Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
docx

Студенческий документ № 025687 из ИПО

1) О.Конт

От либеральных концепций государства и права резко отличается политико-правовая теория основателя позитивизма ("положительной философии") Огюста Конта. Конт считал своей задачей преодоление "умственной анархии и дезорганизации", царящей как в области наук, так и в обществе. "Идеи правят миром", - утверждал Конт; всю историю человечества он делит на три стадии развития, соответствующие состояниям человеческого ума.

Первое состояние теологическое (фиктивное), когда главная, фактическая часть науки содержалась в богословской оболочке, а все явления объяснялись волей одушевленных предметов или сверхъестественных существ (духов, гномов, богов). Вторым является метафизическое (критическое) состояние, когда более многочисленные факты объясняются через различные отвлеченные, абстрактные, априорные понятия (таковы причина, сущность, материя, общественный договор, права человека и т.д.). Заслугу этой стадии Конт видит лишь в разрушении теологических идей и подготовке перехода к следующей, третьей и последней, позитивной, или научной, стадии.

Задача позитивной философии заключается в классификации и объединении наук, причем науки должны выяснять законы связи явлений, а не заниматься метафизическими проблемами. Так, согласно Конту, невозможно познать сущность вещей и причинную связь; поэтому науки должны лишь проверять многочисленные факты "самими фактами, которые часто являются достаточно простыми, чтобы стать принципами".

Для приведения в систему положительных знаний Конт предлагает расположить общие науки в порядке их возрастающей сложности и убывающей общности: математика, астрономия, физика, химия, биология, социология; позже к этому перечню он добавил нравственность. Науке об обществе, или социологии (термин введен Контом), он придает очень большое значение. Основной задачей своей философии Конт считал переустройство общества на основе позитивизма, замену "ретроградной аристократии" и "анархической республики" социократией.

В центре внимания Конта стоит общество как органическое целое; при этом взаимосвязь людей и социальных групп понимается им как солидарность. Признавая в современном ему обществе наличие противоположных классов (капиталистов и пролетариев), Конт настойчиво проводит идею их солидарности, утверждая, что каждый из них выполняет общественно необходимую функцию.

Согласно Конту, необходимость государства обусловлена объединением частных сил для общей цели; правительства поддерживают общественную солидарность, препятствуя частным силам разорвать общественное целое. Поскольку общественная солидарность достигается средствами материальными и нравственными, необходимо наличие двух властей: светской и духовной. Конт описывает историю этих властей соответственно "трем стадиям" развития человечества.

Вначале (в богословско-военную эпоху) светскую власть осуществляли военные вожди, а духовную - жрецы и прорицатели. В "теологической стадии" эти власти то объединялись в одних руках (теократия и др.), то разъединялись. В "метафизико-легистской стадии" на светскую власть оказывают решающее влияние законники, юристы, адвокаты; власть духовная переходит к отвлеченным мыслителям - метафизикам, а затем к литераторам и публицистам. Переход к позитивной стадии сопровождается заменой военного быта промышленным. Этим и обусловливается новая, позитивная политика. "Политика, - писал Конт, - должна теперь подняться на уровень наук, основанных на наблюдении".

Теория Конта резко противостояла либеральным концепциям. В критике современного ему капитализма Конт развивал ряд идей, распространенных в социалистической литературе. Он критиковал неорганизованность и бессистемность производства, эгоизм и индивидуализм. Немало у него и сочувственных слов о тяжелом положении пролетариев. Однако коммунизм отвергался Контом по той причине, что "игнорирует естественную организацию современной промышленности, откуда он хочет устранить необходимость руководителей". Конт утверждал, что для [c. 352] промышленного быта необходимо деление общества на капиталистов и наемных рабочих. "Армия не может существовать без офицеров, равно как и без солдат; это простое понятие одинаково приложимо к промышленному строю, как и к военному порядку. Хотя современная промышленность все еще бессистемна, - писал Конт, - однако естественно установившееся деление на предпринимателей и рабочих составляет, без сомнения, необходимый зародыш для окончательной организации. Никакое великое предприятие не могло бы существовать, если бы каждый исполнитель должен был бы быть также управляющим или если бы управление было неопределенно вверено косной и безответственной толпе".

По разработанному Контом "Плану реорганизации социальной жизни" в социократии сохраняется класс капиталистов (патрициат, "концентрированная сила богатства"). Материальная сила должна принадлежать промышленникам (банкирам, купцам, фабрикантам, землевладельцам). Богатый патрициат под руководством главных банкиров управляет социократией. Пролетариат ("рассеянная сила числа") должен в 33 раза превышать численность патрициата. К мелкой буржуазии Конт относился резко отрицательно и желал ее исчезновения. Духовную власть в социократии осуществляют жрецы позитивистской церкви, воспитывающие оба класса в духе солидарности.

Конт выступал против индивидуализма, против теорий невмешательства государства в частную жизнь. Однако его проект укрепления существующего строя - не лучше либеральных проектов. Социократия - это казарма, где пролетарии осуществляют свою "социальную функцию" под неусыпным надзором церкви и правительства.

Взгляды Конта на право и на права личности весьма своеобразны; он отвергает и то, и другое: "Слово "право" должно быть так же изгнано из правильного политического языка, как слово "причина" из настоящей философской речи. Из этих двух теологико-метафизических понятий одно (право) столь же безнравственно и анархично, как другое (причина) иррационально и софистично". Право он считает авторитарно-теологическим понятием, основанным на представлении о богоустановленности власти. Для борьбы с этим теократическим авторитетом было выдвинуто (в метафизический период - по существу, в Новое время) понятие "права человека", которое, как утверждал Конт, выполнило лишь [c. 353] разрушительную роль. Когда эти права человека попытались осуществить на практике, "они тотчас же обнаружили свою антисоциальную природу, стремясь увековечить индивидуализм".

В социократии не должно быть ни права, ни прав личности: "В позитивном состоянии, не опирающемся на божественные начала, идея права исчезает безвозвратно. Каждый имеет обязанности перед всеми, но никто не имеет прав, как таковых... Иначе говоря, никто не имеет другого права, кроме права всегда исполнять свой долг".

