Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
pdf

Студенческий документ № 006221 из ЮФУ (бывш. РГУ)

Санкт-Петербургский государственный университет

Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций

Совет молодых ученых

Медиасфера:

проблемы и точки развития

Результаты квалификационных исследований, рекомендованных к публикации в 2015 году

Сборник научных работ бакалавров

Института "Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций"

Санкт-Петербург 2015

Медиасфера: проблемы и точки развития. Результаты квалификационных исследований, рекомендованных к публикации в 2015 году: сб. науч. работ. Вып. 2 (9) / ред. и сост. А. Н. Марченко. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, высш. шк. журн. и мас. коммуникаций, совет молодых ученых, студ. науч. альманах "Опыты. Les Essais", 2015. - 100 с.

В сборнике опубликованы статьи, обобщающие результаты рекомендованных к публикации ГАК выпускных квалификационных работ бакалавров Института "Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций" Санкт-Петербургского государственного университета.

В сфере интересов авторов находятся философские, технические, экономические, исторические и политические аспекты функционирования современных массовых коммуникаций.

Сборник по-своему отражает направления научного поиска в институте в течение нескольких последних лет. Сборник адресован молодым специалистам в области журналистики, рекламы и связей с общественностью, студентам и аспирантам профильных факультетов, а также всем интересующимся развитием средств массовой информации.

(c) Авторы сборника, 2015 (c) С.-Петерб. гос. ун-т, высш. шк. журн.

и мас. коммуникаций, Совет молодых ученых, студ. науч. альманах "Опыты. Les Essais", 2015

Содержание

6 Социальная проблематика межнациональных отношений в программах отечественного ТВ Виктория Юрьевна Буткевич

11Мультимедиатизация общественно-политических СМИ (на примере

Russia Beyond the Headlines и The New York Times) Милана Аркадьевна Винн

16Проблемный репортаж на региональных телеканалах:

сравнивая Красноярск и Петербург Екатерина Евгеньевна Кашутчик

20 Освещение этноконфессионального конфликта в современной прессе Судана Юлия Дмитриевна Клусова

25Международная проблематика в англоязычной и франкоязычной прессе Канады на примере изданий "The Toronto Star" и "La Presse" Валерия Александровна Кузьмина

29Роль Russia Today в формировании информационной повестки дня

Ксения Олеговна Невмержицкая

35 Отражение черт русского национального характера в журналах "Вестник Европы" (1870-е гг.) и "Русский репортёр" (2010-е гг.) Анна Михайловна Нечай

40Японский дизайн: особенности формирования и современное состояние Галина Игоревна Потапова

44Оценка эффективности спецпроектов в российских онлайн медиа через определение цены контакта Мария Эдуардовна Рзаева

51Образ Ленина и Сталина в советской печати 1930-х годов

Инна Иендеевна Син

56Эксперимент как метод научно-познавательной журналистики Анна Евгеньевна Смирнова

60Особенности рецензий Георгия Адамовича

(на примере "Литературных бесед" в "Звене" в 1924-1925 гг.) Ольга Владимировна Смирнова

66Ток-шоу как разновидность прагматического направления медицинских программ (на примере программ "Жить здорово" и "О самом главном") Ольга Вячеславовна Тарасова

70Формирование этномифа в журналах о путешествиях

Виктория Александровна Фоменко

76Зарубежные форматы на российском телевидении:

творческий и экономико-правовой аспекты Ксения Валентиновна Чимпоакэ

81Сообщество социальной сети "ВКонтакте" как инструмент

SMM-продвижения в различных сферах бизнеса

Анастасия Игоревна Шабалина

85Факторы отбора фотоматериала в современной ежедневной прессе

Екатерина Александровна Шарова

90Сотрудничество хакеров и СМИ (на примере деятельности группы "Анонимный интернационал")

Елена Александровна Яковлева

Виктория Юрьевна Буткевич Научный руководитель д. филол. н., проф. М. А. Бережная

Социальная проблематика межнациональных отношений в программах отечественного ТВ

Аннотация. Проблемы межнациональных отношений - одни из самых актуальных для современности. Журналисты-телевизионщики сталкиваются с определенной долей ответственности и риска, освещая межнациональные конфликты. В статье отражены основные подходы к освещению социальных межнациональных конфликтов на отечественном телеэкране на примере информационного контента трёх популярных отечественных телеканалов - Первый, Россия-1 и НТВ.

Современное российское общество считает проблемы межнациональных отношений одной из главных угроз мирному существованию страны. Об этом говорят результаты последних социологических опросов. 21% опрошенных считает, что на сегодняшний день большую опасность для страны представляют межнациональные конфликты (8), а 57% людей уверены, что межнациональные отношения в последние годы стали более напряженными (6).

Современные СМИ - главный источник информации, который играет значительную роль в формировании общественного мнения и является средством пропаганды и манипулирования общественным сознанием. Такую точку зрения высказали 59% граждан, согласно проведённому исследованию Левада-Центра (12). Несмотря на это, 29% считают, что средствам массовой информации вполне можно доверять (13). Наибольшим доверием пользуется телевидение: так считает 65% аудитории (11). Результаты опросов, проведённых ВЦИОМ, говорят: 92% людей узнают о происходящих событиях с голубых экранов (5), а 51% опрошенных считают телевидение жизненно необходимым (7).

Таким образом, телевидение обладает практически полной монополией на формирование общественных установок, определённого взгляда на происходящие события и процессы.

Освещением проблем межнациональных конфликтов занимается этножурналистика. Во-первых, она является инструментом национальной политики, а во-вторых выполняет роль субъекта регулирования национальных отношений.

В такой многонациональной стране, как Россия (на территории России проживает более 180 национальностей), этножурналистика должна быть всегда очень популярна. Например, в годы советской власти была широко развита сеть национальной прессы. Однако, как утверждают мыслители того времени (например, Н. А. Бердяев), правительство глубоко ошибалось в выбранном направлении национальной политики (2; 72). В советской формуле о "дружбе народов" был заложен смысл о мирном существовании этносов, означающий ликвидацию каких-либо претензий народов друг к другу. В СМИ появилось понятие - "советский народ". Ю. В. Латыш отмечал: "Появление этого термина де-факто означало, что декларируемое "слияние наций" будет происходить путём русификации" (10). У каждой из наций нашлись претензии друг к другу не только территориального, политического, экономического, но и социальнобытового характера.

Оживление этножурналистики пришлось на перестроечный период. Гласность и ускоренная демократизация привели к обострению межэтнических конфликтов. Началась информационная революция: на страницы печатных изданий, в теле- и радиоэфир хлынул большой поток материалов, в которых освещались межнациональные конфликты и войны.

Неверие в формулу "дружбы народов" стало одним из факторов распада Союза. Теперь каждая из наций получила право на самоопределение, а журналистика некогда единого русифицированного государства распалась на множество "журналистик", которые, спустя некоторое время, стали именоваться "журналистиками" стран ближнего зарубежья (1).

В 1990-е гг. материалы о проблемах межнациональных взаимоотношений стали всё чаще мелькать на страницах периодики и голубых экранах, а журналисты, специализирующиеся в области межэтнических и межконфессиональных вопросов, владеющие национальными языками, стали очень востребованными. Наибольшую сложность и остроту межнациональным отношениям придавали политизация, использование национального фактора как инструмента в борьбе старых и вновь формирующихся элит за власть и ресурсы (9; 122).

После распада СССР государство предприняло попытку реализации новых концепций в национальной политике (14; 12). Журналистика, а в частности - социальная журналистика, стала полем для обсуждения межнациональных проблем, основным средством регулирования национальных отношений. Кроме этого, определились конкретные функции такой журналистики - познавательная, идеологическая, интегративная, пропагандистская, функция социокультурной адаптации и сохранения национальных ценностей.

Сегодня к проблемам межнациональных отношений относят этнофобию, экстремизм, на ционализм, религиозную и национальную нетерпимость, проблемы миграции, конфликты в межэтнических семьях, межнациональные конфликты и др. Особая проблема - межнациональные конфликты (в частности - социальные межнациональные конфликты), которые являются сегодня одними из наиболее актуальных в повестке дня СМИ.

Журналистика в современной России выступает в роли субъекта регулирования национальных отношений как часть национальной политики. Основы национальной политики России отражены в "Концепции государственной национальной политики", принятой в 1996 г. Сегодня её основные положения отражены в "Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 г.", утверждённой Указом Президента РФ в 2012 г. Несмотря на все положения Стратегии, СМИ играют неоднозначную роль в освещении социальных межнациональных конфликтов. Они способны как преуменьшить значение конфликта, указать на какие-то позитивные выходы из него, так и послужить средством его эскалации, менять его значение и смыслы.Журналисты могут замалчивать факты или преувеличивать их масштаб, помогать преодолению ситуации или усугублять её. Так или иначе, избирательность - основной принцип в освещении социальных межнациональных конфликтов на телевидении сегодня. Такую журналистику известные социологи Дж. Линч и Й. Галтунг (J. Lynch & J. Galtung) называют "журналистикой войны", так как она направлена на эскалацию конфликта. Согласно определенным критериям, исследователи выделяют и "журналистику мира" - журналистику, направленную на урегулирование конфликта (15). Данная методика была использована в ходе исследования.

Недостаток видеоматериала - одна из характерных черт телевизионных материалов о социальных межнациональных конфликтах. Обычно используются изображения, снятые на камеры мобильных телефонов или планшетов очевидцев. Такая "картинка", как правило, субъективна, так как зависит от того, интересы какой конфликтующей стороны представляет очевидец.

В современном мире распространено слуховое восприятие телевизионной информации, поэтому возрастает роль звучащего слова. Таким образом, учитывая специфику видеоряда сюжетов, посвященных межнациональным конфликтам, можно прийти к выводу, что в подобных материалах на первый план выходит слово, а не "картинка". Ещё одной методикой исследования стали работы известного журналиста Андрея Радина, который считает, что при анализе освещения межнациональных конфликтов, в первую очередь, следует обратить внимание на звучащее слово.

Основная тенденция в речевой практике телевидения при освещении межнациональных конфликтов - использование этнонимов и псевдоэтнонимов, эвфемизация, изменение коннотаций, близость к разговорному стилю речи, большое количество этнически окрашенной информации, а также использование негативных высказываний с этническим подтекстом.

В ходе исследования были проанализированы выпуски информационных программ отечественных телеканалов ("Россия-1", НТВ, Первый канал), посвящённые социальным межнациональным конфликтам. Видеоконтент представлен за период с 2010 по2014 гг. Общее количество анализируемых телевизионных материалов - 371.

В результате анализа, можно сделать вывод о том, что несмотря на высокий рейтинг, новостной контент всех трёх каналов содержит информацию, которая может стать поводом к разжиганию межнациональной вражды и розни. Установлено, что на одном из телеканалов нарушаются этические принципы журналистской деятельности, несмотря на то, что телеканал носит статус государственного. В эфире другого канала звучат экстремистские высказывания, могущие вести к межнациональной вражде и розни (например, высказывание "бородачи-террористы"). Кроме этого, представлен большой массив негативных выражений с этническим подтекстом, который может стать поводом для возникновения конфликтных ситуаций. Все это - примеры нарушения этнологической культуры журналиста, в которую входят правовые и этические нормы, глубокие знания специфики межнациональных отношений и отдельных народов и др. (3, 4)

Самым "демократичным" в освещении межнациональных конфликтов оказался Первый канал: следование "стандартам качества" заставляет журналистов следовать этическим и правовым нормам. Однако большинство материалов можно отнести к "журналистике войны", так как они не способствуют урегулированию освещаемых в них конфликтов. 123 текста содержали 180 негативных высказываний в отношении лиц неславянской внешности, этнонимов, среди которых лидируют "нелегалы", "нелегальные мигранты", "приезжие", "понаехавшие", "кавказцы", "инородцы", "люди с криминальными наклонностями" и др. Конфликты освещаются однобоко, замалчиваются некоторые факты, нарушаются правовые нормы.

Информационная политика "России-1" агрессивнее, чем политика Первого канала. Несмотря на то, что телеканал имеет статус государственного, журналисты позволяют себе высказывания, направленные на разжигание межнациональной вражды и розни, что нарушает основные принципы национальной политики. Показательным является сюжет от 7 октября 2012 г. Дмитрий Киселёв, ведущий программы, начав рассказ об участившихся "дагестанских свадьбах" в центре столицы, вспомнил об этногенезе Льва Гумилева и его химере - эффекте агрессивного вторжения одного этноса в жизнь другого и сравнил этот процесс с глистами в человеческом организме. Не трудно уловить мысль: "кавказцы - глисты". Стремясь выразиться ещё ярче, телеведущий прибегает к разговорному стилю речи: "экзотикой пахнуло", "травмат конфисковали", "около десятка машин катились в сторону Кремля", "пальба встряхнула всех" и др. Не только ведущие, но и корреспонденты оперируют достаточно большим количеством негативных высказываний с этническим подтекстом (172 высказывания в 124 текстах).

На телеканале НТВ звучат экстремистские определения, способные вызвать межнациональную рознь. Например, журналист Роман Соболев в своём материале о мерах борьбы с межнациональными конфликтами в Ставропольском крае, говорит: "В рейд на проверку овцеводческих хозяйств ставропольская полиция едет "во всеоружии". Кто знает, может, им повстречаются не только мирные чабаны, но и бородачи-террористы с Кавказских гор. Немало преступлений совершают "гастролеры" из соседних республик". Характерно гиперболизированное отражение конфликта, подмена фактов. В 124 материалах негативные высказывания с этническим подтекстом встретились 448 раз.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что деятельность российских СМИ определяет следующие тенденции в освещении межнациональных конфликтов: несоответствие происходящего на экране действительности, недостоверность или искаженность фактов, нарушение этических и правовых норм. СМИ становятся реагентом в межнациональном конфликте, провоцирующим его дальнейшее развитие. Это определяет высокий уровень социальной ответствен ности журналиста, освещающего социальные межнациональные конфликты, его обязанность быть компетентным в межнациональных вопросах и соблюдать этические и правовые нормы, регламентирующие его деятельность. Кроме этого, журналист-телевизионщик должен всегда помнить не только о содержательном аспекте телевизионных материалов, способных повлиять на общественное мнение, но и об особой специфике телевизионного экрана - его средствах выразительности, которые определяют его особое воздействие на аудиторию.

СМИ являются транслятором всех процессов, протекающих в обществе. В ходе исследования были получены данные о том, что с каждым годом количество телевизионных материалов о социальных межнациональных конфликтах неуклонно растёт, в особенности - негативных. Из этого следует, что СМИ, как инструмент национальной политики в современной России, не выполняют в полной мере свои обязанности в сфере национального вопроса. Они должны выступать в роли регулятора межнациональных отношений, а не в роли провокатора конфликтов.

Литература

1. Августевич С. И. Этническая журналистика и идентификация читателя // Международный журнал "MIC". 2012. №3. URL: http://mic.org.ru/index.php/new/126-etnicheskaya-zhurnalistika-iidentifikatsiya-chitatelya

2. Бердяев Н. А. Философия неравенства. М., 2012.

3. Блохин И. Н. Журналистика в мире национальных отношений: политическое функционирование и профессиональное участие. СПб., 2008.

4. Блохин И. Н. Журналистика в этнокультурном взаимодействии. СПб., 2013.

5. ВЦИОМ. URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=667&q_id=48093&date=01.05.2010 6. ВЦИОМ. URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=935&q_id=64441&date=10.11.2013

7. ВЦИОМ. URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=988&q_id=67956&date=19.10.2014

8. ВЦИОМ. URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=999&q_id=68724&date=11.01.2015

9. Зорин Ю. В. От национальной политики к этнокультурной: проблемы становления доктрины и практики (1990-2002) // Этнокультурная политика [PDF-версия]. URL: http://ecsocman. hse.ru/data/878/827/1219/zorin.pdf

10. Латыш Ю. В. Перестройка и межнациональные конфликты СССР: дискуссионные вопросы историографии. URL: http://www.rusnauka.com/10_DN_2012/Istoria/2_103746.doc.htm

11. Левада-Центр. URL: http://www.levada.ru/17-06-2014/rossiiskii-media-landshaft-televideniepressa-internet

12. Левада-Центр. URL: http://www.levada.ru/archive/smi-svoboda-slova/sredstva-massovoiinformatsii-v-rossii-v-osnovnom-obektivno-informiruyut-g

13. Левада-Центр. URL: http://www.levada.ru/archive/smi-svoboda-slova/v-kakoi-mere-zasluzhivayutdoveriya-segodnyashnyaya-pechat-radio-televiden

14. Тишков В. А., Шабаев Ю. П. Этнополитология. Политические функции этничности. М., 2011.

15. Lynch J., Galtung J. Reporting conflict: New directions in peace journalism. Queensland, Australia, 2010.

Милана Аркадьевна Винн Научный руководитель к. полит. н., доц. К. Р. Нигматуллина

Мультимедиатизация общественно-политических СМИ

(на примере Russia Beyond the Headlines и The New York Times)

Аннотация. В статье определяются понятия мультимедиатизации, медиатизированной публики, новых мультимедийных жанров журналистики. Представлены результаты анализа мультимедийных элементов в материалах Russia Beyond the Headlines и The New York Times, определены стратегии их использования.

Сегодня мультимедиатизация является стратегией развития крупнейших традиционных СМИ и новых медиа. Так, внутренний отчет The New York Times за 2014 г, непреднамеренно попавший в интернет, в пункте с говорящим названием "За повседневной работой ни у кого не остается времени на стратегию" гласит, что развитие технологий и поиск новых возможностей всегда должен быть в долгосрочном планировании издания. Этим же вопросам посвятили свои работы многие отечественные и зарубежные исследователи, что в совокупности говорит об актуальности исследования мультимедиатизации и конвергенции в СМИ.

Цель мультимедиатизации контента общественно-политических изданий - эффективность и конкурентоспособность в современной сетевой журналистике, проявляющиеся в привлечении новой аудитории. Мультимедийные технологии влияют не только на форму подачи ин формации, ее "упаковку", но и на содержание, контент общественно-политических изданий. Визуальный язык доступен каждому: инфографика наглядно объясняет пользователю сложные числовые данные; "таймлайны" ориентируют во временном пространстве повествования; интерактивные карты - организуют виртуальное путешествие, позволяют самостоятельно изучить местность; фото, видео и аудио вызывают эмоции, стимулируя личностное восприятие. В то же время, доступность мультимедийного материала, его содержания и формы, влечет универсализацию общественно-политических СМИ.

Важную роль в мультимедиатизации СМИ играет функция интерактивности, увеличивающая свободу потребителя информации выбирать и изменять контент.

В связи с этим само понятие аудитории сетевых изданий подверглось трансформации. Денис МакКуэйл - профессор университета Саутгемптона (Великобритании) - в своих научных работах заменил слово "аудитория" на словосочетание "медиатизированная публика". В интервью изданию "Медиа Тренды" он объяснил эту замену так: "Сегодня такой подход к аудитории невозможен, так как она больше не представляет собой гомогенную социальную массу. Контент новых СМИ потребляется людьми с самыми разными социальными статусами. "Mediated public" - термин, который связан не с местом человека в обществе, а с технологией. Сегодня нам предоставлены огромные возможности коммуникации, осуществлению которой помогают новые технологии" (4).

Углубление интерактивной связи пользователя и контента СМИ определяет стратегическое значение мультимедийных технологий. Реакция пользователя и его запросы диктуют "политику" сетевых СМИ: запросы пользователя учитываются при подготовке контента, пользователь "оценивает" результат работы с помощью интерактивных элементов.

Под мультимедийной журналистикой мы понимаем определенный способ представления журналистского материала, медиапродукт, который посвящен одной теме и сочетает в себе несколько форматов - фото, видео, текст, инфографика, интерактив.

Не смотря на то, что терминологически понятие "мультимедийной журналистики" еще не устоялось, оно уже активно применяется в научно-исследовательской практике, в частности, в работах А. Г. Качкаевов, Л. П. Шестеркиной, А. А. Калмыкова, Е. Л. Вартановой, Генри Йенкиса

(1, 2, 5, 7, 8).

Одним из лидеров производства мультимедийного контента среди отечественных СМИ является общественно-политическое сетевое издание Russia Beyond the Headlines. Сайт rbth.ru с постоянно действующей рубрикой Multimedia предлагает материалы с использованием различных мультимедийных инструментов (фотогалереи, таймлайны, инфографика, интерактивные карты, видео) на разные темы (природа, общество, культура, история, цифры и факты, рецепты).

Несмотря на то, что редактор мультимедийного отдела Russia Beyond the Headlines Елена Потапова высоко оценивает работу своего отдела, она признается, что для выхода на конкурентоспособный уровень с мировыми лидерами мультимедийных СМИ, редакции не хватает штатных сотрудников (на сегодняшний день в отделе их восемь) и качественного парка техники. В ходе нашего экспертного опроса редактор оценила эффективный уровень использования мультимедийных технологий российскими СМИ - "Коммерсантъ" и Meduza, а также иностранными изданиями BBC и The New York Times: "В видеосфере нашим "ориентиром" является, безусловно, The New York Times. Это одно из немногих медиа c "принтовой" (печатной) моделью, мастерски развивающих направление shortdocvideo (короткое документальное видео) в сети. По сути, именно The New York Times задают многие стандарты видеоконтента в cети (от форматов и до продвижения). BBC также можно назвать новаторами в медиа форматах в сфере веб-видео".

Ключевым моментом определения эффективности использования мультимедийных элементов в материалах является оценка пользовательского отклика. Измерить отклик позволяют интерактивные функции "лайк" и/или "репост" в социальную сеть - в зависимости от того, какую функцию предоставляет сетевое СМИ и в какие социальные медиа возможно транслировать понравившуюся запись. В результате качественного контент-анализа 8 публикаций общественно-политического издания Russia Beyond the Headlines было подсчитано среднее количество репостов на текст - 97,7 репостов в социальную сеть Facebook.

Одним из важнейших критериев обеспечения эффективности мультимедийного материала является грамотный выбор мультимедийного элемента - выбор, обоснованный целями и задачами журналиста, а так же контекстом публикуемой информации. В ходе исследования было замечено, что мультимедийный элемент, сочетающийся с текстом и позволяющий упростить восприятие информации, качественно влияет на пользовательский спрос.

Выбор технологии оправдан, по словам Елены Потаповой, "сильными сторонами" или профилем материала: "Если речь идет о полномасштабных красочных фото, которые складываются в историю - то это фотоистория (мультимедийный инструмент "галерея"). Если на первый план выходит цепочка событий во времени (хронология), то эффективнее использовать таймлайн. Если визуальные материалы неотделимы от текста и составляют с ним завершенное целое, то, видимо, это - мультимедийный "лонгрид" (мультимедийная статья). Кроме того, всегда есть желание попробовать что-то новое, расширить линейку инструментов".

Мультимедиатизация СМИ повлияла и на жанры сетевой журналистики. В общественнополитических сетевых изданиях сегодня практически невозможно встретить классический репортаж, аналитическую статью или расширенную информацию. Мультимедиатизация положила начало новым жанрам: мультимедийной статье, фиче, инфографике.

Мультимедийная статья -журналистский материал, в котором тема раскрыта с помощью различных медийных платформ - текстовых и аудио-визуальных средств, единство которых создает объемную картину события (3).

Фиче - заметка, которая отличается от обычной "ньюсстори" большей художественностью, и ее функции одновременно информирование и развлечение (6).

Что же касается тематического разнообразия мультимедийных материалов, то как издание Russia Beyond the Headlines, так и издание The New York Times используют мультимедийные элементы для освещения широкого спектра тем. Проанализированные нами материалы Russia Beyond the Headlines относятся к темам: "Общество", "Экономика", "Наука", "Путешествие", "История", "Искусство". Материалы издания The New York Times - к темам: "Общество", "Путешествие", "Расследование", "Финансы", "Военный конфликт", "Спорт", "Катаклизм". Тематический анализ свидетельствует о том, что мультимедийные элементы могут быть адаптированы к освещению различных информационных поводов.

Сетевое издание The New York Times - одно из самых популярных новостных сетевых СМИ с посещаемостью 30 миллионов человек в месяц. Слоганом газеты является фраза "У нас все новости, которые можно напечатать" (All the News That's Fitto Print). Впоследствии, с появлением сайтаThe New York Times, этот слоган был изменен: "У нас новости, на которые вы кликаете" (All the News That's Fitto Click).

Общественный редактор The New York Times Маргарет Саливан в своей колонке "Изменчивые Times, сильная журналистика" охарактеризовала цифровую эволюцию издания: "Вы можете почувствовать, как изменилась редакция The New York Times, где все больший и больший акцент делается на представление новостей на смартфонах и планшетах. Это не всегда приятно, но это необходимо. Издание насчитывает больше цифровых подписчиков, чем печатных (9).

Эффективность мультимедийных материалов издания The New York Times можно определить как высокую. Для анализа были выбраны также 8 материалов издания, и среднее количество лайков на мультимедийный материал равняется 3864 лайка. Стоит пояснить, что сетевое издание The New York Times использует интерактивную функцию "лайк", в то время как Russia Beyond the Headlines чаще предлагает функцию "репостов" на Facebook.

В результате исследования удалось прийти к следующим выводам.

1. Мультимедийные технологии не только влияют на визуализацию материала, делая ее "упаковку" эффектной и привлекающей внимание, но и на сам контент.

2. Мультимедийные элементы являются не иллюстрацией, а правомерным источником информации. Одно из свидетельств этому - появление новых жанров мультимедийной журналистики - мультимедийная статья, именуемая часто лонгридом, мультимедийный фиче, инфографика.

3. С появлением мультимедийных материалов в общественно-политических СМИ, стало возможным говорить об универсализации таких изданий. Мультимедийные публикации, рассчитанные на широкую аудиторию (не на узкий сегмент, как качественные издания), доступны и понятны практически каждому, поэтому можно говорить о "массовизации" общественнополитических сетевых изданий и появлении "смешанного" типа СМИ.

Стратегическое использование мультимедийных элементов общественно-политическими СМИ связано и с другими тенденциями на рынке сетевых масс медиа. Это, в первую очередь, "объясняющая" журналистика - появление сетевых СМИ, задачей которых является объяснение информации, доступное изложение новостей (vox.com). А также актуальная тенденция предоставления контента в новых, удобных для пользователя форматах: мобильные приложения, страницы СМИ в социальных сетях.

Стратегическое использование мультимедийных технологий общественно-политическими сетевыми СМИ - революционный шаг в развитии журналистики, несомненнооказавший влияние на все этапы производства и потребления информации.

Однако, мультимедиатизация СМИ далеко не последний этап развития современной журналистики: стремительный технический прогресс и соответственно растущие запросы аудитории в ближайшие десятилетия еще подтолкнут масс медиа к покорению новых, пока непредсказуемых "вершин".

Литература

1. Калмыков А. А. Конвергенция - возможность универсального журнализма в рамках профессиональной идентичности // Вестник электронных и печатных СМИ. 2011. № 16. URL: http://www.ipk.ru/index.php?id=2231

2. Качкаева А. Г. Журналистика и конвергенция: почему и кактрадиционные СМИ превращаются в мультимедийные. М., 2010. 200 с.

3. Лукина М. М. Интернет-СМИ: уч. пособие. М., 2010. 247 с.

4. МакКуэйлД. Каковы самые серьезные изменения в контенте СМИ? URL: http://www.journ.msu.ru/about/mediatrends/635/

5. Пуля В. 11 навыков многозадачного журналиста // Журналист. 2013. № 10. URL: http://journalist-virt.ru/archive/2013/10/document2121.phtml

6. Саченко И. И., Дасаева Т. Н., Конев Е. Ф. Средства массовой информации США: творческие методы и приемы написания новостей: уч. пособие. Минск, 2008. 88 с.

