Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
docx

Студенческий документ № 010380 из РГПУ

РЕФЕРАТ

СОВРЕМЕННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ КОНЦЕПЦИИ ГОМОСЕКСУАЛЬНОСТИ И ТРАНССЕКСУАЛЬНОСТИ

Содержание:

1. Введение

1.1. Актуальность темы - причины нарушения половой идентификации по П. Куттеру, современные взгляды

1.2. Цель и задачи работы

2. Основная часть

2.1 Гомосексуальность в социуме

2.2 Мужская гомосексуальность

2.3 Женская гомосексуальность

2.4 Причины транссексуализма с позиций различных психоаналитиков

3. Выводы 4. Список литературы

1.1.

Проблемы с половой идентичностью, как правило, возникают в результате нарушения идентификации в определенные периоды развития.

1. Чрезмерная идентификация мальчика с матерью, по П. Куттеру, может привести к феминизации, а дочери с отцом - к маскулинизации [3].

2. Мальчики, являясь "маленькими эдипами", желают близости с матерью, боятся наказания отца и, чтобы избежать его, с самого начала отрекаются от своей мужественности и ведут себя скорее пассивно, т.е. "по-женски". Отсюда, так называемая, кастрационная тревога. Аналогично женщина из страха взять на себя женскую роль предпочитает развиваться маскулинно.

3. Отсутствие кого-либо из родителей, как это случается в неполных семьях или в семьях с часто отсутствующим отцом, безусловно сказывается, и причем неблагоприятно, на развитии зрелой половой идентичности. Растущий в такой семье ребенок мужского пола может испытывать серьезные сложности с развитием по мужскому типу. Не меньшую опасность представляют и чрезмерная привязанность матери к ребенку, уже вышедшему из детского возраста, особенно проявляющаяся при "неврозе связи". Мать отчасти оправдывает (и даже определяет) свое поведение тем, что третья сторона в союзе, как правило, отец, психологически отсутствует.

4. Причинами неустойчивой половой идентичности являются нарушения отношений с родителями, то есть с родительской фигурой. Как правило, ребенок неохотно идентифицируетсебя с тем из родителей, отношения с которым нарушены.

5. На формирование половой идентичности оказывает большое влияние точка зрения окружающих на мужскую и женскую половую принадлежность, т.е. на отношение к своим гениталиям (мужским или женским). При этом отмечается, что на этом уровне ошибки одного из родителей с успехом могут компенсироваться хорошими отношениями с другим: дочь, испытывающая определенные сложности с самоидентификацией в отношениях с неуверенной в себе матерью, может развить здоровую женскую половую идентичность в отношениях с отцом, если он высоко оценивает ее женские качества. Так же и мальчик, узнающий от матери, что он не любим по причине наличия у него мужских гениталий, все-таки развивает определенную мужскую идентичность, если отец поощряет его мужское начало, и мальчик стремится идентифицировать себя с ним.

6. Случаи сексуальной фрустрации способны угрожать половой идентичности. Агрессивность, вытекающая из фрустрации, в свою очередь сказывается на представлении о противоположном поле и очень легко приводит к его искаженному восприятию. Опыт разочарования в отношениях с матерью оборачивается реактивным гневом, который, однако, направлен не на мать, если ее любят и боятся, а сдвигается на отца [3].

В принципе, большинство приведенных пунктов позиции П. Куттера принимаются и другими исследователями. Однако акценты несколько смещены с биологических на социально-психологические факторы. Так ядерная и поло-ролевая идентичности определяются как области, где биологические факторы тесно переплетаются с психологическими [3].

О. Кернберг ссылается на исследования Дж. Мани и А. Эрхардта, в которых приводятся данные, свидетельствующие о том, что родители по-разному обращаются с детьми в зависимости от их пола, даже если считают, что ведут себя одинаково. Хотя существует различие между младенцами мужского и женского пола, базирующееся на гормональной истории,оно не приводит автоматически к различию в постнатальном поведении по женскому/мужскому типу. О. Кернберг считает, что феминизирующая гормональная патология у мужчин и маскулинизирующая гормональная патология у женщин, за исключением случаев очень сильных гормональных нарушений, может больше сказаться на поло-ролевой идентичности, нежели на ядерной половой идентичности [2].

