Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Студенческий документ № 024725 из ИМПЭ им. Грибоедова

Семинар по ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО СУДА.

Семинарское занятие №1."Судебная система России в период реформ Петра I" (2 ч.) 1. Состояние судебной системы и отечественного правосудия к концу XVII в.

2.Цели, основные этапы и особенности судебной реформы Петра I.

3.Основные принципы организации и функционирования судебной системы в начале XVIII в.

4. Гражданское судопроизводство в начале XVIII в.

5. Российский уголовный процесс в начале XVIII в.

6.Сенат и Юстиц-коллегия: проблемы организации судебного управления в

2.Цели, основные этапы и особенности судебной реформы Петра I.

При Петре радикальным изменениям подверглась судебная система. Функции верховного суда получили Сенат и Юстиц-коллегия. Ниже их находились: в провинциях - гофгерихты или надворные апелляционные суды в крупных городах, и провинциальные коллегиальные нижние суды. Провинциальные суды вели гражданские и уголовные дела всех категорий крестьян, кроме монастырских, а также горожан, не включённых в посад. Судебные дела горожан, включённых в посад, с 1721 года вёл магистрат. В остальных случаях действовал так называемый единоличный суд (дела единолично решал земской или городовой судья). Однако в 1722 г. нижние суды были заменены провинциальными судами, возглавляемыми воеводой[4][5]. Так же судьи были отделены от администрации.

2. Реформа судебной системы

Судебная реформа явилась составным элементом реформы центральных и местных органов государственного аппарата. Судебную реформу Петр I начал проводить в 1719 г., после учреждения Юстиц-коллегия, надворных судов в губерниях и нижних судов в провинциях.

Смысл реформы состоял в отделении суда от администрации, чтобы дать правовые гарантии купцам и промышленникам от притеснений дворянской администрации. Однако идея отделения суда от администрации и вообще идея разделения властей, заимствованная с Запада, не соответствовала российским условиям начала XVIII в. Идея разделения властей свойственна феодализму в условиях нарастающего его кризиса, разлагающемуся под натиском буржуазии. В России буржуазные элементы были еще слишком слабы, чтобы "освоить" сделанную им уступку в виде суда, независимого от администрации.

Во главе судебной системы стоял монарх, который решал самые важные государственные дела. Он был верховным судьей и разбирал многие дела самостоятельно. По его инициативе возникли "канцелярии розыскных дел", которые помогали ему осуществлять судебные функции. Генерал-прокурор и обер-прокурор подлежали суду царя. Следующим судебным органом был Сенат, который являлся апелляционной инстанцией, давал разъяснения судам и разбирал некоторые дела. Суду Сената подлежали сенаторы (за должностные преступления). Юстиц-коллегия была апелляционным судом по отношению к надворным судам, являлась органом управления над всеми судами, разбирала некоторые дела в качестве суда первой инстанции.

Областные суды состояли из надворных и нижних судов. Президентами надворных судов были губернаторы и вице-губернаторы. Дела переходили из нижнего суда в надворный в порядке апелляции, если суд решал дело пристрастно, по распоряжению высшей инстанции или по решению судьи. Если приговор касался смертной казни, дело передавалось также в утверждение надворного суда.

Некоторые категории дел решались иными учреждениями в соответствии с их компетенцией. Камериры судили за дела, касавшиеся казны, воеводы и земские комиссары судили за побег крестьян. Судебные функции исполняли почти все коллегии, исключая коллегию Иностранных дел. Политические дела рассматривали Преображенский приказ и Тайная канцелярия.

На практике подданные видели власть в лице губернаторов и иных администраторов, им и обжаловали решения надворных судов. Губернаторы вмешивались в судебные дела. Хаос во взаимоотношениях судов и местных властей привел к тому, что в 1722 г. вместо нижних судов были созданы провинциальные суды в составе воеводы и асессоров (заседателей), а в 1727 г. упраздняются и надворные суды. Их функции передавались губернаторам, то есть суд и администрация вновь слились в один орган. Дела по политическим обвинениям решались в органах политической полиции (Тайной канцелярии, Тайной экспедиции) и в Сенате, а нередко и лично императорами. На Украине, в Прибалтике и в мусульманских областях существовали особые судебные системы. Таким образом, попытку судебной реформы в начале XVIII в. нельзя считать успешной.