Однако замена права позитивной политикой и религией, а прав личности - обязанностями не означает, по плану Конта, каких-либо посягательств на капиталистическую собственность. Конт стремится дать новое, позитивистское обоснование частной собственности капиталистов. "В нормальном состоянии человечества, - писал Конт, - каждый гражданин является общественным должностным лицом, функции которого определяют его обязанности и притязания. Этот всеобщий принцип должен быть применен и к собственности, в которой позитивизм видит особенно необходимую социальную функцию, предназначенную создавать и управлять капиталами, при помощи которых каждое поколение подготовляет работу для следующего за ним. Разумное понимание роли капитала облагораживает обладание им, не ограничивая его справедливой свободы и даже заставляя ее больше уважать".

Понимая противоречивость интересов буржуазии и наемных рабочих, видя их столкновения, Конт изыскивает способы обеспечения солидарности классов в социократии; он считает таким способом воспитание в духе позитивной религии.

Духовная власть в социократии должна принадлежать иерархии жрецов-позитивистов (философов, ученых, поэтов, врачей). Будет существовать культ Великого Существа, в качестве которого почитается человечество. Конт составил позитивистский календарь, где каждый месяц и каждая неделя посвящены памяти какого-либо "позитивистского святого" (к ним отнесены, в частности, Моисей, Аристотель, Платон, Архимед, Цезарь, апостол Павел, Августин Блаженный, Гуттенберг, Колумб, Шекспир, Моцарт, Фома Аквинский, Кромвель, Галилей, Ньютон).

В конечном счете, по проектам Конта, человечество объединится в 500 социократий, каждая размерами не [c. 354] более Бельгии или Голландии, поскольку в большом государстве невозможны ни порядок, ни прогресс.

Конт осуждал агрессивные войны, видя в них враждебный промышленности пережиток "военного быта". Конт критиковал колониализм, ставил задачу полной ликвидации колониального гнета. По мнению Конта, в результате морального возрождения человечества угнетенные народы займут достойное место во всемирном союзе социократии; тогда же окончательно исчезнут войны.

2)Дж. С. Милль

Джон Стюарт Милль (1806-1873), пользовавшийся, кстати, большой популярностью в кругах рос-

сийской интеллигенции. Взгляды этого классика либерализма на государство, власть, право, закон изложены им в таких трудах, как "О свободе" (1859), "Размышления о представительном правлении" (1861), "Основания политической экономии с некоторыми их приложениями к социальной философии" (1848). Он пришел к выводу, что нельзя всю нравственность базировать целиком лишь на постулате личной экономической выгоды индивида и на вере в то, что удовлетворение корыстного интереса каждого отдельного человека чуть ли не автоматически приведет к благополучию всех. По его мнению, принцип достижения личного счастья (удовольствия) может "срабатывать", если только он неразрывно, органически связан с другой руководящей идеей: идеей необходимости согласования интересов, притом согласования не только интересов отдельных индивидов, но также и интересов социальных.

Высшее проявление нравственности, добродетели, по Миллю, - идеальное благородство, находящее выражение в подвижничестве ради счастья других, в самоотверженном служении обществу.

Индивидуальная свобода, в трактовке Милля, означает абсолютную независимость человека в сфере тех действий, которые прямо касаются только его самого; она означает возможность человека быть в границах этой сферы господином над самим собой и действовать в ней по своему собственному разумению.

Показательно в данной связи то, что Милль ни в коем случае не отождествляет индивидуальную свободу с самочинностью, вседозволенностью и прочими асоциальными вещами. Когда он говорит о свободе индивидов, то имеет в виду людей, уже приобщенных к цивилизации, окультуренных, достигших некоторого заметного уровня гражданско-нравственного развития.

Государственность такова, каково общество в целом, и посему оно в первую очередь ответственно за его состояние. Главное условие существования достойного государства - самосовершенствование народа, высокие качества людей, членов того общества, для которого предназначается государство. Милль полагает, что государство, гарантирующее все виды индивидуальных свобод и притом одинаково для всех своих граждан, способно установить у себя и надлежащий порядок. В узком смысле слова он (порядок) означает повиновение. Милль подчеркивает: "Власть, которая не умеет заставить повиноваться своим приказаниям, не управляет". Повиновение, послушание вообще является, на взгляд Милля, первым признаком всякой цивилизации.

Порядок в государстве выступает непременным условием прогресса.

Если порядок, основанный на свободе, - непременное условие прогресса, то залогом прочности и стабильности самого порядка является, по Миллю, хорошо устроенная и правильно функционирующая государственность. Ее наилучшей формой, идеальным типом он считает представительное правление, при котором "весь народ или по меньшей мере значительная его часть пользуется через посредство периодически избираемых депутатов высшей контролирующей властью... этой высшей властью народ должен обладать во всей ее полноте". В силу обладания такой властью, базирующейся на праве всех людей участвовать в общем управлении, народ "должен руководить, когда ему это захочется, всеми мероприятиями правительства"

Целей у хорошо устроенной и правильно функционирующей государственности несколько: защита интересов личности и собственности, содействие росту благосостояния людей, увеличение положительных социальных качеств в индивиде. "Лучшим правительством для всякого народа будет то, которое сможет помочь народу идти вперед".

3) Г. Спенсер

Спенсер не принял контовского закона "трех стадий" и категорически отверг утопическое ожидания нового общественного строя, изложенные французским мыслителем в "Позитивной политике". Приверженность либеральному радикализму и критика социализма сочетались у него с верой в объяснительные возможности социологии как отрасли подлинно научного знания об обществе, государстве, о закономерностях их эволюции.

Он уподобляет общество и государство живым организмом.

Г. Спенсер (1820-1903) сравнивал общество и государство с живым организмом. Наблюдаемые в жизни общества процессы роста и усложнения их структуры и функций или связанности его отдельных частей (элементов), их дифференциации Спенсер представил как процесс постепенного объединения различных мелких групп в более крупные и сложные, которым он дал название "агрегаты". Этим названием охватывались такие общественные группы и объединения, как племя, союз племен, города-государства, империи.