Естественно, возникает вопрос: какую роль играют изменения гормонального фона в пренатальный период в дальнейшем развитии детей? Дж. Мани, А. Эрхардт и Дж. Мэйер, отвечая на него, утверждают, что у мальчиков эти изменения вызывают лишь некоторую пассивность и неагрессивность и не оказывают влияния на ядерную половую идентичность, у девочек могут вызвать мальчишескую энергию, и соответствующую ей поведение. Дети-гермафродиты развивают устойчивую женскую или мужскую идентичность в зависимости от того, как их воспитывали - как девочку или как мальчика. Их идентичность не зависит от генетического кода, гормонального уровня и даже (до некоторой степени) внешнего вида гениталий [8].

Более того, с точки зрения Ф. Тайсона и Р. Тайсона [6], психоаналитические исследования доказывают, что выбор сексуального объекта в наибольшей степени зависит от социально-психологического опыта, приобретенного в раннем детстве. Как полагают эти авторы, дети обоих полов с момента рождения находятся в теснейшей связи с матерью, но последствия этой связи у них совершенно различные: у девочек такое отношение усугубляет потенциальную женственность, у мальчиков создает угрозу женственности, то есть мальчик не может безоговорочно утвердиться в принадлежности к своему анатомическому полу. И когда окружающие не могут однозначно определить пол ребенка, это значит, что ядерная гендерная идентичность находится в серьезной опасности. Иначе говоря, у ребенка может развиться "гермафродитическая" гендерная идентичность. Другой примербисексуальной ядерной гендерной идентичности - транссексуал, который, вопреки мнению окружающих по поводу его ясно проявленного анатомического пола, развивает в себе уверенность, что он (или она) принадлежит к противоположному полу.

Целью и задачей нашей работы является рассмотрение различных психоаналитических взглядов на нарушения половой идентификации, в частности - гомосексуализма.

2.1 В социологических, педагогических, психологических и политических кругах серьезные последствия имели дискуссии на тему феномена гомосексуальности, освободившие, как теперь принято считать, многих от прежних предрассудков и выдвинувшие новые подходы к изучению и оценке этого явления. Как отметил О. Кернберг, любая профессиональная дискуссия о половой идентичности среди психоаналитиков начинается с попытки определить феномен гомосексуальности - в виду неоднозначности ее трактовок [2].

Одни утверждают, что гомосексуальность - это нормальная форма сексуального развития наряду с гетеросексуальностью, другие настаивают на определении гомосексуальности как патологии развития. С середины ХХ-го столетия взгляд на гомосексуальность как на болезнь стали оспаривать и ученые, и сами гомосексуалисты. В 1973 г. Совет попечителей при Американской ассоциации психиатров (APA) проголосовал за исключение гомосексуализма из классификации болезней DSM-II.

Заметим, что психоанализ традиционно рассматривает гомосексуальность как патологию. Однако причины развития гомосексуальности расходятся достаточно широко - от биологических до психодинамических (в различных их вариациях и комбинациях). И все же в основе отклонений, как считал еще З. Фрейд, лежат семейные факторы. К. Хорни ссылается на работы З. Фрейда "Скорбь и меланхолия", "Психогенезис одного случая женской гомосексуальности", "Массовая психология и анализ человеческого Я", где он говорит о значимости отождествления (идентификации) в человеческой ментальности. По мнениюК. Хорни, именно эта идентификация с родителем противоположного пола и есть та точка отсчета, от которой у обоих полов развивается и гомосексуальность, и комплекс кастрации [7].

Институтом сексуальных исследований Кинзи в свое время была рассмотрена психоаналитическая гипотеза о том, что гомосексуальность связана с дисфункциональными отношениями между родителями и ребенком, однако данная гипотеза не получила достаточного подтверждения [1].