В начале правления Петра I общая тенденция развития процессуального законодательства и судебной практики предшествующих веков -замена состязательного принципа следственным, инквизиционным - привела к полной победе розыска. Владимирский-Буданов считал, что "до Петра Великого вообще надо признать еще состязательные формы процесса общим явлением, а следственные - исключением"[10]. Иной точки зрения придерживался С. В. Юшков. Он полагал, что в это время только "менее важные уголовные и гражданские дела... рассматривались в порядке обвинительного процесса, т. е. так называемого суда"[11]. М.А. Чельцов говорил о "последних остатках состязательного процесса (старинного "суда")", которые, по его словам, исчезают при Петре I.[12]. Думается, однако, что розыск нельзя еще до Петра I считать господствующей формой процесса, но нельзя считать и исключением.

Тенденция к замене суда розыском определяется обострением классовой борьбы, неизбежно вытекающим из общего развития феодализма.

Переход к высшей и последней стадии феодализма - абсолютизму, обусловленный в России в первую очередь громадным размахом крестьянских восстаний, сопровождается стремлением господствующего класса к наиболее беспощадным, террористическим формам подавления сопротивления трудящихся масс. В этом деле не последнюю роль играет и судебная репрессия.

Суд призван стать быстрым и решительным орудием в руках государства для пресечения всякого рода попыток нарушить установленный порядок. От судебных органов требовалось, чтобы они стремились не столько к установлению истины, сколько к устрашению. В этом плане для государства более важно покарать иногда и невиновного, чем вообще никого не покарать, ибо главная цепь - общее предупреждение ("чтоб другим не повадно было так воровать"). Этим задачам и отвечает процессуальное законодательство эпохи Петра I.

Ужесточение репрессии, свойственное переходу к абсолютизму, отражалось и в процессуальном праве. Усиливается наказание за "процессуальные преступления": за лжеприсягу и лжесвидетельство теперь вводится смертная казнь.

В начале своего царствования Петр совершает решительный поворот в сторону розыска. Именным указом 21 февраля 1697 г. "Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах" полностью отменяется состязательный процесс с заменой его по всем делам процессом следственным, инквизиционным. Сам по себе указ 21 февраля 1697 г. не создает принципиально новых форм процесса. Он использует уже известные, сложившиеся на протяжении веков формы розыска.

Закон очень краток, в нем записаны лишь основные, принципиальные положения. Следовательно, он не заменял предыдущее законодательство о розыске, а наоборот, предполагал его использование в нужных пределах. Это хорошо видно из указа 16 марта 1697 г., изданного в дополнение и развитие февральского указа. Мартовский указ говорит: "а которые статьи в Уложенье надлежат к розыску и по тем статьям разыскивать по прежнему[13]".

Указ 21 февраля 1697 г. был дополнен и развит "Кратким изображением процессов или судебных тяжеб", вышедшим в апреле 1715 г. (одним томом вместе с Артикулом воинским). "Краткое изображение процессов...", основываясь на принципах указа 1697 г., развивает их применительно к военной юстиции, военному судопроизводству, являясь, таким образом, специальным законом по отношению к общему закону.

В правовой науке вопрос о пределах действия "Краткого изображения процессов" вызвал споры. Владимирский-Буданов счел необходимым применить осторожную формулировку: "Законодатель не объяснил, к какого рода судам и делам должно быть применено "Краткое изображение процессов". Думать надобно, что по первоначальной его мысли применение его ограничивается военными судами"[14]. Некоторые исследователи прямо утверждали, что этот закон применялся в невоенных судах, ссылаясь на указ Петра I Сенату 10 апреля 1716 г.

Пределы действия Артикула воинского распространялись только на военные суды. Эти доказательства вполне относятся и к "Краткому изображению процессов", которое тесно связано с Артикулом. Указ 10 апреля 1716 г. следует понимать не в том смысле, что он распространял Воинский устав на гражданские органы, а лишь в том, что эти органы, когда их деятельность в той или иной мере соприкасалась с армией, должны были иметь в виду данный закон. Имеются сведения лишь о более позднем применении "Краткого изображения процессов" в невоенных судах.

