Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Студенческий документ № 033956 из МГЮА (Университет им. О. Е. Кутафина)

ДокументэкспортированизсистемыГАРАНТНППГарантСервис garantF1://5709451.0

в 3-х томах

Том 1 ГАРАНТ:

См. Гражданское право: учебник: в 3 т. (под ред. А.П. Сергеева):

garantF1://5710594.0

garantF1://5711838.0

Светлой памяти

Олимпиада Соломоновича Иоффе

посвящается

Раздел I. Введение в гражданское право

Глава 1. Гражданское право как отрасль права

§ 1. Введение в гражданское (частное) право

Система и отрасли права. Право - совокупность норм (правил поведения), существующих для регулирования и охраны общественных отношений. В механизме социально-нормативного регулирования нормы права специфичны тем, что:

а) образуют единую стройную систему (поэтому совокупность правовых норм не хаотична и не случайна, а внутренне организована и структурирована);

б) санкционированы государством (т.е. признаны им в качестве особых - правовых - регуляторов общественных отношений);

в) обеспечены принудительной силой государства;

г) обладают свойством нормативности (а потому не имеют персонального адресата и обращены к неопределенному кругу лиц);

д) формально определены в тех или иных формах (источниках) права (в частности, в законах и других нормативных правовых актах).

Право как системное образование состоит из различных обособленных элементов (подразделений). В связи с этим выделяются подразделения, которые регулируют крупные участки (группы, категории) общественных отношений, а также другие подразделения, которые регулируют определенные виды общественных отношений, обособленные по тому или иному признаку (признакам). Наиболее крупные образования (общности) правовых норм традиционно именуют отраслями права, среди более мелких выделяют подотрасли, институты и субинституты права. Основой ("первокирпичиком") системы права является правовая норма, из которой и формируются субинституты, институты, подотрасли и отрасли права; наиболее крупные образования в системе права выступают ее "несущими конструкциями".

Для выделения в системе права внутренних элементов и их разграничения используются специальные признаки (критерии). Так, для признания той или иной совокупности норм в качестве отрасли права необходимо, по крайней мере, наличие у данной совокупности норм собственного: а) предмета и б) метода правового регулирования. Говоря иначе, всякая отрасль права отличается от других отраслей наличием крупной и внутренне однородной по определенному признаку (признакам) группы общественных отношений (отраслевой предмет) и специфическими для данной отрасли права средствами воздействия на эти общественные отношения (отраслевой метод).

Еще одним показателем отрасли права может стать наличие у нее собственной законодательной базы, ядром которой выступает кодифицированный нормативный правовой акт (кодекс). В свою очередь, статус подотрасли права обычно связывают с возможностью выделения в ней самостоятельной Общей и Особенной частей (которые соответственно объединяли бы нормы права, действующие в отношении всех или, по крайней мере, большинства либо, напротив, строго определенных общественных отношений, регулируемых данной подотраслью). Развитие и обогащение общественных отношений, количественный рост опосредующих их норм права, качественное обособление и специализация последних в системе права обусловили вывод о многомерности правового пространства, что позволило наряду с первичными отраслями выделять комплексные отрасли и другие комплексные образования.

В системе права можно выделить ряд бесспорных и общепризнанных отраслей (гражданское, уголовное, административное право и др.), в то же время определение статуса других подразделений (взять то же семейное, предпринимательское, корпоративное, банковское, страховое право, международное частное право и др.) ведется в рамках научных дискуссий. Гражданское право, будучи самостоятельной отраслью права, имеет собственный предмет и метод правового регулирования, а также обширную законодательную базу, "возглавляемую" garantF1://10064072.0 РФ - самым крупным из известных на сегодня отечественным нормативным правовым актом (он состоит из 1551 статей).

Гражданское право - частное право. С изменением в 90-х гг. прошлого века общественно-экономического уклада, переходом от плановой экономики к рыночной и развитием предпринимательства объективно претерпело существенные изменения и гражданское право. Более того, поскольку взоры исследователей оказались смещены с традиционного - отраслевого - деления системы права в плоскость так называемого дуализма права (т.е. деления права на частное и публичное), при этом гражданское право стали если не отождествлять, то, по крайней мере, соизмерять с частным правом, появилась необходимость переосмысления самой системы права и ее внутреннего устройства.

Вообще говоря, становление и развитие частного права связывают с отношениями частной собственности, а его корни видят в римском праве, являвшемся "классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, в котором господствует частная собственность" и представлявшем собой "первое всемирное право общества товаропроизводителей", наиболее совершенную форму права с "тончайшей разработкой всех существенных отношений простых товаровладельцев: купли и продажи, ссуды, долга, договора и прочих обязательств"HYPERLINK#sub_1. Римское право, первоначально архаично-замкнутое ввиду его адаптированности к примитивным формам хозяйствования и узконациональное, по мере превращения Рима в мировую державу приобрело универсальный характер, а развитие экономической жизни привило ему специфический дух индивидуализма, принципы индивидуальной свободы и самоопределения. Римские юристы определяли римское частное право через совокупность трех компонентов:

а) jus naturale (право, которому природа научила все живое);

б) jus gentium (право, которым пользуется все человечество);

в) jus civile (национальное римское или цивильное право). При этом они руководствовались максимой "publicum jus est quod ad statum rei Romanae spectat, privatum quod ad singulorum utilitatem pertinet" (т.е. "публичное право относится к положению Римского государства, частное - к пользе отдельных лиц" - Ульпиан, Дигесты. 1.1.1.2). Вместе с тем отмечают, что правовая система Древнего Рима отличалась синкретическим единством, а противопоставление частного права публичному поддерживалось там лишь признаками социальной роли участников правоотношений и общественного авторитета, нормировавшего социальные связи. В этом смысле jus civile (цивильное право), будучи самой системой римского национального права, изначально объединяло все права римских граждан. Jus civile, противопоставляемое jus gentium, регулировавшему отношения римлян с чужестранцами, структурно состояло из jus privatum, jus sacrum и jus publicum (т.е. частного, сакрального и публичного права). В результате уничтожения язычества и падения римской власти данная трехчленная система утратила две последние составляющие, поэтому jus civile, изначально комплексное, впоследствии стало отождествляться с частным правом как единственным сохранившимся его элементомHYPERLINK#sub_2.

В феодальный период господство частного интереса в решающей для феодального государства области - землевладении - обеспечивалось институтом иммунитета, а частные интересы в иных сферах нередко попирались открытым публичным вмешательством. Но именно данной эпохе обязано своим рождением купеческое право - особая разновидность частного права. Отмечают даже, что феодальная формация по своим политическим, экономическим и психическим условиям в целом представляла эпоху высшего расцвета частного права за счет публичногоHYPERLINK#sub_3. Буржуазный строй, основанный на торжестве принципов неограниченной частной собственности, свободы договора, личности, только усилил роль частного права. Вместе с тем свойственные буржуазному обществу глубокие противоречия между общественной и частной жизнью, общими и частными интересами стали предпосылкой активного вмешательства публичного права в сферу частных интересов, что позволяет говорить о буржуазном правопорядке как о периоде высшего расцвета в раздвоении права.

В условиях социалистической национализации основных средств производства, огосударствления экономики и значительного ограничения имущественных прав само существование частного права оказалось под вопросомHYPERLINK#sub_4, а потому признавалось лишь отдельными исследователямиHYPERLINK#sub_5.

Этимологически "частное" (privatus, privus - лишенный, отдельный, неофициальный) характеризуется как часть чего-либо, оно выступает аналогом обособленного, внутреннего, индивидуального и антиподом общего, внешнего, коллективного. Отсюда частные отношения - это внутренние отношения между отдельными лицами, т.е. межличностные отношения, представленные всей совокупностью социальных связей, имеющих внутреннюю, а не внешнюю значимость (это, кстати, подтверждают и римские традиции, согласно которым частная сфера - сфера индивидуальных и семейных интересов). Однако правовому регулированию подвергаются не все личные отношения, а только определенная их часть, а именно та, которая имеет имущественную сущность или, по крайней мере, связана с ней. Напротив, все прочие частные вопросы - предмет неправового регулирования (например, многие внутрисемейные отношения подчиняются правилам обычаев и морали), а то и вовсе находятся за пределами социально-нормативного регулирования. Но именно с имущественными отношениями имеет дело и гражданское право (которое традиционно называют jus civile или jus privatum, т.е. правом цивильным или частным). Не случайно именно гражданское право издавна рассматривают как науку о правах и обязанностях, определяющих отношения граждан между собой в качестве частных лиц, как совокупность юридических норм, опосредующих частные отношения отдельных лиц в обществе, сфера которых очерчена частными лицами и их частным интересомHYPERLINK#sub_6. Именно в гражданском праве субъекты прав и обязанностей имеют равный статус, правоотношения возникают преимущественно из частных соглашений и нередко ими же и регулируются, а осуществление и защита права представляют личное дело конкретного заинтересованного лица. Известно даже мнение, что отечественное гражданское право, в сущности, вообще никогда не утрачивало своих частноправовых начал, просто на современном этапе их роль усилилась, результатом чего стал классический частноправовой вариант цивилистикиHYPERLINK#sub_7.

Основные начала гражданского (частного) права. Идеи гражданского (частного) права концентрированно выражают основные его начала или принципы (от лат. principium - основа, начало) - исходные, основополагающие, руководящие положения, на которых покоится гражданское (частное) право и которым подчиняются все или, по крайней мере, большинство охватываемых им явлений. Основные начала гражданского (частного) права сформулированы в garantF1://10064072.1 ГК, которая закрепляет:

равенство участников гражданско-правовых отношений;

неприкосновенность собственности;

свободу договора;

недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела;

необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав;

обеспечение восстановления нарушенных прав;

судебную защиту нарушенных прав;

приобретение и осуществление гражданских прав участниками гражданских правоотношений своей волей и в своем интересе;

свободное перемещение на всей территории Российской Федерации товаров, работ и услуг.

Основные начала гражданского (частного) права знают исключения, которые сам же закон и устанавливает. Так, принцип равенства участников гражданско-правовых отношений явно ограничивается в дочернем хозяйственном обществе, для чего законодателю и пришлось особо позаботиться об обеспечении прав и интересов такого субъекта (garantF1://10064072.10502 ГК), неприкосновенность собственности - случаями, когда праву собственника закон предпочитает интересы добросовестного приобретателя и устойчивость гражданского оборота (garantF1://10064072.223022, garantF1://10064072.302 ГК), а свобода договора - правилами о публичном договоре и договоре присоединения (garantF1://10064072.426, garantF1://10064072.428 ГК). Однако наличие исключений не колеблет статуса предусмотренного в garantF1://10064072.1 ГК правила как основного начала гражданского (частного) права. Напротив, правила ст. 1 ГК находят свою дальнейшую конкретизацию. Так, в garantF1://10064072.200001 ГК говорится о равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников гражданских отношений, в garantF1://10064072.9 ГК - об осуществлении ими гражданских прав по своему усмотрению, в garantF1://10064072.11 - о судебной защите гражданских прав, в garantF1://10064072.1124 ГК - о равной защите прав всех собственников, в garantF1://10064072.42101 ГК - о свободе договора. Наряду с общими началами гражданского (частного) права можно встретить другие сопоставимые по значимости категории (в частности, требования добросовестности, разумности и справедливости - garantF1://10064072.60002 ГК, недопустимости злоупотребления правом - garantF1://10064072.10 ГК и др.).

Значение основных начал гражданского (частного) права состоит в том, что они:

оказывают влияние на отдельные нормы права и их совокупности - субинституты, институты, подотрасли;

определяют правовой режим отрасли в целом и помогают правильному его пониманию;

в случае отсутствия норм непосредственного действия или хотя бы сходных норм, которые могли бы использоваться по аналогии закона (garantF1://10064072.60001 ГК), помогают определить права и обязанности сторон (так называемая аналогия права - garantF1://10064072.60002 ГК).

§ 2. Предмет гражданского права

Общие положения. С пониманием предмета гражданского права и определением существа образующих его общественных отношений в литературе связаны многочисленные споры как по самым общим, так и по частным вопросам. Не вдаваясь сейчас в их анализ и ограничиваясь ссылкой на специальные источникиHYPERLINK#sub_8, для установления предмета гражданского права обратимся к действующему закону. "Гражданское законодательство, - говорится в garantF1://10064072.200001 ГК, - определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников". Отсюда, а также из обращения к другим положениям Гражданского кодекса видно, что предмет гражданского права (гражданско-правового регулированияHYPERLINK#sub_9) образуют разные отношения. Это и отношения, связанные с созданием и функционированием различных организаций (хозяйственных товариществ и обществ, кооперативных и общественных организаций и др.), и отношения, связанные с имущественными благами, включая их оборот, и отношения, возникающие в результате интеллектуальной деятельности (при создании произведений науки, литературы и искусства, программ для ЭВМ, изобретений и др.), и индивидуализации участников гражданского оборота и их деятельности (фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания, коммерческие обозначения).

У современного предмета гражданского права есть и другая важная сторона. Благодаря тому что Гражданский кодекс характеризует его исходя не только из регулируемых общественных отношений, но и из регулируемой деятельности, особое место в нем занимают отношения, складывающиеся и существующие в сфере предпринимательской (коммерческой) деятельности между соответствующими субъектами (предпринимателями или коммерсантами). "Гражданское законодательство, - говорится в garantF1://10064072.2001 ГК, - регулирует отношения между лицами, осуществляющим и предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке".

Наконец, характеристика предмета гражданского права не будет полной без обращения еще к четырем группам общественных отношений, а именно:

а) организационным отношениям;

б) отношениям по поводу нематериальных благ (так называемым личным неимущественным отношениям, не связанным с имущественными);

в) административным отношениям;

г) специально регулируемым имущественным и личным неимущественным отношениям.

Подробнее обо всем этом - далее по порядку.

Имущественные отношения. Имущественные отношения чрезвычайно разнообразны. Так, вещь, отчуждаемая по договору купли-продажи, выплачиваемая работнику заработная плата, деньги, уплачиваемые в качестве налогов, пошлин, штрафов и других обязательных платежей, распределяемые бюджетные средства и многие другие ситуации - все это различные проявления многоликих имущественных отношений, которые складываются между разными субъектами, на разных участках общественной жизни и по разному поводу. Одни из них устанавливаются между продавцом и покупателем, другие - между работодателем и работником, третьи - между плательщиком и получателем (публичным субъектом), четвертые - между распределителем и получателями бюджетных средств. Разноплановость имущественных отношений обусловливает их регулирование нормами разных подразделений системы права (речь, в частности, идет о праве гражданском, трудовом, налоговом, административном, бюджетном), что, в свою очередь, обеспечивает необходимую дифференциацию их правового регулирования.

В условиях многоликости имущественных отношений, их рассредоточенности по всей системе права и, таким образом, различной их отраслевой принадлежности очевидно, что гражданское право регулирует лишь определенную их часть, но даже в этом случае законодатель в garantF1://10064072.200001 ГК не ставит перед собой цель (и не в состоянии) дать исчерпывающий перечень гражданских имущественных отношений. Оставляя его открытым, он лишь задает общий абрис: все гражданские имущественные отношения должны основываться на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Только в этом случае имущественные отношения будут иметь гражданско-правовой характер и достаточные предпосылки для их регулирования нормами гражданского права.

Особенность гражданских имущественных отношений состоит в том, что они имеют тесную связь с экономикой, товарным производством и обменом, а значит, товарными ценностями (товарами)HYPERLINK#sub_10. Товары в их широком смысле (в том числе готовые вещи, выполняемые работы, оказываемые услуги, а также другие блага) обладают потребительной и меновой стоимостью, т.е. являются воплощением труда человека и способны к обмену. Товары производятся и обмениваются на рынке в соответствии с их общественной стоимостью, включающей все общественно необходимые затраты труда, также стоимостные по форме, в чем и состоит общий смысл макроэкономического закона стоимости - объективного регулятора рыночных отношенийHYPERLINK#sub_11. Именно поэтому гражданские имущественные отношения имеют стоимостной характер, т.е. являются имущественно-стоимостными. Имущественно-стоимостные отношения могут быть классифицированы по разным основаниям. Так, в зависимости от типа (существа) они могут быть отношениями статики и динамики.

Имущественно-стоимостные отношения статики. Каждый является собственником тех или иных вещей, соответственно отношение между обладателем конкретной вещи и всеми прочими лицами по поводу данной вещи (отношения собственности) - отношения статики, в рамках которых достигается и обеспечивается закрепление материальных благ (объектов) за конкретными субъектами и исключается возможность произвольного присвоения данных объектов всеми прочими лицами. Отношения собственности (т.е. отношения между людьми по поводу материальных благ) - наиболее простой пример имущественных отношений, в которых проявляется различие "моего" и "твоего", "своего" и "чужого", "коллективного" и "индивидуального", ибо "там, - писал С.Н. Братусь, - где нет такого различия, нельзя говорить и об отношениях собственности, или, что то же, об имущественных отношениях"HYPERLINK#sub_12. Однако имущественные отношения статики - это не только отношения собственности, поскольку закрепление материальных благ за определенными лицами может также иметь место в рамках других имущественных отношений (в частности, отношений по хозяйственному ведению или оперативному управлению чужим имуществом - garantF1://10064072.1019 ГК). Справедливо и то, что отношения статики могут возникать по поводу не только вещей, но и других экономических благ, ибо свойства товара присущи не только вещам, но и деньгам, ценным бумагам, различным видам энергии, информации и др. Кстати, в литературе обращают внимание на существенные изменения, которые в последнее время произошли во всей системе гражданско-правовых объектов. В их числе называют появление новых видов имущества, смещение центра тяжести правового регулирования с недвижимого имущества на движимое, интеграцию отдельных простых объектов в сложные вещиHYPERLINK#sub_13. Отмечают также, что с развитием и усложнением экономического оборота неминуемо растет удельный вес невещных благ, а их роль достигает такой степени, что юридико-технические абстракции даже начинают теснить телесные вещиHYPERLINK#sub_14. Со всем этим неизбежно меняется и сама система гражданских имущественных отношений.

Имущественно-стоимостные отношения динамики. Если обладатель (собственник) решил расстаться со своим имуществом навсегда или на время и для этого вступает в отношения купли-продажи, мены, дарения, аренды, передает вещь на хранение или в доверительное управление, предоставляет деньги взаймы или размещает их на вклад, открытый в банке, возникающие при этом отношения, обеспечивающие переход имущества от одного участника гражданского оборота к другому, - отношения динамики. Отношения динамики в сравнении с отношениями статики более разнообразны, они могут быть товарно-денежными (эквивалентно-возмездными или просто возмезднымиHYPERLINK#sub_15) и иными товарными (безвозмездными). Так, отношения купли-продажи, мены, аренды, подряда, возмездного оказания услуг и подавляющее большинство других являются товарно-денежными (возмездными): они покоятся на известной экономической формуле Т-Д. Напротив, отношения дарения или ссуды (т.е. временного безвозмездного пользования чужим имуществом) - отношения безвозмездные.

Некоторые отношения могут быть как возмездными, так и безвозмездными, например, отношения по хранению одним лицом имущества другого лица, которые могут предполагать или не предполагать плату за соответствующую услугу, или займа, который может быть беспроцентным (безвозмездным) или процентным (возмездным).

Всякое отношение предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа соглашения между участниками не вытекает иное (garantF1://10064072.4233 ГК).

Безвозмездные отношения не играют существенной роли в гражданском обороте, не являются для него типичными (распространенными) и в конечном счете производны от отношений возмездных. Понятно, что прежде чем подарить вещь, ее надо создать или приобрести, а прежде чем предоставить деньги взаймы, их надо заработать, при этом во всяком случае безвозмездные отношения имеют вполне определенные критерии затратности или убыточности (для дарителя, займодавца) и прибыльности (для одаряемого, заемщика), которые в условиях товарного производства имеют стоимостной характер.

Отношения динамики могут быть договорными (во всех приведенных выше случаях) и внедоговорными (например, отношения, возникающие при наследовании имущества умершего или при возмещении причиненного вреда).

Все и всякие имущественно-стоимостные отношения имеют дело со способным к обмену товаром, в который воплощен человеческий труд. Благодаря этому товары - объекты гражданского оборота, выступающие на рынке в соответствии с продиктованной законом стоимости рыночной стоимостью, т.е. исходя из суммарной величины общественно необходимых затрат, вложенных в их производство. Именно стоимостная оценка количества и качества труда, воплощенного в товаре, имеет непосредственную связь с указанными в garantF1://10064072.200001 ГК равенством, автономией воли и имущественной самостоятельностью участников гражданского оборота. В самом деле, только экономически равноправные и самостоятельные участники гражданского оборота, обладающие автономной волей, способны самостоятельно оценивать количество и качество вложенного в производство товара труда, а также экономическую целесообразность обмена конкретного товара на конкретных условиях. И только экономически равноправный и самостоятельный участник гражданского оборота, наделенный автономной волей, способен отказаться от обмена или настаивать на том, чтобы обмен произошел не на предложенных, а на приемлемых для него условиях. А поскольку в ходе обменных процессов и возникающих при этом имущественно-стоимостных отношений количество и качество воплощенного в товаре труда оценивают оба участника отношения, нельзя не согласиться с тем, что общим предметным признаком всех гражданских имущественных отношений является их взаимооценочный характерHYPERLINK#sub_16.

В самом деле, работник, включенный в трудовой коллектив, осуществляющий трудовую функцию в рамках трудового договора (контракта), подчиняющийся внутреннему трудовому распорядку и получающий заработную плату согласно занимаемой должности, не может так свободно соотносить количество и качество своего труда к условиям труда и заработной плате, как это может сделать лицо, осуществляющее сходную функцию, но в рамках гражданских (подрядных) отношений. В этом смысле труд работника в отличие от труда подрядчика не является свободным. Но если работник еще может не согласиться с "несправедливой" заработной платой и условиями труда и добиваться достойного заработка или более приемлемых условий труда, то тот же налогоплательщик, который также не может оценивать "количество" и "справедливость" подлежащего уплате налога и оказывать влияние на его величину, просто обязан вступить в предписанные ему законом имущественные отношения, основанные на принципе власти и подчинения, и уплатить необходимую сумму денег согласно установленной налоговой ставке. Бесспорно, что в последнем случае речь идет хотя и об имущественном отношении, однако отношении, исключающем равенство и автономию воли, а значит, и свободу выбора и взаимооценочность имущественного элемента (величины налога, пошлины, штрафа и т.п.), что как раз и исключает это и подобные ему имущественные отношения из предмета гражданского права. В самом деле, в силу garantF1://10064072.3003 ГК к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство, как правило, не применяется. К тому же такие имущественные отношения не являются товарными и не охватываются действием закона стоимости.

В связи с последним замечанием возникает вопрос: только ли товарные (имущественно-стоимостные) отношения регулирует гражданское право и может ли оно в принципе регулировать имущественные отношения вне связи с действием закона стоимости (за рамками его действия)? На первую часть этого вопроса надлежит дать отрицательный ответ, на вторую - положительный. Дело в том, что имущество может и не обладать качествами товара (потребительной и меновой стоимостью). Это обстоятельство препятствует его участию в гражданском обороте (т.е. возникновению по поводу него имущественных отношений динамики), но отнюдь не исключает имущественных отношений статики, а также охраны такого имущества гражданско-правовыми средствами на тот случай, если отношения статики будут нарушены. Так, И.А. Покровский приводил пример, когда некто умышленно уничтожил единственную сохранившуюся фотографию покойной матери, принадлежавшую другому лицуHYPERLINK#sub_17. "Вещи, которые не оценишь в деньгах вследствие их весьма малой стоимости, - пишет В.А. Тархов, - могут быть очень дороги для собственника, и все окружающие обязаны уважать права собственника на эти вещи... Изношенная или сломанная вещь, принадлежавшая погибшему ребенку, может представлять собою неизмеримую ценность для его родителей"HYPERLINK#sub_18. Вокруг таких объектов возникают имущественные отношения статики (собственности), нарушение которых предполагает их имущественное восстановление (возмещение вреда), при этом и отношения собственности, и отношения по возмещению вреда - гражданские имущественные отношения. Кстати, известен пример, когда именно с большой неимущественной ценностью вещи гражданский закон связывает специальные правовые последствия (см., напр., garantF1://10064072.5782 ГК). Таким образом, имущественный компонент в предмете гражданского права образуют имущественно-стоимостные отношения (которые являются наиболее распространенными), а также иные имущественные отношения.

Личные неимущественные отношения, связанные с имущественными. Самостоятельное место в предмете гражданского права занимают личные неимущественные отношения, связанные с имущественными. Неимущественное существо (природа) этих отношений позволяет противопоставить их имущественным отношениям и провести между ними дифференциацию. В свою очередь, связь этих отношений с имущественными отношениями позволяет регулировать их нормами гражданского права и в конечном счете обеспечивает единство предмета гражданского права. Личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, могут быть трех видов:

отношения, возникающие по поводу результатов интеллектуальной деятельности;

отношения, возникающие по поводу средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (далее - "средства индивидуализации");

иные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Законодатель в garantF1://10064072.412251 ГК устанавливает перечень из 12 результатов интеллектуальной деятельности, куда включает: а) произведения науки, литературы и искусства; б) программы для ЭВМ; в) базы данных; г) исполнения; д) фонограммы; е) вещание организаций эфирного и кабельного вещания; ж) изобретения; з) полезные модели; и) промышленные образцы; к) селекционные достижения; л) топологии интегральных микросхем; м) секреты производства (ноу-хау). В этом же списке - 4 средства индивидуализации: а) фирменные наименования; б) товарные знаки и знаки обслуживания; в) наименования мест происхождения товаров; г) коммерческие обозначения. Итого - 16 наименований результатов, которым соответствует 16 видов личных неимущественных отношений. Даже беглое обращение к правилу п. 1 ст. 1225 ГК позволяет сделать следующие три принципиальных вывода:

результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации приравнены друг к другу, из чего следует, что возникающие по поводу них отношения имеют общие черты, а их гражданско-правовое регулирование - общие подходы;

отношения, возникающие по поводу результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, являются личными неимущественными отношениями или отношениями интеллектуальной собственности, которые, таким образом, противопоставляются имущественным отношениям собственности;

перечень результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации сформулирован как исчерпывающий, из чего следует, что другие неимущественные отношения, связанные с имущественными, о которых идет речь в garantF1://10064072.200001 ГК, - это неимущественные отношения, не являющиеся отношениями интеллектуальной собственности.

Поскольку отношения интеллектуальной собственностиHYPERLINK#sub_19 не подлежат отождествлению с обычными отношениями собственности, а их правовое регулирование - с правовым регулированием статики и динамики обычных материальных благ, они требуют специального правового регулирования (и правового режима). Основные особенности личных неимущественных отношений, связанных с имущественными (интеллектуальной собственности), состоят в следующем.

1. Отношения интеллектуальной собственности возникают в особой - интеллектуальной, творческой, мыслительной - сфере, а потому отличаются от обычных отношений собственности, возникающих в сфере товарного производства и обмена.

2. Создателем результата интеллектуальной собственности может быть только способный к такой деятельности гражданин (автор, исполнитель) (см. garantF1://10064072.41228, garantF1://10064072.41257, garantF1://10064072.41313, garantF1://10064072.41347, garantF1://10064072.41410, garantF1://10064072.41450 ГК).

3. Поскольку отношения интеллектуальной собственности возникают в особой - интеллектуальной - сфере, их объекты (написанная книга, созданное изобретение, придуманное фирменное наименование и т.д.) имеют следующую специфику:

а) результаты интеллектуальной собственности независимо от способа их фиксации (будь то книга на бумажном носителе или в электронном варианте, чертеж изобретения или его макет и т.п.) всегда идеальны и индивидуальны и несут на себе "печать личности" автора, соответственно сами отношения интеллектуальной собственности являются личными неимущественными отношениями. Напротив, материальные объекты отношений собственности (вещи) могут быть как индивидуальными, так и родовыми (ср. платье, сшитое на заказ и купленное в магазине) и существуют исключительно в плоскости имущественных отношений;

б) некоторые результаты интеллектуальной собственности (как и некоторые вещи, например недвижимость, - см. garantF1://10064072.131 ГК) подлежат государственной регистрации. Так, закон не предусматривает этого в отношении произведений науки, литературы и искусства (например, написанной книги или картины), но он устанавливает требование государственной регистрации (патентования) объектов промышленной собственности (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов) как условие их признания и защиты (см. garantF1://10064072.41232, garantF1://10064072.41353, garantF1://10064072.41354 ГК), а иногда вопросы государственной регистрации устанавливаются не как предписание, а как дозволение и отдаются на усмотрение заинтересованного лица (см. garantF1://10064072.41262 ГК);

в) результаты интеллектуальной собственности лишены экономического содержания, не имеют имущественной природы, а значит, и не подлежат точной имущественной (денежной) оценке. Тем не менее в условиях рыночной экономики они могут представлять экономический интерес, а значит, вовлекаться в гражданский оборот. Однако поскольку идеальность результата (объекта) исключает возможность его отчуждения (подобно тому как сами по себе переходят "из рук в руки" вещи - предметы материального мира), постольку "вместо него" передается (отчуждается) право на данный объект (так называемое исключительное право), которое и становится особым товаром. Обладатель исключительного права может использовать соответствующий объект интеллектуальной собственности по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, в том числе распоряжаться данным исключительным правом (см. garantF1://10064072.412291 ГК). Передачу (отчуждение) исключительных прав обеспечивают разные гражданско-правовые конструкции (в частности, лицензионный договор, договоры коммерческой концессии и купли-продажи).

Именно в возможности динамики исключительных прав и проявляется связь между личной (неимущественной) сущностью результата интеллектуальной собственности и имущественно-стоимостным (товарным) характером его использования, между нематериальным благом (правом авторства, являющимся сугубо личным, неотчуждаемым и не передаваемым иным способом - см. garantF1://10064072.15010 ГК) и гражданским оборотом (образующей его совокупностью сделок). Во всяком случае, имущественный компонент здесь носит производный характер от личного (неимущественного) и обусловлен им. Отмеченное обеспечивает, с одной стороны, необходимость гражданско-правового регулирования личных неимущественных отношений, связанных с имущественными, с другой - то особое ("серединное") положение, которое они занимают в предмете гражданского права, "располагаясь" между регулируемыми имущественными отношениями и охраняемыми отношениями по поводу нематериальных благ (так называемыми личными неимущественными отношениями, не связанными с имущественными, речь о которых пойдет далее).

Предпринимательская деятельность. Предпринимательская деятельность - самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законом порядке (см. garantF1://10064072.2001 ГК). Законодатель, таким образом, формулирует четыре группы признаков предпринимательской деятельности:

субъектный признак (необходимость государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности);

объектный признак (прибыль, к которой стремится всякий предприниматель);

признак объективной стороны (совершение разнообразных действий по пользованию имуществом, продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг);

признаки субъективной стороны (самостоятельность, риск и целевая направленность)HYPERLINK#sub_20.

Предпринимательская деятельность является социально полезной и состоит из единичных общественных отношений, которые складываются в процессе ее осуществления между предпринимателями, а также между ними и другими субъектами. Гражданское право, оказывая регулятивное воздействие на единичные общественные отношения с участием предпринимателей, в конечном счете регулирует и саму предпринимательскую деятельность.

