Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
pdf

Студенческий документ № 018591 из НИУ ВШЭ (ГУ-ВШЭ)

характеристик, образуют одну структурную группу (типологический класс). Классификация языков по типам может осуществляться по разным основаниям в зависимости от тот, какие характеристики языковой структуры лежат в основе сравнения. В соответствии с лим один и тот же язык может входить в разных классификациях в разные типы (и, соответственно, группирвки языков). Так, русский язык с точки зрения форклассификации попадает во флективный тип в отличие от аналитического типа английскот языка, в то время как синтаксически они оба входят в один тип аккузативных языков, пртивопоставленных языкам эргативнош, активнот, нейтрального типа.

Хотя типологическая классификация в отличие от генетической не всегда отражает реальные связи между конкретными языками, она является одним из существенных инструментов индуктивно-дедуктивного изучения и представления сущностных свойств языка вкюбще.

Глава 2

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ПОСТУЛАТЫ"

О. Вместо введения

Вместо эпиграфа."Я вполне отчетливо помню, как, я испытывал чувство тревоги по поеоДу того &nta, что, как казалось, основные проблемы в избранной области были разрешены, и еДинстеежн(Р, что оставалось, это оттачивать и совершенствовать ясные технические приемы лингвистического анализа и применятьих к Пее ширкому языпмомужатериалу" [Хомский 1972/1968. С. 131.

Цель данной главы - по возможнсюти эксплицитно сформулировать те коренные сдвиги в лингвистической идеологии, которые происходят в ней в последние годы и, как мне думается, должны предопределить ее развитие в ближайшем будущем. Вместе с тем хочу подчеркнуть, что содержаниеданной главы обладает следующими (возможно, отрицательными) свойствами.

1. Оно неоригтильно. Ниже я суммирую (возможно, в авторизованном виде) идеи, высказывавшиеся и подразумевавшиеся в последнее время разными учеными, стоящими на различных научных позициях и интересующимися весьма разными языковыми проблемами. Не стремясь к исчерпывающему перекмслению, могу упомянуть некоторые источники :

Переработанный вариант статьи, опубликованной в Орнике: Механизмы вывода и обработки знаний в системах понимания языка. Труды по искусственному интеллекту//Учен. зал. Тартуск. ун-та. 1983 Вып. 621. С. 24-39. См. также- Моделирование языковой деятельности в интеллектуальных системах. М., l987. С 33-40. В основу работы положен доклад, прочитаиный на семинаре проекта нДяaJ10F* в Сангасте (Эстония, март 1982).

2 - 1384

Ч.Филлмор, У. Чейф, Т.Гивон, Д,Леви, Т Линоград, С.Куно, Р.Ван Валин, А.Вежбицка, Н,Д.Арутюнова, В.А.Звегинцев, Ю.С.Степанов, Е.В.Падучева, Х.Ыйм и многие другие. Значительное влияние на содержание этой главы оказало и мое общение с коллегами по работе.

2. Оно крайне дискуссионно- Я знаю, что многие положения мохут вызвать и вызывают в большей или меньшей степени недовольство и протест. Связано это с тем, что излагаемые ниже идеи вступают в противоречие со стереотипом устоявшегося взгляда на лингвистику (дань которому сам я отдал в полной мере).

З. Оно декларативно. Я не в состоянии по причинам места, а часто и по существу доказывать правильность выдвигаемых положений, поскольку многие из них относятся к классу научных презумпций (постулатов) , принимаемых, строко говоря, на веру в силу внутреннего убеждения, что это принесет идейное облегчение и разрешит многие антиномии в практической работе. Большинство моих обоснований носит характер обращения к здравому смыслу и непредвзятой точке зрения.

4. Оно фрагментарно. Я не задаюсь целью дать глобальную систему постулатов, на которой должна была бы покоиться лингвистика, и тем более тех соблазнительных следствий, которые могли бы из этой системы вытекать. Напротив, я сосредоточу свое внимание лишь на самых существенных, с моей точки зрения, постулатах лингвистики "текущего настоящего" и "ближайшего будущет".