7. Шестеркина Л. П. Журналистское образование в условиях конвергенции СМИ. Челябинск, 2012. 114 с.

8. Jenkins H. Convergence? I Diverge // MIT Technology Review. URL: http://www.technologyreview.com/article/401042/convergence-i-diverge/

9. Sullivan M. Shaky Times, Strong Journalism. URL: http://publiceditor.blogs.nytimes.com/2014/11/03/shaky-times-strong-journalism/

Екатерина Евгеньевна Кашутчик Научный руководитель ст. преп. О. Ф. Майдурова

Проблемный репортаж на региональных телеканалах: сравнивая Красноярск и Петербург

Аннотация. Региональное телевидение представлено автором как безусловно важный для местного телезрителя сегмент медиасферы. Сравниваются проблемные репортажи на региональных каналах ТВК и 100ТВ, устанавливаются типичные характеристики жанра.

Проблемный репортаж прошел длинный путь развития, прежде чем обрел сегодняшний облик. Появившийся на заре телевещания репортаж представлял собой прямую некомментированную трансляцию. Совершенствование техники способствовало развитию жанра: материалы, выполненные в этом жанре, стали основой информационных программ. Изменения в социальной сфере в середине 80-х дали развитие проблемному репортажу, к началу 90-х остросоциальные материалы стали "визитной карточкой" появившихся еженедельных информационно-аналитических программ, а аналитические сюжеты в информационных выпусках стали обозначать как "специальные репортажи". Интенсивное развитие журналистики в последнее десятилетие XX века привело к появлению новой формы существования проблемного репортажа в эфире - специальный репортаж как формат цикловой программы.

Сегодня проблемный репортаж занимает особое место как в федеральном, так и в региональном телеэфире. Выполненные в этом жанре работы продолжают появляться в информационных и информационно-аналитических программах. Произошло закрепление нового формата цикловых программ: сегодня на большинстве региональных студий существует местный аналог программы "Профессия - репортер", которая по праву считается родоначальницей данного формата.

В ходе исследования было отсмотрено 55 проблемных репортажей, вышедших в программе "Большой репортаж" ТВК (г. Красноярск) и 65 "Специальных репортажей" 100ТВ (г. СанктПетербург). Анализ показал, что проблемные репортажи региональных студий имеют все свойственные проблемному репортажу жанровые характеристики. А именно: социально важная тема в основе (3; 54), яркое выражение авторского "я" (7; 230), аналитический подход в разработке темы (4; 16), высокий уровень художественности (2; 202), создание эффекта присутствия (6; 242), активность, стремительность, динамичность в развитии сюжета (5; 46). Наличие этих жанровых особенностей удалось выделить благодаря изучению истории становления репортажа как жанра. Особое внимание было уделено характеристикам проблемного репортажа, который стал выходить в эфир в формате специального репортажа в рамках цикловых программ в 90-х годах XX века.

Исследование показало, что формат специального репортажа, не изменил сути проблемного репортажа со всеми присущими ему жанровыми особенностями. Однако новый формат позволил журналистам использовать больше выразительных средств, заимствованных из художественной публицистики, дал больше вариантов и возможностей проявления авторского "я" в материале, расширить диапазон методов работы, использовать более сложные драматургические решения. Все это позволяет делать больший хронометраж, который предполагает формат.

Развитие регионального телевидения, появление множества частных телеканалов по всей стране привело к тому, что едва ли не в каждом регионе появился местный вариант классической программы "Профессия - репортер". Тематика и проблематика репортажей циклов таких программ характерна для регионального эфира в целом. Малая дистанция между каналом и его зрителем, высокая осведомленность журналиста о проблемах аудитории, преобладание социальной тематики в материалах, особый кредит доверия у зрителя к каналу, универсальность как главное требование к журналисту, действенность как основная характеристика журналистских материалов о локальных проблемах - все это те характеристики регионального вещания, которые так или иначе отражаются на конечном продукте каждой студии.

Специфика отдельных регионов и особенности информационной политики местных телеканалов находят свое отражение в журналистских материалах. 100ТВ - канал, вещающий в Санкт-Петербурге, в одном из самых экономически и социально развитых городов, считающимся культурной столицей России. Этот канал не имеет серьезной конкуренции среди местных негосударственных телестудий, он ориентируется на федеральных вещателей в вопросе информационной политики, стремится дать аудитории не только актуальную социально значимую информацию о жизни города, но и общеразвивающий, познавательный материал. ТВК - независимая телекомпания Красноярска, существующая на медиарынке в обстановке высокой конкуренции, часто представляющая телезрителю альтернативную государственным телеканалам повестку дня, основной продукт которой имеет остросоциальную направленность.

Журналисты рассматриваемых каналов руководствуются различными критериями при выборе тем для специальных репортажей. На ТВК ищут "острую" тему, подразумевая под этим "острый социальный конфликт", поэтому большинство материалов цикла "Большой репортаж" - это именно проблемные репортажи. На 100ТВ ставят перед собой иные задачи: в рамках цикла "Специальный репортаж" часто выходят тематические сюжеты, где главный акцент сделан на познавательном компоненте материала. Многие проблемные репортажи на 100ТВ строятся по тому же принципу, что и тематические - отражают стремление авторов дать как можно больше разнообразной информации о какой-либо проблеме, привести широкий спектр примеров, освещая заявленную тему обзорно. На ТВК авторы репортажей часто намеренно сужают тему и исследуют её вглубь, добираясь до причин появления проблемы, анализируют проявления ее последствий на примере конкретных ситуаций.

В целом же именно социальная проблематика широко представлена в материалах региональных журналистов. ТВК полностью реализует приоритет социального конфликта, выводя в публичное обсуждение проблемы всех сфер жизни человека (политической, экономической, духовной, социальной). В цикле 100ТВ проблемные репортажи составляют чуть более 50% от общего количества рассмотренных материалов.

Для более детального рассмотрения проблемных репортажей острой социальной тематики была использована методика М. А. Бережной (1), проанализированы особенности применения алгоритмов трансляции социальной информации ("угроза", "социальный субъект", "отрасль"). Выяснилось, что самый часто применяемый региональными журналистами алгоритм - это "социальный субъект". Чаще всего социальные проблемы освещаются журналистами через истории конкретных людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Нередко сами идеи сюжетов рождаются после обращения в редакцию будущих героев. В регионах люди часто обращаются за помощью к журналистам, полагая, что публичное обсуждение проблемы поспособствует её решению. Главная особенность подачи информации социальной тематики - близость адресата и адресанта, межличностный характер общения.

Кроме того, региональные каналы освещают проблемы различных отраслей социальной сферы в целом, используя алгоритм "отрасль". Однако, применяют этот алгоритм по-разному: журналисты ТВК делают ставку на комментарии местных экспертов по поводу какой-либо отраслевой проблемы, а канал 100ТВ - на новизну самой темы, затрагивая проблемы отраслей, которые редко освещаются в федеральном эфире.

На региональном телевидении отображение проблем федерального уровня происходит с учетом интересов региона-адресанта. Региональный эфир демонстрирует примеры использования алгоритма "угроза" для отражения глобальных проблем (большая политика, мировая экономика). ТВК освещает такие проблемы "через призму региона", задаваясь вопросом, как они отразятся на социально-экономическом состоянии Красноярского края. 100ТВ рассматривает проблемы глобального характера "с точки зрения региона", предлагая свой "петербургский взгляд" на ту или иную ситуацию.

Региональная журналистика сегодня развивается гораздо интенсивнее, чем десятилетия назад. Местные студии часто являются основным транслятором социальной информации для своей аудитории. Региональные СМИ по праву можно рассматривать как один из ресурсов социальной сферы для проживающих в отдельном регионе людей.

Основные методы, которые используют в работе региональные репортеры - это не только наблюдение и интервью. Все активнее они задействуют метод журналистского расследования, эксперимент, часто сопряженные со съемкой скрытой камерой. Для создания авторских материалов осуществляются не только документальные, но и постановочные съемки (например, при использовании метода реконструкции событий).

Региональные журналисты нередко допускают недочеты в своей работе над проблемными репортажами. Иногда репортеры ограничиваются социальным информированием, пренебрегая таким свойством журналистики, как действенность, занимаются освещением местечковых историй, не проводя аналогий и не делая значимых обобщений, не всегда уместно и профессионально применяют методы и приемы журналистской работы на этапе съемок и подготовки сценария (неуместное использование скрытой камеры, отсутствие логической связи между эпизодами сюжета и т. п.).

Однако недостаткам противостоит не меньший список достоинств регионального телеэфира: журналисты освещают важные локальные и глобальные проблемы, предоставляют зрителю информацию о социальной сфере. Тем самым журналисты помогают зрителю ориентироваться в меняющемся окружающем мире, стимулируют проявление его активной гражданской позиции, способствуют повышению культурного уровня телеаудитории.

Проблемный репортаж в региональном телеэфире, имеющий особую социальную значимость, эффективно выполняет важные социальные функции. Конечно, материалы журналистов региональных СМИ не всегда в полной мере соответствуют требованиям, предъявляемым теоретиками и авторитетными практиками телевидения к проблемным репортажам, но с каждым годом появляется все больше интересных работ региональных репортеров, выполненных на высоком профессиональном уровне. Репортажи 100ТВ (Санкт-Петербург) и ТВК (Красноярск) не раз были отмечены на самых престижных конкурсах для журналистов: "ТЭФИ-регион", "Золотое перо", "Профессия - журналист".

Литература

1. Бережная М. А. Проблемы социальной сферы в алгоритмах телевизионной журналистики. СПб., 2009.

2. Васильева Т. В., Осинский В. Г., Петров Г. Н. Курс радиотелевизионной журналистики.

СПб., 2004. 3. Ким М. Н. Технология создания журналистского произведения. СПб., 2001.

4. Майдурова О. Ф. Работа над телевизионным репортажем. СПб., 2004.

5. Солганик Г. Я. Стиль репортажа. М., 1970.

6. Цвик В. Л. Телевизионная журналистика. М., 2004.

7. Юровский А. Я., Борецкий Р. А. Основы телевизионной журналистики. М., 1966.

Юлия Дмитриевна Клусова Научный руководитель к. полит. н., доц. С. Б. Никонов

Освещение этноконфессионального конфликта в современной прессе Судана

Аннотация. В статье рассматриваются основные характеристики этноконфессиональных конфликтов и особенности их освещения, а также анализируется опыт Республики Судан в этом вопросе. Отмечается значение выбора стратегии в работе с данным явлением.

Этноконфессиональный конфликт - один из самых сложных с точки зрения освещения средствами массовой информации вид социального конфликта. При этом современная история - арабо-израильский конфликт, конфликты на Балканах и на Кавказе - доказывает, что проблема освещения столь неоднозначного явления в наши дни крайне актуальна. Для журналиста важно, с одной стороны, не навредить и не привести к усугублению ситуации, а с другой - нужно стараться оставаться объективным, доносить всю необходимую информацию до аудитории.

На основе работ И. Д. Звягельской, В. А. Ачкасова, И. В. Кудряшовой, можно определить этноконфессиональный конфликт как разновидность социально-политического конфликта, как минимум один из субъектов которого идентифицирует себя и противоположную сторону в этнических и конфессиональных категориях. Данное явление не исчерпывается лишь религиозным и этническим факторами, однако последние способны в наивысшей степени консолидировать стороны конфликта, сделать конфликт ожесточенным и трудноразрешимым. Предметом конфликта при этом могут быть территория, ресурсы, борьба за власть, экономические противоречия, культурное отторжение. Важно отметить, что сама по себе религия не является конфликтогенным фактором, а играет инструментальную роль. Она широко используется различными политическими силами для обоснования территориальных или иных претензий, для оправдания и подкрепления используемых насильственных методов (3).

Конфликт между Севером и Югом Судана начался в 1955 г. и продолжается с некоторыми перерывами и трансформациями до настоящего времени.

А. Л. Емельянов вслед за политологом Д. В. Поликановым относит конфликт в Судане к тому типу конфликтов, в основе которых лежит "комплекс противоречий, возникающих на почве религиозных и конфессиональных отношений в большинстве случаев между арабизированным и африканским населением стран, расположенных в зоне, которая разделяет Тропическую Африку и Магриб" (3; 24), что позволяет нам рассматривать его как этноконфессиональный конфликт. Е. М. Травина также выделяет первостепенное значение религиозного фактора в рассматриваемом нами конфликте, к которому примешаны борьба за власть, ресурсы и самоопределение (4; 200).

С момента обретения Суданом независимости в 1956 г. страна пережила две гражданские войны и отделение в ходе контролируемого международным сообществом референдума в 2011 году части Судана в виде нового государства Южный Судан, которое было официально провозглашено 9 июля 2011 г. (5). Однако конфликт не завершился. В мае 2011 г. произошло вооруженное столкновение в Южном Кордофане между Народной армией освобождения Судана и правительственными войсками. Абьей, входящий в состав Южного Кордофана, до сих пор остается спорным богатым месторождениями нефти районом, о владении которым правительства Судана и Южного Судана не могут договориться. Затрудняют процесс разрешения конфликта напряженные отношения между основными группами, проживающими на этих территориях - кочевым арабским племенем миссерия и южносуданским племенем нгокдинка (9).

Говоря об освещении конфликта в Судане, стоит отметить некоторые особенности, характерные для освещения конфликтов в целом. Под информационным сопровождением конфликта понимается направленное или спонтанное освещение в прессе значимых событий конфликтного противостояния. При этом аудитории СМИ дается информация о субъектах и предмете конфликта, о предполагаемых или реальных целях и намерениях соперничающих сторон, о реальных и вероятных последствиях конфликтного взаимодействия (7).

По мнению М. Мельникова, в прошлом аналитика и директора Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России, идеальная (позитивная) модель освещения включает в себя отражение реальных проблем, вызвавших конфликт, реалистичное отображение стадии конфликта, объективный образ сторон, отсутствие стереотипов, точное и полное информирование о конфликтных событиях и др. (7; 17).

Однако практика доказывает, что полное и объективное информационное сопровождение конфликта практически невозможно, а порой оно только усиливает конфронтацию сторон. Поэтому работникам СМИ следует тщательно обдумывать стратегию освещения и стараться не совершать ошибок, которые могут привести к эскалации конфликта. Для журналиста важно понимать, какова стадия конфликта, какое на этом фоне общее состояние аудитории, и стараться предвидеть отклик на результаты его работы.

Предсказать последствия выбранной средствами массовой информации стратегии в такой ситуации оказывается очень сложной задачей. Поэтому порой стороны конфликта прибегают к политике тотального контроля информационного потока или даже замалчивания информации о конфликте. Некоторые исследователи считают стратегию "информационного вакуума" приемлемым механизмом урегулирования конфликтов (2). Также в период развития этноконфессионального конфликта власти государств зачастую применяют цензурирование по отношению к СМИ, что обычно не противоречит международным правовым нормам. Наряду с этим журналист, освещающий столь сложное явление всегда должен руководствоваться принципами профессиональной этики и самоцензуры, соблюдение которых как раз является характерной чертой суданской журналистики.

Система СМИ Республики Судан представляет собой развитый механизм производства и распространения информации и включает в себя как традиционные формы: прессу, радио и телевидение, так и современные, которые напрямую связаны с сетью Интернет. В стране действуют два информационных агентства: Sudan News Agency (SUNA) (8) и Sudan Media Centre (SMC).

Однако наиболее влиятельным типом СМИ Судана остается печатная пресса. Газеты не соперничают с телевидением и радио благодаря своему разнообразию и относительной свободе. А интернет издания по большей части представляют собой электронные версии существующих газет и намеренно публикуют не полный объем материалов. В настоящее время в Судане выходит 26 газет на арабском языке и одна на английском, 2 экономических издания, 7 спортивных газет, 10 развлекательных изданий.

Стоит отметить, последние годы стали сложным периодом для суданской прессы в связи с экономическими трудностями, строгим государственным контролем и оттоком аудитории в постепенно распространяющуюся сеть Интернет. За последние 5 лет общее количество изданий сократилось почти вдвое, заметно уменьшились и тиражи газет. Тираж самой популярной газеты "ал-Интибаха" ("Внимание") на начало 2015 года не превышал 40 тыс. экземпляров, а общий ежедневный тираж всех газет составлял около 100 тыс. экземпляров. Для сравнения, в 1960-1970-е гг. суммарный тираж только двух газет "ал-Айам" ("Дни") и "ас-Сахафа" ("Газетчик") достигал 200 тыс. экземпляров.

Один экземпляр газеты обычно проходит через несколько рук: его либо покупают вскладчину, либо передают после прочтения, либо даже перепродают. Это доказывает, что интерес к прессе очень высок со стороны всех слоев населения. Именно поэтому власть в Судане уделяет особое внимание вопросам прессы и ее регулирования.

Деятельность СМИ, в том числе печатных, регламентируется Положением о прессе и публикации, принятым в 2009 году (6). Этот закон считается противоречивым, так как, с одной стороны, он провозглашает принципы свободы и независимости прессы, а с другой стороны, утверждает первостепенность Закона о национальной безопасности и Уголовного кодекса над Положением о прессе и наделяет Совет по прессе широкими полномочиями и рычагами цензурирования, которые делегируются офицерам национальной безопасности, и те имеют право проверять редакции газет. Они могут запретить выпуск отдельных материалов или даже всего номера газеты, а также изъять уже напечатанный тираж (1; 59).

Кроме государственного контроля, как уже было сказано, для суданских журналистов характерна высокая степень ответственности, выраженная в самоцензуре и строгом соблюдении этических норм. Журналисты большое значение уделяют духовно-идеологической ипостаси своей деятельности.

Контент-анализ суданских газет ("ал-Интибаха" ("Внимание"), "ас-Судани" ("Суданец"), "Ахбар ал-йаум" ("Новости дня") "Алуан" ("Краски") и др.), а также изучение особенностей государственного регулирования, позволили нам сделать вывод о том, что информационное сопровождение этноконфессионального конфликта на юге Судана в значительной мере контролируется государством. Информацию, касающуюся национальной безопасности и всех военных планов и операций, журналисты получают только из официальных источников, из-за чего все издания за редким исключением (например, базирующийся за пределами страны интернетпортал "Sudan Tribune") публикуют одинаковые сведения о ходе конфликта.

В информационном сопровождении конфликта журналистика Судана в полной мере выполняет свою идеологическую функцию, мобилизуя аудиторию и формируя у нее образ сторон конфликта. Из-за этого на второй план уходит информационная роль прессы - освещение конфликта не является объективным.

В жанровом отношении освещение конфликта строится в основном на аналитических и публицистических материалах, что как раз и помогает журналистике осуществлять идеологические функции. Информационные заметки встречаются гораздо реже, репортажи практически отсутствуют. На тематическом уровне освещение конфликта зависит от происходящих событий, но журналисты склонны акцентировать положительные моменты, чтобы избежать эскалации конфликта.

Подобная стратегия освещения этноконфессионального конфликта не соответствует всем без исключения нормам положительной модели информационного сопровождения, однако помогает не допустить распространение паники среди населения, поддерживать необходимое для государства отношение к конфликту и регулировать его развитие, что, на наш взгляд, позволяет считать ее эффективной.

Литература

1. Абд ар-Рахим Омар Мухи ад-Дин. Суданская журналистика между жаром власти и огнем владельцев компаний. Хартум, 2009.

2. Бекуров Р. В. "Информационный вакуум" как возможный механизм урегулирования локальных и региональных конфликтов // Средства массовой информации в современном мире. СПб., 2000. С. 164-165.

3. Конфликты на Востоке: Этнические и конфессиональные: уч. пособие / под ред. А. Д. Воскресенского. М., 2008.

4. Травина Е. М. Этнокультурные и конфессиональные конфликты в современном мире: уч.

пособие. СПб., 2007.

5. Троицкая Ю. Власти Судана признали независимость Республики Южный Судан // РИА

Новости. URL: http://ria.ru/world/20110708/398993881.html

6. Положение о прессе и публикации // The National Assembly. URL: http://www.parliament.

gov.sd/ar/index.php/site/LigsualtionVeiw/297

7. Прикладная конфликтология для журналистов. М., 2006.

8. Sudan News Agency. URL: http://suna-sd.net/suna/index/en

9. Osman T. S., Jennings S. Abyei Dispute Threatens Sudan Accords // Institute for War and Peace Reporting. URL: https://iwpr.net/global-voices/abyei-dispute-threatens-sudan-accords

Валерия Александровна Кузьмина Научный руководитель к. полит. н., доц. А. Ю. Быков

Международная проблематика в англоязычной и франкоязычной прессе Канады на примере изданий "The Toronto Star" и "La Presse"

Аннотация. В статье показана история развития англоязычной и франкоязычной журналистики Канады в контексте становления отношений двух регионов и рассматриваются особенности освещения международной проблематики в двух крупных национальных газетах Канады - англоязычной "The Toronto Star" и франкоязычной "La Presse".

Канада является особой страной, основное современное население которой составляют потомки двух наций колонистов - англичан и французов. Эта этническая особенность привела к фактическому разделению Канады на две части - Английскую и Французскую. В данной статье под Французской Канадой подразумевается единственная провинция Канады с франкоговорящим большинством - Квебек, а под Английской Канадой - остальные англоговорящие провинции. Подобное разделение вызывает споры, в том числе во франкоязычной прессе, которая считает это противопоставление, активно навязываемое англоязычными СМИ, несправедливым (4).

Сегодня жители двух отдельных регионов единой Канады не только говорят на разных языках, но и по сей день имеют различные традиции и взгляды на происходящие события, в частности, на внутреннюю и внешнюю политику государства. Это зачастую находит отражение в СМИ Английской и Французской Канады, проявляется в их особой позиции по ряду международных вопросов. Мы сочли актуальным рассмотреть, какие взгляды на эти вопросы имеют две отдельные национальные группы единой страны, в которой зародился мировой феномен мультикультурализма.

Отношения между Английской и Французской Канадой переживали разнообразные, порой не самые благополучные времена. Все началось еще в 1600-е годы, когда на территории Северной Америки появились французские колонисты и основали первое постоянное поселение, которое назвали Квебеком. Спустя 20 лет недалеко от их территории появились англичане, основавшие Новую Шотландию (сегодня - одна из провинций Канады). Постоянные столкновения англичан и французов, стремящихся расширить свои территории, закончились вместе с Семилетней войной: в 1763 г. был заключен Парижский мирный договор, в результате которого французы отказались от своей колонии Новая Франция в пользу земель Карибского бассейна. После громогласной победы англичан над Новой Францией Квебек стал британской провинцией и был значительно урезан. Таким образом, часть его территорий отошла новообразовавшейся провинции Онтарио. Параллельно Британия стала раздумывать над тем, как сделать канадиенов (франкоканадцев) лояльными Короне подданными, однако французские колонисты уже успели образовать собственную закрытую этническую группу. Впоследствии квебекцы начали активную борьбу за независимость своей провинции, став своеобразной резервацией для франкоговорящего населения и взращивая сепаратистские настроения. Это вылилось, по мнению профессора Монреальского и Гренобольского университетов Мориса Круаса, в продолжительную этническую вражду между английским и французским населением страны и стало полноценным наследием двух этносов-основателей Канады (1; 29).

Существует много свидетельств того, насколько непросто складывались взаимоотношения двух этносов. Примером могут послужить бесчинства леворадикальной организации "Фронт освобождения Квебека" (ФОК), выступавшей за независимость Квебека. Их действия во время Октябрьского кризиса 1970 г. стали настоящим потрясением для мирных канадцев. В октябре 1970 г. члены ФОК, якобы в борьбе за независимость провинции, похитили и убили вице-премьера и министра труда Квебека Пьера Ляпорта, а также отпустили за выкуп после продолжительного плена Джеймса Кросса - торгового представителя Великобритании в Монреале (5). Разумеется, самым известным следствием многовековой борьбы квебекцев за автономию стали Референдумы о независимости Квебека 1980 и 1995 гг., которые взбудоражили общественность, а также упрочили сепаратистские настроения и статус Квебека как государства в государстве. Однако независимой страной провинция так и не стала (2; 85).

Существенные различия в традициях и экономическом положении населения Английской и Французской Канады имели ключевое влияние на развитие журналистики в двух регионах. Франкоканадская журналистика серьезно отличалась от англоязычной. К примеру, французские канадцы были более склонны к созданию оппозиционных столичной власти СМИ, чем англоязычные. Более того, журналистика последних сформировалась в полноценный медиарынок уже к концу XIX века, в то время как французы пришли к этому лишь во второй трети прошлого столетия. Наиболее важной деталью является то, что СМИ Английской и Французской Канады нередко занимали противоположные позиции по ряду принципиально важных для страны вопросов: о необходимости участия страны в I Мировой войне (6; 77) или о наиболее благоприятных исходах референдумов о независимости Квебека (3; 24).

Что касается непосредственно темы международной информации в англоязычной "The Toronto Star" и во франкоязычной "La Presse", то здесь традиционное противостояние взглядов двух регионов нивелируется. Нами была рассмотрена специфика новостей разделов "International", а также авторских материалов редакций и отдельных журналистов блоков "Opinion" в "The Toronto Star" и "Debats" в "La Presse". Мы пришли к следующим выводам.

Сходства в подходах к освещению международной тематики двумя газетами, в первую очередь, заключаются в выборе приоритетных тем, который обусловливается направлением внешнеполитического курса Канады, а также актуальностью того или иного явления для мирового сообщества. Также мы смогли отметить сходства в основных оценках, связанных с международной проблематикой. В основном, в этой связи редакция и журналисты изданий критикуют внешнеполитические шаги С. Харпера - премьер-министра страны и лидера Консервативной партии. Связано это с тем, что и "The Toronto Star" и "La Presse" симпатизируют либералам.

Что характерно, Консервативная и Либеральная партия Канады в целом солидарны в основополагающих оценках текущих международных проблем: в том, что прямое отношение к кризису на Украине имеет президент РФ В. Путин, в том, что Израилю необходимо договориться с Палестиной и прекратить бомбить мирные города и т. д. Их мнения расходятся в вопросах конкретных внешнеполитических шагов, поэтому журналистами обеих либерально настроенных газет так же осуждаются отдельные действия, а не направление внешнеполитического курса правительства консервативного большинства.

Однако есть и ряд важных различий. Во-первых, журналисты газеты "La Presse" менее резки и категоричны в своей критике международных проблем и путей их решения, чем их коллеги из газеты "The Toronto Star". Во-вторых, у двух газет различается подход к авторству редакционных материалов: в "La Presse" данные статьи и комментарии пишут ведущие журналисты издания - иногда по отдельности, иногда коллективом из нескольких обозревателей, а под редакционными статьями "The Toronto Star" никогда не подписываются конкретные авторы. Учитывая резкий и подчас категоричный характер оценок в редакционных статьях "Star", мы можем предположить, что подобная особенность подчеркивает верность данных публикаций определенной редакционной программе, направленной, в первую очередь, на подрыв репутации консервативного премьера С. Харпера, в то время как "La Presse" предпочитает оставаться относительно беспристрастной.

В целом, несмотря на непростую историю отношений между Английской и Французской Канадой, сегодня на специфику освещения международной тематики как минимум двух крупных канадских газет - "The Toronto Star" и "La Presse" - влияют вовсе не культурные различия регионов. Мы имеем основания предположить, что теперь вескую роль играет редакционная политика каждого отдельного издания и общие для всей страны политические реалии, что может оказаться перспективой большего потепления отношений между Английской и Французской Канадой.