Формально существование garantF1://10064072.2001 ГК и содержащегося в нем правила исключают все сомнения в том, что предпринимательское (коммерческое) право - специальная часть права гражданского. В свою очередь, в справедливости правила абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК сомневаться не приходится потому, что конститутивные признаки предпринимательской деятельности создают все необходимые предпосылки для ее включения именно в предмет гражданского права. В самом деле, стремление предпринимателя к систематическому извлечению прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг имеет бесспорную имущественную сущность и непосредственную связь с имущественными отношениями (ту самую "имущественную подкладку"HYPERLINK#sub_21), а самостоятельность и риск обеспечивают наличие таких необходимых качеств для включения в предмет гражданского права отношений с участием предпринимателя, как равенство, автономия воли и имущественная самостоятельность участников гражданских отношений.

По этой причине предпринимательское (коммерческое) право - не самостоятельная отрасль или иное самостоятельное образование в системе права, а именно специальная часть права гражданского, которая объединяет нормы, посвященные специальному субъекту (предпринимателю, коммерсанту) и осуществляемой им деятельности (предпринимательскому, коммерческому обороту). Гражданско-правовые нормы, посвященные предпринимателям, имеют специальный (более строгий) характер относительно прочих - общегражданских - норм права. Соотношение между общегражданскими и специально-гражданскими (предпринимательскими) нормами определяет известный принцип "lex specialis derogat lex generalis" (т.е. "специальный закон отменяет закон общий"). При полном отсутствии или дефиците специальных правил к отношениям между предпринимателями (коммерсантами) или с их участием могут и должны применяться в субсидиарном порядке (т.е. дополнительно) общегражданские нормы.

Организационные отношения. Хотя идея выделения в предмете гражданского права так называемых организационных отношений известна давно, ей по-прежнему препятствуют две основные причины:

а) законодатель, очерчивая предмет гражданского права, не говорил и не говорит об этих отношениях прямо; б) в литературе их самостоятельность признавалась и признается не всеми авторамиHYPERLINK#sub_22.

Несмотря на то что в ст. 2 ГК и в самом деле нет прямых упоминаний на организационные отношения, не стоит забывать об особенностях редакции правила garantF1://10064072.200001 ГК, которое: а) предусматривает, что "гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав)..."; б) оставляет перечень регулируемых имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности, открытым. Кроме того, установление и познание отношений, образующих предмет гражданского права, не должно ограничиваться рамками одной лишь ст. 2 ГК: достаточно обратиться к содержанию Гражданского кодекса, чтобы убедиться в том, что организационные отношения - существенный по объему и вполне самостоятельный по значимости компонент в предмете современного гражданского права. Именно обращение к Кодексу позволяет выделить следующие основные группы гражданских организационных (в том числе корпоративных и процедурных) отношений.

1. Организационные отношения, возникающие по поводу создания и функционирования различных организаций (юридических лиц), главным образом, организаций корпоративного типа, т.е. основанных на членстве (речь идет о хозяйственных товариществах и обществах, кооперативных и общественных организациях и др.).

2. Организационные отношения, связанные с реорганизацией и ликвидацией юридических лиц.

3. Организационные отношения, возникающие в связи с банкротством должника, в том числе разнообразные препятствующие банкротству антикризисные мероприятия и конкурсное производство как последствие признания должника банкротом.

4. Организационные отношения по регистрации некоторых сделок (например, купли-продажи жилья) и прав на некоторые объекты (недвижимость, ценные бумаги, некоторые результаты интеллектуальной собственности и др.).

5. Организационные отношения по установлению хозяйственных связей, в частности при заключении предварительных договоров, договоров поставки товаров или выполнения работ для государственных (муниципальных) нужд, различные организационные договоры на транспорте (речь идет о соглашениях между транспортными организациями - garantF1://10064072.788, garantF1://10064072.799 ГК, а также между транспортными организациями и грузоотправителями - garantF1://10064072.798 ГК).

6. Организационные отношения, возникающие в связи с установлением очередности (последовательности) совершения тех или иных действий (например, проведения общего собрания акционеров и голосования по вопросам повестки дня, реализации заложенного имущества, списания денежных средств, осуществления безналичных расчетов, принятия наследства и т.д.).

7. Иные организационные отношения.

Примеры гражданских организационных отношений несложно умножить, но уже приведенного достаточно для признания их самостоятельности в предмете гражданского права. Все они так или иначе (в большей или меньшей степени, непосредственно или опосредовано, прямо или косвенно) связаны с организацией и налаживанием других отношений, в частности отношений имущественных. Поэтому можно, конечно, настаивать на том, что процедуры реорганизации или ликвидации (юридических лиц), а также антикризисные мероприятия, осуществляемые в целях недопущения банкротства должника, или конкурсное производство как результат признания должника банкротом только для того и существуют (и регулируются гражданским законом), чтобы "организовать" и "наладить" в конечном счете имущественные отношения (такие как универсальное правопреемство при реорганизации, удовлетворение требований кредиторов и распределение остаточного имущества между участниками юридического лица при его ликвидации, восстановление платежеспособности должника при антикризисных мероприятиях или удовлетворение требований кредиторов должника-банкрота и т.п.). Но с таким же успехом можно утверждать, что эти процедуры регулируются гражданским законом не только и не столько для перераспределения имущественной массы или удовлетворения требований кредиторов (которых, кстати, может не быть в принципе или которые могут остаться в убытке из-за отсутствия у должника имущества), сколько для решения вопросов собственно организационного характера (в частности, появление нового субъекта права и (или) его прекращение и соответственно его включение в реестр или исключение из реестра юридических лиц). К тому же несмотря на то что организационные отношения и в самом деле служат налаживанию имущественных отношений и обслуживают их, отсюда вовсе не следует, будто бы обслуживающая роль организационных отношений должна исключать их самостоятельное значение в предмете гражданского права: многие обслуживающие организационные отношения "отделимы" от обслуживаемых ими имущественных отношений и если и выступают их элементом, то элементом не физическим, а юридическим. Из этого следует, что они имеют значение и представляют интерес с точки зрения их гражданско-правового регулирования, что называется, "сами по себе".

В условиях советского законодательства и конкретных примеров, приведенных О.А. Красавчиковым в обоснование самостоятельности организационных отношений, контраргументы О.С. Иоффе и других авторов выглядели убедительными. Однако с усилением на современном этапе роли и значения гражданских организационных отношений и их выходом на "качественно иной уровень" данная проблема явно требует переосмысления (хотя бы и запоздалогоHYPERLINK#sub_23). Такое усиление организационного компонента в предмете гражданского права имеет непосредственную связь с переходом от государственно регулируемой к многоукладной рыночной экономике, ее демократизацией и децентрализацией всего хозяйственного механизма, развитием хозяйственной самостоятельности, предпринимательства, а вместе со всем этим - и самого гражданского (частного) права. Говоря иначе, отказ от принципов общегосударственного планирования экономики и переход от административного регулирования экономических процессов к гражданско-правовому потребовали замены выпавшего публичного (административного) звена на адекватный частноправовой "заменитель". Таким "заменителем", который в новых экономических условиях предложило гражданское право, как раз и стали многообразные по функциям и форме своих проявлений организационные отношения. Заметное усиление в составе гражданского права организационного компонента, обеспечивающего самоорганизацию многих процессов, - свидетельство отказа от публично-правовых начал в пользу частноправовых.

Современные исследователи вынуждены отмечать, что распространение действия гражданского законодательства (которое, вообще говоря, регулирует внешние отношения между участниками гражданского права) на отношения, складывающиеся между участниками, акционерами, членами внутри коммерческих организаций (т.е. на внутриорганизационные отношения), придает современному гражданскому праву новые чертыHYPERLINK#sub_24. Да и как еще можно расценить регулирование гражданским правом таких сугубо внутриорганизационных отношений, как организация и проведение общего собрания акционеров, формирование и деятельность совета директоров, исполнительных органов, ревизионной комиссии акционерного общества (garantF1://10005712.47, garantF1://10005712.85 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с послед. изм. и доп.)HYPERLINK#sub_25) и др.?! Поскольку во всех этих случаях речь идет о формировании и функционировании органов юридического лица, постольку и указанные организационные отношения касаются самого юридического лица как субъекта гражданского права. Такие организационные отношения представляют интерес "сами по себе", так как для легитимности решения общего собрания акционеров должны быть соблюдены именно предусмотренные законом и уставом общества процедурные требования по созыву собрания, включению соответствующего вопроса в повестку дня (кстати, в повестке могут быть сугубо неимущественные вопросы), проведению голосования, подсчету голосов и т.п., в противном случае решение подлежит аннулированию. Не случайно в качестве собирательного термина для обозначения всех или, по крайней мере, большинства организационных отношений как раз и был предложен термин "юридическая процедура", т.е. система последовательно совершаемых действий и возникающих на их основе отношений, направленных на достижение определенного правового результатаHYPERLINK#sub_26.

Итак, сегодня невозможно отрицать самостоятельность в предмете гражданского права организационных отношений, которые не являются разновидностью ни имущественных, ни связанных с ними личных неимущественных отношений. От первых их принципиально отличает то, что они не имеют имущественной природы и связи с действием закона стоимости, т.е. лишены стоимостного характера. В свою очередь, возможное отсутствие связи между организационными отношениями и имущественной сферой позволяет отличить эти отношения от личных неимущественных отношений, связанных с имущественными. Сущностные различия между тремя ключевыми типами общественных отношений, образующих предмет современного гражданского права (т.е. имущественными, связанными с ними личными неимущественными и организационными отношениями), разумеется, оказывают влияние и на формально-юридическую (в том числе практическую) сторону вопроса (в частности, на вопросы осуществления и защиты прав участников таких отношений).

И все же хотя организационные отношения обнаруживают себя практически в любом разделе современного гражданского (частного) права, надлежит подчеркнуть два принципиальных момента:

а) организационные отношения как таковые (как, кстати, и отношения имущественные) внутренне неоднородны, поэтому далеко не все организационные отношения имеют гражданско-правовую природу;

б) гражданские организационные отношения должны основываться на началах равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности участников этих отношений. Именно поэтому организационные отношения, существующие в вертикальной плоскости (организационные отношения власти и подчинения), скорее всего, имеют административно-правовую природу (а значит, лежат за пределами гражданского права), тогда как организационные отношения, касающиеся вопросов труда, - трудоправовую. Таким образом, в предмете гражданского права помимо имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений существуют также отношения организационные, при этом не все организационные отношения можно и следует включать в предмет гражданского права.

Отношения по поводу нематериальных благ (личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными). Отношение законодателя к нематериальным благам и возникающим по поводу них личным неимущественным отношениям, не связанным с имущественными, не было однозначным. Так, согласно ч. 2 ст. 1 Основ гражданского законодательства СССР 1961 г.HYPERLINK#sub_27 и ч. 1 ст. 1 ГК 1964 г.HYPERLINK#sub_28 гражданское законодательство (кодекс) регулировало личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, только в случаях, предусмотренных законом. Напротив, согласно п. 2 ст. 1 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г.HYPERLINK#sub_29 личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, регулировались гражданским законодательством во всех случаях, если иное не предусматривалось законодательными актами либо не вытекало из существа личного неимущественного отношения. Согласно действующему Гражданскому кодексу гражданское законодательство регулирует личные неимущественные отношения, связанные с имущественными (см. garantF1://10064072.200001 ГК), и защищает личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, если иное не вытекает из существа этих благ (см. garantF1://10064072.20002 ГК).

В garantF1://10064072.20002 ГК речь идет об отношениях, возникающих по поводу: а) неотчуждаемых прав и свобод человека и б) других нематериальных благ. Отсюда возникает, по крайней мере, два вопроса: что представляют собой эти отношения и почему они защищаются (а не регулируются) современным гражданским правом?

Отношения по поводу неотчуждаемых прав и свобод человека - отношения, возникающие по поводу таких специфических благ, как право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, а также иных личных неимущественных прав. В свою очередь, отношения, возникающие по поводу других нематериальных благ, - отношения, объектом которых являются жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, а также иные нематериальные блага (garantF1://10064072.150 ГК)HYPERLINK#sub_30. Примером иных нематериальных благ может стать изображение гражданина (garantF1://10064072.41521 ГК). Различие между двумя этими группами отношений, которое как будто бы следует из garantF1://10064072.20002 ГК, на самом деле носит условный характер: в ст. 150 они объединяются под общим наименованием "нематериальные блага". Особенность нематериальных благ и возникающих при этом общественных отношений состоит в следующем. Нематериальные блага:

1) не имеют гражданско-правовой природы. Они имеют всеобщий характер и закреплены в Конституции РФ (garantF1://10003000.2000 "Права и свободы человека и гражданина"). Что же касается Гражданского кодекса, то он лишь воспроизводит соответствующие конституционные установки;

2) принадлежат человеку (жизнь, здоровье, честь, достоинство, личная и семейная тайна и т.п.), и только единичные нематериальные блага могут принадлежать организациям (имеется в виду деловая репутация - garantF1://10064072.15207 ГК);

3) носят естественный характер (сам закон говорит о них как о принадлежащих гражданину от рождения - garantF1://10064072.15010 ГК), и только некоторые из них возникают при определенных указанных в законе обстоятельствах (например, право авторства и соответствующие отношения между автором и третьими лицами возникают при условии создания результата интеллектуальной собственности);

4) неразрывно связаны с личностью их носителя, поэтому не могут отчуждаться и передаваться иным способом (garantF1://10064072.15010 ГК), т.е. находятся за пределами гражданского оборота;

5) за отсутствием экономического содержания нематериальные блага не подлежат точной имущественной (денежной) оценке, следовательно, они не могут быть восстановлены в полной мереHYPERLINK#sub_31.

Отмеченные особенности нематериальных благ и возникающих по поводу них общественных отношений, а также существо правил, предусмотренных в garantF1://10064072.151 и garantF1://10064072.152 ГК, позволяют дать ответ на второй вопрос - почему в garantF1://10064072.20002 ГК речь идет не об их регулировании, а об их защите нормами гражданского права? Есть мнение, что отношения по поводу нематериальных благ не регулируются правом полно и детально по объективным причинам, поэтому и терминологическое различие между "регулированием" и "защитой" не является принципиальнымHYPERLINK#sub_32. Указывается также, что реальные формы использования нематериальных благ носят чисто фактический характер, что в основном исключает полноценное их гражданско-правовое регулированиеHYPERLINK#sub_33. Гражданское право и в самом деле объективно не может регулировать вопросы жизни и здоровья, достоинства личности, личной неприкосновенности, чести и доброго имени, деловой репутации, неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны и многие другие, а если сказать больше - само естество нематериальных благ в основном ограничивается их провозглашением в декларативных нормах, которые, будучи специальными, лишены регулятивного эффекта.

Поскольку нематериальные блага могут быть связаны с гражданским правом только при их нарушении и необходимости восстановления имущественными мерами, различие между "регулированием" и "защитой", скорее всего, состоит в том, что при регулировании гражданское право воздействует на общественное отношение во всяком случае и вне зависимости от его состояния, напротив, при защите гражданское право воздействует на общественное отношение только при его нарушении (и в состоянии его нарушенности), т.е. если общественное отношение выходит из состояния равновесия и нуждается в правовой защите против действий нарушителя. Если исходить из этого, то нематериальные блага - объекты гражданских охранительных отношений, которые возникают в ответ на их нарушения и как результат их выхода из состояния равновесия.

И все же некоторые нематериальные блага, в частности право на имя и право авторства, не только защищаются, но и регулируются нормами гражданского права (garantF1://10064072.19, garantF1://10064072.41265 ГК). Здесь же можно назвать изображение гражданина (на фотографии, на видеозаписи, на произведении изобразительного искусства): хотя garantF1://10064072.41521 ГК исходя из ее наименования посвящена охране изображения гражданина, ее содержание регулирует вопросы использования изображения гражданина (определяет случаи свободного и несвободного использования изображения, а также круг лиц, уполномоченных давать согласие на использование изображения гражданина после его смерти). С одной стороны, возможность гражданско-правового регулирования отдельных нематериальных благ не вступает в противоречие с диспозитивной редакцией garantF1://10064072.20002 ГК; с другой - условия защиты некоторых нематериальных благ (см. упомянутую ст. 1521) могут одновременно регулировать вопросы их правомерного и неправомерного использования, что вообще сводит на нет поиск разницы между правовым регулированием и правовой защитой.

Административные отношения. Административными являются такие отношения, которые основаны на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе налоговые и другие финансовые и административные отношения (garantF1://10064072.3003 ГК). Особенность административных отношений состоит в следующем.

1. Они не основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, а напротив, как прямо сказано в законе, покоятся на административном или ином властном подчинении, следовательно, имеют не гражданскую природу, а административную.

2. Поскольку эти отношения имеют административную природу, они не регулируются нормами гражданского права. Примечательно, что прежде (в ст. 2 ГК 1964 г.) это правило имело императивную формулировку и не предполагало исключений, однако уже в п. 4 ст. 1 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г., а также в garantF1://10064072.3003 действующего Кодекса оно получило диспозитивную редакцию, поэтому гражданско-правовые нормы могут применяться к административным отношениям, но только в некоторых случаях, прямо указанных в законодательстве. "В случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, - сказано в garantF1://10035675.2 Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", - следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством...". Поскольку ни гражданским, ни налоговым, ни иным административным законодательством не предусмотрено начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц в виде экономических (финансовых) санкций налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, при удовлетворении требований названных лиц о возврате из соответствующего бюджета этих сумм не полежат применению нормы, регулирующие ответственность за неисполнение денежного обязательства (garantF1://10064072.395). В названных случаях гражданами и юридическими лицами на основании garantF1://10064072.15 и garantF1://10064072.16 ГК могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным применением экономических (финансовых) санкций. Таким образом, применение гражданского законодательства к административным отношениям возможно только в силу прямого указания в законодательстве. Сам Гражданский кодекс устанавливает такую возможность в garantF1://10064072.13, 16, garantF1://10064072.1069 в связи и в целях защиты гражданских прав.

Специально регулируемые имущественные и личные неимущественные отношения. Ряд имущественных и личных неимущественных отношений возникают в сферах, которые имели и имеют специальное правовое регулирование. Таковы, в частности, семейные и трудовые отношения, а также отношения в сфере использования и охраны природных ресурсов (далее для краткости - "экологические отношения"), правовое регулирование которых обеспечивает специальное (и что немаловажно - кодифицированное) законодательство.

Вопрос о возможности применения гражданского права к указанным отношениям в разное время решался неоднозначно. Так, Гражданский кодекс 1922 г., устанавливая, что отношения земельные, отношения, возникающие из найма рабочей силы, и отношения семейные регулируются особыми кодексами, оставлял в стороне вопрос о возможности применения к таким отношениям гражданского законодательства. Позднее при сохранении существа данной нормы этот список пополнили колхозные, горные, водные и лесные отношения (ч. 7 ст. 2 Основ гражданского законодательства СССР 1961 г., ч. 7 ст. 2 ГК 1964 г.). Заметные изменения в данном вопросе произошли с принятием Основ гражданского законодательства СССР 1991 г. "К семейным, трудовым отношениям и отношениям по использованию природных ресурсов и охране окружающей среды, - говорилось в п. 3 ст. 1 данного акта, - гражданское законодательство применяется в случаях, когда эти отношения не регулируются соответственно семейным, трудовым законодательством и законодательством об использовании природных ресурсов и охране окружающей среды".

И хотя действующий garantF1://10064072.0 предпочел исключить подобное правило, положительное решение вопроса о применимости гражданского законодательства к семейным и экологическим отношениям сомнений не вызывает ввиду следующего.

1. Хотя сам Гражданский кодекс не дает прямого ответа на этот вопрос, последний может быть решен на основании правил garantF1://10064072.200001 и garantF1://10064072.3003. Согласно абз. 1 п. 1 ст. 2 гражданское право регулирует различные имущественные и личные неимущественные отношения, если последние основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Согласно п. 3 ст. 2 гражданское право не применяется к отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой. Все это означает, что если имущественные и личные неимущественные семейные и экологические отношения основываются на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников и не основываются на принципе власти и подчинения (т.е. отвечают общим требованиям, предъявляемым к гражданским отношениям), то существуют только два препятствия для применения к ним правил гражданского законодательства: во-первых, наличие специального регулирования (семейно-правового или эколого-правового) и известный принцип "lex specialis derogate lex generalis" (т.е. специальный закон отменяет действие общего закона), во-вторых, существо специального отношения. Соответственно, гражданское законодательство может регулировать имущественные и личные неимущественные семейные и экологические отношения, только если: а) они не урегулированы специальными нормами семейного или экологического законодательства и б) применение гражданского законодательства не противоречит существу этих отношений.

2. О возможности применения гражданского законодательства к семейным и экологическим отношениям говорит сам специальный закон. В Семейном кодексе этому особо посвящена garantF1://10005807.4 ("к... имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством... применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений"), а также garantF1://10005807.5 (позволяющая применять гражданское законодательство по аналогии как закона, так и права). "Имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними, - говорится, в свою очередь, в garantF1://12024624.303 ЗК, - регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, специальными федеральными законами". Сходные правила содержатся в garantF1://12047594.402 ВК, а также в garantF1://12050845.3002 ЛК.

3. Наконец, между гражданским правом, с одной стороны, семейными и экологическими отношениями - с другой есть много общего: гражданское законодательство регулирует ряд вопросов наряду со специальным законодательством (см., в частности, garantF1://10064072.31, garantF1://10064072.20903, garantF1://10064072.256, garantF1://10064072.260 ГК).

Более далекими garantF1://10064072.0 (в сравнении с семейными и экологическими отношениями) остаются трудовые отношения, а потому de lege lata было бы преждевременным положительное решение вопроса о возможности регулирования гражданским законодательствам трудовых отношений в каждом случае недостатка специального (трудо-правового) регулирования. garantF1://12025268.0 только в некоторых случаях предполагает возможность обращения к гражданскому законодательству (например, при решении вопросов ответственности). Известны также случаи, когда правовое регулирование вопросов труда законодатель делит между сферами гражданского и трудового законодательства, опираясь на вполне определенный критерий. Именно так он поступает в производственных кооперативах (артелях), где труд членов кооператива регулируется гражданским законодательством и уставом кооператива, тогда как труд наемных работников - законодательством трудовым (garantF1://10064631.36000 Федерального закона от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ "О производственных кооперативах" (с послед. изм. и доп.)HYPERLINK#sub_34). Однако de lege ferenda сегодня уже едва ли стоит сомневаться в том, что труд в условиях рынка - такой же товар, который, испытывая воздействие со стороны закона стоимости, сам имеет стоимостную форму, следовательно, может и должен регулироваться правилами гражданского законодательства в той части, в какой имеет место дефицит специального регулированияHYPERLINK#sub_35.

Основные выводы. Из всего сказанного выше могут быть сделаны следующие выводы.

1. Предмет гражданского права (гражданско-правового регулирования) образует три категории отношений: а) имущественные; б) связанные с ними личные неимущественные; в) организационные отношения. Гражданско-правовую природу этих отношений и их качественное единство (по сравнению с отношениями иной отраслевой принадлежности) обеспечивают признаки равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Поэтому гражданское право регулирует ту часть имущественных, связанных с ними личных неимущественных, а также организационных отношений, которые, не являясь отношениями власти и подчинения, существуют не в вертикальной, а в горизонтальной плоскости, возникают не по предписанию публичного акта (в том числе закона), а по автономной воле независимых друг от друга субъектов, которые благодаря их имущественной самостоятельности и равенству вступают в указанные отношения свободно, по своему усмотрению.

2. Указанные выше отношения регулируются гражданским правом (и включаются в его предмет), в том числе в тех случаях, когда их участниками являются предприниматели (коммерсанты) - специальные субъекты гражданского права. Это означает, что в отечественном праве в отличие от права других государств (в частности, Германии, Испании, Франции) нет явления так называемого дуализма частного права, когда бы гражданское и предпринимательское (коммерческое, торговое) право противопоставлялись друг другу на формальном уровне двух кодифицированных актов (кодексов).

3. Непростым является вопрос о возможности включения в предмет гражданского права (гражданско-правового регулирования) тех отношений, которые лишены гражданско-правовой природы и тем не менее могут в некоторых случаях регулироваться нормами гражданского права (речь идет о некоторых личных неимущественных отношениях, не связанных с имущественными, и некоторых административных отношениях). Ответ на этот вопрос может быть как отрицательным (со ссылкой на отсутствие у данных отношений гражданско-правовой природы), так и положительным (со ссылкой на то, что гражданское право тем не менее в некоторых случаях может их регулировать). Если же не смешивать между собой предмет гражданского права и предмет гражданско-правового регулирования, то можно и вовсе предположить, что первый образуют только те отношения, которые имеют гражданско-правовую природу; напротив, второй имеет более широкое значение и охватывает все отношения, которые могут в принципе регулироваться нормами гражданского права. Во всяком случае, решение этого вопроса лежит за рамками гражданского права и составляет предмет общей теории права. Сходное замечание справедливо и в адрес тех имущественных и личных неимущественных отношений, которые имеют специальное (семейно-правовое, эколого-правовое) регулирование, но которые могут также регулироваться гражданским законодательством (в этом случае представителям общей теории права и соответствующих дисциплин предстоит в очередной раз разбираться с тем, что представляет собой в системе права семейное или экологическое право и какова их связь с правом гражданским). Как бы то ни было, применение гражданско-правовых конструкций за рамками данной отрасли права, как пишет Е.А. Суханов, позволяет говорить о расширении сферы действия гражданского (частного) права, а вместе с этим и о возрастании его социальной ценностиHYPERLINK#sub_36.

§ 3. Метод гражданского права

Общие положения. Особенности воздействия той или иной отрасли права на общественные отношения в процессе их правового опосредования в совокупности характеризуют отраслевой метод правового регулированияHYPERLINK#sub_37. Отраслевой метод - это концентрированные специфические черты (свойства) всех присущих данной отрасли правовых средств и способов воздействия на общественные отношения. "Методы... - отмечает С.С. Алексеев, - главное, что выражает самую суть, стержень того или иного юридического режима регулирования... они служат именно тем объединяющим началом, которое компонует правовую ткань в главные структурные подразделения правовой системы - в отрасли права"HYPERLINK#sub_38. Согласно распространенной в общей теории права и отраслевых дисциплинах точке зрения самостоятельный метод правового регулирования - второй наряду с предметом критерий дифференциации отраслей в системе права, а по мнению некоторых исследователей гражданского права - и вовсе единственный критерий, поскольку при нередком предметном совпадении только метод и несет на себе необходимую дифференцирующую нагрузкуHYPERLINK#sub_39.

Отраслевой предмет непосредственно связан с отраслевым методом, при этом существо первого определяет особенности второго. Однако на метод оказывают влияние не только предмет, но и другие обстоятельства, например общественно-экономический уклад и политический фактор. Именно поэтому при сходном определении предмета советского и современного гражданского права отраслевой метод в том и в другом случае имеет различия (в первом случае он покоился на централизованных и публичных (планово-административных) началах, во втором - на началах децентрализации и принципах частного права), и именно поэтому, несмотря на то что garantF1://10064072.0 определил гражданско-правовую природу предпринимательства, так сильны стремления сторонников дуализма частного права к переменам политического курса в правотворчестве. Однако поскольку при характеристике метода гражданского права ограничиться этими общими замечаниями было бы крайне недостаточно, обратимся к различным составляющим отраслевого метода, обычно выделяемым в общей теории права, а именно: а) к правовому положению участников; б) основаниям возникновения; в) содержанию правоотношений; г) санкциямHYPERLINK#sub_40.

Особенности правового положения участников гражданско-правовых отношений. Согласно garantF1://10064072.2102 и garantF1://10064072.2104 ГК участниками регулируемых гражданским правом отношений являются граждане и юридические лица (т.е. различные организации, признанные правопорядком в качестве субъектов права, - подробнее см. garantF1://10064072.48 ГК и HYPERLINK#sub_7000 учебника), в том числе иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица за изъятиями, предусмотренными федеральным законом. Участником гражданско-правовых отношений могут быть и публичные образования - государственные (Российская Федерация и ее субъекты) и муниципальные (подробнее см. garantF1://10064072.124 ГК). Особенности правового положения всех названных участников определяет сам закон посредством закрепления трех упоминавшихся выше принципов их участия в гражданском обороте: а) равенство; б) автономия воли; в) имущественная самостоятельность (см. garantF1://10064072.200001 ГК). Публичные образования в силу прямого указания закона выступают в гражданских правоотношениях на равных началах с гражданами и юридическими лицами (garantF1://10064072.12401 ГК).

Вообще говоря, равенство, автономия воли и имущественная самостоятельность тесно связаны между собой: без имущественной самостоятельности едва ли можно говорить о подлинном равенстве и уж точно нельзя говорить об автономии воли. Имущественная самостоятельность означает, что участники гражданского оборота выступают в нем как самостоятельные и независимые по отношению друг к другу и к государству собственники принадлежащего им имущества, которые обладают максимальным объемом полномочий и полнотой власти в отношении данного имущества, что позволяет им вступать между собой в различные имущественные отношения или, напротив, воздерживаться от вступления в них. В советский период сам общественно-экономический уклад (огосударствленность экономики с явным приоритетом в ней государственной социалистической собственности и идея общегосударственного планирования экономических процессов) исключал равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность участников гражданского оборота. Собственником подавляющего большинства экономических благ в то время было государство, тогда как государственные предприятия и учреждения (так называемые государственные органы) только управляли распределенным между ними (и закрепленным за ними) государственным имуществом в соответствии с указаниями собственника (государства) и, таким образом, были лишены и имущественной самостоятельности, и автономии воли. Собственниками имущества в то время были только колхозно-кооперативные и некоторые другие организации, а также граждане, однако объем принадлежавшего им имущества не шел ни в какое сравнение с имуществом, принадлежавшим государству. Основой современного равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности участников гражданского оборота являются многоукладная децентрализованная рыночная экономика, многообразие одинаково признаваемых и защищаемых форм собственности, экономическая независимость участников гражданского оборота, существование в нем значительного числа собственников либо, по крайней мере, лиц, обладающих имущественно-распорядительной самостоятельностью.

Особенности оснований возникновения гражданско-правовых отношений. Основаниями возникновения гражданско-правовых отношений являются юридические факты. Не обсуждая сейчас их в отдельности и подробно, обратимся только к тем общим их особенностям, которые придают специфику методу гражданского права.

Основаниям возникновения гражданских прав и обязанностей посвящена garantF1://10064072.8 ГК, которая объединяет самые разные их категории: разнообразные действия участников гражданского оборота, отдельные акты публичных (государственных и муниципальных) органов, судебные решения и даже события (т.е. юридические факты, не связанные с волей и сознанием человека и не обусловленные его поведением). На фоне такого плюрализма очевидно преобладают социально-позитивные юридические факты (договоры и иные сделки, акты государственных, муниципальных и судебных органов, приобретение имущества, создание результатов интеллектуальной деятельности) и только в самом конце упоминаются социально-отрицательные юридические факты (неосновательное обогащение и причинение вреда), а также события. Нередко для возникновения гражданско-правовых последствий требуется не один, а несколько юридических фактов (так называемые фактические составы). Иногда гражданско-правовые последствия возникают из длящихся обстоятельств (так называемых юридических состояний), например злоупотребления гражданином спиртными напитками или наркотическими средствами (garantF1://10064072.30 ГК), безвестного отсутствия гражданина (garantF1://10064072.42, garantF1://10064072.45 ГК) и др. Отсюда видно, что гражданское право в основном имеет дело с социально-позитивными или, по крайней мере, с социально-нейтральными явлениями, регулируя и защищая возникающие при этом общественные отношения (соответственно при нормальном их развитии и в случае нарушения), и только в отдельных случаях имеет дело с собственно правонарушениями. Напротив, иные отрасли права (взять то же уголовное право) главным образом или исключительно защищают общественные отношения от различных правонарушений, а их защитный механизм начинает действовать в условиях оконченного правонарушения, а иногда и с более ранних стадий (подготовки к совершению правонарушения или покушения на его совершение).

