось, что Обычай не может отменять указание закона. Для признания правовым требованием, т.е. защищаемым судом, обычай должен был: а) выражать продолжительную правовую практику; б) отражать единообразную практику - как действия, так и бездействия; в) воплощать неотложную и разумную потребность в правовом регулировании ситуации. Наконец, специфику применения обычая составляло то, что обычай не презюмировался в суде, а доказывался.

Примеры правовых обычаев. Статья 5 ГК РФ, посвященная обычаям делового оборота, гласит: "Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области правоприменительной деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано оно в каком-либо документе".

Вопрос 3. Расслоение права и его трансформация.

Расслоение права. Отношение человек-бог часто появляется в общественно-политической организации с тем, чтобы узаконить эту последнюю, причем общественно-политическая организация может основываться как на родственных связях, так и на политической власти, более или менее отличной от этих связей. Роль права различна и зависит от типа структуры, которую оно обслуживает. Различают четыре основных типа структур.

Элементарная общественная структура. Родственная организация полностью обеспечивает политические функции. Различные социальные группы связаны узами родства: общественные отношения определяются родственными связями. При этом типе общественной структуры превалируют внутренние связи в группах, которые остаются относительно замкнутыми. Этому соответствует главным образом мифический юридический аппарат, ориентированный скорее на представления, чем на правила, и предпочитающий постоянство, а не изменения.Полуэлементарная общественная структура. Родительская власть и политическая власть отличны друг от друга, но связаны между собой взаимозависимостью. К внутренним связям в группах добавляются внешние связи, зачастую являющиеся продолжением внутренних связей в каждой из этих групп: группы объединяются, заключая, например, брачные союзы (в феодальном обществе вассальные отношения определяются степенью родства между вассалом и сеньором).

Поэтому эти отношения мы будем именовать "внутренне-внешними". Этой структуре соответствует двухслойный юридический аппарат: к мифическому уровню добавляется обычный уровень. Появляются семейные юрисдикции (глава семьи улаживает споры преимущественно путем примирения) и межсемейные юрисдикции (арбитраж является наиболее часто используемой процедурой, поскольку не существует внешней и высшей судебной власти, которая может диктовать свое решение).

Полусложная общественная структура. Политическая и родственная власть четко разделены между собой. Политическая власть стремится к централизации. Она вырабатывается в рамках возрастных групп, каст или территориальных организаций. К внутренним и внутренне-внешним связям добавляется новый тип связей. Общественные группы разделены между собой более глубоко, чем в случае обществ с полуэлементарной структурой, а отношения между ними регулируются внешними связями специфического характера, которые зачастую принимают форму соглашений. Эти соглашения могут быть выше групп: тогда речь идет о традиционных законах. Они могут быть также заключены между самими группами: в этом случае речь идет о политических, брачных, экономических и других соглашениях.

Этому типу общественной структуры соответствует трехслойный юридический аппарат: к мифическому и обычному уровням добавляется законный уровень. В соответствии с принципом накопления источников законный аппарат не порывает связи с мифом и обычаем, но отдает приоритет формулированию точных юридических норм и созданию специфических институтов: специализированные судебные органы, исковое производство, административная организация. Появляется договорное право, отличное от дарения и наследования. В сфере земельного права зарождается система распределения земли, которая регулирует отношения между группами и выполняет функции земельного законодательствам

Сложная общественная структура. Она существует в некоторых традиционных обществах, которые характеризуются в этом случае концентрацией политических институтов на городском уровне. Но это явление встречается весьма редко. Напротив, сложная структура характерна для большинства западных обществ, начиная с античных городов-государств. При этой структуре родственная власть практически исчезает и служит лишь для регулирования семейных отношений.

В целом же власть в обществе обеспечивается множеством организаций, среди которых доминируют организации, специализирующиеся в осуществлении политической власти, что делает возможным образование государства. Государство же либо стремится к дроблению групп, либо вообще отрицает их существование. Вследствие этого общественные связи рассматриваются правом по признаку публичное-частное: связи существуют лишь между индивидуумами и государством или между отдаленными индивидуумами.

Сложной общественной структуре соответствует четверное расслоение источников права: значение первых двух источников (миф, обычай) уменьшается; значение третьего (закон) усиливается, в результате чего он стремится смешаться с четвертым источником, каковым является государственный правопорядок. Государство претендует на монополию над законом.

ТРАНСФОРМАЦИЯ

(лат. transformatio - изменение)

1) преобразование структур, форм и способов, изменение целевой направленности деятельности;

2) один из способов превращения, преобразования норм международного права в нормы внутригосударственного права.

Проблема Т. вызвана к жизни тем, что международное право и различные системы национального права существуют самостоятельно, хотя и взаимосвязаны. Они различаются по субъектам и предмету правоотношений, по методам нормообразования. Сама по себе норма международного права создает права и обязанности лишь для его субъектов. Вместе с тем субъекты международного права обеспечивают на практике реализацию своих прав и соблюдение имеющихся у них обязанностей через действия своих национальных субъектов (официальные органы, физические и юридические лица). Последние не всегда способны подчиняться непосредственно нормам международного права и руководствуются национальным законодательством. Таким образом, чтобы обеспечить реализацию международно-правовых норм, субъекты международного права должны принимать законодательные меры для приведения своих национальных норм в соответствие с международно-правовыми. Нередки случаи, когда уже действующее национальное законодательство обеспечивает совершение его субъектами всех действий, которые и составляют в совокупности соблюдение субъектом международного права международно-правовой нормы. Т. может осуществляться путем издания в государстве специального закона либо путем законодательного провозглашения действия международного договора на территории данного государства и обязанности всех лиц соблюдать его предписания. Существует точка зрения, согласно которой акт ратификации или одобрения государством международного договора равнозначен его превращению в составную часть национального законодательства. В соответствии с Конституцией РФ 1993 г. нормы международных договоров являются частью российской правовой системы и имеют преимущественную силу по отношению к нормам внутригосударственного характера. В этой связи в федеральном законе РФ "О международных договорах Российской Федерации" предусмотрена процедура Т. только в тех случаях, когда это представляется необходимым.

Вопрос 4. Сакрализация власти на примере культур Востока.

Сам термин "сакральное" происходит от латинского sacer, которое (как и его полный аналог, семитское kda-) обычно переводится, с долей условности, словами "священный, святой".

"Сакральным" тот или иной объект будет постольку, поскольку он является точкой непосредственного и особенно масштабного приложения (или центром иррадиации) указанных сил, так что контакт с этим объектом сталкивает человека лицом к лицу с ними. А поскольку главными носителями "высших сил" были божества, то с некоторым упрощением можно считать, что категория "сакрального" передает особо тесную связь соответствующего объекта, явления и т.д. с божествами / Богом. Именно в этом значении термин "сакральное" и употребляется чаще всего[3].

Таким образом, о сакрализации власти и ее носителей можно говорить тогда, когда власть считается особо причастной к "высшим силам" и их проявлениям - то есть тогда, когда сам носитель или институт власти рассматривается как носитель или проводник этих сил, точка сосредоточения их действий, объект их особенно масштабного приложения и повышенного внимания. Учитывая приведенное несколькими строками выше пояснение, можно было бы дать и более упрощенную формулировку: власть является сакрализованной постольку, поскольку ее носитель занимает ключевое место в системе жизненно важных взаимоотношений подвластных ему людей с их божествами / Богом.

В Восточной Римской империи, где император также провозглашался "наместником Христа" и в этом качестве обладал наивысшей сакральностью, занимал первенствующее место в иерархии посредников между миром сакрального и миром профанного.

Предельный случай сакрализации власти в христианской Европе связан с феноменом "наместника Христа" и наблюдался в латинском мире в XI-XIII вв., когда Папы Римские и германские императоры "возобновленной" Римской империи из династии Штауфенов одновременно приняли титул "наместника Христа"

Древний Египет - фараон (ФАРАОН - древнеегипетский царь. Считался сыном бога Солнца и обладал неограниченной властью.)

Древний Вавилон - верховный жрец , царь

Азия - Балих - мифический царь древнего шумерского города Киша, правивший в начале III тысячелетия до н. э. Из I династии Киша. Согласно шумерскому "Царскому списку", Балих был сыном предыдущего царя Этаны и правил после него якобы 400 лет. Больше о нём ничего неизвестно.

Слову "сакрализация" в данном случае ближайший русский аналог "освящение".

Вопрос 5. Коллективное право собственности. Примеры из литературных и исторических источников.

Коллективная собственность - это имущество, принадлежащее отдельному коллективу. Субъектами коллективной собственности являются трудовые коллективы государственных предприятий, коллективы арендаторов, коллективные предприятия, кооперативы, акционерные общества, хозяйственные общества, хозяйственные объединения, профессиональные союзы, политические партии и иные гражданские объединения, религиозные и другие организации, являющиеся юридическими лицами. Можно сказать и так: субъектами коллективной собственности могут быть только юридические лица. Субъектов коллективной собственности условно можно разделить на две основные группы:

- организации, занимающиеся предпринимательской деятельностью;

- общественные и другие организации, которые хозяйственной деятельностью не занимаются, характер их деятельности другой.

В соответствии с Законом "О собственности" круг объектов коллективной собственности отличается характером деятельности того или иного коллектива. Так, например, объектами права собственности коллектива арендаторов является произведенная ими продукция, полученные доходы и иное имущество, приобретенное на основаниях, не запрещенных законом. Объектами права собственности коллективного предприятия является произведенная продукция, полученные доходы и иное имущество, полученное в соответствии с законом путем выкупа коллективами трудящихся государственного имущества, выкупа арендного имущества и т.д. Разница между правом собственности коллектива арендаторов и правом собственности коллективного предприятия в том, что арендаторам предприятий по праву собственности принадлежат изготовленная продукция и доходы от деятельности предприятия, а коллективное предприятие является собственником всего имущества.

В имуществе коллективного предприятия определяются вклады его работников, размер которых зависит от трудового участия. На этот вклад работнику начисляются и выплачиваются проценты. После прекращения трудовых отношений работнику, и после его смерти его наследникам, выплачивается стоимость вклада.

Совхо?з - сокращение от Советское хозяйство) - государственное сельскохозяйственное предприятие в СССР. В отличие от колхозов, являвшихся кооперативными объединениями крестьян, созданными на средства самих крестьян, совхоз был государственным предприятием.

Колхо?з (от коллективное хозяйство) - форма хозяйствования на селе в СССР, при которой средства производства (земля, оборудование, скот, семена и т. д.) находились в совместной собственности и под общественным управлением его участников и результаты труда также распределялись общим решением участников.

Кибу?ц (ивр. ????????; первоначально ????????, квуца - `группа`, также киббуц) - сельскохозяйственная коммуна в Израиле, характеризующаяся общностью имущества и равенством в труде и потреблении.

Народные коммуны в Китае.

Земля была коллективной собственностью общины. Русскую общину составляли жители селения или деревни, владеющие сообща принадлежащей селению землей. Каждый совершеннолетний поселянин мужского пола имел право на участок земли, равный участкам других жителей его селения, где практиковался периодический передел земли. Только двор, состоящий из избы, холодных построек и огорода, составлял наследственную собственность семейства без права отчуждения лицам, не принадлежащим к общине.

Леса, сенокосы и выгоны находились в общем пользовании. Возделанная пахотная земля делилась на равные участки, состоявшие во временном пользовании членов общины, и периодически перераспределялась между ними обыкновенно через 6, 9, 12 лет. Подати и повинности, лежавшие на общине, распределялись между дворами.

Все, что касается сроков и способов раздела пахотной земли между членами общины, пользования лесами, сенокосами, водами и выгонами, распределения податей и повинностей между домохозяевами, решалось миром, т.е. общим собранием домохозяев под руководством старосты - выборного начальника общины.

Много веков существовавшая сельская поземельная община русского народа с периодическим переделом земли и выборным старшиною, представляя собою наследие глубокой древности, является доказательством того, что "русская земля есть изначала наименее патриархальная и наиболее общинная земля"*1*.

Вопрос 6. Брачно-семейный кодекс в Китае

Неразрывная связь брачно-семейного права с религиозной традицией определяла стойкую преемственность его норм в средневековом праве. Устои патриархальной семьи - господство отца над членами семьи, мужа над женой и пр. - определили характер этих норм.

Браки между представителями отдельных сословий строго порицались и даже в ряде случаев преследовались по закону. Брак рассматривался как долг, выполнение которого должно служить интересам семьи, требованиям культа предков. Целью брака было появление мужского потомства. Браку предшествовал сговор семей жениха и невесты, не требующий согласия брачующихся, но обязательно предусматривающий согласие отца. Возраст брачного совершеннолетия в кодексах не закреплялся. Как правило, он варьировался вокруг цифр 15-16 для мужчин и 14-15 для женщин. Был распространен обычай помолвки еще не родившихся детей.

Запрещались браки свободных с рабами, с родственниками по мужской линии в любой степени родства, с лицом, носящим ту же фамилию. Запрещалась полигамия, второй брак при жизни первой жены признавался недействительным. У мужчин могло быть неограниченное число наложниц, права которых определялись обычаем.

Китайский брак не носил священного, нерасторжимого характера. Он мог быть расторгнут по обоюдному согласию супругов. Поводом для развода служили также бесплодие жены, распутство, непочтение к мужу и его родителям, болтливость, склонность к воровству, завистливый и подозрительный характер, застарелый недуг. Жена могла требовать развода, если муж покидал ее на срок более трех месяцев, продал в рабство или принуждал к аморальному поведению.

Наследование носило характер общего правопреемства, так как сопровождалось ответственностью наследников за долги умершего. Отдельно наследовался чин (титул, должность), если он передавался по наследству, и имущество умершего, переходящее нисходящим родственникам по мужской линии. Замужние дочери не имели права на наследство, незамужние - получали половину доли братьев. Чин мог быть унаследован только старшим сыном жены.

Отец не мог лишить сына наследства, не имел права увеличить долю одного сына за счет другого. Допускалось дарение земли только для религиозных целей, на "добрые дела".

В Китая вступает в силу новый семейный кодекс. Теперь мужчине и женщине для того, чтобы вступить в брак, не требуется разрешение их работодателей.

До сих пор женитьба для китайцев сопровождалась долгими бюрократическими проволочками, сообщает BBC. С введением новых правил жениху и невесте требуется только принести паспорта и регистрационные карты для того, чтобы вступить в брак. Согласно новому закону перед регистрацией брака не нужно проходить медицинское обследование.

7. Роль кодексов в Японии.

Одним из следствий образования сословия воинов было оформление

специфического мировоззрения самураев - бусидо - неписаного кодекса

поведения самурая в обществе, представлявшего собой свод правил и норм

"истинного", "идеального" воина. Бусидо, первоначально трактовавшееся как

"путь коня и лука", в последствии стало означать "путь самурая, воина".

Кроме того, слово "до" переводится ещё и как "долг", "мораль", что имеет

соответствие с классической философской традицией Китая, где понятие "путь"

является некой этической нормой (дао-дэ).

Бусидо касалось отношения самураев к социальной феодальной общности, к

людям того или иного класса, к государству. Содержание бусидо вышло за

рамки прежних традиций родоплеменного общества - оно включило в себя догмы

буддизма и конфуцианства и имело в своей основе новые нормы поведения.

Постепенно развиваясь, бусидо превратилось в моральный кодекс воинов,

являющийся в то же время преимущественно частью различных религиозных

учений (буддизма, конфуцианства и синтоизма - национальной религии

японцев), становилось также областью философского знания, предметом этики.

Будучи слитым воедино с восточной философией, бусидо носило характер

практического нравоучения. Самураи считали его методом совершенствования

психической и телесной гигиены. Бусидо нравственно осмысляло философское

миро учение в целом и было призвано научить самурая "правильной жизни" в

феодальном японском обществе. Оно совмещало в себе теорию бытия и изучение

психики человека, решало вопросы, связанные с понятием сущности

индивидуума, его роли в окружающем мире, смысла жизни, добра и зла,

нравственных ценностей и нравственного идеала. Воин, воспитанный в духе

бусидо, должен был чётко сознавать свой моральный долг, должен был сам

оценивать свои действия и поступки, морально осуждать себя в случае

неправильных действий. Такое моральное самоосуждение влекло за собой

харакири. Таким образом самурай смывал кровью бесчестье, позорящее его.

8. Путь воина. Система прав и обязанностей.

Бусидо, первоначально трактовавшееся как "путь коня и лука", впоследствии стало означать "путь самурая, воина" ("буси" - воин, самурай; "до" - путь, учение, способ, средство). Кроме того, слово "до" переводится ещё и как "долг", "мораль", что имеет соответствие с классической философской традицией Китая, где понятие "путь" является некой этической нормой (дао-дэ). Таким образом, бусидо - это "самурайская мораль", "добродетель", "морально-этический" кодекс.

Бусидо касалось отношения самураев к социальной феодальной общности, к людям того или иного класса, к государству. Содержание бусидо вышло за рамки прежних традиций родоплеменного общества - оно включило в себя догмы буддизма и конфуцианства и имело в своей основе новые нормы поведения. Постепенно развиваясь, бусидо превратилось в моральный кодекс воинов, являющийся в то же время преимущественно частью различных религиозных учений (буддизма, конфуцианства и синтоизма - национальной религии японцев), становилось также областью философского знания, предметом этики. Будучи слитым воедино с восточной философией, бусидо носило характер практического нравоучения. Самураи считали его методом совершенствования психической и телесной гигиены. Бусидо нравственно осмысляло философское миро учение в целом и было призвано научить самурая "правильной жизни" в феодальном японском обществе. Оно совмещало в себе теорию бытия и изучение психики человека, решало вопросы, связанные с понятием сущности индивидуума, его роли в окружающем мире, смысла жизни, добра и зла, нравственных ценностей и нравственного идеала. Воин, воспитанный в духе бусидо, должен был чётко сознавать свой моральный долг, в частности свои личные обязанности по отношению к сюзерену, должен был сам оценивать свои действия и поступки, морально осуждать себя в случае неправильных действий, нарушения своих обязанностей и долга. Такое моральное самоосуждение влекло за собой, как правило, самоубийство, совершавшееся по определённому ритуалу путём харакири - вскрытия живота малым самурайским мечом. Таким образом самурай смывал кровью бесчестье, позорящее его.