Литература

1. Канада-2000. Очерки канадской современности / под ред. В. И. Соколова М., 2001.

2. Овчаренко Е. Ф. Печать Французской Канады. М., 2007.

3. Fitzmaurice J. Quebec and Canada: The referendum of 20th May 1980 and its wider context. Hull, 1981.

4. Les provinces contre Ottawa // LaPresse.ca. URL: http://www.lapresse.ca/la-voix-de-lest/opinions/collaborateurs/201102/24/01-4373762-les-provinces-contre-ottawa.php

5. Quiet Revolution // CanadaHistory.com. URL: http://www.canadahistory.com/sections/eras/cold%20war/Quiet%20Revolution.html

6. Ryerson-Brehaut S. Le Canada francais. Sa tradition. Son avenir.Montreal, 1946.

Ксения Олеговна Невмержицкая Научный руководитель к. полит. н., доц. Р. В. Бекуров

Роль Russia Today в формировании информационной повестки дня

Аннотация. В статье определяется степень влияния телеканала Russia Today на информационную повестку дня. Также дается характеристика места и роли российского иновещания в глобальном информационном пространстве. Статья представляет результаты исследования, проведенного в рамках дипломной работы.

Russia Today - глобальный информационный телеканал, вещающий на английском, арабском и испанском языках. Поскольку в России не существовало аналогов, телеканал перенял опыт таких уже известных игроков мирового информационного рынка, как BBC и CNN. Таким образом, RT пришел на сформированный ранее и функционирующий рынок глобальных новостей, где было необходимо предложить конкурентоспособную стратегию вещания. Более того, поскольку многие СМИ имеют дублирующую и часто более расширенную онлайн-версию, понятие "глобальные медиа" расширилось. Поэтому RT должен конкурировать не только со схожими по формату телеканалами, но и с крупными медиа, давно зарекомендовавшими себя - The New York Times, The Wall Street Journal, Associated Press, Reuters и другими.

Для определения влияния телеканала на информационную повестку дня необходимо проанализировать его место и роль в глобальном информационном пространстве. Представление об этом складывается из аудитории СМИ, отношения к нему других медиа и профессионального признания.

Позиция телеканала RT по отношению к другим СМИ становится понятна из слогана: "Question more" ("Спрашивай / Задавайся вопросами / Сомневайся больше"). Немного претенциозный девиз дает понять, что это будет качественно другое средство массовой информации, готовое бросить вызов новостному мейнстриму.

Подобного мнения придерживается Д. С. Локтев: "В своем политическом и аналитическом вещании RT - не столько нейтральное, сколько нейтрализующее СМИ, пытающееся с переменным успехом, уравновесить западную точку зрения на мировые проблемы российской точкой зрения" (1; 34).

Аудитории RT растет. По данным последнего исследования Nielsen Holdings N. V., проведенного с марта 2013 года по май 2014 года, в течение этого времени еженедельная аудитория канала в 7 крупных городах США (Вашингтон, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Чикаго, Филадельфия, Сан-Диего) выросла вдвое. Средняя еженедельная аудитория в этих городах составляет около 3 млн (http://rt.com/about-us/press-releases/rt-audience-double-us/).

В 2014 году мировая аудитория канала RT превысила 700 млн зрителей, без учета пользователей мобильных приложений (http://ria.ru/society/20140910/1023506317.html). Ещё один рекорд телеканал поставил в 2013 году, став первым из новостных каналов, преодолевшим количество просмотров в 1 миллиард на видеохостинге Youtube (http://lenta.ru/news/2013/06/03/rtviews/).

Чтобы проанализировать влияние телекомпании на информационную повестку дня, мы проследили зарождение нескольких новостей, касающихся России, и определили, кто из глобальных медиа был первым. Первая тема - пожар в Чернобыльской зоне 28 апреля 2015 года. Первым опубликовал короткую новость The Wall Street Journal (16:12). Затем поступила мягкая новость от RT (16:36). Однако этот материал содержал несколько видео, а также 4 комментария - троих экологов и представителя Чернобыльской зоны отчуждения. Таким образом, 24-минутная задержка оправдалась. Reuters сообщил об этом происшествии в 20:39, а BBC - в 23:50 (2). Примечательно, что ни CNN, ни Deutsche Welle не опубликовали эту новость спустя сутки.

RT также определяет информационную повестку дня, когда речь идет о самой телекомпании. 6 марта 2014 года ведущая новостной программы Лиз Уол уволилась в прямом эфире по этическим и моральным причинам. "Я не могу быть частью телекомпании, спонсированной российским правительством, которая пытается забелить действия Путина" (http://rt.com/usa/ rt-reacts-liz-wahl-042/).

Естественно, после такого информационного повода многие СМИ заговорили об RT, о храбрости ведущей и о пропаганде на телеканале. К слову, Л. Уол стала популярной после своего увольнения и была приглашена на дискуссии в эфиры разных американских кабельных телеканалов. В 2015 году она выступала в комитете по иностранным делам палаты представителей конгресса США в качестве эксперта по вопросу информационной угрозы России (http://russian. rt.com/article/86061).

Ничто так не говорит о качестве производимого контента и отношении журналистского сообщества, как профессиональные конкурсы. В 2015 году RT был номинирован и выиграл в ряде журналистских фестивалей. На престижном международном фестивале New York Festivals телеканал отхватил сразу несколько призов. Ведущая программы "In the Now" ("В настоящем времени") Анисса Науэй была признана лучшей новостной ведущей. Также 1-ое место в номинации "Лучшая режиссура промо-ролика", получил промо-ролик программы "Technology Update" ("Обновление технологий") об инновациях будущего. Документальный фильм RT "Белая Африка" взял серебро в номинации "Лучшая документальная / информационная программа: Социальные вопросы" (http://russian.rt.com/article/85783). Номинации, в которых выигрывает российское иновещание, носят специальный характер. Можно было бы смелее говорить о влиянии на мировые информационные потоки, если бы RT занял первое место в собственно новостных категориях. Но мы по-прежнему видим названия "мейнстримовских" СМИ среди победителей самых престижных номинаций. Например, в этом году победителем в категории "Best Coverage of Breaking News" ("Лучшее освещение срочных новостей") стал CNN за репортаж об Ираке (http://www.newyorkfestivals.com/winners/2015/index.php).

RT Spanish уже второй год подряд становится победителем Конкурса национальной и международной журналистики, проводимый Клубом журналистов Мексики. Испаноязычная версия RT была признана "Лучшим телевизионным телеканалом" (http://russian.rt.com/article/79309).

В определении влияния RT представляются показательными высказывания известных современных политических деятелей, влияющих на ход мировой политики. В феврале 2015 года госсекретарь США Джон Керри обратился к Конгрессу с предложением увеличить финансирование BBG (Совет управляющих по вопросам вещания), ответственного за пропаганду за рубежом. "Есть канал RussiaToday, вещающий на английском. У нас есть подобный эквивалент на русском языке? Это довольно дорогое удовольствие. Русские тратят кучу денег на то, чтобы вещать и распространять информацию на тех языках, которые понимают в окружающих странах", - отметил госсекретарь (http://russian.rt.com/article/76448). Тем не менее, бюджет RT по сравнению с BBG кажется небольшим. По словам главного редактора RT Маргариты Симоньян, на 2015 год российской телекомпании, состоящей из 7 каналов и видеоагентства, планируется отвести 225 миллионов долларов. В то же время американскому Совету управляющих по вопросам вещания 2015 год принесет 721 миллион долларов, которые распределят между 5 радиостанциями и 1 телеканалом (https://twitter.com/M_Simonyan).

Чтобы определить примерную ежедневную аудиторию сайтов телеканала, мы изучили количество подписчиков основных иновещательных медиа в Facebook и Twitter. Существует также индекс цитируемости новостей в социальных сетях, иллюстрирующий, что ежедневная аудитория в сети Интернет гораздо больше основных подписчиков. Тем не менее, стоит сравнить количество первичной ежедневной аудитории электронных версий телеканалов (см. Диаграмма 1).

Диаграмма 1. Количество подписчиков иновещательных телеканалов в Facebook и Twitter (тыс. чел.)

Как видно из сравнительной диаграммы, Мировые новости BBC лидируют по количеству подписчиков в обеих социальных сетях. Далее, с отрывом в 2 млн, идет CNN International. RT занимает четвертое место.

Среди иновещательных телеканалов, нацеленных на арабскую аудиторию, RT Arabic занимает первое место по числу подписчиков в Facebook, а второе - BBC Arabic. Зато арабская служба CNN лидирует по количеству подписчиков в Twitter (см. Диаграмма 2).

Среди испаноязычной аудитории самым популярным в Facebook оказался CNN en Espanol, российский эквивалент занимает место скромнее (см. Диаграмма 3).

Диаграмма 2. Количество подписчиков иновещательных телеканалов арабского региона в Facebook и Twitter (тыс. чел.)

Диаграмма 3. Количество подписчиков иновещательных

телеканалов испаноязычных регионов в Facebook и Twitter (тыс. чел.)

Из всего телеиновещательного комплекса наиболее близки к прототипу объективного СМИ телеканалы RT America и RT Spanish. Это обусловлено тем, что их целевая аудитория - жители определенных регионов. Обладая собственными студиями в этих регионах, редакции RT освещают не только новости, касающиеся России, но и местные события. Будучи спонсированными из российского бюджета, редакции более независимы при освещении локальных событий, например, в Вашингтоне. Именно с этой точки зрения RT представляется альтернативным средством массовой информации.

Место Russia Today в глобальном информационном пространстве амбивалентно. Телекомпания часто становится победителем или номинантом известных международных профессиональных конкурсов, что говорит о признанном профессионализме. Тем не менее, Russia Today со стороны коллег часто обвиняется в предвзятости и пропагандисткой деятельности.

Роль Russia Today в формировании информационной повестки дня проявляется только в двух случаях: если информация касается России или если касается самой телекомпании. Последние новости носят скандальный характер, поэтому информационную ценность представляют сообщения о России. У компании объективно больше возможности получить информацию быстрее всех, так как она финансируется за счет государства. Например, заявления МИДа попадают в редакцию за 15 минут до их опубликования на официальном сайте ведомства.

Таким образом, у Russia Today есть своя роль в медийном пространстве, и влияние телеканала могло бы увеличиться, если бы не сформированное в Западной Европе и США мнение о нем как о рупоре пропаганды.

Следует отметить, что телеканал Russia Today обладает определенными возможностями и авторитетом для участия в формировании информационной повестки в качестве равноправного игрока глобального медиарынка. Однако, безусловно, телеканал пока не является "повесткообразующим" СМИ уровня BBC и CNN, так как этому мешает репутация телекомпании, постоянные скандалы и негативное внимание конкурентов.

Тем не менее, аудитория телеканала Russia Todayпостоянно растет, его региональные ответвления завоевывают особенную популярность у местной аудитории, что объясняется большей объективностью и альтернативностью новостей. Этот потенциал можно грамотно использовать.

Литература

1. Локтев Д. С. Редакционный нейтралитет в международном информационном телевещании. М., 2012.

2. Ср.: Forest fire in Ukraine approaches Chernobyl Disaster site. URL: http://www.wsj.com/articles/forest-fire-in-ukraine-approaches-chernobyl-disaster-site-1430251957 ; Forest fires heading for Chernobyl nuclear plant - Ukraine Interior Ministry. URL: http://rt.com/news/253897-chernobylfires-rage-ukraine/ ; Forest fire threatens Ukraine's Chernobyl nuclear zone. URL: http://in.reuters. com/article/2015/04/28/ukraine-fire-idINL8N0XP5FJ20150428 ; Forest fire breaks out near Chernobyl nuclear plant. URL: http://www.bbc.com/news/world-europe-32502393

Анна Михайловна Нечай Научный руководитель к. филол. н., доц. Е. С. Сонина

Отражение черт русского национального характера в журналах "Вестник Европы" (1870-е гг.) и "Русский репортёр" (2010-е гг.)

Аннотация. В статье рассматриваются особенности отражения национального характера русской нации в двух журналах либеральной направленности - "Вестнике Европы" (1870-х гг.) и "Русском репортёре" (2010-х гг.), а также обосновывается актуальность обращения к данной проблематике.

Любому обществу, как и отдельному человеку, для полноценного развития необходимо понимать, откуда оно произошло, что выделяет его среди прочих и что объединяет людей внутри него. С пониманием происходит осознанная обществом преемственность традиций, норм морали и права, а также системы ценностей (представлений о том, что важно, что второстепенно, что позволительно, что предосудительно и т. д.). Если же по какой-то причине происходит "отрыв от корней", утрата связи и неприятие традиций и ценностей прошлого, то общество вынуждено разрабатывать новые культурные ориентиры, чтобы выжить.

Современная Россия столкнулась с подобной проблемой: после распада Советского Союза так и не были выработаны общие ценности, идеи и нормы поведения, и всё ещё остро стоит вопрос национальной идентификации России, национального самоопределения. Сложность заключается ещё и в том, что складываются два параллельных пласта этой идентификации: многонационального народа Российской Федерации (определение из Конституции РФ), всего общества, государства, и его отдельных представителей - разных наций, национальностей и этносов. Это коснулось и государствообразующей нации - русских, к которым относят себя более 77% граждан России (12). Особенности формирования русских бок о бок с другими нациями, их взаимное влияние друг на друга, тесное переплетение стали причиной особого отношения к русской нации и возникновения споров о правомерности её выделения.

Актуальность исследования обусловлена тем, что национальная проблематика сегодня относится к наиболее острым и обсуждаемым вопросам, требующим осмысления. Журналистика является, с одной стороны, площадкой для консолидации всего общества. С другой стороны, она отражает процессы самоопределения разных наций, и потребность общества, в том числе, русской нации в саморефлексии.

В этом контексте интересным представляется исследование либеральной журналистики как избегающей крайностей, выступающей за поступательное развитие, относящейся с критикой к правительственным действиям и при этом не доходящей до радикализма. В настоящем исследовании мы хотели бы сравнить либеральные журналы второй половины XIX и начала XXI вв. Как нам представляется, для характеристики этих двух периодов как нельзя лучше подходит термин, предложенный авторами "Вестника Европы", - "переходное время", отличающееся неопределённостью (ВЕ. 1868. Т. 1. Кн. 1. С. 380. Далее паспортизация материалов заглавных журналов дается в тексте). С одной стороны, в переходное время проводятся важные для преобразования общества реформы и возможна рефлексия над ними, а также развивается общественное мнение; с другой стороны, реформы сдерживаются поиском общего пути.

Исторический опыт функционирования журналистики в "переходное время" может и должен быть применён сегодня. Ведь её представители пытались решить ту же задачу строительства гражданского общества и правового государства, перед которой стоит и современная Россия. Обращение к журналистике прошлого и настоящего позволит нам увидеть изменения в освещении данного вопроса.

Объектом исследования являются журналы "Вестник Европы" и "Русский репортёр". Предметом исследования - особенности отражения в "Вестнике Европы" 1870-х гг. и "Русском репортёре" 2010-х гг. черт русского национального характера. Выбор этих журналов неслучаен: "Вестник Европы" - ведущее либеральное издание второй половины XIX в., "Русский репортёр" - одно из ведущих либеральных изданий наших дней. Несмотря на то, что Виталий Лейбин, главный редактор журнала "Русский репортёр", отметил, что ему не важны политические предпочтения работающих у него журналистов, у издания чётко вырисовывается либеральная направленность.

Под либерализмом вслед за историком А. В. Гоголевским мы понимаем направление общественной мысли, идеологическое и политическое течение, объединяющее сторонников демократических свобод и свободного предпринимательства (3; 5).

Эмпирической базой исследования послужили 25 ежемесячных хроник, 3 литературных обозрения, 2 критические статьи и 1 исторический очерк из журнала "Вестник Европы" в период с января 1868 по декабрь 1878 г. и 24 статьи, репортажа, очерка и авторских колонок в журнале "Русский репортёр" в период с апреля 2011 по август 2014 г. (материалы были нами изучены как в печатном, так иэлектронном вариантах). В эти годы оформилась редакционная политика анализируемых изданий. Разница в хронологии обусловлена периодичностью выхода журналов: "Вестник Европы" - ежемесячное издание, "Русский репортёр" - еженедельное (до конца 2014 г.). Выборка материалов основывалась на принципе тематического отбора в рамках сплошного просмотра.

Исследованию журнала "Вестник Европы" посвящены работы В. Е. Кельнера, подробно изучившего редакционную и издательскую деятельность М. М. Стасюлевича; А. В. Артемьевой, остановившейся на рассмотрении общественно-политической программы ежемесячника; энциклопедическая статья М. Мазаева и др. (1, 6, 10). По журналу "Русский репортёр" имеются только исследования частного характера, например, статья Е. В. Зелениной и Т. Ю. Порецкой, диссертация А. Е. Сабунина и др. (4, 13).

Среди исследователей теории нации необходимо отметить работы В. И. Козлова, С. Т. Калтахчяна и В. Ю. Шпака, к чьим трудам мы обращались, а также работу В. А. Тишкова, занимающегося вопросами межнациональных отношений (5, 7, 14, 15). Среди исследователей национальной идентичности стоит отметить историков К. С. Гаджиева и С. М. Маркедонова, политолога С. В. Кортунова (2, 9, 11), среди исследователей русской ментальности - В. В. Колесова (8).

Выявление особенностей отражения характерных черт русского человека на страницах либеральных журналов двух эпох предполагало рассмотрение основных понятий национальной проблематики ("нация", "национальность", "национальное самоопределение", "национальный характер"); изучение журналов "Вестник Европы" и "Русский репортёр"; определение контекста упоминания черт русского национального характера в названных журналах; сравнение образа русской нации, представленной на страницах изданий.

Анализ эмпирического материала показал, во-первых, что "Вестник Европы", обращаясь к понятию "русский", чаще всего использует его для обозначения всех наций, населяющих Российскую империю, т. е. в его общем значении: "...в составе русских граждан находятся ещё миллионы евреев..."; "русские публицисты и политики", "русская цивилизация" (ВЕ.1874. Т. 6. Кн. 12. С. 866. 1869. Т. 5. Кн. 10. С. 893. 1870. Т. 3. Кн. 6. С. 947.). "Русский репортёр", наоборот, демонстрирует узкое понимание - обозначение конкретной нации. Например, "Мыльная основа плавится в микроволновке, мамы заглядывают в нее, как в телевизор. Прибегают погалдеть русские, узбекские иафриканские карапузы"; "Власть ворует, народ голодает, мужики спиваются, бабы стервенеют, русских давят, нерусских травят..." (РР. 2013. №№ 46, 47).

Во-вторых, отражение вопросов национальной проблематики преломляется через призму либерализма, которого придерживаются авторы обоих изданий. В "Вестнике Европы" журналисты обращаются к национальной проблематике, характеристике русских и оценке русского самосознания чаще всего при анализе того или иного аспекта общественной ситуации, в рамках разговора о той или иной реформе, например, о состоянии церкви и духовенства, которое необходимо преобразовывать, отделять от государства: "Перед нами, как свидетелями современности, стоит несомненный закон: русский народ привязан к вере предков, церковь в его умственной жизни занимает важное место..." (ВЕ. 1868. Т. 5. Кн. 10. С. 845.). В "Русском репортёре" русскость проявляется в основном через поиск объединительного начала, а также в освещении межнациональных отношений. "Мы все, живущие в России, - в одном джипе, вроде бы уже и дорогом, но по-прежнему некомфортном, худо-бедно движемся вперед, подскакивая на одних и тех же ухабах. Пора искать общий язык с теми, кто едет рядом: дорога от этого не станет лучше, но проще будет ее преодолеть. А если не получится, неизбежно крупное ДТП, о котором не хочется даже фантазировать" (РР. 2013. № 47).

"Русский репортёр" также отличается личной ответственностью авторов публикаций. Из 24 проанализированных 19 - авторские (в том числе 2 авторские колонки редактора журнала Виталия Лейбина), в то время как большинство материалов из "Вестника Европы" (29 из 31), - согласно традиции той эпохи, не подписаны и, следовательно, отражают общую редакционную политику издания.

К особенностям отражения черт русского национального характера можно отнести то, что в "Вестнике Европы" даётся, скорее, характеристика устройства русской жизни, чем описание отдельных её черт. И этой жизни свойственны дикая, необузданная сила, русское самодурство (разделение в быту на подчиняющихся и властвующих, которые "не хотят признавать никаких отношений, основанных на справедливости, на праве, и считают себя полновластными, вольными миловать, вольными и казнить" (ВЕ. 1869. Т. 1. Кн. 1. С. 322.)), а также смесь известной европейской образованности и восточной патриархальности, грубости нравов и общественного устройства. Среди черт называются: инстинкт государственного единства, преданность правительству, религиозность, терпеливость, общинность и связанная с ней круговая порука, умение приноравливаться к противоположным явлениям и мнениям, легко мириться с обстоятельствами. Помимо этого, русский человек "легко уступает всякому давлению, как мокрая губка, и движется через пень-колоду" (ВЕ. 1872. Т. 4. Кн. 8. С. 846.).

В "Русском репортёре" чаще упоминаются конкретные черты, при этом журналисты делают обобщения, ищут закономерности, а характеристику, оценку русским, как правило, дают герои публикаций. Именно в их уста вкладываются особенно резкие высказывания и замечания о недостатках нашего менталитета: "Но это ненадолго, - злорадно отвечает женщина. - Почему?

- Потому что мы русские. Мы же варвары! Все разломаем, испортим..." (РР. 2013. № 47).

В разных публикациях "Русского репортёра" (в основном репортажах) отмечается страстность русских, нелюбовь к бессмысленному делу, доброе сердце, отзывчивость ("Мне кажется, что еще очень важно именно в сочинской Олимпиаде, что русские люди - этосамые щедрые люди, самые открытые, самые добрые люди в мире... И я уверена, что мы проведем самую лучшую Олимпиаду, потому что все, что мы делаем, всегда самое лучшее" (РР. 2013. № 45)), а также надежда на русский авось, перекладывание ответственности, ожидание кого-то, кто решит все насущные проблемы, безынициативность и ожидание указаний "сверху" ("Александр Транчуков - это человек, который много думает. - Про русский национальный характер, - уточняет глава сельсовета. - Мы почему-то все время ждем, что придет какой-нибудь сильный вожак и нас организует.Мы почему-то стесняемся сами делать какие-нибудь хорошие дела" (РР. 2013. № 47)). Часто в упрёк русским ставится имперское мышление и излишняя любовь к глобальному мышлению вместо конкретных действий локального характера, т. е. перефразируя мысль Григория Тарасевича, думу думать о судьбе Руси-матушки не вставая с дивана (РР. 2013. № 34).

В обоих журналах в качестве одной из напастей, являющихся отличительной чертой русской нации, называется пьянство. В целом, черты русского национального характера, приспосабливаясь, конечно, под разные обстоятельства и трансформируясь, с течением времени не слишком изменились по сути. Мы находим много общего у представителей русской нации второй половины XIX и начала XX вв. Многие затрагиваемые проблемы остаются актуальными по сей день.

Литература

1. Артемьева Е. В. Общественно-политическая программа "Вестника Европы" (1880-е гг.).

Автореф. дис. ... к. и. н. Н. Новгород, 2009. URL: https://vivaldi.nlr.ru/bd000257517/view#page=1

2. Гаджиев К. С. Национальная идентичность: концептуальный аспект // Вопросы философии. 2011. № 10. С. 3-16.

3. Гоголевский А. В. Очерки истории русского либерализма XIX - начала XX века. СПб., 1996.

4. Зеленина Е. В., Порецкая Т. Ю. Медиагерой нашего времени (по результатам контентанализа журнала "Русский репортер") // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2014. № 5. С. 157-166.

5. Калтахчян С. Т. Нация // Философский энциклопедический словарь: энциклопедия. М., 1983.

6. Кельнер В. Е. Человек своего времени (М. М. Стасюлевич: издательское дело и либеральная оппозиция). СПб., 1993.

7. Козлов В. И. О классификации этнических общностей (состояние вопроса) // Исследования по общей этнографии / под ред. Ю. В. Бромлея. М., 1979. URL: http://web.archive.org/ web/20020816181057/historia-site.narod.ru/library/ethnology/kozlov.htm

8. Колесов В. В. Русская ментальность в языке и тексте. СПб., 2006.

9. Кортунов С. В. Национальная идентичность: Постижение смысла. М., 2009.

10. Мазаев М. Вестник // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. СПб., 1892. Т. VIIa. С. 645-647.

11. Маркедонов С. М. Национальная самоидентификация России: осознание общего гражданства или зов "крови"? 2007. URL: http://www.wpec.ru/text/200705211343.htm

12. Национальный состав населения // Всероссийская перепись населения 2010 г. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol4/pub-04-01.pdf

13. Сабунин А. Е. Метафорическое отображение действительности в пресс-фотографии российских деловых журналов начала XXI века. Дис. ... к. филол. н. М., 2011. URL: http://www.dissercat. com/content/metaforicheskoe-otobrazhenie-deistvitelnosti-v-press-fotografii-rossiiskikh-delovykhzhurnal#ixzz3a0nMTTWl.

14. Тишков В. А. Единство в многообразии: публикации из журнала "Этнопанорама" 1999-2011 гг. 2-е изд., перераб. и доп. Оренбург, 2011.

15. Шпак В. Ю. Нация // Словарь по политологии / отв. ред. В. Н. Коновалов. М., 2001. С. 146-147.

Галина Игоревна Потапова Научный руководитель ст. преп. П. Ч. Хан

Японский дизайн: особенности формирования и современное состояние

Аннотация. В статье проводится культурологическое исследование основных формообразующих особенностей японского дизайна, показаны причины его возникновения, особенности развития и современное состояние.

Японские медиа - это, прежде всего, высококачественный дизайн (1; 75) и эффективная коммуникация, построенная не только на тексте журналистского материала, но и на эмоциональном воздействии на читателя. К современному состоянию японская пресса пришла в результате длинного исторического пути, когда культура маленькой островной страны ощущала на себе воздействие со стороны множества стран. Среди них, к примеру, был Китай, который на первых порах выступал фильтром для внедрения зарубежного опыта, или США, стремившиеся наладить связи для обеспечения безопасности своей морской торговли (3).

Японская культура нуждалась в постоянном получении материала для дальнейшего развития. Изолированность острова в эпоху сегуната стала причиной технологического отставания и привела к технической беспомощности во время "второго" открытия Японии коммодором Мэтью Перри. Японии пришлось воспринять европейские технологии и только спустя столетия уже на этой основе создавать что-то свое. Но в культурном аспекте европейская интервенция встретила достойный противовес. В результате, созданная на основе европейского опыта продукция получила в мире наивысшее признание (1; 5). В настоящее время такие корпорации как Nikon, Canon, Yamaha, Honda и другие пользуются заслуженным доверием потребителя за высококлассный дизайн, качество и надежность изделий. Япония научилась извлекать из чужеродной иностранной культуры необходимую для дальнейшего развития форму, без принятия ее философского наполнения.

Это умение не появилось внезапно, словно по волшебству - оно имеет за собой весомую основу, состоящую как из исторического опыта, сформировавшего особый восточный менталитет, так и из собственного культурного наследия страны, сформированного долгим и тяжким трудом. К примеру, про такую ремесленную отрасль как жемчуговодство, Всеволод Овчинников говорит:

"Секрет выращивания жемчуга никто не охраняет. В этом нет необходимости, так как украсть его нельзя. Чтобы ежегодно получать как будто из ничего девяносто тонн жемчужин, нужна, во-первых, Япония с ее природой, с ее бесчисленными тихими заливами, а во-вторых, нужны японцы с их умением создавать ценности из мелочей, вкладывая в них бездну терпения и труда" (2; 543).