Гражданское право в отличие от других отраслей права покоится на неисчерпывающем перечне юридических фактов: называя основные их виды, законодатель трижды подчеркивает, что их круг является открытым. "Гражданские права и обязанности, - говорится в п. 1 ст. 8 ГК, - возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности". "В соответствии с этим, - говорится далее, - гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но и не противоречащих ему". Еще ниже опять-таки говорится о том, что гражданские права и обязанности возникают "вследствие иных действий граждан и юридических лиц" (garantF1://10064072.810011 и garantF1://10064072.8108).

Отсюда гражданско-правовая отрасль не очерчивается конкретным перечнем признанных законом фактов и конструкций и не отбрасывает автоматически все прочие (не признанные законом) факты и конструкции, подобно тому как поступает то же уголовное право, в котором перечень составов преступлений и квалифицирующих их признаков, а также других юридически значимых обстоятельств носит исчерпывающий характер и расширительному толкованию не подлежит. Более того, гражданское право в отличие от других отраслей права может регулировать некоторые отношения в субсидиарном порядке при недостаточности специального их регулирования (примером тому являются рассмотренные выше семейные и экологические отношения).

Особенности содержания гражданско-правовых отношений (субъективных гражданских прав и обязанностей). Сказанное выше о равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников гражданско-правовых отношений как критериях включения имущественных, связанных с ними личных неимущественных и организационных отношений в предмет гражданского права означает, что гражданские правоотношения строятся не по модели власти и подчинения (субординации), а по модели координации, соответственно гражданские права и обязанности располагаются не в "вертикальной" плоскости, а в "горизонтальной" (ср. с garantF1://10064072.3003 ГК).

Важнейшим способом регулирования гражданских отношений Гражданский кодекс считает договор и провозглашает принцип его свободы (см. garantF1://10064072.1229, garantF1://10064072.421 ГК). А поскольку ни в одной другой отрасли права договор не имеет такого значения и не играет такой роли, как в праве гражданском, важнейшая специфическая черта метода гражданского права состоит в том, что центр тяжести в процессе регулирования общественных отношений здесь перенесен из нормативной (публично-правовой) плоскости в договорную (индивидуальную, частноправовую). Отсюда многие гражданские права и обязанности имеют договорную (ненормативную) природу.

По общему правилу условия договора формулируются участниками гражданского оборота свободно, кроме тех случаев, когда они должны соответствовать императивным нормам законодательства (см. garantF1://10064072.4214, garantF1://10064072.422 ГК). Императивные нормы имеют однозначную (безусловную, безоговорочную) формулировку и исключают любые альтернативные варианты как со стороны соглашения участников гражданского оборота, так и со стороны каких-либо иных обстоятельств. "Рубль, - устанавливает garantF1://10064072.14001 ГК, - является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации". "Денежные обязательства, - требует garantF1://10064072.3171 ГК, - должны быть выражены в рублях" (ст. 140 ГК). Обе эти нормы Кодекса носят императивный характер, поскольку не знают и не предполагают исключений, поэтому ни участники гражданского оборота, ни иные обстоятельства не могут каким-либо образом повлиять на эти правила. Договор, таким образом, не может исключать или изменять императивные (жесткие) нормы законодательства, но он может исключать или изменять диспозитивные (гибкие) нормы законодательства и устанавливать самостоятельное или видоизмененное правило.

Пример диспозитивной нормы - правило garantF1://10064072.2231 ГК ("Право собственности у приобретателя вещи по договору, - говорится там, - возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором"), а также правила garantF1://10064072.311 ГК, которые позволяют сделать другой важный вывод: на правило диспозитивной нормы могут оказывать влияние не только договор, но и ряд других факторов: а) сам закон или б) иные правовые акты (если они формулируют специфическое для конкретного случая правило, отличающееся от предусмотренного в диспозитивной норме); в) условия или г) существо обязательства, а также д) обычаи делового оборота (если из них вытекает иное правило, чем предусмотрено в диспозитивной норме).

При коллизии (противоречии) между императивной нормой и условием договора приоритетна императивная норма, при этом сам договор полностью или в части соответствующего условия считается недействительным как противоречащий требованиям законодательства (garantF1://10064072.168, garantF1://10064072.169, garantF1://10064072.180 ГК). Напротив, коллизии между диспозитивной нормой и условием договора быть не может: или договор исключает (изменяет) диспозитивную норму на собственное индивидуальное правило, или применению подлежит диспозитивная норма (garantF1://10064072.421402 ГК).

Субъективные права и обязанности в гражданском праве (в отличие от прав и обязанностей в других отраслях права) определяются не только императивными и диспозитивными нормами гражданского законодательства при активной роли принципа свободы договора, но также при помощи таких специфических регуляторов, как правовые обычаи (в том числе обычаи делового оборота - см. garantF1://10064072.5, garantF1://10064072.4215 ГК), а также аналогия закона и аналогия права (см. garantF1://10064072.6 ГК). Плюрализм регуляторов общественных отношений, существование в числе форм (источников) права наряду с нормативно-правовым актом правовых обычаев, а также очевидное смещение центра тяжести в процессе правового регулирования из нормативной (публичной) плоскости в договорную (индивидуальную, частную) характерны только для гражданского (частного) права и не характерны для других отраслей права, во многих из которых исключительное значение в регулировании общественных отношений принадлежит нормативному правовому акту.

Особенности гражданско-правовых санкций. Санкции в гражданском праве, которое главным образом регулирует имущественные отношения, также имеют имущественный характер. Поэтому гражданско-правовые санкции оказывают воздействие не на личность, а на имущественную сферу правонарушителя (лицо, которое не исполняет своих обязанностей перед контрагентом по договору, либо злоупотребляет своими правами, либо нарушает чужие абсолютные права). Так, если гражданин злоупотребляет спиртными напитками или наркотическими средствами и тем самым ставит свою семью в тяжелое материальное положение, он может быть ограничен судом в дееспособности (garantF1://10064072.30 ГК). Ограничение дееспособности, препятствующее самостоятельному совершению сделок и получению заработка, пенсии и иных доходов, - специфическая гражданско-правовая имущественная санкция, которая устанавливается не в целях борьбы с пьянством (наркоманией) как явлением или наказания конкретного пьяницы (наркомана), а для защиты имущественных интересов членов его семьи и, разумеется, его самого. Универсальной гражданско-правовой имущественной санкцией (мерой ответственности) является возмещение убытков (garantF1://10064072.15 ГК), среди других мер гражданской ответственности - уплата неустойки (т.е. определенной денежной суммы - garantF1://10064072.330 ГК), обращение взыскания на заложенное имущество (garantF1://10064072.348 ГК), потеря задатка (т.е. определенной денежной суммы) или возврат задатка в двойном размере (garantF1://10064072.381 ГК).

Имущественная природа гражданско-правовых санкций сопряжена с их общей компенсационной направленностью. Именно поэтому в гражданском праве действует принцип полного возмещения убытков (как реального ущерба, так и упущенной выгоды), который действует во всех случаях, кроме тех, когда сам закон или договор предусматривают возмещение убытков в меньшем размере (garantF1://10064072.1501 ГК). Аналогичное правило, в частности, установлено в случаях причинения вреда: причиненный вред должен быть возмещен потерпевшему в полном объеме (garantF1://10064072.10641 ГК). Свидетельством компенсационной направленности гражданско-правовых санкций является зачетный, по общему правилу, характер неустойки ("если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки взыскиваются в части, не покрытые неустойкой" - garantF1://10064072.3941 ГК), а также зачетный характер процентов годовых (garantF1://10064072.3952 ГК).

Частноправовой принцип свободы договора (garantF1://10064072.421 ГК) касается в том числе и свободы согласования участниками гражданских правоотношений санкций, поэтому санкции в гражданском праве могут иметь не только нормативную, но и договорную природу, что по понятным причинам исключено (или, по крайней мере, не характерно) в других отраслях права. Кроме того, участники гражданских правоотношений (в отличие от участников иных правоотношений) могут своей волей (соглашением) оказывать влияние на санкции, установленные гражданским законодательством (например, уменьшать размер убытков, подлежащих возмещению, - garantF1://10064072.1501 ГК, увеличивать размер неустойки - garantF1://10064072.3322 ГК, предусматривать выплату компенсации сверх возмещения причиненного вреда - garantF1://10064072.106413 ГК). И как бы ни была установлена гражданско-правовая санкция (какую бы природу она ни имела), вопрос о ее применении или неприменении решается по усмотрению заинтересованного лица, которым, как правило, является частное лицо (член семьи, конкретный потерпевший или контрагент по договору и т.п.), а не публичный орган или должностное лицо (как то: дознаватель, следователь, прокурор, судья и т.п.). Кроме того, во многих случаях, когда вопрос о санкциях решается законодателем, именно частное лицо (а не публичный орган или должностное лицо) вправе по своему усмотрению выбирать конкретную санкцию из нескольких альтернативных (garantF1://10064072.460, garantF1://10064072.468, garantF1://10064072.475, garantF1://10064072.480, garantF1://10064072.482 ГК и др.), а в некоторых случаях - и конкретного ответчика из нескольких возможных (garantF1://10064072.1095 ГК). Свобода договора предполагает, наконец, возможность заключения так называемого третейского соглашения и вынесения возникшего гражданского спора на рассмотрение третейского суда (негосударственного суда, создаваемого сторонами), при этом отмечается как тенденция перераспределение споров в пользу третейского разбирательстваHYPERLINK#sub_41.

Гражданские санкции имеют и другие особенности. Так, в ряде случаев гражданско-правовая ответственность может возлагаться независимо от вины правонарушителя (см., например, garantF1://10064072.4013, garantF1://10064072.1079 ГК), и, пожалуй, только в гражданском праве возможно несовпадение фигуры правонарушителя и ответчика (см., например, garantF1://10064072.1073, garantF1://10064072.1076 ГК). Наконец, нередко гражданско-правовая ответственность и обеспечиваемый ею имущественный эффект дополняют меры публичной ответственности (например, в рамках уголовного процесса и решения вопроса об уголовной ответственности предъявляется гражданский иск - так называемая кумуляция санкций).

Основные выводы. Из сказанного выше могут быть сделаны следующие выводы.

1. Поскольку в гражданском праве участвуют равноправные по отношению друг к другу участники, метод гражданского права характеризуется юридическим равенством сторон.

2. Равенство, автономия воли и имущественная самостоятельность участников гражданско-правовых отношений позволяют характеризовать метод гражданского права как метод координации (в отличие от распространенного в других отраслях права метода власти и подчинения, или субординации).

3. Поскольку очевидный приоритет в гражданско-правовом регулировании общественных отношений принадлежит договору, а число и значение диспозитивных норм права преобладают над императивными, метод гражданского права носит договорный и диспозитивный характер. В свою очередь, свобода договорного регулирования гражданских отношений и диспозитивная редакция многих гражданско-правовых норм позволяют говорить об общедозволительном (правонаделительном) характере метода гражданского права.

4. Поскольку гражданские права и обязанности, с одной стороны, возникают из различных оснований, признанных гражданским законом, а с другой - определяются не только гражданским законодательством, но и другими гражданско-правовыми регуляторами общественных отношений, метод гражданского права характеризуется чертами плюрализма и децентрализации.

5. Исходя их существа предмета гражданского права и роли экономического закона стоимости метод гражданского права отличается имущественно-компенсационной (восстановительной) направленностью.

6. Особенностью метода гражданского права является значительная роль в процессе регулирования общественных отношений частной инициативы и личного усмотрения участников гражданского оборота.

Глава 2. Гражданское законодательство

§ 1. Гражданское законодательство в системе нормативного (публичного) регулирования гражданских отношений

Формы (источники) права. Одним из специфических признаков норм права в системе социально-нормативного регулирования общественных отношений является их формальная определенность, т.е. внешняя выраженность (закрепленность) в тех или иных формах (источниках) права. К числу таковых в общей теории права принято относить: а) нормативный правовой акт; б) нормативный договор; в) правовой обычай; г) судебный (административный) прецедент; д) иные формы (источники) права (в частности, юридическую доктрину и религиозные догмы). Поскольку вопрос о конкретном способе формального закрепления (выражения) права зависит от ряда обстоятельств, в том числе от конкретно-исторических условий развития государства и общества, общественного уклада, принадлежности конкретной правовой системы к той или иной правовой семье, особенностей конкретно-отраслевого регулирования и т.п., применительно к каждой национальной системе права в целом, а также отдельно взятой правовой отрасли возможно говорить об основных (специфических), неосновных (неспецифических), а также недопустимых формах (источниках) права.

В Российской Федерации основной формой права является нормативный правовой акт; напротив, юридическая доктрина является недопустимой формой права. Нормативные правовые акты - юридические документы, фиксирующие нормы права. Эти документы обладают рядом специфических признаков, позволяющих отличить их от других документов (в частности, от сборников правовых обычаев). Нормативные правовые акты:

имеют письменную форму;

исходят от официальных публичных органов, уполномоченных на правотворческую деятельность (в частности, от органов законодательной или исполнительной власти), реже - возникают как продукт всенародного референдума;

принимаются в установленном законом порядке;

фиксируют нормы права (правила поведения, обращенные к неограниченному кругу лиц);

обладают юридической силой;

обеспечены возможностью государственного принуждения.

С точки зрения юридической силы нормативные правовые акты делятся:

на законы (акты высшей юридической силы), которые, в свою очередь, в зависимости от порядка их принятия и содержания могут быть конституционными и обычными (соответственно первые регулируют наиболее важные отношения и принимаются в более строгом порядке, вторые - развивают положения первых);

подзаконные нормативные правовые акты (все иные акты, которые должны соответствовать законам и уступать им в случае противоречия).

Кроме того, в федеративных государствах законы в зависимости от уровня их принятия могут быть федеральными и региональными, а подзаконные акты - федеральными, региональными, а также местными (муниципальными), локальными (корпоративными).

Помимо нормативного правового акта, нормы права в Российской Федерации могут существовать также в форме правовых обычаев. Однако роль и значение правовых обычаев неодинаковы в разных отраслях российского права ввиду различий в отраслевом предмете, методе, функциях; именно поэтому правовой обычай принято считать неосновной формой права. Наибольшее значение правовые обычаи имеют в гражданском (частном) праве, причем особенно при регулировании специально-гражданских (предпринимательских) отношений, где они известны как обычаи делового оборота (см. garantF1://10064072.5 ГК). Прямое признание в качестве формы права правовой обычай имеет в международном частном праве (см. garantF1://10064072.11861 ГК).

Отраслевая особенность гражданского (частного) права состоит в том, что отношения регулируются здесь не только нормами гражданского права (т.е. на нормативном, или публичном, уровне), но и иными регуляторами (т.е. на ненормативном, или частном, уровне). К таким регуляторам, в частности, относятся: а) индивидуальные акты; б) обыкновения; в) заведенный порядок. Это обстоятельство предопределило построение настоящей главы, которую образуют два параграфа.

Нормы международного права. Составной частью правовой системы Российской Федерации являются:

общепризнанные принципы;

нормы международного права;

международные договоры Российской Федерации (см. garantF1://10003000.1504 Конституции РФ, garantF1://10064072.70001 ГК).

Нормативность общепризнанных принципов и норм международного права (в том числе содержащихся в международных договорах Российской Федерации) сомнений не вызывает, что, в свою очередь, позволяет рассматривать их в контексте понятия "форма (источник) права" и процесса нормативного регулирования общественных отношений. Между тем указанные регуляторы имеют непосредственное отношение и принадлежность к самостоятельной системе международного публичного права, а в их признании в качестве составной части правовой системы Российской Федерации (и в вытекающей из этого возможности регулировать национальные отношения) обнаруживается связь, существующая между двумя системами - международного публичного права и национального (российского) права. В garantF1://10064072.7 ГК речь идет именно о принципах и нормах международного публичного права и международных договорах с участием Российской Федерации (которые могут, в частности, иметь название конвенций или пактов), т.е. об отношениях межгосударственных.

Следовательно, garantF1://10064072.7 ГК не имеет в виду и не касается тех международных договоров, которые заключаются частными лицами (рядовыми участниками гражданского оборота - российскими гражданами или юридическими лицами с их иностранными партнерами), которые надлежит рассматривать и обсуждать с точки зрения международного частного права - специальной части российского гражданского права (см. одноименный garantF1://10064072.60000 ГК).

Международные договоры Российской Федерации могут быть двух- и многостороннимиHYPERLINK#sub_42. В силу garantF1://10064072.70002 ГК формулируемые международными договорами нормы имеют двоякое применение к гражданским отношениям: а) непосредственное или б) опосредованное, т.е. через издание внутригосударственного нормативно-правового акта. Возможность непосредственного воздействия международно-правовой нормы на гражданское отношение является общим правилом, в то время как ее опосредованное воздействие может быть в порядке исключения, если необходимость принятия внутригосударственного акта следует из самого международного договора. При расхождении между международно-правовой нормой и нормой российского гражданского законодательства (т.е. если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены российским гражданским законодательством) применяются правила международного договора (garantF1://10003000.1504 Конституции РФ, garantF1://10064072.700022 ГК). Аналогичное правило содержится в garantF1://10005807.6 СК, что означает приоритет норм международного публичного права перед нормами российского законодательства вообще, в частности перед нормами гражданского и семейного законодательства. Этот вывод, как видно, не распространяется на сами конституционно-правовые нормы: не соответствующие Конституции РФ международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению (garantF1://10003000.1256 Конституции РФ).

Понятие и система гражданского законодательства. Принимая во внимание, что в общей теории права можно встретить неоднозначный подход к пониманию термина "законодательство" (одни авторы ограничивают его действующими законами, другие - включают сюда всю совокупность действующих нормативных правовых актов), логичен вопрос: какой смысл вкладывается в понятие "гражданское законодательство" и из чего оно состоит?

Прежде всего, следуя garantF1://10064072.30002 ГК, в понятие "гражданское законодательство" законодатель включает только два типа нормативных правовых актов: Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы, под которыми надлежит понимать отнюдь не любые законы, хотя бы и развивающие положения Гражданского кодекса, а только те федеральные законы, о необходимости принятия (существования) которых Гражданский кодекс так или иначе говорит (упоминает) по текстуHYPERLINK#sub_43. Принятые в соответствии с Гражданским кодексом законы могут сами иметь статус кодифицированного акта, однако в отличие от Гражданского кодекса, который является общеотраслевым кодифицированным актом, такие законы-кодексы имеют специальный (комплексно-подотраслевой или комплексно-институциональный) характер. Именно такими законами-кодексами являются (принятые в соответствии с garantF1://10064072.6723 и garantF1://10064072.7842 ГК) garantF1://12038291.0 и garantF1://10100300.0 РФ, garantF1://12015482.0 торгового мореплавания РФ, garantF1://12022218.0 внутреннего водного транспорта РФ.

В силу garantF1://10064072.30002 ГК в гражданское законодательство не включаются никакие другие нормативные правовые акты, а именно:

законы, содержащие нормы гражданского права, но принятые не в соответствии с Гражданским кодексом, а "сами по себе" (см. garantF1://10064072.300022 ГК);

указы Президента РФ (см. garantF1://10064072.3333 ГК);

постановления Правительства РФ (см. garantF1://10064072.30004 ГК);

акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (см. garantF1://10064072.3307 ГК).

Исходя из буквального толкования garantF1://10064072.30002 ГК, а также наименования ст. 3 ГК все эти акты образуют автономную подсистему "иных актов, содержащих нормы гражданского права", альтернативную подсистеме "гражданское законодательство". Причина такого дуализма в системе гражданских нормативных правовых актов видится в следующем.

Согласно garantF1://10003000.7116" пп. "о и garantF1://10003000.7117" "п Конституции РФ гражданское законодательство (как и уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, гражданско- и арбитражно-процессуальное, а также федеральное коллизионное право) относится к ведению Российской Федерации. Такое особое отношение к гражданскому законодательству со стороны Конституции РФ не может не свидетельствовать о его важном значении и роли в регулировании общественных отношений (ср.: согласно garantF1://10003000.7211" подп. "к Конституции РФ административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды - предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов). Законодатель в garantF1://10064072.30001 ГК лишь воспроизводит правило п. "о" ст. 71 Конституции РФ (как, кстати, он поступает и в ряде других случаев), экстраполируя конституционные установки на конкретно-отраслевой (гражданско-правовой) уровень. А поскольку согласно Конституции РФ и Гражданскому кодексу только гражданское законодательство составляет предмет ведения Российской Федерации, постольку данное правило не распространяется на противопоставляемые гражданскому законодательству иные акты, содержащие нормы гражданского права.

Именно поэтому нельзя согласиться полностью с расхожим тезисом, будто бы всякая гражданско-правовая норма может и должна быть продуктом деятельности исключительно федеральных органов. Данный тезис, следуя содержанию garantF1://10064072.3333 ГК, возможно, и не вызывает сомнений, если речь идет об актах органов исполнительной власти, однако правило garantF1://10064072.300022 ГК не препятствует тому, чтобы гражданско-правовые нормы содержались и в законах субъектов Федерации (в частности, республик, краев, областей, автономных образований - см. garantF1://10003000.65 Конституции РФ). Правда, для этого необходимы два условия: а) эти законы должны приниматься не в соответствии с Гражданским кодексом, а "сами по себе"; б) формулируемые в данных законах нормы гражданского права должны соответствовать Кодексу.

Поэтому вполне можно предположить некий закон какой-то области о дополнительных мерах по социальной поддержке престарелых и больных граждан, который, помимо всего прочего, будет содержать гражданско-правовые нормы о патронаже (принимая во внимание явную недостаточность единственной регулирующей этот вопрос garantF1://10064072.41 ГК, с одной стороны, с другой - отсутствие в ст. 41 ГК ссылки на необходимость принятия специального закона). Такой пример не противоречит garantF1://10003000.7116" п. "о Конституции РФ, поскольку в ведении Российской Федерации находится только гражданское законодательство (т.е. согласно garantF1://10064072.30002 ГК сам Кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы), в то время как содержащие нормы гражданского права другие законы (речь о которых идет в garantF1://10064072.300022 ГК) могут приниматься в том числе и на уровне субъектов ФедерацииHYPERLINK#sub_44.

Особенность всех подзаконных актов, регулирующих гражданские отношения (которые согласно ст. 3 ГК могут быть только федерального уровня), состоит в недопустимости их противоречия гражданскому законодательству (т.е. Гражданскому кодексу и принятым в соответствии с ним федеральным законам), в противном случае применяется правило Кодекса или соответствующего закона (garantF1://10064072.3005 ГК). Вместе с тем указы Президента РФ могут приниматься независимо от того, сказано ли об этом в гражданском законодательстве (garantF1://10064072.3333 ГК), в то время как постановления Правительства РФ - только на основании и во исполнении гражданского законодательства, а также указов Президента РФ, т.е. при наличии соответствующего указания (garantF1://10064072.30004 ГК). В свою очередь, акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти издаются только в случаях и в пределах, предусмотренных Гражданским кодексом, другими законами и иными правовыми актами (см. garantF1://10064072.3307).

Таким образом, понятие "гражданское законодательство" ограничивается самим Гражданским кодексом и кругом принятых в соответствии с ним федеральных законов. Однако это только одно - "узкое" - понимание гражданского законодательства, поскольку в другом - "широком" - смысле гражданское законодательство объединяет все и всякие нормативно-правовые акты, содержащие нормы гражданского права, включая подзаконные. В самом деле, поскольку согласно garantF1://10064072.3306 ГК действие и применение норм гражданского права, содержащихся в указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ, определяются правилами garantF1://10064072.1001 ГК, постольку нет сомнений, что упоминание о "гражданском законодательстве" в наименованиях и по тексту garantF1://10064072.4 ГК (которые и образуют эту - первую - главу) имеют в виду не только Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы, но и все прочие нормативные правовые акты, содержащие нормы гражданского права.

Не случайно, что в ст. 4 ГК законодатель предпочитает говорить об актах гражданского законодательства, не дифференцируя их на акты собственно гражданского законодательства и на иные акты, содержащие гражданско-правовые нормы. Таким образом, если узкое понимание термина "гражданское законодательство" основывается на совместном толковании правил garantF1://10064072.30001 и garantF1://10064072.30002 ГК и сопряжено с решением вопросов уровня гражданского нормотворчества (точнее - уровня создания нормативно-правовых актов, преимущественно содержащих нормы гражданского права), то широкое толкование данного термина основывается на совместном толковании правил ст. 3 и garantF1://10064072.1, garantF1://10064072.2, garantF1://10064072.4 ГК и сопряжено с решением вопросов действия и применения гражданско-правовых норм, в каких бы нормативных правовых актах с точки зрения принятой их классификации данные нормы ни закреплялись.

Действие гражданского законодательства. Порядок опубликования и вступления в силу федеральных законов определяет закон; в свою очередь, порядок опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти - указ ПрезидентаHYPERLINK#sub_45. На территории Российской Федерации применяются только те федеральные законы, которые официально опубликованы. Датой принятия федерального конституционного закона считается день, когда он одобрен палатами Федерального Собрания в порядке, установленном garantF1://10003000.0 РФ; датой принятия федерального закона - день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Все федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом. Международные договоры Российской Федерации, ратифицированные Федеральным Собранием, публикуются одновременно с федеральными законами об их ратификации.

Официальным опубликованием федерального закона считается первая публикация его полного текста в официальных периодических печатных изданиях ("Парламентская газета", "Российская газета", "Собрание законодательства Российской Федерации"). Все федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самим законом не установлен другой порядок вступления его в силу (garantF1://10003060.1 ФЗ от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания Российской Федерации"). Сопоставимые правила предусматривает упомянутый Указ Президента РФ для опубликования и вступления в силу подзаконных нормативных правовых актов.

Решение вопроса о действии актов гражданского законодательства во времени, как правило, трудностей не вызывает. Акты гражданского законодательства вступают в силу с момента, указанного в данном или ином акте, при этом нередки случаи, когда разные положения акта начинают действовать в разное время. Так, введение в действие четырех частей Гражданского кодекса связывается с разными, причем достаточно отдаленными друг от друга датами. В свою очередь, правила garantF1://10064072.10000 Гражданского кодекса только в основной своей массе вступили в силу с 1 января 1995 г.: некоторые ее правила вступили в силу ранее этой даты, а некоторые - позднее. Так, garantF1://10064072.1004 ГК, посвященная юридическим лицам, была введена в действие с момента официального опубликования части первой Кодекса, тогда как введение в действие garantF1://10064072.1017 ГК было обусловлено введением в действие других законов (см. garantF1://10007501.10000, garantF1://10007501.13 ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"HYPERLINK#sub_46).

Согласно общему правилу об отсутствии у закона обратной силы акты garantF1://10064072.0 также не имеют обратной силы. Это означает, что акты гражданского законодательства применяются только к тем отношениям, которые возникают после введения их в действие. Что же касается ранее возникших отношений, то акты гражданского законодательства могут регулировать их (а значит, иметь обратную силу), только если это прямо предусмотрено в данном или другом акте (в специальном акте, который вводит в действие данный акт, в частности в так называемом вводном законе).

Если длящееся во времени отношение возникло до введения в действие акта гражданского законодательства, но породило правовые последствия после введения его в действие, акт гражданского законодательства будет регулировать такие правовые последствия.

Иногда законодатель специально воспроизводит это общее правило garantF1://10064072.4021 ГК применительно к тем или иным отношениям. Именно так он поступил, в частности, с правилами garantF1://10064072.234 ГК о приобретательной давности (garantF1://10007501.11 Закона о введении в действие части первой ГК). Оригинальное правило сформулировано применительно к договорным отношениям: условия договора, отличающиеся от предписаний акта гражданского законодательства, принятого после заключения договора, сохраняют силу (т.е. даже если правовые последствия еще не наступили), кроме тех случаев, когда в акте гражданского законодательства установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (garantF1://10064072.42202 ГК). Примером последнего (т.е. обратного действия закона на договорные отношения) является правило garantF1://10005940.11 ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса"HYPERLINK#sub_47.

Акты гражданского законодательства прекращают свое действие (утрачивают силу) с момента, указанного в этом акте (если его действие рассчитано на определенный период или вплоть до наступления определенного обстоятельства) или в другом (отменяющем его) акте. Отмена акта может быть полной или поэтапной. Так, с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса полностью утрачивает силу ряд нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы так называемой интеллектуальной собственности (garantF1://12051067.2, garantF1://12051067.3 ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"HYPERLINK#sub_48). В свою очередь, поэтапное принятие самого Кодекса, которое растянулось более чем на 10 лет, сопровождалось поэтапной отменой нормативных правовых актов, регулировавших соответствующие вопросы в переходный период. Отмена закона или отдельных его положений возможна также на основании решения Конституционного Суда РФ в случае признания им данного закона или отдельного его положения неконституционными (garantF1://10003000.1254, garantF1://10003000.1256 Конституции РФ).

Переходя к действию актов гражданского законодательства в пространстве, отметим, что Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации (garantF1://10003000.7601 Конституции РФ). Этому правилу корреспондирует принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, который может испытывать ограничения только на основании федерального закона и только если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (garantF1://10064072.1333 ГК).

Так, в свете планируемых реформ действие законодательства об игорном бизнесе может быть ограничено специальными географическими территориями, в которых только и разрешено осуществление такого бизнеса. Другие законы, содержащие нормы гражданского права, в зависимости от федерального или регионального уровня их принятия действуют на всей территории Российской Федерации или соответствующего ее субъекта. Акты Президента РФ, Правительства РФ, а также министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, содержащие нормы гражданского права, действуют на всей территории Российской Федерации. Любые изъятия из сказанного должны быть предусмотрены в самом нормативном правовом акте.

Действие актов гражданского законодательства по кругу лиц, вообще говоря, сопряжено с вопросом о субъектах гражданско-правовых отношений (участниках гражданского оборота). Ими согласно garantF1://10064072.2102 и garantF1://10064072.2104 ГК являются: а) граждане (в том числе граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства и имеющие более одного гражданства); б) российские и иностранные юридические лица (т.е. различные организации, за которыми закон признает правосубъектность и, таким образом, разрешает их самостоятельное выступление в гражданском обороте); в) публичные организации (т.е. Российская Федерация как единое федеративное государство, субъекты Федерации и муниципальные образования). Действие актов гражданского законодательства по кругу лиц в наиболее общем смысле обусловлено: а) типом лица(они по разному действуют в отношении гражданина, юридического лица и государства, предусматривая различные правила и устанавливая разный правовой режим); б) наличием у лица специального признака (например, статуса гражданина-предпринимателя или коммерческой организации - см. garantF1://10064072.2001 ГК); в) национальной принадлежностью лица (см. garantF1://10064072.2104 ГК).

Каждый конкретный нормативный правовой акт может иметь и нередко имеет свои частные особенности действия по кругу лиц. Так, упоминавшийся выше Федеральный закон об акционерных обществах (garantF1://10005712.10000) определяет порядок создания, реорганизации, ликвидации, правовое положение акционерных обществ, права и обязанности акционеров, обеспечивает защиту их прав. Однако правовое положение акционерных обществ, созданных путем приватизации государственных и муниципальных предприятий, дополнительно определяется законодательством о приватизации.