Представляется, что принятие формулируемых ниже постулатов является необходимой предпосылкой успешного моделирования языковой деятельности, составляющей существенный компонент интеллектуального поведения человека.

1. О лингвистических моделях

Вместо эпиграфа: "Изучая язык, мы не можем отапгчься от его носителя, не можем не учитывать тех операций, которые произвоДит с языком человек" [Разин 1967.

c.261. Имеются две точки зрения на соотношение между объектом исследования - оригиналом, существующим независимо от исследователя, и копией или моделью оригинала, являющейся продуктом исследователь -д ской деятельности.

Согласно первой точке зрения, задачей моделирования является не изучение ненаблюдаемой "сущности" оригинала, а построение некоторого конструкта произвольной внутренней природы, внешние проявления которого идентичны внешним, наблюдаемым проявлениям оригинала. Такой подкупающий своей операционностью и простотой метод кибернетического моделирования, известный под названием метода "черного ящика" . основан на презумпции, что с ею помощью мы практически в состоядостигнуть достаточно большой степени изоморфности " входов" / " вы ходов" оригинала и модели. Вера в вероятность достижения успеха на этом пути покоится также на допущении об автономности "входов" и "выходов" оригинала отво внутренне1б устрйства, то есть на допущении, что различНЫе по своей пРироде объекты могут иметь идентичные "входы" и "выходы' .

Лингвистичехая практика показала, что метод "черного ящика" действительно оказывается полезным на начальных этапах моделирования, когда резко ограничена сфера понимания того, что такое "вход" и 'выход" языка (чаще - некоторого его небольшого фрагмента) и модели, и когда допускается весьма приближенное сходство между их "входами"/"выходами". Однако эффективность этого метода при построении интегральных моделей языка и по мере повышения требований к идентичности "входов" /"выходов" становится все более проблематичной. Модели такого рода, развиваясь, имеют тенденцию экспоненциально усложняться и становитыяне упрощенными копиями орймнала , а объектами, по слож ности не только не уступающими оригиналу, но скорее всего значительно его превосходящими.

Второй, в перспективе представляющийся более плодотворным, подход к модејшрованию ориентирован на познание оршинала per se. Применительно к лингвистическому моделированию его можно сформулировать в виде следующего постулата.

Постулат О ЕСТЕСТВЕННОСТИ МОДЕЛИ: адекватная модель языка должна объяснять, как он устроен "на самом деле" .

Что такое "язык на самом деле"? Это совокупность тех знаний, которыми располагает человек, осуществляя языковую деятельность на соответствующем языке. В отличие от метода " черного ящика " "естественное" моделирование языка должно осуществляться с учетом того, как человек реально пользуется языком, то есть как он овладевает языком, как хранит в своей памяти знания о языке, как использует эти знания в п роцессе говорения, слушания, познавательной деятельности, и т.д. В рамках этого подхода стремление к идентичности "входов" /"выходов" языка и его модели является не самодовлеющей целью, а лишь одним из способов проверки соответствия модели сущностной природе оригинала. П ри этом предполагается, что различные по своему внутреннему устройству объекты такого класса сложности, к которому относится естественн ый язык, не могут иметь идентичных "входов" и "выходов" .

Постулат О ЕСТЕСТВЕННОСТИ МОДЕЛИ является основополагающим и в значительной мере предопределяет суть всех дальнейших утверждений.

2. О границах лингвистики

Вместо что языкови общегосДруаиш аспектами человеческого сознания, кажется Для менз н.аиьлее интересными лингвистическими результатами были бы именно, такие, которые показывали бы, каким обрати язык аюпша•ится с Другими аспектами человеческого существа" [Лаков 1981 / 1977. C.351J.