Бусидо даже нельзя назвать учением в прямом смысле, это, скорее, одна из форм выражения феодальной идеологии, её основные положения и принципы, развивавшиеся из поколения в поколение в течении длительного времени. Бусидо это особая мораль, выработанная сословием воинов, входивших в господствующий класс Японии, которая представляла собой систему взглядов, норм и оценок, касавшихся поведения самураев, способов воспитания самурайской молодёжи, создания и укрепления определённых нравственных качеств и отношений.

* "Истинная храбрость заключается в том, чтобы жить, когда правомерно жить, и умереть, когда правомерно умереть.

* К смерти следует идти с ясным сознанием того, что надлежит делать самураю и что унижает его достоинство.

* Следует взвешивать каждое слово и неизменно задавать себе вопрос, правда ли то, что собираешься сказать.

* Необходимо быть умеренным в еде и избегать распущенности.

* В делах повседневных помнить о смерти и хранить это слово в сердце.

* Уважать правило "ствола и ветвей". Забыть его - значит никогда не постигнуть добродетели, а человек, пренебрегающий добродетелью сыновней почтительности, не есть самурай. Родители - ствол дерева, дети - его ветви.

* Самурай должен быть не только примерным сыном, но и верноподданным. Он не оставит господина даже в том случае, если число вассалов его сократится со ста до десяти и с десяти до одного.

* На войне верность самурая проявляется в том, чтобы без страха идти на вражеские стрелы и копья, жертвуя жизнью, если того требует долг.

* Верность, справедливость и мужество суть три природные добродетели самурая.

* Во время сна самураю не следует ложиться ногами в сторону резиденции сюзерена. В сторону господина не подобает целиться ни при стрельбе из лука, ни при упражнениях с копьём.

* Если самурай, лёжа в постели, слышит разговор о своём господине или собирается сказать что-либо сам, он должен встать и одеться.

* Сокол не подбирает брошенные зёрна, даже если умирает с голоду. Так и самурай, орудуя зубочисткой, должен показывать, что сыт, даже если он ничего не ел.

* Если на войне самураю случится проиграть бой и он должен будет сложить голову, ему следует гордо назвать своё имя и умереть с улыбкой без унизительной поспешности.

* Будучи смертельно ранен, так что никакие средства уже не могут его спасти, самурай должен почтительно обратиться со словами прощания к старшим по положению и спокойно испустить дух, подчиняясь неизбежному.

* Обладающий лишь грубой силой не достоин звания самурая. Не говоря уж о необходимости изучения наук, воин должен использовать досуг для упражнений в поэзии и постижения чайной церемонии.

* Возле своего дома самурай может соорудить скромный чайный павильон, в котором надлежит использовать новые картины-какэмоно, современные скромные чашки и налакированный керамический чайник".

"Бусидо - Путь воина - означает смерть. Когда для выбора имеется два пути, выбирай тот, который ведёт к смерти. Не рассуждай! Направь мысль на путь, который ты предпочёл, и иди!

Каждое утро думай о том, как надо умирать. Каждый вечер освежай свой ум мыслями о смерти. И пусть так будет всегда. Воспитывай свой разум. Когда твоя мысль постоянно будет вращаться около смерти, твой жизненный путь будет прям и прост. Твоя воля выполнит свой долг, твой щит превратится в стальной щит."

Вопрос 9. Минорат и Майорат (примеры из классики)

Майорат - система наследования, при которой имущество переходит нераздельно, в целом своем составе, к одному лицу по принципу старшинства в роде или семье, простого (возраст) или в соединении с моментом близости по степени родства к наследодателю. Различают три вида М.: 1) сеньорат, где основанием наследственного права является простой факт старшинства по летам среди остальных родичей; при нескольких лицах одного возраста вопрос решается жребием; 2) М. в собственном смысле, при котором наследство получают в порядке старшинства лица, происходящие из одного колена и состоящие в одной степени, с исключением права представления: после наследодателя наследует старший сын из оставшихся в живых, исключая внука от умершего старшего сына, и 3) право первородства, когда наследство переходит к перворожденному сыну с правом представления его потомками по тому же началу старшинства или первородства: наследует внук после умершего сына, а не брат наследодателя. Женщины при М. из наследования или совсем исключаются, или уступают место мужчинам в одном и том же колене, линии или степени. Возможны и иные комбинации названных трех видов М. Наследование в порядке М. считается исключительным в противоположность обычному, или "естественному", с равным разделом имущества между родственниками одной линии и степени. В европейской истории права М. развивается в средние века под влиянием особых условий политического быта, по преимуществу в наследовании ленов и зависимых рыцарских держаний. По образцу ленного наследования слагается, затем, наследование на началах М. в имениях заповедных (см.), в которых удерживается и до сих пор там, где такие имения существуют (ст. 1192-1217 т. X ч. 1 Св. Зак. и 2565-2572 Св. гражд. узак. губ. Прибалт. [1]. Лишь в Англии наследование на начале М. до сих пор остается общим порядком законного наследования для недвижимостей. Выяснение причин образования М. составляет, по выражению Мэна, "одну из труднейших задач истории права". Для объяснения развития его в ленном наследовании указывают обыкновенно на выгоды для верховного владельца лена, доставляемые нераздельностью наследования в смысле правильного и своевременного отбывания службы с лена и ответственности за невыполнение обязательств. Но, по-видимому, не одни выгоды сеньоров содействовали распространению этой формы наследования, развитой и между самими ленниками, а также, местами, и между аллодиальными владельцами. Мэн указывает еще на те выгоды нераздельного обладания землей, какие существовали в средние века при необеспеченности прав собственности и потребности личной защиты этих прав с оружием в руках. Иными словами, М. является одной из форм концентрации земельной собственности, составлявшей общее явление в средние века. Идея М. не чужда и многим другим народностям, кроме европейских, хотя везде является исключительным порядком наследования и обыкновенно вырождается в прибавочную долю к части старшего из наследников в общем имуществе (например порядки наследования кавказских горцев). Причина ее возникновения лежит не в строе имущественных отношений, а, вероятно, в способах наследования семейной власти, должностей и знаков достоинства, переходивших к старшему как более могущественному, опытному и способному представлять достойным образом интересы семьи или общины. С исключительными правами на имущество связываются, обыкновенно для старшего в роде, и определенные обязанности по отношению и обделенным наследникам. При добровольном учреждении заповедных имений признание обязанностей майоратного наследника выражается обыкновенно в обременении его имения обязательными платежами в пользу других наследников. В Зап. Европе распространение римских идей свободной собственности привело мало-помалу к пониманию прав майоратного владельца как исключительного обладателя имущества и к безусловному лишению других наследников всяких прав на имущество. В таком виде несправедливость майоратного наследования выступает с полной определенностью, и оно постепенно исчезает с континента Европы вместе с уничтожением феодальных порядков обладания землей. Удержание его в Англии является одним из многих примеров влияния этих порядков на современный строй землевладения.

Минорат-система наследования, при которой имущество в своем целом составе переходит к одному лицу, родственнику младшего возраста сравнительно с другими. Так же как при майорате (см.), решающим моментом при этом может быть только возраст, независимо от степени и линии родства, или же возраст в связи с ними. И в минорате, как и в майорате, различают три вида: юниорат, М. в тесном смысле слова и право последнего рождения, основой для деления которых служат те же начала, как и в майорате. В противоположность майорату, сфера господства M. - зависимое крестьянское держание Средних веков на Западе Европы, по преимуществу крестьянский двор. В наследовании имений высшего дворянства М. не применяется. Некоторые законодательства (австрийское, прусское) допускают его как правомерную форму наследования в заповедных имениях, но и здесь он встречается как редкое исключение. Как порядок наследования крестьянского двора М. известен и русскому праву со времен "Русской Правды" (ст. 94 Троицкого списка: "а двор без дела отень всяк меншему сынови"). И до сих пор он составляет очень распространенное явление в крестьянском обычном праве, дающем возможность выяснить значение и происхождение этой формы наследования. M. - не привилегия младшего сына, а естественный порядок, обуславливаемый тем, что старшие сыновья обыкновенно отделяются от отца, образуя собственное хозяйство, младший же сын остается при отце, "с отцовского корня никогда не сходит". Если вместе с отцовским двором к младшему сыну переходит и другое имущество, с излишком против долей выделенных старших, то на него возлагаются за это и особые обязанности: содержать дряхлого отца, покоить старуху-мать, а часто и взять на свое попечение незамужних сестер. Если не было предварительного раздела, а последний происходит лишь после смерти отца, то двор достается младшему сыну не даром: младший обязывается оказать помощь братьям в устройстве новых изб. Догадка Мэна о первоначальном значении майората не как права только, а и как обязанности (см.), находит, таким образом, при М. полное подтверждение.

Положение ребёнка среди братьев и сестёр зависело в значительной мере от принципа наследования (единонаследие или свободный раздел наследства), преобладавшего в данном регионе. В областях единонаследия рано или поздно в особом положении среди детей оказывался будущий наследник. В большей степени это было выражено в районах майората, чем в районах минората. Первенец, предназначенный быть наследником крестьянского двора, рос в своей роли, занимая более высокое положение в правах и обязанностях среди младших братьев и сестёр. Во многих европейских регионах порядок наследования определялся не точными правилами, а комплексом семейных соображений. Учитывались многолетние наблюдения за способностями и личными качествами детей, не в последнюю очередь - интерес родителей, которые могли и далее оставаться в роли домохозяев или должны были в силу сложившихся обстоятельств передать хозяйство наследнику раньше. Положение предположительного наследника было чрезвычайно трудным. Родители требовали от него участия во всех работах и обширных знаний. Пока он не взял власть в доме, ему зачастую предоставлялось меньше прав, чем другим возможным наследникам на том основании, что однажды он и так получит "всё". К нему предъявлялись требования поддержки в старости, от него же, одного, исходила непосредственная угроза привилегиям родителей.

В районах со свободным разделом наследства отношения между братьями и сестрами также были напряженными. Дети рассматривали рождение каждого нового ребёнка как уменьшение собственных шансов на будущее. Каждый по- следующий ребёнок при неизменных продовольственных возможностях уменьшал жизненный уровень на порядочную и точно исчисляемую величину. При разделе родительского имущества между имеющими право наследования детьми конкуренция, зревшая до сих пор исподволь, становилась явной. Кто что получит: какой участок пашни, какое пастбище, какой скот? Разницу в качестве едва ли можно было выровнять. Соперничество между братьями и сестрами могло вырасти до экономической конкуренции. От братской любви не оставалось часто и следа. читателю представляется малопривлекательным, составляя противоположность спокойно-величавой фигуре его деда Авраама и мечтательно-набожному образу отца его Исаака. Если Авраам есть тип семитического шейха, честного и гостеприимного, приветливого и вместе с тем полного сознания своего достоинства, то Иаков соединил в себе черты семита-торговца, гибкого, дальновидного и изворотливого; он не упустит подвернувшегося случая извлечь выгоду для себя, умеет добиться нужного не силой, а хитростью и не слишком разборчив в средствах, всегда готов перехитрить и поддеть своего соперника. Это отталкивающее сочетание алчности и лукавства обнаруживается уже в самых ранних эпизодах из жизни патриарха, в тех способах, с помощью которых ему удалось выманить у старшего брата Исава его право первородства и отцовское благословение. Исав и Иаков были близнецами, и первый в качестве старшего, по общему правилу, имел преимущественное право получить благословение отца и наследовать его имущество. Чтобы отстранить старшего брата от того и другого, Иаков прибегнул к такому, мягко выражаясь, неблаговидному приему: сначала он использовал голод Исава и купил у него право первородства за чечевичную похлебку, а потом, надев на себя одежды брата и обмотав шею и руки шкуркой козленка, чтобы сделать их такими же косматыми, как у Исава, получил отцовское благословение, предназначенное для брата-близнеца. Правда, вторую проделку с престарелым отцом юный, но подающий большие надежды Иаков не сам придумал; его подучила мать, хитрая Ревекка, сумевшая так ловко надуть своего мужа. Однако готовность, с какой Иаков согласился на мистификацию, доказывает, что для того, чтобы одурачить отца, у него не хватало лишь изобретательности.

Вопрос 10. Система запретов в Ветхом завете.

Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим.

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого [рода], ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый - суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмый почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его.

Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

Не убивай.

Не прелюбодействуй.

Не кради.

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

Не говорить ложь

Не крадите, и не отрекайтесь, и не лгите друг против друга. И не клянитесь Именем Моим во лжи... (Тора "Ваикра", 19:11-12)

От слова лжи отдались; и неповинного и правого не умертви, ибо Я не оправдаю преступного. (Тора "Шмот", 23:7)

Не внимай ложной молве. Не протяни руки твоей преступному, чтобы стать свидетелем кривды (лжесвидетелем). Не будь за большинством ко злу (при вынесении обвинительного приговора) и не отзывайся о спорном уклончиво, за большинством клонясь. (Тора "Шмот", 23:1-2)

И наденет священнослужитель свое облачение льняное, и нижнее платье льняное наденет на тело свое, и взнимет пепел, в какой испепелит огонь всесожжение на жертвеннике, и положит его возле жертвенника. И снимет одежды свои, и облачится в одежды другие, и вынесет пепел за пределы стана на место чистое. (Тора "Ваикра", 6:3-4)

... и не станут они говорить лживое, и не будет в устах их языка обмана, ибо они пастись будут и лежать, им никто не потревожит их (Цфания, 3:13)

Не убивать

Не убей... (Тора "Шмот", 20:13; "Дварим", 5:17)

От слова лжи отдались; и неповинного и правого не умертви, ибо Я не оправдаю преступного. (Тора "Шмот", 23:7)

Как, красть, убивать, прелюбодействовать, клясться лживо и воскуривать Баалу, и следовать за чужими Богами, которых вы не знали, а (потом) приходить и предстоять предо Мною в доме этом, названном именем Моим, и говорить: "мы спасены", чтобы (опять) совершать все эти мерзости? (Тора "Ирмияу", 7:9-10)

Сын мой, если грешники будут соблазнять тебя, не соглашайся. Если скажут: "Иди с нами, устроим засаду для кровопролития, беспричинно подстережем невинного. (Тора "Мишлей", 1:10-11)

Не прелюбодействовать

...не возжелай ни жены ближнего твоего... ("Шмот" 20:14; "Дварим" 5:17)

Дела их не дают им вернуться к Богу их, ибо дух разврата в среде их - и не знают они Господа. (Тора "Ошеа", 5:4)

... ибо дух блуда ввел их в заблуждение и отступили они от Бога своего. (Тора "Ошеа", 4:12)

... Не радуйся, Йисраэйль, на весельи, подобно (другим) народам, ибо отступил ты от Бога своего и любишь дары разврата на всех гумнах хлебных(Тора "Ошеа", 9:1)

Потому что страна полна прелюбодеев, потому что скорбит страна из-за ложной клятвы, засохли пастбища в пустыне; стремление их - зло и сила их в неправде. (Тора "Ирмияу", 23:10)

Кто же прелюбодействует с женщиною, тот лишен ума; тот губит душу свою, кто делает это; Побои и позор найдет он, и бесчестие его не изгладится (Тора "Мишлей", 6:32-33)

И око прелюбодея ждет темноты; он говорит: "да не видит меня (ничей) глаз", - и прячет свое лицо; Ночью роют (подкоп) к домам, а днем запираются, свет им неведом. (Тора "Йов" 24:15-16)

Не совершать мужеложничество

И всякий, кто ляжет с мужчиной, как ложатся с женщиной, гнусное сделали они оба... (Тора "Ваикра", 20:13)

И с мужчиною не ложись, как ложатся с женщиной; гнусно это (Тора "Ваикра", 18:22)

Не воровать

Не крадите, и не отрекайтесь, и не лгите друг против друга. (Тора "Ваикра", 19:11)

Египту, идут в Ашшур. И не скажут они сердцу своему, что помню Я все их злодеяния; ныне окружили их деяния их, они пред лицом Моим:

И не скажут они сердцу своему, что помню Я все их злодеяния; ныне окружили их деяния их, они пред лицом Моим. (Тора "Ошеа", 7:1-2)

Как, красть, убивать, прелюбодействовать, клясться лживо и воскуривать Баалу, и следовать за чужими Богами, которых вы не знали. А (потом) приходить и предстоять предо Мною в доме этом, названном именем Моим, и говорить: "мы спасены", чтобы (опять) совершать все эти мерзости? (Тора "Ирмияу", 7:9-10)

Разделяющий (добычу) с вором, ненавидит свою душу... (Тора "Мишлей", 29:24)

Не класть деньги под процент

Не доставь платы блудницы и вырученного за пса в Дом Господа, Бога твоего, по какому-либо обету; ибо отвратительны Господу, Богу твоему, и то и другое. (Тора "Дварим", 23:19)