Сходное замечание касается правового положения акционерных обществ в банковской, инвестиционной и страховой деятельности, обществ, созданных на базе реорганизованных сельхозпредприятий и обслуживающих сферу сельхозпроизводства, а также обществ с участием иностранных инвестиций (garantF1://10005712.103, garantF1://10005712.906 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах").

А вот в отношении такого странного феномена, как "акционерное общество работников (народных предприятий)"HYPERLINK#sub_49, действие garantF1://10005712.0 об акционерных обществах ограничено: а) субсидиарным (т.е. дополнительным) порядком его применения и б) возможностью его применения только в части положений о закрытых акционерных обществах.

В другом случае Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей"HYPERLINK#sub_50 (см. garantF1://10006035.101 Преамбулы) понимает под потребителем только гражданина (физическое лицо), имеющего намерение заказать или приобрести либо заказывающего, приобретающего или использующего товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних или иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, поэтому действие данного Закона по кругу лиц ограничено указанной категорией граждан и не может касаться других участников гражданского оборота (в том числе тех граждан, которые выступают в гражданском обороте с иными целями).

Напротив, Федеральный закон от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике"HYPERLINK#sub_51 (garantF1://85656.48) под потребителем электрической и тепловой энергии понимает лиц, приобретающих такую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд, что предопределяет действие данного закона в отношении более широкого круга лиц.

Гражданский кодекс РФ. В развитии российского гражданского права можно выделить три важнейших периода - досоветский (до 1917 г.), советский (1917 г. - начало 90-х гг.) и постсоветский (с начала 90-х гг. по настоящее время). Каждый из них имеет собственный исторический облик, связь с политической и экономической обстановкой в стране и в обществе, каждый отмечен крупными кодификационными мероприятиями.

Первый период связывается с существованием и действием Свода законов гражданских (garantF1://5331151.10, ч. 1 Свода законов Российской империи), а так же с Проектом гражданского уложения Российской империи - выдающимся памятником цивилистической мысли, так и не ставшим законом из-за Первой мировой войны и последующих революционных событий.

Советский период отмечен ГК РСФСР 1922 г., а также Основами гражданского законодательства СССР 1961 г. и garantF1://10080200.0 РСФСР 1964 г.HYPERLINK#sub_52

Последний период связывается с прекращением в декабре 1991 г. существования СССР и образованием Содружества Независимых Государств (СНГ). На постсоветском пространстве большинство бывших союзных республик, включая Российскую Федерацию, приняли новые конституции и приступили к формированию собственной национальной системы права и созданию собственного законодательства, отвечающих новым политическим и социально-экономическим условиям и потребностям. В рамках СНГ был разработан и принят garantF1://2466933.0 для стран СНГ. На территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г. параллельно с garantF1://10080200.0 РСФСР 1964 г. стали применяться Основы гражданского законодательства СССР 1991 г., которые не вступили в силу с 1 января 1992 г. из-за распада СССР в декабре 1991 г.HYPERLINK#sub_53 Одновременно развернулась работа по подготовке нового Гражданского кодекса.

Разработка и принятие Гражданского кодекса были поэтапными. Часть первая Кодекса, состоящая из трех разделов - garantF1://10064072.1000" "Общие положения, garantF1://10064072.20000" "Право собственности и другие вещные права, garantF1://10064072.30000" "Общая часть обязательственного права, - в основном вступила в силу с 1 января 1995 г. Часть вторая Кодекса, представленная единственным garantF1://10064072.4001 "Отдельные виды обязательств", вступила в силу с 1 марта 1996 г. Часть третья Кодекса, в которую вошли два раздела - garantF1://10064072.50000" "Наследственное право и garantF1://10064072.60000" "Международное частное право, - вступила в силу с 1 марта 2002 г. Наконец, вступление в силу части четвертой, состоящей из одного garantF1://10064072.40700 - "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации", приурочено к 1 января 2008 г.

Гражданский кодекс - важнейший фундаментальный нормативный правовой акт в системе гражданского законодательства, ее "ядро", объединяющее и "притягивающее" все другие гражданские законы. Данный нормативный правовой акт имеет особый статус и занимает особое место в иерархии нормативных правовых актов, образующих гражданское законодательство. De facto он вполне сопоставим с федеральными конституционными законами, принимая во внимание, что ему должны соответствовать все иные федеральные законы, а также вообще все акты, содержащие нормы гражданского права (см. garantF1://10064072.300022, garantF1://10064072.3005 ГК). Однако de jure он таковым не является: федеральные конституционные законы согласно garantF1://10003000.108 Конституции РФ (ср. со garantF1://10003000.105) принимаются только по вопросам, предусмотренным Конституцией РФ (а принятие Гражданского кодекса не входит в их число); к тому же федеральные конституционные законы требуют особой процедуры голосования (одобрения большинством не менее 3/4 голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее 2/3 от общего числа депутатов Государственной Думы). Именно поэтому Кодекс в системе гражданского законодательства не является конституционным законом. Это обычный и в то же время не рядовой закон, который является своеобразной "экономической конституцией" и имеет особый статус и положение "primus inter pares" (т.е. "первого среди равных")HYPERLINK#sub_54. В случае противоречия между нормами гражданского законодательства нормы Гражданского кодекса имеют приоритет перед нормами, содержащимися в других законах, не говоря уже об иных актах, содержащих нормы гражданского права. Основные принципы построения Гражданского кодекса:

1. Он аккумулирует все наиболее принципиальные нормы общего характера, необходимые для регулирования гражданских отношений, кроме того, содержит правила, обращенные к отдельным ключевым видам отношений. Гражданско-правовые нормы, не вошедшие в Кодекс, включаются в другие нормативные правовые акты, развивающие и детализирующие его положения.

В то же время Кодекс - комплексный нормативный правовой акт: в нем органично объединены нормы различной отраслевой принадлежности, а именно:

а) гражданско-правовые нормы (таковых, разумеется, большинство);

б) государственно-правовые нормы (в частности, заимствованные из garantF1://10003000.0 РФ - см., напр., garantF1://10064072.30001, garantF1://10064072.150, garantF1://10064072.212 ГК и др.);

в) административно-правовые нормы (о регистрации юридических лиц, прав на недвижимость и др.);

г) процессуальные нормы (например, о допустимости средств доказывания и распределении бремени доказывания в случае возникновения спора);

д) другие нормы (в частности, из семейного, природоресурсного или экологического права).

2. Кодекс - наиболее объемный (из всех известных на данный момент российских законов), сложно структурированный и многоярусный нормативный правовой акт, в котором выделяются следующие структурные компоненты: а) части (всего их 4); б) разделы (всего их 7) и подразделы; в) главы (всего их 77); г) параграфы и подпараграфы; д) статьи (всего их 1551); е) пункты статей и абзацы пунктов (или части статей при отсутствии пунктов).

3. Структура Кодекса подчинена пандектным началам, что обеспечивает деление гражданско-правовых норм на общие и специальные: первые содержатся в части первой Кодекса и применимы ко всем или многим гражданским отношениям, вторые содержатся во второй, третьей и четвертой частях Кодекса и применимы только к конкретным гражданским отношениям (речь идет об отдельных видах обязательственных отношений, наследственных отношениях, отношениях, связанных с созданием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, наконец, отношениях, "осложненных иностранным элементом"). Пандектные начала в Кодексе имеют свои национальные особенности. Так, в Гражданском кодексе (в отличие, например, от BGBHYPERLINK#sub_55) вещное право предшествует обязательственному, тогда как семейное право и вовсе находится "за скобками" ввиду существования garantF1://10005807.0 РФ (не считая отдельных норм, посвященных опеке, попечительству и общей собственности супругов - см. garantF1://10064072.31, garantF1://10064072.256 ГК, присутствие которых в Гражданском кодексе легко объясняется).

Пандектные начала предопределили не только общую структуру Кодекса как нормативного правового акта, но и особенности внутреннего его устройства (конструкции), поэтому деление нормативного материала по признаку "общее - специальное" можно наблюдать на самых разных его уровнях. Так, выделение Общей и Особенной частей имеет место на уровне:

нескольких разделов (см. garantF1://10064072.30000 "Общая часть обязательственного права" и garantF1://10064072.4001 "Отдельные виды обязательств", при этом один расположен в первой, а другой - во второй части Кодекса);

внутри разделов (см. garantF1://10064072.20000 "Право собственности и другие вещные права", garantF1://10064072.50000 "Наследственное право", garantF1://10064072.60000 "Международное частное право");

внутри подразделов (см. garantF1://10064072.3000 "Объекты гражданских прав", garantF1://10064072.3100 и garantF1://10064072.3200 "Общие положения об обязательствах" и "Общие положения о договоре");

внутри глав (см. garantF1://10064072.1004 "Юридические лица", garantF1://10064072.2030 "Купля-продажа", garantF1://10064072.2034 "Аренда", garantF1://10064072.2037 "Подряд", garantF1://10064072.2046 "Расчеты", garantF1://10064072.2047 "Хранение", garantF1://10064072.2059 "Обязательства вследствие причинения вреда");

внутри параграфов (см. garantF1://10064072.1042 "Хозяйственные общества и товарищества").

Все построение (конструкция) Гражданского кодекса, таким образом, подчинено принципу восхождения от общего к специальному, при этом общие правила дополняют специальные, а последние, в свою очередь, имеют приоритет в применении ("lex specialis derogat lex generalis", т.е. "специальный закон отменяет действие общего"). В результате этого применяемые в ходе правового регулирования нормы часто связываются друг с другом и образуют длинные "цепочки". Так, последовательность применения норм для регулирования контрактационных отношений будет следующей: garantF1://10064072.535 ->garantF1://10064072.506 -> garantF1://10064072.454 -> garantF1://10064072.10000 ГК; в свою очередь, последовательность применения норм для регулирования отношений поставок для государственных и муниципальных нужд будет следующей: garantF1://10064072.525 -> § 3 гл. 30 -> § 1 гл. 30 -> Общая (первая) часть ГК. Такой подход в компоновке нормативного материала имеет несомненное преимущество: исключает дублирование одинакового материала в разных рубриках нормативного правового акта, обеспечивает экономию его объема и удобство в процессе правоприменения.

4. Конструкции, закрепленные в Гражданском кодексе, имеют специфическое расположение. Так, в рамках отдельных видов обязательств приоритетное положение занимают конструкции, опосредующие оборот товаров (garantF1://10064072.2030), выполнение работ (garantF1://10064072.2037, garantF1://10064072.2038) или оказание услуг (garantF1://10064072.2039), за ними следуют обязательства из публичного обещания награды и конкурсные обязательства (garantF1://10064072.2056, garantF1://10064072.2057), далее - так называемые обязательства натуральные (garantF1://10064072.2058), наконец, охранительные обязательства (garantF1://10064072.2059, garantF1://10064072.2060). Это свидетельствует о приоритете, который отдается гражданско-правовым институтам, опосредствующим товарный оборот, а потому более востребованным и социально-полезным в условиях рынка.

Наиболее характерные процессы, затронувшие содержательную сторону Гражданского кодекса как акта новой (рыночной) экономики, сводятся к следующему.

1. Изменение соотношения между способами правового воздействия на гражданские отношения, смещение акцента в сторону дозволения, в результате чего в garantF1://10064072.0 заметно увеличилось число диспозитивных норм, которые можно изменять или отменять при помощи договора. Соответственно с возрастанием роли договора индивидуальное (частное) регулирование заметно ограничило нормативное (публичное) регулирование общественных отношений.

2. Перераспределение нормативного материала на законодательном уровне. Так, в Кодекс включен институт опеки и попечительства, в прошлом расположенный в семейном законодательстве (КоБС РСФСР 1969 г.HYPERLINK#sub_56), который к тому же дополнился патронажем - особой формой попечительства, устанавливаемой в отношении дееспособных граждан (см. garantF1://10064072.31).

3. Адаптация традиционных для отечественной цивилистики институтов к потребностям рынка. Так, планово-административные предпосылки, столь специфичные в прошлом для хозяйственных договоров поставки и подряда на капитальное строительство, по которым в основном и проводилось их отграничение от смежных договорных конструкций, сегодня сохранились лишь в отношении тех договоров поставки и подряда, которые заключаются и исполняются для государственных и муниципальных нужд (см. garantF1://10064072.525 и garantF1://10064072.763 ГК).

4. Появление новых институтов (аналоги которых прежде отсутствовали), обслуживающих специфические потребности рыночной экономики. Вот некоторые примеры:

а) перечень государственных и кооперативных организаций (юридических лиц), известных советскому гражданскому праву, сегодня заметно пополнился новыми моделями частных юридических лиц (в том числе разнообразных коммерческих корпораций);

б) впервые в Гражданском кодексе особо обозначен институт "Право собственности и другие вещные права на землю", который предусматривает возможность нахождения земельного участка на праве собственности и других вещных правах и обеспечивает продуктивную эксплуатацию земли и ее участие в гражданском обороте (см. garantF1://10064072.1017);

в) в числе "привычных" договорных форм появились новые адекватные рыночной эпохе договоры продажи и аренды предприятия, лизинга, возмездного оказания услуг, финансирования под уступку денежного требования (факторинга), агентирования, доверительного управления имуществом, коммерческой концессии (франчайзинга) и др.

5. Внутриотраслевое объединение (интеграция, централизация), в результате которого преодолено противопоставление между разнообразными правовыми формами отчуждения имущества в собственность, выполнения работ и оказания услуг (в итоге договоры поставки, контрактации и энергоснабжения признаны отдельными видами договора купли-продажи (ср. гл. 24, 25 ГК РСФСР 1964 г., garantF1://10064072.2030 ГК РФ), а на смену договору подряда на капитальное строительство пришел договор строительного подряда, ставший отдельным видом договора подряда (ср. гл. 30, 31 ГК 1964 г., garantF1://10064072.2037 ГК)).

6. Дифференциация (в том числе разделение или выделение) структурных подразделений гражданского права. Так: а) прообразом договоров ренты и пожизненного содержания с иждивением (garantF1://10064072.2033 ГК) в прошлом законодательстве был договор купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания продавца (ст. 253, 254 ГК 1964 г.); б) отсутствовавший в ГК 1964 г. договор возмездного оказания услуг выделился из договора подряда (ср. garantF1://10064072.2037 и garantF1://10064072.2039 ГК); в) в результате разделения единой гл. 34 ГК 1964 г. "Расчетные и кредитные отношения" появились три других договора: кредитный, ставший особым видом договора займа (garantF1://10064072.2042 ГК), банковского вклада (garantF1://10064072.2044 ГК) и банковского счета (garantF1://10064072.2045 ГК), а также специальная глава, посвященная безналичным расчетам (garantF1://10064072.2046 ГК).

В результате указанных процессов обозначились новые и обновленные структурные подразделения гражданского права - подотрасли, институты, субинституты. Первым в garantF1://10064072.0 посвящены один или даже несколько разделов (право собственности и другие вещные права, обязательственное, наследственное, международное частное право), вторым - главы (договоры купли-продажи, аренды, подряда, деликтные обязательства), третьим - параграфы и другие мелкие рубрики (договоры розничной купли-продажи, проката, бытового подряда).

Интерпретационные акты. В отличие от англо-американской правовой семьи в Российской Федерации и судебный (административный) прецедент, и судебная (административная) практика имеют индивидуальное (в том числе информационное) значение, а потому не обладают нормативностью и не являются формой (источником) права. Известную оговорку можно сделать разве что в отношении решений Конституционного Суда РФ, да и то только тех, которые признают нормативный правовой акт или отдельные его положения неконституционными и, следовательно, изменяют или полностью отменяют его, новируя, таким образом, всю систему источников права (см. garantF1://10003000.1254, garantF1://10003000.1256 Конституции)HYPERLINK#sub_57. Практика рассмотрения определенной категории дел, даже будучи обобщенной на значительном числе однородных примеров и опубликованной, не является обязательной при принятии решения по сходному делу. Вместе с тем важное значение имеют разъяснения по вопросам судебной практики, которые в соответствии со garantF1://10003000.126 и garantF1://10003000.127 Конституции РФ дают Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ в виде постановлений пленумов. Такие постановления Пленумов высших судебных инстанций могут быть:

совместными (например, постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации");

раздельными (например, garantF1://12038961.0 Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о защите чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц")HYPERLINK#sub_58.

Постановления пленумов высших судебных инстанций являются интерпретационными актами, а их назначение состоит в обеспечении единообразной практики понимания и применения тех или иных положений действующих нормативных правовых актов. Особенность интерпретационных актов состоит в том, что они: а) объясняют (комментируют) смысл существующих норм права, но, что принципиально заметить, не формулируют новых норм права, а потому не являются формой (источником) права; б) содержащиеся в них разъяснения носят официальный характер (т.е. имеет место так называемое судебное толкование) и являются обязательными на практике (прежде всего обязательными для судов общей юрисдикции и (или) арбитражных судов, но они не могут быть безразличными и для всех потенциальных участников судебного процесса)HYPERLINK#sub_59. Следует подчеркнуть, что первый признак интерпретационных актов не исключает второй, при этом первый признак отличает интерпретационные акты от нормативных правовых актов, а второй, напротив, сближает интерпретационные и нормативные правовые акты. Учитывая сказанное, нельзя согласиться с тем, будто бы постановления Пленумов высших судебных инстанций являются актами применения праваHYPERLINK#sub_60.

Акт применения права (или правоприменительный акт) всегда имеет индивидуальный характер и представляет собой формальную сторону процесса реализации права (например, приговор по уголовному или решение по гражданскому делу); напротив, интерпретационный акт связан в первую очередь с процессом толкования права и только в конечном счете оказывает влияние на процесс правильного и единообразного правоприменения.

Правовые обычаи. Всякий обычай - правило поведения, признаваемое в силу многократного повторения и социального признания за образец. Однако формой права являются не все обычаи, а только обычаи правовые. Первые нормативные правовые акты формализовали обычаи, а ранние кодификации систематизировали их. Позднее закон вытеснил так называемое обычное право и стал господствующей формой права, но не исключил его вообще, к тому же немало современных явлений преимущественно в сфере гражданского (частного) права имеют "обычное происхождение"HYPERLINK#sub_61. В советский период правовые обычаи были малочисленны, а их примеры - единичныHYPERLINK#sub_62. В условиях рынка и усиления в механизме частноправового регулирования диспозитивных начал их значимость заметно возросла, а из наименования и содержания garantF1://10064072.5 ГК можно и вовсе предположить прямую связь между этим ростом и той специальной частью предмета гражданского права, которую составляют предпринимательские отношения.

Следуя классификации правовых обычаев, принятой в романо-германской правовой семье и основанной на их соотношении с законом, правовой обычай может быть трех видов: а) "в дополнение к закону" (если существует наряду с законом, не противоречит ему, дополняет и разъясняет его положения и используется благодаря прямой или подразумеваемой отсылке закона); б) "против закона" (если существует наряду с законом и формулирует самостоятельную норму, отличающуюся от нормы закона); в) "кроме закона" (если устанавливает норму в условиях отсутствия законодательного регулирования)HYPERLINK#sub_63.

Ключевым признаком правовых обычаев является их государственное санкционирование (точнее - государственное санкционирование их применения), которое как раз и превращает устойчивое обычное правило в правило особого рода - в норму права. Государственное санкционирование обеспечивается отсылкой правила нормативного правового акта к обычаю. В зависимости от объема оно может быть единичным и рамочным: в первом случае законодатель санкционирует применение конкретного обычая в рамках конкретного отношения (см. garantF1://10064072.1901, garantF1://10064072.221 ГК), во втором - применение некоторой группы обычаев, рассчитанных на разнообразные ситуации. Так, garantF1://12015482.2852 КТМ санкционирует применение международных обычаев торгового мореплавания только по вопросам определения рода аварии, общеаварийных убытков и их распределенияHYPERLINK#sub_64, а garantF1://10064072.5 ГК - применение всякого обычая делового оборота вообще. Некоторые авторы допускают также судебное санкционирование применения обычаяHYPERLINK#sub_65, некоторые же - ставят под сомнение как нормативное, так и судебное санкционирование, предлагая определять применимость правовых обычаев не через перечисление возможных случаев, а через закрепление случаев невозможных (т.е. наоборот)HYPERLINK#sub_66.

Разновидность гражданско-правового обычая - обычай делового оборота (см. ст. 5 ГК) или торговый обычай (см. garantF1://10001354.2803 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-I "О международном коммерческом арбитраже"HYPERLINK#sub_67). В garantF1://10064072.50001 ГК он имеет легальное определение, а его применимость - рамочное санкционирование, поэтому применение конкретного торгового обычая не связано с необходимостью отсылки к нему закона. Тем не менее в законодательстве можно то и дело встретить особые он их упоминания. Такие упоминания в одних случаях придают правовому регулированию стройность и ясность, акцентируют внимание на специфике регулируемой сферы (см. garantF1://10064072.309, garantF1://10064072.4742, garantF1://10064072.47802, garantF1://10064072.5132, garantF1://10064072.848, garantF1://10064072.8633, garantF1://10064072.8673, garantF1://10064072.8742 ГК), в других - позволяют изменять при помощи торговых обычаев диспозитивные нормы закона (см. garantF1://10064072.311, garantF1://10064072.3142, garantF1://10064072.315, garantF1://10064072.316, garantF1://10064072.5081, garantF1://10064072.51001, garantF1://10064072.20863 ГК). Основная - регулятивная - функция торгового обычая (см. garantF1://10064072.5, garantF1://10064072.4215 ГК) ограничена деловой (предпринимательской) сферой и сферой оборота (т.е. договорными отношениями). Поэтому торговые обычаи не могут применяться между коммерсантами в общегражданской сфере (например, при причинении вреда), использоваться при регулировании общегражданских отношений по аналогии ввиду отсутствия в механизме гражданско-правового регулирования аналогии обычая, к тому же специально-гражданский характер торговых обычаев препятствует их использованию для раскрытия общих начал и смысла гражданского законодательства, т.е. для целей аналогии права (см. garantF1://10064072.60002 ГК).

Наконец, не охватываются garantF1://10064072.5 ГК и не покрываются рамочным санкционированием обычаи, которые хотя и существуют в деловой сфере, но не относятся к обороту (например, корпоративные обычаи).

Кроме регулятивной функции торговый обычай выполняет также информационную функцию - используется для определения содержания существующего договора (см. garantF1://10064072.43102 ГК).

Для признания в качестве торгового обычая правило должно сложиться и широко применяться в той или иной сфере предпринимательства. Данные правила не находятся в зависимости от территориального признака, поэтому могут быть интернациональными и внутренними (национальными и местными). Так, типичные для германского и французского права требования честности и добросовестности (лояльности) участников договорного процесса в отношении контрагента и серьезности их намерений при заключении договора, предусматривающие взаимную ответственность за вину при переговорах (culpa in contrahendo), основываются не столько на позитивном праве, сколько на результатах развития права судебной практикой и доктриной, а потому являются нормами обычного праваHYPERLINK#sub_68. Многие изначально национальные обычаи позднее стали интернациональными, а те, в свою очередь, позволили сформировать международно-правовые институты, нашедшие отражение в конвенцияхHYPERLINK#sub_69. В зависимости от экономической сферы использования торговые обычаи могут быть межотраслевыми, отраслевыми и подотраслевыми.

Легальная непредусмотренность торгового обычая не означает, что законодательство вообще не должно содержать упоминаний об обычае. Главное, чтобы в тексте нормативного правового акта не была сформулирована сущность обычая, в противном случае норма права попросту поменяет свой статус и вместо обычного правила станет правилом нормативного правового акта. Такая трансформация не исключена в отношении наиболее прогрессивных и стабильных правовых обычаев, как в принципе не исключен и обратный процесс, когда правило отмененного нормативного правового акта продолжает использоваться как обычай. При условии государственного санкционирования последний будет правовым (перейдет из одной категории источников права в другую), в противном случае может использоваться как обыкновение (подробнее об обыкновениях см. в следующем параграфе)HYPERLINK#sub_70

Для признания в качестве торгового обычая неважно, зафиксировано ли соответствующее правило в каком-либо документе. Торговые обычаи могут быть формально закреплены, но это не меняет их статус "обычного правила" и не переводит в разряд правил, установленных нормативными правовыми актами. Так, примерные условия договора (garantF1://10064072.427 ГК), специально разрабатываемые для некоторых договоров и публикуемые в печати в виде примерного, типового договора или иного документа, могут регулировать конкретные договорные отношения в качестве торговых обычаев при двух условиях: а) если они отвечают требованиям garantF1://10064072.5 и garantF1://10064072.4215 ГК и б) договор не содержит отсылки к ним. И это понятно. Во-первых, само по себе существование примерных условий не наделяет их статусом торгового обычая: они попросту могут не обладать всеми необходимыми для этого признаками (например, не завоевать широкой популярности из-за новизны). Из этого же, кстати, исходит и судебная практика: сама по себе ссылка на положение типового контракта не есть бесспорное доказательство существования обычая - данный аргумент требует анализа с учетом всей совокупности обстоятельств делаHYPERLINK#sub_71. Во-вторых, указание на то, что договор не должен содержать отсылки к примерным условиям, принимая во внимание специальное назначение правила garantF1://10064072.4272 ГК, призвано отдать предпочтение согласованным условиям договора, приобретающим для сторон обязательное значение, а этот факт снимает вопрос о принадлежности примерных условий к торговым обычаям.

Неформализованность торгового обычая порождает неопределенность (недостаточную определенность) его содержания, а иногда и самого существования, проблемы разрозненности и несогласованности обычаев, трудности их установления и доказывания. Все это влияет на процессуальный статус данной формы права (само наличие правила и (или) его содержание доказывается заинтересованной стороной, а окончательное решение в этом вопросе является прерогативой судебных инстанций). Для преодоления этой проблемы нередко используется процедура формализации (унификации) обычаев, которая может быть в виде: а) неофициальной унификации; б) официальной легализации государственным нормотворческим органом; в) международной конвенционализации, при этом в двух последних случаях обычно-правовая норма трансформируется соответственно в правило нормативного правового акта или международного договора. Формализацию (унификацию) торговых обычаев осуществляют разные организации: международные межправительственные (УНИДРУА, ЮНСИТРАЛ), региональные (ЕЭК ООН), а также неправительственные (МТП) - торговые и портовые обычаи, принятые в Российской Федерации, свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ (garantF1://10002727.15303 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-I "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации"HYPERLINK#sub_72).

Согласно garantF1://10064072.5020 ГК торговый обычай неприменим, если он противоречит обязательным для сторон положениям законодательства или договору, из чего следует его подчиненное относительно указанных регуляторов положение. Императивная норма законодательства (garantF1://10064072.4221 ГК) как наиболее жесткая имеет безусловное преимущество над всеми прочими регуляторами, а поскольку императивные нормы для сторон обязательны всегда (п. 1 ст. 422 ГК), торговый обычай, противоречащий таким нормам, не применяется (см. п. 2 ст. 5 ГК). Диспозитивные нормы законодательства не являются для сторон обязательными и могут быть изменены (исключены) договором (см. garantF1://10064072.421402 ГК). Однако независимо от того, принимается или изменяется участниками договора правило диспозитивной нормы, речь во всяком случае идет об условии договора, которое имеет обязательное для сторон значение, а значит, блокирует применение противоречащих ему торговых обычаев (см. п. 2 ст. 5 ГК)HYPERLINK#sub_73.

Применение торгового обычая в каждом конкретном случае возможно в части, не охваченной законодательным или договорным регулированием, при этом такое применение не обусловлено наличием отсылки закона (в силу рамочного санкционирования применения всякого торгового обычая вообще) или договора (так как правовой обычай-форма права). Если договор воспринимает существующий торговый обычай, правило последнего становится обязательным для сторон условием договора, которое в иерархии регуляторов занимает более высокое положение, чем торговый обычай (см. garantF1://10064072.4215 ГК). Если договор регулирует отношения сторон иначе, чем торговый обычай (посредством установления собственного правила или восприятия диспозитивной нормы закона), принимаются во внимание данные условия договора, обязательность которых для сторон блокирует действие противоречащего им торгового обычая (см. garantF1://10064072.5020 ГК). Наконец, если предположить, что договор сам не регулирует отношение сторон и одновременно исключает действие существующего по данному поводу торгового обычая, налицо заведомое создание сторонами пробела, попытаться устранить который можно только при помощи garantF1://10064072.6 ГК.

Выходит, что всякий торговый обычай - норма диспозитивная, так как может быть изменена (отменена) законодательством или договором. Формальный приоритет законодательства и договора над торговым обычаем закреплен в ряде норм закона. Так, согласно garantF1://10064072.5020 ГК "обычаи делового оборота, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются". В силу ст. 421 ГК свобода определения условий договора ограничена только императивными нормами закона и иных правовых актов, ее не могут ограничивать диспозитивные нормы законодательства и уж тем более обычай (garantF1://10064072.4214), который приходит на помощь договору, только если соответствующее условие не определено сторонами и диспозитивной нормой (garantF1://10064072.4215). Наконец, в силу garantF1://10064072.309 ГК "обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов" и только "при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями".

Приоритет императивных правил законодательства и условий договора над торговыми обычаями бесспорен, чего нельзя сказать в отношении правил диспозитивных, которые могут испытывать влияние со стороны закона, иных правовых актов, договора, а также торговых обычаев (см. garantF1://10064072.311, garantF1://10064072.312, garantF1://10064072.314, garantF1://10064072.438, garantF1://10064072.452, garantF1://10064072.459, garantF1://10064072.508, garantF1://10064072.510, garantF1://10064072.724 ГК). Поэтому единая категория "торговый обычай" представлена в Гражданском кодексе двумя его разновидностями: а) торговым обычаем "в дополнение к закону" (общее правило) и б) торговым обычаем "против закона" (исключение, при котором торговый обычай изменяет диспозитивную норму закона). Вот почему законодатель, не ограничиваясь общим (рамочным) санкционированием применения торгового обычая (т.е. garantF1://10064072.5 ГК), в ряде случаев упоминает о торговых обычаях особо, имея в виду эту - последнюю - их разновидность, имеющую приоритет над некоторыми диспозитивными нормами гражданского законодательства.

Две модели частного права. Мировой практике известны две модели частного права: а) дуалистическая (существующая в Германии, Испании, Франции, а также Украине) и б) монистическая (характерная, в частности, для Российской Федерации). Первая модель предполагает формальное противопоставление гражданского и торгового (предпринимательского, коммерческого) права и автономию последнего; напротив, согласно второй модели гражданское и торговое (предпринимательское, коммерческое) право состоят между собой в неразрывном единстве (см. garantF1://10064072.2001 ГК). Говоря иначе, основное формальное различие между двумя моделями частного права проявляется в различном их отношении к торговому (предпринимательскому, коммерческому) кодексу: в условиях дуализма частного права данный акт существует и действует параллельно Гражданскому кодексу, в условиях монистической системы частного права; напротив, Гражданский кодекс - единственный частноправовой кодифицированный акт.

Различие между двумя моделями частного права также видят в различной методике регулирования торговых отношений. Считается, что в условиях частноправового дуализма в первую очередь применяются торговые законы, за ними следуют торговые обычаи и только в последнюю очередь - гражданские законы. Напротив, в условиях монистической модели частного права в первоочередном порядке применяются торговые законы, за ними следуют законы гражданские и только в последнюю очередь - торговые обычаи. Однако эта классическая последовательность применения разных источников права при регулировании торговых отношений сегодня требует двух важных уточнений.