Говоря иначе - все дело не только в тайных умениях. Японцы отличаются особым, трепетным отношением к природе, к подаренному ею материалу, который наделяется на бессознательном уровне сакральным, трепетным наполнением - ками. Все это требует от человека иного мировоззрения, не антропоцентричного, отличного от того, который пропагандирует Европа, ставя во главу угла человека, эстетику индивидуальности и личности.

Примеры отражения практики созерцания природы, нецентричного восприятия мы можем обнаружить, к примеру, в блочной системе верстки общенациональных японских газет, напоминающих по своему построению пол в японских домах, выстланный татами. Благодаря этому, смысловой центр японской полосы растворяется, исчезает - как в восточных пейзажных картинах, окружающей природе.

Знаменитое японское любование природой, известное по множеству национальных традиций - к примеру, пяти дням любовании сакурой - привело к выпаданию человека из поля зрения, пониманию его как созерцателя, но не венца творения, и уж точно не творца. Для японца венцом творения является природа и природные формы; все, что создается человеком - делается по ее образу и подобию.

Смешение красок, находящееся в природе, преломляется через японское мировоззрение и оказывается на страницах журналов и газет, выражается в оформлении электронных изданий в Интернете. Нецентричный дизайн, представляющийся иностранцу собранием несвязанных между собой частей, в процессе тщательного изучения обнаруживает уравновешенную структуру и гармоничное сочетание цветов заголовочных комплексов, изобразительных элементов и текстовых блоков. Практика созерцания, проявившаяся в нескольких видах наблюдения за природой - ваби, саби, моно-но-аварэ, - стала основой для создания лучших художественных произведений японской культуры. Они же, в процессе синтетичного развития культуры страны, нашли свое выражение не только в многочисленных приемах медиадизайна, но и в массовом продукте, предлагаемом журналами - манге.

Современная японская манга, - один из источников дохода страны и своеобразная визитная карточка за рубежом, продолжает изобразительную традицию укие-э - техника рисования тушью и традиция черно-белого изображения. Среди предшественников манги называют мультфильмы Уолта Диснея, влияние рисовки которого особенно заметно на ранних стадиях существования манги, и произведения таких художников, как Канкэй Судзуки, Санто Кедэна, Минва Аикава и Кацусики Хокусай. "Манга Хокусая" (иначе, гротески, рисунки Хокусая) заложила основу для введения термина "манга" в оборот.

Интересно, что манга оказывается одним из проявлений созерцательности японской культуры, наряду с шедеврами японского изобразительного искусства, дизайнерской мысли. В этом проявляется двоякость, дихотомия японского мировоззрения, сформированная в результате синтетичности культуры и особого отношения к пространству и форме. Что же возникло в первую очередь? Наблюдение за природой и ее запечатление, воспроизведение в ремесленных творениях или же влияние на национальные традиции иностранного опыта? А может быть дихотомия общественной мысли, когда в ответ на иностранный опыт страна вырабатывала собственный?

Попытка рассмотрения, к примеру, эстетики ремесла японских СМИ обособленно от созерцательности, дихотомии и синтетичности все равно приводит к неизбежному обращению к остальным особенностям. Особое отношение к предметам, которые создаются в результате ручного труда, появилось в результате простого принципа: "каждая вещь, создаваемая японцами, призвана стать постоянной составляющей личного пространства" (1; 29). Японец просто не купит ничего, что нарушало бы гармонию созерцания окружающего мира.

Часто можно увидеть, как обычная домохозяйка подолгу тщательно и придирчиво изучает каждый предмет, оценивая не только стоимость, но и прорисовку формы, материала, фактуру, декор, насыщенность цвета изделия (1; 27). Спокойный вкус и зримое ощущение времени сформировали уже упомянутые выше эстетические концепции созерцательности - "ваби" и "саби". Посмотреть, изучить, понять - а после попытаться повторить с тем же изяществом, легкостью и гармоничностью, как в природе. То же самое относится и к СМИ, визуальная составляющая которых является полноправным критерием выбора при покупке медиа-продукта. Это привело общенациональные издания к необходимости максимально удовлетворять высокие потребности аудитории, которая, в свою очередь, считает своим долгом все знать и всем интересоваться. Но, в результате, мы получаем ситуацию, в которой крупнейшие медиахолдинги предлагают одинаковую продукцию. Каждая редакция следует правилу "лучше десять раз сделать то же, что и остальные, чем один раз оказаться позади остальных" (2; 567). Это же стало причиной того, что любой информационный повод не может стать достоянием одной редакции: новости незамедлительно сообщаются всем газетам; интервьюирование и вовсе ведется на доверительной основе - "офурэко". Журналист получает доступ непосредственно к первоисточнику, но вести беседу вынужден без записи. При создании текста на основе полученной информации от него также ожидаются положительные выводы и отзывы.

Так получается, что газеты и сайты отличаются только лишь дизайном, двояким по своей природе. С одной стороны, он в полной мере соответствует мировым стандартам, выступает в качестве важной составляющей промышленности, использует передовые технологии и даже воспитание будущих дизайнеров происходит в специализированных коллежах компаний. С другой же стороны, современный японский дизайн является полноправным наследником культуры Японии, средоточием национальных изобразительных традиций. В этом проявляется сформированное созерцательностью бережное отношение японцев к своему прошлому, природному наследию, и стремление создать духовные объекты, которые станут гармоничной, полноправной частью национальной культуры (1; 29).

Журавская Татьяна, рассматривая японский дизайн, выделяет так называемую "простоту сложности" - умение японцев сочетать утонченные, изысканные и простые, понятные вещи, - нестандартность, свободу в отношении узора и формы, смелые цветовые решения, одновременно яркие и гармоничные (1; 30).

Подтверждение этой теории можно найти на страницах любых японских газет. Внешняя хаотичность газетной полосы при детальном рассмотрении обнаруживает в себе умело воссозданное взаимодействие маленьких частей сложного целого: ни один элемент не оказывается вне композиции, тесно связанный либо с окружающим оформлением, либо с материалом, в котором располагается. При этом внимание аудитории перенаправляется от детали к детали, от темы к теме. Одновременно с информативной функцией достигается и рекреационная: цветовая гармония позволяет глазу отдыхать во время прочтения. Блоковый дизайн предоставляет возможность читать газету как в развернутом виде в формате А3, так и в сложенном до размеров А4 и даже А5. Это предполагает многоразовое прочтение газеты на протяжении всего рабочего дня со свободным изменением формата газеты в зависимости от времени и места. Так информация может быть доступна максимально большому количеству населения с самыми разнообразными возможностями и предпочтениями.

Интересно, что стремление к окупаемости медиа-изданий привело не к созданию желтой прессы, пример чему наблюдается в ходе исторического развития журналистики в России и на Западе, не к появлению примеров фальсификации материала, гонке за эксклюзив, и не к вестернизации - как в Китае, Корее. Сегодня на страницах японских СМИ мы наблюдаем смелые дизайнерские решения, смелые приемы, подобные которым редко можно найти на страницах европейских изданий. Япония со всем своим историческим опытом выработала собственный путь развития, даже не смотря на то, что до сих пор продолжает усваивать иностранный опыт других стран.

Литература

1. Журавская Т. Стремление к совершенству. Очерки о традиционном ремесле и современном дизайне Японии. СПб., 2009.

2. Овчинников В. В. Восток - дело тонкое: Тибет, Китай, Япония. М., 2011.

3. Japanese Dolls. URL: http://japanesedolls.ru/index/0-103

Мария Эдуардовна Рзаева Научный руководитель д. полит. н., доц. С. С. Бодрунова

Оценка эффективности спецпроектов в российских онлайн медиа через определение цены контакта

Аннотация. В статье определяется понятие спецпроекта в онлайн-СМИ, характеризуются разные виды спецпроектов и пути их монетизации. Исходя из особенностей типичной модели монетизации спецпроекта, выделяется понятие уникальной стоимости контакта. Формула расчета эффективности спецпроекта, приведенная в статье, стала результатом работы автора над специальными проектами петербургской интернет-газеты "Бумага" в 2013-2015 гг.

Усиление конвергентных процессов, внедрение новых IT-инструментов в медиа и в целом развитие web 2.0 приводит к появлению форматов подачи информации в сетевых средствах массовой информации, основанных на пересечении жанров традиционной журналистики. Так, часто редакции электронных СМИ должны разрабатывать индивидуальные формы подачи тематического контента, в которые был бы интегрирован и текст, и иллюстрации, и видео, и графика, и инструменты сайта. Все это необходимо для повышения качественных показателей эффективности публикации: количества просмотров, глубины просмотров, коэффициента кликабельности (СTR) и общей рентабельности.

В полной мере тенденция к предельной визуализации и интерактивности реализуется с помощью цифровых спецпроектов в Интернет-СМИ. Технологичная "веб-оболочка" обеспечивает и визуализацию, и интерактивность. Кроме того, с точки зрения качества именно журналистского контента, публикация всех материалов на выбранную тему на одном поддомене или на одной "лендингпэйдж" дает возможность выстраивания очевидной внутренней логики спецпроекта. А также это обеспечивает и высокую глубину просмотров: пользователи, заинтересованные темой спецпроекта, переходят по ссылкам с одного материала на другой.

В 2012 году команда веб-разработчиков, дизайнеров, редакторов, операторов и фотографов, специалистов по юзабилити создала масштабный digital-спецпроект в СМИ - Snow fall для The New York Times (2). Это был первый редакционный проект такого масштаба, сочетающий в себе инновационный подход к верстке, к созданию графики, интеграции фотографий и видео в текст. Snow fall стал настоящим прорывом в сфере организации медиаконтента в ИнтернетСМИ. Проект прочли более 4 млн пользователей. А в профессиональной среде появился термин "сноуфоллинг", описывающий комплекс технологических решений, реализованных в Snow fall и в том же 2012 году ставших общей практикой для западных медиа. В 2013 году цифровой спецпроект стал редакционным и рекламным форматом для российских СМИ.

С понятием медийных спецпреоктов связан большой тренд в рекламе - native advertasing (далее - nativeadv), что можно перевести на русский как "органичная реклама" (чаще используют форму "нативная реклама"). "Органична" эта реклама редакционному контенту, который производится изданием регулярно и за которым на сайт данного СМИ идет аудитория. То есть nativeadv встраивается в систему ценностей, форматы, стилистику издания и за счет этого использует уникальное торговое предложение (1) СМИ по функционалу. Тони Халлет, глава британского маркетингового агентства Collective Content, приводит в колонке для Guardian следующий пример: когда Buzz Feed ("Базфид") работает с Virgin Mobile ("Вирджин Мобайл"), речь идет не столько о лояльности читателей по отношению к привычному контенту и продуктовой рекламе, встроенной в него, сколько о создании вирального материала, который разойдется по соцсетям (3). Buzz Feed - сайт, который агрегирует для читателей "самое интересное в Интернете". Так, "УТП" Buzz Feed - это вирусные материалы (видео, фото, иллюстрации, короткие легкие фичеры) и рекламодатель покупает именно возможность издания создать популярный в социальных медиа контент.

По результатам исследования IPG medialab (4), нативная реклама более эффективна, чем обычная медийная реклама. "Органичную рекламу" захотели "расшарить" более трети участников исследования (32%), про баннер друзьям рассказали бы 19% испытуемых. В целом, на nativeadv внимание обращали в полтора раза чаще.

Можно выделить два принципиально разных вида нативной рекламы по характеру интеграции. Назовем первый интеграцией в содержание именно редакционного материала. Это любой материал, написанный на релевантную рекламодателю тему и содержащий очевидные упоминания бренда рекламодателя, а также брендированные мультимедийные материалы: сопровождающую текст медийную рекламу, фотографии, видео, промоблоки с любым содержанием. Встраивание в определенный редакционный материал - самая распространенная форма нативной рекламы в России. Модель контентных спецпроектов с нативной рекламой такого рода мы рассмотрим ниже.

Второй вид нативной рекламы можно назвать интеграцией в верстку сайта или мобильного приложения онлайн-медиа. В дизайн онлайн-платформы встраивается новый блок, предлагающий пользователям перейти по ссылке на рекламный материал. Эта модель похожа на контекстную рекламу от "Яндекса", которую пользователи Рунета сегодня встречают почти на всех ресурсах онлайн-СМИ и других сайтах. Однако в случае дистрибуции рекламы через контекстный блок речь идет не о генерации лидов (продаж), а о генерации просмотров рекламного текста.

Контентный спецпроект в онлайн-СМИ подразумевает интеграцию рекламного сообщения именно в содержание редакционного материала. Это материал, сделанный строго в формате данного онлайн-медиа - и концептуально, и опционально. Читатель в таком случае должен воспринимать спецпроект как обычный и привычный ему материал этого СМИ. Чтобы понять отличие контентного спецпроекта с нативной рекламой от обычного рекламного материала, нужно рассмотреть условные отношения журналистского текста (или мультимедийных материалов) и бренда в обоих случаях. В материале с прямой рекламой суть контента - промо бренда; других смысловых нагрузок текст не несет, он является "оболочкой" для рекламного сообщения. В спецпроекте ситуация принципиально иная: журналистский материал существует автономно (написан на важную читателю и только косвенно связанную с брендом тему), а бренд лишь интегрируется в текст или мультимедийные материалы.

Цифровой или digital-спецпроект - это площадка для нативной рекламы с максимально очевидным присутствием рекламодателя. Контентом спецпроект не может обеспечить такой глубокой интеграции без ущерба для самой сути материала и соответствия повестке издания. Принципиальная разница между контентным проектом и цифровым в средствах интеграции. В первом случае рекламодатель интегрируется в текст, видео, фото - сам контент. Но при этом сообщение бренда не может доминировать и даже находиться в паритетных отношениях с сообщениями, заложенными в редакционный материал. Digital-спецпроект - полноценный сервис, в который рекламодатель интегрируется на уровне принципов функционала. Это гораздо более глубокая интеграция, которая позволяет максимально явно отразить ценности компании и рекламное сообщение. Единственное условие для контента, наложенного на механику сервиса, - нахождение в одном дискурсе с рекламодателем.

В digital-спецпроектах максимально высокая степень вовлечения. Пользователь неизбежно совершает ряд действий, заложенных в механике проекта: отвечает на вопросы теста, проходит игру, наводит курсор на нужные объекты, чтобы получить результат.

Чтобы вывести рабочие критерии оценки эффективности цифрового спецпроекта в целом, перечислим категории показателей эффективности его компонентов. Условно разделим эти показатели на группы: аудиторные показатели (контент), показатели поведения пользователей (юзабилити сайта), конверсия (брендинг).

Общие аудиторные показатели - это количество уникальных посетителей, количество сеансов.

Количество уникальных посетителей - это общее число пользователей, которые заходили на сайт в указанный период времени. Уникальность посетителя определяется совокупностью его персональных данным в сети: это IP-адрес, браузер и, если есть, регистрационная информация. Показатель количества уникальных посетителей, в первую очередь, важен для рекламодателя: так мы понимаем, сколько разных людей увидели брендинг и фактически можем оценить охват.

Количество уникальных посетителей также можно рассмотреть как критерий охватности онлайн-СМИ в целом. В медиаките, который медиа предоставляют рекламодателям, ключевой позицией является среднее число уникальных посетителей в месяц.

Количество сеансов - общее число просмотров проекта всеми пользователями. Стоит выделять общее количество сеансов, потому что один и тот же пользователь может несколько раз зайти на сайт. Все такие сеансы считаются.

Показатели поведения пользователей - это количество просмотров страниц, средняя продолжительность сеанса, средняя глубина просмотров, количество отказов.

Общее количество просмотров страниц - число ссылок, которые просмотрели все пользователи во время всех сеансов. Этот показатель часто нерепрезентативен в статистике сайта digital-проекта, как и, допустим, количество отказов, о которых мы поговорим ниже. Все зависит от технического устройства платформы сайта и метода работы системы аналитики. Почти все проекты "Бумаги" одностраничные для стандартных систем аналитики. Кратко описать этот феномен можно следующим образом: система считает переход на страницу после изменения одного из компонентов ссылки (поддомена, пути или тега), однако механика спецпроекта может подразумевать изменения в компонентах, не считываемых системой аналитики. Поэтому общее количество просмотров страниц иногда представляет собой сумму общего числа сеансов и просмотров формальных разделов проекта вроде ссылок "Контакты" и "О проекте".

Средняя продолжительность сеанса - это, как мы уже говорили, время, которое каждый пользователь проводит на сайте. Если говорить несколько точнее, то это среднее арифметическое показателей продолжительности всех сеансов (не только уникальных).

Средняя глубина просмотров - количество просмотренных ссылок за один сеанс. Выражается в процентах и является отношением общего числа просмотров к числу сеансов. Также часто нерепрезентативная категория из-за потенциальной некорректности данных о количестве просмотренных страниц.

Количество отказов - число сеансов, которые прервались на просмотре первой страницы. Поскольку digital-спецпроект иногда кажется системе одностраничным, показатель отказов может достигать 90%. Показатель отказов является отношением минимальных сеансов (только 1 страница) и всех остальных сеансов.

Из многих показателей эффективности медийной рекламы мы рассмотрим единственный, актуальный в контексте цифрового спецпроекта - CTR.

CTR - это конверсия на сайт рекламодателя, которую мы упоминали выше в определении понятия KPI.CTR расшифровывается как click-throughrate или "коэффициент кликабельности"; рассчитывается через отношение общего числа показов модуля медийной рекламы (баннера, брендирования, тизерного блока и т. п.) и количества переходов на сайт рекламодателя (клики на рекламные модули).Любой рекламный digital-спецпроект сопровождается медийной рекламой, что является одной из составляющий интеграции бренда. Так, CTR отдельно рассчитывается для разных позиций. Например, бренд может быть представлен на главной странице логотипом, на следующих функциональных страницах небольшим тизерным блоком, а на финальной странице - блоком сайта проекта. Далее среднее арифметическое показателей CTR разных рекламных модулей показывает общий CTR как показатель эффективности брендинга всего проекта.

Показатель, который существует над использованной нами категоризацией, - это охват.

Охват одновременно является основой для формирования других показателей и их следствием. Охват - характеристика одного медийного ресурса. Рассмотрим структуру охвата петербургской интернет-газеты "Бумага". Медийным ресурсом можно считать сайт газеты "Бумага", каждый аккаунт в соцсетях "Бумаги", а также страницу в соцсетях каждого пользователя, который расшарит ссылку на материал "Бумаги". У всех этих ресурсов разный охват. Аудитория digital-спецпроекта формируется благодаря охвату сайта "Бумаги" (так как на нем размещается баннер проекта), соцсетей "Бумаги" (например, пост о проекте в паблике "ВКонтакте"), всех пользователей, которые расскажут на своих страницах о проекте. Охват сайта "Бумаги" равен количеству уникальных посетителей в месяц - в среднем 500 000 человек. Охват паблика "Бумаги" "ВКонтакте" - около 100 000 человек в месяц. Охват каждого пользователя, который расшарил ссылку на проект, - около 150 (в таких расчетах последние годы используют число Данбара - количество контактов, которые, по мнению антрополога Роберта Данбара, способен поддерживать человек в силу особенностей функционирования мозга (5)). Цифровой спецпроект формирует свой охват через все каналы распространения. Последнее - ключевое понятие при продвижении и обеспечении охватности проекта.

Все эти показатели рассматриваются в уникальном для сферы медиа комплексе именно из-за глубины вовлечения пользователя в функционал проекта. Тут глубина вовлечения - неизмеримый объективно показатель, но именно он влияет на восприятие и оценку величины цены контакта на стороне онлайн-медиа и на стороне компании-рекламодателя.

Цена контакта - понятие, применяемое маркетологами при оценке рентабельности вложения; определяется отношением количества вовлеченных пользователей и стоимости всего пакета размещения. Вовлеченный пользователь в каждом случае характеризуется разным набором действий: от "увидел логотип" (например, на концерте) до "придумал свой ресторан и увидел предложение поступить в школу рестораторов" (это digital-проект "Бумаги" "Открой свой ресторан" для Школы гостеприимства Swissam (http://swissam.paperpaper.ru/)). Ясно, что в разных видах брендинга разная глубина вовлечения и цены вовлеченных пользователей (контактов) тоже должны отличаться.

Рассмотрим глубину вовлечения пользователей digital-проектов на примере теста "Бумаги" "Узнай свой уровень английского" для Школы английского языка Hope'n'Scotch.

Первичный уровень вовлечения - пользователь зашел на главную страницу проекта и увидел бренд газеты, формулировку концепции спецпроекта ("Тест по английскому языку для журналистов, пиарщиков и рекламистов" (http://hopnscotch.paperpaper.ru/)) и бренд Школы (промоблок - подвал на 100% с копирайтингом "Получи скидку 30% на курсы английского языка в Hope'n'Scotch"). Таким образом пользователь воспринял связку имиджа газеты, уровня креативности идеи проекта (как бы он ее ни оценил) и предложения от Школы. Возможно, кликнул на промоблок и перешел на сайт Hope'n'Scotch.

Вторичный уровень - пользователь воспользовался сервисом, понял механику проекта, более осознанно воспринял связку креативности идеи и бренда Школы. Также на каждой странице проекта пользователь увидел брендинг рекламодателя и, возможно, кликнул по ссылке.

Уровень третей степени вовлечения - пользователь, завершив ознакомление с сервисом, нажал на кнопки "рассказать друзьям" и расшарил ссылку на проект в одной из соцсетей. Это, как правило, означает радикально положительную оценку креативности и реализации идеи, существующей в связке с брендом рекламодателя. Положительный образ проекта экстраполируется в сознании довольного пользователя на бренд компании-спонсора.

Уникальная цена контакта в цифровом спецпроекте. Трех уровней вовлечения в цифровом спецпроекте, которые мы описали выше, в контентном спецпроекте выделить невозможно. Часто возможен второй уровень - когда читатель понимает смысл текста и связывает его с образом бренда, размещенным в рекламных модулях. В любых других видах ненативной рекламы максимальное вовлечение - первичного уровня. Цену контакта, конечно, стоит рассматривать в принципиальной зависимости от степени вовлечения пользователя. Таким образом, мы понимаем, что цены контактов контентного проекта и цифрового не могут быть одинаковыми. В случае с digitalспецпроектом вовлечение в разы выше, соответственно, и цена контакта должна быть другой.

Эффективность рекламы в Интернет-маркетинге - по сути, статистический показатель, существующий в системе средних стоимостей контактов рекламы на разных платформах. Редакция, планируя именно журналистский проект, сравнивает среднюю цену контакта на других материалах и прогнозируемый показатель нового спецпроекта. В данном случае высчитывается отношение стоимости работ по производству материалов и потенциального количества кликов на проект. Отдел маркетинга компании-спонсора рассматривает цену контакта как отношение стоимости проекта и количества просмотров (контентного проекта) или вовлеченных пользователей (в цифровой спецпроект). Обычно и редакции, и отделы маркетинга планируют расходы и рекламные кампании на несколько месяцев вперед. Нужно уметь рассматривать общую перспективу трат, выбирать рентабельные проекты и откладывать слишком затратные.

Для сравнения стоимостей контактов проектов с разным типом вовлечения автор данного исследования использует систему коэффициентов. Рассмотрим этот метод на примере проектов Интернет-газеты "Бумага".

Обычно при планировании проектов рассматриваются интерактивные digital-проекты, контентные и простые рекламные тексты, которые принято называть "classified" (классифайд).

Средняя цена цифрового спецпроекта - 250 000 рублей. Ожидаемый трафик на него - 30 000 уникальных посетителей. Вовлечение - от 90% третьего уровня.

Средняя цена контентного спецпроекта - 100 000 рублей. Ожидаемый трафик - 8 000 уникальных посетителей. Вовлечение - 50% второго уровня.

Средняя цена классифайда - 20 000 рублей. Ожидаемый трафик - 2 000 уникальных посетителей. Вовлечение - 100% первого уровня.

Средние показатели по уровням вовлечения получены благодаря подведению статистики по глубине просмотров всех проектов.

Итак, с учетом разной степени вовлечения пользователей мы можем использовать коэффициент общей стоимости проекта и применять его во всех расчетах. В итоге статистическая картина по рентабельности вложений в разные виды проектов будет репрезентативной.

Коэффициент для стоимости любого интерактивного цифрового спецпроекта - 0,3. Для контентного спецпроекта - 0,5. Для классифайда - 1.

Для расчетов используем формулу Cк=kB/Nк, где Cк - стоимость контакта, k- коэффициент, B - объем бюджетирования, в Nк- количество контактов.

Для среднего интерактивного спецпроекта расчет будет выглядеть так: 0,3 х 250 000/30 000 = 2,5.

Для контентного спецпроекта: 0,5 х 100 000/8 000 = 6,25.

Для классифайда: 1 х 20 000/2 000 = 10.

Выходит, эффективность вложений маркетингового бюджета или трудочасов сотрудников редакции в digital-спецпроект в 2,5 раза эффективнее, чем вложения в контентный проект и в 4 раза эффективнее - чем в классифайд.

Вкладывать средства в рекламные цифровые спецпроекты в ближайшие годы, вероятно, будет также только маркетинг очень крупных компаний. Это обуславливается дороговизной производства и продвижения проекта. Однако, как мы выяснили, вложение в digital-проект - самое рентабельное.

Литература

1. Уникальное торговое предложение // Маркетинг. Большой толковый словарь. 2012. URL: http://marketing.academic.ru/128/УНИКАЛЬНОЕ_ТОРГОВОЕ_ПРЕДЛОЖЕНИЕ

2. Branch J. Snow Fall: The Avalanche at Tunnel Creek // The New York Times. 2012. URL: http://www.nytimes.com/projects/2012/snow-fall/#/?part=tunnel-creek

3. Hallet T. What Is Native Advertising Anyway? // The Guardian. 2014. URL: http://www.theguardian.com/media-network-outbrain-partner-zone/native-advertising-quality-scalability

4. IPG Media Lab Research. Outlook 2014: Automotive Trends. Automotive as a media channel and a life application // IPG. 2014. URL: http://www.ipglab.com/wp-content/uploads/2014/03/2014Lab-Trends-and-Outlook-for-Automotive-Final.pdf

5. Makovsky K. Dunbar's Number: A Key To Networking // Forbes.com. 2014. URL: http://www.

forbes.com/sites/kenmakovsky/2014/08/07/dunbars-number-and-the-need-for-relationshipmanagement/

Инна Иендеевна Син Научный руководитель д. филол. н., проф. Г. В. Жирков

Образ Ленина и Сталина в советской печати 1930-х годов

Аннотация. В статье раскрывается роль советской печати в процессе мифологизации образа Ленина и Сталина; определяются механизм создания этих образов и основные формы использования Сталиным образа Ленина и теории ленинизма для укрепления своей власти на примере содержания газет "Правда" и "Комсомольская правда" за 1928 - 1932 гг.

Автор выражает благодарность К. А. Алексееву за помощь в подготовке данной публикации.

Рубеж 20-х-30-х годов - период укрепления во власти нового руководителя Советского Союза Иосифа Виссарионовича Сталина. Именно во время первого пятилетнего плана закладывался фундамент будущего культа личности. Это стало началом большой компании по созданию мифологизированного образа вождя.

Если рассмотреть этот процесс детально, то становится ясно - эффективность и успех этой программы были обеспеченны несколькими фактами.