Становление лттвистики как самостоятельной:науки традиционно сопровождалось отграничением ее от смежных областей знания и стремлением четко определить, с какими объектами лингвистика дело имеет, а с какими нет, какие методы исследования она может применять, а какие не может.

Презумпцйя "чистоты" науки лежит в *нове часто используемого в лингвистических спорах аргумента: 'Это не лингвиспжа" . Классический пример искусственного самоограничения, доведенного до а&уРда, ло попытка дескриптивистов описать язык, не обращаясь к значению. Ведь сейчас скорее можно было бы, нарочито утрируя, сказать прямо противоположное: в лингвистике ничего (или почти ничего) нег, кроме проблемы значения.

При сохранении принципа " чистоты" лингвистика последних десятилетий характеризуется в то же время неуклонни расширением сферы своего влияния: от фонетики - к фонологии, от морфологии - к синтаксису и затем - к семантике, от предложения - к тексту, от синтаксической структуры - к коммуникативной, от языка - к речи, от теоретического языкознания - к прикладному. То, что счрКлось "не лингвистикой" на одном этапе, включается в нее на следующем. Этот процесс лингвистической экспансии нельзя считать законченным. В целом он направлен в сторону снятия априорно постулированных ограничений на право исследовать такие языковые феномены, которые до некоторого времени считаются недостаточно наблюдаемыми и формализуемыми и, следовательно, признаются непознаваемыми. И каждый раз снятие очередных ограничений дает новый толчок лингвистической теорий, конкретным лингвистическим исследованиям. Обнаруживаются новые, не замечавшиеся ранее связи, обогащается и вместе с тем упрощается представление о языке. Итак, можно сформулировать такой постулат.

Постулат. О ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ГРАНИЦАХ: все, что имеет отношение к существованию и функционированию языка, входит в компетенцию лингвистики.

Следует обратить внимание на то, что принятйе лого постулата, во-первых, не приводит к беспредельному расширению компетенции лингвистики (то есть аргумент "Это не лшгвистика" сохранят право на существование, но в его функцхональной интерпретации, а не с догмати-

ческой привязкой к осподствующему твданный момент стереотипу), и, во-вторых, дает единое объяснение объективному историческому (далеко не законченному) расширенйя лингвистики (расширение лингвистики всякийраз связано с обращением к таким формам существования и функционирования языка, которые раньше не замечались или игнорировались).

Принятие даннот постулата, можно надеяться, делает перемещение фокуса внимания на нетрадиционные лингвистические объекты и связанную с этим смену научной парадигмы более безболезненными.

З. О соотношении синтаксиса и семантики

Вместо Мстительности широкий круг лингвистических явлений опреДеляется в первую оче*ь несинтаксическими факторами; эти явления отвоДят синтаксису - если ограничить его лишь строго формулируемыми трансформациями и условиями - весьма скромную и неинтересную роль, и до недавнего времени многие лингвисты совершали ошибку, фокусируя свое внимание лишь на типичных поверхностных проявлениях этих несинппксических факторов (о которых они не поДозревали) и игнорируя все проше прявления в синтаксис тех хе самых несинтаксических [Куно 1975 с. 276].

Вопрос о соотношении компонентов языковой структуры неоднократно обсуждался. Ломчески возможные точки зрения состоят в следующем:

1) синтаксис и семантика - автономные уровни, внутреннее устройство которых не зависитдруг от друга; 2) синтаксис является центральным , независимым компонентом языка, а семантический компонент лишь интерпретирует структуру, получафщуюся на выходе синтаксического компонента; З) центральным, ведущим компонентом является семантика и большинство синтаксических понятий не связано с чистым шита№исом , а име&г семантическую природу. Многие -гы творят в пользу последней точки зрения, которой можно придать вид постулата.

Постулат О приМАТЕ СЕМАНТИКИ: как содержательные, так и формальные свойства синтаксиса в значительной степени предопределены семантич м уровнем.