1. Жесткий (строгий) вариант частноправового дуализма должен был бы предполагать последовательное противопоставление права гражданского праву торговому, при этом регулирование торговых отношений должно было бы осуществляться только торговыми законами и обычаями (возможность применения для этих целей гражданских законов вызывает сомнения даже в порядке аналогии). Вместе с тем известные дуалистические концепции частного права на самом деле отнюдь не настаивают на строгом противопоставлении права гражданского и права торгового, не стремятся обеспечить свободу последнего от первого и его "чистоту", а в некоторых случаях - и вовсе отдают предпочтение не торговым обычаям, а гражданским законам. Так, HGB 1897 г.HYPERLINK#sub_74 (действующее наряду с BGB) формально не решает вопрос о последовательности применения рассматриваемых источников в процессе регулирования торговых отношений, однако, по замыслу его разработчиков, последовательность "торговый закон -> торговый обычай -> гражданский закон" должна сохраняться только при конкуренции между собой партикулярных торговых обычаев и диспозитивных гражданско-правовых норм; напротив, императивные гражданско-правовые нормы приоритетны перед торговыми обычаями. А поскольку даже в условиях дуализма частного права гражданское и торговое право рассматриваются соответственно как lex generalis и lex specialis (в результате чего первое имеет субсидиарное применение относительно второго), а гражданский закон - полноценный источник торгового права, правильнее говорить не столько о дуализме частного права, сколько о дуализме в законодательстве, регулирующем частноправовую сферу.

2. В свою очередь, и монистическая концепция частного права, как было показано выше, не исключает в принципе приоритета торговых обычаев над некоторыми диспозитивными нормами гражданского законодательства: внутренне неоднородная категория "торговый обычай" представлена не только торговым обычаем "в дополнение к закону", но и такой его разновидностью, как торговый обычай "против закона"HYPERLINK#sub_75.

Аналогия. Необходимость обращения к аналогии возникает при пробелах, а именно - когда то или иное отношение, имеющее гражданско-правовую природу, требует правового регулирования в условиях отсутствия нормы законодательства, соглашения сторон и обычая делового оборота. Поэтому аналогия - это "запасной" и "худший" регулятор гражданских отношений, который применяется в крайнем случае, за отсутствием других ("более лучших") регуляторов.

Аналогия может быть в виде: а) аналогии закона и б) аналогии права (см. garantF1://10064072.6 ГК). Сущность аналогии закона состоит в поиске нормы гражданского законодательства, регулирующей сходные отношения, и в ее применении к отношениям, требующим правового регулирования. Аналогия закона:

возможна в условиях действительного (а не мнимого, кажущегося) пробела;

возможна для регулирования и (или) охраны любых отношений, предусмотренных garantF1://10064072.200001 и garantF1://10064072.2102 ГК, но она невозможна при регулировании "вертикальных" отношений, предусмотренных garantF1://10064072.2001 ГК;

не должна противоречить существу регулируемого таким образом (т.е. при помощи аналогии закона) отношения;

требует наличия сходства между отношениями, которые нуждаются в правовом регулировании, и отношениями, которые непосредственно регулирует применяемая норма;

при регулировании гражданских отношений допускается только при применении норм гражданского и только законодательства (но не норм какого-либо другого законодательства, тем более - норм другого источника права). При этом некоторые авторы особо подчеркивают, что речь идет не обо всем гражданском законодательстве, а только о федеральных законах. Поэтому правила об аналогии не касаются подзаконных нормативных актовHYPERLINK#sub_76 (что, по крайней мере, требует дополнительного обоснования).

Примечательно, что при регулировании семейных отношений возможно применение по аналогии норм как семейного, так и гражданского права (см. garantF1://10005807.5 СК)HYPERLINK#sub_77.

Таким образом, при аналогии закона за основу берется конкретная норма права, которая "приспосабливается" ("подгоняется") под индивидуальную нестандартную ситуацию. Тем не менее применение в таких случаях именно нормы права свидетельствует в пользу наличия нормативного регулирования в целом.

Аналогию закона следует отличать от некоторых других явлений.

Во-первых, аналогию следует отличать от прецедента, т.е. решения, принятого по конкретному делу конкретным правоприменительным органом. Дело в том, что при аналогии закона за основу берется сходная (близкая, подобная) норма законодательства, тогда как использование прецедента означает использование решения по аналогичному делу. Главное же состоит в том, что аналогия закона - признанный российским законодателем "запасной" регулятор общественных отношений, при этом процесс правового регулирования здесь обеспечивает именно норма права, содержащаяся в законодательстве (т.е. в источнике права); напротив, прецедент в Российской Федерации не является формой права, не обладает нормативностью и имеет сугубо индивидуальное значение.

Во-вторых, аналогию закона следует отличать от распространенных случаев субсидиарного применения в силу прямого указания закона правил, посвященных одним отношениям, к другим отношениям (см., например, garantF1://10064072.2303, garantF1://10064072.8205, garantF1://10064072.9503, garantF1://10064072.21011 ГК и др.). Такое субсидиарное применение используется в силу прямого указания закона для того, чтобы избежать (исключить) дублирование одного и того же (общего) нормативного материала в разных рубриках нормативного правового акта (в то время как аналогия, напротив, используется в условиях отсутствия какого-либо нормативного или договорного регулирования и как средство для устранения пробела).

При невозможности использования аналогии закона возможно обращение к аналогии права, сущность которой состоит в определении прав и обязанностей сторон, исходя из двух совокупных критериев: а) общих начал и смысла гражданского законодательства (см., в частности, garantF1://10064072.1 ГК) и б) требований добросовестности, разумности, справедливости (garantF1://10005807.5 СК вместо добросовестности называет гуманность). Таким образом, при аналогии права законодатель разрешает (предоставляет возможность) самим заинтересованным лицам (участникам гражданского оборота) или правоприменителю создать индивидуальное правило для определения прав и обязанностей. Отсутствие в условиях аналогии права всякой конкретной правовой нормы не позволяет говорить и о нормативности соответствующего регулирования в целом, если, конечно, не связывать нормативность аналогии права с нормативностью того принципа (начала), на котором она покоится.

§ 2. Гражданское законодательство и ненормативные (частные) регуляторы гражданских отношений

Индивидуальные акты. Индивидуальными актами, регулирующими гражданские отношения, являются разнообразные договоры, уставы, а также другие внутренние (корпоративные) документы. Особенность индивидуальных актов состоит в том, что они:

принимаются не компетентными государственными органами, а самими участниками гражданского оборота для самостоятельного регулирования отношений - внутренних и (или) внешних;

устанавливают правила, обязательность которых ограничивается кругом соответствующих участников;

в механизме гражданско-правового регулирования являются не правовыми нормами, а юридическими фактамиHYPERLINK#sub_78.

Отмеченное исключает нормативный характер индивидуальных актов, а вместе с этим препятствует их признанию в качестве формы права. Этот вывод не колеблет тот очевидный факт, что на современном этапе роль договорного регулирования общественных отношений значительно усилилась в ущерб их нормативному регулированию: регулирование частных отношений отнюдь не связано безусловно с необходимостью признания соответствующего регулятора в качестве формы (источника) права.

Договор - наиболее распространенный индивидуальный акт. В гражданском законодательстве он определяется как юридический факт и признается соглашением двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (см. garantF1://10064072.4201 ГК). Всякий договор как юридический факт состоит из ряда условий, которые образуют его содержание и являются обязательными для сторон. Условия договора определяются по усмотрению сторон (свобода договора), кроме тех случаев, когда содержание условия предписано законом или иными правовыми актами. Таким образом, всякий договор должен соответствовать императивным правилам законодательства во избежание неблагоприятных последствий для него же самого (признания его незаключенным или недействительным полностью или в части), но он может изменять или отменять диспозитивные правила законодательства (см. garantF1://10064072.4214, garantF1://10064072.4221 ГК). Среди всех условий договора особое значение имеют существенные условия (garantF1://10064072.4321), согласование которых является необходимым для всех договоров и достаточным для заключения большинства договоров, поскольку некоторые договоры для их заключения требуют также передачи имущества или государственной регистрации (см. garantF1://10064072.433 ГК).

Договор - специфическое правовое средство, опосредующее индивидуальные взаимоотношения участников гражданского оборота, имеет значение только для конкретных контрагентов и безразличен для третьих лиц, за отдельными изъятиями (см., например, garantF1://10064072.430 ГК). Договор не является формой (источником) права и не обладает юридической нормативностью. И все же некоторым договорам отдельные черты нормативности присущи. Так, условия договора присоединения определяются одной стороной и, выступая для другой стороны в качестве своеобразной заранее установленной нормы, могут быть приняты ею не иначе как путем присоединения к предложенному варианту договора в целом (garantF1://10064072.428 ГК). Учитывая, однако, что присоединение - отнюдь не исключительная методика заключения гражданских договоров, а разработчиками формуляров и стандартных форм всегда выступают сами участники гражданского оборота, тогда как их потенциальные контрагенты могут, но вовсе не обязаны присоединяться к существующему варианту договора (а присоединившись, имеют право на защиту от явной его обременительности - см. garantF1://10064072.42802 ГК), возможные проявления нормативности в некоторых гражданских договорах недостаточны для признания гражданского договора формой права.

Другим распространенным случаем индивидуального акта является устав юридического лица. Закон формулирует требования к учредительным документам юридического лица вообще и к уставу в частности (т.е. устанавливает круг вопросов, которые должны найти свое отражение), однако разработка и утверждение устава в каждом конкретном случае - прерогатива конкретных частных лиц-учредителей (участников) (см. garantF1://10064072.52, garantF1://10064072.8902, garantF1://10064072.9803 ГК и др.)HYPERLINK#sub_79.

Обыкновения. Обычаи, применение которых не санкционировано государством, не являются формой права и не обладают юридической нормативностью, тем не менее могут использоваться в процессе правового регулирования. Такие обычаи называются "обыкновения". Правило обыкновения опирается на обычную сложившуюся в обороте практику взаимоотношения "средних и абстрактных контрагентов". Поскольку такая практика неофициальна, обыкновения используются только как способ установления отсутствующих в договоре сведений, как "индикатор" типичных взаимоотношений большинства контрагентов. Применимость обыкновения зависит от его восприятия участниками конкретного договора (а от этого - и правоприменителем), а раз так, обыкновение должно быть известно контрагентам. Только при условии прямого или косвенного его восприятия (т.е. если договор отсылает к обыкновению, по существу делая его условием договора, либо подразумевает или, по крайней мере, не исключает возможности его использования) соответствующее правило приобретает индивидуальное правовое значение и обязательность.

В законодательстве Российской Федерации категория "обыкновение" не расшифровывается и не упоминается, скрываясь в ст. 309 ГК под собирательным понятием "иных обычно предъявляемых требований". Напротив, п. 2 ст. 1-205 UCCHYPERLINK#sub_80 определяет торговое обыкновение как любую практику или порядок деловых отношений, соблюдение которых в тех или иных местах, профессии или сфере деятельности носит настолько постоянный характер, что оправдывает ожидание их соблюдения также и в связи с данной сделкой. А поскольку соглашение - это фактически совершённая сделка, наличие которой вытекает из заявлений сторон или иных обстоятельств, в том числе торговых обыкновений (см. п. 3 ст. 1-201 UCC), торговое обыкновение - явление, неразрывно связанное с соглашением сторон (т.е. договором).

И правовой обычай, и обыкновение - правила, созданные самой жизнью: публичные органы могут лишь придавать официальный характер некоторым обычным правилам, в частности, посредством их обработки (обобщения и документирования в целях унификации), санкционирования и тем самым перевода из разряда обычаев простых в разряд обычаев правовых, наконец, учета и использования при разработке правил национальных нормативных правовых актов и международных нормативных договоров. Противопоставление правовых обычаев и обыкновений не абсолютноHYPERLINK#sub_81.

В международных актах за упоминаниями об обычаях нередко фактически скрываются обыкновения в том смысле этого термина, как он понимается в российском праве. "1) Стороны, - сказано, например, в garantF1://10004469.901 Венской конвенции, - связаны любым обычаем, относительно которого они договорились... 2) При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли". Первое правило воспроизведено дословно, второе - в измененном виде в garantF1://5688.18 Принципов УНИДРУАHYPERLINK#sub_82 (зависимость применения которых от наличия волеизъявления сторон трактуют по-разномуHYPERLINK#sub_83).

К тому же одно и то же правило в одном государстве может быть обычаем, в другом - обыкновением, а иногда выбор между обычаем и обыкновением и вовсе лишен смысла. Так, подготовленный МТП ИнкотермсHYPERLINK#sub_84 можно признать за сборник обыкновений, поскольку его garantF1://10004481.222 предусматривает: "Коммерсанты, желающие использовать настоящие правила, должны предусматривать, что их договоры будут регулироваться положениями Инкотермс 1990 г.". Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ эта позиция была подтверждена и в отношении судовHYPERLINK#sub_85. И все же зависимость применения Инкотермс от отсылки к нему договора нередко игнорируется, а в отдельных случаях он и вовсе возведен в ранг закона; кроме того, если договор содержит отсылку к этим правилам, они становятся условиями договора и уже нет надобности выяснять вопрос о их соответствии обычаям и обыкновениямHYPERLINK#sub_86.

Известны случаи, когда обычай (например, торговый обычай в английском праве) не носит нормативного характера и понимается с точки зрения подразумеваемых условий договора, т.е. более соответствует понятию обыкновенияHYPERLINK#sub_87.

Заведенный порядок. Если обыкновение покоится на практике взаимоотношения "средних и абстрактных контрагентов", распространенной в гражданском обороте, то особенности взаимоотношения конкретных контрагентов в рамках определенных договорных связей, также имеющие юридическое значение, принято именовать заведенным порядком (course of dealing). В п. 1 ст. 1-205 UCC заведенный порядок имеет вполне определенную трактовку и понимается как единообразие предшествующего поведения контрагентов сделки, которое по справедливости может рассматриваться как устанавливающее общую основу взаимопонимания при толковании употребляемых ими выражений и действий.

Российский законодатель опять-таки не расшифровывает сущность заведенного порядка и даже не использует этот термин. Заведенный порядок скрывается в garantF1://10064072.309 ГК за собирательным понятием "иных обычно предъявляемых требований" и в garantF1://10064072.438 ГК за понятием "прежние деловые отношения сторон". Кстати, в garantF1://10004469.1803 Венской конвенции он именуется "практикой, которую стороны установили в своих взаимных отношениях".

Заведенный порядок, пишет Е.А. Суханов, не обязательно составляет какой-либо обычай или обыкновениеHYPERLINK#sub_88, а его установление, подчеркивает И.С. Зыкин, вовсе не означает необходимости автоматического применения: последнее возможно только в том случае, если контрагенты имели соответствующее намерениеHYPERLINK#sub_89. Этим заведенный порядок схож с обыкновением; кроме того, подобно обыкновениям, он не является формой права и представляет собой способ установления сведений, отсутствующих в договоре, с той лишь разницей, что за основу здесь берется не "средний стандарт", а "конкретный".

Наиболее удачный заведенный порядок, сложившийся на индивидуальном уровне, может восприниматься другими участниками гражданского оборота и тем самым влиять на формирование обыкновений (т.е. явления более широкого по кругу лиц действия), которые, в свою очередь, через государственное санкционирование их применения способны трансформироваться в правовые обычаи (высшую форму обычных правил) или воплощаться в правилах нормативных правовых актов.

Основные выводы. Все приведенное выше позволяет сделать общий вывод о том, что процесс регулирования гражданских (частных) отношений обеспечивают нормативные (публичные) и иные (частные) регуляторы, которые имеют следующую иерархию (приводится в порядке приоритетности).

1. Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации как источники международного публичного права и неотъемлемая часть правовой системы России.

2. Императивные нормы garantF1://10064072.0.

3. Индивидуальные (ненормативные, частные) акты, к которым непосредственно примыкают обыкновения и заведенный порядок - правила, которые покоятся соответственно на практике взаимоотношения "средних (абстрактных)" или "данных конкретных" контрагентов и позволяют установить (восполнить) отсутствующие в договоре сведения, только если эта практика воспринята участниками договора.

4. Правовые обычаи "против закона" (главным образом торговые обычаи, которые изменяют или отменяют диспозитивные законодательные нормы).

5. Диспозитивные нормы garantF1://10064072.0.

6. Правовые обычаи "в дополнение к закону" (главным образом торговые обычаи, которые действуют при отсутствии законодательной нормы или условия договора).

7. Аналогия, существующая в виде более приоритетной аналогии гражданского закона и аналогии права.

Глава 3. Гражданское право как наука и учебная дисциплина

§ 1. Наука гражданского права

Понятие науки гражданского права. Как и любая другая наука, наука гражданского права (цивилистика, доктрина гражданского права) занимается изучением закономерностей, которые лежат в основе явлений, образующих ее предмет. Без научной основы гражданско-правовое регулирование представляло бы собой бессистемное воздействие на общественные отношения, формируемое под влиянием случайных, субъективных факторов и потому способное привести к непредсказуемым последствиямHYPERLINK#sub_90.

С одной стороны, наука гражданского права понимается как деятельность по получению новых знаний в сфере гражданского права. Этой деятельностью занимаются ученые-цивилисты, работающие, как правило, в научно-исследовательских и учебных заведениях. Реже наукой интересуются практические работники, обобщающие в своих трудах собственный практический опыт. Результаты научной деятельности находят отражение в статьях, монографиях, учебниках по гражданскому праву, комментариях к действующим законам, а также в кандидатских и докторских диссертацияхHYPERLINK#sub_91.

Как показывают многолетние наблюдения, почти все наиболее яркие и глубокие работы, оставившие след в цивилистике, были созданы относительно молодыми учеными.

С другой стороны, наука гражданского права понимается как совокупность знаний, лежащих в основе гражданского права как отрасли права и системы гражданского законодательства. Как известно, начиная с XVII в. объем научных знаний удваивается примерно каждые 15-20 лет. В общественных науках, к числу которых относится и цивилистика, рост объема научных знаний идет не столь стремительно. Здесь почти не бывает революционных периодов, характеризующихся решительной сменой принципов и методов правового регулированияHYPERLINK#sub_92. Право вообще и гражданское в частности характеризуется известным консерватизмом. Последний свойствен и науке гражданского права, всегда стремящейся, например, приспособить старые юридические конструкции под новые нужды и лишь при невозможности этого предлагающей новые правовые решения.

Тем не менее к настоящему времени наукой гражданского права накоплен большой багаж знаний, который, к сожалению, не всегда востребуется законодателем и практикой.

Наука гражданского права является одной из отраслей юридической науки (правоведения, юриспруденции). Благодаря главным образом своему предмету цивилистика выделяется среди других юридических наук своей логичностью, отточенностью юридических конструкций и их наибольшей универсальностью. Многие выработанные наукой гражданского права положения (например, правоспособность, договор, исковая давность и многие другие) приобрели характер общеотраслевых категорий, а современная теория права во многом создана усилиями ученых-цивилистов.

Основными целями науки гражданского права являются разработка и теоретическая систематизация объективных знаний о гражданском праве, вскрытие закономерностей гражданско-правового регулирования, а также выработка на этой основе научно обоснованных рекомендаций по его совершенствованию.

Для достижения данных целей цивилистикой решаются следующие задачи:

осуществляются систематизация знаний о гражданском праве, выработка и классификация основных гражданско-правовых понятий и юридических конструкций;

изучаются нормы действующего гражданского права и система его источников, объясняются их содержание и соотношение с другими нормами и источниками правового регулирования;

выявляются общие закономерности, лежащие в основе гражданско-правового регулирования, а также особенности, свойственные отдельным институтам и иным структурным подразделениям гражданского права;

обнаруживаются противоречия и пробелы в действующем законодательстве, неработающие и неэффективные нормы и иные недостатки гражданско-правового регулирования;

вырабатываются предложения по совершенствованию гражданско-правового регулирования и прогнозируются перспективы его развития.

Предмет науки гражданского права. Предмет любой науки образуют изучаемые ею явления. Наука гражданского права изучает широкий круг явлений, так или иначе связанных с гражданско-правовым регулированием.

Прежде всего ею изучаются те общественные отношения, которые регулируются нормами гражданского права, т.е. предмет самого гражданского права. Определение круга имущественных, личных неимущественных и организационных отношений, которые должны регулироваться гражданским правом, выявление у них таких черт, благодаря которым они могут быть урегулированы именно гражданско-правовыми методами, отграничение их от отношений, регулируемых нормами смежных отраслей права (земельным, трудовым, налоговым и проч.), - эти и многие другие вопросы изучаются наукой гражданского права.

Изучая данные вопросы, наука гражданского права призвана, в конечном счете, указать законодателю оптимальные пределы гражданско-правового регулирования, т.е. определить целесообразность облечения в форму гражданских правоотношений конкретных общественных отношений. При этом цивилистика не подменяет собой другие науки, в частности экономику, социологию, эстетику и проч., но использует выработанные ими знания для решения собственных задач.

Далее, предметом науки гражданского права являются нормы гражданского права как основной инструмент гражданско-правового регулирования. Наука изучает систему гражданско-правовых норм, единство и дифференциацию гражданского права на отдельные подотрасли, институты и иные структурные образования, соотношение гражданского права с иными отраслями права, содержание отдельных гражданско-правовых норм и многие другие вопросы, связанные с гражданским правом как отраслью права. При этом задача цивилистики - не только познание сложившейся системы гражданского права, но и выработка рекомендаций по ее постепенному совершенствованию.

Поскольку нормы гражданского права содержатся в различных источниках - и прежде всего в законодательстве - предметом науки гражданского права является система этих источников. Система гражданского законодательства не является слепком системы гражданского права как отрасли права, хотя и совпадает с ней в своих основных чертах. При изучении гражданского законодательства наука гражданского права исследует иерархический, отраслевой и федеративный аспекты (срезы) его системы и предлагает пути ее совершенствования.

Наука гражданского права исследует практику применения гражданско-правовых норм судами и другими правоприменительными органами. Именно в ходе практического применения выявляются недостатки и пробелы в гражданско-правовом регулировании. Кроме того, нередко под влиянием различных субъективных факторов некоторые правовые нормы на практике применяются неправильно, в противоречии с их истинным смыслом. Еще больший урон правопорядку наносит избирательное правоприменение, когда содержание одних и тех же норм толкуется в сходных ситуациях одним и тем правоприменителем по-разному.

Поэтому ученые всегда должны быть в курсе того, как правовые нормы применяются на практике. Это дает им не только первичный эмпирический материал для исследований и выработки рекомендаций по совершенствованию garantF1://10064072.0 и практики его применения, но и возможность выявлять недостатки практики, показывать ее противоречивость.

Конечно, вырабатываемые наукой предложения и рекомендации не являются обязательными для практики и нередко просто игнорируются последней. Однако в конечном счете большинство действительно научных рекомендаций постепенно воплощается в практику.

Предметом науки гражданского права является не только отечественное, но и зарубежное гражданское право. Российское гражданское право своими истоками, системой построения институтов, основными правовыми конструкциями и т.п. неразрывно связано с зарубежным, прежде всего европейским (в особенности германским) гражданским законодательством. Многие проблемы, в настоящее время обсуждаемые в российской цивилистике, давно и детально исследованы зарубежными учеными. Известная отсталость отечественной науки от западной доктрины объясняется неразвитостью товарно-денежных отношений и, как следствие, длительной невостребованностью соответствующих институтов и юридических конструкций.

Российское гражданское законодательство заимствовало в чуть измененном виде многие правовые конструкции из западной цивилистики (например, договоры доверительного управления имуществом, коммерческой концессии, агентирования). Изучение зарубежного гражданского права становится еще более актуальным, поскольку многие правовые проблемы, возникающие при применении новых для российского права институтов, давно стали привычным явлением за рубежом.

При заимствовании иностранного опыта наука гражданского права призвана подсказать законодателю, насколько целесообразно, а порой и возможно ли вообще переносить в отечественное право зарубежный опыт. Так, непродуманные попытки внедрить в отечественное законодательство некоторые чуждые ему конструкции из англо-американского права (например, конструкцию доверительной собственности) никакой пользы ему не принесли.

Важность изучения зарубежного гражданского права определяется и теми интеграционными процессами, которые идут в мире. Происходит быстрое сближение разных правовых систем, появляется все больше международных конвенций, положения которых учитываются во внутреннем законодательстве и т.п. Наука гражданского права должна изучать все эти явления и способствовать унификации российского и зарубежного гражданского права.

Наконец, наука гражданского права изучает историю становления и тенденции развития гражданского права. Правильно понять многие правовые нормы, а иногда и целые институты можно лишь узнав их происхождение, цели установления и их генезис. Например, объяснить наличие в действующем авторском законодательстве права автора музыкального произведения, использованного в кинофильме, на получение специального вознаграждения за каждое публичное исполнение данного кинофильма (garantF1://10064072.41263 ГК) (при том, что наряду со сценаристом и режиссером-постановщиком он имеет право на вознаграждение как один из соавторов кинофильма) можно лишь загляну в в историю. Данная норма появилась в эпоху перехода от немого к звуковому кино, когда отпала необходимость в непосредственном (часто оригинальном) музыкальном сопровождении исполнения фильмов. Именно тогда за авторами тех музыкальных произведений, которые звучат в фильме, было признано право на особое вознаграждение за каждое публичное исполнение их произведений, которое в настоящее время не имеет под собой никаких экономических оснований, но сохраняется по традиции.

Судьбы разных гражданско-правовых норм не совпадают. Одни из них, возникнув в глубокой древности, достаточно эффективно действуют в настоящее время; другие, возникнув при определенных обстоятельствах, продолжают существовать, но обслуживают сейчас совсем иные потребности; третьи, появившись как отклик на злобу дня, отмирают, как только в них отпала необходимость. Задача науки гражданского права - отделять зерна от плевел, отстаивать проверенные временем подходы к гражданско-правовому регулированию, вырабатывать научные и обоснованные представления о перспективах развития гражданского права и законодательства. Основой для этого служит изучение потребностей гражданского оборота, форм объединения усилий его участников, новых объектов гражданских прав и т.п.

Методология науки гражданского права. Решение задач, стоящих перед наукой гражданского права, возможно лишь в том случае, если исследования опираются на современные методы научного познания. Под ними понимаются те приемы и способы, которые используются учеными при изучении предмета науки гражданского права. Собственно, большинством этих методов должны владеть и юристы-практики. Это осознается не сразу и не всеми. В частности, некоторые лица, далекие от юридической профессии, да и отдельные юристы полагают, что для успешной работы юристу достаточно знать основные законы и иметь необходимые связи, чтобы "решать" проблемы. К сожалению, известная доля истины в этом есть, поскольку до построения правового государства нам еще далеко.

Настоящий юрист-профессионал - это не только и даже не столько знаток правовых норм, сколько человек, способный правильно понять возникшую правовую проблему и предложить оптимальные пути ее разрешения. Это нередко требует творческого подхода к ситуации и владения навыками научного познания правовых явлений.

Методы научного познания обычно подразделяются на общенаучные и частнонаучные. Данное деление во многом условно, поскольку основано на степени распространенности методов исследования.

К общенаучным относятся методы, применяемые в философии и вообще во всех общественных науках, - диалектический, исторический, формально-логический (анализ, синтез, индукция, дедукция и др.), системно-структурный, функциональный, статистический, социологический и др.

Частнонаучными считаются методы, применяемые в основном при исследовании правовых явлений: догматического анализа (толкование правовых норм и юридических конструкций), комплексного подхода к изучаемым явлениям, сравнительного правоведения и др.

§ 2. Гражданское право как учебная дисциплина

Задачи гражданского права как учебной дисциплины. Учебная дисциплина "Гражданское право" является одной из базовых, читаемых в юридических вузах. По сложности и многообразию изучаемого материала, объему выделяемых на нее часов и, главное, по своей значимости в формировании у студентов юридического мышления данная дисциплина значительно превосходит остальные изучаемые студентами курсы.

Традиционно основным предметом гражданского права как учебной дисциплины считается гражданское право как отрасль права и отрасль законодательства. Безусловно, в ходе обучения студенты должны не только получить представление о содержании всех институтов гражданского права, но и усвоить базовые нормы и важнейшие правила действующего гражданского законодательства. Поэтому как в учебной литературе, так и на лекциях и практических занятиях освещаются основы гражданско-правового регулирования.

Однако знать в совершенстве весь правовой массив гражданско-правовых норм невозможно. К тому же в отдельных своих частях он подвержен частым изменениям, уследить за которыми тоже непросто. В связи с этим задачей обучения гражданскому праву является не заучивание гражданско-правовых норм, а выработка у студентов навыков самостоятельной работы с правовым материалом и понимания логики гражданско-правового регулирования.

Последнее возможно, если основной акцент в обучении делается на изучении результатов, достигнутых наукой гражданского права. Иными словами, студенты, - а в будущем практикующие юристы, - лишь тогда смогут свободно ориентироваться в действующем законодательстве, когда усвоят понятия, принципы, правовые конструкции, концепции, теории и т.п., выработанные наукой гражданского права. Юрист, владеющий этими знаниями, запас которых, конечно, должен постоянно пополняться, не будет страшиться перемен в законодательстве, так как способен их быстро освоить и правильно применять на практике. Поэтому большую ошибку совершают те студенты, которые в процессе обучения пренебрегают этими знаниями, считая их оторванными от практики.

Важной задачей гражданского права как учебной дисциплины является, далее, привитие студентам навыков правоприменения. Это особенно важно сейчас, когда многие студенты, в том числе дневных отделений, сочетают учебу в вузе с работой по профилю будущей специальностиHYPERLINK#sub_93. Когда на лекциях говорится одно, а на практике студенты сталкиваются совсем с другим, это приводит к правовому нигилизму и подрывает интерес к обучению. Поэтому преподавателю всегда нужно анализировать проблемы, возникающие на практике, вскрывать ее противоречия и недостатки. Сейчас, когда решения многих судов имеются в правовых базах и доступны для изучения, незнание практики едва ли может быть извинительным.

В ходе практических занятий студенты должны научиться самостоятельно применять правовые нормы к различным жизненным ситуациям. Для этого существуют практикумы, содержащие казусы, основанные, как правило, на реальных судебных и иных делахHYPERLINK#sub_94. Решая эти казусы в качестве домашнего задания и обсуждая решения в аудитории, студенты учатся ориентироваться в законодательстве, обосновывать свою позицию по делу, парировать аргументы противоположной стороны и т.п., т.е. готовятся к тому, чем предстоит в будущем заниматься большинству из них. Поэтому едва ли правильно поступают в тех вузах, где практические занятия превращают в подобие школьных уроков, на которых студенты не решают задачи, а пересказывают услышанное на лекциях или прочитанное в учебнике.

Эффективной формой практического обучения являются юридические клиники, существующие при многих вузах и факультетах. Работая в клинике и консультируя (под руководством и контролем преподавателей) малоимущих граждан, студенты не только учатся применять закон, но и получают необходимые навыки общения с клиентами, составления юридических документов и т.п.

В последние годы большое распространение в юридических вузах получили дистанционное обучение, тестирование, написание рефератов и проч. Все эти способы полезны, однако не должны подменять основные методы обучения.

Система курса гражданского права. В соответствии с традицией отечественного правоведения курс гражданского права охватывает все институты гражданского права и подразделяется на две части - Общую и Особенную. Каждая из частей курса рассчитана на годичное изучение, хотя объем Особенной части значительно превышает объем Общей части.

Система курса в основном совпадает с системой гражданского права как отрасли права. В этом можно легко убедиться, сравнив оглавление большинства вузовских учебников по гражданскому праву со структурой garantF1://10064072.0HYPERLINK#sub_95*(95). Данный подход обеспечивает последовательное изучение гражданского права, движение от общего к частному, помогает лучше понять логику построения гражданского права как отрасли права. Вместе с тем система курса не копирует систему отрасли, отступая от нее по ряду моментов.