Первая причина заключается в системе печати, сформировавшейся в конце 1920-х - начале 1930-х гг. Она была способна отвечать партийным требованиям - играть роль главного пропагандиста, агитатора и организатора. Став массовой, дифференцированной, подконтрольной партии (1, 2, 3), печать была главным средством продвижения мифологизированного образа Сталина. Также на страницах газет формировалось новое представление о существующей идеологии. Появляется "принцип партийности" (1) - своего рода идеологический стандарт, к которому как к шаблону примерялись разные идеи. Суть этого стандарта определялась не кем иным, как Сталиным, то есть его пониманием ленинизма. Поэтому трактовки ленинской теории, отличные от версии генсека, определялись как "оппортунистические".

Основной целью использования печатных средств массовой информации властями была манипуляция сознанием и поведением масс, путем создания и продвижения мифов. Процесс политической мифологизации носил всесторонний характер. Одним из его объектов было настоящее - на страницах печати активно создавался образ экономически развитого и успешного Советского Союза. Также корректировке подверглось и прошлое, то есть история. Этот процесс был активирован Сталиным, его статьей "О некоторых вопросах истории большевизма. Письмо в редакцию журнала "Пролетарская революция"" (ноябрь 1931 г.) (4; 86). После этого материала была развернута целая компания по "переделке" истории, направление которой задавал генсек, начиная с разных "замечаний" к учебникам истории и заканчивая "Кратким курсом истории ВКП (б)" 1938 г. И, наконец, главными объектами компании по мифологизации стали образы Ленина и Сталина, как символы новой социалистической реальности.

Ключевую роль в этом процессе сыграли ведущие издания Советского Союза: "Правда" ЦК ВКП (б) и "Комсомольская правда" ВЛКСМ. Партия во главе со Сталиным постепенно создали из них не просто послушные органы ретрансляции партийных установок, но и мощную систему идеологического воздействия на людей, формируя, таким образом, и сознание, и образцы поведения населения СССР.

Вторая причина результативности компании по созданию мифологизированного образа вождя - это надежная основа, на которой стало возможным возведение сталинского имиджа - уже сформированный образ Ленина. То есть Сталин, укрепляя свои позиции, не отрицал авторитет предыдущего вождя, а опирался на него.

Образ Ленина, создаваемый печатью, является не однородным, а собирательным. При этом разные черты характера, присущие либо приписываемые его личности выдвигались на передний план в зависимости от политической и экономической ситуации на момент публикации, темы и цели статьи. Центральным элементом образа Ленина в "Правде" и "Комсомольской правде" было его амплуа "бессмертного вождя", причем не только советского народа, но и "всего человечества". В исследуемых СМИ Ленина называют "вождем мировой пролетарской революции", "величайшим стратегом и тактиком", "морально-политическим авторитетом" (Правда. 1929. № 17), "величайшим революционером" (Комсомольская правда. 1928. №18).

Разумеется, вождь не мог быть человеком с заурядными способностями, поэтому печать нарекала Ленина "величайшим гением". Для разработки образа ценными для авторов газет оказываются не только законченные известные ленинские произведения, но и незаконченные, черновики, и "вскользь брошенные фразы". Гениальность приписывается Ленину также благодаря его практическим действиям по реализации своих идей, делая его "величайшим практиком". Например, к практическим результатам "гения Ильича" в печати относят реализацию программы новой экономической политики и победу в гражданской войне. С этой группой качеств также тесно связаны образы "мудрый старик" (что является, в сущности, признанием его "старцем") и "учитель".

Ленин как "предсказатель" или "провидец" - неизменный и постоянный образ на страницах исследуемых изданий. Цели использования этого амплуа - демонстрация гениальности личности, верности его теоретических утверждений, а также правильности взятого курса (например, на индустриализацию). Также, "предвидением Ленина" объяснялись действия партии по борьбе с оппозиционерами, об опасном влиянии которых он предупреждал, предлагая "выкидывать из партии".

Апогеем авторитета Ленина можно назвать представление его как некого "знака отличия" применительно к людям. Те, кто удостаивались его положительного отклика, были близки с ним, автоматически становились "важнейшими деятелями в советской истории", но рассматривались непременно сквозь призму ленинского образа. Например, в номере "Правды", посвященном дню рождения М. Горького в 1928 г., были заголовки "Ленин о Горьком", "Ленин - учитель Горького" (Правда. 1928. № 75).

Как показывает анализ печатных публикаций, несмотря на все сверхчеловеческие свойства, Ленину не были чужды и человеческие качества. Авторами статей подчеркивается, что вождь всегда искренне "болел" за дело, которым занимался, и то, "с какой любовью" он относился к советскому народу, о котором "очень заботился". Это способствовало росту доверия к Ленину, его теориям, а, следовательно, и к новой власти, которая занималась их реализацией.

Формирование мифологического образа Сталина началось только в 1929 г. после его 50-летнего юбилея и ряда событий, в которых отмечалась особая роль Сталина, - 10 февраля из СССР высылается его главный оппонент Л. Д. Троцкий, 23-29 апреля проходит XVI конференция ВКП (б), на которой обсуждается опасность "правого уклона" и принимается первый пятилетний план 1929-1932 гг. Процесс создания сталинского образа не был последовательным и постепенным, а скорее был резким "включением" механизма. В "Правде" и "Комсомольской правде" готовые формулировки разного масштаба были введены все и сразу. После 1929 г. образ Ленина заметно трансформируется из самостоятельного в опосредованный. Если до этого времени рядом с именем Ленина Сталин упоминался крайне редко в виде коротких цитат, то в 1930-е гг. к нему отсылаются гораздо чаще и уже в форме развернутого освещения теоретических работ Сталина по разработке проблем, поставленных Лениным.

Большую роль сыграли политические биографии Сталина, опубликованные в "Правде" 21 декабря 1929 г., где говорилось о его "активнейшем" участии в главных исторических событиях страны и близких товарищеских отношения с Лениным. Ярким примером подобных жизнеописаний можно назвать публикацию М. И. Калинина "Вся жизнь для партии" (Правда. 1929. № 294).

Центральным элементом образа Сталина является мифологема "главного и верного ученика", которая выполняет функцию "иммунитета", защищающего от других трактовок ленинизма. Амплуа ленинского последователя легитимирует любые действия Сталина, даже если это отказ от ленинских программ, как в случае с НЭПом. При этом, Сталин выступает защитником ленинизма - "хранителем ленинских заветов", "стражем чистоты".

Важной составляющей образа Сталина, подчеркивающей его статус, был имидж "вождя". На страницах "Правды" и "Комсомольской правды" в 1930-е гг. нередко можно встретить такие выражения как "Да здравствует железная единая ленинская партия! Да здравствует ее вождь т. Сталин!" (Правда. 1929. № 301).

Согласно содержанию исследуемых изданий, Сталин, как и Ленин, был "великим теоретиком и практиком". Здесь принципиальную роль сыграли публикации лекций Сталина "Об основах ленинизма" ("Правда", апрель 1924 г.) и его письма "О некоторых вопросах истории большевизма" ("Пролетарская революция", ноябрь 1931 г.). В печати теоретические работы Сталина рассматриваются как ключ к изучению ленинизма. К числу главных заслуг "вождя" в печати относят "Шесть условий Сталина" - универсальный метод, позволяющий добиться положительных результатов во всех сферах экономики страны от колхозного дела до металлургии. Доказательством уже абсолютного признания за Сталиным статуса настоящего "теоретика" может послужить лозунг 1932 г.: "За овладение теорией Маркса-Ленина-Сталина!".

Установка "Сталин -великий практик" в печати применялась относительно программ индустриализации и коллективизации, где он выступает как главный организатор. Однако, в конце 1920-х гг. о Сталине в этом контексте СМИ не говорили. В частности, в трудовой праздник индустриализации (6 августа 1929 г.) в "Правде" и "Комсомольской правде" не было сказано ни слова об особой роли Сталина и вообще о нем.

Образ Сталина - "борца с врагами народа" активно продвигался печатью. Даже в поздравлениях вождю в его 50-летний юбилей о его борьбе с оппозиционерами писали как о "величайшей заслуге", о направлении партийной деятельности, которого следует придерживаться. Еще один миф, создаваемый на страницах газет - это амплуа Сталина "организатора и предводителя Красной армии". Он выступает бесстрашным, хладнокровным лидером, который идет навстречу трудностям, решает любые проблемы и задачи. Авторы "Правды" и "Комсомольской правды", а также лично К. Е. Ворошилов и М. И. Калинин создают романтический образ героя, демонстрирующий далеко не последнюю роль Сталина в гражданской войне, близкое товарищество с Лениным, отвагу и смелость (Правда. 1929. № 301. Комсомольская правда. 1929. № 294.). Однако за год до этого в 1928 г. в честь десятилетия Красной армии (23-28 февраля) были опубликованы только его приветствие и короткая речь, наряду с высказываниями других партийных деятелей. В этих номерах больше говорилось о роли Ленина, и уже упомянутый выше К. Е. Ворошилов отмечал, что не кто иной, как Ленин был залогом победы. То есть годом ранее этого элемента образа Сталина "организатора и предводителя Красной армии" в печати замечено не было.

Можно сделать вывод, что, после того, как к руководству партией и страной пришел Сталин, начался процесс корректировки образа Ленина, путем присоединения к нему фигуры Сталина как постоянного и верного соратника, а также постепенный переход ленинских теоретических работ в полное "владение" нового вождя. Получив монополию на Ленина и его архив, Сталин тем самым отметает возможность иных трактовок ленинизма, став единоличным владельцем его идей.

Третья причина, обуславливающая успешное утверждение фигуры Сталина как вождя советского народа, это умелое применение образа Ленина и ленинской теории партией и Сталиным. Партийным руководством преследовались две цели: легитимация власти Сталина и манипуляция сознанием читателей. Как правило, областью применения были экономика и политика.

В статьях на экономическую тематику непременно используется образ Ленина, чтобы подчеркнуть целесообразность проводимых преобразований, осуществление которых называется продолжением "ленинской линии". Этот процесс возглавляет Сталин. Установка на индустриализацию, подмена НЭПа (фактически свернутого в 1928 г.) идеей коллективизации, продвижение первого пятилетнего плана осуществлялись по принципу "без Ленина по ленинскому пути".

В публикациях на политическую тему, как правило, писали о борьбе с "врагами партии", а точнее о "борьбе на два фронта", против псевдо-левых (троцкистов) и правых оппортунистов. В качестве "ленинских аргументов" используются примеры из его опыта борьбы с инакомыслящими и его рассуждения на эту тему. Первыми оппозиционерами на страницах изданий были Л. Троцкий и Н. Бухарин, против которых активно применялось "архивное оружие" - работы Ленина, его негативные оценки этих личностей. (Например, "О краске стыда у Иудушки Троцкого" (1911) или "Детская болезнь левизны в коммунизме" (1920) и др.) В общем, все оппозиционеры обвиняются партией в корыстном использовании ленинизма и фактическом отхождении от истинно ленинской теории. А единственно верное ленинское понимание принадлежит партии и ее руководителю.

Сам Сталин часто использует тезисы ленинизма в своих речах, цитирует и говорит от имени Ленина, выступая как эксперт в этом вопросе.

Итак, программа по созданию имиджа Сталина была успешно претворена в жизнь. Был сформирован целостный образ вождя, авторитет которого укреплялся с каждым днем, и апелляция которого стала невозможной. Таким образом, во многом благодаря успешному внедрению посредством печати нужных идеологем и элементов образа, позиции Сталина во власти окрепли, а его противники были повержены.

Литература

1. Жирков Г. В. История цензуры в России XIX-XX вв.: уч. пособие. М., 2001.

2. Кузнецов И. В. История отечественной журналистики (1917-2000). М., 2003. URL: http://evartist.narod.ru/text8/01.htm

3. Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистики: уч. пособие / под ред. Я.

Н. Засурского. М., 1999. URL: http://evartist.narod.ru/text/51.htm 4. Сталин И. В. Сочинения. Т. 13. М., 1951.

Анна Евгеньевна Смирнова Научный руководитель д. искусствоведения, проф. В. Ф. Познин

Эксперимент как метод научно-познавательной журналистики

Аннотация. В статье эксперимент показан как одно из эффективных средств привлечения зрительского внимания к научно-популярному фильму или телепрограмме. Автором исследуются роль эксперимента как элемента драматургии экранного произведения, а также специфика организации и съемки эксперимента для научно-познавательной телепрограммы.

Исчезнувшие было с экранов нашего телевидения научно-популярные фильмы и передачи, постепенно вновь возвращаются на телеканалы. Для привлечения и удержания зрительского внимания популяризаторы науки упорно ищут пути сочетания в научно-познавательной программе элементов научной информации и развлечения. Одним из проверенных способов активизации зрительского интереса является включение в ткань экранного произведения специально организованного эксперимента.

Впервые метод эксперимента был использован еще на этапе немого кино, в частности, в картине Всеволода Пудовкина "Механика головного мозга", потому что из всех научных методов познания эксперимент наиболее ярко показывает путь научного поиска, а также является самым зрелищным и наглядным.

В 1930-е годы эксперимент включается в ткань фильма в качестве отдельных эпизодов в фильмах о животных и насекомых, а в 50-е годы, когда в науке начинает развиваться такое направление как этология, эксперимент становится частью фильма о животных. Например, признанный мастер биологического фильма А. М. Згуриди нередко включает в свои картины эксперименты с животными.

В 60-70-е годы эксперимент становится уже структурообразующим элементом в таких популярных у зрителя картинах, как "Думают ли животные", "Я и другие", "7 шагов за горизонт" ("Киевнаучфильм"), "Обезьяний остров", "Попутного ветра, капитаны" ("Леннаучфильм") и др.

Следует отметить, что наиболее полно потенциальные возможности эксперимента как способа привлечения и удержания зрительского внимания раскрываются в таком жанре, как "фильм-эксперимент" - именно так можно определить жанр, в котором были созданы перечисленные фильмы.

Сегодня эксперимент чаще используется как часть передачи и реже - как основной драматургический элемент. То есть эксперимент может быть представлен как в качестве отдельного элемента программы, рубрики, так и в роли структурообразующего элемента. Во втором случае он позволяет зрителю вместе с ученым пройти весь путь развития мысли, ощущая максимальную сопричастность к событиям на экране, самостоятельно строя предположения о том, чем все может закончиться, что способствует активизации зрительского интереса.

Какие функции эксперимент выполняет на экране? Основные задачи эксперимента в науке - получение информации, подтверждение теоретических фактов, проверка гипотез. На телевидении же помимо научных функций эксперимент приобретает очень важные для телевидения структурно-композиционные функции: привлечения внимания, усиления интерактивного восприятия (партиципации) зрителя, ориентира, помогающего следить за ходом экранного исследования.

Эти функции эксперимента раскрываются в передачах "Прогресс", "Галлилео", "Эксперименты". Функция наглядности безусловно важна, однако еще важнее привлечь к эксперименту зрителя, сделать так, чтобы он как бы прошел с ученым весь путь его мысли и его поисков.

Эксперимент на экране имеет двойственную природу. С одной стороны - это социальный или технический эксперимент, который необходимо провести с учетом всех научных и этических норм, правильно и корректно подготовить объект - будь то человек или технические объекты, соблюсти все правила с точки зрения науки. С другой стороны - это экранное действо, которое должно не просто иметь определенную драматургию, но и быть понятным, доступным для зрителя, интересным и зрелищным. Для соблюдения двух этих установок необходимо понимать, каким образом эксперимент приходит на экран, какова специфика его организации и постановки.

Важной особенностью является вопрос доверия к результатам эксперимента, показанным на экране. Аудитория давно все знает о возможностях монтажа и способах изменения реальности при его помощи. В связи с этим возникает необходимость сохранения достоверности и поддержания доверия зрителя. Каким образом это можно сделать? Во-первых, все еще велика роль экспертов и ведущих в кадре: зритель проявляет доверие человеку в кадре, когда тот испытывает что-то на себе или когда авторитетный ученый, исследователь, известное лицо подтверждает происходящее.

Во-вторых, можно свести монтаж к минимуму. Рассмотрим это на примере популярных в интернете видеороликов, представляющих собой социальный эксперимент и снимаемых методом организованной ситуации. Например, подставные лица или актеры делают вид, что им стало плохо в кафе или на улице, либо оставляют ребенка без присмотра, а затем следят за реакцией окружающих и т. п. При проведении таких экспериментов требуется честность и научная корректность со стороны авторов и тех, кто делает такие ролики достоянием широкого круга людей. Часто подобные ролики раскрывают тему милосердия: авторы ищут ответ на вопрос - сколько людей подойдут и предложат свою помощь человеку, которому стало плохо. Например, одну и ту же ситуацию моделируют в двух странах - России и Америке. Авторы рассказывают о результатах - в России, мол, помощь предлагают значительно реже, чаще отстраняются и пытаются не замечать, в США почти все прохожие подходят и интересуются, что произошло и нужна ли помощь. Однако анализ показывает, что эпизод, снятый в России, сделан монтажно, а потому не является убедительным. То есть речь идет о соблюдении научной корректности, а также об этичности организации того или иного эксперимента, особенно когда дело касается психологии личности и социальной психологии.

Эксперимент может быть снят двумя способами: методом организованной ситуации, как делается в большинстве представленных нами примеров, а также методом наблюдения.

Следует отметить, что метод наблюдения используется реже - он занимает больше времени, а также требует бо?льшей работы в плане последующего отсмотра и монтажа материала. Однако, метод наблюдения незаменим в фильмах о животных (а они занимают немаловажную позицию в деле изучения инстинктов не только животных, но и поведения людей). Важно дать животным привыкнуть к камере, хотя современная техника позволяет не просто установить скрытые камеры в естественной для животных среде, но и имеет возможности дистанционного управления: они могут делать панорамы, приближение и минимальные перемещения. Все это позволяет запечатлеть непринужденное поведение животных в их естественной среде.

Также метод наблюдения уместен при съемке детей. Дети - особая категория, при их съемке необходимо проявлять максимальную осторожность и аккуратность: они зажимаются при виде камеры, и даже могут ее испугаться. Поэтому важно дать детям время привыкнуть к камере и к другим участникам эксперимента, либо замаскировать камеру, спрятать ее.

При соблюдении всех этических и технических правил важнейшим достоинством экранного произведения, популяризирующего научные знания, остается достоверность, умение автора изложить материал максимально грамотно и понятно, не потерявшись в собственных догадках и не поддавшись желанию усилить элемент сенсационности. К сожалению, сегодня для телевидения характерны поиски сенсационности любой ценой, что нередко приводит к появлению не телеэкране псевдонаучных фильмов и программ (фильм "Великая тайна воды", программы "Таинственная Россия", "Тайны мира с Анной Чапман" и др.). Объясняется это тем, что сегодня во многом утеряна традиция сотрудничества людей науки и журналистов, фактически отсутствует институт научного консультанства, вместо этого привлекается множество различных экспертов, имеющих лишь косвенное отношение к обсуждаемой проблеме.

Ощущается и острая потребность в кадрах, которые должны делать увлекательные научно-популярные передачи для зрителей разного возраста. Формирование таких кадров и творческий подход журналистов к созданию научных программ позволили бы устранить существующие проблемы в области научно-познавательного телевидения, и значительно улучшить его качество.

Ольга Владимировна Смирнова Научный руководитель к. филол. н., доц. Е. С. Сонина

Особенности рецензий Георгия Адамовича (на примере "Литературных бесед" в "Звене" в 1924-1925 гг.)

Аннотация. В статье рассматриваются рецензии литературного критика Г. В. Адамовича в парижской газете "Звено" в 1924-1925 годах, их особенности и художественное своеобразие.

Автор благодарит О. А. Коростелёва за личные подробные ответы на вопросы, возникшие во время исследования.

Георгий Викторович Адамович (1892-1972) - поэт, журналист и оратор, активный участник литературного процесса в русском Париже. Его публицистика не устарела по сей день и может служить образцом для современных журналистов, пишущих о культуре.

Предмет исследования -71 рецензия в рубрике "Литературные беседы" в парижской газете "Звено" 1924-1925 годов. Цель работы - выявление жанрообразующих признаков и индивидуальных особенностей рецензий Адамовича в "Литературных беседах" в "Звене" 1924-1925 гг.

О критической манере Адамовича 1924-1925 годов писали его современники: М. И. Цветаева, Г. П. Струве, З. А. Шаховская и В. В. Набоков (5, 7, 10, 11).

Огромный вклад в изучение критики и поэзии Адамовича внес О. А. Коростелев, ведущий научный сотрудник "Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына". Его кандидатская диссертация - первое научное исследование, целиком посвящённое Адамовичупоэту (4). Он же подготовил к публикации и снабдил комментарием первый сборник критики Адамовича (1). Также под редакцией О. Коростелёва вышла первая часть собрания сочинений Адамовича (2). В 2013 году опубликован сборник статей О. Коростелёва, в который включены материалы, посвящённые Адамовичу (3). Большой интерес представляет статья О. Л. Фетисенко (9), рассматривающая мемуарную составляющую рецензий Адамовича. Оценить художественное своеобразие критики Адамовича в целом помогает статья С. Р. Федякина (8).

Несмотря на то, что об Адамовиче писали многие авторы, его рецензии отдельно исследовались только в упоминавшейся выше статье О. Фетисенко и только в контексте автобиографизма. В остальных случаях его литературная критика рассматривалась как единое целое, а "Литературные беседы" даже выделялись в отдельный жанр (3; 106). В данной работе мы постарались показать, что именно Адамович позаимствовал у предшественников и как он обогатил жанр рецензии.

Первое издание, с которым Адамович начал сотрудничать в Париже, - "Звено", литературно-политическая газета, ставшая в 1926 году литературным журналом. В 1923-1928 годах Адамович регулярно поставлял для "Звена" материалы, публиковавшиеся в нескольких рубриках: "Литературные беседы", которые подписывались полным именем и фамилией, "Отклики" под псевдонимом Сизиф и "Новое во французской литературе" под псевдонимом Ю. Сущев.

В рассматриваемый период "Звено" было изданием газетного формата, выходившим на 4 полосах. "Литературные беседы" открывали вторую полосу, занимая от двух до четырёх колонок в её верхней части. Фиксированного размера у "Литературных бесед" не было, что позволяло Адамовичу писать о каждой книге ровно столько, сколько он считал необходимым, не подгоняя текст под заданное раз и навсегда количество слов. В каждом выпуске "Литературных бесед" рассматривается несколько тем или произведений, но не более трёх. Каждая "беседа" в рубрике пронумерована, они существуют независимо друг от друга.

Первая публикация Адамовича в "Звене" - статья "Поэты в Петербурге" увидела свет 10 сентября 1923 года. Помимо этого, в 1923 году Адамович опубликовал две подборки заметок. Весь 1924 год - вплоть до 3 ноября - он публикуется в "Звене" часто, но не в каждом номере. Его рубрика уже существует, располагает собственным местом на полосе, но не имеет постоянного названия. Название "Литературные беседы" появилось 10 ноября 1924 года.

Помимо рецензий "Литературные беседы" содержат короткие эссе и заметки - формат, наиболее удобный для Адамовича. Всего в 1924-1925 годах в "Литературных беседах" вышло 117 отдельных публикаций Адамовича, и 71 из них принадлежит к жанру рецензии.

Диапазон авторов, произведения которых критик рассматривал в "Литературных беседах", широк: от И. А. Бунина, В. В. Маяковского и М. И Цветаевой до известных сейчас только специалистам И. А. Британа, Е. Н. Чирикова, С. Р. Минцлова и других. Некоторым авторам Адамович уделял особое внимание: так, в указанный период по 4 рецензии он посвятил З. Н. Гиппиус и М. И. Цветаевой. Гиппиус была его главным единомышленником (их знакомство состоялось в 1925 году, благодаря поэтическому конкурсу "Звена", в котором оба были членами жюри), а Цветаева - основным оппонентом (невключение стихотворения поэтессы в короткий список вышеупомянутого конкурса стало причиной её конфликта с Адамовичем в печати) (10).

Адамович писал рецензии не только на книги, но также на отдельные рассказы, стихотворные подборки и эссе, помещённые как в советской, так и в эмигрантской печати. Обращение к периодической печати объясняется нехваткой русскоязычных книжных новинок. При этом число регулярно выходящих французских книг было велико и недостатка в них не наблюдалось.

В "Литературных беседах" французской литературе уделялось много внимания, нередко это были общие размышления (например, о сюрреализме в №109) или полемика с французскими литературными критиками (например, о суждениях французской критики о Г. Ибсене в №112), особенно, если последние писали о русских авторах (например, о статье Ж. Шлюзвиля о современной русской литературе в №139). Рецензий на французские книги в "Литературных беседах" в 1924-1925 гг. опубликовано сравнительно немного: 13 - на книги Ж. Дюамеля, Т. Сандра, П. Валери, А. Савиньона, П. Морана и др. Отчасти потому, что о французских книгах Адамович писал не только в "Литературных беседах", но и в рубриках "Из французских журналов" и "Новое во французской литературе".

Адамович выбирает для прочтения французские книги, о которых уже написали уважаемые им критики, а в случае с произведениями русских авторов - является первооткрывателем.

О русскоязычных книгах он судит, а о франкоязычных - отзывается.

Из 56 рецензий, написанных Адамовичем на русскоязычные произведения, 35 были посвящены изданиям, выпущенным в эмиграции, 21 - выпущенным в России. При последовательном чтении "Литературных бесед" создаётся впечатление, что Адамович был несправедлив к советским авторам, но политического подтекста здесь нет, и критик несколько раз об этом писал. Ему не нравилось в молодых советских поэтах и писателях отсутствие индивидуальности и следование общим курсом - политическим или литературным. О том, что Адамович не был пристрастен в этом вопросе, свидетельствует хотя бы тот факт, что он продолжал читать советские книги и журналы, хвалил, хоть и с оговорками, некоторых авторов, сразу выделил неизвестного ему М. А. Булгакова по первой прочитанной повести "Роковые яйца".

В "Литературных беседах" обнаруживается преобладание рецензий на прозаические произведения (35 рецензий) над рецензиями на произведения поэтические (17 рецензий). Но в целом обращений к поэзии в "Литературных беседах" было значительно больше - выходили статьи, размышления, эссе и заметки, посвященные как отдельным поэтам, так и поэтическим течениям. И даже в двух рецензиях на эссе М. И. Цветаевой Адамович говорил о ней как о поэте и сравнивал её прозу со стихами: "Надо очень любить стихи Цветаевой, чтобы простить ей её прозу" (№88), "Между тем по поводу прозаического стиля Цветаевой стоит задуматься" (№152) (2; Кн. 1; 93, 377.Далее ссылки на этот источник даются в тексте с указанием номера страницы). Отметим также интерес Адамовича к мемуарной и биографической литературе. Девять из десяти прорецензированных им биографических произведений посвящены литераторам.

Адамович отдавал предпочтение короткой рецензии, которая стала популярной в начале ХХ века. Признаки короткой рецензии: небольшой объём, предельная концентрированность мысли и афористичность концовок встречаются у Адамовича в рецензиях других разновидностей, а также в статьях, эссе, заметках (6; 10-13).

Заголовков в "Литературных беседах" не было. Общее название рубрики заменяло заголовок материала. Подзаголовков не было также - они появятся лишь в 1927 году. Интересно, что в "Откликах" и в рубрике "Новое во французской литературе" в подзаголовке печатались выходные данные или названия книг. В "Литературных беседах" выходные данные отдельно не указывались вообще. Информация об авторе и книге помещалась в самой рецензии, не всегда в начале и не всегда целиком.

Не отличался упорядоченностью и анализ произведения. В большинстве рецензий критик уделяет внимание деталям композиции или сюжета, обращает особое внимание на отдельные произведения в сборнике.