Вместе с тем "Краткое изображение..." не просто детализирует применительно к армейской обстановке принципы процесса, изложенные в указах 21 февраля и 16 марта 1697 г., которые опирались на Соборное Уложение. Этот закон вносит существенно новые формы и институты в процессуальное право России. В нем закреплялась система судебных органов, а также состав и порядок формирования суда; содержались процессуальные нормы; давалось определение судебного процесса, квалифицировались его виды; определялась система доказательств; устанавливался порядок составления оглашения и обжалования приговора; систематизировались нормы о пытках.

Эти нововведения в определенной мере проистекают из западных источников, которыми пользовались составители русских воинских законов, но они, несомненно, отражают и уровень общественно-политического и правового развития России, достигнутый ею к началу XVIII в., дальнейшее развитие абсолютизма.

Поскольку "Краткое изображение процессов" имело ограниченную сферу применения и было именно кратким, нельзя сказать, что Соборное Уложение в части, касающейся розыскного процесса, полностью потеряло силу.

По словам Владимирского-Буданова, в "Кратком изображении" "нашло себе место полное применение понятия следственного (инквизиционного) процесса..."[15]. Тем не менее отдельные элементы состязательности все же сохраняются: возможность для сторон проявлять некоторую инициативу в движении дела, обмен челобитной и ответом, определение круга спорных вопросов и доказательств и др. Впрочем, "чистого" следственного процесса, очевидно, не бывает.

Каковы же характерные черты розыскного ("инквизиционного") процесса?

Во-первых, дело начиналось в большинстве случаев по инициативе государства, т.е. самого суда, независимо от того, из какого источника суд получил сведения о совершенном деянии, хотя дела о гражданско-правовых спорах по-прежнему начинались, как правило, по челобитной грамоте истца или потерпевшего. Во-вторых, в розыскном процессе судьи сами вели следствие и сами же решали дело, т.е. данные предварительного следствия не перепроверялись в судебном следствии другими людьми, у которых мог сложиться иной взгляд на доказательства и существо дела. Таким образом, розыск не давал гарантии от возможного предвзятого подхода судей к делу, сложившегося в ходе следствия.

В-третьих, в розыскном процессе обвиняемый бесправен, он всего лишь объект деятельности суда, который "исследует" дело при помощи пытки (дыбы, кнута, раскаленных щипцов и т.д.), добиваясь собственного признания. Если подсудимый давал противоречивые показания, то его пытали, добиваясь согласованных показаний. Нередко пытали и свидетелей, если они давали разноречивые показания. По делам о "слове и деле государевом" пытали и доносчика, стремясь выяснить, правду ли он донес или оговорил обвиняемого. Показания обвиняемого и свидетелей фиксировались в протоколах. По важным делам руководитель секретной полиции (Тайной канцелярии, Тайной экспедиции), судьи сами участвовали в допросах. По менее важным делам допрашивали чиновники более низкого ранга, а затем составлялась краткая выписка из дела (резюме показаний свидетелей, обвиняемого, осмотра вещественных доказательств), которая отсылалась "на верх", т.е. судьям и начальникам судебного органа, которые по этой выписке и решали дела. Подчас судьи по таким делам вообще не видели подсудимого. Отсюда следует вывод, что в розыскном процессе отсутствовали состязательность, устность, гласность, непосредственность, т.е. подсудимый нередко не находился непосредственно перед судьями. Судьи видели только письменные документы - краткие выписки из следственного дела и доказательств не перепроверяли.

В-четвертых, для розыскного процесса характерна система формальных доказательств. Ее суть заключалась в том, что признавались лишь строго определенные доказательства, значение каждого их вида заранее определялось в законе. При помощи формального закрепления системы доказательств правительство пыталось ограничить произвол и злоупотребления судей. Судьи обязывались основывать свои решения не на личном и произвольном усмотрении судьи, а на объективных доказательствах, определенным законом.

"Лучшим доказательством всего света" закон считал собственное признание обвиняемого. Если обвиняемый признавался, то и следствие заканчивалось, можно было выносить приговор. Для того, чтобы получить признание и применялась пытка. В вопросе о применении пытки явно сказывался феодальный характер права, ибо от пытки часто освобождались знатные дворяне и сановники высших рангов. Пытка была главным рычагом всей системы формальных доказательств, всего розыскного процесса.