Во-первых, в курсе гражданского права имеются темы, у которых нет соответствующих коррелянтов в системе отрасли гражданского права. Таковы, в частности, темы, посвященные предмету и методу гражданского права, его источникам, гражданскому правоотношению и др.

Во-вторых, последовательность изучения отдельных тем курса не всегда совпадает с расположением нормативного материала в ГК. Например, темы курса, связанные с осуществлением и защитой гражданских прав, основаны на правовом материале, который содержится в разных подразделах ГК; правоотношения, возникающие из действий в чужом интересе без поручения (garantF1://10064072.2050 ГК), рассматриваются не в ряду договорных обязательств, как они расположены в ГК, а в теме, посвященной обязательствам из односторонних действий; наследственное право изучается после права интеллектуальной собственности и т.п. Подобные отступления от системы ГК либо оправданы методическими соображениями, либо продиктованы общностью рассматриваемых в соответствующих темах правовых явлений.

В-третьих, структурные подразделения учебного курса (часть, раздел, тема) не всегда совпадают с теми подразделениями, из которых состоит ГК (часть, раздел, подраздел, глава). Так, в Общей части курса гражданского права традиционно изучается не только нормативный материал, содержащийся в garantF1://10064072.1000 "Общие положения", но и тот, который помещен в garantF1://10064072.20000 "Право собственности и другие вещные права" и garantF1://10064072.30000 "Общая часть обязательственного права". Как видим, Общая часть курса совпадает по объему с Частью первой ГК.

В Особенной части курса, помимо самого большого garantF1://10064072.4001 ГК "Отдельные виды обязательств", изучаются положения garantF1://10064072.50000 "Наследственное право" и garantF1://10064072.40700 "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации", которые были приняты в составе частей второй, третьей и четвертой ГК. Напротив, положения garantF1://10064072.60000 "Международное частное право" изучаются в рамках одноименной учебной дисциплины.

Значительный объем Особенной части курса гражданского права, отдельные темы которой, в частности жилищное, авторское, наследственное право, деликты и др., сопоставимы по объему изучаемого материала со многими самостоятельными учебными дисциплинами, ставит перед студентами сложную задачу по его освоению.

Однако отказ от преподавания в вузах Особенной части гражданского права и замена этого курса несколькими самостоятельными дисциплинами (жилищное, страховое, транспортное, банковское право и т.п.), как это практикуется в вузах многих зарубежных стран, вряд ли были бы оправданны. Лишь при изучении гражданского права в целом формируется сравнительно полное, а не отрывочное представление о гражданском праве. В дальнейшем оно может углубляться в отдельных направлениях при чтении спецкурсов по отдельным разделам и темам курса гражданского права.

Глава 4. Общая характеристика гражданского права зарубежных государств

§ 1. Основные правовые системы современности

Понятие правовой системы. В качестве основополагающего объекта сравнительного правоведения выступает категория "правовая система". В связи с этим стержневым является вопрос о том, что следует понимать под правовой системой. Затем нужно выяснить, какие основные правовые системы существуют сегодня.

В современной юридической литературе представлены разные определения правовой системы. Это объясняется тем, что правовая система - сложное социальное многогранное явление, постоянно меняющееся в ходе исторического процесса. Причем не все ее элементы развиваются одинаковыми темпами.

Большинство отечественных юристов считают, что правовая система - широкое понятиеHYPERLINK#sub_96, включающее в себя множество элементов. Причем система права - лишь один из них. Другими элементами правовой системы выступают правосознание, акты применения права, правоосуществление в целомHYPERLINK#sub_97. При этом, по мнению Т.Н. НешатаевойHYPERLINK#sub_98, "широкое понимание правовой системы, не сводящее ее к юридическим нормам, вполне оправдано в силу того, что оно позволяет избежать узкого, нормативистского подхода при исследовании правовых явлений, увидеть связь права с социальными структурами общества, понять механизм их взаимодействия и взаимовлияния". Понятие "правовая система" не отменяет других юридических терминов, не является их синонимом, а несет самостоятельную научную нагрузку, обозначая понятие, синтезирующее на новом уровне наши взгляды обо всех правовых структурах жизниHYPERLINK#sub_99. Сейчас этот факт в подавляющем большинстве случаев признается и теоретиками права, и юристами-международникамиHYPERLINK#sub_100.

От понятия "правовая система" производно понятие "гражданско-правовая система". Гражданско-правовая система является частью правовой системы. Понятия "правовая система" и "гражданско-правовая система" соотносятся как общее с частным.

Критерии объединения правовых систем в семьи. Правовые системы, имеющие сходные юридические признаки, позволяющие говорить об относительном единстве этих систем, объединяются в группы, или, как их принято называть, в правовые семьи. Понятие "правовая семья" отражает те особенности некоторых правовых систем, которые являются результатом сходства их конкретно-исторического развития.

Таким образом, под правовой семьей понимается более или менее широкая совокупность национальных правовых систем, объединенных общностью исторического формирования, структуры, источников, ведущих отраслей и правовых институтов, правоприменения, понятийно-категориального аппарата юридической наукиHYPERLINK#sub_101.

Исходя из этих взаимосвязанных критериев существует несколько классификаций правовых семей современности. Наибольшее распространение получила классификация Рене Давида, выделявшего следующие правовые семьи: континентального права (романо-германская), общего права (англосаксонская), социалистического права, религиозную и традиционную.

Производным от понятия "правовая семья" является понятие "гражданско-правовая семья". Хотя гражданское право каждой страны уникально, существуют отраслевые компоненты, которые можно взять в качестве критериев для сравнительного анализа. Под такими компонентами будем понимать: 1) источники права, их состав и соотношение между собой, место правоприменительной практики и доктрины; 2) структуру гражданского права, в том числе распределение норм по отдельным правовым институтам (подотраслям). Исходя из перечисленных компонентов охарактеризуем наиболее значимые гражданско-правовые семьи - континентальную и англосаксонскую.

В указанных правовых семьях гражданское право составляет основу частноправового регулирования. Тем самым определятся его место в правовой системе как основной, базовой отрасли, предназначенной для регулирования частных, прежде всего имущественных, отношений.

Место российского гражданского права среди гражданско-правовых систем современности. После октября 1917 г. в юридической литературе всегда старались подчеркнуть особенности права СССР как права нового "социалистического" типа. Представляется, что так называемое социалистическое право не может быть отнесено к числу самостоятельных правовых систем. Оно является правом переходного периода от одного государственного устройства к другомуHYPERLINK#sub_102. С начала 90-х гг. прошлого века российское гражданское право стало развиваться в направлении регулирования зарождавшихся рыночных отношений. Основным по своей юридической силе нормативным актом, регулирующим гражданско-правовые отношения в период проведения радикальных экономических реформ, были garantF1://10000700.0 Союза ССР и республик. Следующим важным шагом в формировании российского гражданского права стало принятие Гражданского кодекса. В настоящее время garantF1://10064072.0 РФ является основополагающим нормативным актом, состоящим из четырех частей.

Российское гражданское право строится на традициях континентальной (романо-германской) правовой семьи. Основой действующего Гражданского кодекса является пандектная система, на традициях которой составлено Германское гражданское уложение. Особенностью пандектной системы является выделение Общей части, а также четкое обособление вещных прав от обязательственных, что и наблюдается в Гражданском кодексе. Представляется, что процесс развития российского гражданского права пойдет в направлении усиления его общности с правом континентальным. Не исключены заимствования отдельных конструкций и из англосаксонского права.

Континентальная романо-германская система права представлена практически всеми странами Европы (за исключением Великобритании), многими странами Латинской Америки, а также Японией, отчасти Китаем и многими бывшими колониальными странами, воспринявшими систему своей метрополии. Континентальная система права является результатом творческого развития римского частного права европейскими учеными, главным образом в университетах.

Данная система гражданского права имеет своей базой систему основных кодифицированных актов гражданского законодательства - гражданских кодексов - и свойственна породившему их континентальному правопорядку. В XIX в. в ряде стран континентальной Европы была проведена кодификация гражданского законодательства в форме принятия единого обобщающего закона - гражданского кодекса. Такие законы строились на основе использования одной из двух наиболее известных и распространенных систем гражданского права - институционной или пандектной.

Институционная система, берущая начало от системы "Институций" крупнейшего римского юриста классической эпохи Гая, исходит из последовательного деления гражданского права на три основных раздела: правовое положение субъектов ("лица"); объекты права и соответствующие им имущественные права ("вещи"); способы их реализации и защиты ("иски"), включавшие правила обязательственно-правового и даже процессуально-правового характера. Она рассчитана на сравнительно мало развитую дифференциацию. По этой системе построен известный Гражданский кодекс Франции 1804 г. (Кодекс Наполеона), фактически положивший начало романской системе гражданского права (воспринятой с некоторыми изменениями в Италии, Испании, Португалии и других европейских странах).

Более тщательно разработана пандектная система, созданная в XVIII-XIX вв. германскими правоведами на базе проведенной ими всеохватывающей (пандектной) систематизации источников римского частного права (прежде всего Юстиниановых "Дигест"). Ее основным достижением и особенностью стало выделение Общей части, а также четкое обособление вещных прав от обязательственных (впервые последовавшие в Саксонском гражданском уложении 1863 г.) и разделение материальных и процессуальных норм. По такой системе построено Германское гражданское уложение 1896 г. Оно послужило базой для развития германской системы, с теми или иными модификациями использованной в Швейцарии, Австрии и ряде других государств, а также в России.

Разумеется, данные системы представляют собой лишь самые общие схемы, развитые и усовершенствованные впоследствии. В частности, в них пришлось отражать развитие и дифференциацию обязательственного права, включать институты "интеллектуальной" и "промышленной собственности", отсутствовавшие в период их создания, а позднее - регламентацию других личных неимущественных прав.

Для континентального права характерно четкое деление права на частное и публичное. Несмотря на множество концепций, объясняющих такое деление, можно с уверенностью сказать, что в основе его лежат различные интересы, которым служит частное и публичное право.

В Германии, Франции, Испании и других странах существует дуализм частного права. При этом торговое право регламентирует одну из специальных сфер гражданского права - предпринимательский оборот. Оно, следовательно, не является вполне "равноправной", самостоятельной, правовой отраслью по отношению к гражданскому праву. Об этом свидетельствует и отсутствие в торговом праве сколько-нибудь развитой самостоятельной Общей части, что вызывает необходимость распространения на его сферу действия общих положений гражданского права.

Поэтому принято считать, что нормы торгового права являются специальными по отношению к гражданско-правовым. Следовательно, при отсутствии специальных правил к отношениям, регулируемым торговым правом, применяются нормы гражданского права. Данное обстоятельство отразилось в принятии двух различных кодексов - Гражданского и Торгового, соотношение которых обычно рассматривается как соотношение общего и специального законов.

Не во всех западноевропейских странах идея самостоятельного торгового права получила признание и законодательное закрепление. Пионером в этом отношении стала Швейцария, в которой еще в начале прошлого века (1911 г.) было принято единое законодательство, в равной мере распространявшееся на гражданские и торговые отношения. В 1942 г. Италия, являющаяся родоначальницей обособленного торгового права, также отказалась от этой идеи. По пути единого частного права развивается и современное законодательство, которое ни в одной из стран, обновлявших гражданское законодательство уже в начале 90-х гг., не пошло на обособление торгового права (Нидерланды, канадская провинция Квебек, американский штат Луизиана). Более того, единодушно отмечается общая тенденция к коммерциализации гражданского права, т.е. к его развитию под влиянием более гибких норм о торговом обороте и тем самым - к его максимальному приспособлению к потребностям предпринимательской деятельности.

Система общего права. Англосаксонская система права является второй в мире по распространенности после континентальной системы и включает в себя до 50 стран, к числу которых в основном относятся страны Британского Содружества (в том числе Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Нигерия и др.), а также США. Исторической предпосылкой увеличения числа стран, использующих систему общего права, явилась колониальная экспансия Великобритании, принесшая в подвластные территории вместе с английским владычеством систему общего права. Английское право, воспринятое бывшими английскими колониями и доминионами, наибольшему изменению подверглось в рамках правовой системы США, что связано с федеративным устройством данного государства, вследствие чего вторым наименованием системы общего права является англосаксонская правовая система.

Отсчет времени развития английской правовой системы ведется с момента нормандского завоевания Британии в 1066 г., объединившего страну под властью Вильгельма I Завоевателя. Именно короли из нормандской династии начиная с Вильгельма I Завоевателя, обосновавшись на вновь обретенной ими территории, озаботились задачей централизации власти в стране, чего, как они совершенно справедливо полагали, невозможно достичь без утверждения общей для всей Англии системы права. Существовавшая на тот момент разрозненная система местных обычаев, являвшихся основным источником права, в результате деятельности королевских судов была заменена системой прецедентов, получивших наименование "общее право" (common law). Со временем юрисдикция нового права распространилась на всю Англию. Отсюда происходит термин "общее право" (common law - англ.), подразумевающий особую консолидирующую роль, которую сыграло новое английское право в процессе объединения прежде разрозненных частей страны в единое государство под властью нормандских королей. Нормандская королевская династия в какой-то исторический момент покинула английский престол, но привнесенная ее стараниями система общего права укоренилась на земле Англии. Развиваясь вместе с английским обществом, система общего права постепенно расширяла свою юрисдикцию, охватывая все новые сферы общественной жизни.

В XIX в. под юрисдикцию общего права перешли семейные и наследственные дела, исторически относившиеся к компетенции Англиканской церкви и регулировавшиеся до того времени не светским, а церковным - каноническим - правом (canon law - англ.). То же имело место с торговым правом (law merchant - англ.). Традиционно независимые торговые суды постепенно утратили свое влияние по мере того, как суды общего права стали все более активно вмешиваться в коммерческие споры, решая эти споры на основе общего права, что стало нормой уже к концу XVIII в.

Уникальность английского права проявилась и в "праве справедливости" (Equity - англ.) - возможности апеллировать непосредственно к совести короля в надежде решить вопрос "по справедливости" там, где решение "по закону", т.е. на основе норм общего права, не гарантировало удовлетворительный результат. "Право справедливости", явившееся реакцией на утрату необходимой гибкости общим правом, изначально строилось на особых, отличных от общего права принципах и нормах судопроизводства. С конца XV в. обе правовые системы - общее право и "право справедливости" - существовали параллельно. В соответствии с принципом, установленным королевским решением 1615 г., при коллизиях между нормами общего права и "правом справедливости" применялось последнее. Существовавшая с 1285 г. конкуренция между самостоятельными судебными системами - судами общего права и "права справедливости" - была разрешена с принятием в 1873 г. акта о судоустройстве, ликвидировавшего формальные различия, существовавшие между ними.

Исторически сложившееся деление права на "право справедливости" и общее право тем не менее не утратило своего значения, вследствие чего притязания, основанные на нормах "права справедливости", могут быть удовлетворены только применением средств правовой защиты данного права, в то время как требования, вытекающие из common law, подлежат защите в рамках обеих правовых систем. "Правом справедливости" регулируются такие вопросы частного права, как доверительная собственность (trust), исполнение в натуре договорного обязательства как средство правовой защиты, различные приказы о судебных запрещениях (injunction), иски "о ректификации" и "об аннулировании". Большинство вопросов частного права регулируются положениями общего права.

Впоследствии подобный параллелизм стал помехой эффективному правосудию, что предопределило формальное слияние в XIX в. обеих правовых систем в единую систему английского права. Английское право, таким образом, в его современном виде стало действительно общим, в первую очередь в смысле ориентации на единые стандарты правосудия и создания такой системы судопроизводства, которая функционирует на общих для всей системы принципах и в рамках единого законодательного пространства.

Англосаксонская правовая система формально не знает деления на частное и публичное право. В настоящее время в англосаксонском правопорядке фактически проводится различие между частным и публичным правом, в том числе в силу процесса известного сближения его с континентальным правопорядком. Однако в странах "общего права" к сфере частного права относят не вещные, обязательственные и исключительные права, а такие считающиеся самостоятельными части, как, например, "право компаний", "право собственности", "договорное право", "право на возмещение вреда", "авторское право", "патентное право" и др. Поэтому внутренняя система частного права здесь не совпадает с континентальной.

Обозначив вкратце некоторые важные для нас общие характеристики основных правовых семей современности, мы можем перейти непосредственно к рассмотрению источников гражданского права зарубежных стран.

§ 2. Источники гражданского права зарубежных стран

Источники континентальной системы права. Основным источником континентального права является закон. Среди гражданско-правовых актов главный кодифицированный акт - гражданский кодекс.

Например, современная правовая система Франции в основных чертах сформировалась в период Великой французской революции 1789-1794 гг. и в первые последовавшие за нею десятилетия, в особенности в годы правления Наполеона (1799-1814)HYPERLINK#sub_103. Под наблюдением, а иногда и при непосредственном участии Наполеона были подготовлены Гражданский кодекс 1804 г., Торговый кодекс 1807 г., Гражданский процессуальный кодекс 1806 г., Уголовный процессуальный кодекс 1808 г. и Уголовный кодекс 1810 г. Два кодекса - Гражданский и Уголовный - сохраняют свою юридическую силу по сей день, хотя и подверглись значительным изменениям. Торговый кодекс, несмотря на постоянные модификации, действовал вплоть до 1999 г. 16 декабря 1999 г. Парламент Франции принял Закон о проведении законодательной реформы, и во исполнение его 9 кодифицированных актов были модифицированы. Изменения коснулись не только законодательной части Торгового кодекса, но и других кодексов: Административного процессуального; О здравоохранении; Об образовании, Градостроительного; Дорожного; Финансового; По природопользованию; Социального обеспечения. Франция не торопится отказываться от существующих частноправовых кодексов. И главная причина такого уважительного отношения к этим источникам права заключается в том, что указанные Кодексы содержат основополагающие принципы функционирования существующего экономического строя. Они закрепляют право частной собственности, возможность вести предпринимательскую деятельность и применять наемный труд.

Нормы Гражданского кодекса Франции развертываются от общих к частным, от абстрактных к конкретным. Он состоит из пяти книг. Первая книга - "Лица" - регулирует вопросы семейного права, усыновления, опеки; вторая книга - "Имущество и право собственности" - вопросы собственности и иные вещные права; третья книга - "Разные способы приобретения права собственности" - вопросы наследования и договоры по передаче имущества в собственность; четвертая книга - "Гарантии" - вопросы обеспечительных обязательств; пятая книга - "Диспозиции, применяемые на Майоте" - посвящена отдельным особенностям применения гражданского права на определенной территории Франции.

В последнее десятилетие во Франции все больше принимается нормативных актов, которые называются кодексами, а не законами, как это было раньше. Однако подобные кодексы чаще всего лишены Общей части, принципов, в них речь ведется о конкретных правоотношениях (например, Кодекс ремесленников или Кодекс об обществах).

Германское законодательство, регулирующее отношения в сфере частного права, представлено двумя основными кодифицированными актами: Германским гражданским уложением и Германским торговым уложением, которые действуют с 1900 г. с соответствующими изменениями и дополнениями. Гражданское уложение построено по пандектной системе. Оно содержит 2385 статей и является весьма подробным актом нормотворчества. Общая часть Книги 1 Уложения содержит нормы о лицах, вещах, юридических сделках, сроках давности, об осуществлении и обеспечении прав. Книга 2 посвящена обязательственному праву, Книга 3 - вещному праву, Книга 4 - семейному праву, Книга 5 - наследственному праву.

По образу и подобию Германского гражданского уложения были созданы Гражданские кодексы Японии, Китая, Греции, некоторых латиноамериканских стран, а также России.

Таким образом, основная задача юриста романо-германской правовой системы - подвести конкретный случай под действие той или иной нормы позитивного права. Отдельные законы создаются и применяются как подчиненные кодексу.

Обычай как источник права в континентальной системе играет незначительную роль. Обычаи сведены к деловым обыкновениям.

Прецедентное право в континентальной системе отсутствует. Исходя из общей доктрины судебная практика не признается источником права. Однако решения высших судебных инстанций играют все более значительную роль. Так, в современной французской доктрине все судебные органы делятся на те, которые рассматривают дело по существу (jurisdiction de fond), и те, которые толкуют закон, указывают, как надо применять правовую норму, а в отсутствии правовой нормы создают новое правило поведения (jurisdiction du droit). В соответствии со ст. 4 и 5 ФГК судья должен вершить суд даже при отсутствии, недостаточности, нечеткости законодательных норм. В связи с этим во французской юридической и учебной литературе все чаще утверждается, что решения кассационного суда (Париж) являются источниками права.

Источники гражданского права стран системы общего права. Основными правовыми источниками системы общего права являются система прецедентов и законодательство. В качестве иных источников права в Великобритании выделяют делегированное законодательство, каноническое и купеческое право, обычаи и деловые обыкновения. Кроме того, определенное значение для развития судебной практики Великобритании имеют решения, принятые в рамках смежных с английской правовых системах Шотландии, Ирландии, Британского Содружества и США, несмотря на отсутствие их обязательной силы. Сюда же может быть отнесена Арбитражная комиссия Тайного совета, являющаяся последней инстанцией для тех стран Содружества, верховные суды которых не имеют апелляционной инстанции. В качестве самостоятельного источника английского права выступают труды известных юристов прошлых столетий относительно сведений об имеющихся судебных прецедентах, а также работы наиболее авторитетных современных авторовHYPERLINK#sub_104.

К источникам гражданского права стран англосаксонской системы относятся судебный прецедент (judicial precedent - англ.), что отличает английское право от права континентального, где судебный прецедент не является источником права в формальном смысле. Англия здесь все устроила на свой особый манер. С древних времен решения судов в этой стране имели исключительный авторитет, приобретая силу закона там, где обнаруживался пробел в позитивном законодательстве. Суды в таких случаях фактически замещали собой законодателя.

Английское общее право многим известно именно как "прецедентное право" (case law - англ.), или "право, сделанное судьями" (judge made law - англ.). Сами судьи, впрочем, не спешат с этим безоговорочно соглашаться, указывая на все же вспомогательную роль судебных прецедентов относительно позитивного законодательства, т.е. на вторичность прецедентов относительно прямого указания законодателя, парламента. Иными словами, акты парламента имеют абсолютный приоритет в английском суде. Другое дело, когда парламентарии, а до того королевская власть не обозначили четко и однозначно свою позицию по какому-либо вопросу, вынесенному на решение английского суда.

Со временем в стране сформировалась целостная система судебных прецедентов - со своей иерархией, правилами и процедурами нормотворчества. Дело в том, что не все решения английских судов автоматически образуют судебный прецедент, имеющий силу обязательной для следования судами нормы права. При сложившейся на сегодняшний день иерархии английских судов силу прецедента будут иметь решения высших судебных инстанций - апелляционного суда (Court of Appeal) и палаты лордов (House of Lords) - в отношении всех нижестоящих судей, включая судей Высокого суда правосудия (High Court of Justice), судов графств (county courts) и магистратских судов (magistrature). Здесь имеются в виду так называемые обязывающие прецеденты (binding precedents - англ.), создаваемые решениями высших судов, обязательные для всех судов по нисходящей линии, которые, таким образом, должны руководствоваться указанными прецедентами при принятии собственных решений по аналогичным делам.

От обязывающих прецедентов следует отличать "убедительные прецеденты" (persuasive precedents - англ.). Эти последние прецеденты, включая решения Судебного комитета при королевском Тайном совете (Judicial Committee of the Privy Council), а также решения высших судебных инстанций близких - по своей правовой системе - стран, таких как США или Австралия, не могут служить прямым указанием английским судам, но по возможности учитываются этими судами в интересах обеспечения единообразия правоприменительной практики в рамках всей международной системы англо-американского права.

Суть прецедентного права заключается в доктрине судебного прецедента - stare decidis, закрепляющей правило обязательного следования нижестоящего суда решению вышестоящего при вынесении решения по аналогичному делу. Стабильность прецедентного права обеспечивалась в Англии невозможностью пересмотра решений, вынесенных высшей инстанцией. Жесткая доктрина stare decidis в Великобритании была значительно смягчена в результате принятия сначала Палатой лордов в 1966 г., а затем Высоким судом правосудия в 1984 г. и Апелляционным судом в 1992 г. собственных заявлений о том, что они считают возможным отходить от прежде вынесенных ими судебных решений. В США Верховный суд вправе отходить от своих прежде вынесенных решений, если найдет их применение неуместным.

Несмотря на бурный рост законодательной активности, отмечаемой в последнее время, многие важные вопросы общественной жизни до сих пор урегулированы исключительно нормами, содержащимися в судебных решениях. Наиболее общие нормы и принципы содержатся в основном в прецедентном праве. Данное обстоятельство объясняется узким характером английской правовой нормы, приспосабливающейся под обстоятельства конкретных ситуаций.

Особенностями источников права США являются наличие писаной Конституции, большее, чем в Великобритании, распространение деловых обыкновений в качестве источника права, отнесение к источникам права заведенного порядка (course of dealing), т.е. единообразного предшествующего поведения сторон конкретной сделки, а также существование самостоятельных систем отдельных штатов. Гражданские отношения в США регулируются главным образом на уровне законодательства и прецедентного права штатов. Общего прецедентного права не существует.

Законодательство стран общего права отличается отсутствием кодифицированных нормативных актов. Законы посвящены, как правило, конкретному вопросу и не содержат норм общего характера. Ряд нормативных актов имеет наименование "кодекс", например Единообразный торговый кодекс США, однако являются в большой мере обобщением законодательных актов и не кодексами в том смысле, который им придается в странах романо-германской правовой системы. Верховенство закона в Великобритании предполагает также то, что он не может быть предметом обсуждения в суде.

В рамках романо-германской правовой системы отсутствие кодификации привело к появлению кодексов материального и процессуального права. В английском же праве достаточно часто имеет место смешение материальных и процессуальных норм, примером которого может служить институт доверительной собственности, разработанный в ходе процессуальной деятельности суда справедливости.

Источники права Европейского Союза. Тенденция к сближению правовых систем в Европе, обусловленная развитием торгового оборота, привела к образованию европейского гражданского права, источниками которого являются международные соглашения, законодательство Европейского Союза, судебная практика, обычаи делового оборотаHYPERLINK#sub_105.

В основе Европейского Союза лежит Римский договор, т.е. международное соглашение об учреждении Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС), подписанное рядом стран в 1957 г. в Риме. В 1992 г. был принят Маастрихтский договор о создании Европейского Союза (ЕС), согласно которому высшими органами Европейского Союза являются Европейский Парламент, Совет Европейского Союза, Комиссия и Суд.

В соответствии с указанными соглашениями органами Европейского Союза могут издаваться правовые акты, юридическое значение которых неодинаково.

Во-первых, правовые акты органов Европейского Союза обязательны для применения на территории каждого государства - члена Союза. К ним относятся регламенты и директивы. Регламенты имеют обязательную силу и прямое действие на территории Европейского сообщества, т.е. законодатели разных стран ЕС должны включить текст регламента в качестве правовой нормы в законодательство своей страны. В отличие от унификации, которая влечет за собой полное единообразие, директива оставляет для государств - членов ЕС больший простор для собственного правового регулирования, так как директива обязательна в отношении ожидаемого результата, но сохраняет за национальными властями свободу выбора форм и методов действий.

Во-вторых, органы Европейского Союза издают рекомендации и заключения, которые не являются обязательными, однако в соответствии с практикой Европейского суда такие акты рекомендуется принимать во внимание, в частности, если они дополняют нормы обязательных правовых актов.

Прецедентное право составляет очень важную группу норм права Европейского Союза. Его источниками служат решения судов Европейского Союза, которых в настоящее время два: Суд Европейских сообществ и Трибунал первой инстанции.

В силу ст. 220 Договора о Европейском сообществе "Суд обеспечивает сохранение единообразия права Сообщества при толковании и применении настоящего Договора". Установленные судами Союза правила считаются обязательными для национальных судов всех государств-членов, а равно для самого Суда и Трибунала.

Прецедентное право Союза постоянно развивается и эволюционирует. В настоящее время при выведении новых правил Суд часто ссылается не на конкретные статьи Договора о Европейском Союзе и даже не на свои прежние решения, а на сложившееся прецедентное право.

Характеризуя права Европейского Союза, нельзя не коснуться вопроса о работе, связанной с подготовкой Европейского гражданского кодекса. Идея проекта Европейского единообразного торгового кодекса пока сведена лишь к разработке garantF1://70430660.1300 европейского договорного права, являющихся по своей правовой природе торговыми обычаями.

§ 3. Основные институты гражданского права зарубежных государств

Лица. В романо-германской правовой системе лица являются субъектами права. Среди всех живущих к лицам относятся только люди, которые в отличие от животных обладают волей. Кроме того, к лицам относятся объединения людей и группы людей, известные как юридические лица. Все лица обладают юридическим статусом, т.е. право- и дееспособностью. Индивидуализируются лица по следующим критериям: рождение, смерть, имя, фамилия (создание, ликвидация, фирменное наименование - для юридического лица), адрес, национальность, имущество.

В системе общего права отсутствует деление на право- и дееспособность - используется единый термин "правосубъектность" (legal capacity). Тем не менее в судебной практике и юридической литературе получили распространение понятия пассивной (passive capacity) и активной правосубъектности (active capacity), соответствующие правоспособности и дееспособности соответственно. Правосубъектностью в ряде случаев наделены лица, не существующие на момент закрепления за ними правомочий. По английскому праву в соответствии с Актами 1929 и 1976 гг. ребенок еще до своего рождения получает определенную правовую защиту в области деликтных отношений, а также в области наследственного права. В праве собственности ребенок, зачатый, но еще не родившийся, рассматривается как родившийся, если это ведет к его пользе.

Несовершеннолетние - лица до 18 лет - не являются в полной мере дееспособными. Общее право не знает института эмансипации. Браки между лицами, не достигшими 16-летия, недействительны. Несовершеннолетние в полной мере отвечают за вред, причиненный в результате деликта. Основные ограничения правоспособности касаются отношений, связанных с собственностью и договорными отношениями. В данном случае недееспособность является односторонней - несовершеннолетний может приобретать имущественные права, если это не ведет к умалению его имущественной сферы. Передача имущества большой стоимости в собственность несовершеннолетнего не приветствуется, в результате чего на практике большое распространение получили трасты и управление наследственным имуществом в пользу несовершеннолетнего.

Доктрина юридического лица в романо-германской правовой системе отличается детальной разработанностью. Существует несколько теорий относительно сущности юридического лица: является ли юридическое лицо реальностью или фикцией. Преобладает теория, согласно которой юридические лица - абстракция, которая удобна для юриспруденции, и законодатель наделил юридические лица статусом субъекта права. В зависимости от цели деятельности все юридические лица делятся на коммерческие организации и некоммерческие. Французские и немецкие коммерческие организации называются обществами.

Законодательно различают общества как объединения лиц (полное товарищество, коммандитное товарищество) и общества, объединяющие капитал (общество с ограниченной ответственностью, акционерное общество). И во Франции, и в Германии действуют кооперативы. С 1985 г. французский законодатель установил возможность создать организацию с одним учредителем, это же закреплено и в Германском торговом уложении. Такая организация действует в форме общества с ограниченной ответственностью либо акционерного общества. Акционерные общества во Франции и в Германии являются корпорациями, которые могут проводить либо открытую, либо закрытую подписку на акции.

В последнее время законодатель ввел такую форму корпораций, как европейское акционерное общество. Что касается лиц, желающих заниматься бизнесом, не объединяясь с другими группами лиц, то такая возможность законодательно закреплена, так как существует возможность зарегистрироваться в качестве индивидуального

И германское, и французское право различают полные гражданские и полные торговые товарищества. И первые, и вторые являются юридическими лицами. Однако деятельность гражданских полных товариществ регулируется Французским гражданским кодексом и Германским гражданским уложением, тогда как деятельность коммерческих полных товариществ урегулирована нормами торгового права.