По Спенсеру, общество существует для блага всех членов. Другими словами, благосостояние общественного агрегата не может считаться само по себе целью общественных стремлений без учета благосостояния составляющих его единиц. Спенсер утверждал, что первоначальная политическая дифференциация возникает из семейной дифференциации - когда мужчины становятся властвующим классом по отношению к женщинам. Одновременно происходит дифференциация и в классе мужчин (домашнее рабство), которая приводит к политической дифференциации по мере возрастания числа обращенных в рабство и зависимых лиц в результате военных захватов и увода в плен. С образованием класса рабов-военнопленных и начинается "политическое разделение между правящими структурами и структурами подвластными, которое продолжает идти через все более высокие формы социальной

эволюции". В ходе объединения усилий во имя военных целей возрастает роль "принудительной кооперации", что ведет к утрате индивидуальности у ее участников. Военизированное общество достигает "полного кооперативного действия". Это единение и сплочение невозможны без посредничества власти, без особой, иерархизированной системы централизации управления, распространяемой на все сферы общественной деятельности. Другим, противоположным строем организации и управления Спенсер считает промышленный (индустриальный) тип организации общества. Для него характерны добровольная, а не принудительная кооперация, свобода ремесел и торговли, неприкосновенность частной собственности и личной свободы, представительный характер политических институтов, децентрализация власти. Всему задает тон промышленная конкуренция ("мирная борьба за существование"). Для правосознания и нравов промышленного общества характерна распространенность чувства личной свободы и инициативы, уважение к праву собственности и личной свободе других, меньшая мера подчиненности авторитету властей. В движении от военного к промышленному типу общества Спенсер видел закономерность общей социально-политической эволюции.

4) Консерватизм 19 век

Бенджамин Дизраэли - английский политический и государственный деятель, лидер Консервативной партии Великобритании, премьер-министр, писатель. Дизраэли занялся сочинительством, и уже в 1727 г. вышел его дебютный роман "Вивиан Грей", сразу вовлекший автора в скандал: его герои были легко узнаваемыми. Тем не менее книга выдержала семь переизданий; заработанные деньги позволили начинающему писателю уволиться с работы и уехать в продолжительное путешествие по странам Ближнего Востока и Средиземноморья. Из поездок по экзотическим странам они вернулся с твердым намерением сделать карьеру на политическом поприще. Далекое от аристократического происхождение и репутацию, подорванную скандалами вокруг "Вивиана Грея", предстояло компенсировать огромным честолюбием и упорной работой.

Признание в новом качестве пришло не сразу. Членом парламента Дизраэли стал при поддержке тори, предшественников консерваторов, только в 1837 г. после ряда неудачных попыток. Однако, попав в палату общин, он быстро заявил о себе благодаря интеллекту, объективности, красноречию. Успеху его поспособствовало написание антидемократических политических памфлетов "Дух вигизма" и "Защита английской конституции". Вскоре Бенджамин Дизраэли создал внутрипартийное движение "Молодая Англия", и трилогия "Конингсби, или Молодое поколение" (1844), "Сибилла, или Две нации" (1845), "Танкред, или Новый крестовый поход" (1847) стала своеобразной пропагандой его принципов.

В развитии теории и практики политики тори Дизраэли сыграл немаловажную роль, к 1846 г. занял в партии лидерские позиции. Благодаря выдвинутой им идее "одной нации" партия консерваторов наращивала темпы в обретении общественной поддержки. Шла в гору и политическая карьера самого Дизраэли: в 1852 и 1858-1859 гг. его назначали министром финансов. В феврале 1868 г. он занял пост премьер-министра вместо ушедшего по состоянию здоровья графа Дерби (правда, пришлось его быстро покинуть), но доставшуюся ему после смерти графа роль главы всей консервативной партии он исполнял до конца жизни.

Вершиной политической биографии стало очередное пребывание на посту премьер-министра с 1874 по 1876 гг., в течение которого Б. Дизраэли на практике последовательно воплощал в жизнь имперские планы Британии по расширению восточных колоний. В 1876 г. королева Виктория, высоко оценивавшая его заслуги перед государством, пожаловала ему титул лорда Биконсфильда и орден Подвязки. Скончался Бенджамин Дизраэли в Лондоне, почетным гражданином которого являлся, 19 апреля 1881 г. Похоронили его в поместье Гугенден - это была последняя воля видного политика.

С развитием буржуазного общества и ростом пролетариата в общественном движении Франции и других стран все большее распространение получали идеи социализма и коммунизма. С критикой этих теорий выступил немецкий государствовед, историк и экономист Лоренц фон Штейн (1815-1890 гг.). В 40-х гг. он приезжал в Париж, после чего опубликовал книгу "Социализм и коммунизм в современной Франции" (1842 г.).

Штейн писал, что социалистическое движение связано с развитием класса наемных рабочих и имеет интернациональное значение; он предсказывал неизбежность социальных революций. Для того чтобы избежать социальных потрясений, Штейн разработал проект реформ государства и права.

Вслед за Гегелем Штейн различает государство и гражданское общество. Последнее основано на разделении труда, которое в свою очередь зависит от формы собственности.

Штейн признает, что общество делится на классы. В феодальном обществе существовали землевладельцы и зависимые от них крестьяне, после Французской революции общество делится на капиталистов и рабочих. Борьба этих классов чрезвычайно волнует Штейна. Именно с этой точки зрения его интересуют идеи социализма и коммунизма, в которых он видит выражение надежд и чаяний рабочего класса, борющегося против класса капиталистов.

Однако, считал Штейн, если общество делится на классы, то государство должно носить надклассовый характер. Противоположные классы стремятся овладеть государственной властью и использовать ее в своих интересах.

Победа капиталистов грозит обществу застоем, ибо при помощи государства они поработили бы рабочий класс и лишили бы его возможности приобретать собственность. Еще опаснее, по Штейну, захват государства [c. 349] рабочим классом; это привело бы к дележке всех благ поровну, к прекращению производства, к разложению и смерти гражданского общества, к возрождению деспотизма. С этой точки зрения Штейн осуждает республику как государство, подчиненное обществу. Если в республике имеется высокий имущественный ценз, пояснял Штейн, она становится орудием власти капиталистов; и наоборот, наделение большинства политическими правами подчиняет республику пролетариату.

Единственной формой государства, независимой от классов, Штейн считает конституционную монархию. Монарх, особенно наследственный, занимает столь могущественное, роскошное, блестящее и недосягаемое положение, рассуждает Штейн, что ему чужды интересы какого-либо класса. Только монарх способен осознать интересы общества в целом; исходя из этих интересов, он предупреждает притеснение одного класса другим. Штейн утверждал даже, что стоящий выше всяких частных интересов монарх склонен по своему положению защищать притесненных, т.е. пролетариев, от чрезмерного угнетения капиталистами.