Важными доказательствами являлись показания свидетелей. Ими могли быть только "добрые и беспорочные люди, которым бы мочно поверить"[16]. Свидетель должен был говорить только то, что видел и слышал лично. "Знатным особам" и "шляхетским женам" разрешалось давать показания дома. Закон отдавал предпочтение свидетелю мужчине перед женщиной, знатному - перед незнатным, духовному перед светским. Показания одного свидетеля признавались лишь половинным доказательством. Согласные показания двух свидетелей, тем более "лучших", считались "полным" доказательством. Важное значение придавалось письменным документам как доказательствам: расписки, купчие крепости, духовные грамоты, выписки из судейских, торговых и прочих книг. Однако купеческие книги считались лишь половиной доказательства. Присяга потеряла свое прежнее значение, ей не верили. Новым видом доказательств, впервые официально введенных Петром I, явились заключения судебно-медицинской экспертизы. В Артикуле воинском прямо говорилось, что при убийстве требуется "лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали и подлинно розыскали, что какая причина к смерти была[17]". Стала применяться и судебно-психиатрическая экспертиза.

И, наконец, еще одна особенность розыскного процесса. Он мог завершиться не только вынесением обвинительного или оправдательного (что было крайне редко) приговора, но и решением суда "об оставлении в подозрении" (при недостатке улик). Оставленный в подозрении не мог занимать должности в госаппарате, выступать свидетелем в суде, имели место и иные ограничения его прав.

Можно отметить в рассматриваемом документе такую тенденцию: инициатива сторон сужается за счет расширения прав суда, в то же время деятельность суда и оценка им обстоятельств дела все жестче регламентируются законом, для проявления собственного усмотрения и какой-либо инициативы судей почти не остается места. Воля сторон и воля суда поглощается и заменяется волей законодателя. В этом и проявляется укрепление абсолютизма с его стремлением сосредоточить управление всеми областями жизни в руках одного лица - самодержавного монарха.

"Краткое изображение" посвящено почти целиком вопросам судоустройства и процесса. Изредка встречаются статьи (и даже последняя глава), содержащие нормы материального уголовного права. Отделение процессуального права от материального-большое достижение русской законодательной техники начала XVIII в., не известное еще Соборному Уложению.

Вместе с тем еще не разграничиваются уголовный и гражданский процесс, хотя некоторые особенности уже намечаются (например, в порядке обнародования приговоров). Общий ход процесса, названия процессуальных документов и действий в принципе одинаковы и для уголовных и для гражданских дел: В отличие от Соборного Уложения "Краткое изображение" весьма четко построено. Вначале идут две главы, носящие как бы вводный характер. В них даются основная схема судоустройства и некоторые общие положения процесса. Затем идет последовательное изложение хода процесса, своеобразно разделенное на три основные части.

Формулировки закона несравненно более четки, чем в Соборном Уложении. Пожалуй, впервые в русском праве часто даются общие определения важнейших процессуальных институтов и понятий, хотя и не всегда совершенные. Законодатель нередко прибегает к перечислению, классификации отдельных явлений и действий. Некоторые статьи закона содержат в себе не только норму права, но и ее теоретическое обоснование, иногда с приведением различных точек зрения по данному вопросу.

Таким образом, по своей законодательной технике "Краткое изображение" стоит достаточно высоко. Вместе с тем, нужно отметить и один внешний недостаток закона. Это уже упоминавшееся пристрастие законодателя к иностранной терминологии, обычно совсем не нужной и не всегда грамотной.

Закон закрепляет стройную систему судебных органов, не известную до Петра I, довольно четко регламентирует вопросы подсудности. Для осуществления правосудия создаются уже специальные органы. Однако они все еще не до конца отделены от администрации. Судьями в военных судах являются строевые командиры, в качестве второй инстанции выступает соответствующий начальник, приговоры судов в ряде случаев утверждаются вышестоящим начальством. Нет пока деления на органы предварительного следствия и судебные органы.

В соответствии с этим в процессе отсутствует деление на предварительное производство и производство дел непосредственно в суде.

Определенным диссонансом к предшествующему законодательству звучит именной указ от 5 ноября 1723 г. "О форме суда". Этот указ отменяет розыск и делает суд единственной формой процесса.

Уголовное дело возбуждается всегда в суде первой ступени, т. е. в уездном суде, городовом магистрате или нижней расправе. Эти органы вправе и решать дела, но в пределах своей компетенции. Из их ведения исключены преступления, за которые может последовать смертная или торговая казнь, а также лишение чести. Производство по таким делам передается в суды второй ступени, т. е. в верхний земский суд, губернский магистрат или соответственно в верхнюю расправу.