Гражданские торговые товарищества создаются без коммерческих целей, а для совместного осуществления деятельности, которая сама по себе не является предпринимательской (например, совместное строительство объекта для общих нужд участников товарищества). К некоммерческим организациям во Франции относятся ассоциации и союзы.

Во Франции существуют также особые объединения юридических лиц - объединения по экономическим интересам, основная цель деятельности которых некоммерческая, однако если прибыль была получена, она распределяется между членами объединения.

И в Германии, и во Франции действуют учреждения. К учреждениям относятся различные организации, созданные на основе обособления чужого имущества, передаваемого в должностное управление под условием соблюдения целей учреждения.

Все юридические лица и индивидуальные предприниматели могут осуществлять свою деятельность после регистрации учредительных документов, которая производится в нормативно-явочном порядке.

В англосаксонской правовой системе институт юридического лица сформировался в рамках прецедентного права.

В отличие от романо-германской правовой семьи система общего права не содержит определения юридического лица.

Общее право не проводит различий между корпорациями и учреждениями. Корпорации, состоящие из нескольких лиц, представлены компаниями, деятельность которых регулируется специальными законами. В ноябре 2006 г. в Великобритании был утвержден новый Закон "О компаниях", вступивший в силу в январе 2007 г. Помимо уникального объема (акт состоит более чем из 400 страниц и является самым длинным в истории Англии), стоит отметить, что существовавшие ранее положения общего права, в частности касающиеся прав и обязанностей органов юридического лица, сохранили свое значение. Закон упростил процедуру регистрации юридического лица, которая стала возможна путем обмена документами в Интернете.

Основной формой ведения бизнеса является корпорация. Помимо корпорации с множественностью лиц, английское право выделяет единоличные корпорации (corporations sole), свойства которых приписываются, в частности, королеве, церковным и светским должностям таким, как определенные министры или адвокат по назначению. Товарищество представляет собой "связь между лицами в целях совместного получения дохода"HYPERLINK#sub_106 и, как правило, не является самостоятельным юридическим лицом, за исключением товарищества на вере. Число участников товарищества не может превышать 20 лиц.

Правовые нормы США, регулирующие положение юридических лиц, также проводят их разделение на товарищества и корпорации. Товарищества, как правило, не признаются юридическим лицом. Помимо деления на простое и коммандитное товарищества, в США получило распространение товарищество с ограниченной ответственностью, участники которого отвечают за действия товарищей (partner) в пределах долей, переданных в качестве вкладов в имущество товарищества. Корпорации разделяются на публичные и частные по принципу целей, корпорации закрытого типа, корпорации, не уплачивающие налог на прибыль (S-corporations), и компании с ограниченной ответственностью, являющиеся промежуточным видом между товариществами и корпорациями.

Вещное право. Вещное право является одной из составляющих более широкого понятия "имущественные правоотношения". Наряду с вещными правами в имущественные правоотношения входят понятия "вещи", "имущество", "обязательственные права".

В романо-германской правовой системе под вещью принято понимать телесное или материальное благо. Все вещи классифицируются на сложные и простые, главную вещь и принадлежность, плоды и доходы, делимые и неделимые вещи. Согласно ст. 516 Французского Гражданского кодекса "имущество делится на движимое и недвижимое". К недвижимости относится имущество, которое является недвижимым по своей природе (например, земля), в силу законодательных установок является недвижимостью (например, земледельческий инструмент), и, наконец, права на недвижимые вещи (например, право собственности на дом). Остальное имущество отнесено к движимому.

В Германском гражданском уложении термины "недвижимость", "недвижимые вещи" не используются. Германский законодатель оперирует исключительно категориями "земельный участок" и "движимое имущество". К земельным участкам (т.е. к недвижимости) относятся также те движимые вещи, которые прочно соединены с почвой, а также права, связанные с правом собственности на земельный участок.

Особенностью континентального подхода является выделение абстрактной категории "вещное право", под которую подведены отдельные разновидности таких прав. Вещное право определяется как правомочие лица самостоятельно и без посредников осуществлять действия с вещью своей властью и в своих интересах. Совокупность прав, включенных в понятие "вещное право", классифицируется на основное правоотношение и аксессорные, или дополнительные, правоотношения. К главному, основному правоотношению относится право собственности.

Статья 544 Французского гражданского кодекса дает легальное определение права собственности, из которого следует, что основными характеристиками права собственности являются правомочия владения, пользования и распоряжения в своих частных интересах и своей абсолютной властью. Разновидностями права собственности (или право собственности на чужие вещи) французская доктрина считает узуфрукт, сервитут, эмфитевзис. К дополнительным, или аксессорным, вещным правам относятся ипотека, залог и закладная. Все вещные права абсолютны, приоритетны, следуют за вещью.

В отличие от романо-германской системы английскому праву неизвестен институт вещного права как "некоторой непосредственной связи лица и вещи"HYPERLINK#sub_107. Центральное место в системе прав на имущество отводится категории "собственность".

Под собственностью понимается весь спектр имущества и имущественных прав, которые могут быть переданы третьим лицам, могут использоваться в качестве средства к погашению долга или быть унаследованы. Особенность английского права - рассмотрение права собственности как совокупности прав.

От собственности в широком смысле слова (ownership, 'general property') следует отличать собственность в узком смысле слова (possession, 'special property'), которая заключается в фактической власти человека над материальными вещами (tangible things) и соответствует правомочию владения в романо-германской системе права.

В зависимости от объекта право собственности делится на движимое (personal property) и недвижимое (real property) имущество, которое основывается на различных формах исковой защиты. К категории недвижимого имущества относится большинство прав, связанных с владением земельным участком, в том числе сервитут и доход от такого владения. Движимое имущество подразделяется на две категории - недвижимое имущество (chattels real) и личное движимое имущество (chattels personal). Chattels real соответствует праву аренды недвижимого имущества. Все иное имущество относится к разряду personal property, в том числе вещи и такое "нематериальное имущество" (intangible rights), как патенты, авторские права, государственные облигации или акции юридических лиц. Различие между real property и personal property заключается в номинальной принадлежности на праве собственности (ownership) первой категории прав короне.

Право собственности признается абсолютным. Тем не менее английскому праву не известна доктрина единого права собственности, а потому возможно его деление между несколькими лицами. Право собственности рассматривается как совокупность прав, в результате чего расщепление права собственности не ведет к его прекращению, поскольку данные права продолжают существовать самостоятельно. Интерес собственника заключается в совокупности правомочий, однако исчерпывающий перечень данных правомочий не известен.

Своеобразный подход английского права к праву собственности привел к появлению института доверительной собственности (trust), предназначенного для использования имущества в пользу третьего лица. Содержание траста заключается в передаче имущества учредителем доверительной собственности (settlor) доверительному собственнику (trustee) для управления в интересах обозначенного одного или нескольких лиц, именуемых бенефициарами (beneficiary). Классическим является определение доверительной собственности, предложенное Underhill: "Траст представляет собой обязательство, вытекающее из права справедливости, обязывающее лицо (именуемое trustee) совершать в отношении определенного имущества (trust property) действия как в пользу определенных лиц (которые именуются beneficiaries), к которым может относиться и он сам, которые вправе обязать его исполнить данное обязательство, так и для благотворительных целей, когда принудительное исполнение возможно по иску Генерального прокурора (Attorney-General), или для ряда других целей, разрешенных правом, но не пользующихся судебной защитой"HYPERLINK#sub_108.

Содержание доверительной собственности заключается в расщеплении правомочий, вытекающих из права собственности, между доверительным собственником и бенефициаром. Юридически такое разделение становится возможным в результате того, что титул по общему праву (legal title) передается доверительному собственнику, а титул из права справедливости (equitable title) закрепляется за бенефициаром. Как результат trustees признаются юридическими собственниками без права на получение выгоды.

Основаниями возникновения доверительной собственности могут выступать как соглашение сторон или односторонняя сделка, так и положения закона, от чего зависит набор имущественных прав, закрепленных за сторонами доверительной собственности. Траст в силу закона может иметь место в случае совместной собственности на землю или иное имущество, а также накладываться на стороны судом в целях достижения справедливости.

Обязательственное право. Обязательственное право иначе еще называют кредитным правом, или правом кредиторов. Обязательственное право представляет собой систему норм, регулирующих отношения между лицами. В рамках обязательства одному лицу (кредитору) принадлежит право требования, а другому лицу (должнику) - обязанность исполнить требование (долг). В связи с многообразием обязательственных прав их можно классифицировать по различным основаниям.

Например, по источникам происхождения обязательства делятся на четыре вида. Так, в ст. 1370 Французского гражданского кодекса указано, что обязательства возникают из закона (легальные обязательства), из договора (договорные, или контрактные, обязательства), из договора в пользу третьего лица (квази-контрактные обязательства), из правонарушения (деликтные, или квазиделиктные, обязательства).

Классифицировать обязательства можно также по объекту. Так, ст. 1101 Французского гражданского кодекса выделяет три вида обязательств: обязательства осуществить действия, т.е. должник обязан действовать активно, выполнить определенные работы, услуги, чтобы удовлетворить кредитора; пассивные обязательства, т.е. должник обязан воздержаться от определенных действий; и обязательства по передаче определенной вещи кредитору.

Легального определения обязательства общее право не содержит. Обязательство как правовое отношение, в силу которого должник должен совершить либо воздержаться от совершения действия в пользу управомоченного лица, рассматривается, как правило, в связи с договором или деликтом. Между тем основаниями возникновения обязательств могут быть не только договор или деликт, но и вещное право, а также общие нормы права, предписывающие лицам поведение определенного рода.

Единообразный Торговый кодекс США выделяет особый вид обязательств - подчиненные, в соответствии с которыми кредитор может подчинить право на получение платежа путем заключения соглашения как с должником по обязательству, так и с другим кредитором названного должника.

В качестве особого вида можно выделить обязательства, возникающие из договоров и не получающие юридической защиты, что не влияет на их действительность.

В английском праве нормативное определение договора отсутствует, что не мешает развитию самого института договорного права, урегулированного главным образом положениями судебной практики. Традиционно под договором понимают правовое обещание (promise) одной стороны, принудительное исполнение которого возможно в судебном порядке, предоставленное взамен встречного удовлетворения (consideration).

Единообразный Торговый кодекс США определяет договор как обязательство, вытекающее из соглашения сторон.

Английское право различает передачу правового титула (conveyance) при дарении или аренде и договор (contract), предполагающий существование обязательств исключительно между сторонами сделки (например, договор оказания услуг), поскольку правила договорного права применяются к таким сделкам с определенными оговорками. Классификация conveyance осуществляется по видам собственности, в то время как различие видов договора осуществляется по предмету.

Классификация договоров возможна по нескольким основаниям. По критерию формы проводится различие между договорами за печатью (contract by deed, или specialty) и обычным договором (contract, или parol contract). Договор за печатью должен быть подписан, засвидетельствован и "передан", что подразумевает не столько передачу документа другой стороне, сколько явно выраженную волю подписавшего лица принять на себя обязательство. Простой договор может быть заключен в устной форме, хотя в ряде случаев несоблюдение письменной формы ведет к недействительности договора или невозможности его принудительного исполнения. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из нарушения договора за печатью, вдвое длиннее аналогичного срока при нарушении обычного договора и составляет 12 лет.

Английское право характеризуется всесторонним урегулированием правил заключения, действительности и действия договора, в то время как различиям, вытекающим из предмета договора, уделено значительно меньшее внимание.

Нормы деликтного права содержатся главным образом в судебной практике, которая не дает определения генерального деликта, вследствие чего долгое время спорным оставался вопрос, вправе ли лицо требовать возмещения вреда во всех случаях или только в случае соответствия деликта составам, содержащимся в судебных решениях. В настоящее время превалирует мнение, что всякий вред, причиненный лицу, подлежит возмещению. Истец имеет право выбора между средствами защиты, предоставляемыми по деликтному и договорному праву, что подтверждается решением Палаты лордов 1994 г., если только договор не запрещает такой выбор.

В качестве общих условий наступления ответственности из причинения вреда признаются:

1) неисполнение обязанности, возложенной на лицо;

2) наличие вины в форме умысла либо неосторожности. Не всегда вина не является существенным условием для привлечения к ответственности (strict liability), что имеет место в случаях причинения вреда источником повышенной опасности, нарушения права частной собственности на недвижимость, захода на чужой земельный участок, а также в отношении прав потребителей;

3) наступление вреда;

4) причинно-следственная связь между неисполнением возложенной обязанности и наступившим вредом.

Иногда для привлечения к ответственности требуется наличие мотива, например в случае злонамеренного судебного преследования (malicious prosecution), когда привлечение к уголовной ответственности осуществляется с целью вымогательства, или злого умысла, а также ненадлежащего использования защиты, предоставленной из привилегии (defence of privilege).

Специальные деликты существуют в форме деликтных составов, разработанных в ходе судебной практики и сближающих их с понятием преступления в уголовном праве. Специальные деликты не имеют четкой классификации.

В качестве специальных деликтов можно выделить: покушение на причинение телесного вреда (assault), нанесение побоев (battery), умышленное причинение беспокойства иному лицу, в том числе путем звонков или, например, вмешательство в частную жизнь (invasion of privacy), распространение хулящих сведений о конкуренте или его продукции (disparagement), нарушение законодательства об интеллектуальной собственности, воспрепятствование исполнению договора (interference with contract), присвоение и (или) уничтожение чужого имущества (conversion), вмешательство в право свободного использования имущества (nuisance), клевета (defamation), введение в заблуждение (fraud, misrepresentation).

Интеллектуальная собственность. Права на результаты творческой деятельности закрепляются законодательством, созданным на базе международных конвенций - Бернской и Женевской, регулирующих авторские и смежные с ними отношения, и Парижской конвенции, регулирующей отношения в сфере промышленной собственности. Поэтому специфики, связанной с континентальной или англо-американской системами, не существует, так как законодательства стран обеих систем уже сто лет строятся по одной и той же модели, в основе которой лежат указанные Конвенции.

Однако можно отметить различия в понятиях, существующих в рамках этих институтов. Континентальное право обычно использует понятия авторских или патентных прав, иногда объединяя их под названием "исключительные права", тогда как англо-американская доктрина всегда ведет речь о литературной (художественной, промышленной собственности, т.е. об интеллектуальной собственности, исходя из расширительного понимания категории "собственность").

Французские цивилисты-теоретики отмечают двойственную природу интеллектуальных прав: с одной стороны, интеллектуальные права тяготеют к относительным обязательственным отношениям, с другой - абсолютизм интеллектуальных прав дает возможность приравнивать эти права к абсолютным правоотношениям, например к правоотношениям собственности, хотя интеллектуальные права не имеют вещного характера. Иногда во Франции эти права называют "интеллектуальной собственностью", которая включает в себя литературную и артистическую собственность, а также индустриальную собственность (патенты на изобретения, полезные модели и промышленные образцы). К интеллектуальной собственности также относятся права на клиентелу (например, организация может иметь своих постоянных клиентов, поэтому, продавая предприятие, можно также продать свои связи - клиентелу).

В англосаксонской правовой семье конструкция права интеллектуальной собственности использует идеи, заложенные английским институтом собственности, а также права справедливости в отношении нематериальных прав авторов. Право интеллектуальной собственности Великобритании охватывает авторское, патентное право и смежные права, торговые марки, в том числе незарегистрированные торговые марки, нематериальные активы фирмы (goodwill) и репутацию компании, связанную с незаконным использованием торговой марки, права в отношении промышленных образцов, селекционных достижений, компьютерных программ, а также отношения, связанные с охраной конфиденциальной информации, в том числе ноу-хау.

Абстрактный характер объекта права интеллектуальной собственности приобретает форму удобной юридической фикции. Авторское право (copyright) в Англии является одним из первых видов права интеллектуальной собственности и на первых этапах исторического развития заключалось в монополии на изготовление копий печатных книг (буквальное значение "copyright" - право делать копии). В соответствии с Актом об авторском праве, промышленных образцах и патентах 1988 г., составляющим основу правового регулирования в данной области, авторское право определяется как "право собственности, которое охватывает следующие виды произведения: а) оригинальные литературные, драматические, музыкальные и художественные работы; б) звукозаписи, фильмы; в) оформление печатных изданий". Перечень неимущественных прав авторов (moral rights) ограничен, поскольку основная направленность английского права заключается в преследовании экономического использования объектов права интеллектуальной собственности.

Сфера авторского права до сих пор в значительной степени регулируется общим правом в той части, в которой она не противоречит действующему законодательству.

Патент предоставляет исключительное право на использование изобретения в течение 20 лет.

Торговая марка получает правовую защиту в качестве персонального имущества (personal property). Регулирование осуществляется Актом "О торговых марках" 1938 г., хотя значение норм общего права до сих пор сохраняется. В соответствии с нормами общего права торговая марка определяется как "символ, бренд, заголовок, этикетка, ярлык, наименование, подпись, слово, буква, цифра или любая их комбинация". Закон 1994 г. дает следующее определение торговой марки: "Под торговой маркой понимается любое графическое изображение, благодаря которому могут быть различены продукты или услуги различных лиц. Торговая марка может, в частности, состоять из слов (включая личные имена), рисунков, букв, цифр или формы товаров или их упаковок". Музыкальные звуки и запахи также могут быть признаны торговыми марками, поскольку они могут быть записаны графически. Торговые марки получают правовую защиту в результате регистрации. В регистрации может быть отказано по различным основаниям, в том числе если такая торговая марка "противоречит публичному порядку или признаваемым принципам морали или может ввести в заблуждение" (см. Закон "О торговых марках" 1994 г.). Отказ может быть обоснован сходством торговой марки с королевскими символами или уже зарегистрированными торговыми марками.

Средствами защиты права на торговую марку являются требование об уничтожении неправомерно использованной торговой марки, изъятие и уничтожение товаров, содержащих торговую марку.

Помимо вышеуказанных средств правовой защиты, предпринимательская репутация также защищается иском из ведения бизнеса под чужим именем (passing off), который имеет общее происхождение с законодательством о торговой марке, однако когда нормы о торговой марке получили законодательное закрепление, passing off продолжал регулироваться прецедентным правом. Passing off имеет место в том случае, когда одно лицо выдает собственные товары или услуги за товары или услуги иного лица. Такое поведение может иметь место, например, в случае когда упаковка товаров одного лица является схожей до степени смешения с товарами другого лица в целях более успешной их реализации. Преимуществом подобных исков является отсутствие требования о регистрации. Английское право допускает конкуренцию исков passing off и вытекающих из использования торгового обозначения, что является следствием отсутствия четких категорий, используемых в рамках конкретной правовой системы (общее право или право справедливости).

Семейное право континентальной и англо-американской систем имеет мало особенностей, чтобы проиллюстрировать характерные черты этих систем.

Наследственное право. Система норм, регламентирующих переход имущества от умершего лица к его наследникам, образует наследственное право.

В континентальной системе наследование рассматривается как универсальное правопреемство, в рамках которого от наследодателя к наследнику переходит все имущество - активы и пассивы (долги). Различается наследование по завещанию и по закону.

В системе общего права нормы о наследовании, разработанные еще церковными судами, предусматривают, что первоначально имущество поступает в распоряжение душеприказчика, который при наследовании по завещанию именуется executor, а при наследовании по закону - administrator. Задача душеприказчика - исполнение за счет наследственного имущества обязанностей по организации похорон, уплате налога на наследование и долгов умершего с последующей передачей оставшегося имущества в адрес наследников. В тех случаях, когда наследник либо является несовершеннолетним, либо на момент открытия наследства не существует, либо не может быть найден, душеприказчик должен будет оставить имущество в своем распоряжении.

Таким образом, института наследования как универсального правопреемства в англосаксонском праве не существует. Сходный с легатом термин legacy определяет отношения по передаче в собственность наследника персонального имущества (personal property).

Наследование в зависимости от основания перехода собственности разделяется на наследование по завещанию и наследование по закону.

Вопросы, связанные с открытием наследства, рассматриваются судом.

Закон регламентирует условия составления завещания, которое должно иметь письменную форму и подтверждаться подписью двух свидетелей. Нотариального удостоверения завещания не требуется.

При определенных условиях завещание может не удовлетворять обязательным требованиям к его форме - может быть произнесено устно или иным образом, что не влечет его недействительности. Завещание утрачивает юридическую силу в случаях: заключения брака после его составления, составления нового завещания, уничтожения завещания наследодателем, преднамеренного стирания текста завещания так, что он становится неразличимым. Случайная потеря или уничтожение завещания не имеют юридической силы, поскольку воля наследодателя может быть подтверждена существующими копиями или свидетельскими показаниями.

При наследовании по закону отличительной чертой общего права является привилегированное положение супруга наследодателя. Переживший супруг наследует все личное движимое имущество, в том числе мебель, транспортные средства, за исключением имущества, использованного для предпринимательской деятельности. При наличии наследника по завещанию обязательная доля супруга составляет определенную денежную сумму, законодательно установленную.

Раздел II. Гражданское правоотношение

Глава 5. Понятие, элементы и виды гражданских правоотношений

§ 1. Понятие и особенности гражданского правоотношения

Понятие гражданского правоотношения. В процессе жизнедеятельности люди и их коллективные образования вступают друг с другом в разнообразные общественные отношения. Значительная часть этих отношений регулируется правовыми нормами и приобретает форму правоотношений. В зависимости от вида этих отношений и применяемых к ним методов правового регулирования правоотношения могут носить государственный, административный, уголовно-правовой, процессуальный и иной характер. Особым и наиболее важным видом правоотношений в обществе, основанном на рыночной экономике, являются гражданско-правовые отношения. Именно гражданские правоотношения образуют тот фундамент, на котором базируются подлинная демократия, частное предпринимательство и свобода личности.

Вопрос о понятии гражданского правоотношения, как и о понятии правоотношения в целом, носит дискуссионный характер.

Одни авторы - и их большинство - считают правоотношениями реальные общественные отношения, урегулированные нормами права. В результате правового воздействия общественные отношения приобретают особую правовую форму, а их участники наделяются правами и обязанностями, подкрепленными мерами государственного принуждения.

Другие авторы рассматривают правоотношения в качестве некой идеальной модели поведения участников общественных отношений, с помощью которой регулируются реальные общественные отношения. Иными словами, с этих позиций правовые нормы воздействуют на общественные отношения не прямо, а через промежуточное звено, которым и являются правоотношения. Понятно, что при таком подходе правоотношения выступают как сугубо идеальные явления, создаваемые правовыми нормами.

Оба подхода к понятию "правоотношение" имеют право на существование. Все правовые понятия и конструкции весьма условны и правильны лишь настолько, насколько способны логично и непротиворечиво объяснить явления правовой действительности. Поэтому вполне возможно рассматривать правоотношение и как облеченное в правовую форму реальное общественное отношение, и как особую правовую модель, на которую должны ориентироваться участники общественных отношений. Важно лишь, чтобы при любом подходе не происходила подмена одних понятий другими, нередко наблюдаемая в литературе, когда, например, отдельные элементы правоотношения выделяются с позиции правоотношения как реального общественного отношения, а другие - с позиции правоотношения как модели поведения.

На наш взгляд, более здравым и логичным является традиционный подход к правоотношению как урегулированному правом общественному отношению. Его достоинствами, по сравнению с правоотношением - моделью поведения, являются простота, отсутствие необходимости разделять реальные общественные отношения и их модельные конструкции. В ходе регулирования правовые нормы непосредственно воздействуют на общественные отношения, направляя их в нужное русло и придавая им правовую определенность.

Таким образом, гражданское правоотношение - это урегулированное нормами гражданского права общественное отношение. В результате правого регулирования общественное отношение никуда не исчезает, а лишь принимает правовую форму, а его участники наделяются субъективными правами и обязанностями, подкрепленными мерами принудительного характера.

Оставаясь общественным отношением, гражданское правоотношение всегда является отношением между людьми и не может рассматриваться как отношение человека к вещи и тем более как отношение между вещами.

Гражданское правоотношение носит волевой характер. Последний проявляется в правоотношении двояким образом. С одной стороны, в нормах права, которые формируют гражданские правоотношения, выражена государственная воля, направляющая реальные общественные отношения в необходимое правовое русло. С другой стороны, в правоотношениях проявляется воля самих его участников. Большинство гражданских правоотношений возникает по воле их субъектов, вступающих в обладание имуществом или в договорные отношения друг с другом. В тех гражданских правоотношениях, которые возникают помимо воли их участников (например, в случае причинения внедоговорного вреда), волевой характер проявляется в процессе осуществления возникших в результате деликта прав и обязанностей.

Особенности гражданского правоотношения. Обладая общими для всех правоотношений чертами, гражданское правоотношение имеет свои признаки, благодаря которым оно выделяется в особый вид. В конечном счете эти признаки определяются спецификой тех общественных отношений, которые регулируются нормами гражданского права. Поэтому иногда в литературе они сводятся к юридическому равенству сторон гражданского правоотношения и к их юридической независимости друг от другаHYPERLINK#sub_109. Однако более продуктивным представляется выделение не только базисных, но и производных от них особенностей гражданских правоотношений.

Прежде всего, гражданские правоотношения, действительно, есть отношения равных, не подчиненных друг другу субъектов. То обстоятельство, что в конкретном правоотношении один из его участников может обладать лишь правами, в другой - выступать лишь носителем обязанностей, признаку равенства не противоречит, поскольку правоотношение с таким содержанием возникло по их собственному желанию. Кроме того, возможность управомоченного лица требовать от обязанного лица определенного поведения вовсе не означает, что ему принадлежит и право вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность своего контрагента.

Признак равенства участников гражданских правоотношений подкреплен их имущественной и организационной самостоятельностью и независимостью друг от друга. Разумеется, речь не идет о необходимости их полной обособленности. Так, гражданские правоотношения могут складываться между супругами и близкими родственниками, связанными друг с другом многими правами и обязанностями; между юридическими лицами, представляющими собой звенья одной организации (например, профсоюзной) или находящимися в известной зависимости друг от друга (дочерние и зависимые общества) и т.п. В этих и подобных случаях гражданское законодательство устанавливает определенные гарантии обеспечения независимости участников гражданского оборота.

В гражданские правоотношения способны вступать любые субъекты права - физические лица (граждане, иностранцы, лица без гражданства), юридические лица, муниципальные и государственные (публичные) образования. При этом все они находятся, как правило, в равном положении, за исключениями, прямо указанными в законе. В частности, становясь участниками гражданских правоотношений, публичные образования не вправе пользоваться своими властными возможностями, а должны выступать на равных со всеми остальными началах.

Гражданские правоотношения возникают, изменяются и прекращаются на основании широкого круга обстоятельств, главными из которых являются акты свободного волеизъявления их участников. Иными словами, основным юридическим фактом, порождающим, изменяющим и прекращающим гражданские правоотношения, являются сделки. При этом гражданские правоотношения могут возникать по основаниям, которые прямо законом не предусмотрены, но ему не противоречат.

Содержание гражданских правоотношений может определяться не только законом, но и соглашением сторон. В силу принципа диспозитивности участники гражданских правоотношений в большинстве случаев вправе изменить правила, предусмотренные нормами гражданского права для данного вида отношений, а также установить для себя такие права и обязанности, которые не предусмотрены законом. Конечно, в гражданском праве есть немало и императивных норм, которые в ряде областей гражданско-правового регулирования даже преобладают.

Для гражданских правоотношений характерны особые способы защиты нарушенных субъективных гражданских прав. В основном они сводятся к применению мер имущественного характера, а именно к возмещению убытков и взысканию неустойки. Кроме того, широко используется такая мера, как лишение юридической силы определенных юридических фактов (признание недействительными сделок, решений органов юридических лиц, актов государственных органов и т.п.). Напротив, меры воздействия на личность нарушителя здесь почти неизвестны, а возможности добиться исполнения обязанности под принуждением крайне ограничены.

Наконец, в качестве общего порядка защиты нарушенных прав выступает судебный порядок, заключающийся в том, что потерпевший обращается с соответствующим иском в суд, который выносит решение об удовлетворении иска или отказе в этом. При этом гражданское право стимулирует нарушителей к добровольному удовлетворению законных требований потерпевших.

Более подробно все эти особенности гражданских правоотношений будут рассмотрены в последующих главах учебника.

С учетом сказанного можно предложить следующее определение гражданского правоотношения: им является такое урегулированное гражданским правом общественное отношение, которое складывается между равными, не подчиненными друг другу субъектами, наделенными взаимными правами и обязанностями, содержание которых определено, как правило, диспозитивными нормами закона и нарушение которых влечет применение к нарушителям принудительных мер имущественного характера.

Гражданское правоотношение имеет свою структуру, элементами которой являются его субъекты, содержание, объект и основания возникновения.

§ 2. Элементы гражданского правоотношения

Субъекты гражданского правоотношения. Правопреемство. Субъектами гражданского правоотношения принято именовать тех участников общественного отношения, которые вследствие урегулированности этого отношения нормами гражданского права становятся носителями субъективных гражданских прав и обязанностей. Термин "субъекты гражданского правоотношения" в гражданском законодательстве не употребляется. Законодательство оперирует терминами "граждане", которым охватываются все физические лица (т.е. собственно граждане, иностранцы и лица без гражданства), и "юридические лица", которым обозначаются коллективные образования людей, наделенные правом участвовать в гражданском обороте. В качестве обобщающей категории применяется термин "лица", объединяющий как физических, так и юридических лиц. Кроме того, в гражданских правоотношениях могут участвовать публичные образования - Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования. По общему правилу к ним применяются нормы, определяющие участие в гражданских правоотношениях юридических лиц (garantF1://10064072.1242 ГК).

Условиям и особенностям участия в гражданских правоотношениях каждого из названных субъектов посвящены отдельные главы настоящего раздела учебника.

К понятию "субъекты гражданского правоотношения" тесно примыкает понятие "правосубъектность", которое широко используется в доктрине, но при этом наполняется подчас разным содержанием. Чаще всего правосубъектностью обозначают признанную законом возможность иметь гражданские права и обязанности при возникновении в будущем конкретных правоотношенийHYPERLINK#sub_110. Иными словами, правосубъектность рассматривается в качестве общей юридической предпосылки обладания конкретными гражданскими правами и обязанностями. Считается также, что правосубъектность является обобщающей категорией, включающей в себя правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Более подробно эти вопросы освещаются в HYPERLINK#sub_6000 и HYPERLINK#sub_7000 настоящего учебника.

Приобретая по основаниям, допускаемым законом, субъективные права и обязанности, правосубъектные лица становятся участниками конкретных гражданских правоотношений. В любом гражданском правоотношении должно быть не менее двух сторон - управомоченной и обязанной. Управомоченной стороной выступает обладатель субъективного права, обязанной стороной - носитель гражданско-правовой обязанности. Достаточно часто каждый из участников гражданского правоотношения одновременно является управомоченной и обязанной стороной. Так, из договора купли-продажи продавец и покупатель приобретают не только права, но и обязанности. При этом каждая из сторон гражданского правоотношения, как правило, может быть представлена несколькими лицами. Например, в обязательстве из причинения вреда может быть одновременно несколько управомоченных и обязанных лиц: первые представлены сособственниками имущества, которому причинен вред; вторые - лицами, совместно причинившими этот вред.

Как правило, в правоотношении участвуют конкретные лица - продавец и покупатель, арендатор и арендодатель и т.д. Однако в некоторых правоотношениях, например в правоотношениях собственности, на обязанной стороне выступает неопределенное число лиц (все так называемые третьи лица), которые должны воздерживаться от нарушения права собственности.