Рецензируя произведение, Адамович предлагает своё личное прочтение, а не литературный разбор по всем правилам.

Свою слабую сторону - "короткое дыхание", по определению О. Коростелёва (3; 107) и С. Федякина (8; 10),- критик превратил в достоинство и сделал отличительной чертой. Краткость Адамовича переходит в недосказанность. Пристально рассматривая книгу и автора, критик не записывал весь ход своих мыслей, а демонстрировал только окончательные выводы, приводя подряд почти противоречащие друг другу тезисы. Так, в №104 Адамович говорит о своём отношении к поэзии Маяковского, употребляя такие эпитеты как "скудная", "искалеченная" и "фальшивая". И сразу же - без перехода и без иронии - прибавляет: "какое редкое дарование!" Здесь же, говоря о языке поэта, критик использует иные эпитеты: "прекрасный", "меткий", "сухой", "точный". И, наконец, подводит черту: "настоящий язык поэта" (154-156).

В отсутствии логических связок и переходов в публицистике Адамовича современникам виделась противоречивость. О. Коростелёв за этой кажущейся противоречивостью угадывает особый литературный приём: "взглянуть на явление с разных точек зрения, увидеть в нем неожиданные стороны и показать их" (3; 108).

Личные отношения влияли на оценку, которую Адамович давал произведениям. Рецензируя друзей или недругов, он был необъективен и избегал цитат, которые могли опровергнуть его выводы.

При этом критик часто помещал в рецензии цитаты, но далеко не всегда - из рецензируемого произведения. Ему свойственна нарочитая небрежность в деталях, нежелание уточнять или перепроверять цитату и источник, что стало его фирменным знаком. Вот примеры из разных рецензий Адамовича за 1924-1925 годы: "Кажется, Чуковский писал когда-то...", "цитирую по памяти, едва ли точно", "У Андерсена - не ручаюсь, что именно у него - кто-то говорит", "Об Анне Карениной какой-то давнишний критик писал...", "Кажется, Альфонс Додэ утверждал", и т. д. (79, 93, 219, 255, 290).

Нередко Адамович помещал в рецензии воспоминания о встречах с авторами рецензируемых произведений, всегда - в Петербурге. Причём он не просто указывал Петербург как место действия, а уточнял, где именно происходило упомянутое событие. Например, рецензия на "Английские рассказы" Б. Пильняка в № 110 заканчивается анекдотической историей, произошедшей на вечере в "Доме Искусств". А в рецензии на поэму Маяковского "Рабочим Курска..." в №104 указывается, что в 1912-13 гг. рецензент видел выступления поэта в Тенишевском зале и в "Бродячей собаке".

Память позволяет Адамовичу воспроизводить события, происходившие более десяти лет назад, словно это было вчера. Называя точное место действия, критик крайне расплывчато указывал дату. Для него характерна такая цитата: "Лет десять назад, в Тенишевском зале, их [пьесы Блока] ставил Мейерхольд" (279).

Само название "Литературные беседы" подразумевало наличие собеседника. Адамович использовал элементы разговорного жанра, постоянно обращался к читателю: "о котором - помнит ли читатель? - говорил Достоевский по поводу пушкинских стихов" (№ 110). Или: "Я нарочно списал эти строки и хочу спросить читателей: не напоминает ли это им Ахматову, не только дословным текстом, но и тоном голоса?" (№119). Или: "По одному этому короткому пересказу читатель поймет, что в романе Ирецкого есть "философский" оттенок" (№151) (174, 218, 372).

Рецензиям Адамовича, как живому разговору, присущи многочисленные отступления в сторону. Это могло быть оформлено как мысль, пришедшая в голову во время чтения книги, например: "Мне все это пришло в голову при чтении новой книги Бунина "Роза Иерихона"" (107). Отвлекаясь от разговора о книге и мыслях её автора, Адамович высказывал собственные мысли. Его рецензия почти всегда выходила за рамки разговора только о книге, хотя книга была основным предметом рассмотрения, а не только поводом для "литературной беседы" с читателем.

Критик предъявлял к произведениям высокие требования, полагая, что современный автор не имеет права понижать планку, заданную Л. Н. Толстым и А. С. Пушкиным. Сравнение с классиками в большинстве случаев было не в пользу современников. Исключением стал только уважаемый рецензентом И. А. Бунин. Сравнение современника с Н. В. Гоголем чаще происходит в сочувственном ключе: словно Адамович не оставляет попытки найти - преимущественно среди советских писателей -какого-то "нового Гоголя", способного описать то, что происходит в современной России.

При прочтении "Литературных бесед" обращаешь внимание на обилие кавычек. Часто рецензент маркировал таким образом штампы, откровенно чуждые выражения. Но иногда Адамович заключает в кавычки вполне нейтральные слова в их основном значении. Вероятно, кавычки заменяют мимику и жестикуляцию, характерные для живого разговора. Ещё одна особенность оформления его рецензий - довольно частое использование курсива. Очевидно, курсив должен показать, какие слова или фразы автор выделил бы голосом. Можно предположить, что кавычки и курсив играли в "Литературных беседах" роль ключевых и нотных знаков в музыке.

Адамович создал собственную, узнаваемую манеру литературной критики. Используя форму короткой рецензии, обновлённую в XX веке Блоком и Гумилёвым, он сделал её более увлекательной и понятной массовому читателю, но не в ущерб смыслу, а за счёт внесения элементов портрета и воспоминания, добавив диалог с читателем, используя разговорный стиль и позволяя себе рассуждать на темы, находящиеся за пределами литературы.

Русская журнальная традиция наделяет литературного критика непререкаемым авторитетом. К этому устоявшемуся образу Адамович прибавил черты обаятельного несовершенства, такие как демонстративные субъективизм и неточность. Выскажем предположение, что для русского эмигрантского читателя, оказавшегося в чужой культуре, потерявшего привычный круг общения, критик-собеседник был нужнее, чем критик-наставник.

Литература

1. Адамович Г. В. Критическая проза / Вступ. ст., сост. и прим. О. А. Коростелева. М., 1996.

2. Адамович Г. В. Собр. соч. в 7 томах. / Сост., послесл. и примеч. О. А. Коростелева. - СПб., 1998-2007.

3. Коростелев О. А. От Адамовича до Цветаевой. Литература, критика, печать Русского зарубежья. СПб., 2013.

4. Коростелев О. А. Поэзия Георгия Адамовича. Автореф. дисс. ... к. ф. н. М., 1995.

5. Набоков В. В. Дар. СПб., 2014.

6. Перхин В. В. "Открывать красоты и недостатки..." Литературная критика от рецензии до некролога. СПб., 2001.

7. Струве Г. П. Русская литература в изгнании. Нью-Йорк, 1956.

8. Федякин С. Р. "На земле была одна столица..." // Адамович Г. В. Сомнения и надежды / Сост., вступ. ст. и коммент. С. Р. Федякина. М., 2002. С. 5-14.

9. Фетисенко О. Л.Автобиографизм литературных рецензий Георгия Адамовича // Русский литературный портрет и рецензия в XX веке. СПб., 2002. С. 105-110.

10. Цветаева М. И. Цветник // Благонамеренный. 1926. № 2. С.126-137.

11. Шаховская З. А. В поисках Набокова. Отражения. М., 1991. 319 с.

Ольга Вячеславовна Тарасова Научный руководитель ст. преп. И. В. Паукшто

Ток-шоу как разновидность прагматического направления медицинских программ (на примере программ "Жить здорово" и "О самом главном")

Аннотация. Статья посвящена сравнительному анализу двух наиболее популярных токшоу о медицине на отечественном ТВ. В ходе исследования автор использует экспертные мнения практикующих врачей, которые оценивают телевизионную информацию о медицине с профессиональных позиций.

В настоящее время основную часть программ прагматического направления, посвященных вопросам здоровья и красоты, относят к формату развлекательного ток-шоу, что объясняется довольно простой, но эффективной схемой подачи информации - треугольник: "ведущий - эксперт - зритель". "Задача жанра ток-шоу - активизировать восприятие содержания, заключенного в передаче, с помощью формы диспута, острых вопросов, высказывания различных точек зрения" (1), что делает данный формат наиболее подходящим для распространения информации прагматического направления. Однако, несмотря на ряд преимуществ, отношение практикующих врачей к подобному роду медицинских программам довольно скептическое, что подтверждается результатами опроса, проведенного автором данного исследования среди практикующих врачей разного пола, возраста и специализации. При ответе на вопрос: "Больше вреда или пользы приносят медицинские ток-шоу на ТВ?" - 56% респондентов (40 из 72-х) увидели в таких программах негативный эффект, 29% или 21 врач считают, что развлекательные передачи о здоровье приносят пользу, остальные 15% медиков не смогли дать однозначного ответа.

В список основных упреков создателям ток-шоу о здоровье эксперты относят нарочитую примитивность и излишнюю развлекательность подобных передач. Так же многие эксперты негативно оценивают псевдо "всезнайство" ведущих, возносимых в ранг всероссийских диагностов.

По мнению проинтервьюированного нами врача-терапевта С. В. Глебова, люди начинают слушать "ТВ-светил", а не опытных практикующих врачей. "Советы в программах могут нанести вред здоровью пациентов и усложнить жизнь врачам, которым приходится не только осматривать и обследовать пациентов, но и доказывать им, что у них нет каких-то псевдо болезней, о которых рассказывала, к примеру, ведущая Елена Малышева в своих программах". Специалисты, придерживающиеся менее категоричной точки зрения, отмечают: "хорошо, что в таких передачах поднимают важные темы, уделяют внимание профилактике различных заболеваний, знакомят с аксиомами здорового образа жизни, но все это не компетентно" (интервью автора с врачом-рефлексотерапевтом А. А. Зыковой).

Многие врачи, участвовавшие в опросе, говорят о правильности и важности идеи, но не о низком качестве ее воплощении на телеэкране. Для подтверждения подобных суждений, выдвинутых экспертами, автором было проанализировано 84 выпуска двух наиболее популярных в настоящее время медицинских ток-шоу: "Жить здорово" (Первый канал) и "О самом главном" (Россия-1), выходивших в эфир с сентября 2014 по апрель 2015 гг. Выбор этих программ не случаен, так как в ходе экспертного интервью врачи назвали передачу "О самом главном" как пример наиболее качественной ТВ программы о медицине, а развлекательное ток-шоу "Жить здорово", наоборот, - как объект для критики и возмущения.

Обе программы в целом схожи по своему формату, общим является разделение передач на тематические блоки: о медицине, о жизни, о продуктах питания, в соответствии с этим прослеживается и разделение эфирной студии на блоки: основная часть, зона для проведения обследований и кухня. Если мы говорим о тематике программ, то в отличие от передачи "Жить здорово", авторы "О самом главном" уделяют большее внимание медицинским темам, особенно в пятничных выпусках, хотя развлекательная составляющая без сомнения присутствует. Одним из доказательств данного утверждения может служить и одежда ведущих. На канале Россия-1 все врачи в белых халатах и специальных костюмах, ведущие Первого канала - в повседневной, яркой одежде. В белом халате лишь ведущий, отвечающий за тематический блок медицины и проводящий обследование пациента в студии.

Главное отличие программы телеканала "Россия 1" отток-шоу с Еленой Малышевой заключается в наличии экспертной оценки. Ведущие программы "Жить здорово" имеют медицинское образование, но к привлечению узких специалистов они не прибегают, из-за чего имеют множество упреков со стороны практикующих врачей. Ведущие же программы "О самом главном" помимо своего собственного мнения прислушиваются и к позиции приглашенных гостей-экспертов, за счет чего увеличивается объективность подаваемой информации. Если мы говорим о ведущих, то на Первом канале это группа постоянных ведущих во главе с Еленой Малышевой, на телеканале Россия-1 так называемый дуэт "врач + дилетант": актриса Светлана Пермякова и врач Сергей Агапкин, которых мы видим на экране с понедельника по четверг, как отражение медицинских и развлекательных тем. Опытный врач Сергей Мясников - ведущий пятничного выпуска программы, посвященного скорее вопросам медицины, чем прагматико-бытовым проблемам.

В целом в результате анализа выпусков двух программ мы можем говорить о том, что токшоу телеканала Россия-1 придерживается заданного направления и действительно стремится достичь своей цели - сокращения медицинской безграмотности населения, а его конкуренты с Первого канала уделяют большее внимание развлекательной составляющей ток-шоу.

В качестве подтверждения стоит обратиться к сопоставлению двух схожих по тематике рубрик анализируемых нами программ: "О медицине" в передаче "Жить здорово" от 3 февраля 2015 года и рубрику "Истории болезни" в ток-шоу "О самом главном" от 20 февраля 2015 года. Каждая из них посвящена одной теме - проблеме рака толстой кишки. Если мы говорим о структуре, то рубрика Первого канала начинается с опроса в зрительном зале: Делал ли кто-нибудь хоть раз колоноскопию? Всех тех, кто слышит об этом тесте впервые, ведущие сразу относят к зоне риска, а в студию в качестве гостя приглашают пациентку, которая заранее прошла небольшое обследование. Однако выясняется, что колоноскопию - единственный способ точной диагностики полипов в толстой кишке, женщина не проходила из-за сложности процедуры и невозможности проведения данного теста на съемочной площадке. Таким образом, получается, что в течение всей рубрики героиня предстает перед зрителем как человек с серьезной проблемой со здоровьем, однако ни она сама, ни ведущие в существовании данной болезни у женщины не уверены.

В программе телеканала Россия-1 гостьей становится пациентка, заранее прошедшая всю необходимую диагностику, в том числе и колоноскопию. В студии демонстрируют результаты ее обследования, на экране зрители могут видеть кадры, сделанные в момент процедуры, где четко прослеживается наличие полипов. Получается, что рубрика напоминает прием у врача, где зрители следят за беседой пациентки и специалиста проктолога. Данный способ подачи информации, дополняемый, как документальным подтверждением, кадрами обследования, - является для зрителя наиболее привычным и доступным для получения медицинской информации.

В целом рубрика "История болезни" - это пример подачи четко структурированной информации: симптомы, факторы риска, методы профилактики и защиты. В студии беседу ведет эксперт-проктолог, ведущий же А. Мясников тоже врач, но в данном случае играет роль модератора, помогая специалисту правильно выстроить свой рассказ. Также ведущий выполняет функцию переводчика с сугубо медицинского на бытовой, понятный зрителям язык. Его речь чаще всего довольно безэмоциональна, что в данном случае является скорее положительной характеристикой, благодаря чему ведущий поддерживает деловой тон беседы и подчеркивает серьезность сообщаемой информации.

Если мы говорим о передаче "Жить здорово", то в рубрике "Про медицину" все происходит с точностью до наоборот. Создатели делают упор на образной подаче информации, из-за чего сама структура становится довольно расплывчатой. Ведущие говорят то о симптомах, то о том, как проходит обследование, и вновь возвращаются к симптомам. В отличие от коллег с телеканала Россия-1, в программе с Е. Малышевой делается упор не на достоверную образность, создаваемую за счет использования различных снимков и кадров реального обследования, а на образность за счет различных макетов. Вместо того чтобы продемонстрировать зрителям настоящий прибор для колоноскопии в действии, создатели программы предпочитают надувать большой макет толстой кишки и отправлять в путешествие за полипами гостью. В результате чего серьезная процедура на телеэкране превращается буквально в цирковое представление, роль клоуна в котором достается представителям зрительного зала.

Основным недостатком программы "Жить здорово", по мнению многих практикующих врачей, является отсутствие приглашенных экспертов. В данном выпуске претензий к передаче по этому поводу нет, на записи рубрики в студии присутствует врач-гастроэнтеролог. Однако его комментарии довольно скупы, роль главного эксперта по теме рака толстой кишки берет на себя кардиолог Е. Малышева, постоянно перебивающая своего коллегу. А вот гостей и зрителей ведущая пытается пристыдить, довольно часто используя в речи эмоционально окрашенные риторические вопросы, порой довольно грубые, например: Сами-то хоть что-то можете сделать для своего здоровья? Как вам не стыдно, сколько лет вы у врача не были? У вас не хватает толку сделать обследование? Ведущий программы "О самом главном" подобных речевых конструкций не использует, зрителей он скорее призывает, чем осуждает, например: Давайте помнить, давайте знать!

В результате сравнения мы можем заметить как одинаковые темы в медицинских развлекательных ток-шоу могут быть представлены по-разному: четко, доступно, познавательно, без лишних эмоций в программе телеканала Россия-1 "О самом главном"; либо слишком образно, поверхностно и без соблюдения многих этических норм на Первом канале. И это далеко не единичный случай. Стоит отметить более сдержанный стиль подачи информации в программе "О самом главном". Ведущие по ходу беседы со зрителем упрощают сложные медицинские процессы, пытаются объяснить их доступным языком, но, что важно, в этих попытках они не скатываются до абсурда и не прибегают к использованию гостей в качестве макетов в отличие от своих коллег с Первого канала. За счет этого информация из передачи телеканала Россия-1 воспринимается как пример более качественного и авторитетного развлекательного ток-шоу о медицине.

Литература

1. Могилевская Э. Ток-шоу как жанр ТВ: происхождение, разновидности, приемы манипулирования. М., 2006.

Виктория Александровна Фоменко Научный руководитель: к. полит. н., доц. К. Р. Нигматуллина

Формирование этномифа в журналах о путешествиях

Аннотация. Автор обосновывает направленность происходящих в социальной среде и медиапространстве трансформаций на иррационализацию глобальной коммуникации, одним из проявлений которой является мифологизация медиасреды. На основе изучения форм и способов существования современных этномифов в трэвел медиадискурсе обозначаются сущность и специфика современных процессов социальной мифологизации медиасреды.

Современные медийные потоки претерпевают трансформацию под влиянием усиливающихся тенденций: технологизации всех сторон общественной жизни, внедрения человека в глобальный информационный поток. Опосредованный фрагментированным сознанием аудитории, функционированием в условиях "избыточности" инфопотока и особенностями технического развития (фреймовая структура информации в цифровой среде, активация образного мышления, связанная с преобладанием визуального компонента подачи информации), процесс глобальной коммуникации нуждается в социальных ориентирах.

Однако прежде господствующая роль медиаресурсов в формировании образа действительности в условиях развития открытой сетевой информации планетарного масштаба и гражданской журналистики начинает трансформироваться. Появляются новые формы подачи информации. И изучение эмпирического материала подтверждает, что ключевую роль в них играют иррациональные константы, направленные на внедрение информации без ее дополнительной верификации. Таким образом, мы приходим к выводу о "мифологизации" информационного и массмедийного, в частности, потоков.

В таком случае возникает вопрос об определении "мифологического" в указанном контексте. Поэтому для преодоления дискурсивного характера дефиниции в рамках данного исследования проведен ее историко-философский анализ. Классификация представлений о мифе на основании стадиального подхода, от античности до постнеклассического дискурса, систематизация классических и постнеклассических (постмодернистских) (2) теорий мифа на основании структурно-функционального подхода позволяют сформулировать максимально общий категориальный аппарат мифологических процессов в рамках мультидисциплинарного подхода к их изучению. В итоге в наиболее широком значении мы понимаем современный медиамиф как конструкт, формирующийся при замене элементов внешнего избыточного информационного потока фрагментами субъективной картина мира на основании опыта реципиента, его знаний, представлений. Такой подход дает возможность объединить дифференцированные представления о мифах: как об архаических верованиях, художественных образах или лингвистических конструктах, форме социальной саморефлексии или манипуляции.

Выделение (на основании мультидисциплинарных исследований А. В. Яркеева, В. М. Найдыш, а также узкоспециальных трудов Р. Барта, К. Леви-Стросса, К. Юнга, А. Топоркова, А. Кольева, К. Флата и др.) ряда моделей социального мифотворчества и последующий анализ с их помощью форм и способов мифологизации медиасреды подтверждает исследовательский тезис о начале процесса "ремифологизации" медиа. Причем обновление мифосреды, на наш взгляд, не ограничивается формированием новых мифов - в массовой коммуникации до сих пор репрезентуются в основном классические сакральные мифы, хоть и в редуцированной форме (например, сакральный миф Космос-Хаос, который в современной медиакоммуникации транслируется в форме концептов "свой" - "чужой", "друг" - "враг" и т. п.). Однако миф приобретает и новые черты: дистантность, дискретность, стандартизированность. В случае с "ремифологизацией" медиа речь идет больше о глобальной мифологизации медиадискурса как основании для социокультурной идентификации потребителя медиапродукта в условиях динамичного технико-технологического развития медиаресурсов, что приводит к оформлению инвариантного характера мифологического в медиасреде за счет избыточности информационного потока. То есть современный медиамиф - миф социальный. Исследование медиаресурсов на предмет мифологизации на основании трудов в области "новых медиа" (Е. Вартановой, А. Мирошниченко, М. Шилиной и др.), а также интернет-ресурсов, посвященных современным медиапроцессам (блогов Д. Розена, В. Гатова, статистических ресурсов Pew Research Center, Reuters Institute и т. д.) позволяет нам заложить основу для разработки синтетической теории медийного мифотворчества.

Прежде всего, цифровая среда создает собственную виртуальную реальность, в условиях которой знаковые системы, используемые СМИ, приобретают поликодовый метаязыковой характер (9), что способствует формированию у аудитории "поля выборов" и снижает степень верификации информации (интерактивное сетевое взаимодействие многочисленных информационных каналов с использованием гиперссылок, мультимедиа продукты). Ту же роль выполняет использование символических структур как общепонятных образований (язык программирования) (3).

Обновление медиапроцессов на базе новых технологических медиаплатформ рационализирует миф за счет иллюзорности процессов его верификации - гипотетически у читателя появляется возможность привлекать весь массив данных всемирной паутины. Формирование его картины мира в таких условиях опосредуется фильтрами индивидуализированного, интерперсонального и технического восприятия - миф опосредуется процессом персонификации медиаконтента, его фрагментации ("клиповый" или "атомный" характер инфопотока (12)), индикации (генераторы контента определяют аудиторию новости по территориальным предпочтениям или, к примеру, профессиональным интересам).

Наконец, актуальная мифологическая среда в медиадискурсе приобретает "ритуальноинструментальный" характер (5): аудитория современного медийного процесса совершает переход от пассивного потребления к активному моделированию информационного потока, происходит ритуализация цифрового медиадискурса (в форме "сообщения" - "реакции"). Так, медиаторы массмедийного пространства (так называемые онлайн лидеры:Facebook, блоги такие как Haffington Post) приобретают широкие возможности для мифотворчества за счет формирования доминантного новостного поля и возможности реакции на него.

В таких условиях медиамиф (миф социальный) трансформируется в этномиф как изначальную форму существования мифологического - и приобретает характер медиатора между коллективным и индивидуальным сознанием, социального ориентира, поскольку формирование этномифологии в медийном дискурсе актуализируют процессы этнической и социокультурной идентификации в рамках мультикультурализации общества и ригидности его социокультурных детерминант. И в таком значении этномиф становится ключевой формой функционирования мифа. Причем в определении этномифологии мы стремимся выйти за рамки существующего узкоспециального подхода, когда в современной научной мысли трансформируются в проблему либо определения "социальной общности", либо формирования "коллективной идентичности" (11).

Понятие "этномифа" формируется в рамках исследования межкультурной коммуникации в западной научной мысли и исходит из понятий "этноса" и "этнического". Разграничение смежных с этномифологией понятий (под этнологическим мифом мы понимаем общие представления о народе как социальной категории; под мифом этнографическим - конкретноисторические мифы об определенном этносе; понятие этнического мифа апеллирует к понятию коллективной идентификации) (10) позволило нам вывести определение этномифологического процесса на стыке указанных представлений: ментальное отражение окружающей действительности этносом, а также взгляд членов одного этноса на иные социально-этнические образования. Таким образом, современные этномифы, на наш взгляд, надстраиваются в виде мифологических конструктов в процессы рационального освоения действительности на основании идентификации этноса по принципу бинарных оппозиций.

В результате анализа теоретических подходов к этномифологии мы выделяем несколько уровней этномифологизации: этническое представление (максимально обобщенный вербальный портрет этноса), этнокультурный образ (ментальные образцы, выраженные в конкретных историко-культурных формах), художественный мифологический образ (современная интерпретация классических мифологических образов и сюжетов), этнический архетип ("образец любого осмысленного действия" (4)). Самым распространенным среди них, как показывает анализ эмпирических данных, в современных условиях становится этностереотип (субъектно детерминированное представление об этносе) (1), что говорит о редукции мифологизированного медийного поля.

Анализ форм и способов формирования этномифологии в медиасреде проводится в рамках трэвел медиадискурса, поскольку именно в нем этномифы получают наиболее широкое распространение. Журналы о путешествиях, так называемые травелоги, способствуют процессам глокализации медиаполя и одновременно его иррационализации. Оба процесса направлены на повышение конкурентоспособности изданий: крупные медиаигроки (сейчас основа российского трэвел медиа рынка - иностранный капитал) диверсифицируют интерес потребителей к туризму в массмедийную отрасль на основании успешных стратегий информационного маркетинга территории, в числе которых - регулировка интенсивности поставляемой информации; формирование географического (часто - геополитического) имиджа через образность и стереотипность информации и т. д. (7).

Этим во многом обусловлены характеристики 84-х проанализированных публикаций (лонг-ридов, в которых можно провести параллель герой - характеристика социокультурных условий - понятие об этносе), затрагивающих тему путешествий в иные социокультурные общности. В область наших интересов вошли "лидеры мнений" трэвел сегмента: издания "Вокруг света" (около 200 тыс. экз. в России и странах СНГ), National Geographic (Independent Media Sanoma Magazines, 140 тыс. экз.), GEO (концерн Axel Springer, 82 тыс. экз.).

В ходе изучения способов и форм функционирования этномифа в журналах о путешествиях удалось обосновать, во-первых, преобладание направленного (обусловленного мнением журналиста или политикой редакции), а не стихийного способа формирования этномифа в медиадискурсе. Процесс мифопредставления (ненаправленного) становится процессом мифотворчества: миф приобретает "целевую аудиторию" и становится средством создания имиджа территории. В таких условиях общественные настроения учитываются в трэвел медиадискурсе по большей части с целью формирования рекламного дискурса - на основе трендсеттерства (формирования трендов).

Во-вторых, нами отмечено, что мифологические процессы в трэвел медиа ресурсах носят скорее ритуально-символический характер и имеют историко-культурную и философско-религиозную природу. И хотя общее направление процессов этномифологизации детерминировано сакральными христианскими представлениями о богоизбранности героя, его готовности к самопожертвованию (во искупление греха, часто - "первородного"), современный этномиф все больше испытывает влияние иных культур (мы можем говорить о влиянии восточных культур на общее направление и тематическое расслоение изданий - к примеру, в классических образах буддистских и иных нехристианских верований). Более того, нарастающий интерес к восприятию иррациональных компонентов действительности приводит к тому, что изображение шаманов, магов, хиромантов и других религиозно-мифологических героев приобретает характер "мейнстрима".

В-третьих, маргинализация социокультурных условий в российской социальной практике формирует характер "отчуждения" этномифологического концепта (этническая мифология функционирует на основании "бинарных оппозиций" К. Леви-Стросса: фактически аудитории предлагается наиболее простой и доступный способ отличить "свое" от "чужого"). А структурная трансформация медиадискурса (переход в цифровую и "мобильную" среду) приводит к редукции этнических образов и представлений - и, соответственно, его десакрализации: элементы архаической мифологии включены в современный социальный контекст лишь через этностереотипы и этнические архетипы (к примеру, образ женщины-амазонки). Образы персонифицируются за счет маркеров внешних (образных/поведенческих/географических/ топографических) характеристик: индивидуализация характеристик, пусть даже иллюзорная, обращенная к историко-культурным (сакрально-мифологическим) установкам, позволяет атрибутировать текст и усилить уровень его некритического восприятия.