Вслед за Гегелем Штейн различает власти законодательную, правительственную и княжескую (монархическую). В законодательстве должно принимать участие представительное учреждение, перед которым ответственны министры. Подобно идеологам либерализма, Штейн обосновывает законность, правопорядок, незыблемость прав граждан, прав, понимаемых только как равные возможности членов общества добиваться улучшения своего положения при помощи законных средств.

Ряд идей Штейна был впоследствии использован прусским канцлером Бисмарком и другими политическими деятелями для апологии Германской империи как "социальной монархии", стоящей якобы выше классовых противоречий. Известное влияние его идей испытали на себе лассальянцы.

5) Карл Маркс и Энгельс

Марксизм сложился как самостоятельная доктрина во второй половине 40-х гг. XIX в. Первыми произведениями зрелого марксизма В.И. Ленин называл книгу Маркса "Нищета философии" (1847 г.) и "Манифест коммунистической партии" Маркса и Энгельса (1847-1848 гг.).

Политико-правовая теория Карла Маркса (1818-1883 гг.) и Фридриха Энгельса (1820-1895 гг.) складывалась в процессе формирования марксистского учения в целом. Большое влияние на эту теорию оказали идеи французских социалистов. Хорошо известно, что французский социализм является одним из источников марксизма. Социалистом (коммунистом) Маркс стал в Париже, где он жил в 1843-1845 гг.

Знакомство с многочисленными и разнообразными политическими учениями французских социалистов и коммунистов наложило отпечаток на политико-правовое учение Маркса тем более, что его основные интересы и научные изыскания относились к сфере политэкономии. Дело не только в том, что значительная часть "Манифеста коммунистической партии" текстуально совпадает с составленным сен-симонистами "Изложением учения Сен-Симона" при непременной замене авторами "Манифеста" слова "эксплуатация" термином "борьба"1. Это был, скорее всего, полемический прием, призванный подчеркнуть активное, наступательное начало, лежащее в основе того варианта коммунистической идеологии, сторонниками которого были Маркс и Энгельс. Важнее то, что многие положения политико-правовой идеологии, которые порой считаются достоянием исключительно марксистской теории, были известны и широко распространены во французской социалистической литературе [c.439] 20-40-х гг. XIX в. Это положения о буржуазной сущности государства и права того времени, о неизбежности социальной революции, о необходимости диктатуры2 на период перехода от капитализма к социализму или к коммунизму, а также идея отмирания государства при коммунизме. Все перечисленные положения, однако, были включены в систему логически связной и достаточно оригинальной доктрины, разработанной Марксом и Энгельсом.

К основным положениям марксизма относится учение о базисе и надстройке. Базис - экономическая структура общества, совокупность не зависящих от воли людей производственных отношений, в основе которых лежит та или иная форма собственности; эти отношения соответствуют определенной ступени развития производительных сил. На базисе возвышается и им определяется юридическая и политическая надстройка, которой соответствуют формы общественного сознания. Государство и право как части надстройки всегда выражают волю и интересы класса, который экономически господствует при данной системе производства. Маркс писал, что прогрессивными эпохами развития общества являются азиатский, античный, феодальный и буржуазный способы производства, причем буржуазные производственные отношения - последняя антагонистическая форма общественного производства. Одна общественно-экономическая формация сменяется другой в результате борьбы классов, социальной революции, которая происходит, когда постоянно развивающиеся производительные силы приходят в противоречие, в конфликт с устаревшей системой производственных отношений (базисом общества). После социальной революции происходит переворот во всей громадной надстройке.

Обосновывая необходимость и близость насильственной коммунистической революции, Маркс и Энгельс доказывали, что в 40-е гг. XIX в. капитализм уже стал тормозом общественного развития. Силой, способной разрешить противоречие между растущими производительными [c.440] силами и тормозящими их рост капиталистическими производственными отношениями, является пролетариат. Пролетариат, осуществив всемирную коммунистическую революцию, построит новое, прогрессивное общество без классов и политической власти.

Маркс и Энгельс всегда придавали большое значение раскрытию классовой сущности государства и права. "Современная государственная власть, - писали они, - это только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии". В книге "Происхождение семьи, частной собственности и государства" (1884 г.) Энгельс доказывал, что государство возникло в результате раскола общества на классы с противоположными экономическими интересами и само оно является "государством исключительно господствующего класса и во всех случаях остается по существу машиной для подавления угнетенного, эксплуатируемого класса". В той же работе Энгельс изложил типизацию государств по их классовой сущности (рабовладельческое, феодальное, капиталистическое государства).

По учению Маркса и Энгельса, право тоже носит классовый характер. В "Манифесте коммунистической партии", риторически обращаясь к буржуазии, они писали: "Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса".

Классовый подход к государству и праву в марксистской теории связан с идеей пролетарской коммунистической революции: "Пролетариат основывает свое господство посредством насильственного ниспровержения буржуазии". В "Манифесте коммунистической партии" изложена программа пролетарской революции: "Первым шагом в рабочей революции является превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии.

Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т.е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил.

Это может, конечно, произойти сначала лишь при помощи деспотического вмешательства в право собственности и в буржуазные производственные отношения". Там же перечислены конкретные мероприятия, необходимые для переворота во всем способе производства [c.441] (отмена права наследования, высокий прогрессивный налог, конфискация имущества эмигрантов и мятежников, монополизация государственного банка, подчинение производства плану, учреждение промышленных армий и др.).

В начале 50-х гг. Маркс назвал политическую власть рабочего класса диктатурой пролетариата, ссылаясь на О. Бланки: "Этот социализм, - писал Маркс о революционном коммунизме Бланки, - есть объявление непрерывной революции, классовая диктатура пролетариата как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще".