... Если возьмешь в залог платье ближнего твоего, до захода солнца возврати его ему. (Тора "Шмот", 22:25)

Не бери у него лихвы и роста, и бойся Бога твоего; и будет жить твой брат с тобою. Серебра твоего не давай ему за лихву, и за верхи не давай пищи твоей. (Тора "Ваикра", 25:36-37)

Деньги свои не дает в рост, и взятки против невинного не принимает. Делающий это не пошатнется никогда. (Тора "Теилим", 15:5)

И я, (и) братья мои, и отроки мои - взимаем мы с них деньги и хлеб; давайте оставим им этот долг! (Тора "Нехемия", 5:10)

А человек, который праведен и поступает по закону и справедливости. В рост не дает и процентов не берет, от беззакония удерживает руку свою, суд праведный вершит меж человеком и человеком. (Тора "Йехезкель", 18:5, 8)

Не брать взяток

Не покриви судом, не лицеприятствуй и не бери мзды, ибо мзда ослепляет глаза мудрецов и искажает речи правые. И мзды не бери; ибо мзда ослепляет зрячих и искажает речи правые. (Тора "Дварим", 16:19; Тора "Шмот", 23:8)

Проклят берущий подкуп, чтобы убить человека, кровь невинную! - И скажет весь народ: Амен. (Тора "Дварим", 27:25)

Костры вечные!" Тот, кто ходит (путями) праведности и говорит справедливо, презирает доходы от грабежа, отрясает руки свои от взяток, затыкает ухо свое, чтобы не слышать, о крови, и закрывает глаза свои, чтобы не видеть зла,будет он обитать на высотах; твердыни скал - опора его, хлеб его дан ему, вода его обеспечена. (Тора "Йешайа", 33:15-16)

Ибо знаю Я, как многочисленны преступления ваши и как тяжки грехи ваши: вы притесняете правого, берете выкуп (взятки) и извращаете во вратах (суд) бедняков. (Тора "Амос", 5:12)

... и взятки против невинного не принимает. Делающий это не пошатнется никогда. (Тора "Теилим", 15:5)

Горе (вам), храбрым пить вино и мужественным в смешивании шэйхара, за взятки оправдывающие виновного и отнимающие у правого правоту его. (Тора "Йешайа", 5:22-23)

А ныне да будет у вас страх Господень. Осмотрительно действуйте, ибо нет у Господа, Бога нашего, ни неправды, ни лицеприятия, ни мздоимства. (Тора "Диврей а-Ямим II", 19:7)

Пусть же гнев твой сильный не доводит тебя (до Богохульства), и большой выкуп (за грехи) не отвратит тебя (от Бога). (Тора "Йов", 36:18)

Не мошенничать

... Не жульничайте... (Тора "Ваикра", 19:11)

Счастлив человек, которому Господь не вменяет вины (его) ив чьем духе нет лжи. (Тора "Теилим", 32:2)

Добрый снискивает благоволение от Господа, но человека коварного Он (Господь) осудит. (Тора "Мишлей", 12:2)

Не есть свинину

И свинью, ибо она имеет копыто и расщепляет копыто, но жвачки не жует, - нечиста она для вас. (Тора "Ваикра", 11:7-8)

... едящие мясо свиное, и отвар гнусный (в) сосудах их. (Тора "Йешайа", 65:4)

"... Те, которые освящают себя и очищают себя, (чтобы идти) в сады за одной в середине (их), едят мясо свиное, и мерзость, и мышь, вместе погибнут - слово Господа! (Тора "Йешайа", 66:17)

Запрет крови

Но крепись, чтобы не есть крови, ибо Кровь -душа; и не ешь души вместе с мясом. Не ешь ее. На землю вылей ее, как воду. Не ешь ее. Чтобы хорошо было тебе и детям твоим после тебя; если будешь делать прямое в глазах Господа. (Тора "Дварим", 12:23-25)

... никакого тука и никакой крови не ешьте. (Тора "Ваикра", 3:17)

Потому сказал Я сынам Исраэля: Никто из вас не должен есть крови, и пришелец, проживающий среди вас, пусть не ест крови (Тора "Ваикра", 17:12)

И никакой крови не ешьте во всех селениях ваших, от птицы и от скота. (Тора "Ваикра", 7:26)

Только крови его не ешь... (Тора "Дварим", 15:23)

Не употреблять в пищу мясо мертвичины

Падали и растерзанного есть не должен, становясь нечистым от этого. Я Господь. И пусть соблюдают Мною порученное, и не понесут за это греха; (ведь) умрут за такое, если осквернят это. Я, Господь, освящаю их. (Тора "Ваикра", 22:8-9)

Не ешьте никакой падали... (Тора "Дварим", 14:21)

Чтобы доставляли сыт Исраэля жертвы свои, которые они закалывают в поле, приводили их Господу ко входу в шатер собрания, к священнослужителю, и закалывали их (как) мирные жертвы Господу. (Тора "Ваикра", 17:5)

Не заниматься гаданием и магией

... Не ешьте при крови. Не гадайте и не исчисляйте времен. (Тора "Ваикра", 19:26)

... он гадает, гадает на нем? Зло явили вы тем, что содеяли . (Тора "Берейшит", 44:5)

Да не найдется у тебя проводящий сына своего или дочь свою через огонь, занимающийся волхованием, кудесник, и толкователь примет, и ведун; и заклинатель, и вопрошающий духов, и маг, и некромант. Ибо отвратителен Господу всякий делающий такое, и из-за этих мерзостей Господь, Бог твой, изгоняет их пред тобою. (Тора "Дварим", 18:10-12)

Ибо эти племена, которыми ты овладеешь, кудесников и волхвов слушают Ты же, не такое дал тебе Господь, Бог твой. (Тора "Дварим", 18:14)

Разве не видение пустое видели вы и не предсказание ложное изрекали и изрекаете, (говоря): "Слово Господа!" - хотя Я не говорил? Посему так сказал Господь Бог: так как говорили вы пустое и видели ложь, посему вот Я к вам (против вас) - слово Господа Бога! И будет рука Моя на этих пророках, видящих пустое и предсказывающих ложное; в собрании народа Моего не будут они, и в писание дома Израиля не будут вписаны они... За это пустых видений не увидите вы и ворожбой не обворожите вы; и спасу народ Мой от рук ваших; и узнаете вы, что Я - Господь... (Тора "Йехезкель", 13:7-9, 23)

А вы не слушайте пророков ваших, чародеев ваших и (толкователей) снов ваших, ни гадающих, ни колдунов ваших. (Тора "Ирмияу", 27:9)

Посему так сказал Господь Бог: так как напомнили вы о беззаконии своем, обнажив преступления ваши, чтобы явными стали грехи ваши во всех деяниях ваших; так как были вспомянуты вы - рукой будете схвачены и пленены. (Тора "Йехезкель", 21:29)

И истреблю истуканов твоих и памятные столбы твои из среды твоей, и не будешь больше поклоняться делу рук своих. И совершу в гневе и ярости мщение над народами, которые не слушали (Меня). (Тора "Миха", 5:12,14)

... И сказал мне Господь: эти пророки пророчествуют ложь именем Моим; не посылал Я их и не приказывал Я им, и не говорил Я им; видение лживое, колдовство, тщету и вымыслы сердца своего пророчествуют они вам. ...и изолью Я на них зло их. (Тора "Ирмияу", 14:14,16)

11. Система возмездия и уголовная система в Ветхом завете.

Ветхозаветное убеждение в особой ценности человеческой жизни не только создает иерархию серьезных проступков и отличает наказание смертной казнью от прочих наказаний, оно также распространяется на самого нарушителя, а также на характер и масштаб совершаемого наказания. Когда мы позволяем себе заглянуть дальше камня преткновения, которым для некоторых представляется обязательная смертная казнь, то видим гуманитарный характер израильского уголовного закона, признаваемого всяким, кто сравнивал его с современными ему древними ближневосточными сводами законов.

Первым примером заботы Бога о правах преступника является случай с Каином. Во многих отношениях это любопытный случай, ведь сам Бог отказывается от смертного приговора за смерть Авеля. Однако Бог отвечает на страхи Каина о том, как другие будут относиться к нему, убийце, ясно показав, что прочие люди будут отвечать пред Богом за свое отношение к Каину (Быт. 4, 15).

То, что преступники остаются людьми с правами, которые защищает Бог, встречается в постановлениях Втор. 25, 2-3. Если телесное наказание является приговором определенного суда, тогда оно должно осуществляться под надзором судьи (а не где-нибудь в тайном, садистском каземате). Более того, наказание должно быть четко определено в связи с серьезностью проступка ("смотря по вине его, по счету"), а не просто взбучка. И, важнее всего, наказание должно иметь определенные ограничения ("сорок ударов можно дать ему, а не более"), чтобы провинившийся ("брат твой") не был обезображен. Он все еще брат, хотя и провинившийся. Это касается и любого осужденного преступника в наше время, - наказание должно быть за конкретное преступление, и тяжесть его должна быть пропорциональна тяжести преступления; наказание не должно быть спонтанным, и оно не должно длиться вечно. Это элементарная забота о правах и достоинстве человека.

Кроме смертной казни посредством побития камнями, бичевание кажется единственным типичным физическим наказанием в израильском законе. В отличие от прочих древних ближневосточных кодексов, которые предписывали отсечения конечностей и сажание на кол в качестве наказания за ряд преступлений (особенно сексуальных), физическое увечье в качестве наказания не встречается в ветхозаветном законе, кроме достаточно странных и относительно нехарактерных обстоятельств (Втор. 25, 11-12).[265]

Израильский закон не предписывает никакой формы заключения, хотя это было особенностью позднего монархического обычая. Когда подумаешь о некоторых ужасных особенностях и долгосрочных последствиях нашей собственной цивилизованной тюремной системы, то, по крайней мере, можно доказать, что принудительный труд, предписанный Ветхим Заветом за некоторые проступки (например, невозмещаемая кража или долг) был, исходя из гуманных оснований, предпочтительнее заключения. По крайней мере, раб все еще был свободен наслаждаться своей семейной жизнью, оставался в общине, участвовал в сезонных праздниках, жил нормальной полезной жизнью наряду с остальной общиной, что невозможно в заключении.

Также в ветхозаветном законе нет намека на какую-либо градацию наказаний согласно социальному классу и рангу пострадавшей стороны. В месопотамском законе оскорбление вельможи обычно влекло за собой более тяжелое наказание, чем идентичное оскорбление простолюдина или раба. В Израиле, напротив, равенство перед законом всех социальных групп, включая пришельцев и иммигрантов, ясно выражено в Исх. 12, 49, Лев. 19, 34 и Чис. 15, 16. Согласно кодекса Хаммурапи, если рухнул дом и раздавил насмерть сына хозяина дома, тогда должен быть предан казни сын строителя дома (а не сам строитель). Текст же Втор. 24, 16 запрещал это принципиально, а в законе о бодливом воле (опять!) ясно сказано, что наказание должно быть неизменно, даже если вол убил сына или дочь (Исх. 21,31).

Изучение уголовных наказаний, в особенности в Книге Второзакония, демонстрирует некие ясные и позитивные принципы, исходя из которых действовали израильские наказания. Если взять в качестве основных примеров Втор. 19, 18-20 и 25, 1-3, можно увидеть следующие компоненты наказания:

• Воздаяние. Ответчик должен понести справедливое наказание. Это значение и оправдание принципа lex talionis ("око за око" и пр.). Вопреки распространенному и достаточно ошибочному употреблению фразы в значении неограниченной мести, это был простой, почти метафорический, способ установления пропорциональности наказания. Это был закон ограничения, предотвращающий чрезмерные или мстительные наказания. Это был доступный способ сказать, что наказание должно соответствовать преступлению.

• Очищение. Вина должна быть "смыта", удалена от взора Божьего.

• Удержание. "Услышит весь Израиль и убоится"; то есть будет бояться поступать так же.

• Восстановление. Нарушитель оставался братом и не должен был быть унижен.

• Компенсация. Возмещение приносилось потерпевшей стороне, а не государству в виде штрафа.

Вопрос 12. Современное законодательства Израиля и его связь с традицией.

Государство Израиль было создано в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН, принятым 29 ноября 1947 года (резолюция № 181). ГА ООН приняла план по разделу Палестины, который предусматривал создание на территории Палестины, находившейся под мандатным управлением Британии, двух государств, еврейского и арабского. План также предполагал, что учредительные собрания этих двух государств должны введут демократические конституции. Однако, еврейское государство настоящейконституции не имеет до сих пор.

В Декларации независимости Израиля было указано, что Учредительное собрание примет конституцию. Еще в декабре 1947 года Еврейское агентство дало И. Кохану поручение подготовить проект основного закона. Несмотря на попытки некоторых депутатов довести процесс принятия конституции до завершения, в результате противодействия религиозных сил и солидарной с ними Рабочей партии конституция принята не была.

Тема принятия конституции неоднократно поднималась на заседаниях кнессета (парламент Израиля) первого созыва вплоть до июня 1950 года, когда было решено принимать законы, имеющие силу конституции, раздел за разделом. Инициатором такого решения стал депутат Изхар Харари. Первый из ныне действующих Основных законов- О кнессете - был принят в 1958 году. Затем было принято еще 10 Основных законов:

o о землях Израиля (1960),

o о президенте государства (1964),

o о правительстве (1968),

o о государственной экономике (1975),

o об армии (1976),

o о Иерусалиме, столице Израиля (1980),

o о судопроизводстве (1984),

o о Государственном контролере (1988),

o о свободе деятельности (1992),

o о свободе и достоинстве человека (1992).

o 12 колен o Активная роль еврейского народа в мировых событиях чувствовалась во все периоды человеческой истории. Несмотря на сравнительную малочисленность и небольшую территорию, которую занимали древние еврейские государства, по политической значимости и военной силе уступавшие многим мировым империям, моральные принципы заложенные в иудействе, в полной мере отражали представления об избранном народе, и постепенно распространялись по миру.

o Согласно еврейской традиции Бог выбирал народ, который мог бы нести человечеству этические принципы. Среди всех народов Земли Он выбрал еврейский народ. Но не только Бог избрал евреев. Но и евреи выбрали Бога. Зачастую смысл избранности неправильно понимается как концепция некоей "высшей группы, наделенной особыми правами и обладающей исключительными способностями". Это часто путают с расизмом. Исторические события, особенно последнего времени, показывают что нет на земле народа, более пострадавшего от нацизма и расизма, чем еврейский народ. Еврейская традиция определяет идею избранности как повышенную ответственность, как обязанность подавать пример другим народам в нравственности и справедливости.

o Это выражено в требовании иудейства выполнять 613 строгих законов (248 правил поведения и 365 запретов). Для людей другой религии число законов сводится к семи. Представления Торы о справедливости воплотились в законодательства и традиции многих демократических государств. Они сводятся к равенству перед Законом, защиту жизни, собственности, жилища, независимости, прав на отдых и уважение других людей.

o Величайший творческий гений, вышедший из среды еврейского народа, Альберт Эйнштейн писал в статье "Кто есть еврей": "Связь, соединяющая евреев тысячелетиями и объединяющая их сегодня, - это прежде всего демократические идеалы социальной справедливости, соединённые с идеалами взаимной помощи и терпимости между людьми."

Вопрос 13. Понятие о праве в эпоху средневековья.

Положение человеческой личности в обществе в значительной мере определяется и регулируется действующим в этом обществе правом. Вместе с тем реальное положение личности находит свое отражение в нормах права и в их интерпретации. Можно сказать, что в отношении общества к праву выявляется и отношение его к личности: пренебрежение правом, незначительная его роль в системе социальных связей влекут за собою и попрание личных прав членов общества; напротив, высокая оценка права связана с существованием известных гарантий человеческого существования, с которыми общество считается.

Слабая дифференцированность различных сфер общественной жизни в средние века широко известна. Философия, мораль, юриспруденция, законодательство не были полностью отделены, переплетались, образуя систему, части которой, возможно, не всегда гармонически согласовывались между собой, но активно взаимодействовали и в большей или меньшей степени имели религиозную окраску, пронизывались религиозными представлениями. Все формы человеческой деятельности в феодальном обществе были подчинены правилам, отступление от которых возбранялось и осуждалось. Традиционализм общественной практики средневековья, зависимость ее от религии порождали всеобщую нормативность социального поведения человека. В силу этой нормативности право приобретало значение универсального и всеохватывающего регулятора социальных отношений.

Однако высокая оценка права в средневековой Европе, выработанная задолго до того, как в недрах феодализма созрели буржуазные отношения, требовавшие определенных правовых гарантий частной собственности и свободной личности, такая оценка права отнюдь не характерна для других средневековых цивилизаций, которые в не меньшей (если не в большей) степени, чем европейская, характеризовались традиционализмом, нормативностью и господством религии.

В самом деле, средневековое мусульманское общество имело ряд черт, сближавших его с европейским феодализмом. Но в то время как в Европе, несмотря на засилье церкви, право представляло собой относительно самостоятельную силу (вспомним учение о "двух мечах", церковном и светском, соперничество и борьбу между папством, претендовавшим на теократическое господство, и государственной властью), в арабском мире право составляло неотъемлемую часть религии; мусульманское право не дает различия между каноническим и мирским правом, и особое право здесь - это право церкви, общины верующих 1. Поэтому в мусульманском мире преступник рассматривается как грешник, которому кроме земного наказания грозят загробные муки. Поскольку у арабов не выработалось чисто светского права, то в силу сакральной своей природы право мало было способно к изменениям и лишь большими трудностями применялось к новым социальным условиям. Право оказывается значительной консервативной силой. Его развитие в мусульманских странах прекращается уже в Х веке, то есть тогда, когда развитие средневекового европейского права только начиналось.