Иными словами, то, что синтаксисты. привыкли рассматривать как объект своих внутриуровневых наблюдений: проблема предложения (что такое предложение? как определяются ею границы? какие бывают типы предложений?); членов предложения (подлежащее, дополнение и т.п.) , типов синтаксической связи (управление - согласование - примыкание) , типов словосочетания, типов формальных синтаксических структур (дерево зависимостей дерево составляющих) , типов языков (аккузативные

- эргативные и т.д.) , трансформационных ресурсов языка и т.д. - все это в действительности не может быть описано ю объјснено без с теми компоиентами семантическоопредставления, которые лежат в основе этих традиционно считаюпщхся синтаксическими явлений.

4. Об устройстве семантики

Вместо эпигра*• НМоим первых Допущением являлось МО, что иллокутиеная функция высказыиния есть часть его значения и как таковая йл.хна быть эксплицитно ввеДена в преДспшвлениё' [Вехбицка 1980. С. 288.]. "Тип cwnueceuocmu ИГ[с внеязыковыми объектами. - АХ] для ка.;ого употребления преДлохения в речевом акте не произволен: он... составляет Пјн из аспекпт смысла и, слейвательно, Должен быть отражен в семантическом преДспшелении* [ПаДучееа 1979, С. 25].

Если до недавнего времени семантика (как лингвистическая область) противопоставлялась прагматике (как области нелингвйстической), то теперь выявляется неоднородность семантического уровня, и прагматические компоненты могут рассматриваться как частные сферы семантическоко представления (СемПа). Узкая семантика (то, что относится к содержанию сообщения, отражающему ситуацию, внешнюю по отношению к ситуации акта речи) - ситуационный компонент - выступает "ишь как один из многих компонентов СемПа; таких, как референциальный, модальный, дейктический, упаковочный, логический, эмоциональный, иллокутивный (подробнее см. главу 14).

Постулат О ГРАНИЦАХ СЕМАНТИКИ: к области семантики (в широком смысле) относится вся информация, которую имеет в виду говорящий при развертывании высказывания и которую необходимо восстановить адресату для правильной интерпретации этот высказывания.

Отсылка к сознанию творящею и адресата в данной формулировке не является случайной, поскольку без соотнесения с коммуникативной ситуацией, в рамках которой создается данное высказывание, его СемП не может быть определен. Это не означает, однако, что у говорящего и слушающего СемПы высказываний идентичны. Различие между ними может быть связано, в частности, с тем, что говорящий не предоставил слушающему всех необходимых средств деля восстановления того СемПа, который он имел в виду, и с тем, что слушающий "плохо слушал" говорящего. Таким образом, у высказывания может быть три (неидентичных)

кое замечание А.А.Шахматова о том, что универсальное противопоставление субъекта предикату "кореннтся, конечно, не в свойствах грамматических форм как таковых, а в свойстве тех представлений, которым они соответствукп и от которых никогда не оторвутся в силу самого грамматическот их значения. Здесь особеино ярко сказывается тесная внутренняя связь между ЯзыКОМ н мышлением" [Шахматов 1941. С. 23].

СемПа: С говорящ его, Сем П который может быть вбсстановлен идеальным слушающим (лот СемП щентичен СемПу творящего, если для данною смысла творящим найдена адекватна языковая форма), и С ем П слу ш а ю щего (этот СемП идентичен СемПу творящего, если а) СемП высказывания идентичен СемПу говорящеш и слушающий оляется идеальным илиб) ешш слушающий "без слов" понимает творящею).

Следует подчеркнуть, что этот постулат значительно изменяет сложившееся представление о семантике: ее доминанта (узкая семантика) становитСЯ лшљ одним из ряда компонентов, до недавнею времени не входивших в сферу лингвистическот исследования.