Параллель "герой - характеристика социокультурных условия - понятие об этносе" подводит к необходимости рассмотреть героецентричность современного российского этнического медиадискурса, которая формируется как следствие этнического мышления (классическим примером может служить образ Кутузова как образ русского человека). Герой может выступать сразу в трех ипостасях - как догматический, социальный и персонализированный персонаж; а автор - как непосредственный участник описываемого действа, субъект отражения "авторского я" и субъект взаимодействия с аудиторией, зависимый от "гипотезы адресата" (8; 20). В ряде случаев возможно наличие нескольких героев, выполняющих идентичные роли и формирующих цельный социокультурный образ, в одном текстовом образовании. Ведущая роль в оформлении героецентричности этномедиадискурса принадлежит архетипическим конструктам, например, базовому архетипу Младенца, который в условиях социальности проходит символический путь трансформации личности в условиях коллективного переживания. Архетип Младенца, кроме того, символизирует "антиципацию" (предвосхищение) смерти и возрождения (6) - и в этом аспекте становится основой для обрядовой формы инициации.

Наконец, функционирование этномифа в медиадискурсе, на наш взгляд, во многом обусловлено его лингвокультурологической природой с преобладанием установки на фатическое общение и формирование некритического восприятия информации аудиторией при помощи использования атрибуций, в роли которых выступают интертекстуальные вкрапления и этнические маркеры. Так, например, в тональности интимизации проявляется установка на персонификацию информационного потока и сублимацию ее в сознании аудитории на основании принадлежности к одной социокультурной группе (что определяется этническими маркерами). Тональность эпатажа, в свою очередь, как и любая другая "экзотичная" (согласно представлениям Р. Барта) информация, является риторическим приемом, позволяющим сформировать картину мира у читателя на основании выборочной акцентуации (расстановки своеобразных "логических ударений").

Таким образом, мы можем говорить о глобальном характере этномифологических процессов в медиасреде в условиях инертности представлений об историко-философской и религиозной природе мифа при одновременном усилении их геополитической и имиджевой функций. Фактически, этномиф в современном медиадискурсе теряет свой сакральный характер и редуцируется на основании потребностей аудитории. В этой связи необходимо в дальнейшем обратить пристальное внимание на геополитические ресурсы и риски процесса этномифотворчества.

Литература

1. Белова О. В. Этнические стереотипы по данным языка и народной культуры славян: дис. ... д. филол. н. М., 2006.

2. Галанина Е. В. "Неомифологизм" постмодерна: философский дискурс против абсолютизации ratio // Миф как реальность и реальность как миф: мифологические основания современной культуры: монография. М., 2013. URL: http://www.rae.ru/monographs/173-5423

3. Калмыков А. А., Коханова Л. А. Интернет-журналистика. М., 2005. URL: http://www.evartist.narod.ru/text16/022.htm

4. Косов А. В. Феномен мифосознания: от мироощущения к мировосприятию. Калуга, 2011.

URL: http://www.nsu.ru/xmlui/bitstream/handle/nsu/1381/03

5. Кузнецова Е. И. Миф как социокультурный феномен в системе массовой коммуникации // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия Социальные науки. 2006. Вып. 1 (5). URL: http://www.unn.ru/pages/vestniki_journals/99990201_West_soc_2006_1%285%29/66.pdf 6. Мелетинский Е. Аналитическая психология и происхождение архетипических сюжетов. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Literat/Article/melet2.php

7. Морозова Т. Модернизация имиджа города средствами массовой коммуникации. Анапа, 2010.

8. Цветова Н. С. Категория автора в интенциональноммедиадисурсе // Медиатекст как полиинтенциональная система: сб.статей / отв. ред. Л. Р. Дускаева, Н. С. Цветова. СПб., 2012.

9. Шилина М. Г. Интернет-гипертекст общественных связей: характеристики, особенности, тенденции развития // Медиаскоп. 2010. №2. URL: http://www.mediascope.ru/node/567

10. Этнология (Этнография): учебник для бакалавров / под ред. В. А. Козьмина, В. С. Бузина. М., 2014.

11. Яркеев А. В. Этническая идентичность в дискурсе социального мифа: Монография. Ижевск, 2009.

12. Sonderman J. Unlocking mobile revenue and audience: New ideas and best practices // American Press Institute. 2014. URL: http://www.americanpressinstitute.org/publications/reports/white-papers/ mobile-news-presentation/

Ксения Валентиновна Чимпоакэ Научный руководитель ст. преп. И. В. Паукшто

Зарубежные форматы на российском телевидении: творческий и экономико-правовой аспекты

Аннотация. В статье определяется понятие "ТВ-формат", предлагаются основные этапы распространения западноформатных передач на отечественном телевидении, а также рассматриваются проблемы правового регулирования международного рынка телевизионного контента. Автор описывает некоторые детали продюсерской работы по адаптации зарубежных проектов под конкретную национальную аудиторию на примере шоу "Танцы со звездами" телеканала "Россия 1".

В начале третьего тысячелетия российские телевещатели активно включились в процесс глобализации телевизионного рынка. Помимо фильмов и сериалов, стали закупать и адаптировать телевизионные форматы различной направленности, рассчитанные на интернациональную аудиторию. Сегодня именно западноформатным развлекательным программам, крупнейшие федеральные каналы отдают наиболее прибыльные "праймовые" вечерние тайм-слоты выходного дня.

Определимся, что стоит понимать под ТВ-форматом. Исследователи предлагают разные трактовки данного понятия, однако в этой статье мы опирались на определение, выведенное

С. Ильченко. По его мнению, "формат единицы эфирного контента - это совокупный набор организационных приемов и структурных элементов телевизионного продукта, среди которых - драматургия конкретных ситуаций, характерный состав ведущих и приглашенных участников, система отношений между ними, продолжительность данной эфирной единицы, степень и качество участия публики и т. д." (2; 199). Близкое по значению определение предлагают и практики. Так, например, специалист по интеллектуальной собственности, долгое время работавший на ВГТРК, К. Айрапетова в экспертном интервью автору сказала, что формат - это "технология производства, "рецепт", по которому делается программа". Такой подход к определению исследуемого понятия взят за основу в данной статье по той причине, что при покупке западных лицензий на программы подразумевается заимствование всех деталей, делающих передачу узнаваемой для интернациональной аудитории: тематики, жанра, стилевого и музыкального оформления и т. д. Кроме того, покупая ТВ-формат, телекомпания приобретает еще и четкую инструкцию по производству контента.

Чтобы представить общую картину функционирования рынка международных форматов в России автором было проанализировано более 60 выпусков различных развлекательных передач, созданных по приобретенным в других странах форматам и показанных российскими федеральными телеканалами в последние 15 лет. Кроме того, автором было проведено 7 экспертных интервью с авторитетными работниками российского телевидения. Исходя из результатов проведенной работы, следует отметить, что программы по западным форматам начали появляться еще на советском телевидении.

Мы выделяем 3 этапа становления рынка заимствованных форматов в России. В конце 80-х - начале 90-х гг. начали появляться первые программы, сделанные по западным шаблонам. 1993-1999 годы - пик интереса к зарубежному контенту, за которым последовал резкий спад, заставивший телевещателей изменить отношение к применению иностранного эфирного продукта. С 1999 г. по наше время происходит интеграция российского телерынка в международную торговлю контентом. Для этого периода характерно использование преимущественно адаптированных форматов (исключение - подборки голливудских фильмов на некоторых каналах, а также сериалы, идущие в специально отведенное время).

Первый период характеризуется нелегальным копированием западных программ. Об официальной покупке иностранного контента речи еще нет. По-нашему мнению, начало данного периода связано с появлением на отечественном телевидении передачи "Поле чудес" (1990, Первый канал ЦТ). Именно она является одним из самых ярких подтвержденных примеров проявления тенденции "слепого копирования" советским ТВ популярных западных программ. Ее автор Владислав Листьев перенял замысел у успешного американского шоу "Wheel of fortune". Необычный для советского телеэфира формат "капитал-шоу" быстро завоевал любовь аудитории, а затем заработал и славу одного из самых долгоиграющих проектов отечественного телевидения (3; 97).

Первая половина второго выделенного периода (1993-1999 гг.), как рассказал нам в экспертном интервью генеральный директор ВГТРК О. Добродеев, характеризуется тем, что никогда больше за всю историю существования российского телевидения западные форматы не имели такого успеха. С 1993 и примерно по 1996 годы - время, когда отечественный зритель буквально "дорвался" до иностранных сериалов и фильмов. Неискушенная аудитория, лишенная раньше возможности оценить достижения западного теле- и кинопроизводства, "на ура" воспринимала практически любой иностранный контент. Однако "пик" интереса к зарубежному контенту в связи с экономическим кризисом в нашей стране сменяется резким спадом, заставившим телевещателей пересмотреть отношение к использованию иностранного эфирного продукта. И, как следствие этого, для третьего этапа (с 1999-го по наше время) характерно преимущественное использование форматов, адаптированных под интересы национальной аудитории. С начала третьего тысячелетия в нашей стране адаптировались абсолютно разные развлекательные форматы: реалити-шоу ("Последний герой"), шоу талантов ("Танцы со звездами"), певческие конкурсы ("Голос"), а также всевозможные игровые передачи ("Кто хочет стать миллионером", "Сто к одному").

Как отмечает Е. Вартанова, с включением отечественного телевещания в систему рыночных отношений, экономический фактор стал играть для телевидения более важную роль (4; 111). Вместе со всеобщей глобализацией, это стало причиной активного распространения практики приобретения иностранного ТВ-контента. Как утверждают привлеченные нами эксперты, руководители крупнейших каналов, чтобы привлечь и удержать аудиторию не имеют права рисковать при выборе эфирного наполнения. А покупка уже проверенных в разных странах форматов дает большую гарантию успеха того или иного проекта у телезрителей, поскольку при продаже форматов правообладатель всегда представляет итоги исследований телеметрических показателей по аудитории на территориях реализации программы и покупатель может сделать выводы о том, насколько приемлем будет данный контент в его условиях.

Итак, закупка ТВ-контента на международных телерынках уже более десяти лет - привычное дело для российских вещателей. Однако, со слов нашего эксперта, заместителя директора продюсерской компании "Красный квадрат" И. Хакимова, рынок телевизионных форматов чрезвычайно волатилен. У него есть периоды высокой активности, когда появляются форматы, задающие моду на несколько лет вперед (например, "Голос" ("The Voice")), и спада: некогда популярные форматы начинают терять свою аудиторию, а для того, чтобы появились новые "бестселлеры", требуется время.

Крайне важным этапом покупки такого "бестселлера" является заключение лицензионного соглашения, в котором оговариваются до мельчайших подробностей все детали сделки. В данном документе обязательно указываются такие пункты, как:

- стоимость лицензии;

- СМИ, канал;

- производственная компания;

- стоимость консультаций форматодержателя;

- количество выходов в эфир (обычно берется один показ, включающий в себя собственно показ, а также повтор - в течение 24 часов, если программа демонстрируется в будние дни, и в течение 72 часов, если в выходные);

- способ передачи сигнала: эфирный (платный/бесплатный), кабельный (платный/бесплатный) или спутниковый.

Поскольку законодательство не определяет четкие рамки переработки аудиовизуального продукта, помимо вышеуказанных аспектов при заключении соглашения правообладатель и покупатель формата договариваются о допустимых границах адаптации и изменения исходного продукта, что также закрепляется в соглашении. Составление и подписание данного документа жестко регулируется юридическими отделами компаний лицензиара и лицензиата, так как, по сути, лицензионное соглашение - это единственная гарантия сохранности прав создателя формата, хотя бы, во взаимоотношениях с покупателем. От вмешательства третьих лиц, то есть, к примеру, нелегального копирования форматов, уберечься порой невозможно в силу некоторых пробелов в международном и российском законодательствах. Ни в одном мировом законодательстве нет такого объекта авторского права, как "формат". Также, например, в Гражданском кодексе РФ закреплено, что "идеи", как и "методы", "концепции" и т. д. не охраняются. А именно они и являются основой любого ТВ-формата.

Таким образом, можно говорить о том, что мировой рынок телевизионного контента существует лишь за счет сложившегося правового обычая и благодаря добросовестности большинства своих участников. Однако, к сожалению, в нашей стране случаи "воровства" форматов сегодня нередки, и еще более негативное звучание этому явлению придает тот факт, что в злоупотреблениях замечен крупнейший федеральный "Первый канал". Именно с ним было связано громкое судебное разбирательство о нелегальном копировании телевизионного формата "Your face sounds familiar" (производство "Endemol"), адаптированного в нашей стране продюсерской компанией "Вайт Медиа" как шоу "Один в один" для телеканала "Россия 1". На "Первом" вышел, по сути, идентичный эфирный продукт, названный "Точь-в-точь". Однако Московский арбитражный суд иск "Вайт Медиа" не удовлетворил в связи с тем, что, как мы упоминали выше, такого объекта авторского права, как "формат" не существует, а "идеи" охране не подлежат. Специалист по интеллектуальной собственности К. Айрапетова в экспертном интервью отметила опасность подобного судебного решения. С ее слов, оно может послужить толчком к дальнейшему копированию ТВ-контента и злоупотреблениям особенно со стороны мелких игроков рынка, у которых просто нет средств на покупку дорогостоящих лицензий.

В заключение стоит осветить особенности адаптации западных форматов для национальной (в том числе российской) аудитории. Опираясь на экспертное интервью с продюсерами проекта "Танцы со звездами" (адаптированная версия британского шоу "Strictly come dancing" BBC), а также на результаты наблюдения за производством последнего вышедшего сезона этой передачи (2015), можно говорить, что здесь важно учитывать все аспекты ТВ-шоу и в первую очередь - выбор действующих лиц. Именно процесс отбора "звезд", танцоров, жюри - по мнению экспертов - является начальным этапом адаптации, которая заканчивается техническими вопросами, решение которых регулируется в соответствии с особенностями функционирования телекомпаний конкретной страны.

Однако при адаптации заимствованного проекта лицензиар может поставить лицензиата в слишком жесткие рамки, не давая вносить изменения в исходный формат. Если покупатель - крупный игрок на рынке и обладает хорошей репутацией, данный вопрос решить проще, а если между продавцом и покупателем установились деловые взаимоотношения, подкрепленные годами успешного сотрудничества, переговоры о внесении корректировок в исходный формат для покупающей стороны, как правило, не вызывают проблем. В ходе работы над проектом "Танцы со звездами" между ВВС и ВГТРК сложились именно такие доверительные взаимоотношения. В девятом сезоне шоу продюсерам удалось многое изменить по сравнению с оригинальным форматом. Так, запущенный параллельно с телешоу благотворительный марафон, серьезно повлиял и на структуру передачи в целом, и на подачу каждого ее структурного элемента. Кроме того, как действующее лицо, в программе появился главный хореограф, чего никогда не было в оригинальном формате.

Итак, по данным компании KVG Research, только с 2005 по 2013 год в России были адаптированы 370 зарубежных форматов (5), и интерес к локализованным проектам у нашего зрителя остается стабильно высоким. Интернациональные проекты, адаптированные в нашей стране, сегодня демонстрируются по всему миру, как эталонные образцы национализации контента, это подтверждают и наши эксперты. Как говорит О. Добродеев, "их делают в России, и делали, и делать будут - адаптированные форматы, которые лучше, чем сам прототип. Это касается и "Танцев на льду", "Танцев со звездами", "Голоса". Наша страна, так получилось, и это признает большинство творческих структур и рынки, на которых все это приобретается, лучшая в адаптации". Более того, российские производители телевизионной продукции увеличивают и показатели экспорта - с 2002 по 2014 гг. по российским форматам в различных странах было произведено более 160 локализованных версий (1). Все это позволяет говорить о том, что Россия, являясь относительно новым игроком на мировом рынке телевизионных форматов, уже успела в целом зарекомендовать себя в качестве надежного клиента и партнера.

Литература

1. В 1H 2014 года произведена 21 адаптация по российским форматам. URL: http://www.

radioportal.ru/node/62982?language=en

2. Ильченко С. Н. Отечественное телевещание на рубеже столетий. СПб., 2009.

3. Ильченко С. Н. Отечественное телевещание постсоветского периода: история, проблемы, перспективы: уч. пособие. СПб., 2008.

4. Основы медиабизнеса: учебник для студентов ВУЗов / под ред. Е. Л. Вартановой. М., 2014.

5. Петренко М. Адаптация зарубежных форматов на российском телевидении за последние годы / презентация компании KVG Research на Moscow Teleshow 2015 // Личный архив автора.

Анастасия Игоревна Шабалина Научный руководитель д. соц. н., проф. Д. П. Гавра

Сообщество социальной сети "ВКонтакте" как инструмент SMM-продвижения в различных сферах бизнеса

Аннотация. В данной работе формулируются рекомендации по эффективному практическому применению такого инструмента, как сообщество в социальной сети ВКонтакте, в ходе SMM-продвижения компаний в различных сферах бизнеса.

Второе десятилетие XXI века ознаменовалось трансформационными процессами в коммуникации, маркетинге и PR в связи с развитием и активным распространением технологий Web 2.0. Логичным следствием этого стал переход основных корпоративных игроков к форматам цифрового PR. Вопросы определения digital public relations, особенности перевода бизнескоммуникаций в режим, отвечающий запросам современности, стали ведущими темами для обсуждения в среде профессионалов PR. Компании ищут новые способы доставки контента потребителям и новые способы эффективного взаимодействия со своими целевыми аудиториями.

В России наибольшей популярностью среди прочих социальных медиа пользуется социальная сеть ВКонтакте, вместе с тем, научных работ, посвященных продвижению в этой социальной сети не так много, кроме того, они имеют тенденцию быстро устаревать, что подчеркивает актуальность работы.

Мы задались целью выявить основные особенности социальной сети ВКонтакте как PRинструмента и разработать технологическую схему, включающую в себя практические рекомендации по эффективному ведению сообщества ВКонтакте в ходе SMM-продвижения в различных сферах бизнеса.

В качестве эмпирической базы выступает сплошная выборка за 2014 г. материалов сообществ ВКонтакте компаний из различных сфер деятельности: российского отделения крупнейшей на Балтийском море паромной компании Tallink Silja Line, российского дистрибьютора кинопродукции TVIN, регионального интренет-провайдера iZET и одной из крупнейших в России IT-компаний ТОНК. Все обозначенные сообщества направлены на широкую российскую аудиторию, что позволяет адекватно сравнивать их деятельность. Кроме того, автор работы является администратором указанных сообществ и имеет доступ к истории их создания и статистическим данным.

В своей работе мы разделили процесс создания и ведения сообщества на несколько этапов: это составление брифа, оформление сообщества, верификация сообщества, наполнение сообщества контентом и его продвижение.

На основании нашего практического опыта, анализа эмпирического материала, а также анализа экспертных мнений были выведены некоторые практические рекомендации по работе на каждом этапе.

На этапе старта работы в социальных сетях необходимо сформулировать ее цели, задачи и условия в виде брифа. В частности, необходимо определить основную цель присутствия бизнес-субъекта ВКонтакте, которая впоследствии повлияет на выбор типа позиционирования, названия, контент-плана и ключевых показателей эффективности (KPI). Как отмечает специалист Дмитрий Румянцев (4), как правило, крупные бренды ставят перед работой в социальных сетях имиджевые и репутационные цели, решают такие задачи, как повышение лояльности потребителей, работа с негативом, работа с местной общественностью и пр. В этом случае в качестве KPI выступает прирост аудитории. Напротив, мелкий и средний бизнес, как правило, приходит в социальную сеть с целью повысить продажи, найти новых потребителей. KPI в данном случае становятся показатели конверсии аудитории в реальных клиентов компании.

Так, при составлении брифа по работе в социальных сетях компании Tallink Silja Line, было решено обозначить целью работы позитивный имидж зарубежной компании на российском рынке и KPI увеличение числа подписчиков в группе ВКонтакте до 10 тыс. человек до конца 2014.

Далее в брифе закрепляется целевая аудитория сообщества; позиционирование сообщества и его название; политика работы с изобразительными материалами (в частности, в каком порядке и объеме будет осуществляться дизайнерская поддержка, чтобы в сообществе присутствовали брендированные материалы) и другие вопросы.

Следующим этапом выступает создание и оформление сообщества, и первая задача ? это составить название и описание, которые должны соответствовать правилам SEO-оптимизации текста (2; 32), т. е. быть понятными людям и поисковым системам. Так, например, название сообщества "TVIN - кино и сериалы" содержит название компании и слова идентификаторы, очерчивающие сферу деятельности компании. Добавление этих слов к названию повысило естественный прирост подписчиков сообщества на 10-15% в месяц.

Следующий элемент оформления ? это аватар сообщества, т.е. главная фотография, которая будет отображаться на странице сообщества и во всех публикациях. Основываясь на анализе эмпирического материала и экспертных мнений практикующих специалистов (5), мы разделили элементы аватара на обязательные (название компании, логотип, фирменный стиль) и опциональные (рекламный слоган, изображение товара, акционное предложение, контакты, адрес сайта, призыв к вступлению в сообщество, географическая локализация и пр.)

Далее рассмотрим такой элемент оформления, как меню, призванное облегчить навигацию пользователя по материалам сообщества и сайта компании. В социальной сети укрепилось два основных его типа: это меню с визуальной обложкой и меню-рубрикатор. Технологические приемы создания меню названных типов описаны администраторами социальной сети ВКонтакте в специализированном сообществе-справочнике "Вики-разметка ВКонтакте" (1).

Следующий элемент оформления ? это обсуждения в сообществе, являющиеся функциональным аналогом форумов. Обсуждения индексируются поисковыми системами, что может сделать их источником дополнительного трафика в сообщество. Так, если набрать в поисковую систему "Яндекс" запрос "Tallink Silja Line отзывы", соответствующее обсуждение в официальном сообществе ВКонтакте выдается на четвертом месте.

Следующий этап ? это наполнение сообщества контентом. В результате анализа мнений специалистов нами было выявлено, что в понятие качества контента могут входить такие параметры, как разнообразие контента; стилистическое и изобразительное оформление в соответствии с ожиданиями целевой аудитории; степень уникальности контента; четкое понимание ценности контента для аудитории (3); соотношение целевого, или брендированного контента (15-30%) и нецелевого (70-85%) контента (7); средняя периодичность публикаций от 1 до 5 публикаций в день (6).

На основании вышеперечисленных параметров для последующего наполнения сообщества необходимо составить контент-план, где определяется, что будет публиковаться в сообществе, когда и как часто. Кроме того, рекомендуется разработать систему рубрикации контента, которая будет выполнять функции привлечения внимания аудитории, выявления наиболее привлекательных материалов, облегчения планирования и создания контента и каталогизации материалов сообщества.

После составления брифа, оформления сообщества и наполнения его контентом, целесообразно приступить к этапу продвижения сообщества. На основании анализа экспертных мнений и практического опыта работы с эмпирическим материалом, выделим следующие методы, показавшие себя эффективными:

- Вирусный контент: бесплатен и эффективен при условии, что публикуемый контент интересен определенному сегменту аудитории.

- Спровоцированные репосты: эффективны при условии грамотного подбора сообществ, в которые будут производиться репосты. Основными факторами являются максимальное совпадение целевой аудитории, а также успешная проверка сообщества на долю "мертвой" аудитории, т. е. количества накрученных ботов.

- Конкурсы: необходимы сообществу для активизации аудитории и распространения вирусного эффекта. В социальной сети ВКонтакте получили распространение два основных типа: творческий конкурс и конкурс со случайным выбором победителя.

- Таргетинговая реклама, в т. ч. ретаргетинг: наиболее эффективным способом настройки таргетинговой рекламы является создание групп ретаргетинга с помощью специализированных программ с узкой целевой группой, которой интересен продукт компании.

- Хештеги являются бесплатным методом продвижения сообщества, который приносит небольшой, но стабильный трафик. Наиболее популярные и соответствующие теме хештеги необходимо встраивать в тело публикации.

В ходе исследования мы выяснили, что сфера деятельности компании не оказывает существенного влияния на базовые принципы продвижения бизнеса в социальной сети; сфера деятельности базисного субъекта определяет только вопросы выбора позиционирования, содержания контент-плана и другие тактические аспекты.

Мы убеждены, что данная работа будет полезна в освоении социальной сети ВКонтакте как инструмента продвижения бизнеса и поможет оптимизировать текущую SMM-деятельность любой компании.

Литература

1. Вики-разметка ВКонтакте. Специализированное сообщество-справочник. URL: https://vk.com/wiki

2. Крохина О. И., Полосина М. Н., Рубель А. В. и др. Первая книга SEO-копирайтера. Как написать текст для поисковых машин и пользователей. М., 2012.

3. Кудашкина Т. Как писать, чтобы вас читали? URL: http://websarafan.ru/2014/03/19/kakpisat-chtoby-vas-chitali/

4. Румянцев Д. Продвижение бизнеса в ВКонтакте. Быстро и с минимальными затратами. СПб., 2014.

5. Томсон А. Как создать идеальный аватар во ВКонтакте? // Авторский блог "SMM|Таргетинг". URL: https://vk.com/wall-80368614_277

6. Шапарей С. В какое время публиковать посты во ВКонтакте? // Авторский блог

"SMM|Таргетинг". URL: https://vk.com/wall-80368614_30

7. Шарапов Р. Заметки SMM-специалистам. URL: http://www.cossa.ru/articles/234/40896/Екатерина Александровна Шарова

Научный руководитель ст. преп. Л. А. Крылова

Факторы отбора фотоматериала в современной ежедневной прессе

Аннотация. В статье рассматривается классификация фотографий в современной ежедневной прессе, выделяются факторы их отбора. На примере анализируемых ежедневных российских газет показывается состав фотоматериала, а также выводится формула отбора фотографий.

Томас Вайншип ещё в 1976 году, когда он был редактором американской ежедневной газеты The Boston Globe, крупнейшей в Бостоне, сказал: "Мы живём в век аудиовизуально образованных читателей, привыкших к хорошему качеству визуальной продукции", и это не может не повышать требования к фотоизображениям на страницах газет (2; 21). Существуют исследования, свидетельствующие: первое, на что обращает внимание человек - это именно визуальная составляющая страницы. Иллюстрации из обычного оформления превратились в центр притяжения внимания, а теперь ещё и в полноценный источник информации. Но помимо информационной функции, фотография всё больше вбирает в себя и другие. Поэтому отбор фотоматериала в прессе - важная часть работы современных журналистов, фотографов и редакторов. Хорошо подобранная фотография может усилить впечатление от текста, принести новый смысл, привести дополнительные факты, добавить экспрессию, эмоцию, мнение, отно-

шение и многое другое. "Банально выражаясь - одна удачная фотография может рассказать больше, чем посредственно написанный репортаж или статья" (3). А порой даже больше, чем хорошо написанный репортаж или статья.

Подбором фотографий в средствах массовой информации занимается фоторедактор или бильд-редактор. Бильд-редактор отвечает за весь иллюстративный материал (помимо фотографий, это рисунки, графики, инфографика и другое), в крупных изданиях их бывает несколько. Фоторедатор же работает только с фотографиями. Эдди Опп, до 2013 года бывший директором фотослужбы издательского дома "Коммерсантъ", так описывает роль фоторедактирования: "Эта роль огромна и часто недостаточно оценивается. Фотограф предоставляет сырьё, приносит алмазы, чтобы бильд-редактор сделал из этих алмазов бриллианты - отбор, кадрировка. Без этой обработки сырьё остаётся сырьём. Хорошая фотография - это всегда тандем двух процессов, фотографирования и редактирования" (1).