Иначе трактуется право в средневековом Китае. Здесь нет такой связи между правом и религией, как у мусульман. Тем не менее взгляд на право, доминирующий в Китае, совершенно отличен и от понимания его европейцами и раскрывает существенные стороны образа мышления китайцев. Право не мыслится в качестве основы социального строя, не регулирует поведения индивида, - для этого существуют особые предписания, определяющие человеческие поступки во всех случаях жизни. "Конфуцианская поэзия предпочитает равенству идеал сыновних отношений, образуемых внимательным покровительством и уважительным подчинением"2. Согласно принятой в Китае точке зрения, закон в силу присущей ему абстрактности не может учесть многообразия бесчисленных конкретных ситуаций и поэтому представляет собой не добро, а зло. "Идея

субъективных прав", которую порождают законы, противоречит естественному порядку вещей; что-то нарушается в обществе с того момента, как индивид получает возможность заговорить о своих "правах": речь может идти лишь об обязанностях по отношению к обществу и к себе подобным". uvrporo требовать того, что тебе причитается, - антиобщественно, противоречит добрым нравам" 3. Нормы права в Китае не обеспечивают функционирования общества и государственного управления. Процветание общества, по убеждению китайских мыслителей, зависит от поведения людей, и в первую очередь от лиц, управляющих государством. Поэтому принцип законности - идеал правового государства - не имеет корней в китайской цивилизации.

Оба обрисованных выше подхода к праву и к его роли в жизни общества чрезвычайно далеки от понимания права в средневековой Европе. Очевидно, эти глубокие различия не могут быть объяснены лишь традиционностью социальных порядков или отношением права и религии, - они уходят глубже. На наш взгляд, концепция права, преобладающая в том или ином обществе, в конечном счете упирается в положение человеческой личности в этом обществе. Именно под углом зрения соотношения права и личности нам и хотелось бы остановиться на некоторых аспектах средневекового европейского права. Иначе говоря, мы намерены подойти к праву как к социально-культурной категории, как к стихии, в которой выявляются существенные стороны индивида, как к одной из форм человеческого самосознания.

Общий характер права, как и всех других жизненных компонентов, в средние века в большой мере определялся христианским учением.

Церковь явилась проводником демократической концепции права, восходившей к Библии, и в особенности к посланиям апостола Павла. Его теория божественного права выдвигала тезис о всеобщем господстве закона, установленного богом. Акт крещения, превращения "животного человека" в христианина, верного члена церкви мыслился как новое "рождение". Член общества - не homo naturalis, a homo Christianus. Крещение, представлявшее собой особый способ институционализации индивида в средневековых коллективах, налагало на него правовые обязательства, нарушить которые он не мог, но в создании которых он не участвовал. Право вообще не создается людьми, оно - божье установление (lex est donum Dei).

Но церковь подчеркивала, что монарх Божией милостью несет ответственность перед нею, ибо лишь церковь возвещает божью волю. Государь не связан никакими земными установлениями. Все подданные получают закон от государя и обязаны ему всецело повиноваться как лицу,

получившему помазание божье. Преступление против государя - измена и грех, ибо тем самым преступник оскорблял представленную в монархе божественную силу. Долг же государя состоит в том, чтобы заботиться о благе подданных. Не согласие, а безусловное послушание, верность подданных - основной ингредиент права. Подданные не могут влиять па право вследствие своей неосведомленности и неразумия.

Право - основа всего человеческого общества, на нем строятся отношения между людьми: "где общество, там и право" (ubi societas, ibi jus). Всякий род живых существ и даже вещей имеет свое собственное право - это обязательное качество любого божьего творения (поэтому ответственность за проступок могла быть возложена не только на человека, но и на животное и даже на неодушевленный предмет). Способ бытия и поведения всех существ определяется их статусом. Таково средневековое понимание "естественного права", получающего религиозную интерпретацию универсального закона вселенной.

Никто, ни император, ни другой государь, ни какое-либо собрание чинов или представителей земли, не вырабатывает новых законоположений. Поскольку источником права считался бог, то отсюда явствовало, что право не может быть несправедливым или дурным, оно - добро, благо по самой своей сути. Право и справедливость - синонимы. Злым, дурным может быть лишь ущемление права,

его нарушение или забвение. Подобно тому как зло в мире считалось недостатком блага, так и несправедливость порождалась неприменением права. Право справедливо, ибо оно разумно и соответствует природе человека. Фома Аквинский определял право как "установление разума для общего блага, провозглашенное тем, кто заботится об общине". При этом было существенно соблюдение всех указанных его признаков: право должно быть разумным, служить благу всех и относиться к компетенции власти, провозглашающей его должным образом.

Столь же неотъемлемым признаком права была его старина. Право не может быть нововведением оно существует от века, так же как существует вечная справедливость. Это не значит, что право целиком кодифицировано в уложениях и не нуждается ни в какой дальнейшей работе людей. В своей полноте, как идея, право запечатлено в моральном сознании, и из него черпаются те или иные правовые нормы, по каким-то причинам еще неизвестные людям. Право не вырабатывают вновь, его "ищут" и "находят". Но старина права - не столько указание на время его возникновения, сколько показатель его неоспоримости, добротности. Старое право значило - доброе, справедливое право15. Великие законодатели средневековья - не творцы законов, они лишь "отыскали" старое право, восстановили его в сиянии его справедливости; при этом прежде действовавшее право не отменялось, а дополнялось, и утратить силу могли только искажения права, допущенные людьми.

Право - составная часть миропорядка - неподвижно. Оно не знает времени возникновения, но лишь время фиксации; не знает оно и времени отмены. Оно вневременно.

Право страны можно было дополнить и улучшить, иначе говоря, можно "найти" те положения, которые прежде не были включены в законы, но хранились в моральном сознании народа, как в идеальной сокровищнице справедливости. Поэтому другим источником права, наряду с божественным его происхождением, считалось правосознание народа. Прежде всего право сохраняется в памяти наиболее мудрых и сведущих людей - знатоков права. Но эти знатоки (лагманы, законоговорители в скандинавских странах, рахинбурги, шеффены во Франции, уитаны и liberi et legales homines в Англии) не создавали новых правовых норм. Они знали "старину", древний обычай. Так, по крайней мере, они осознавали свою правотворческую миссию.

Обычаю и закону подвластны все, в том числе и в первую очередь государь. Его важнейшая функция состоит в охране и соблюдении права. Идея о том, что правитель должен заботиться об охране существующего права, быть милостивым и справедливым, пронизывает многочисленные средневековые "Королевские зерцала", которые содержат наставления монархам и делают упор на их индивидуальных качествах. Это и естественно в эпоху, когда королевская власть идентифицировалась с личностью государя.

Вступая на престол, король присягает праву. Никакого особого государственного права средние века не знают. Правитель должен уважать обычай и править в соответствии с ним. Если он нарушает закон, подданные не должны подчиняться несправедливости. "Человек обязан сопротивляться своему королю и его судье, коль скоро тот творит зло, и должен препятствовать ему всеми способами, даже если он приходится ему родственником или господином. И этим он не нарушает своей присяги верности", - гласило "Саксонское зерцало" 19. Исидор Севильский переиначивает слова Горация для обоснования идеи, что король - тот, кто поступает по справедливости, - иначе он не король (Rex eris si recte facies, si non facias, non eris) 20. Злостное нарушение права государем лишает его законных оснований власти и освобождает подданных от присяги, которую они принесли ему. Подданные также обязаны защищать право, в том числе и против государя, его нарушающего. Обязанность соблюдать право вытекает не из договора, а из представления об универсальной силе права, которому все подчинены. Следовательно, право связывает всех, оно, собственно, и является всеобщей связью людей.

Право понималось не только как всеобщее состояние общества в целом, но одновременно и как важнейший признак каждого его члена. Люди характеризуются прежде всего своим правовым статусом. В праве социальные статусы нередко описываются в моральных категориях. Знатных именуют "лучшими", "достойнейшими", тогда как простолюдины фигурируют под именем "низких", "подлых", "худших". Общество, согласно средневековым законодателям, делится на "благородных" и "чернь".

Средневековое право не было внутренне согласовано и давало повод для разных толкований и тяжб. Синоним справедливости, оно в то же время не ориентировано на истину в нашем ее понимании: истинным считали то, что было доказано в суде посредством клятв и присяг, неукоснительного соблюдения всех предписанных обычаем процедур. Клятвам, ритуалам, ордалиям и поединкам верили больше, чем каким-либо вещественным доказательствам и уликам, ибо полагали, что в присяге раскрывается истина и торжественный акт не может быть выполнен вопреки воле бога. Малейшее отклонение от раз навсегда принятой формулы, несоблюдение всех обрядов означали одно: сбившийся с текста, нарушивший процедуру - не прав, и бог не допускает, чтобы виновный выиграл тяжбу. Истина могла быть явлена только в совершенно четком и ничем не нарушенном формализме судебного процесса.

Писаное средневековое право отличалось крайней фрагментарностью и неполнотой, оно не систематизировано, многие стороны жизни не нормированы законодательно. Важнейшие формы отношений в феодальном обществе регулировались местным обычаем, который либо вообще никогда не был записан, либо подвергся частичной фиксации на очень поздней стадии. Сравнение правовой деятельности западноевропейских государей периода зрелого феодализма с каролингским законодательством обнаруживает ее чрезвычайную бедность.

Законодательная деятельность средневекового государства не слишком обширна, то это объясняется именно господством обычного права. Обычай охватывает все стороны жизни, но как раз в силу его всеобъемлющего характера его невозможно записать и кодифицировать сколько-нибудь полно.

Вопрос 14. Власть в эпоху Средневековья.

Способы захвата престола

* Нужно приобретать власть не милостью судьбы, а личной доблестью. Им пришлось вводить новые установления и порядки, без чего нельзя основать государство и обеспечить свою безопасность. Для успеха своего начинания они были вынуждены или упрашивать союзников, или применять силу. В первом случае они были обречены на поражение, во втором случае - на победу. Вот почему все вооружённые пророки побеждали, а безоружные гибли. Ибо нрав людей непостоянен, и если обратить их в свою веру легко, то удержать в ней трудно. Когда вера в народе иссякнет, нужно заставить его поверить силой.

* Можно приобретать власть даже с помощью злодеяний. Жестокость применена хорошо, когда её проявляют быстро и сразу, но не упорствуют в ней, и плохо применена, когда расправы поначалу совершаются редко, но со временем учащаются, а не становятся реже. Благодеяния полезно оказывать мало-помалу, чтобы граждане их распробовали как можно лучше. Ради власти можно даже пойти на преступления - на политические убийства, казни политических противников и вооружённый захват власти без выборов. Например, претор (военачальник)Агафокл стал тираном г.Сиракузы с помощью расправы, его солдаты перебили всех сенаторов и богатейших людей города во время проведения народного собрания.

Способы удержания тиранической власти в завоёванной стране

* Переселиться на жительство в завоёванную страну, ибо только так можно своевременно заметить смуту. Это мероприятие обходится дешевле, чем держать здесь войска. Людей следует либо ласкать, либо изничтожать.

* В чужой стране государь должен стать защитником слабых соседей и должен ослаблять, громить сильных.

* Нужно разрушить завоеванное государство или обложить его данью. Завоеватель должен действовать решительно. Например, римляне, предвидя беду заранее, тотчас принимали меры, а не бездействовали из опасения вызвать войну, ибо знали, что войны нельзя избежать, можно лишь оттянуть к выгоде противника. Они считали благодетельными лишь собственную доблесть и дальновидность. Страсть к завоеваниям дело естественное и обычное.

Способы удержания тиранической власти и борьбы против угрозы политических заговоров

* Нужно властвовать в окружении слуг, поставленных по желанию правителя, а не в окружении баронов, властвующих не его милостью, а в силу древности рода. Пример первого - это власть турецкого султана, пример второго - власть французского короля. Монархию султана трудно завоевать, но после завоевания легко удержать, французское королевство было легко завоевать, но трудно удержать.

* Нужно обезопасить себя от врагов, приобрести друзей, побеждать силой или хитростью, внушать страх и любовь народу, а солдатам - послушание, иметь преданное и надёжное войско, устранять людей, которые могут или должны навредить, обновлять старые порядки, избавляться от ненадёжного войска и создавать своё, являть суровость и милость, великодушие и щедрость, вести дружбу с правителями и королями так, чтобы они либо с учтивостью оказывали услуги, либо воздерживались от нападений. Не следует доверять и опираться на тех людей, которые были обижены государем в прошлом, и будут опасаться его в будущем. Ибо эти люди будут мстить государю из страха, или из ненависти, Заблуждается тот, кто думает, что новые благодеяния могут заставить забыть о прошлых обидах.

* Единовластие учреждается либо знатью, либо народом. После этого государь не волен выбирать народ, но волен выбирать знать, ибо это его право карать и миловать, приближать и подвергать опале. Народ на худой конец просто отвернётся от государя, тогда как знать может пойти против него, организовать заговор или переворот, ибо она дальновиднее и хитрее народа, загодя ищет путей к спасению и заискивает перед тем, кто сильнее. Государю надлежит быть в дружбе с народом, иначе в трудную минуту он будет свергнут.

* Государь должен опираться на собственное войско из граждан и не должен опираться на наёмное или союзническое войско. Военное дело - есть единственная обязанность, которую государь не может возложить на своих слуг. Наёмные и союзнические войска бесполезны и опасны, трусливы с врагом, вероломны и нечестивы. В мирное время они разоряют государя не меньше, чем в военное время неприятель. Умелые и храбрые наёмники будут домогаться власти, они могут свергнуть государя, неумелые наёмники могут проиграть сражение. Военное искусство помогает достичь власти тому, кто родился простым смертным.

* Государю следует опасаться тайных заговоров. Для этого не следует ожесточать знать и следует быть угодным народу. Важно не подвергать оскорблениям окружающих тебя должностных лиц и слуг. Нужно избегать союза с тем, кто сильнее тебя.

Качества характера, которыми должен обладать государь

* Государь должен быть скупым, а не щедрым, чтобы не обирать подданных и иметь средства для обороны. Ничто другое не истощает государства так, как щедрость.

* Государь должен быть в меру жестоким, чтобы уберечь общество от беспорядка, который порождает грабежи и убийства. От этого страдает всё население, тогда как от кар страдают лишь отдельные люди.

* Выгоднее для государя, когда его боятся, чем когда его любят. Ибо люди по своей природе неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, их отпугивает опасность и влечёт нажива. При этом внушить страх нужно таким образом, чтобы избежать ненависти. Для этого нужно воздерживаться от покушения на имущество и женщин своих подданных. Ибо люди скорее простят казнь отца, чем потерю имущества. Ганнибал поддерживал порядок в своем разноплемённом войске нечеловеческой жестокостью.

* Государь может нарушать своё честное слово по мере надобности.

* Государь не должен возбуждать презрение к себе. Презрение к себе государи возбуждают своим непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, трусостью и нерешительностью. Решения государя должны быть бесповоротными. Никому не должно прийти в голову обмануть или перехитрить государя. Государь должен своими поступками создать себе славу великого человека с выдающимся умом. Об уме государя судят по тем людям, которых он выбирает себе в советники. Люди действуют по-разному, пытаясь добиться богатства и славы. Одни действуют с осторожностью, другие - натиском, одни - силой, другие - искусством.

Вопрос 15. Деятельность инквизиции. Дознание.

Метки дьявола и машина пыток

Верными признаками ведьмы считались родинки на теле. Достаточно было иметь такую отметину, чтобы попасть в лапы инквизиции. Обвиняемую в колдовстве раздевали донага, брили наголо и осматривали, чтобы обнаружить родимые пятна, которые считались дьявольскими метками.

В настольной книге инквизиторов "Молот ведьм" утверждалось, что большинство колдуний не признают своей вины. Поэтому рекомендовалось запустить их в "машину пыток".

Перед пыткой палач обычно отводил жертву в сторону и объяснял, что ей предстоит. "Не лучше ли признаться, дорогуша?" - произносил он. Иногда угрозы пытки оказывалось достаточно, чтобы добиться признания, считавшегося добровольным. Если жертва признавалась после легкой пытки, такое признание также считалось добровольным.

В "Молоте" было написано, что ведьме, которая не признает своей вины даже под пыткой, помогает дьявол. Именно нечистый делает ее "столь нечувствительной к боли, что скорее разорвешь ее на части, чем добьешься правды. Но даже и в этом случае нельзя пренебрегать пыткой, поскольку не все ведьмы наделены этой способностью в равной мере".

Судебные издержки за счет родни

Пытка продолжалась до тех пор, пока жертва не сознавалась. Палач следил за тем, чтобы женщина не умерла, и прекращал пытку, если несчастная от боли теряла сознание. Ее уносили в камеру, давали прийти в себя, а на следующий день вновь принимались пытать. Обвиняемая, отказавшаяся дать под пыткой нужные показания, считалась еще более опасной ведьмой. Ее ждали отлучение от Церкви и костер. Чтобы избавить себя от мучений, женщина должна была признать свою вину, а затем назвать "сообщников". Только тогда ей разрешали отречься от ереси и примириться с Церковью. Но и раскаяние обычно не спасало жертву от костра.

Каждая новая пытка была более жестокой, чем предшествующая. Обычно палачу и членам трибунала платили из конфискованных у обвиняемой средств. Если у женщины не было денег, ее родственники оплачивали судебные издержки, включавшие не только стоимость пытки, но и затраты на питание палача, дорожные расходы, развлечения и фураж для лошади.