5. О соотношении языка и мышления

вместо эпиграфе: "Мысль не воплощается в слове, а совершается в СЛОВё' [Выготский 1968. С. 192]. но наивному,ззгляДу, язык не есть ярлык"миюиипельно налагаемый на уже готовую МЫСлЬ" [Сепир 1934/ 1921.С.13]. "Дискурс слеДует рассматривать как взаимо&йствие или пересечение четырех "структур": 1 ) структуры иФй, выражаемых "тексте; 2) структуры.мыслительныхлроцессов говорящего; З) структур, используемых 4) структуры речевой ситуации говорящим и слушающим)" [Леви 1979. С. 208].

П*ема языка и мышления (имеюпцая не менее почтенный возраст, чем сама лтнгвистика) до сих пор весьма далека от разрешению В настоящее время н е д ос т а т о ч н о признавать, что наряду с языком (которым занимаются лтнгвисты) существует мышление (которым лингвисты не занимаются). Неоспоримость существования коммуникативной и мыслесози№тельной функции языка запрещает с позиций постулата О ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ГРАНИЦАХ исключить из лингвистическом•о рассмотрения тот механизм, который со&твенно и создает высказывание вместе с ею СемПом и формой. СемП при таком понимании является не исходным терминальным компонентом модели языка, а некоторым продуктом мыслительнот процесса, мыслительной деятельности, в свою очередь имеющей "замысел (юш мысль) , с которою начинается процессформирования высказывания" [Лурия 1975. С.9. У.

Таким образом, мы приходим к следующему постулату.

Постулат О МОДЕЛИ ЯЗЫКА: необходима разрОтка лингвистических моделей класса "МЫСЛЬ - СООБЩЕНИЕ".

В рамках такой модели противопоставлена смыслу как уштеллектуальный стимул, стартер динамическою, развивающегося во времени акта (совершаемого в сознании участников коммуникации) - окончательному результату, продукту згот акта (запечатлевающемуся в памяти участников коммуникации).

Что касается собщения, то под ним имеется в вау двуединая сущность, нераздельнышт компонентами которой являются смысл (в ко-

нечном счете, СемП) и форма (в конечном счете, звуковая цепь). Динамическим компонентом данной модели языка является переход от мысли к развернутому высказыванию, наделенному смыслом и формальио организованному, а не переход от смысла к тексту (звуковой цепи шли ее эквиваленту). Поэтому творить о процедуре перехода от смысла к языковому выражению (как это имеет место в модели "СМЫСЛ - ТЕКСТ") можно, erpom говоря, только с определенной долей условности, несколько отрубляя реальное положение дел.

В рамках модели "МЫСЛЬ - СООБЩЕНИЕ" естественно считать, что мыслительные процессы имеют приоритет перед сем а нтиуой , поскольку мысль предшествует смыслу и создает ею (ср. О ПРИМАТЕ СЕМАНТИКИ).

6. О соотношении смысла и формы

Вместоэпигр*• Толькодля ecnpucntNcnt:ozo и стороннего наблюдателя связь мехДу и означаемых является чистой случайж№гпью•• [ЯкоЬн 1970. С. 7].

Лингвистика исторически сложилась как эмпирическаяваука. Поэтому распрссраненным методом исслчоваиия является наблюдение над языковыми выражениями, выявление оснований их членения на составляющие их единицы (морфемы, слова, конструкции и т.д.) , классифицирование лих единиц и приписывание значений единицам классификаций. (Этот метод напоминает процесс анализа адресатом.) Чемьлее скрупулезно проводятся такотр рода исследования, тем более сложными оказываются скютветствия между изучаемыми единицами (формами) и приписываемыми им значениями. Всякий раз оказывается, что некоторая форма имеет мното значений (причем рспределение значений крайне сложно и все глубже утопает в стихии контекста), а каждое из значений в свою очередь имеет мнот способов выражения.