2.2

Как мы уже отмечали, О. Кернберг [2] согласен с теми, кто считает, что

при формировании половой идентичности психологические причины являются более важными, нежели биологические. Он предлагает следующее психоаналитическое объяснение патологических проявлений гомосексуальности. Прежде всего, это невроз, при котором нерешенные эдиповы конфликты влекут за собой непреодолимый страх лиц женского пола. Женщин в этом случае стараются избегать по аналогии с фобическим объектом. Мужская гомосексуальность напрямую связана с очень рано возникшим доэдиповым конфликтом: гомосексуалист столь невротически перерабатывает нарушенные отношения мать-дитя, что бессознательно идентифицирует себя с матерью. Если, конечно, он ощущает в себе женское начало. При этом он вовсе не обязан выглядеть как женщина. Этой феминной форме мужской гомосексуальности присуще тесное родство с трансвестизмом - желанием одеваться как женщина или с транссексуализмом - желанием быть женщиной.

Вместе с тем, имеют место также и сексуальные отношения между мужчинами, лишенные всякого женского или материнского компонента, и это указывает на то, что зачастую сексуального контакта с мужчиной ищут лишь потому, что не имеют такового с женщиной из-за бессознательного страха перед ней. Иногда же, как замечает Элизабет Р. Моберли, гомосексуальное поведение может возникать как следствие дефицита отношений с отцом [8]. Тогда гомосексуальный партнер, как правило, призван заменитьстрастно желаемое с детства, но не получаемое от общения с отцом удовлетворение.

2.3

Джойс Мак Дугалл анализируя природу женской сексуальности, точнее, той части, которая не согласуется с принятыми в обществе представлениями, а именно - лесбийства и транссексуализма, приходит к выводу, что с клинической точки зрения можно достичь "большего инсайта в понимании человеческой сексуальности через изучение ее отклонений от так называемой нормы, чем через усиленное изучение якобы беспроблемной гетеросексуальности" [4].

Многие пациентки-лесбиянки убеждены, что все женское и женственное в их семье принадлежит исключительно их матери. В противном случае это было бы равноценно разрушению матери, словно двух женщин не может и быть в этой семье. В некоторых случаях дочери казалось, что она не приемлема для матери, и интерпретировала это как требование приобрести психически "мужские" качества, чтобы заслужить ее любовь и внимание. Кроме того, важной предпосылкой в формировании лесбийства является пренатальное ожидание родителей. Например, разочарование родителей биологическим полом дочери заставляет ее чувствовать себя виноватой [4].

Дж. Мак Дугалл [4] замечает, что конфликты, берущие свое происхождение из бессознательных страхов и желаний родителей, могут породить у ребенка ущербный или хрупкий образ своего тела в целом. Если к этому позже добавится уничижительный или угрожающий родительский дискурс, касающийся сексуальности, тогда нарциссический образ девочки и все ее существование как личности легко могут быть возложены ею на сексуальное "Собственное Я" и значение, приписываемое "женственности". В свою очередь это оставляет глубокий отпечаток на самой сердцевине половой идентичности, на чувстве принадлежности своему полу и своей половой роли, которые каждый ребенок строит, начиная с младенчества.

Пренебрежительное отношение к женской сексуальности в семье или в общественном дискурсе частообостряется материнской сверх-заботой о здоровье, сне, питании и выделительных функциях ребенка, что может быть интернализовано девочкой как свой низменный телесный и сексуальный образ. Некоторые лесбиянки вспоминают в ходе анализа особую тревогу своих матерей об их кишечнике и фекалиях. У этих пациенток были искаженные или тревожные образы своего тела и его соматического функционирования. Многие гетеросексуальные женщины вспоминают сходные детские истории, однако их опыт показывает, что эта материнская проблема не переносится автоматически на интрапсихическое представительство своего пола или своей женственности.

Как подчеркивает Дж. Мак Дугал, выводы, которые следуют из ее наблюдений и работы с пациентками, не носят всеобщего характера и не обязательно применимы ко всем лесбиянкам, а только к тем, кто обратился за помощью к психоаналитику по поводу психического страдания [4].

2.4

Что касается причин транссексуализма, то в целом, согласно большинству психоаналитических объяснительных моделей, существенную роль в последующем транссексуальном развитии играет глубокое нарушение взаимодействия мать-дитя в первые годы жизни. На вопрос, в какой момент, в какой степени и насколько обратимо или необратимо проявится это

нарушение в развитии объектных отношений, разные авторы отвечают по-разному.