Об идее диктатуры пролетариата Маркс и Энгельс потом писали неоднократно. Существенные новшества, внесенные ими в эту идею, состояли в следующем. В работе "Критика Готской программы" (1875 г.) Маркс писал о двух фазах коммунистического общества, на первой из которых сохранится "узкий горизонт буржуазного права" в связи с распределением по труду. На второй, высшей фазе коммунизма, когда осуществится принцип распределения "по потребностям", отпадет надобность в праве и государстве. Упоминание в этой работе и о диктатуре пролетариата, и о "будущей государственности коммунистического общества" впоследствии создало ряд теоретических неясностей об исторических рамках диктатуры пролетариата и даже породило идею "общенародного государства", против которой Маркс энергично возражал в той же самой работе.

Другие дополнения и уточнения идей коммунистической революции и диктатуры пролетариата состояли в суждениях о темпах и формах развития революции. В 70-е гг. Маркс говорил о возможности мирного, ненасильственного развития пролетарской революции в Англии и США (предположительно сказано о Голландии), где не было развитого военно-бюрократического аппарата исполнительной власти Энгельс в 90-е гг писал, что можно "представить себе" (чисто теоретически) мирное осуществление требований социалистической партии в демократических республиках (Франция, Америка) или в таких монархиях, как Англия.

Мысли о возможности "легальной" социалистической революции подробно изложены в последней работе Ф. Энгельса - во "Введении" к "Классовой борьбе во Франции с 1848 по 1850 г." К. Маркса, переизданной по инициативе Энгельса в 1895 г. Отнюдь не отвергая возможности в будущем уличных боев пролетариата и [c.442] энергично протестуя против сокращения рассуждений об "уличных боях" в своем "Введении", опубликованном в газете "Форвертс", Энгельс пишет об успехах германской социал-демократии на выборах и замечает, что буржуазия и правительство стали бояться легальной деятельности рабочей партии больше, чем нелегальной, успехов на выборах гораздо больше, чем успехов восстания Ссылаясь на результаты выборов в ландтаги, в муниципальные советы, в промысловые суды, Энгельс отмечал, что в государственных учреждениях, в которых буржуазия организует свое господство, есть вообще много такого, чем может воспользоваться рабочий класс для борьбы против этих самых учреждений. Использование рабочим классом представительных учреждений и всеобщего избирательного права для борьбы против буржуазии тем более необходимо, считал Энгельс, что темп развития социальной революции оказался не таким, каким виделся в 1848 г., - история свидетельствовала, что тогдашний уровень экономического развития был недостаточен для устранения капиталистического способа производства Мощная армия пролетариата еще и теперь (в 1895 г), писал Энгельс, далека от того, чтобы добиться победы одним великим ударом - она принуждена медленно пробиваться вперед, упорной борьбой отстаивая позицию за позицией Использование всеобщего избирательного права и экономический переворот откроют широким массам рабочих путь к политическому господству

В ряде работ Маркс и Энгельс одобряли Парижскую коммуну 1871 г. В работе "Гражданская война во Франции" Маркс высоко оценивал мероприятия Парижской коммуны. Отмечая ряд особенностей Коммуны Парижа, свойственных ей как традиционному органу городского самоуправления (право отзыва депутатов, их обязанность отчитываться перед избирателями, выборность и сменяемость всех должностных лиц, соединение в Совете коммуны законодательных и исполнительных функций и др), Маркс писал, что "Коммуна должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией... Она была, по сути дела, правительством рабочего класса Она была открытой, наконец, политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда".

Политико-правовое учение марксизма содержит идею отмирания политической власти (государства) в коммунистическом обществе, когда не будет классов с [c.443] противоположными интересами. Эта идея особенно резко защищалась Энгельсом, называвшим государство злом, которое по наследству передается пролетариату, ставившим задачу отправить в будущем обществе государство "в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором".

Маркс и Энгельс разрабатывали и распространяли свою теорию в бескомпромиссной и жесткой борьбе с другими социалистическими учениями. Большая часть их произведений носит острополемический характер, посвящена разоблачению буржуазной или мелкобуржуазной сущности иных социалистических теорий того времени. Уже в книге "Нищета философии" крайне резко критикуется доктрина Прудона, в "Манифесте коммунистической партии" все вообще социалистические теории той эпохи отвергаются как реакционные, буржуазные, мелкобуржуазные, феодальные, утопические и т.п. Активное неприятие и предвзято критический настрой ко всем другим идеям и теориям опирался на незыблемую уверенность в научности своей собственной доктрины, Авторы "Манифеста коммунистической партии" открыто притязали на то, что только у них в теоретическом отношении "перед остальной массой пролетариата преимущество в понимании условий, хода и общих результатов пролетарского движения".

Однако марксизм, несмотря на все разногласия и расколы его сторонников, избежал судьбы доктринерских и догматических теорий первой половины XIX в., ставших достоянием узких кружков единомышленников. Распространению марксизма и становлению его как влиятельного направления политико-правовой идеологии способствовала организация Международного Товарищества Рабочих (Интернационал). Через эту организацию Маркс и Энгельс получили возможность широкого для того времени идейного влияния на растущее рабочее движение тем более, что еще с "Манифеста коммунистической партии" марксизм был твердо ориентирован не на какую-либо страну или группу стран, а на всемирную пролетарскую революцию. Распространению и росту авторитета марксизма содействовали находившиеся под его прямым или опосредованным влиянием рабочие партии Германии, после внушительных успехов на выборах в рейхстаг получившие официальное признание. Марксистские идеи были популярны среди социалистов ряда стран Европы, причем Рабочая партия Франции с самого начала была создана на основе программы, составленной [c.444] Марксом совместно с социалистами Ж. Гедом и П. Лафаргом. Важную роль играло и то обстоятельство, что в политической жизни Западной Европы марксизм выступал в окаймлении социал-демократических идей. Суть дела в том, что партии, поддерживавшие марксистскую критику капитализма, соединяли ее с идеями социальной демократии и боролись за практическое улучшение жизни наемных рабочих не в далеком будущем (после победы коммунистической революции), а уже в современном им обществе, при капитализме. В борьбе за влияние на рабочее движение немалое значение имела также теоретическая и публицистическая деятельность Маркса и Энгельса, особенно опубликование первого тома "Капитала", считавшегося последним словом политической экономии.

Основным предметом ожесточенных дискуссий в Международном Товариществе Рабочих с анархистами и в немецком рабочем движении с лассальянцами была идея политической революции и диктатуры пролетариата. Марксизм сближала с анархистами идея отмирания государства, но анархисты отрицали политическую борьбу и пролетарское государство. С лассальянцами общим было признание необходимости политической деятельности, особенно борьбы за избирательное право, но лассальянцы были противниками насильственных политических революции и диктатуры.