Хотя невозможно отрицать мнотзначное соотношение между формой изначением, думается, что оно значительно преувеличено и связано с тем, что при принятом таксоно"шческом подходещ восхожденииот форм к значениям мы припиоиваем формам в хачестве их значений фиктивные сущности. Желательно принятие друтой тактики описания, повторяющей в известной степени процесс порождения высказывания творящим, перед которым стоит речемыслительная задача реализовать свою мыслительную интенцию в конкретной языковой форме.

Постулат ОБ ИСХОДНОЙ ТОЧКЕ описАНйЯ: исходными объектами лингвистического описания следует считать значения (и предопределяющие их исходные для речемыслительного процесса сущности) и им ставить в соответствие выражающие их языковые формы.

Этот постулат не отрицает, а предполагает, что процесс познаватеЛЬНОЙ деятельности лингвиста должен быть циклическим, чеРедуюищм индуктивный, таксономический метод восхождения от формы к ее значению, с дедуктивным, воссоздающим процесс перехода от постулирваннозначения к выражающей его форме. Постулат ОБ ИСХОДНОЙ ТОЧКЕ оПИСАНИЯ согласуется с постулатом О МОДЕЛИ ЯЗЫКА и опирается на идею; что мыслительные процессы находят во мнотом прямое, иконическое отражение в языковых структурах, что семантические представления суть тени лежащих в их основе мыслительных структур и что в свою очередь смыслы связаны мотивирующим отношением с грамматическими формат (под которыми имеются в виду любые средства языковою выражения смысла: форма понимается нетолько и не столько как Фонетическая оболочка, а как грамматическая сущность "обслуживающих" семантику уровней: морфологическою, синтаксического, лексическою).

Постулат О МОТИВИРОВАННОСТИ: исторически исходно€соотношение между смыслом и грамматической формой мотивировано: устройство грамматической формы отражает тем или иным образом суть смысла (формирующих его речемыслительных процессов).

Кажущееся отсутствие мотивации формы смыслом следует объяснять тем, что эта связь стерта, демотивирована, и искать исходное мотивированное состояние. В процессе длительнот использования форма способна отрываться от первичной функции, для которой она была предназначена, и приобретать статус относительной автономности, независимости. Однако эту автономность не следует абсолютизировать (подробнее о мотивированности формы см. главу 1 О).

В частности, язык в процессе языковой деятельности выступает как форма для мысли, и постулат о мотивированности облегчает нам обнаружение структуры мысли в структуре языка и vice versa.

Итак, если лингвистика недавнем прошлою допускала .шппь вопросы типа "как?" и избегала вопросов "почему?", то теперь ситуация должна коренным образом измениться: нужны именно ответы на вопросы типа "почему?", поскольку только они могут что-либо объяснить. В основном до сих пор лингвисты довольствовались описанием структур следствий, и сложность этих описаний языку как его сущностное свойство: "Язык - очень сложное устройство", - говорим мы. С точки Зрения зцравого смысла (в частности, исходя из непроизвољной обучаемости языку) в это невозможно поверить,

Постулат О ПРОСТОТЕ: сложйы лингвистические представления о языке вследствие их а язык устроен просто.

Иными словами, мера нашего непонимания языка измеряется мерой сложности ero описания.

Пхтулат О ПРОСТОТЕ никоим образом не с.лещует вульгаризировать, понимая под простотой примитивность, Имеется в виду простота устройства чрезвычайно совершенною. При этом простота, естественно, есть понятие относительное. Постулат о простоте языка подчеркивает, что доступные нашему современному исследованию факты описаны заведомо сложнее тот, как они устроены "на самом деле", поскольку до сих пор мы в основном ставили своей целью оп и с ы ват ь устройство языка, но н е объ я снять его (см. в этой связи также главу З).

7. Вместо заключения

Система постулатов, представленная выше, следует, на мой взгляд, из внутренней логики развития современной лингвистической теории и направлена на преодоление накопившихся в этой теории противоречий.