В конце концов охотникам за ведьмами удавалось выжать из обвиняемых те признания, которые якобы подтверждали реальность сделки женщины с дьяволом. Продолжительность пыток и их суровость определяли исключительно судьи.

Главное обвинение - секс с дьяволом

Инквизиция проводила множество дознаний, которые протоколировались. Главный грех, в котором обвиняли женщин, - любовные утехи с дьяволом. Под пытками женщины в подробностях рассказывали, как они совокуплялись с дьяволом и что при этом ощущали. Несчастные вынуждены были выдумывать смачные подробности, которые приходились по вкусу добропорядочным христианам-инквизиторам. Одна утверждала, что гениталии у дьявола были холодными, как лед, другая - что у него два детородных органа, каждый из которых покрыт чешуей. Правда, в размерах греховного органа женщины не сходились. Одни свидетельствовали, что он огромный, извергает семя в количестве, равном извержению тысячи мужчин. Другие утверждали, что пенис дьявола меньше пальца. Однако разноречивость показаний нисколько не смущала инквизиторов. Они смаковали подробности и объясняли разноречивость показаний тем, что дьявол к каждой женщине является в разном обличий.

Очевидно, инквизиторы сами были одержимы дьявольской страстью. Тем более что большинство из них в течение многих лет соблюдали обет целомудрия.

Любимицы нечисти

Считалось, что настоящая ведьма хотя бы раз вступала в сексуальные отношения либо с дьяволом, либо с демоном низшей иерархии. Поэтому наибольшие подозрения у инквизиторов вызывали те женщины, которые жили одиноко. При этом особое предпочтение, по мнению инквизиции, демоны отдавали непорочным монахиням, которые по неосторожности засыпали на левом боку. Согласно верованиям, демоны насиловали таких монахинь во сне. Ко всему прочему, наши предки считали, что демонов в облике инкуба (ищущих сексуальных связей с женщинами) - в девять раз больше, чем демонов, которые принимают облик суккуба (тех, кто предпочитает мужчин). Инквизиторы были уверены, что женщины - гораздо более похотливые существа, чем мужчины. Они также считались более склонными к греховным связям. Женщин, заподозренных в сексе с демонами, сажали на кол. Называлась эта процедура "пытка бдением".

В "Молоте ведьм" рекомендуется варить обвиняемых в котлах, наполненных крутым кипятком. Иногда несчастного опускали в котел с холодной водой, а палач разжигал под ним огонь, чтобы вода закипала медленно, продлевая мучения человека.

Но даже если несчастные признавались, их страдания не заканчивались. Как правило, их приговаривали к смертной казни, в исключительных случаях ссылали и очень редко оправдывали. По дороге к виселице или костру осужденных секли, жгли раскаленным железом, отрубали им пальцы и даже отрезали язык.

Вопрос 16. Концепция кары \ греха \ наказания в эпоху Средневековья.

По версии Данте, ад представляет собой воронкообразный провал, заканчивающийся в центре земли. Воронка образовалась от удара о землю низвергнутого с небес Сатаны. В ад можно попасть через большие ворота. Сразу за воротами располагается огромная равнина, где носятся души тех, кто не грешил особо, но и праведных дел не совершил. Их преследуют тучи шершней. За равниной течет река Ашерон, окружающая ад. Переплыв ее, Данте и его проводник Вергилий оказываются в первом круге ада. Весь ад разделен на девять кругов, в каждом круге совершается казнь над особой категорией грешников. Обитатели первого круга, души некрещеных младенцев и праведных язычников избавлены от мук.

Во втором круге мучаются те, кто нарушил заповедь "Не прелюбодействуй". Их души вечно носит ветер. В третьем круге находятся чревоугодники, которых побивает град и дождь. Трехголовый пес Цербер беспрерывно кусает их тела, отрывая куски плоти. В четвертом круге скупые и расточители вечно таскают огромные глыбы, наподобие Сизифа.

В пятом круге протекает река Стикс. На ее берегах в болоте пребывают гневливые и угрюмые. Первые рвут друг друга на части, вторые вечно плачут.

За Стиксом начинаются нижние круги ада, где обитают самые ужасные грешники. Там располагается город Дис, где отдыхают демоны после своих грязных дел на земле. Шестой круг представляет собой широкую равнину, усеянную горящими могилами. Здесь вечно горят в огне еретики. За равниной течет река Флегетон. В ней вместо воды течет кипящая кровь, в которой плавают души насильников и убийц. На берегу Флегетона, по версии Данте, находится Лес самоубийц, там растут превратившиеся в карликовые деревья души суицидников. За лесом простирается пустыня. Здесь в пышущем жаром песке мучаются души совершивших преступления против природы. Восьмой круг представляет собой амфитеатр, где мучаются души обманщиков и мошенников. Демоны хлещут их кнутами и окунают в кипящую смолу. Выход из восьмого круга расположен на дне амфитеатра, его охраняют сороканогие великаны.

Ниже амфитеатра находится Коцит, девятый круг ада. Там восседает сам Сатана. Он навеки вмерз в замерзшую болотистую реку. Сатана лично наказывает самых ужасных грешников, предателей, он вечно жует их тела.

1-й круг (Лимб). Некрещёные младенцы и добродетельные нехристиане.

2-й круг. Сладострастники (блудники и прелюбодеи).

3-й круг. Чревоугодники, обжоры.

4-й круг. Скупцы и расточители (любовь к чрезмерным тратам).

5-й круг (Стигийское болото). Гневные и ленивые.

6-й круг (город Дит). Еретики и лжеучители.

7-й круг. 1-й пояс. Насильники над ближним и над его достоянием (тираны и разбойники).

2-й пояс. Насильники над собой (самоубийцы) и над своим достоянием (игроки и моты, то есть бессмысленные истребители своего имущества).

3-й пояс. Насильники над божеством (богохульники), против естества (содомиты) и искусства (лихоимство).

8-й круг. Обманувшие недоверившихся. Состоит из десяти рвов (Злопазухи, или Злые Щели), которые отделены друг от друга валами (перекатами). По направлению к центру область Злых Щелей поката, так что каждый следующий ров и каждый следующий вал расположены несколько ниже предыдущих, и внешний, вогнутый откос каждого рва выше внутреннего, выгнутого откоса (Ад, XXIV, 37-40). Первый по счёту вал примыкает к круговой стене. В центре зияет глубина широкого и тёмного колодца, на дне которого лежит последний, девятый, круг Ада. От подножья каменных высот (ст. 16), то есть от круговой стены, к этому колодцу идут радиусами, подобно спицам колеса, каменные гребни, пересекая рвы и валы, причём над рвами они изгибаются в виде мостов, или сводов. В Злых Щелях караются обманщики, которые обманывали людей, не связанных с ними особыми узами доверия.

1-й ров. Сводники и обольстители.

2-й ров. Льстецы.

3-й ров. Святокупцы, высокопоставленные духовные лица, торговавшие церковными должностями.

4-й ров. Прорицатели, гадатели, звездочёты, колдуньи.

5-й ров. Мздоимцы, взяточники.

6-й ров. Лицемеры.

7-й ров. Воры.

8-й ров. Лукавые советчики.

9-й ров. Зачинщики раздора (Магомет, Али, Дольчино и другие).

10-й ров. Алхимики, лжесвидетели, фальшивомонетчики.

9-й круг. Обманувшие доверившихся. Ледяное озеро Коцит.

Пояс Каина. Предатели родных.

Пояс Антенора. Предатели родины и единомышленников.

Пояс Толомея. Предатели друзей и сотрапезников.

Пояс Джудекка. Предатели благодетелей, величества Божеского и человеческого.

Посередине, в центре вселенной, вмёрзший в льдину (Сатана) терзает в трёх своих пастях предателей величества земного и небесного (Иуду, Брута и Кассия).

Концепция Рая в "Божественной комедии"[править | править вики-текст]

Основная статья: Рай (Божественная комедия)

(в скобках - примеры личностей, приведённые Данте)

1 небо (Луна) - обитель соблюдающих долг (Иеффай, Агамемнон, Констанция Норманнская).

2 небо (Меркурий) - обитель реформаторов (Юстиниан) и невинно пострадавших (Ифигения).

3 небо (Венера) - обитель влюблённых (Карл Мартелл, Куницца, Фолько Марсельский, Дидона, "родопеянка", Раава).

4 небо (Солнце) - обитель мудрецов и великих учёных. Они образуют два круга ("хоровода").

1-й круг: Фома Аквинский, Альберт фон Больштедт, Франческо Грациано, Пётр Ломбардский, Дионисий Ареопагит, Павел Орозий, Боэций, Исидор Севильский, Беда Достопочтенный, Рикард, Сигер Брабантский.

2-й круг: Бонавентура, францисканцы Августин и Иллюминат, Гугон, Пётр Едок, Пётр Испанский, Иоанн Златоуст, Ансельм, Элий Донат, Рабан Мавр, Иоахим.

5 небо (Марс) - обитель воителей за веру (Иисус Навин, Иуда Маккавей, Роланд, Готфрид Бульонский, Роберт Гвискар).

6 небо (Юпитер) - обитель справедливых правителей (библейские цари Давид и Езекия, император Траян, король Гульельмо II Добрый и герой "Энеиды" Рифей).

7 небо (Сатурн) - обитель богословов и монахов (Бенедикт Нурсийский, Пётр Дамиани).

8 небо (сфера звёзд).

9 небо (Перводвигатель, кристальное небо). Данте описывает структуру небесных жителей (см. Чины ангелов).

10 небо (Эмпирей) - Пламенеющая Роза и Лучезарная Река (сердцевина розы и арена небесного амфитеатра) - обитель Божества. На берегах реки (ступенях амфитеатра, который делится ещё на 2 полукружия - ветхозаветное и новозаветное) восседают блаженные души. Мария (Богоматерь) - во главе, под ней - Адам и Пётр, Моисей, Рахиль и Беатриче, Сарра, Ревекка, Юдифь, Руфь и др. Напротив сидят Иоанн, под ним - Лючия, Франциск, Бенедикт, Августин и др.

Система наказаний в эпоху Средневековья.

Наказания после которых люди становились калеками

Бичевание.

Бичевание есть одно из самых жестоких, и, вместе с тем, самых унизительных наказаний. Орудия употреблявшиеся для этого, были весьма различны, смотря по странам и временам: то кнут, вооруженный кожанными ремешками или железными цепочками, то пук розг, часто тяжелая палка, переламывающая кости и разрывающая мясо.

Ослепление.

Применялось в основном к людям знатного рода, которых опасались, но не осмеливались погубить. Струя кипятка, накаленное докрасна железо, которое проводили перед глазами, пока они не сварятся.

Карнаушание.

Т.е. обрезание ушей. Обрезали в основном у слуги вора или искусного мошенника. За значительное воровство отрезали левое ухо. Если вор совершил 3 значительных преступление, то ему грозила смертная казнь.

Вырывание зубов.

В Польше вырывали зубы у тех кто в пост ел мясо, а также у нло чтобы овладеть их деньгами (слово "жиды" употребляет сам Г.Сансон). Также зубы вырывали промежуточно.

Ампутация кисти руки.

Ампутация кисти руки - одно из увечий, которому больше всего противилась цивилизация. В 1525 году Жан Леклер был осужден, за то что опрокинул статуи святых: ему вытягивали каленными клещами руки, отрезали кисть, оторвали нос, затем медленно жгли на костре. Осужденный вставал на колени, клал свою руку обратив ее ладонью вверх, на плаху, и одним ударом топора или ножа палачь отрубал ее. Ампутированную часть всовывали в мешок наполненный отрубями.

Ампутация ног

Она нисколько не была в чести, она наводила скорее ужас. К ампутации ног прибегали лишь при первых королях Франции. Также ноги ампутировали пленным во время междоусобных войн. В законах Людовика Святого, мы находим, что за вторичное воровство нога тоже отнимается.

Наказания приводящие к смерти.

Крест. Распятие довольно таки древнее наказание. Но в средние века мы тоже встречаемся с этой дикостью. Так Людовик Толстый в 1127 году приказал распять злоумышленника. Он также приказал, чтобы рядом с ним привязали собаку и чтобы ее били, она злилась и кусала преступника. Существовал также жалкий образ распятия головой вниз. Он был в употребление иногда у евреев и у еретиков во Франции.

Обезглавливание.

Этот вид смертный казни известен всем. И существовал очень долго. В Средние Века естественно обезглавливание было кульминационным. Во Франции к отсечению головы присуждали дворян. Приговоренный, лежа, клал голову на бревно, не более шести дюймов толщиной, что делало казнь вернее и легче.

Виселица.

Тоже довольно таки распространненный вид казни. Употреблялась в Средние Века наряду с обезглавливанием. Однако, если к обезглавливанию присуждали в основном дворян, то на виселицу попадали в основном преступники из простого народа. Но были случаи, когда знатный дворянин насиловал девушку, которую ему поручили на попечительство, то он лишался своего дворянства. Если же он оказывал сопротивление, то его ждала виселица. Приговоренный к виселице должен был иметь 3 веревки: первые 2 толщиной в мизинец, назывались тортузами, были снабжены петлей и служили для того, чтобы задушить осужденного. Третья называлась жетоном или броском. Она служила только для сбрасывания приговоренного к виселице. Казнь завершал палач, держась за перекладины виселицы, он коленом бил в живот приговоренного.

Костер. В средние века фанатизму не было предела, он заставлял зажигаться костры во всей Европе. Обычно устраивали четырехугольный костер, вели осужденного в серых одеждах и сжигали. Но чаще сжигаемые были избавлены от страданий гореть живыми. Так устроители костра использовали багор для перемешивания, как только загорался костер, они вонзали его в сердце приговоренного. Вонзали так, что человек сразу умирал.

Захоронение заживо.

Тоже одно из древних наказаний, но и в средние века люди находят ему применение. В 1295 году Мария де Роменвиль подозреваемая в краже, была зарыта живою в землю в Отельи по приговору Бальи Сент-Женевьев. В 1302 году он также приговорил к этой ужасной казни Амелотту де Христель за похищение между прочими вещами юбки, двух колец и двух поясов. В 1460 году , в царствование Людовика XI, Перетта Маужер была похоронена заживо за воровство и укрывательство. В Германии также казнили женщин, которые убивали своих детей.

Ублиетты.

Баратрум Древнего Рима породил ублиетты. Обычно при помощи них расправлялись с недругами. Ублиетты - это пропасть на дне которой, были копья острием вверх или в бок.

Четвертование.

Одна из жестоких смертных казней. К четвертованию приговаривали тех, кто покушался на жизнь его Королевского Величества. Осужденного за конечности привязывали к лошадям. Если лошади не смогли разорвать несчастного, то палач делал разрезы на каждом сочленении, чтобы ускорить казнь. Хотелось бы отметить, что четвертованию предшествовали мучительные пытки. Щипцами вырывали куски мяса из бедер, груди, икр.

Колесование.

Заключалось в переламывании частей тела. Осужденного клали с раздвинутыми ногами и вытянутыми руками на 2 бруска дерева, в виде креста Святого Андрея. Палачь с помощью железного шеста переламывал руки, предплечья, бедра, ноги и грудь. Затем его (осужденного) прикрепляли к небольшому каретному колесу, поддерживаемому столбом. Переломленные руки и ноги привязывали за спиной, а лицо казненного обращали к небу, чтобы он принял смерть в этом положении. Часто судью приказывали умертвить осужденного, прежде, чем переломить ему кости.

Утопление.

Все кто произносил позорные ругательства подлежали наказанию. Так дворяне должны были уплатить штраф, а те кто был из простого народа подлежали утоплению. Этих несчастных клали в мешок, обвязывали веревкой и бросали в реку. Однажды Луи де Боа-Бурбон встретил короля Карла VI, он поклонился ему, но не встал на колено. Карл узнал его, приказал заключить его под стражу. Вскоре он был заключен в мешок и брошен в Сену. На мешке было написано "Дайте дорогу королевскому правосудию".

Сдирание кожи.

Эта казнь часто использовалась во Франции. Так, когда были уличены в прелюбодеянии женщины королевской крови. Они были заключены под стражу, а с их обожателей содрали кожу. Также этот вид казни мы можем встретить, когда жил св.Франциск. Кожу сдирали с тех, кто переводил Библию.

Лапидация или избиение камнями.

Когда осужденного вели по городу, то с ним шел пристав с пикой в руке, на которой развивалось знамя, чтобы привлечь внимание тех, кто может выступить в его защиту. Если же никто не являлся, его избивали камнями. Избиение проводилось двояким образом: обвиненного избивали камнями или же поднимали на высоту ; один из проводников его сталкивал, а другой скатывал на него большой камень.

Сажание на кол.

Ужасная дикая казнь пришедшая с Востока. Но во Франции она был в употребление в эпоху Фредегонды. Она присудила к этому наказанию молодую, красивую и из знатного рода девушку. Суть этой казни состояла в том, что человека клали на живот, один садился на него, чтобы не дать ему пошевелиться, другой держал его за шею. Человеку вставляли в задний проход кол, который затем вбивали посредством колотушки; затем вколачивали кол в землю. Тяжесть тела заставляла войти его глубже и наконец он выходил под мышкой или же между ребер. Хотелось бы мне также отметить, что Англией одно время правил монарх гомосексуалист (его звали Эдуард), то когда мятежники ворвались к нему, они его умертвили путем засовывания в анальный проход раскаленного железного кола.

Дыбы. Суть этой казни заключалась в том, что осужденного, со связанными за спиной руками, поднимали на вершину высокого деревянного столба, где привязывали, а потом отпускали так, чтобы вследствии сотрясение его тела, произошли вывихи его частей тела.