В этом случае суды первой ступени выступают как следственные органы. Суды второй ступени, разобрав дело по существу, выносят приговор, но при этом обязательно посылают его на ревизию в палату уголовного суда.

Суммируя вышесказанное, можно утверждать, что судебная реформа, предпринятая Петром, в наибольшей степени среди прочих государственных реформ носила противоречивый характер. В частности, тенденция к увеличению удельного веса розыска в ущерб суду явилась шагом назад в развитии отечественной судебной системы. Кроме того, рассмотрение политических и уголовных дел, гражданско-правовых споров в единой форме розыска приводило к злоупотреблениям судей. Поэтому Петр I Указом "О форме суда" 1723 г. восстановил судебный процесс с его состязательностью, устностью и непосредственностью, хотя и с несколько большей ролью суда и некоторыми ограничениями прав сторон. Розыскная форма судебного процесса сохранялось только для рассмотрения дел о государственной измене, бунте и "злодействе". Под последним термином понимались дела о богохульстве, совращении в раскол, убийстве, разбое и татьбе с поличным[18]. Однако вскоре дела "доносительные" и "фискальные" (о казнокрадстве) тоже стали рассматриваться в форме розыска. Основная масса уголовных дел стала решаться в порядке розыска, а по правилам состязательного процесса (по Указу "о форме суда") - лишь мелкие уголовные дела и гражданско-правовые споры.

Семинарское занятие №2

2.Судебные уставы 20 ноября 1864 г. как источники российского судебного

В ноябре 1864 г. после длительного и тщательного рассмотрения проектов были утверждены и вступили в силу основные акты судебной реформы: Учреждения судебных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В Указе Правительствующему Сенату "Об учреждении судебных установлений и о Судебных Уставах" от 20 ноября 1864 г. император Александр II указал: "Рассмотрев сии проекты, Мы находим, что они вполне соответствуют желанию Нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе Нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего".

Судебными уставами 20 ноября 1864 г. провозглашались принципы равенства всех перед судом, независимости суда от администрации, несменяемости судей, гласности, устности, состязательности; презумпция невиновности; право обвиняемого на защиту; оценка доказательств по внутреннему убеждению судьи; основанием вынесения приговора стала виновность. Этому, безусловно, способствовало создание института судебных следователей, адвокатуры, суда присяжных и преобразование прокурорского надзора.

Согласно новому пореформенному законодательству, в соответствии с судебными уставами 20 ноября 1864 г., в России вводились две системы судебных учреждений: коронный и мировой суды.

Общие судебные установления были представлены окружными судами, судебными палатами и Правительствующим сенатом.

(Дополнение)

Судебные уставы 1864 г. вводили институт присяжных поверенных - адвокатуру, а также институт судебных следователей - особых чиновников судебного ведомства, которым передавалось изымаемое из ведения полиции производство предварительного следствия по уголовным делам.

Надзор за законностью действий судебных учреждений осуществлял обер-прокурор Сената, прокуроры судебных палат и окружных судов. Они подчинялись непосредственно министру юстиции.

Действие судебных уставов распространялось только на 44 губернии (немногим более половины губерний) России Судебные уставы не распространялись на Белоруссию, Сибирь, Среднюю Азию северные и северо-восточные окраины европейской части России Новые судебные учреждения вводились не сразу. В 1866 г было образовано лишь два судебных округа - в Москве и Петербурге. К 1870 г. новые суды были введены в 23 губерниях из 44, на которые распространялось действие судебных уставов 1864 г. В остальных 21 губерниях образование новых судов завершилось лишь к 1896 г.

Хотя судебная реформа была наиболее последовательной и глубокой из реформ 60-х годов, она, тем не менее, не затронула некоторые сословные пережитки в жизни страны. Сохранялись духовный суд (консистория) по делам духовным и военные суды для военных. Высших царских чиновников - членов Государственного Совета, сенаторов, министров, генералов - судили особым Верховным уголовным судом

5.Окружной суд: структура, состав, место в судебной системе России второй половины XIX - начала XX в.