7)Немецкая социал-демократия Лассаль, Бериштейн

Фердинанд Лассаль (1825-1864) - известный немецкий философ, публицист, юрист, экономист, политический деятель и блестящий оратор XIX века. Родился в богатой еврейской купеческой семье. Посещал реформированную гимназию в Бреславле. С 1843 по 1846 гг. Лассаль изучал философию, историю, классическую филологию в университетах Бреславля и Берлина.

Большое влияние на дальнейшее развитие его революционно-демократического мировоззрения оказали политические идеи Канта, Фихте, Гегеля. Будучи приверженцем гегелевского учения о государстве, Лассаль видит в рабочем классе носителя чистой идеи государства как нравственного, единства индивидов. Он призывает общественность сделать идею рабочего сословия "господствующей идеей общества и государства", а сам рабочий класс -"к наибольшей степени проявления нравственного достоинства, соответственно строгости этой идеи". Выступая против буржуазной идеи, ограничивающей цель и назначение государства только охраной личной свободы и собственности, Лассаль утверждает, что "истинной целью и назначением государства является воспитание и развитие человеческого рода в направлении к свободе". По его мнению, это станет возможным только тогда, когда "идея рабочего сословия станет господствующей идеей государства, и только это приведет в согласие и сделает сознательной целью общества то, что всегда было неосознанной органической природой государства"

Брошюры "О сущности конституции" и "Программа работников" активно циркулировали в рабочей среде и производили большое впечатление. В последней из них даже более конкретно, чем в "Манифесте Коммунистической партии" Маркса и Энгельса, были намечены пути немецкого рабочего движения. Это мешало основательному проникновению марксизма в рабочее движение, так как до 90-х годов идеи программы Лассаля составляли основную часть программы социал-демократии.

"Всеобщее и; прямое избирательное право, - пояснял Лассаль, - есть не только ваш политический, но и ваш основной социальный принцип, основное условие всякого социального улучшения. Вот положение, которое вам следует понять. Вот знамя, под которым бы вы победили и другого для вас нет!" (Сочинения Ф. Лассаля в трех томах. СПб., 1908. Т. 3 С. 84, 85). Чтобы завоевать это право, Лассаль советует создать большую политическую организацию "Всеобщий немецкий рабочий союз", которая могла бы развернуть широкую агитацию за всеобщее избирательное право.

Политические идеи Лассаля, вместе с его знаменитым положением о всеобщем избирательном праве, как универсальном политическом средстве освобождения работников от произвола системы, глубоко интегрированы в идейно-политические основы современной социал-демократии и социально-экономическую, политическую жизнь современных демократических обществ.

Эдуард Бернштейн (1850-1932) - немецкий социалист, один из лидеров II Интернационала, классик теории современной социал-демократии, положил начало размежеванию революционной и реформистской традиций в социалистической теории. Его социально-политическое воззрение сочеталось с самыми различными теоретическими взглядами. Со второй половины 90-х годов в убеждениях Бернштейна наступает перелом, он критически пересматривает социально-политическое учение марксизма. Считая Маркса волюнтаристом, Бернштейн подверг критике его диалектический метод, который, по его мнению, на практике вел к произвольному конструированию общественно-политического развития. Особенно критиковал он основанную на этом методе программу путей перехода к социализму, ее положения об углублении противоречий капитализма до его всеобщего кризиса, о разрешении политических конфликтов с помощью классовой борьбы и социалистической революции.

В отличие от Маркса, Бернштейн развивает либеральную концепцию защиты личности, выступая против ее подавления большинством, к чему неизбежно может привести марксистская идея диктатуры пролетариата. В 1896-1898 гг. он опубликовал серию статей по проблемам социализма, а также работы: "Предпосылки социализма и задачи социал-демократии" (1898), "Условия возможности социализма и задачи социал-демократии" (1899), "Возможен ли научный социализм" (1901).

Он четко и подробно обосновывает свое видение социал-демократической позиции, исключающей революцию и ломку существующих государственных институтов власти. По мысли Бернштейна, история не ведет к углублению противоречия между буржуазией и пролетариатом, вера и ожидание общего кризиса капитализма безосновательны и должны, быть заменены верой в постепенную, эволюционную социализацию общественного строя (т. е. через совершенствование демократических форм). Как и Каутский, Бернштейн считал, что в условиях постепенной демократизации государственных институтов политические привилегии господствующего класса утрачивают свое былое значение. Для него борьба классов не единственная альтернатива истории, рядом с ней есть место и для сотрудничества классов.

Выступая против марксистской идеи диктатуры пролетариата как важнейшей формы классовой борьбы, как главного средства завоевания социализма, Бернштейн противопоставляет ей идею совершенной демократии, которая, по его мнению, больше, чем политическое средство: Она определяет пределы властных полномочий политических партий, классов. "В демократии, - пишет Бернштейн, - ни один класс не пользуется привилегиями, политические партии и стоящие за ними классы вскоре узнают пределы своей власти и берутся всякий раз лишь за такие предприятия, какие при данных обстоятельствах они благоразумно могут надеяться осуществить" (Бернштейн Э. Очерки из теории и истории социализма. СПб., 1902. С. 291).

Обоснование Бернштейном реформистской идеологии отражено в созданной им доктрине "демократического социализма" как антипода утопическим социально-политическим воззрениям Маркса об объективном характере общественного развития и неизбежности социализма. По его убеждению, социализм как единство теории и практики вообще не может быть обоснован научно. "Наука не может быть тенденциозной, - пишет он, - как всякое познание реальности, она не принадлежит никакому классу или партии. Социализм, напротив, - это политическое течение, тенденция. И как доктрина, борющаяся за какие-то свои цели новой партии, он не может исключительно связывать себя с тем, что является уже твердо установленным" (Бернштейн Э. Возможен ли научный социализм //Полис. 1991. № 4. С. 18-23).

Признавая реформизм основой социалистической стратегии как результат последовательной демократизации ("демократического давления"), Бернштейн был уверен в приспособляемости капитализма к новым условиям, который на более высокой ступени развития средств общественного производства дорастает до необходимости упразднения классовых различий и сам без революционных переворотов эволюционирует в социализм.