Сварение в кипятке.

К этому виду казни чаще присуждали фальшивомонетчиков. Осужденных кипятили в простой воде, а в некоторых особых случаях кипятили в масле. В 1410 году одного карманника в Париже заживо сварили в кипящем масле.

Удушение.

Удушение производилось с помощью свинцового колпака. Жан Безземельный подверг такой казни одно архидиакона, оскорбившего его некоторыми необдуманными словами.

Щипцы. Хотя щипцы наверное можно отнести к пыткам, но от этой пытки умирали. Суть была в том, чтобы щипцами вырвать мясо. Обычно такая процедура еще включала влитие расплавленного свинца в рот, а также на раны.

Система наказаний по Данте

Уровень Название Томящиеся Вид наказания 1 круг Лимб Некрещёныемладенцы[2] и добродетельные нехристиане. До воскресения Христа здесь были все ветхозаветные праведники. Безболезненная скорбь 2 круг Похоть Сладострастники. Кручение и истязание ураганом, удары душ о скалы преисподней 3 круг Чревоугодие Обжоры и гурманы. Гниение под дождём и градом 4 круг Скупость (жадность) Скупые и расточители(неумение совершать разумные траты) Перетаскивание с места на место огромных тяжестей; души, столкнувшись друг с другом, вступают в яростный бой 5 круг Гнев (Река Стикс) Гневные, унывающие Вечная драка в грязном болоте Стикс, где дном служат тела скучающих 6 круг Стены городаДита Еретики[4] и лжеучители Лежать в раскалённых могилах. Надгробие отрыто, внутри могилы горит огонь - он раскаляет до красноты стенки гробницы. 7 круг Город Дит Совершающие насилие см. по поясам 1-й пояс Флегетон Насильники над ближним и над его достоянием (тираны иразбойники) Кипеть во рву из раскаленной крови. Тех, кто вынырнет, подстреливают из лука, - кентаврыНесс, Хирон и Фол 2-й пояс Лес самоубийц Насильники над собою (самоубийцы) и над своим достоянием (игроки и моты, то есть бессмысленные истребители своего имущества) Самоубийц в виде деревьев терзаютгарпии; мотов загоняют гончие псы 3-й пояс Горючие пески Насильники над божеством (богохульники), против естества (содомиты) и искусства (лихоимство) Изнывать в бесплодной пустыне. С неба капает огненный дождь. 8 круг Злопазухи, или Злые Щели[17] Обманувшие недоверившихся Вид наказания 1-й ров - Сводники иобольстители грешники идут двумя встречными потоками, бичуемые бесами 2-й ров - Льстецы Влипшие в кал зловонный 3-й ров - Святокупцы, высокопоставленные духовные лица, торговавшие церковными должностями ("Симонисты") Туловища закованы в скалы вниз головой, по ступням струится огонь 4-й ров - Прорицатели, гадатели,звездочёты, колдуньи Голова повёрнута на пол-оборота (назад) 5-й ров - Мздоимцы, взяточники Кипеть в смоле. В тех, кто высунется, черти вонзают багры 6-й ров - Лицемеры Закованы в свинцовые мантии ("федериков плащ"[28]) 7-й ров - Воры Мучения гадами, взаимопревращения с ними 8-й ров - Лукавые советчики Души спрятаны (горят) внутри огоньков 9-й ров - Зачинщики раздора Потрошение 10-й ров - Фальсификаторы, подельщики Болезни 9 круг Предательство (Ледяное озеро Коцит)

* Пояс Каина

* ПоясАнтенора

* Пояс Толомея[40]

* ПоясДжудекка

* Середина, центр вселенной Обманувшие доверившихся:

* Предатели родных

* Предатели родины и единомышленников

* Предатели друзей и сотрапезников

* Предатели благодетелей, величества божеского и человеческого

* Вмёрзший в льдинуДит (Люцифер) терзает в трех своих пастях предателей величества земного и небесного (Иуду,Марка Юния Брута иКассия) Вмёрзли в лёд по шею, и лица их обращены книзу

Вопрос 17. "Государь" Макиавелли как символ эпохи Возрождения

Политические и правовые учения эпохи Возрождения. Н. Макиавелли.

Никколо Макиавелли (1469-1527) большой знаток античной литературы, дипломат и политик, вошел в историю политико-юридической мысли как автор ряда замечательных трудов: "Государь" (1513), "Рассуждения о первой декаде Тита Ливия" (1519), "История Флоренции" (первое издание - 1532) и др. Исследователи согласны в том, что творческое наследие Макиавелли по своему духовному содержанию весьма противоречиво. Объяснение этому ищут в характере самой личности писателя, во влиянии на него драматически сложной эпохи, современником которой он был. Отмечают также его пламенную любовь к отечеству. Введение самого термина stato, т. е. "государство", в политическую науку Нового времени связывают с Макиавелли, он выступает монополистом публично-властных прерогатив. Оно трактуется в "Государе" преимущественно в значении аппарата, управляющего подданными, обществом. Такой государственный аппарат включает в себя государя и его министров, чиновников, советников, прочих должностных лиц; другими словами, то, что современным языком можно было бы назвать центральной администрацией. Этому аппарату, а вернее, конечно, государю, распоряжающемуся им, принадлежит публичная власть - право командовать государством по своему усмотрению. Государь не должен допускать того, чтобы политическая власть в стране находилась еще в чьих-то руках; он обязан концентрировать ее всю только у себя. Симпатии свои Макиавелли отдает тем единолично управляемым государствам, "где государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности, помогают ему управлять государством".

Макиавелли отрицательно относится к тому, чтобы государь, принимая решения, был ограничен чьейлибо волей, испытывал давление постороннего интереса. Суть власти, самодержавия государя в том и заключается, что все в государстве определяется лишь его собственным усмотрением. Совершенно чуждо Макиавелли и представление о народе как о носителе, источнике верховной власти. Ни слова нет о правах народа на управление государством, даже на минимальное его подключение к самостоятельному отправлению государственных дел. В политической сфере народу надлежит быть пассивной массой, превращаемой всевозможными манипуляциями со стороны государей в удобный и послушный объект государственной власти. Набор благодеяний, идущих от государства к подданным, узок. Военные и полицейско-охранительные меры, покровительство ремеслам, земледелию и торговле - вот почти и все. В этом наборе нет, например, места предоставлению подданным гарантированных прав и свобод, особенно политических. Макиавелли прекрасно сознает, что непременным условием осуществления политической власти в видах, угодных государю, является согласие с ней подданных. Он буквально заклинает правителя ни в коем случае не навлекать на себя их антипатии. Завоевывать расположение народа - вот его задача. Ему надлежит принять меры к тому, чтобы граждане всегда и при любых обстоятельствах имели потребность в нем. Если люди отчуждаются от него, то в таком случае оказывается обреченным и народ - он ввергается в пучину анархии, беспорядка.

Вопрос 18. Представления о богатстве, труде и законности в Новое время.

Техника и производство

Ещё большее влияние на повседневную жизнь людей оказало развитие техники на рубеже XV-XVI веков. Одной из самых важных инноваций того времени оказалось книгопечатание. Изобретение и внедрение несложной, казалось бы, технологии оказало революционное влияние на скорость тиражирования и распространения информации, а также на её доступность (печатные книги были намного дешевле рукописных). Изобретателем книгопечатания считается Иоганн Гутенберг. Приблизительно в 1440 году он построил свой печатный станок. Как это часто бывает с изобретениями, отдельные элементы печатной технологии были известны и до Гутенберга. Так, иллюстрации и фигурные заглавные буквы переписчики книг начали размножать при помощи штампов ещё за двести лет до Гутенберга. Однако тогда удалось разработать технологию изготовления штампов (литер) не из дерева, а из металла. И именно он внедрил самую важную идею - набор текста из отдельных букв вместо изготавливания доски - штампа для всей страницы. Даже в тех областях производства, где технический прогресс по сравнению со средневековьем был не слишком заметным (или его не было вовсе) произошли кардинальные изменения, на сей раз - за счёт нового типа организации труда. С наступлением Нового времени на смену ремесленному производству Средних веков приходит мануфактурный тип производства. На мануфактурах труд оставался ручным, но в отличие от средневековых мастерских было внедрено разделение труда, за счёт чего значительно выросла производительность труда. На мануфактурах мастера трудились не на себя, а на владельца мануфактуры.

Важное значение имело развитие горного дела и металлургии. Впрочем, наиболее важное усовершенствование в процессе выплавки железа - замена сыродутной печи так называемым штукофеном (предком современной доменной печи) произошло ещё в период расцвета Средних веков, приблизительно в XIII веке. К началу XV века такие печи были значительно улучшены. Для привода мехов использовались водяные колёса. К XVI веку такие колёса, достигавшие порой огромных размеров (до десяти метров в диаметре), стали использовать для подъёма из шахт руды и для других операций. Своеобразной энциклопедией горного дела и металлургии стала книга "De re metallica libri xii" ("Книга о металлах"). Этот двенадцатитомный трактат увидел свет в 1550 году. Его автором был профессор Георг Агрикола (Бауэр) (1490-1555).

Также с XVI века для отопления и в производстве стал использоваться ископаемый уголь.

Во-первых, законность - это есть соблюдение, исполнение правовых норм всеми субъектами права. Во-вторых, это требование, принцип соблюдения правовых норм. В-третьих, - метод государственного руководства обществом. В-четвертых, - особый правовой режим общественной жизни. Можно сказать, что это различные стороны законности, характеризующие этот феномен общественной жизни. Различают также понятие законности в узком смысле как соблюдение законов органами государства и должностными лицами.

В период Нового времени известные французские мыслители Ш. Монтескье и Ж.-Ж. Руссо выдвинули требование законности в противовес абсолютизму и произволу помещиков-дворян. Разрыв с законностью отражал возникновение непримиримого противоречия между государственной политикой и правом, между властью и законом.

Законность точно так же, как и демократия, должна оцениваться в качестве завоевания человеческой цивилизации и воплощения тысячелетнего опыта использования права и государства в жизни людей.

Законность и демократические формы государства являются теми началами, которые в той или иной форме и степени ограждают личность от произвола власти, общество в целом - от насилия со стороны тех, кто нарушает право. Особое политическое значение приобретает законность с установлением равенства всех перед законом и судом. Такого рода равенство диктуется самой сутью права как равной меры свободы, но это равенство достигается только при гражданском обществе и правовой государственности. С этого времени требование законности так или иначе уже относится не только к населению, но и к представителям власти, становится в этом смысле всеобщим. Вместе с этим, что очень важно, обогащается и уточняется сам смысл, само содержание категории законности. Требование власти соблюдать ее законы превращается в политическое требование населения исполнять законы и самим представителям государственной власти, в требование связанности государственных органов действующим правом. Законность превращается в непременный атрибут демократического политического режима. Равенство всех перед законом и режим законности являлись с самого начала бессменным лозунгом широких народных масс, сильнее всех страдавших от произвола монархов, дворян, чиновников. Именно благодаря настойчивой борьбе прогрессивных движений, повышению уровня политического сознания и культуры народов в целом ряде стран Запада ставятся преграды беззаконию, нарушениям прав и свобод граждан, поддерживаются общедемократические идеи и институты, и вместе с этим возрастает ценность права. Борьба широких слоев населения за общедемократические институты и свободы ставит преграды беззаконию. Проведение в жизнь принципа законности происходит в той степени, в какой он диктуется потребностями общества в праве и правопорядке, в формальном равенстве и свободе, в справедливости, в престиже закона, в демократических формах государства, обеспечивающих наиболее стабильное функционирование и развитие общества.

Вопрос 19. Понятие о Домострое. Его роль в культуре России.

Считается, что первая редакция "Домостроя" составлена в Новгороде Великом в конце XV - начале XVI века. Вторая редакция, значительно переработанная (которую мы намерены проанализировать), собрана и заново отредактирована выходцем из Новгорода попом Сильвестром, влиятельным советником и воспитателем молодого русского царя Ивана Васильевича, именуемого Иваном IV, "Иваном Грозным".

Судьба этого литературного памятника, а главное, отношение к нему, очень прихотливы. Сначала он претендовал на то, чтобы сделаться орудием государственной политики. Затем надолго стал книгой, почитаемой исключительно ревнителями "древнего благочестия", преимущественно старообрядцами. XIX век усилиями радикальной журналистики закрепил за ним роль жупела: квинтэссенции отсталости и крепостничества. В советское время "Домострой" отброшен и забыт. Сегодня он вызывает к себе самый пристальный интерес, что выразилось в неоднократных переизданиях. Реабилитаторы "Домостроя" видят в нем благие основы степенной, религиозной, нравственной жизни русского народа. "Новые русские" склонные идеализировать патриархальную старину, находят в "Домострое" реалистическое изображение семейного и общественного обихода. Спору нет, реальная жизнь отразилась в тексте и подтексте этого произведения, но совсем иначе: в скрытой, дозированной, а иногда даже вытесненной форме.

Уникальность "Домостроя" в русской культуре, прежде всего в том, что после него уже не предпринималось сравнимой попытки нормировать весь круг жизни, особенно семейной, основываясь при этом на сверхчеловеческом императиве-авторитете, а из советских документов с ним можно сопоставить только разве что одиозный "Моральный кодекс строителя коммунизма

Вопрос 20. Русская правовая традиция

Традиция определяется как процесс передачи мнений, доктрин, практик, обычаев, церемоний от предков к потомкам путем устной коммуникации. Правовая традиция - приверженность общества и юристов соответствующим стереотипам мышления и мотивации поведения. С позиций когнитивного метода в правоведении возможно говорить о конструировании юридической картины мира, определяющей поведение социальных групп, вектор законодательного развития, вариативность процессов и характер институционального выбора.

К числу факторов, определяющих конфигурацию правовой традиции, современные исследователи относят религию, идеологию, экономику, географию, политическую систему, демографическую ситуацию, случайные или переменные обстоятельства. Их роль прослеживается и в формировании русской правовой традиции.

Религиозные представления играли существенную, но не определяющую роль в формировании русской правовой традиции. Религиозная основа русского права определяется культурной традицией Православия с его идеей коллективного спасения (в отличие от индивидуального спасения в католической и протестантской религиозной традиции). Влияние религиозного фактора в русской традиции, однако, не столь непосредственно по сравнению с другими правовыми традициями, где религиозные нормы заимствуются из Корана (в мусульманских странах), из Талмуда и Торы (в Израиле), из буддистских традиций (индуистское право), причем часто получают статус закона или инкорпорируются в действующее право другими способом.

Русская правовая система Нового времени в большой степени испытывает влияние идеологии (особенно государственное или конституционное право, уголовное право и административное право). В России идеология оказывает влияние через конструкцию государственной власти - формулу самодержавия. Соединяя в византийских традициях религиозную и светскую власть, самодержавие искало идеологическое обоснование в особых теоретических конструкциях. Их интеллектуальным обобщением в новое время выступили такие концепции, как "Москва - Третий Рим", "Православие-самодержавие-народность". Иногда современные авторы (начиная с Н.Бердяева) прибавляют к ним "коммунизм" (III Интернационал), имея в виду выстраивание преемственности идеологических стереотипов политико-правового развития до новейшего времени. Однако данный подход представляется спорным, поскольку коммунизм не выработал никакой позитивной концепции права и его легитимации. Трудно поэтому признать так называемое "социалистическое право" простым продолжением и тем более аутентичным выражением русской правовой традиции.

Экономический фактор позволяет найти объяснение ряда основных и устойчивых тенденций русского права, пробивающихся сквозь пеструю картину разнообразных социальных, экономических и политических событий. В качестве исходных позиций для анализа следует констатировать наличие определенного типа культуры, непременным условием существования которой является стабильность - как в экономическом, так и в политическом смысле. Прежде всего, имеется в виду то, что основным способом существования русского населения является земледелие, обработка ничем не защищенного и находящегося на открытой местности поля.

В отличие от кочевого населения, которое все свое имущество носит с собой, земледельческие народы вынуждены относиться к стабильности как к важнейшей жизненной необходимости. Если подходить с этой точки зрения, то русское централизованное государство постоянно находилось в экстремальной ситуации. Поэтому все наличные ресурсы государства - демографические, военные, финансовые - в принципе служили реализации данной цели, которая достигалась огромным их напряжением. Нехватка средств была постоянным лейтмотивом внутренней и внешней политики России на протяжении всей ее истории.

Тем не менее, в длительной исторической перспективе это государство не только устояло, но и значительно расширило свою территорию, включая новые земли, которые, несмотря на огромные различия в экономическом и политическом отношении, образе жизни и типах культуры населения, интегрировались в единую систему. Входившие в состав государства новые территории, прежде всего, становились объектом хозяйственного освоения как местного, так и пришлого населения, крестьянской земледельческой колонизации. Основой благосостояния оставался земледельческий труд, который создавал общественное богатство, давал государству материальные и демографические ресурсы для нормального функционирования. Именно поэтому все основные тенденции развития права и государственной политики были непосредственно связаны с вопросом о земле и крестьянском сословии.

Этими критериями стабильности объясняется слабое развитие рыночных отношений - частного и гражданского права. В процессе русской истории идет целенаправленная селекция правовых норм, укрепляющих административно-государственное регулирование.

Государство развивалось в условиях постоянной внешнеполитической нестабильности, тенденция к расширению территории в основном отвечала интересам населения не только центра, но и периферии. Формирующаяся русская правовая традиция оказывалась способной гибко и эффективно интегрировать различные обычаи, нормы и представления других (в том числе кочевых и архаичных) народов.