Окружные суды создавались на несколько уездов и состояли из председателя, его товарища и членов суда. Они могли быть разделены на отделения, в которых для исполнения обязанностей председателя и состояли его товарищи (ст. 77, 78 Общих учреждений судебных установлений. Свод законов Российской империи. Т.16. Ч.1. Судебные уставы). Судебные уставы предусматривали привлечение в качестве членов окружного суда к участию в его заседаниях и судебных следователей. В составе окружных судов создавались присутствия для рассмотрения уголовных и гражданских дел по первой инстанции; причем окружной суд выступал и в роли второй инстанции по отношению к съездам мировых судей, проверяя законность выносившихся ими решений.

Председатель и члены окружного суда назначались императором по представлению министра юстиции, который, рекомендуя к назначению кандидатов, должен был считаться с мнением общего собрания данного съезда. При этом судебные уставы 20 ноября 1864 г. установили, что председателем и членом судебных органов, могли быть исключительно лица, имеющие высшее юридическое образование, стаж работы, определенное имущество и соответствующие целому ряду других жестких и многочисленных требований.

Вышестоящей по отношению к окружным судам инстанцией являлись судебные палаты, которые пришли на смену действовавшим ранее в каждой губернии палатам гражданского и уголовного суда. Они создавались в каждом округе, состоявшем из нескольких губерний в соответствии с особым для них расписанием. Судебным законодательством предусматривалось деление палат на департаменты, председатель и члены которых назначались царем по представлению министра юстиции.

К кругу действий судебных палат относились: принятие решений о предании суду; разбирательство по первой инстанции дел о государственных преступлениях и "преступлениях по должности", контроль за обоснованностью и законностью решений окружных судов по гражданским делам и их приговоров, вынесенных по уголовным делам, но без участия присяжных заседателей или сословных представителей. В последнем случае палата действовала в качестве апелляционной инстанции по отношению к окружным судам (ст. 110-113 Общих учреждений судебных установлений. Свод законов Российской империи. Т.16. Ч.1. Судебные уставы).

4.Сенат в судебной системе России второй половины XIX - начала XX в.

Правительствующий Сенат выступал в качестве верховного кассационного суда империи. В его составе было два кассационных департамента - по гражданским и уголовным делам, в каждый из которых назначался первоприсутствующий. Весь состав сената назначался императором по представлению министра юстиции.

В ведение Сената входило рассмотрение дел по жалобам и протестам на явные нарушения, при постановлении окончательных приговоров, прямого смысла закона; просьб и представлений о пересмотре, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами, приговоров, вошедших в законную силу и дел о преступлениях и проступках по службе, которые подведомственны рассмотрению кассационных департаментов в особом порядке судопроизводства.

Гражданский и уголовный процессы приобрели совершенно иной вид согласно уставам гражданского и уголовного судопроизводств 1864 г., нежели дореформенный, присущий старым судебным установлениям. Гражданский иск предъявлялся мировому судье в письменной или устной форме, после чего ответчик вызывался повесткой в суд. При рассмотрении дела в суде истец и ответчик должны были дать устные показания; помимо них показания давали свидетели и учитывались другие доказательства. При обсуждении дела в судебный процесс при желании любой из сторон мог быть включён адвокат. После завершения рассмотрения дела мировой судья единолично принимал и оглашал решение, передавая истцу исполнительный лист для предъявления его в органы полиции, волостное правление или судебному приставу при мировом судье. Ещё более сложным был уголовный процесс, распадающийся на несколько стадий.

В таком виде мировой суд должен был быть введен на значительной территории Российской империи.

Безусловно, впереди предстояли еще долгие годы борьбы за действительно независимые органы правосудия, что в условиях самодержавной власти в России было практически невозможно. Вместе с тем проводникам судебных преобразований удалось сделать главное - изменить характер дореформенного судоустройства и судопроизводства и приблизить его к уровню западноевропейских государств XIX в.

Судебная реформа в корне изменила судоустройство и процессуальное право Российской империи. В соответствии с судебными уставами 1864 г. вводились принципы независимости судей и всесословности суда, учреждались суды с участием присяжных заседателей и реально действующая, настоящая адвокатура. Последнее стало возможно только благодаря закреплению принципов состязательности, гласности и устности судебного процесса. Значительные изменения претерпели и органы прокурорского надзора, которые смогли сосредоточить основную работу на выполнении своих прямых обязанностей в суде.