По теории "демократического социализма", социализм, являясь духовным наследником либерализма "обеспечивает свободу личности как главной цели всех социалистических мероприятий". Важнейшими элементами демократического социализма являются кооперация, профессиональные ассоциации, которые принимают на себя права и полномочия в деле контроля над промышленным производством, организации постепенного обобществления, кооперации частных, коммерческих форм хозяйственной жизни и дальнейшей ее демократизации.

Социалистическая демократия у Бернштейна находит свое выражение в системе государственного правления при социализме. Политическая форма современных государств, по его мнению, со всей очевидностью показывает будущее политическое устройство при социализме, где сохраняются парламент, пропорциональное представительство от оппозиционных партий, всеобщее народное законодательство, все те обстоятельства и условия, при которых переход на высшую ступень развития общества мог осуществляться мирно и "без конвульсионных потрясений".

Идеи Бернштейна оказали огромное влияние на представителей той части социал-демократии, которая искала мирные пути к социализму (без гражданских войн и насилия, через осуществление серии больших и малых реформ). Историческая практика показала, что такой путь возможен.

8) К. Каутский

Карл Каутский (1854-1938) - один из лидеров и теоретиков германской социал-демократии и II Интернационала. Родился в Праге, в семье художника. Уже в гимназические годы под влиянием идей Парижской Коммуны в нем пробудился интерес к рабочему и социалистическому движению.

В исследованиях творчества Каутского выделяют три периода: домарксистский (с сер. 70-х до начала 80-х годов XIX в.), марксистский (с начала. 80-х до 1910 г.), послемарксистский (с 1910 г. до конца жизни). В домарксистский период Каутский находился под влиянием дарвинизма, лассальянства, неомальтузианства и анархизма. В 80-х -90-х годах Каутский написал ряд работ и статей, популяризировавших труды Маркса и Энгельса: "Экономическое учение Карла Маркса" (1887), "Т. Мор и его учение" (1887), "Классовые противоречия Великой французской революции" (1889) и др. Однако уже в этот период по вопросам классовой борьбы и роли народных масс обнаруживалась недооценка им роли субъективного фактора, благодаря которой человек выступает лишь как орудие естественно-исторической необходимости, что впоследствии, по оценке Ленина, привело его на позиции центризма и оппортунизма.

Каутский всегда стремился увязать теорию марксизма с практическими задачами социал-демократической партии. Большой авторитет он завоевал своим участием в написании теоретической части Эрфуртской программы. Программа была принята на партийном съезде в Эрфурте в 1891 г. В ней были сформулированы основные положения марксизма о необходимости низвержения капиталистического строя в ходе классовой борьбы пролетариата.

В концепции Каутского человек выступает как продукт обстоятельств, а историческая необходимость, выходя за пределы преобразовательной деятельности, в сущности, выступает как фатально господствующая, непреодолимая, возвышающаяся над человеком и общественными классами, сила. Поэтому способствование осознанию революционными массами исторической необходимости и пассивному следованию непреодолимым законам истории должно стать основным принципом политической деятельности социал-демократии. Этим принципом Каутский руководствовался при решении всех важнейших политических проблем.

Одной из таких проблем в его политической теории занимала проблема революции. Если в концепции Маркса одной из главных задач революционной партии является подготовка рабочего класса к революции, то с точки зрения Каутского "революционная партия не партия, устраивающая революции". "Мы не можем, -пишет он, -по собственному желанию устроить революцию, а следовательно, мы не можем ничего сказать когда и при каких обстоятельствах она наступит и в каких формах будет протекать" (Каутский К. Путь к власти. М., 1959. С. 65). По Марксу, революция - "самая авторитарная вещь", в ходе которой вооруженный народ навязывает свою волю путем физического насилия, не связанного никакими законами, с единственной целью разбить, сломать "готовую государственную машину".

По предположению Каутского, в революции мирные средства (экономические, законодательные, моральные) будут преобладать над физическими. К такому выводу Каутский пришел в результате анализа всемирно-исторического развития государственности. Согласно этого анализа, государство (его аппарат) претерпело глубокие изменения: из органа и средства насилия и войн, из орудия классового господства (как утверждал марксизм), оно превращается все более в орган организации хозяйственной и культурной жизни. Такой взгляд на буржуазное государство и демократию как средство реформирования общества, привело его впоследствии к разрыву с ортодоксальным воинствующим марксизмом, считавшим диктатуру пролетариата единственно необходимым средством подавления эксплуататорских классов, разрушения их государственной машины и построения справедливой общественной ассоциации (См:. Ленин В.И. Пролетарская революция и ренегат Каутский // Полн. собр. соч. Т. 37. С. 235-338).

Путь к политической власти; к социализму, по его концепции, может быть проложен через активную деятельность парламента. Поэтому в государствах, особенно со слабой конституционностью пролетариат должен поддерживать парламент как олицетворение единства нации, не разбивать его на голосующие общности (социальные слои, классы, партии), что позволило бы господствующему классу с ними справиться. Как сторонник эволюционного понимания исторического процесса Каутский все же больше склонялся на путь реформ, хотя и считал, что они не в силах устранить противоречия капиталистического строя. Вопросы диктатуры пролетариата и революции считал "спокойно предоставить будущему" (там же. С. 265).

Политическая концепция Каутского, особенно в последний период его творческой деятельности, продолжала развиваться в рамках либерально-демократической "ревизованной" формы марксизма (подобной бернштейнианской), оказывая определенное влияние на размежевание революционной и реформистской традиций в социалистической теории.

9)Ф. Ницше

Ницше Фридрих (1844 - 1900 гг.) родился в местечке Рёккен (Германия) в семье протестантского пастора. Учился в гимназии, с 1858 г. - в школе-интернате, где воспитанников готовили к религиозной деятельности. В 1864 окончил школу и поступил в Боннский университет на теологический факультет, но, не закончив его, уезжает в Лейпциг, где продолжает образование на филологическом факультете местного университета. Во время учебы проявляет блестящие способности. В 1868 г. Ницше отказывается от прусского подданства и переезжает в Швейцарию. В 1869 г. без предварительной защиты диссертации утверждается в должности экстраординарного, а годом позже - ординарного профессора Базельского университета. В 1869-79 гг. - профессор классической филологии Базельского университета. В 1878 г. Ницше окончательно убедился, что состояние его психического здоровья несовместимо с продолжением работы в университете (первые признаки болезни появились у него еще в 1862). Он подает прошение об отставке, и его просьбу удовлетворяют. Более того, университет назначил ему небольшую ежегодную пенсию. Лечился в Италии, Германии. С 1882 наступает некоторое улучшение состояния, и Ницше активно занимается научной и литературной деятельностью. В 1889 г. из-за резкого обострения болезни эта деятельность прекращается уже навсегда. Последние годы он провел в психиатрической клинике, а затем дома на попечении матери и сестры.