Например, Фридеман Пфэффлин [5] весьма критически воспринимает положение Р. Столлера о причинах нарушения взаимодействия мать-дитя в первые годы жизни ребенка. Что касается тезиса Р. Столлера о бесконфликтном развитии у мальчиков глубинной женской половой идентичности и о предположительно лежащей в основе этого избыточной, блаженной физической и эмоциональной близости между матерью и младенцем, если она длится долго и не прерывается появлением сиблингов, то эти положения, по мнению Ф. Пфэффлина, были оспорены еще М. Малер. По мнению последней, теоретически невозможно продлить этотблаженный симбиоз дольше, чем первые 4-5 месяцев жизни, вне зависимости, прилагает ли мать к этому какие-то усилия или нет, поскольку этому препятствуют врожденные факторы развития. Другие авторы [8] показывают на большом материале, что у большинства транссексуальных пациентов не наблюдалось нетравматического симбиоза матери и ребенка в первые годы жизни.

По мнению Ф. Пффэфлина, при транссексуализме речь в первую очередь идет об идентичности вообще и только затем о половой идентичности. Пол, безусловно, одна из центральных составляющих идентичности, но для транссекусалов важнее, чтобы их признали другими - пол лишь один из конкретных путей. Р. Райхе считает, что пациенты-транссексуалы заставляют звучать в нас струну, которую З. Фрейд назвал бисексуальной конституцией человека, состояние до прикрепления себя к определенному полу. Чувствовать себя в этом положении чрезвычайно тяжело. Транссексуальное желание - креативный выход. Психотерапия не может знать в начале лечения, над каким выходом пациента лучше всего работать [5].

Обобщая взгляды некоторых авторов, в частности, Р. Столлера, Е. Персона и Л. Овэзи [8], посвященные выявлению взаимосвязи между ранней патологией в детско-родительских отношениях и ядерной половой идентичностью, О. Кернберг [2] делает вывод, что транссексуализм, то есть идентификация индивида с полом, противоположным биологическому, не зависит от генетических, гормональных или физиологических генитальных отклонений. О. Кернберг приводит в качестве важного иллюстративного материала столлеровский опыт психоаналитического исследования взрослых транссексуалов и детей с аномальной половой идентификацией, дающий информацию об основных паттернах родительско-детских взаимоотношений. Он говорит о том, что у мужчин-транссексуалов (мужчин по биологическому признаку, имеющих женскую ядерную идентичность) матери, как правило, имеют ярко выраженные бисексуальные черты,а отцы либо отсутствовали, либо были пассивными, либо отстраненными. Мать видела в сыне неотъемлемую часть себя. Подобный симбиоз приводит к постепенному стиранию у ребенка мужских качеств, повышенной идентификации с матерью, а также отказу от мужской роли, неприемлемой для матери и неудачно сыгранной отцом.

У женщин-транссексуалов мать, как правило, отвергает дочь, а отец либо отсутствует, либо недоступен для дочери, которая не чувствует, что ее поддерживают как девочку. Это стимулирует ее стать замещающей мужской фигурой для матери. Маскулинное поведение дочери одобряется матерью, ее депрессия уходит и возникает чувство полноценной семьи [2].

Дж. Мак Дугалл [4] обращает внимание на трудности в обсуждении и исследовании перверсного поведения женщин, возникающие в связи с тем, что со времен З. Фрейда перверсию почти что идентифицировали с мужской сексуальностью и пенисом. Конструкция перверсий до сих пор понимается как защита от страха кастрации и конфликтов мужского эдипова комплекса. Следовательно, в литературе предполагается, что у женщин как бы и не бывает сексуальных отклонений. З. Фрейд полагал, что эдипов комплекс у девочки разрешается, как только она принимает тот факт, что от отца она может получить ребенка вместо пениса. Такой взгляд подразумевает, что у женщин нет нужды в сотворении сексуальных извращений - они могут просто иметь детей! Дж. Мак Дугалл выдвигает контр-гипотезу: женский страх кастрации более силен и более обширен, чем мужской страх, поскольку он относится ко всему телу, особенно сильно сосредоточиваясь на "внутреннем пространстве", где испытываются генитальные ощущения. У обоих полов существует выраженная тревога в фазе эдипальных генитальных желаний и фантазий, но помимо этого имеет место глубинное отсутствие чувства безопасности, связанное с личной идентичностью. Это чувство всегда сопровождается гневом и насилием. Не случайно Р. Столлеропределил перверсии как "эротическую форму ненависти". У обоих полов изначальные (или частичные) объекты ненависти относительно бессознательны. Э. Уэлдон утверждает, что у мужчин перверсный акт направлен на внешний частичный объект, тогда как у женщин он обычно совершается против собственного тела или объектов, которые они рассматривают, как свое собственное творение - своих детей [8]. В обоих случаях дети и тело трактуются как частичные объекты.