Мы попытались дать определения тем видам фотографий, которые используются в современных средствах массовой информации. Многие из предложенных нами терминов используются в профессиональном сообществе, но не определены в научной литературе. В случаях, когда подходящего термина нет в литературе, мы обращались к толкованию слова, к его изначальному значению, используя его словарное определение. В рамках данного исследования мы рассматриваем фотографию с точки зрения источника её поступления в редакцию, а не жанра. И если жанровая классификация рассматривается в литературе по фотографии, то фотографию с точки зрения источника рассматривают намного реже.

Авторские фотографии - оригинальные фотографии собственных фотографов или фотографии, сделанные на заказ специально для этого издания. Фотографии в данный момент сделанные для данного издания.

Архивные фотографии - собственные фотографии издания, но выполненные некоторое время назад. Обычно под архивной фотографией понимается изображение из фотографических архивов, любая историческая фотография. В рамках нашего исследования под архивной фотографией мы понимаем только фотографию собственного архива редакции.

Агентские фотографии - фотографии, предоставленные фотоагентствами- информационными агентствами, занимающимися производством и распространением, продажей фотоизображений.

Фотоиллюстрации - фотографии из фотобанков, фотостоков и с других сайтов из сети Интернет, при этом не являющихся фотоагентствами. Фотобанки (фотостоки, стоки) - продавцы изображений. Например, Photo Хpress, freefoto.com, Getty Images и многие другие. В 1830-х годах в Америке появилась так называемая "pennypress" - предтеча жёлтой прессы, в 2000-х можно говорить о появлении "pennyphotos". Дэвид Керник, профессиональный фотограф из Лос-Анджелеса, говорит: "Это смерть для красивой фотографии" (5). Также к этому типы фотографий мы причисляем фотографии, предоставленные пресс-службами, пресс-центрами или другими организациями, деятельность которых освещается в прессе (фотография по запросу).

Любительская (читательская/пользовательская) фотография - фотографии читателей, очевидцев событий. Любые фотографии, которые предоставили читатели, которые им принадлежат (не только снимки актуальных событий, но и фотографии из личного архива).

Все фотографии проходят фильтр факторов отбора, которые довольно тяжело выделить в чистом виде. Помимо этого, у опытного фоторедактора в голове не появляются эти факторы - он просто знает, какую именно фотографию нужно выбрать. Но это "знание", в свою очередь, состоит из этих факторов, различное соотношение которых приводит к тому, какие именно фотографии в итоге появляются на страницах печатных изданий.

В книге "The Handbook Of The Journalism Studies" в главе "News Values" рассматриваются критерии, по которым редакторы отбирают события для новостей. Многие из этих критериев можно экстраполировать на работу фоторедактора в поиске подходящих для материала изображений. Отбор фотографий, как и новостей в целом, это очень важный процесс, который не надо недооценивать. "Журналисты говорят о новостях так, как будто события сами себя выбирают. А потом, что самые значимые новости или "новостные ангелы" - вдохновлены Богом. Но среди миллионов событий, которые происходят каждый день, только небольшая часть становится потенциальными новостями, а из этой части только маленький кусочек действительно появляется в медиасреде" (4; 163). Так же и с фотографиями - среди миллионов фотоизображений, которые существуют на данный момент, нужно подобрать часто одну единственную фотографию, которая подойдёт для публикации.

В результате изучения понятия "newsvalues" мы получили несколько списков критериев отбора новостей, среди них выбрали те критерии, которые подходят для отбора фотографий, сравнили или объединили их, дали другие, более привычные названия. В итоге мы выделили 14 факторов: 7 основных и 7 факультативных (дополнительных), влияющих на состав фотоматериала в прессе. Это - концепция и направленность издания, содержание, эксклюзивность фотографии, качество (визуальная составляющая / привлекательность), оперативность съёмки, бюджет, время на отбор и обработку; авторский взгляд/подход, документальность, уникальность ситуации или момента, эмоциональность и сила воздействия, имя автора, дополнительные факторы, субъективные факторы.

Стоит сказать, что у каждого фоторедактора, у каждого издания своя шкала важности каждого из этих факторов. Для кого-то важнее эксклюзивность фотографии, а для кого-то - визуальная привлекательность, но как основные, так и дополнительные факторы могут оказаться решающими.

В рамках исследования фотоматериала в современной прессе мы анализировали ежедневные газеты - "Российская газета", "Ведомости", "Коммерсантъ", "Невское время" и "Деловой Петербург" - за декабрь 2014 года, март-апрель 2015 года, в целом 175 выпусков. Отдельные выпуски по случайной выборке за март-апрель 2015 годы мы выбрали для контентанализа. Нами было проанализировано 77 выпуском газет и в них 1553 фотографии в рамках текста с подписями. Контент-анализ проводился на выявление количественного соотношения фотографий из различных источников в современной прессе отдельно для каждого издания. В рамках анализа мы не могли с точностью определить, является ли просматриваемая фотография архивной без указания этого в подписи. Поэтому для анализа использовались только следующие типы фотографий: авторские, агентские, любительские (пользовательские/читательские) и фотоиллюстрации. К сожалению, у некоторых фотографий отсутствовало указание источника поступления, мы отмечаем такие фотографии как "источник не указан". Мы выделили процентное соотношение видов фотографий для каждого выпуска и среднее для издания за весь период.

Для большей наглядности и удобства восприятия мы составили сравнительный график (Рис. 1.) - столбцы по горизонтали относятся к одному изданию, они выделены одним цветом, столбцы по вертикали относятся к одним видам фотографий. Данные для диаграммы - среднее использование каждого вида фотографий в процентах для каждого издания.

По итогам эмпирического исследования мы можем сделать следующие выводы. Несмотря на кризис в журналистике в целом и фотожурналистике в частности, состав фотоматериала в современной ежедневной прессе, отвечающей представлениям о качественности, представлен на довольно высоком уровне. Как это ни удивительно, несмотря на сокращения штатов фотографов, дороговизну профессиональной техники, которую нужно закупать для редакций, а также на невероятное количество микростоковых (очень доступных и очень дешёвых) фотографий, заполонивших Интернет, в просмотренных нами изданиях о основном отдают предпочтение авторской - оригинальной и эксклюзивной - фотографии. Помимо этого, по результатам визуального анализа, нами было установлено, что у каждого издания есть своё "фотографическое лицо" - то есть фотографии выбираются и оформляются по-своему в каждой просмотренной газете.

По итогам анализа теоретической базы, а также экспертных интервью с фоторедакторами указанных изданий мы вывели формулу отбора фотографий, то есть выделили те факторы, которые наиболее сильно влияют на отбор фотоматериала в прессе. Это, в первую очередь, концепция издания. Затем идут эксклюзивность, качество и содержание. Часто влияние оказывают также оперативность, авторский взгляд или подход, а также эмоциональность и сила воздействия.

Васим Закир, журналист BBC Шотландия, несколько лет назад ввёл в обиход такое понятие как "чурналистика" ("churnalism"). Его смысл состоит в том, что если раньше журналисты ис-

кали свои истории за пределами редакции, активно их добывали, то сейчас они просто выходят в Интернет, ищут информацию, и может быть добавляют пару цитат. Суть в том, что журналисты просто перерабатывают пресс-релизы, сообщения информационных агентств, или даже непроверенную информацию из Интернета, и выдают их за свой журналистский труд. То есть происходит штамповка текстов, теряется оригинальность и эксклюзивность журналистики. Этот термин употребляется обычно в отношении журналистских текстов, но мы считаем, что он подходит и для описания современных тенденций в использовании изображений в средствах массовой информации. Вторичное использование фотографий агентств, использование микростоковых фотографий или других фотоиллюстраций угрожает нивелировкой понятия фотожурналистики, да и самой фотографии.

Журналистика только тогда является журналистикой, когда она поставляет эксклюзивный контент - в том числе и фотографический. Особенно это касается журналистики, претендующей на звание качественной. Поэтому редакционный отбор фотоматериала в прессе должен выполняться с не меньшей ответственностью, чем проверка фактов или написание текстов.

Литература

1. Васенина Е. Фотограф - это историк: Эдди Опп, директор фотослужбы ИД "Коммерсантъ" (интервью). URL: http//www.photographer.ru/cult/person/610.htm

2. Воронина О. Фотожурналистика и война // Вторая реальность: Сборник статей по проблемам фотографии и фотожурналистики / под ред. В. А. Никитина. СПб, 1999.

3. Климов О. Фотография как зеркало российской действительности: Новейшая история в интерпретации фотодокумента.URL: http://www.photographer.ru/cult/history/599.htm

4. O'Neil D., Harcup T. News Values and Selectivity // The Handbook of Journalism Studies / ed. by K. Wahl-Jorgensen, T. Hanitzsch. London, New York, 2009.

5. Taub E. A. When Are Photos Like Penny Stocks? When They Sell // The New York Times. 2007. 5 June. URL: http://www.nytimes.com/2007/06/05/technology/circuits/05syndicate.html

Елена Александровна Яковлева Научный руководитель к. полит. н., ст. преп. П. А. Орлов

Сотрудничество хакеров и СМИ (на примере деятельности группы "Анонимный интернационал")

Аннотация. В статье обозначены мировые тенденции, предпосылки кооперации хакеров и СМИ, отмеченные современной теорией журналистики и подтверждающиеся новейшими социологическими исследованиями, а также описаны основные особенности опыта сотрудничества хакеров группировки "Анонимный интернационал" и российских журналистов.

В настоящее время в результате повышения технической доступности информации - демократизации ее распределения и потребления - изменяется статус "направляющего" журналиста и "направляемой" аудитории, появляются новые журналистские жанры и профессиональные связи в редакционном производственном процессе. В этих условиях возрастает практическая значимость исследований феномена сотрудничества хакеров и средств массовой информации, а также теоретических обобщений предпосылок и последствий такого взаимодействия.

Термин "хакер" имеет полувековую историю и несколько сфер распространения, из-за чего возможны расхождения в его трактовках среди разных профессиональных групп. В целом субкультура хакеров представляет собой сложно структурированное внутрикультурное образование с множеством репрезентируемых ролей: "белые" хакеры, "черные" хакеры, кракеры, вандалы, пираты, фишеры, спамеры и т. д. Средства массовой информации не отражают многообразия этих ролей, употребляя слово "хакер" в подавляющем большинстве случаев в качестве пейоратива, в результате чего этот термин все больше становится символом преступной деятельности, асоциального поведения и эгоистического использования прогрессивных методов получения и передачи информации, в то время как сами хакеры не соглашаются со сложившимся стереотипом и продолжают доказывать свою полезность для общества.

Особого внимания заслуживает одна из специфических форм деятельности, с которой принято связывать некоторых членов хакерской субкультуры, а именно - хактивизм. Это новое явление социального протеста, которое представляет собой своеобразный синтез социальной активности и использования интернет-технологий (9; 239). Общей чертой всех методов хактивизма является привлечение внимания к причине подрывных действий, что может быть достигнуто только путем освещения акций в средствах массовой информации.

Это лишь одна из многих форм взаимодействия хакеров (или хактивистов) и СМИ. Более десяти лет исследователи пристально наблюдают за их сотрудничеством и отмечают его сильное влияние на систему журналистики. На данный момент чрезвычайно сложно найти научные работы, полностью посвященные этой теме. Одновременно многие ведущие мировые теоретики и практики журналистики изучают отдельные аспекты этого актуального явления, что позволяет сформировать объемную картину происходящего процесса и дает основание говорить о появлении нового актора в системе средств массовой информации: хакеров, не просто преодолевающих границы своих профессиональных интересов и выходящих на поле действия журналистики, но формирующих новые течения, меняющих ландшафт медиасферы.

Показательна в этом отношении свежая вакансия для хакеров: десятимесячная стажировка в течение 2015 года в семи лучших редакциях мира (14) - The New York Times, The Washington Post, The Guardian и т. д. - стажировка в ведущих изданиях, диктующих медиатенденции, которые затем перенимают СМИ развивающихся стран. Куда же таким образом движется журналистика, и какие новые возможности она получает в информационном обществе?

Первое и самое активно развивающееся направление на стыке деятельности хакеров и журналистов - data-journalism или журналистика данных. Точную оценку особенностей datajournalism дал пионер этого жанра Филипп Мейер: "Словно наука, журналистика данных раскрывает свои методы и представляет свои выводы таким способом, который может быть скреплен, подтвержден и выверен посредством репликации" (16). Современной аудитории требуется не просто комментарий о событии, но информирование о социальных проблемах и тенденциях общественного развития, в которые данное событие "встроено" (7). На сегодняшний день data-journalism - едва ли не самый активно развивающийся жанр журналистики. Для этого СМИ прошли большой путь установления сотрудничества с техническими специалистами, сообществом хакеров и разработчиков. Одним из наиболее успешных форматов взаимодействия стали хакатоны: от сочетания hack - хакер и marathon - марафон. Первые шаги в этом направлении были сделаны в 2009 году, когда журналист The New York Times Арон Пилхофер и профессор журналистики Рич Гордон предложили создать сеть специалистов, заинтересованных в технологических инновациях, поддерживающих миссию и цели журналистики (10).

В результате родилась международная организация Hacks/Hackers, на сегодняшний день насчитывающая десятки региональных сообществ и более тысячи последователей на четырех континентах.

Еще одно перспективное направление развития журналистики, основанное на сотрудничестве с хакерами - новые формы расследования. В последнее десятилетие этот жанр переживал серьезный кризис. Важным показателем стал крах газеты Тhe Sunday Times, где после покупки издания Рупертом Мэрдоком в начале 1980-х целенаправленно ослаблялся и в конце концов был уничтожен легендарный отдел расследований Insight, который в свое время открыл жанр журналистских расследований в Британии в середине XX века, а уже к концу века вместо обоснованных разоблачений занялся провокациями чиновников. Исследователи также повсеместно отмечают урезание бюджетов отделов расследований, сокращение зарубежных корреспондентских пунктов, участившиеся публикации непроверенных и откровенно лживых материалов в погоне за эксклюзивностью (5).

Но сейчас многие проблемы, связанные со сбором информации и недостатком финансирования, могут быть преодолены именно благодаря сотрудничеству журналистов с хакерами или самостоятельному применению их методик работы. Дигитализация расследований формирует тенденцию к объединению ресурсов широкой группы лиц, заинтересованных в разоблачениях преступников. Это, кроме прямой поддержки со стороны хакеров, влечет за собой и другое существенное последствие для журналистского сообщества: на базе использования журналистами передовых информационно-коммуникационных возможностей появляются новейшие интеграционные проекты (8). Так, совместными усилиями OCCRP - крупнейшей в мире организации по сбору информации о международных правонарушениях - и Африканской сети центров журналистских расследований (ANCIR) был создан проект Investigative Dashboard, предлагающий более 400 доступных онлайн-баз данных о подозреваемых и их деловых связях в 120 юрисдикциях (12).

Столь значительные сдвиги в журналистской практике не случайны. Современная теория журналистики в совокупности с последними социологическими исследованиями позволяет отчетливо выявить закономерности, сделавшие кооперацию хакеров и журналистов неизбежной, и проясняет предпосылки этого явления.

Масштабное исследование Pew Research Center, основанное на отслеживании начиная с 1985 года мнений аудитории о новостных медиа в США, показало, что негативная оценка выполнения журналистами своих обязанностей в 2011 году превысила исторические максимумы (13). К примеру, 66% американцев считают, что новости часто подаются неточно, 77% согласны с тем, что новостные организации, как правило, принимают позицию одной стороны, а 80% опрошенных говорят, что новостные редакции часто зависимы от влиятельных людей и организаций (8). Эти данные отражают не столько состояние стагнации новостной журналистики в США, сколько сдвиги в отношению общества к статусу журналиста.

Дэн Гиллмор автор важнейшей книги о новой роли аудитории в СМИ "We The Media" еще в 2004 году заявил, что журналистика эволюционирует из лекции в беседу (11; 67). Подобного мнения придерживается и отечественный теоретик Андрей Мирошниченко. Он говорит о завершении эпохи "трансляционной журналистики" ("сверху вниз"), обслуживавшей становление классического капитализма и национальных государств, и достигнувшей своей вершины в телевизионном формате к концу XX века (15; 43). Изменение технологической базы СМИ в последнее десятилетие вызвало трансформацию социального запроса на производство и потребление информации и появление феномена "освобождения авторства" - доступности средств массовой информации для тех, кто раньше был безмолвной аудиторией. Это повлекло за собой пересмотр статуса журналистской профессии.

Движение блогеров и гражданской журналистики бросило вызов традиционным медиа. Но эти новшества опасно оценивать исключительно с позитивных позиций. Согласно прогнозу экспертов Всемирного экономического форума, одной из основных тенденций становится стремительный рост дезинформации в интернете. "Масштаб производства слухов и их последующего распространения уже таков, что не срабатывают даже профессиональные (журналистские и экспертные) фильтры, отделяющие правдивую информацию от ложной" (17).

Итогом того, что необходимый обществу традиционный институт журналистики сотрясается от техногенных изменений, становятся попытки журналистики приспособиться к технологической революции. Так, формулу принципиально нового порядка в журналистике в 2009 году провозгласил теоретик медиа Дэвида Вайнбергер: "Transparency is the new objectivity". Этот лозунг является наиболее полным описанием происходящих изменений и дает почву для утверждения хакеров в качестве полноправных акторов в сфере СМИ. "Объективность без прозрачности теперь выглядит высокомерной... Объективность - это механизм, на который вы полагаетесь, когда ваше медиа не может предоставить вам ссылки на первоисточники. Теперь новые медиа могут это делать" (19).

Что касается разработанности этого авангардного направления в отечественной науке о журналистике - она крайне слаба, вероятно, по причине скудности эмпирического материала для анализа. Однако именно сейчас в сетевой медиасреде России громко и последовательно о себе стала заявлять группировка хакеров "Анонимный интернационал" - и ее исследование дает интересные результаты.

За 16 месяцев в распоряжении СМИ оказалось более 75 публикаций (документов и фотографий), содержащих компрометирующую информацию о деятельности лиц, причастных к российской политике. Функционирование "Анонимного интернационала" может быть охарактеризовано как комплексный вид хактивизма с элементами расследовательской и оперативной работы, а также некоторыми чертами журналистской деятельности. Действительно, группа уважает запрет на публикацию материалов, относящихся к государственной тайне и личной жизни (6), а также занимается поиском, обработкой (очищением) и поставкой информации для своей аудитории. Причем данная информация, по мнению хакеров, являющаяся общественно-значимой, зачастую оказывается актуальной для текущей новостной повестки дня. Но предоставляемые в публичное пользование массивы данных не являются доступными с точки зрения широкой аудитории - сопровожденные комментариями, описаниями и выдержками из архива, гигабайты информации находятся в заархивированном, непроанализированном виде. Этим объясняется необходимость посредничества между Анонимным интернационалом и массовой аудиторией. В этой роли выступают лояльные к группе журналисты и блогеры.

Хакеры изначально были нацелены на установление партнерских отношений с журналистами. Так, в своем раннем интервью они особо отмечали: "Чтобы не было кривотолков, мы публикуем исходники. И в первую очередь мы ориентируемся на журналистов, чтобы они изучали все эти массивы досконально, проверили, позвонили, получили комментарии и донесли информацию до конечного потребителя" (6). В чем же особенности сотрудничества Анонимного интернационала и российских журналистов?

С момента конституционного закрепления права на информацию в России прошло более двадцати лет. На данный момент в законодательстве Российской Федерации существует более двух тысяч нормативных актов, связанных с информацией (1), но нельзя сказать, что они полноценно отражают сущность информационных отношений. В целом, юристы отмечают еще недостаточную точность формулировок современных норм права, а иногда и вовсе их отсутствие. Так, правовой статус субъектов типа Wikileaks до сих пор не определен в отечественном законодательстве (2).

Правовое регулирование деятельности журналистов в России сейчас также переживает кризис. В исследовании, проведенном в 2014 году, Общественная палата РФ и Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека отметили неудовлетворительное, а в ряде случаев и критическое состояние российского законодательства о СМИ (4). По данным экспертов, за полтора года представителями власти было озвучено около 40 инициатив об изменениях законодательства в сфере СМИ и распространения информации в Интернете, носящих запретительный характер.

В результате такой неопределенности в российских СМИ сложился высокий уровень самоцензуры, которая может являться сдерживающим фактором, не позволяющим наладить полноценное взаимодействие с хакерами, поставляющими общественно значимую информацию.

Тем не менее, технических ограничений для сотрудничества хакеров и СМИ в России пока не наблюдается. Хакеры свободно дают интервью в крипточатах, а проблему обмена большими массивами информации решают с помощью средств анонимизации, самым популярным из которых на сегодняшний день является Tor. Согласно официальным данным Tor за май 2015 года, Россия входит в топ-10 стран по числу пользователей Tor и занимает третье место в мире после США и Германии (18).

Изучение контактов журналистов и группы "Анонимный интернационал", а также материалов, произведенных в результате этого сотрудничества, показывает явную жизнеспособность такой кооперации в российских условиях. Востребованными формами взаимодействия стали: почтовая рассылка массивов информации для доверенных журналистов, установление постоянного информационного партнерства, проведение расследований по мотивам публикаций, оказание хакерами помощи редакции в условиях давления, а также поставка эксклюзивной информации напрямую в СМИ (8).

В ходе исследования также выяснилась существенная деталь: результаты помощи, оказываемой хакерами при передачи секретных документов, неоднозначны. Согласно законодательству, данную информацию невозможно использовать в суде (3). Одновременно обнародование скрываемой информации, проливающей свет на обстоятельства того или иного явления, влияют на общественное мнение, что косвенно может сказаться на принятии решений в руководящих кругах или стать причиной инициирования депутатской проверки в отношении той или иной организации. Реальный пример этому уже есть: депутат Госдумы от ХМАО Михаил Сердюк осенью 2014 года инициировал проверку деятельности Внешэкономбанка на основании публикаций материалов "Анонимного интернационала". В результате инспекции Счетной палаты были выявлены факты неэффективного управления и коррупционные риски, а Михаил Сердюк заявил о намерении подать запрос о проверке уже в Генеральную прокуратуру России. Данный случай является первым в истории России, когда информация, полученная от хакеров, возможно, в скором времени найдет выражение в уголовном обвинении.

Учитывая неопределенность целей членов группировки "Анонимный интернационал", мы, тем не менее, положительно оцениваем возможные перспективы сотрудничества хакеров с отечественными СМИ. Общая мировая тенденция открытости данных, не находящая должного развития в России, стихийно проявилась во взаимодействии группы "Анонимный интернационал" и журналистов. Несомненная практическая эффективность таких контактов и социальная значимость их последствий позволяют говорить о появлении нового перспективного направления в современной журналистике. А поскольку предмет данного исследования, несмотря на явную актуальность, является почти неизученным российской теорией журналистики, мы также считаем чрезвычайно важной постановку вопроса о сетевой защищенности журналистов, которой, на наш взгляд, пока уделяется недостаточно внимания.

Литература

1. Алферов А. Н. Информационное право в системе отраслей права. URL: www.alferov.esrae.ru/pdf/2012/1/953.doc

2. Волчинская Е. К юбилею Закона Российской Федерации "О государственной тайне". URL: http://www.center-bereg.ru/m408.html

3. Криони А. Е. Недопустимые доказательства потерпевшей стороны. URL: http://finpress.ru/library/659/26641/

4. ОП РФ и СПЧ отметили неудовлетворительное состояние законодательства о СМИ // Официальный сайт Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. URL: http://president-sovet.ru/presscenter/publications/read/1866/

5. Солдатов А. Журналистские расследования: кризис жанра. URL: http://www.agentura.ru/experts/nickdavies/

6. Туровский Д. "Шалтай-Болтай" - побочный продукт других игр. URL: https://meduza.io/feature/2015/01/13/shaltay-boltay-pobochnyy-produkt-drugih-igr

7. Шилина М. Data Journalism - дата-журналистика, журналистика метаданных - в структуре медиакоммуникации: к вопросу формирования теоретических исследовательских подходов // Медиаскоп. 2013. № 1. URL: http://www.mediascope.ru/node/1263

8. Яковлева Е. Сотрудничество хакеров и СМИ на примере деятельности группы "Анонимный интернационал". - СПб, 2015.

9. Arquilla J., Ronfeldt D. Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. Rand, 2001.

10. Byrne C. How The New York Times Tells Stories With Data. URL: http://www.fastcolabs.

com/3009631/open-company/scoops-and-software-how-the-new-york-times-tells-stories-withdata

11. Gillmor D. We the Media. Grassroots Journalism by the People, for the People. O'Reilly Media. 2004. URL: http://www.oreilly.com/openbook/wemedia/book/ch03.pdf

12. John S. Knight Journalism Fellowships at Stanford. Paul Radu: Building a collaboration tool for investigative journalists. URL: http://knight.stanford.edu/life-fellow/2010/paul-radu-building-acollaboration-tool-for-investigative-journalists/

13. Keeter S. Views of the News Media: 1985-2011. Press Widely Criticized, But Trusted More than Other Information Sources. URL: http://www.people-press.org/files/legacy-pdf/9-22-2011%20

Media%20Attitudes%20Release.pdf

14. Knight Foundation News. URL: http://www.datadrivenjournalism.ru/2014/08/open-news/

15. Miroshnichenko A. Human as media. The emancipation of authorship. M., 2014.

16. Open Knowledge Foundation. The Data Journalism Handbook. How Journalists Can Use Data to Improve the News. URL: http:// ria.ru/files/book/_site/введение_2.html

17. Report team World Economic Forum. Outlook on the Global Agenda 2014. URL: http://reports.weforum.org/outlook-14/top-ten-trends-category-page/

18. Top-10 countries by directly connecting users // Official Tor metrics. URL: https://metrics.torproject.org/userstats-relay-table.html

19. Weinberger D. Transparency is the new objectivity. 2009. http://www.hyperorg.com/blogger/2009/07/19/transparency-is-the-new-objectivity/

ДЛЯ ЗАМЕТОК

Научное издание

МЕДИАСФЕРА: ПРОБЛЕМЫ И ТОЧКИ РАЗВИТИЯ

РЕЗУЛЬТАТЫ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ,

РЕКОМЕНДОВАННЫХ К ПУБЛИКАЦИИ В 2015 ГОДУ

Les Essais | Опыты

№ 9 Сборник научных работ бакалавров Института "Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций" Санкт-Петербургского государственного университета

Редактор и составитель А. Н. Марченко

Дизайн-макет: А. В. Фатеев

Верстка: Д. С. Гинкель

Медиасфера: проблемы и точки развития

Медиасфера: проблемы и точки развития

6

5 Медиасфера: проблемы и точки развития

5 -

Медиасфера: проблемы и точки развития

6

5 -

6 Медиасфера: проблемы и точки развития

6 5

6

Медиасфера: проблемы и точки развития

6 5

Медиасфера: проблемы и точки развития

6

5

Медиасфера: проблемы и точки развития

6 5

Медиасфера: проблемы и точки развития

6

Медиасфера: проблемы и точки развития

6 5

Медиасфера: проблемы и точки развития

5

6 6

6

Показать полностью…
937 Кб, 14 сентября 2016 в 12:16 - Россия, Ростов-на-Дону, ЮФУ (бывш. РГУ), 2016 г., pdf
Рекомендуемые документы в приложении