Основные произведения: "Так говорил Заратустра", "Рождение трагедии из духа музыки", "По ту сторону добра и зла".

Ф. Ницше, хотя жил и творил в XIX в., но при жизни его работы не были широко известны, и только в XX в. идеи его получили широкое распространение. Отдельные идеологи фашизма даже объявили Ницше своим предтечей.

Ф. Ницше - представитель иррационализма, один из основателей "философии жизни". В начальный период его творчества на него сильное влияние оказали взгляды А. Шопенгауэра[1] и И. Канта. Произведения Ф. Ницше написаны обычно в форме отрывочных афоризмов (изречений), где отвлеченные рассуждения иногда прерываются яркими образами.

Иррационализм (от лат.irrationalis - неразумный, бессознательный)- философское учение, которое в противоположность рационализму, ограничивает познавательные возможности разума, и признает основой миропонимания нечто недоступное разуму: интуицию, чувство, инстинкт и т.п. Иррационалистические мотивы достаточно четко проявляются и во фрейдизме.

В основе учения Ницше лежит аристократическая концепции и культ сильной личности, "сверхчеловека", который стоит в таком отношении к современному человеку, как последний - к обезьяне (о пришествии этого сверхчеловека проповедует пророк Заратустра[2]).

Основное понятие в философии Ницше, используемое им для объяснения всего совершающегося в мире - это понятие "воля к власти". С его помощью он пытался объединить и систематизировать многие свои философские идеи. Воля к власти - это постоянное стремление к власти и ее применению. При этом она является и свойством социально-правовых явлений. Поэтому вся социально-политическая история в представлении Ницше есть борьба двух воль к власти: воли сильных (аристократии, высших видов) и воли слабых (массы, толпы, стада). Аристократическая воля - инстинкт подъема, воля к жизни; вторая - инстинкт упадка, воля к смерти. Цель истории - создание великих людей, а народные массы являются только средством или препятствием для достижения этой цели.

Государство.

Происхождение государства. Аристократической концепции подчинена идея происхождения государства как средства насильственного социального процесса, в ходе которого происходит рождение привилегированного культурного человека, господствующего над массой.

В работе "Так говорил Заратустра" Ницше проводит мысль о том, что существование совершенного человека, именуемого "сверхчеловеком", и государственная организация несовместимы, т.е. он отрицает государственную жизнь как основу человеческого существования и характеризует государство как "смерть народов", учреждение "для лишних людей". Но Ницше отрицает только современное государство, оказавшееся в руках плебейского большинства. Он считает, что государство только тогда отвечает своему подлинному значению ("надлежаще служит аристократической культуре и гению"), когда оно элитарно.

Форма государства. Ницше различал аристократическое государство (теплица для высокой культуры) и демократическое (упадочная форма, в котором господствует чернь).

Право. Ницше связывал появление права с социальным неравенством, с насилием. Исходя из принципа неравенства людей в зависимости от того, относятся ли они к аристократии или толпе, Ницце отвергал идею свободы и равенства и обосновывал правомерность правовых притязаний "совершенных" индивидов. Только сила дает право, и нет права, "которое в своей основе не являлось бы присвоением, узурпацией, насилием". Право - это результат войны и победы. Именно оно является подлинным естественным правом. В мирное время право фиксирует результат войны и является определенным договором борющихся сил: "без договора нет права".

Современные законы, существующее в современных ему государствах, он называл "стадным законодательством".

10)М. Вебер

В ряду новейших модификаций классических моделей и теоретических конструкций политической власти особое место занимает типология власти Макса Вебера (1864-1920). Он усматривал главную особенность функционирования парламентской демократии в способах отбора политических лидеров и контроля над технически ориентированной административной бюрократией. Опираясь на опыт изучения всеобщей истории права, государства и власти, Вебер выдвинул концепцию идеальных типов власти, которые можно обнаружить у разных народов в ходе истории. Исторически первой является власть патриархальная (власть главы рода, племени, ранних государственных образований). Следующую разновидность образует власть харизматическая - она связана с наделением правителя сверхъестественными качествами и властными возможностями, что особенно типично для случаев обожествления правителя, создания его культа личности. Самой современной и самой перспективной является рационально-легитимная власть. Основным и главным элементом этой власти, ее несущей конструкцией является профессиональная бюрократия. Бюрократия (буквально "власть конторских служащих") ассоциировалась у Вебера с типом господства, основанного не на традиционном почитании, а на строгих и рациональных правилах легалистского (законом регулируемого и контролируемого) характера и назначения. Это господство включает следующие моменты и характеристики: 1) существование обособленных служб и компетенции, строго определенных в законах и правилах в целях удобства для принятия решений и контроля; 2) защита статуса и компетенции служащих; 3) четкая иерархизация в выполнении распорядительных управленческих функций и функций исполнительских; 4) подбор кадров на конкурсной основе; 5) полное обособление выполняемой служебной функции от личностных свойств и характеристик, поскольку служащий не может быть собственником своей должности или средств управления. И хотя перечисленные черты более всего характеризуют современный этап бюрократизации управления, сам феномен бюрократии имеет корни в далекой древности (китайский опыт). Говоря о роли бюрократии в будущем, Вебер, в частности, прогнозировал, что неотвратимой перспективой всех современных демократий является тотальная бюрократизация общественной и государственной жизнедеятельности. Именно в силу такой перспективы на смену капитализму, согласно Веберу, придет не социализм, а бюрократизированное в целях рационального управления общество.

Показать полностью… https://vk.com/doc118796762_447327716
57 Кб, 26 июня 2017 в 16:11 - Россия, Москва, ИПО, 2017 г., docx
Рекомендуемые документы в приложении