Несмотря на значительную незавершенность политических и социально-экономических преобразований в стране, правовая реформа в области судоустройства и судопроизводства стала одной из самых значительных реформ в государстве. Не даром современники так отзывались о результатах судебной реформы: "...Никогда, - ни раньше, ни позже - суд не стоял на такой высоте, как в то время, когда он был только что реформирован. И его твердое и в то же время гуманное направление отражалось и на всех остальных отраслях производства. И магистратура, и прокуратура, и следственная часть, и адвокатура, глубоко проникнутые важностью возложенной на них задачи, проявляли редкую солидарность. На суд смотрели, как на храм правосудия; люди, призванные этот суд вершить, священнодействовали".

3.Мировой суд в России 1864-1889 гг.

В дореволюционной России М.с. были учреждены в 1864 г. и действовали на территории судебных участков(по нескольку в уезде). В каждом из таких судов должен был работать как минимум 1 мировой судья, избиравшийся на 3 года земским собранием (органом местного самоуправления). Одновременно допускалось избрание добавочных мировых судей (заместителей или помощников) и почетных мировых судей, которые выполняли некоторые судебные функции безвозмездно. К ведению М.с. относились незначительные споры имущественного характера и дела о малозначительных преступлениях либо опроступках (например, неприставление подпор к ветхим заборам, появление "в безобразном от опьянения"виде, травля собаками. неохранение пьяного хозяином питейного заведения). Самым строгим наказанием,которое мог налагать М.с., было лишение свободы в тюрьме сроком до 1 года. Проверку законности и обоснованности приговоров и решений М.с. должны были осуществлять съезды М.с. В состав этих съездов намечалось включать всех мировых судей (участковых, добавочных и почетных), работавших на территории конкретного уезда. Им предписывалось, что время от времени они должны собираться и рассматривать жалобы. Законность решений съездов М.с. при определенных условиях могла быть проверена окружным судом.

Процесс внедрения системы М.с. натолкнулся на многочисленные препятствия. Не везде можно было найти достойных кандидатов, не всегда земские собрания достаточно серьезно относились к избранию судей,нередко местные власти саботировали формирование М.с., поскольку видели в них угрозу своим привилегиям и полномочиям и т.д. Коегде (в Киевской. Подольской. Волынской и других губерниях.Варшавском округе, Прибалтийском крае) пришлось отказаться от выборности судей этого уровня. Их стал назначать министр юстиции. В 1889 г. М.с. вообще упразднили почти на всей территории России (кроме Московской и Санкт-Петербургской губерний). Их полномочия были переданы земским начальникам,уездным съездам под председательством уездного

предводителя дворянства.

Это был существенный шаг назад, ибо функция правосудия передавалась в руки административной власти. Под давлением ряда обстоятельств в 1912 г. система мировой юстиции была восстановлена. Но было уже поздно: в 1914г. началась первая мировая война.

3.Мировой суд в России 1864-1889 гг.( дополнение)

Мировые суды создавались в уездах и предназначались для рассмотрения малозначительных уголовных и гражданских дел.

Впрочем, к местным судебным установлениям относились и сельские суды, действие которых было предусмотрено принятым в феврале 1861 г. Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости. При его введении предполагалось, что сословный суд по крестьянским делам будет действовать до реализации судебных преобразований в стране, но реформа 1864 г. его не ликвидировала. Эти суды, получившие название волостных, состоя из председателя и не менее чем двух членов, рассматривали мелкие имущественные споры и дела о проступках членов сельских общин. Для избрания волостным судьей требовались: наличие российского подданства, возрастной ценз - достижение 30-летнего возраста, грамотность, отсутствие судимости и целый ряд других условий. В отличие от мировых судов их система избрания была многоступенчатой. Сельские сходы должны были избрать по одному выборщику от ста жителей, и лишь потом выборщики голосованием называли из своего состава председателя и необходимое число членов волостного суда. Выбирались они на 3-х летний срок.

Контролирующим органом для волостных судов являлись верхние сельские суды, в состав которых входили председатели всех волостных судов. В первые годы существования решения волостного суда даже не подлежали обжалованию, и лишь в 1866 г. было введено право апелляции к местным съездам мировых посредников, а с 1874 г. - уездным по крестьянским делам присутствиям.