Демографический фактор определяет плотность и размещение населения, оказывая влияние на "национальный темперамент", семейное и административное право. Ключевым фактором формирования русской правовой традиции, начиная с эпохи древнерусского государства и до ХХ в., является низкая плотность населения и устойчивая тенденция к колонизации новых территорий крестьянским населением. Влияние демографического фактора проявляется в способе разрешения социальных конфликтов не путем юридического договора, но путем вытеснения недовольных на периферию государства (в виде бегства населения из центра на окраины) и в направлениях репрессивной политики (насильственное перемещение репрессируемых категорий в отдаленные регионы с целью их хозяйственного освоения).

Политическая система русского государства выражает свою специфику в сравнительной перспективе. Сословный строй как на Западе, так и в России складывался, прежде всего, под влиянием экономических отношений, но не без вмешательства государства. Однако в России его роль была значительно заметнее. Здесь существовали особые предпосылки законодательного закрепления специфической системы сословной организации общества. Главная из них может быть определена как необходимость скорейшей мобилизации экономических и людских ресурсов общества в условиях хозяйственной разобщенности регионов, недостаточного развития товарно-денежных связей, рассредоточенности населения на огромном географическом пространстве и постоянной борьбы с внешней опасностью. Самостоятельной темой выступает степень трансформации русской политико-правовой системы под влиянием монголо-татарского ига. Его воздействие на правовую традицию признавалось незначительным в классической русской историографии. Но его роль стала подчеркиваться консервативной историографией под влиянием евразийской теории после распада Российской империи, а особенно - после распада СССР. Решение проблемы государственной организации в России было найдено в создании особой системы, когда каждый слой общества (сословие) имел право на существование лишь постольку, поскольку нес определенный круг повинностей. Или, используя терминологию того времени, - "службы" или "тягла".

Сердцевину организации составляло условное землевладение - предоставление земли и крестьян служилым людям, помещикам, при условии несения ими военной или гражданской службы. Так сформировалась поместная система, основным преимуществом которой являлось то, что государство всегда могло располагать значительными военными силами без затраты каких-либо средств на их содержание. Условность поместного владения состояла в том, что оно в принципе не было наследственным и даже пожизненным владением, но зависело исключительно от факта несения службы государству.

Неизвестные, переменные и случайные факторы также способны оказать существенное влияние на формирование правовой системы. Сюда относятся фундаментальные внешние причины, способствующие развитию определенных правовых принципов (например, особое место Новгорода на перекрестке торговых путей, способствовавшее развитию частного права и вечевой демократии). Или, напротив, срывам естественного правового развития (татаро-монгольское нашествие, мировые войны, крушение Российской империи и утверждение коммунистической диктатуры, распад СССР в 1991 г.). Существенное значение имеет вклад исторических личностей - преклонение Петра Великого перед западными формами управления и технологиями; либеральные убеждения таких монархов, как Екатерина II и Александр I, случайные события - ссылка Сперанского в разгар кодификационных работ, покушение на Александра II перед подписанием "конституционного" документа. В ХХ в. - появление таких реформаторов как Витте и Столыпин, а затем - Горбачев и Ельцин, оказавшихся способными последовательно провести необходимые преобразования.

Сочетание этих факторов позволяет выдвинуть предположение о существовании русской правовой традиции, обладающей формой, стилем и содержанием, отличающими ее от правовых традиций других империй Нового времени.

В основу периодизации русской правовой традиции целесообразно положить структуру источников права. С этих позиций выделяется пять этапов:

1) древнейший (Киевская Русь), когда господствовало обычное право; 2) формирование централизованного государства (процесс унификации и кодификации обычного права); 3) правовая система имперского периода (приоритет рационализированного права над обычным); 4) идеократическая правовая система (приоритет светской идеологии над позитивным правом); 5) конституционное принятие концепции правового государства (закрепление преобладания международного гуманитарного права над российским).

-------------------

Ряд сквозных параметров традиционной системы, получивших правовое закрепление, рассматриваются в качестве констант русского правового развития, так как они неоднократно воспроизводятся в истории.

Во-первых, публично-правовой характер земельных отношений, решающая роль государства в формировании сословий аграрного общества, определении их правового статуса и повинностей. Исходная конструкция соединения земли и власти в рамках крепостного права составляла сердцевину служилого государства вплоть до начала его реформирования. Направления этого реформирования представлены проектами уложенных комиссий XVIII в.

Во-вторых, институт крепостного права как фундаментальный институт традиционного общества и уникальная особенность русской традиционной правовой системы. Процесс унификации и формализации правового положения затрагивал все социальные слои русского общества. Особенно заметными были изменения в статусе податных категорий населения, прежде всего крестьянства. Первоначально крестьяне не были прикреплены к земле каким-либо законодательным актом, они селились как на государственных, так и на частновладельческих и церковных землях. Категория государственных крестьян была многочисленной, но постепенно борьба за землю и труд крестьян стала изменять существующее положение.

В-третьих, слияние политической власти и социального контроля в форме служилого государства. Формирование сословий проходило под непосредственным влиянием государства, а административные учреждения существовали для обеспечения функций данного сословного строя. В тесной связи с этим находились выражаемые понятием "соборности" отношения государства с институтами социального контроля, какими были сословно-представительные учреждения - земские соборы, а отчасти церковь и аристократический совет при монархе - Боярская Дума. Наибольшую известность приобрел Земский собор 1613 г., избравший на царство родоначальника новой династии. Земский собор 1649 г., подкрепив своим авторитетом принятие Соборного уложения, завершил процесс закрепощения сословий государством. После этого сама идея земских соборов потеряла смысл, и во второй половине XVII в. они перестали созываться.

В-четвертых, юридическая нечеткость оформления института частной собственности на землю. Основой процесса консолидации нового правящего класса являлась эволюция отношений собственности, идущая на протяжении второй половины XVII в. Социальный смысл этой эволюции состоял в уравнении правового статуса поместной (условной) формы землевладения с вотчинной (безусловной) его формой. Юридическое признание этого факта стало возможным, однако, лишь в петровскую эпоху. Указ Петра 1 от 23 марта 1714 г., фактически уравнявший основные типы землевладения, имел задачей остановить процесс бесконечного дробления земельного фонда страны под влиянием демографического фактора, поскольку преследовал цель утверждения новой для России формы единонаследия. Однако, и эта попытка стабилизации численности сословия служилого землевладения путем создания нового закона, оказалась трудно выполнимой на практике. Традиционная бюрократия смогла нивелировать новую норму, что впоследствии признал и сам законодатель.

В-пятых, роль государства (бюрократии) в регулировании поземельных отношений и формировании правящей элиты. Переломным этапом в реализации усилий государства по созданию нового правящего класса явилось его преобразование на основании Табели о рангах 1722 г. Ее смысл состоял в следующем: правящий класс получал единую структуру; устанавливались новые принципы социальной мобильности (местнические принципы выдвижения по знатности окончательно уступили место выслуге, служебной компетентности); возрастала зависимость правящего класса от государственной власти (поскольку карьера и несение служебных обязанностей за жалованье исключали или сильно ограничивали другие источники доходов); увеличивалась рационализация организации правящего класса. Эта организация шла теперь не по линии внутрисословных подразделений, а по чиновному рангу, во-первых, и по функциональному признаку (принадлежность к военной, гражданской или дворцовой иерархии), во-вторых. Все эти черты нового социального порядка способствовали бюрократизации и концентрации власти в руках правящей элиты (генералитета) и самого монарха. Именно переходу от традиционных форм управления к созданию рациональной бюрократии придавалось решающее значение в процессе утверждения абсолютизма.

Таким образом, правовая традиция не сводится к единой "колее". Она предполагает механизм саморегуляции системы под влиянием как внутренних, так и внешних факторов, включает вариативность процессов и, во всяком случае, исключает фаталистический взгляд на традицию. Действие ее "исторических" факторов в настоящее время сохраняется не в прямой, но опосредованной форме - скорее на уровне идеологии, чем позитивного права и практики правоприменения.

Наиболее характерными институтами русского права, имеющими традиционное происхождение, должны быть признаны: государственная собственность на землю и поместная система, крепостное право и самодержавие. Вопрос о том, можно ли вообще определить эти нормы в категориях западного гражданского и публичного права, как это пытались сделать русские юристы и историки начала ХХ в., остается открытым. В современном правовом языке нет аналогов понятию "общинной собственности" или "колхозной собственности". Эти аналоги, однако, можно попытаться, следуя за русской юридической мыслью прошлого, отыскать в истории права. Например, в некоторых категориях римского права, которые выступают при этом как известные социологические идеальные типы, позволяющие интерпретировать иную реальность.

Вопрос 21. Крестьянская община на Руси. Закон и обычай.

Итак, русский крестьянин вынужден был противостоять двум силам: и суровым природным условиям, и домогательствам государства и помещиков. И он издавна нашел коллективную защиту от обеих напастей. Это - крестьянская община.

Русская крестьянская община - это особый социальный мир, удивительный и зачастую поражающий воображение современного человека. Ценность общины для крестьян заключалась в социальных гарантиях, которые "мир" мог дать общинникам. Основу этих гарантий составляла общая собственность на землю. Причем эту принадлежность земли общине, а не отдельному крестьянину община активно использовала, периодически осуществляя переделы земли. Молодым семьям община давала надел, снимая землю у семей, которые уже не могли платить налоги за большой надел.

Особо нужно указать, что все важные для общины решения принимались сообща, на общем сходе. Благодаря такой народной демократии и общинной собственности на землю осуществлялась поразительно точная социальная справедливость. Об этой удивительной "общинной демократии" замечательно пишет А. Энгельгардт в своих знаменитых "Письмах из деревни":

"Я уже говорил в моих письмах, что мы, люди, не привыкшие к крестьянской речи, манере и способу выражения мыслей, мимике, присутствуя при каком-нибудь разделе земли или каком-нибудь расчете между крестьянами, никогда ничего не поймем. Слыша отрывочные, бессвязные восклицания, бесконечные споры с повторением одного какого-нибудь слова, слыша это галдение, по-видимому, бестолковой, кричащей, считающей или измеряющей толпы, подумаем, что тут и век не сочтутся, век не придут к какому-нибудь результату.

Между тем подождите конца и вы увидите, что раздел произведен математически точно - и мера, и качество почвы, и уклон поля, и расстояние от усадьбы, все принято в расчет, что счет сведен верно и, главное, каждый из присутствующих, заинтересованных в деле людей, убежден в верности раздела или счета. Крик, шум, галдение не прекращаются до тех пор, пока есть хоть один сомневающийся.

То же самое и при обсуждении миром какого-нибудь вопроса. Нет ни речей, ни дебатов, ни подачи голосов. Кричат, шумят, ругаются - вот подерутся, кажется, галдят самым по-видимому, бестолковейшим образом. Другой молчит, молчит, а там вдруг ввернет слово - одно только слово, восклицание, - и этим словом, этим восклицанием перевернет все вверх дном. В конце концов, смотришь, постановлено превосходнейшее решение, и опять таки, главное, решение единогласное" (Письмо шестое).

Суровость жизненных условий требовала от крестьян взаимовыручки. Всевозможные виды взаимопомощи ("помочи", "дожинки", "капустники", "толока"), сбор средств погорельцам были обязательной составной частью общинного быта. Никто никогда не бывал забыт, несправедливо обижен или выкинут из общинного социума.

Было бы натяжкой считать, что весь уклад общины являлся прямым следствием искреннего принятия крестьянами православной веры - живучесть общины зиждилась прежде всего на даваемых ею социальных гарантиях. Однако несомненно, что и общинная собственность на землю, и "помочи", и решение дел на сходе полностью гармонировали с существующими в Православии принципами общности земных благ, милосердия и соборности и поддерживались ими.

Наконец, община помогала сохранить уникальный культурный мир русского крестьянства, весь пронизанный токами православия. Умилительный народный календарь, в котором причудливо переплетаются христианские святые с погодными приметами, дает о нем яркое представление: на "Сидора-огуречника" - сажали огурцы, на "Федора-житника" сеяли жито, на "Алену-льносейку" - лен, на "Федосью-гречишницу" - гречиху, на "Наталью-овсяницу" - косят овес, на "Параскеву трепальницу" треплют лен, на Ильин день заканчивали сенокос и начинали жатву. "Медовый" и "яблочный" Спасы - тоже из народного календаря.

Таким образом, в силу уникальных условий, подавляющая часть русского населения жила в условиях общности имущества. Пусть эта общность не была тотальной - "крестьянский социализм" был слабым и затрагивал только одно из средств производства - землю. Но и это разительным образом отличало русский народ от народов Запада.

Вопрос 22. Положение женщины в традиционных обществах (компаративный анализ).

В патриархальной семье на женщину смотрели прежде всего как на семейную работницу, способность работать нередко была главным критерием при выборе невесты. "Женский труд в крестьянской семье и хозяйстве ужасен, поистине ужасен, - писал Глеб Успенский. - Глубокого уважения достойна всякая крестьянская женщина, потому что эпитет "мученица", право, не преувеличение почти ко всякой крестьянской женщине". Мученицей делали женщину не только труд, но и бесправие, зависимость ее от мужа, отца, свекpови и то, что ее pоль pаботницы находилась в постоянном пpотивоpечии с ее же pолями жены и матеpи. "В большой семье ни сила, ни ум, ни хаpактеp, - ничто не спасет женщину от подчинения и связанных с ним пpитеснений..."

Вопрос 23. Отношение к детям в традиционных обществах. Их права и обязанности.

Традиционная семья в аграрном обществе - это прежде всего экономическая ячейка. В условиях натурального и полунатурального хозяйства, в условиях слабого распространения сложных организационных структур (таких как компании) именно семьи выполняли основную функцию по первичной организации экономической деятельности (в подавляющем большинстве случаев - крестьянского хозяйства). От того, насколько хорошо семья выполняла экономическую функцию, зависела в буквальном смысле жизнь и смерть человека. Голод в традиционном обществе не был редкостью, поэтому семья должна была прежде всего обеспечить выживание своих членов, а любовные и прочие чувства могли играть лишь второстепенную роль.

Поэтому институт брака выполнял в первую очередь экономическую роль, его заключение жестко контролировалось родителями молодоженов и другими родственниками, а чувства молодых людей, как правило, не особенно принимались в расчет. Как следствие, личная жизнь находилась под жестким внешним контролем, добрачный секс не допускался.

Экономическая эффективность традиционной семьи достигалась на основе:

единоначалия (жена и дети жестко подчинялись главе семьи),

жесткого распределения ролей (причем экономическая целесообразность, основанная на традициях, имела приоритет над любовными взаимоотношениями и правом человека на личную свободу),

объединением в "экономической ячейке" большого количества людей (патриархальная "большая семья", когда под одной крышей жили 3 поколения, включая взрослых братьев и сестер с их детьми, была широко распространена),

устойчивостью семьи (например, чувства, как правило, не могли быть обоснованием развода).

Эти принципы весьма напоминают принципы современного менеджмента в компаниях (впрочем, от чрезмерно жесткого стиля управления уже начали отходить и в бизнесе).

Отношение к детям в традиционной семье было чисто утилитарным (сейчас мы бы сказали "потребительским"). В крестьянской семье дети работали с раннего возраста. В периоды голода (что не было редкостью) дети умирали первыми. Л.Н.Толстой писал в "Воскресении": "Незамужняя женщина ... рожала каждый год и, как это обычно делается по деревням, ребенка крестили, и потом мать не кормила нежеланно появившегося, не нужного и мешавшего работе ребенка, и он скоро умирал от голода". В начале XX века В.В.Вересаев записал поразительную народную поговорку: "Дай, господи, скотину с приплодцем, а деток с приморцем".

В народном сознании было глубоко укоренено представление о безграничных правах родителей по отношению к детям и столь же безграничном долге детей по отношению к родителям. Критические голоса раздавались еще в XVIII веке. Но даже в конце XIX века родительская власть была очень велика. Все еще встречалось выражение "отец заложил сына" (то есть отдал в работу на определенный срок, а деньги взял вперед). Родителям принадлежало решающее слово, когда речь шла о женитьбе, а особенно о замужестве детей. Даже и более поздний автор отмечает - в 20-е годы ХХ века, - что "в крестьянском мировоззрении отсутствует пункт об ответственности родителей перед детьми, но зато ответственность детей перед родителями существует в преувеличенном виде".

Вопрос 24. Концепция государственного управления в работах Конфуция.

Основой социально-политического и этического учения Конфуция, изложенного в сборнике "Лунь юй" ("Беседы и высказывания"), составленном учениками Конфуция после его смерти, является принцип добродетели - "дэ". Этот принцип распространяется на всех людей, причастных к управлению. По Конфуцию, управляющие верхи должны быть совершенными ("цзюнь-цзы" - благородные) и подчинены строгим нормам ритуала "ли" - чувству долга и справедливости, стремлению к знаниям, верности, уважению к старшим, гуманному отношению к подчиненным. Благородный чиновник всегда следует идеалам справедливости и готов достойно встретить свою отставку. "Правящий с помощью добродетели подобен полярной звезде, которая занимает свое место в окружении созвездий".

Признавая божественное и естественное начало власти, Конфуций свой главный интерес видел в том, как обустроить жизнь людей, обеспечить мудрый и справедливый порядок в государстве.

Опираясь на традиционные воззрения, Конфуций развивал патриархально-патерналистскую концепцию государства. Он уподоблял государство гигантской семье: царь ("сын неба") - отец, старшие братья - чиновники, младшие - работники. Цель государства и царской власти - общее благо семьи.