В пользу этой позиции говорит и констатируемая у транссексуаловв работах А. Лиментани [8] всепоглощающая тревога, связанная с сепарацией и индивидуацией (сепарационная тревога). Более того, потребность быть отдельной личностью может возобладать над желанием сохранить телесное "Собственное Я". Если мать не выносит своего собственного женского тела, дочь не может идентифицироваться со своей матерью как с женщиной и приходит к выводу, что она - мальчик в теле девочки. Позднее она будет добиваться "смены пола" с надеждой, что мать признает ее стоящим человеком. Впрочем, по мнению этого автора, женщины желающие "смены пола", демонстрируют особую форму женской гомосексуальности.

Следует отметить ряд проблем, связанных с психотерапией пациентов с расстройствами половой идентичности транссексуального типа. Во-первых, как отмечено многими авторами, пациенты с транссексуальностью не мотивированы на психотерапевтическое вмешательство, считая его противоестественным, а хирургическую операцию - естественной мерой. Такие больные в психотерапии, направленной на разрешение глубинного конфликта и примирение с врожденным полом, видят угрозу своей идентичности..

Во-вторых, остается открытым вопрос, возможно ли в процессе психотерапии расстроить защитные механизмы так, чтобы выстроить их заново таким образом, чтобы транссексуальная симптоматика была излишней. Данных не так много, но Ф. Пффэфлин уверен, что реконструкция патогенеза транссексуальнойсимптоматики не труднее реконструкции формирования других невротических симптомов.

В-третьих, отсутствуют данные о существовании специфики наличия характерных форм сопротивления, защиты, переноса и контрпереноса, которые могут заставить психоаналитиков колебаться в решении вопроса брать или не брать на лечение пациентов-транссексуалов?

3 Таким образом, разнообразие мнений и подходов в отношении нарушений половой идентичности свидетельствуют о том, что в их исследованиях, можно сказать, еще не сложилась господствующая парадигма. Мы наблюдаем широкий спектр исследовательских программ, зачастую пересекающихся только отчасти. Мнения авторов в одних пунктах совпадают, в других расходятся. Во всяком случае, это характеризует психоаналитическое исследование и транссексуализма, и гомосексуальности. По-видимому, выявление общей концептуальной схемы еще впереди. Тем более, что поиск такой схемы осложняется слишком ощутимым действием социокультурных влияний и веяний. Отказ от взглядов З. Фрейда, излишне радикальный для научного направления. Тем не менее, хотя бы общие перспективы исследования данных феноменов обозначились сегодня уже достаточно ясно.

Литература

1. Карсон Р., Батчер Дж., Минека С. Анормальная психология. - СПб.: Питер, 2004. - 1168 с.

2. Кернберг О. Отношения любви. Норма и патология. - М., 2004. - 256 с.

3. Куттер П. Современный психоанализ. - СПб., 1997. - 290 с.

4. МакДугалл Дж. Тысячеликий эрос. Психоаналитическое исследование человеческой сексуальности. Восточно-Европейский институт психоанализа. СПб., 1999. - 278 с.

5. Пффэфлин Ф. Транссексуальность. Психопатология, психодинамика, лечение. - М., 2002. - 193 с.

6. Тайсон Ф., Тайсон Р. Психоаналитические теории развития. - Екатеринбург, 1998. - 526 с.

7. Хорни К. Женская психология. - СПб., 1993. - 220 с.

8. Матевосян С.Н., Половая идентичность и ее девиации http://www.moscom-psy.com/

Показать полностью… https://vk.com/doc38775083_444473730
27 Кб, 18 апреля 2017 в 13:44 - Россия, Ростов-на-Дону, РГПУ, 2017 г., docx
Рекомендуемые документы в приложении