Возвращаясь же к мировой юстиции в России, следует отметить, что мировой суд, по мысли законодателя, должен был дать не только ближайшее средство для решения пререканий о праве в делах, требующих, прежде всего, скорого решения на местах и наглядного знания местных обстоятельств и отношений, но и способствовать охране общественного порядка и спокойствия посредством разбора многочисленных дел о маловажных преступлениях и проступках.

В связи с тем, что эти суды должны были стать ближайшими к населению и его проблемам, их учреждение было тесно связано с административно-территориальным делением областей и губерний Российской империи. Каждый уезд с входившим в него городом, а порою и отдельно крупный город составляли мировой округ, который в свою очередь делился на несколько участков. В каждом участке и должны были вступить в работу участковый и почётный мировые судьи (ст. 12-16 Общих учреждений судебных установлений). Что касается функциональных обязанностей последних, то они, не получая за свою работу жалования (ст. 50 Общих учреждений судебных установлений), временно замещали мировых участковых судей во время их отсутствия. Создавая должность почётного мирового судьи, составители судебных уставов надеялись, что учреждение, как почётных, так и участковых мировых судей будет воспринято в обществе с неменьшим ''сочувствием'', которое наблюдалось при введении института мировых посредников. Каждому почётному мировому судье должно было быть предоставлено право разбора всех тех гражданских или тяжебных дел, которые по правилам гражданского судопроизводства предоставлялись разбору мировых судей. При этом мировые судьи, как почётные, так и участковые, пользовались одинаковыми правами и преимуществами (ст. 66 Общих учреждений судебных установлений). От воли ''тяжущихся'' зависело обращение к разбирательству их дел у участкового или почётного мирового судьи.

Рассмотрению мировых судей подлежали мелкие уголовные и гражданские дела. В отношении последних мировые судьи разрешали иски, не превышающие стоимости в 500 рублей. Что же касается размеров наказания за уголовные преступления, налагаемых мировыми судьями, то они ограничивались денежным штрафом не более 300 рублей, арестом до трёх месяцев и тюремным заключением до одного года (ст. 66 Общих учреждений судебных установлений).

При этом принимались во внимание не только характер правоотношения и цены иска, но и применялся дополнительный критерий, связанный со сроком защиты нарушенного права, т. к. считалось, что его пропуск усложняет рассмотрение дела у мировых судей и дело должно рассматриваться в общих судебных установлениях. Соглашение об изменении подсудности в мировых судебных учреждениях могло быть заключено только в отношении подсудности, определяемой местом жительства или пребывания ответчика.

Как мы видим, институт мировых судей в качестве местного суда учреждался для дел меньшей важности и по возможности в близости к нуждающимся в нём жителям.

Вследствие чего основные положения придают мировому суду особый характер, выделяя его из общей системы судебных учреждений. К числу таких особенностей мировых судебных установлений можно отнести и то, что мировые судьи назначались по выборам, тогда как другие чины судебного ведомства должны были определяться от правительства. Избирались мировые судьи (участковые и почётные) на три года местными органами городского и земского самоуправления в лице уездных земских собраний и городских дум. Причём для занятия должности мирового судьи не требовались столь строгие условия в отношении юридического образования, как для членов общих судов. Возрастной ценз составлял не менее 25 лет, а образовательный заключался в получении диплома об окончании высшего или среднего юридического учебного заведения или судебной практики в течение не менее трёх лет (ст. 19 Общих учреждений судебных установлений). Ещё одной отличительной чертой мировых судебных установлений являлось и то, что рассмотрение дел в камерах мировых судей производилось при упрощённом судопроизводстве и сокращённом делопроизводстве.

Собрание как почётных, так и участковых мировых судей каждого мирового округа составляло высшую мировую инстанцию, именуемую съездом мировых судей. Председатель съезда выбирался из мировых судей. Съезды собирались в назначенные сроки на сессии для окончательного решения дел, подлежащих мировому разбирательству, а также для рассмотрения в кассационном порядке просьб и протестов об отмене окончательных решений мировых судей. Дело, поступившее на рассмотрение съезда, который являлся апелляционной инстанцией для мировых судей округа, могло быть обжаловано в кассационном порядке только в Сенате. При съездах мировых судей состояли секретари, а в случае надобности и их помощники, для исполнения же решений при съездах назначались особые судебные приставы (ст. 51-63 Общих учреждений судебных установлений).

Показать полностью…
Рекомендуемые документы в приложении