Только на основе данной системы постулатов возможно гармоническое соединение в единое целое до настоящет времени автономно существующих разделов лингвистики, таких, как теория языка, типология, теория утверсалий (в первую очередь семантических) , история языка, теория детской речи, психолингвистика, нейролингвистика, автоматическнй перевод, автоматический анализ текста и т.д. Вместе с тем эта система постулатов естественна с точки зрения той теоретико-прикладной задачи, которая существует под именем искусственною интеллекта, а это значит, что никакого разрыва, никакой границы между эттии областями знания также не должно иметь места. Отправным пунктом лингвистических рассужде являются структура мысли, мыслительные процессы, языковое взаимодействие, речевой акт, - они предопределяют во многом, если не во всем, структуру естественного языка.

На фоне указанных постулатов становится, очевидным, до какой степени лингвистика еще не осознала своего предназначения, пока она почти исключительно занималась сведением звуков в фонемы, сведением алломорфов в морфемы, фонетическими и морфологическими дистрибуЦИЯМи, выведением межъязыковых звуковых соответствий, ржвентаризациями и классификациями наблюдаемых единиц различных типов (слов, словосочетаний, предложений).

Такой этап был необходимым звеном в эволюции лингвистики, и проделанный ею труд был поистине титаническим, как титаничен успех

* Уже после написания текста настоящей работы мне приятно былообнаружить, что в основном те же выводы сделаны В.И.Герасимовым в аналитическом обзоре, посвященном современному состоянию исследований в области структуры предложений, см. (Лингвистическая семантика 198 I .

младенца, впервые принимающею сидячее положение, но даже Илья муромец не стал бы Ильей Муромцем, если бы никогда не слез со своей печи.

ГЛАВА З

типология:

ТАКСОНОМИЧЕСКАЯ ИЛИ ОБЪЯСНИТЕЛЬЦАЯ, СТАТИЧЕСКАЯ ИЛИ ДИНАМИЧЕСКАЯ?

О. Введение

Типологический метод в языкознании известен довольно давно. Он является одним из важнейших средств обобщения знаний о конкретных языках и построения общей теории языка. Наиболее раз-тан типологический подход к исследованию структуры языка (его языковых состояний) в отвлечении от фактора времени - это так называемая структу рная (или, "шаче, синхронная типология. Именно о ней и пойдет далее речь, хотя многие выдвигаемые ниже положения могли бы быть, на мой взгляд, распространены и на эволюционную типологию (обобщающую типовые схемы изменения языковых состояний).

Задачи синхронной типологии в разное время ставились и решались по-разному, в зависимости от тот, что предполагалось ее средствами узнать о языке, и от того, объектом какого рода представлялся сам язык.

В настоящей главе делается попытка обосновать тезис о том, что типология ближайшею будущего должна двигаться от таксономических задач к объяснительным и от статической модели языка к динамичесКои.

1. Таксономическая КАК-типология

Занимаясь выявлением спосМов (типов) организации языковой структуры, типология систематизирует наблюдения над всевозможными проявлениями структурных сходств и различий, имеющихся между языками [Кацнельсон 1985. С. 6, Крофг 19901. Поскольку состав и специфика типов зависит от степени варьирования языковых структур, то основное Внимание в типологшт уделяется, естественно, выявлению различий между языками.

До самою последнею времени основной задачей типологии был поиск ответа на вопрос:

КАК (ЧЕМ) языки отличаются друг от друга?

Следовательно, основной задачей КАК-типологии была т а кс 0 н о м и я - классификация языков по всевозможным параметрам. Сама таксономия, как известно, требует:

17

18 17

17 17

17 17

17

17 17

17 17

17 17

17

17 17

17 17

17 17

17

17 17

Показать полностью…
626 Кб, 7 декабря 2014 в 11:17 - Россия, Москва, НИУ ВШЭ (ГУ-ВШЭ), 2014 г., pdf
Рекомендуемые документы в приложении