Изображаемая Конфуцием социально-политическая структура строится на принципе неравенства в обществе: "простолюдины", "низкие", "младшие" должны подчиняться "лучшим", "старшим". Тем самым обосновывалась аристократическая концепция правления восточного образца. Наряду с нравственностью Конфуций отмечает большое значение четкой организации и формализации деятельности с тем, чтобы каждый соблюдал свои обязанности и находился на отведенном ему месте, должности, посту.

Конфуций провозгласил правила "ли" основой социального порядка, важнейшим условием достижения гармонии в обществе. В его представлении правила "ли" являли основной организующий, дисциплинирующий и в то же время разводящий людей по рангам фактор. Как замечал Конфуций, "без "ли" почтительность превращается в утомительность, осторожность - в трусость, смелость - в смуту, прямота - в грубость".

Конфуций пытался восстановить весь комплекс "ли" - сложившихся веками обычаев, определявших каждый шаг китайцев. Пример же в их исполнении должны были показывать высшие и средние чиновники. Характерно, что великий мыслитель достаточно скептически относился к попыткам управления посредством создания новых жестоких законов. Таким путем, как считал он, можно лишь вызвать страх, но не достигнуть нравственного обновления.

На уровне семьи, родственных отношений основополагающее значение имел принцип "сяо" - сыновней почтительности. Главное - "служить родителям при их жизни по правилам "ли", захоронить их после смерти по правилам "ли" и приносить им жертвы по правилам "ли". В сяо Конфуций видел значимый элемент управления. Как-то Конфуция спросили: "Почему вы не принимаете участия в администрации?" Последовал ответ: "Проявляй сяо и ди (братские чувства) - это и есть управление". Согласно Конфуцию, семья являлась обществом и государством в миниатюре. Налаживая отношения в семье, можно установить и правильные отношения в государстве.

Конфуцию принадлежит концепция "цзюнь-цзы" - "благородного мужа". "Благородному мужу" должны быть присущи такие черты, как справедливость, скромность, правдивость, приветливость, почтительность, искренность, осторожность, умение сдерживать свои желания, неприятие клеветы и др. "Благородный муж", лишенный жэнь, уже не является цзюнь-цзы. Для того чтобы стать "благородным мужем", необходимо наряду с жэнь обладать и таким качеством, как "вэнь". К вэнь относится то, что человеком приобретается в процессе обучения. Важно умение сочетать в себе природные качества и благоприобретенные знания, что достижимо лишь для идеальной личности.

Конфуций отличал "благородного мужа" от "маленького человека". Он подчеркивал: "Благородные живут в согласии, но отличаются друг от друга, мелкие люди одинаковы, но не ладят друг с другом". "Благородный муж стремится к человеколюбию и справедливости, маленький человек стремится к богатству и выгоде".

Таким образом, идея Правил связывалась с концепцией "цзюнь-цзы" и ориентировалась на его носителя. Во главе государства должен был находиться именно "благородный муж". Как отмечал Конфуций, "если правитель любит "ли", то никто из народа не посмеет быть непочтительным; если правитель любит справедливость, то никто из народа не посмеет не последовать ему; если правитель любит искренность, то никто из народа не посмеет скрывать свои чувства".

У Конфуция отсутствует подробная схема организации управления, однако им выдвинут и разработан ряд принципиально новых идей, заложивших основу всей последующей китайской государственности.

Именно Конфуций создал образ китайского бюрократа. В рассуждениях об управляющих Конфуций обращается к модели цзюнь-цзы. К примеру, он так отзывается о Цзы Чане: последний "обладает четырьмя дао благородного мужа: в своих поступках он проявляет чувство самоуважения; находясь на службе у вышестоящих, он проявляет чувство ответственности (цзин); воспитывая народ, он проявляет чувство доброты; используя народ, он проявляет чувство справедливости". Отметим, что Цзы Чань являлся современником Конфуция, занимая в течение 22 лет пост первого сановника в небольшом царстве Чжэн.

Конфуций обращал внимание на необходимость избегать конфликтов между управляющими и управляемыми. Первые должны стремиться к тому, чтобы народ доверял им. Конфуций неоднократно в беседах с учениками подчеркивал именно этот аспект управления. Как считал он, хорошо управляемое государство должно располагать достаточным количеством продовольствия, достаточным вооружением и, самое главное, администрация должна пользоваться доверием народа. Конфуций подчеркивал, что в случае крайней нужды возможен отказ от вооружения и продовольствия, однако недопустима утрата доверия народа, ибо, если народ прекратит верить, государству не удержаться. Бюрократия, как полагал Конфуций, несет обязанность не только заботиться о соблюдении Правил, но и на собственном примере подтверждать приверженность им.

Касаясь характера отношений между правителем и чиновниками, Конфуций замечал, что император обращается к Правилам для наставления чиновников, последние же в службе правителю исходят из чувства преданности.

В своих суждениях Конфуций опирался на традиционное верование в божественную силу Неба. Небо выступало высшей направляющей силой, от которой зависела судьба всех жителей Поднебесной и жизнь всего государства. Но постижение воли Неба дано не каждому. Конфуций наделял ролью земных интерпретаторов воли Неба только цзюнь-цзы, в совершенстве овладевших принципами "ли". Именно при благосклонности Неба правитель становится "благородным мужем". Горе настигает того правителя, от кого отвернулось Небо.

В 515 г. до н. э. состоялась беседа Конфуция с Цзин-гуном, правителем царства Ци. В этом царстве обстановка при дворе складывалась таким образом, что сановник Янь Ин осуществлял контроль за положением в столице. Цзин-гун, которого не устраивало чрезмерное влияние сановника, попросил Конфуция поделиться соображениями о сути истинного правления.Ответ Конфуция гласил: правителю надлежит быть истинным правителем, сановнику надлежит быть истинным сановником, отец должен быть истинным отцом, сын - истинным сыном. Тем самым Конфуций давал понять, что в царстве Ци еще не достигнуто истинное правление, поскольку власть не сконцентрирована в руках правителя, а сановники превышают свои полномочия, что не могло не оказать влияния на нравственные принципы взаимоотношений отцов и детей.

Многие афоризмы Конфуция широко распространены. Процитируем некоторые:

"Если наставлять приказами и насаждать порядок наказаниями, то люди будут стараться обойти запреты и потеряют чувство стыда. Если наставлять добродетелью и поддерживать порядок посредством ритуала, люди будут знать, что такое стыд, и будут вести себя пристойно".

"Не беспокойся о том, что не занимаешь высокий пост. Беспокойся о том, хорошо ли служишь на том месте, где находишься. Не беспокойся о том, что тебя не знают. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы тебя знали".

"Секрет доброго правления: правитель да будет правителем, подданный - подданным, отец - отцом, а сын - сыном".

"Благородный муж берет своей основой чувство долга, претворяет его в жизнь посредством ритуала, являет миру в своей скромности, а приводит к завершению правдивостью своих слов".

"Когда верхи чтят ритуал, никто из простолюдинов не посмеет быть непочтительным; когда верхи чтят долг, ни кто из простолюдинов не посмеет быть непокорным; когда верхи любят доверие, никто из простолюдинов не посмеет быть нечестным".

"Когда богатства распределяются равномерно, то не будет бедности; когда в стране царит гармония, то народ не будет малочисленен; когда царит мир в отношениях между верхами и низами, не будет опасности свержения правителя".

"В кругу семьи почитай родителей. Вне семьи почитай старших. Будь честен и милостив с людьми, возлюби добро. Если, соблюдая эти правила, ты еще будешь иметь досуг, используй его для учения".

"Человек расширяет Путь, а не Путь расширяет человека. Благородный муж помогает людям увидеть то, что в них есть доброго, и не учит людей видеть то, что есть в них дурного. А низкий человек поступает наоборот".

Таким образом, управленческие идеи Конфуция включают следующие положения.

1.Конфуций первым поставил в теории управления вопрос об этике управленческого труда: а) существуют четкие этические принципы, которые управленец не может нарушать; б) нарушение этих принципов - одна из главных причин противоречий и антагонизмов между управляющими и управляемыми; в) соблюдение главного этического правила: чего не желаешь себе, не делай и другим; г) другие этические принципы управленца: справедливость, искренность, честность.

2.Конфуций определил основные механизмы в управлении людьми: а) людьми можно управлять только на основе законов; б) людьми можно управлять, держа их в страхе, и они побоятся совершать дурные поступки, но в их сердцах не будет отвращения к дурному, поэтому они всегда потенциально готовы к преступлению; в) управление людьми на основе их умственного и нравственного развития - только оно способно заставить человека стыдиться плохих дел. Самый страшный кризис - моральный, связанный с разложением этических норм, совести.

3.Конфуций одним из первых сформулировал принцип разделения и специализации труда: а) общество должно быть построено по строго иерархическому принципу;б) только иерархическая структура способна обеспечить четкое разделение труда и обязанностей людей.

4.Руководителем можно стать лишь на основе изучения прошлого опыта и постоянного познания нового: а) кто повторяет старое и изучает новое, может стать предводителем; б) всё, что видишь и слышишь, молча откладывай в своем сердце; в) ничтожен тот, кто не желает извлекать поучительных уроков из прошлых трудностей.

Вопрос 25. Идеальный правитель в концепции Лао Цзы

Важным направлением ранней китайской управленческой мысли является даосизм. Его основоположник - Лао Цзы.

В отличие от традиционных теологических толкований "дао" как проявления "небесной воли" Лао Цзы характеризует это понятие как независимый от небесного владыки естественный ход вещей, естественную закономерность. "Дао" определяет законы неба, природы и общества. Оно олицетворяет высшую добродетель и естественную справедливость. В отношении к "дао" все равны.

Существенная роль в даосизме отводится принципу воздержания от активных действий. Невмешательство выступает в этом учении прежде всего как осуждение антинародной активности властителей и богачей, как призыв воздержаться от притеснения народа и оставить его в покое. "Если дворец роскошен, то поля покрыты сорняками и хлебохранилища совершенно пусты. Все это называется разбоем и бахвальством. Оно является нарушением "дао". Народ голодает оттого, что власти берут слишком много налогов". Все неестественное (искусственные, надуманные установления в сфере управления, законодательства и т. д.), согласно даосизму - это отклонение от "дао" и ложный путь. В известном смысле "дао" скорее означало отказ от цивилизации и возвращение к природе, нежели дальнейшее совершенствование общества, государства и законов.

Резкой критике Лао Цзы подвергает всякого рода насилие, войны, армию. "Где побывали войска, - замечает он, - там растут терновник и колючки. После больших войн наступают голодные годы. Победу следует отмечать похоронной процессией". Однако восхваляемое даосизмом "недеяние" вместе с тем означало также и проповедь пассивности, отказ от активной борьбы народных масс против своих угнетателей и притеснителей. Даосистской критике культуры и достижений цивилизации присущи консервативно-утопические черты. Лао Цзы призывает к патриархальной простоте минувших времен, к жизни в маленьких, разобщенных поселениях с малочисленным населением, к отказу от письменности, орудий труда и всего нового. Эти аспекты даосизма существенно притупляли остроту его критических стрел в адрес реально существовавших социально-политических порядков.

Основные положения даосизма применительно к управлению включают следующее:

-даосизм есть философия "недеяния", согласно которой именно бездействие, а не активность, приносит людям счастье и спокойствие;

-всё сущее развивается, изменяется само собой. Всё сущее есть результат саморазвития;

-в то же время даосизм - это не отсутствие всякого действия как такового, а отсутствие действия, которое идет вразрез с принципом саморазвития.

Лао Цзы первым сформулировал принцип невмешательства государства в управление экономическими и социальными процессами, т. е. по существу он был первым либералом:

1. лучший руководитель тот, о котором люди знают лишь то, что он существует; мудрый руководитель не делает ничего такого, что тормозит принцип саморазвития, и тогда общество процветает, пребывая в гармонии и спокойствии.

2. Идея ситуативности управления: а) методы и стиль управления выбираются управленцем по ситуации, в соответствии с ней; б) нет изначально плохих или изначально хороших методов или стилей управления - есть соответствующие ситуации или несоответствующие (неадекватные); в) мудрость управленца, искусство управления заключается в способности правильно выбрать метод и стиль управления, соответствующий конкретной ситуации (в условиях кризиса нельзя управлять теми же методами, что и при нормальном развитии страны).

3. Управление страной при помощи знаний приносит ей несчастья, а без их применения приводит страну к счастью: а) трудно управлять людьми, у которых много знаний; б) поэтому надо не просвещать народ, а оглуплять его; в) сердца и души простолюдинов (управляемых) надо делать пустыми, а их желудки и кошельки - полными. Тогда в обществе настанет покой и счастье.

4. Управлять легче малым и немногим, чем большим и многочисленным: а) Лао Цзы впервые поставил проблему оптимального размера объекта управления; б) масштабы объекта управления должны соответствовать масштабам субъекта управления. Нельзя малой группе людей властвовать над слишком большой территорией - не смогут управлять.

5. Нет для руководителя большего несчастья, чем незнание границы собственной страсти, и нет большей опасности, чем приобретение богатства: а) руководитель должен уметь сам ограничивать себя; б) руководитель не должен подменять достижение целей общества (организации) целями личного обогащения. Если это происходит, то следует крах общества, организации, а в конечном счете, и самого руководителя.

6 .Руководитель должен начинать преодоление трудного с преодоления легкого (философия малых дел): а) "осуществление великого начинается с малого": прежде чем ставить перед собой системные цели, научитесь достигать целей локальных; б) не надо гнушаться малым, не бойтесь начинать с малого; в) к большому и трудному надо идти, обучаясь преодолевать незначительные трудности, решая простые задачи.

7.Руководитель не должен быть самонадеянным. Уверенным в себе, но никогда не самонадеянным.

Мудрый руководитель смотрит на любое дело как на трудное, поэтому в итоге оно будет легким, так как он мобилизует все свои ресурсы.

Если совершенномудрый обычный человек, то он делает добро лишь тем, кто находится непосредственно рядом с ним. Но если он правитель страны, то он творит добро для всех. Однако следовало бы заметить, что даосы считают что правитель просто обязан быть мудрецом. Человек, не является мудрецом, может занимать сколь угодно высокий пост, но правителем быть не может. Поэтому в "Дао де цзине" очень много говорится о том, каким должен быть правитель.

Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те правители, которые требуют его любить и возвышать. Еще хуже те правители, которых народ боится, и хуже всех те правители, которых народ презирает. Поэтому, кто не заслуживает доверия, не пользуется доверием у людей. Кто вдумчив и сдержан в словах, успешно совершает дела, и народ говорит, что он следует естественности.

Таким образом, мы обращаемся к понятию "ву-вей": лучший правитель тот, о делах которого народ говорит; "Это случилось с нами само собой". Он следует естественности и действует недеянием. Он по-настоящему мудр. Но в трактате есть и такие советы, которые современному читателю не очень понравятся, хотя они полностью правдивы:

... управляя страной, совершенномудрый делает сердца подданных пустыми, а желудки полными. Его управление ослабляет их волю и укрепляет их кости. Оно постоянно стремится к тому, чтобы у народа не было знаний и страстей, а имеющие знания не смели бы действовать.

Знание - лишь миф, отвлекающий народ от его основных занятий и оно в данном случае противоположно естественному ходу событий. Данная позиция оправдывается тем, что, по представлениям даосов, любое знание, которое можно почерпнуть из книг - ложно по своей природе, оно может только привести мир к потере гармонии, выведет его из состояния некоей упорядоченности, которая изначально есть, благодаря силе Дао.

Кто правит страной посредством Дао, не покоряет другие страны при помощи войск, так как это может обратиться против него. Где побывали войска, там растут терновник и колючки. После больших войн наступают голодные годы. Искусный полководец побеждает и на этом останавливается, и он не будет осуществлять насилие. Он побеждает, но при этом не прославляет себя. Он побеждает, но никогда не нападает. Ведь если он становится агрессором, то он несет зло, а значит идет против Дао, в итоге он будет повержен. Он побеждает потому, что его к этому вынуждают: он лишь отражает нападение.

Лао Цзы учит править недеянием, ведь, когда в стране много запретительньгх законов, народ становится бедным, когда у народа много оружия, в стране увеличиваются смуты, когда растут законы и приказы, увеличивается число воров и разбойников.

Поэтому совершенномудрый говорит:

"Если я не действую, народ будет находиться в самоизменении; если я спокоен, народ сам будет исправляться. Если я пассивен, народ сам становится богатым; если я не имею страстей, народ становится простодушным".

Одна из забот правителя наказывать провинившихся, но в трактате говорится, что человек не имеет права, не следуя Дао, вершить судьбы других людей. Палач - весьма редкое и не характерное именование Дао, но все же лишь Дао предопределяет судьбу людей и вещей. Лишь ему дано высшее право вершить судьбы людей, и никто другой не имеет права осуждать или карать других. И человек должен вечно помнить об этой каре.

Даосские мудрецы предлагали так же и методы решения дипломатических вопросов, в качестве основного: инициатива исходит от большого государства, которое внешне проявляет податливость., а на самом же деле набирает внутреннее могущество. Следуя концепции преобладания малого над большим, податливого над жестким и малоприметного над грандиозным, идеалом для даосов было небольшое государство, построенное по архаичному патриархально-семейному принципу.

В этом заключается великая мудрость Даосизма.

1

Показать полностью… https://vk.com/doc45703443_335622628
156 Кб, 22 октября 2014 в 9:59 - Россия, Ростов-на-Дону, ИУБиП, 2014 г., docx
Рекомендуемые документы в приложении