Субъектный состав участников гражданского правоотношения может меняться в результате различных событий и действий, в частности в случаях смерти физических лиц, ликвидации и реорганизации юридических лиц, совершения сделок и т.п. Переход прав и обязанностей от одного лица (правопредшественника) к другому лицу (правопреемнику), которое заменяет его в правоотношении, называется правопреемством.

Различают два вида правопреемства - универсальное (общее) и сингулярное (частное).

При универсальном правопреемстве правопреемник замещает правопредшественника во всех правоотношениях, за исключением тех, в которых правопреемство не допускается. Примером такого правопреемства служит наследование, в результате которого к наследникам переходят все права и обязанности умершего, кроме погашаемых с его смертью.

Под частным понимается правопреемство в одном или нескольких конкретных правоотношениях. Так, в результате уступки права требования субъективное гражданское право, а при переводе долга - гражданско-правовая обязанность могут перейти к другим лицам, которые заменят своих правопредшественников в конкретных правоотношениях.

По общему правилу гражданское право допускает правопреемство в отношении имущественных прав и обязанностей и не разрешает его в отношении личных неимущественных прав и обязанностей. Однако это правило имеет исключения. Например, по авторскому договору или по наследству к правопреемнику может перейти право на обнародование произведения, которое является личным неимущественным правом.

Объекты гражданского правоотношения. Философия определяет объект как внешний противостоящий субъекту предмет, на который направлена деятельность субъекта. Соответственно, в правоотношении объектом является то, на что воздействуют его субъекты. Субъекты гражданского правоотношения обладают правами и обязанностями, которые определяют границы их возможного и должного поведения. Следовательно, осуществляя права и обязанности, они воздействуют на поведение, которое только и способно реагировать на регулирующее воздействие. Таким образом, объектом гражданского правоотношения следует признать поведение его участников.

Однако простая констатация этого очевидного обстоятельства мало что дает в практическом плане, если не исследовать предмет самого поведения участников гражданского правоотношения. Последние вступают в отношения друг с другом по поводу различных материальных и нематериальных благ. В качестве таких благ выступают "вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага" (garantF1://10064072.128 ГК). Поскольку вокруг этих благ строится поведение участников гражданских правоотношений, их и принято считать объектами гражданских правоотношенийHYPERLINK#sub_111.

Более подробная характеристика отдельных объектов гражданского правоотношения дается в HYPERLINK#sub_11000 учебника.

Заметим, что вопрос об объекте гражданского правоотношения является излюбленным предметом спора цивилистов, которому уделяется гораздо больше внимания, чем он того заслуживает. В кратком виде существо дискуссий сводится к следующему. Во-первых, обсуждается вопрос о том, возможны ли безобъектные правоотношенияHYPERLINK#sub_112. Большинство цивилистов отвечает на него отрицательно, поскольку права, которые ни на что не направлены, лишены всякого смысла.

Во-вторых, сам объект правоотношения понимается как то, на что воздействует правоотношениеHYPERLINK#sub_113, на что оно направленоHYPERLINK#sub_114 или по поводу чего складываетсяHYPERLINK#sub_115. Какого-либо практического значения эти различия в подходах не имеют, так как в конечном счете все сходятся в том, что объектами правоотношений являются те блага, которые испытывают воздействие (через поведение участников правоотношений) либо на которые направлено их поведение или по поводу которых они складываются.

В-третьих, существует различие во взглядах на число объектов правоотношений. Одни авторы придерживаются теории единого объекта, которым может быть лишь поведение участников правоотношенияHYPERLINK#sub_116; другие считают, что у правоотношений может быть несколько объектов, которыми выступают различные материальные и нематериальные благаHYPERLINK#sub_117; третьи, пытаясь найти компромисс, полагают, что объектом является поведение, направленное на различные рода благаHYPERLINK#sub_118.

Наиболее верной является последняя точка зрения, хотя, в сущности, она разделяется всеми участниками дискуссии. Ведь и ученые, считающие объектом правоотношения поведение, не рассматривают его в отрыве от соответствующих благ; авторы, которые признают объектами правоотношений сами блага, полагают, что воздействие на эти блага осуществляется через поведение участников правоотношений. Поэтому значение данной дискуссии тоже невелико.

Вопрос об объекте правоотношения своеобразно решался профессором О.С. Иоффе, который выделял у правоотношения три объекта: а) юридический - поведение обязанного лица; б) идеологический - волю участников правоотношения; в) материальный - вещь или иное благо, с которым связано регулируемое правом общественное отношение и на которое направлено поведение участников правоотношенияHYPERLINK#sub_119. Несмотря на признание логичности такого подхода, большого числа последователей эта позиция не имеет.

Содержание гражданского правоотношения. По мнению большинства ученых, его образуют взаимные права и обязанности участников гражданского правоотношения. Эти права и обязанности именуются субъективными, поскольку принадлежат конкретным субъектам права.

В самом общем виде субъективное гражданское право представляет собой меру возможного поведения самого управомоченного лица и его возможность требовать соответствующего поведения от обязанного лица. Гражданско-правовая обязанность - это мера должного поведения обязанного лица, которое может быть пассивным (воздержание от определенных действий) или активным в зависимости от вида гражданского правоотношения.

Субъективные права и обязанности достаточно многообразны. Некоторые из прав состоят из одного конкретного правомочия, другие имеют более сложную структуру. Так, право собственности включает правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом. Поскольку критерии классификации гражданских прав во многом совпадают с основаниями деления самих правоотношений, вопрос о видах субъективных прав и обязанностей будет рассмотрен чуть ниже.

Субъективные права и обязанности неразрывно связаны друг с другом, возникают и прекращаются одновременно и изменяются под влиянием одних и тех же обстоятельств.

В литературе встречаются и иные взгляды на содержание гражданского правоотношения. Так, О.С. Иоффе выделял у правоотношения три содержания: материальное, которым он считал то общественное отношение, которое лежит в его основе; идеологическое, которое составляет воля государства, выраженная в правовых нормах, и юридическое, которое образуют права и обязанности его участниковHYPERLINK#sub_120.

По мнению Н.Д. Егорова, содержанием правоотношения является взаимодействие участников правоотношения, осуществляемое в соответствии с их субъективными правами и обязанностямиHYPERLINK#sub_121. Чем при этом взаимодействие отличается от поведения участников правоотношения, которое Н.Д. Егоров считает объектом правоотношения, остается неясным.

Основания возникновения, изменения и прекращения гражданского правоотношения. Нормы гражданского права сами по себе не создают субъективных прав и обязанностей. Для того чтобы на основе нормы права возникло конкретное гражданское правоотношение, необходимо наступление определенных жизненных обстоятельств. Возникнув, гражданское правоотношение может изменяться под влиянием предусмотренных законом факторов, а то и вовсе прекратиться. Обстоятельства, с наступлением которых происходит возникновение, изменение и прекращение гражданских правоотношений, принято называть юридическими фактами.

Юридические факты носят разнообразный характер и подразделяются на отдельные виды. Данный вопрос подробно рассмотрен в HYPERLINK#sub_14000 настоящего учебника.

§ 3. Виды гражданских правоотношений

Общие положения. Гражданские правоотношения, будучи едиными в своей сущности, подразделяются на различные виды и классифицируются по разным основаниям. При этом одно и то же правоотношение в зависимости от избранного критерия может одновременно относиться к различным видам правоотношений. Например, правоотношение собственности является имущественным по содержанию, абсолютным по субъектному составу, вещным по способу удовлетворения интересов управомоченного лица.

В отличие от некоторых других вопросов, связанных с правоотношениями, классификация гражданских правоотношений имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Поскольку правоотношения соответствующего вида обладают общими чертами, правильная квалификация конкретного правоотношения позволяет распространить на него признаки правоотношений соответствующего вида, глубже понять его сущность и применять к нему адекватные его природе правовые конструкции.

В учебной литературе правоотношения традиционно делятся по трем основаниям: по содержанию (характеру прав и обязанностей) - на имущественные и личные; по субъектному составу (степени определенности обязанных лиц) - на абсолютные и относительные; по способу удовлетворения интересов управомоченного лица - на вещные и обязательственные. Наряду с названными видами правоотношения иногда делятся на простые и сложныеHYPERLINK#sub_122, регулятивные и охранительныеHYPERLINK#sub_123. Кроме того, отдельные авторы выделяют в особые группы организационныеHYPERLINK#sub_124 и корпоративные правоотношенияHYPERLINK#sub_125, а также правоотношения по поводу преимущественных правHYPERLINK#sub_126.

В настоящем параграфе попытаемся представить более полный спектр возможных видов гражданских правоотношений. Прежде сделаем два предварительных замечания.

Во-первых, подразделение гражданских правоотношений на отдельные виды, причем как традиционные, так и нетрадиционные, носит в значительной степени условный характер. Многие гражданские правоотношения с трудом поддаются классификации, поскольку одновременно обладают признаками правоотношений разных видов. Например, выделить в области авторского права имущественные и личные неимущественные правоотношения весьма непросто, так как в большинстве из них присутствуют и личные, и имущественные черты. Некоторые гражданские правоотношения вообще не охватываются принятыми в литературе классификациями. Так, традиционное подразделение правоотношений на вещные и обязательственные не распространяется на правоотношения, возникающие по поводу исключительных прав, и наследственные правоотношения.

Во-вторых, выделяемые в литературе виды правоотношений в основном совпадают с видами субъективных гражданских прав. Поэтому все сказанное в настоящем параграфе о правоотношениях применимо и к субъективным гражданским правам.

Имущественные, личные неимущественные и организационные правоотношения. Прежде всего, в зависимости от содержания гражданские правоотношения подразделяются на имущественные, личные неимущественные и организационные. Данное деление непосредственно связано с предметом гражданско-правового регулирования. Выделение двух первых видов отношений в предмете гражданского права является общепризнанным; напротив, существование организационных отношений как самостоятельного вида гражданско-правовых отношений большинством автором если прямо не отвергается, то, по крайней мере, игнорируетсяHYPERLINK#sub_127.

Большинство гражданских правоотношений носит имущественный характер и направлено на удовлетворение имущественных интересов их участников. Объектами этих отношений является поведение их участников, направленное на вещи, в том числе на деньги и ценные бумаги, имущественные права, работы и услуги. Имущественные отношения связаны либо с закреплением имущества за определенными лицами (например, правоотношения собственности и иные вещные отношения), либо с переходом прав на имущество от одних лиц к другим (таково большинство обязательственных и наследственных правоотношений).

Помимо имущественных, существуют личные неимущественные правоотношения, направленные на удовлетворение личных неимущественных интересов участников правоотношений. Они складываются по поводу личных благ и свобод, создания творческих достижений, форм индивидуализации личности и т.п.

Личные неимущественные отношения подразделяются на две группы: а) личные неимущественные отношения, связанные с имущественными; б) личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными. Как отмечено в HYPERLINK#sub_1422 настоящего учебника, первая группа отношений, к которой, в частности, относятся отношения, связанные с созданием результатов творческой деятельности, регулируется гражданским правом (garantF1://10064072.200001 ГК); вторая группа отношений, в частности отношения, связанные с честью, достоинством, неприкосновенностью личности и т.п., лишь охраняется нормами гражданского права (garantF1://10064072.20002 ГК). Это не означает, что личные права, блага и свободы второй группы не могут быть объектами гражданских правоотношений. В случае нарушения указанных прав, благ и свобод возникают особые охранительные правоотношения, представляющие собой полноценный вид гражданско-правовых отношений (об этом см. ниже). Поэтому исключение личных неимущественных отношений из предмета гражданско-правового регулирования, на что нередко указывается в учебной литературе, неоправданно.

Наряду с имущественными и личными неимущественными отношениями гражданским правом регулируется большая группа отношений, которые не подпадают ни под первый, ни под второй из названных видов отношений. В частности, их образуют отношения, связанные с созданием, реорганизацией, прекращением и непосредственной деятельностью различных организаций, прежде всего организаций корпоративного типа; отношения по установлению хозяйственных связей, в частности, при перевозке грузов; отношения, связанные с заключением предварительных договоров и проведением торгов, и т.п. В свое время профессор О.А. Красавчиков, одним из первых обративший внимание на эти отношения, назвал их организационнымиHYPERLINK#sub_128.

За последние годы число подобных отношений значительно возросло. Так, законы о хозяйственных обществах подробнейшим образом определяют, как должны строиться отношения внутри корпораций. То обстоятельство, что эти отношения приобретают форму правоотношений, видимо, ни у кого сомнений не вызывает. Другой вопрос - носят ли эти правоотношения гражданско-правовой характер? Безусловно, так называемые корпоративные отношения неоднородны по своей природе. Среди них есть отношения, которые строятся по методу власть - подчинение, а значит, тяготеют к административному праву; встречаются отношения, имеющие трудо-правовую природу. Однако большая часть корпоративных отношений складывается между равными, имущественно и организационно обособленными друг от друга субъектами, т.е. входит в предмет гражданского права.

Сходный характер носят многочисленные отношения, возникающие в таких сферах, как регистрация соответствующих прав и объектов (недвижимость, промышленная собственность, ценные бумаги и т.д.), проведение всевозможных торгов, банкротство и т.п. Едва ли правильно (как это делалось в прежние годы, когда число подобных отношений было относительно невелико) эти организационные отношения просто не замечать или объявлять их элементом (стороной) имущественных отношений, находящихся на стадии становления (реорганизации)HYPERLINK#sub_129. Многие отношения такого рода очень далеко отстоят от имущественных отношений, а некоторые с ними вообще не связаны. Вряд ли продуктивным было бы отнесение этих отношений с неимущественным содержанием к числу обычных личных неимущественных отношений, поскольку они существенно отличаются друг от друга.

Единственно правильным представляется признание организационных правоотношений, складывающихся между равными, неподчиненными друг другу субъектами, таким же полноценным видом гражданских правоотношений, каким являются имущественные и личные неимущественные отношения. Хотя в настоящее время они не выделяются в предмете гражданского права (garantF1://10064072.2 ГК), само законодательство развивается по пути все более детальной регламентации различных юридических процедур. Последние и образуют самостоятельный объект большинства организационных отношенийHYPERLINK#sub_130.

Практическое значение выделения имущественных, личных неимущественных и организационных правоотношений состоит в том, что в них по-разному решаются вопросы правопреемства; при нарушении прав применяются разные способы их защиты; для обращения за защитой установлены разные исковые сроки и т.п.

Абсолютные и относительные правоотношения. В зависимости от субъектного составаHYPERLINK#sub_131 гражданские правоотношения делятся на абсолютные и относительные.

В абсолютных правоотношениях управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанных лиц - все так называемые третьи лица. В таких правоотношениях управомоченное лицо удовлетворяет свои имущественные или личные интересы за счет собственных действий, в то время как все окружающие (третьи лица) должны либо воздерживаться от посягательств на сферу его интересов, либо признавать его право и считаться с ним. Данную структуру межсубъектных связей имеют, в частности, правоотношения собственности, поскольку собственнику противостоят все третьи лица, обязанные не нарушать право собственности. Абсолютный характер носят отношения создателя творческого произведения со всеми окружающими его лицами по поводу признания его авторства на данное произведение.

Иногда существование абсолютных правоотношений отрицается на том основании, что правоотношение по определению может быть только относительным, т.е. всегда складывается только между конкретными лицами. В тех же случаях, когда обязанность налагается на всех третьих лиц, она вытекает не из правоотношения, а непосредственно из нормы права (публичного порядка)HYPERLINK#sub_132. Логическим следствием такого подхода является вывод о том, что право собственности и подобные ему субъективные права реализуются вне правоотношений.

Критика абсолютных правоотношений представляется неубедительной. Обязанность, лежащая на всех третьих лицах, существует лишь постольку, поскольку конкретному лицу принадлежит субъективное гражданское право. Иными словами, связанность субъективного права и обязанности является очевидной. Почему эта связь не может считаться правоотношением и по какой причине правоотношение может связывать лишь конкретных лиц, остается неясным. Конструкция абсолютного правоотношения логично и доступно объясняет сущность важной группы субъективных гражданских прав.

В относительных правоотношениях обладатели субъективных прав имеют дело с четко определенными обязанными лицами. Таких лиц может быть несколько, но все они, как правило, должны быть известны управомоченному лицу. Кроме того, в относительных правоотношениях обязанные лица обычно должны совершить в пользу управомоченного лица какие-то активные действия, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу и проч. Относительные правоотношения возникают из различных договоров, а также в результате трансформации абсолютных правоотношений в относительные, что происходит, например, при нарушении права собственности со стороны конкретного лица.

При нарушении абсолютных и относительных прав к нарушителям применяются разные санкции. Так, собственник, право которого нарушено лицом, с которым он не состоит в договорных отношениях, должен истребовать от нарушителя свое имущество с помощью виндикационного иска. Напротив, если право собственности нарушено контрагентом по договору, например арендатором, не возвращающим имущество по окончании срока аренды, собственник должен добиваться возврата своего имущества с помощью договорного иска. Кроме того, абсолютное право может быть нарушено любым лицом, а относительное - лишь лицом, участвующим в данном правоотношении.

Вещные и обязательственные правоотношения. В советский период данное деление если не отрицалось, то, по крайней мере, принижалось. По мнению В.К. Райхера, вполне достаточным было подразделения правоотношений на абсолютные и относительные, поскольку эти два деления полностью перекрывают друг другаHYPERLINK#sub_133. О.С. Иоффе считал, что даже если бы такая классификация была теоретически безупречной, какого-либо практического значения она не имеетHYPERLINK#sub_134. Подобные суждения не были беспочвенными.

Деление правоотношений на абсолютные и относительные, с одной стороны, и на вещные и обязательственные - с другой с содержательной точки зрения действительно во многом совпадает. Все вещные отношения построены по модели абсолютного правоотношения, а все обязательственные отношения являются относительными. Сходен и характер обязанностей: в вещных и абсолютных отношениях все третьи лица несут пассивную обязанность воздерживаться от вмешательства в исключительную сферу управомоченного лица, а в обязательственных и относительных правоотношениях обязанные лица должны, как правило, действовать активно. Что касается практического значения данного деления, то в советский период оно было весьма незначительным, поскольку вещные отношения сводились к правоотношениям собственности.

В настоящее время положение дел изменилось. Действующий ГК имеет в своем составе специальный garantF1://10064072.20000 "Право собственности и другие вещные права", а число вещных прав существенно расширилось. Кроме того, критика в адрес деления гражданских правоотношений на вещные и обязательственные изначально была только отчасти справедливой. В самом деле, хотя все вещные права являются правами абсолютными, но не все абсолютные права являются вещными. Так, абсолютный, но отнюдь не вещный характер носят исключительные права на объекты интеллектуальной собственности и многие личные неимущественные права. Точно так же не все относительные правоотношения являются обязательственными.

Все дело в том, что деление правоотношений на вещные и обязательственные производится по иному критерию, нежели их подразделение на абсолютные и относительные. Им в данном случае выступает способ удовлетворения интересов управомоченного лица. В вещных правоотношениях интерес управомоченного лица удовлетворяется посредством его собственных действий в отношении имущества, которым он владеет и пользуется. От третьих лиц требуется лишь воздержание от действий, мешающих правообладателю осуществлять свои права. Примерами вещных правоотношений являются правоотношения собственности, отношения по владению имуществом на праве хозяйственного ведения и на основании иных вещных прав и др.

Обязательственные правоотношения - это правоотношения, в которых интерес управомоченного лица удовлетворяется за счет совершения обязанным лицом (лицами) активных действий. Если вещные правоотношения отражают статику имущественных отношений (закрепленность имущества за определенными субъектами), то с помощью обязательственных правоотношений в основном опосредуется гражданский оборот - переход имущества от одних лиц к другим.

Практическое значение разграничения вещных и обязательственных правоотношений состоит в том, что вещные и обязательственные права осуществляются разными способами, в разном порядке переходят к другим лицам, при их нарушении используются разные меры защиты (например, выделяются особые вещно-правовые иски) и т.п.

Регулятивные и охранительные правоотношения. Эти важнейшие виды гражданских правоотношений выделяются в зависимости от выполняемой ими функции в механизме гражданско-правового регулирования. Регулятивные правоотношения направлены на закрепление и регламентацию социальных связей в их нормальном, желательном для общества состоянии, на удовлетворение прав и законных интересов субъектов гражданского права. Охранительные правоотношения призваны обеспечить защиту субъективных гражданских прав в случае их нарушенияHYPERLINK#sub_135.

Деление правоотношений на регулятивные и охранительные, несмотря на практически безоговорочное признание его наукой гражданского права, не получило должного отражения в учебной литературе. Между тем это деление касается всех без исключения гражданских правоотношений и имеет большое практическое значение. Регулятивные правоотношения возникают на основе сделок и иных правомерных юридических фактов и опосредуют удовлетворение интересов участников гражданских правоотношений в нормальных условиях гражданского оборота. Напротив, охранительные правоотношения возникают, как правило, при нарушении (угрозе нарушения, оспаривании) субъективных гражданских прав, когда требуется предотвратить или устранить последствия их нарушения.

Возникнув как следствие нарушения регулятивного правоотношения и совпадая с ним по структуре, охранительное правоотношение имеет новое содержание (право потерпевшего на защиту и обязанность нарушителя претерпеть меры принуждения) и новый объект (поведение обязанного лица, направленное на устранение последствий нарушения).

К охранительным относятся правоотношения, возникающие при причинении имущественного вреда, нарушении личных неимущественных прав, иногда - в результате совершения правомерных действий (изъятие земельного участка для государственных нужд, реквизиция и проч.).

Иные виды правоотношений. Наряду с рассмотренными видами правоотношений, которые считаются основными, в познавательных и практических целях могут быть выделены и другие виды правоотношений.

Так, нередко правоотношения делят на срочные и бессрочные. Большинство гражданских правоотношений носит срочный характер. Их продолжительность определяется действием соответствующих прав и обязанностей. Например, патентно-правовое отношение действует до тех пор, пока сохраняет силу охранный документ на техническое новшество - патент. Срочный характер имеют многие правоотношения, возникшие из договоров. К их числу относятся и те правоотношения, продолжительность существования которых конкретно договором не определена, но предполагается, что они так или иначе ограничены во времени. Примером может служить аренда имущества без указания срока действия арендных отношений.

Особым видом срочных правоотношений являются так называемые длящиеся правоотношения. Возникнув в связи с определенными обстоятельствами, они продолжают существовать до тех пор, пока действуют эти обстоятельства. В процессе их существования может меняться их содержание (например, в связи с изменением действующего законодательства) и даже объект, но в целом они сохраняют свою сущность. Таково, например, обязательство, возникшее из причинения вреда здоровью гражданина, который в результате правонарушения утратил трудоспособность.

В то же время некоторые гражданские правоотношения носят бессрочный характер. Таковы, в частности, личные неимущественные отношения, например правоотношение авторства. В принципе, бессрочным является и правоотношение собственности, если только продолжительность его существования не определяется естественными качествами имущества.

Распространено подразделение гражданских правоотношений на простые и сложные. Проводится оно на основании двух разных критериев: тому, как распределяются права и обязанности между участниками правоотношения, и тому, какой характер - простой или сложный - носят субъективные права.

На основании первого критерия простым считается правоотношение, в котором один участник является обладателем права, а другой - носителем обязанности (например, обязательственное отношение, возникшее из договора займа); в сложном правоотношении обоим участникам принадлежат как права, так и обязанности (таково большинство договорных обязательств).

По второму критерию простым является правоотношение, в котором субъективное право сводится к возможности совершения самим управомоченным лицом или к возможности требовать выполнения от обязанного лица какого-то одного конкретного действия (примером может служить обязательство из причинения вреда); в сложном правоотношении управомоченное лицо обладает рядом правомочий, каждое из которых он вправе осуществить по собственному усмотрению (примером является правоотношение собственности).

Особую группу правоотношений образуют так называемые фидуциарные (от лат. fiducia - акт, основанный на доверии) или строго личные, правоотношения. Права и обязанности участников этих правоотношений основаны на повышенном доверии друг к другу. Известный элемент доверия присутствует во всех гражданских правоотношениях, поскольку без него гражданский оборот был бы невозможен. Однако в некоторых случаях возможности сторон по совершению действий, затрагивающих взаимные интересы, настолько велики, что их отношения могут складываться и развиваться только при условии повышенного доверия друг к другу.

Так, наделяя поверенного доверенностью, доверитель должен доверять личности своего контрагента, который получает возможность совершать сделки от имени, за счет и в интересах доверителя (garantF1://10064072.971 ГК). Фидуциарный характер носят отношения участников договора простого товарищества, поскольку по общему правилу каждый из товарищей вправе совершать сделки с третьими лицами в интересах всех товарищей (garantF1://10064072.10441 ГК). Повышенное доверие друг к другу, как правило, испытывают участники договора доверительного управления имуществом (garantF1://10064072.21012 ГК) и т.п.

Практическое значение выделения фидуциарных правоотношений состоит, в частности, в том, что в законодательстве предусматриваются особые основания их прекращения: как правило, они могут быть прекращены в любой момент по одностороннему заявлению любой стороны (например, по причине утраты доверия к контрагенту). Фидуциарные отношения носят строго личный характер и потому прекращаются со смертью любого из их участников, с утратой ими дееспособности и т.п.

Известный смысл имеется также в выделении правоотношений, в рамках которых реализуются преимущественные праваHYPERLINK#sub_136. Как неоднократно отмечалось ранее, имманентным признаком гражданских правоотношений является юридическое равенство их участников. Это, конечно, не означает, что в любом гражданском правоотношении права и обязанности распределяются между участниками равным образом. Имеется немало отношений, в которых одному участнику принадлежат лишь права, а другому только обязанности. Но принцип равенства здесь не нарушается, поскольку правоотношение с таким содержанием обычно возникает по воле самих его участников (например, в связи с предоставлением займа).

Иное дело, когда закон наделяет одних участников правоотношений преимущественными правами по отношению к остальным. Число таких правоотношений достаточно велико. Наряду с традиционным преимущественным правом покупки, которым обладают участники общей собственности (garantF1://10064072.250 ГК), преимущественные права наличествуют в корпоративном праве, в правилах о залоге, в конкурсном и наследственном праве и т.д.

Преимущественные права и возникающие в связи с их реализацией правоотношения не вполне вписываются в общую картину гражданских прав. Тем не менее они - составная часть современного гражданского права, а значит, должны получить адекватную правовую квалификацию. Чаще всего преимущественные права устанавливает сам законHYPERLINK#sub_137. Однако и в этих случаях воля сторон по поводу преимущественных прав может иметь юридическое значение. Так, преимущественные права участников некоторых юридических лиц действуют лишь постольку, поскольку они предусмотрены или, напротив, не устранены уставом юридического лица.

Представляется, что нет принципиальных препятствий для установления преимущественных прав и соглашением сторон без прямого указания закона на такую возможность. Иное дело, что в этом случае такие права не имеют внешнего эффекта, т.е. не действуют по отношению к третьим лицам, а связывают только участников соглашения об их установлении. Это означает, что в случае нарушения преимущественного права, установленного соглашением сторон, потерпевший сможет предъявить требование только к своему контрагенту, но не к третьему лицу.

Глава 6. Граждане как субъекты гражданских правоотношений

§ 1. Граждане как субъекты права

Общие положения. Субъектами гражданского права являются лица (см. подраздел 2 ГК), которые могут быть двух видов - граждане, или физические лица (garantF1://10064072.1003 ГК), и юридические лица (garantF1://10064072.1004 ГК). Таким образом, термин "лицо" является объединяющим для двух видов субъектов гражданского права. Помимо лиц физических (граждан) и юридических, в регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также публичные образования - Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования (garantF1://10064072.2102 ГК), которым особо посвящена garantF1://10064072.1005 ГК.

Согласно garantF1://10003000.62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства (так называемые апатриды) пользуются в РФ правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договоромHYPERLINK#sub_138. Наличие у гражданина двойного гражданства (статуса бипатрида) также не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором РФ. Аналогичное по смыслу правило сформулировано и в garantF1://10064072.2104, а также в garantF1://10064072.1196 ГК. Отсюда следует, что в гражданском праве термин "гражданин" не привязывается к однокоренному термину "гражданство", под которым понимается устойчивая политико-правовая связь между лицом и государством, принципиальная для решения многих правовых вопросов. Гражданское право по общему правилу одинаково регулирует отношения с участием физических лиц вне зависимости от их гражданства. Не случайно синонимом термина "гражданин" сегодня является термин "физическое лицо", а в названии garantF1://10064072.1003 ГК второй термин дается "через скобку" (в гл. 2 ГК 1964 г. законодатель использовал только один термин - "граждане"). В то же время иногда закон использует другие термины, в частности "неотчуждаемые права и свободы человека" (с garantF1://10064072.20002 ГК), а также "достоинство личности" (garantF1://10064072.15010 ГК). Граждане (физические лица) - наиболее многочисленные субъекты гражданского права (и если не всех, то, по крайней мере, подавляющего большинства других отраслей права).

Индивидуализация гражданина. Индивидуализация гражданина как субъекта права обеспечивается его именем, местом жительства и актами гражданского состояния (garantF1://10064072.19, garantF1://10064072.20, garantF1://10064072.47 ГК).

1. Имя гражданина, под которым он приобретает и осуществляет права и обязанности, включает его фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая (garantF1://10064072.1901 ГК). Ребенок получает имя по соглашению между родителями, фамилию - по фамилии родителей (если они имеют разные фамилии, ему присваивается фамилия отца или матери по соглашению между ними, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ), отчество - по фамилии отца, если иное не предусмотрено законом субъекта РФ или не основано на национальном обычае. Разногласие между родителями относительно имении(или) фамилии ребенка разрешает орган опеки и попечительства. Если отцовство ребенка не установлено, имя ребенка определяет мать, он также получает ее фамилию, а отчество - лица, записанного по указанию матери в качестве его отца (garantF1://10005807.5103, garantF1://10005807.5802 СК). Имя ребенка указывается в свидетельстве о рождении и по достижении им 14 лет вносится в паспорт.

Гражданин может в случаях и в порядке, предусмотренных законом, пользоваться вымышленным именем, т.е. псевдонимом, но он не вправе приобретать права и обязанности под именем другого лица. Гражданин может переменить свое имя с сохранением при этом всех прав и обязанностей, приобретенных им под его прежним именем, одновременно он обязан принимать необходимые меры для уведомления своих должников (лиц, в отношении которых он имеет права требования) и кредиторов (лиц, перед которыми он несет обязанности) о перемене своего имени и несет риск последствий, вызванных отсутствием у этих лиц сведений о перемене его имени. Перемена имени дает гражданину право на внесение изменений в другие документы, оформленные на его прежнее имя (garantF1://10064072.1238, garantF1://10064072.1902, garantF1://10064072.1904 ГК). Закон может разрешать гражданину выступать анонимно (т.е. без указания имени). Так, закон, устанавливая право автора произведения использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под псевдонимом или анонимно (так называемое право на имя), в двух последних случаях считает его представителем, как правило, издателя, уполномоченного защищать права автора и обеспечивать их осуществление до тех пор, пока автор не раскроет свою личность и не заявит о своем авторстве (garantF1://10064072.41265 ГК).

Право на имя - одно из нематериальных благ, которые защищаются гражданским законодательством (garantF1://10064072.20002, garantF1://10064072.15010 ГК).

Вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени, подлежит возмещению согласно ГК; при искажении или использовании имени гражданина, которые умаляют его честь, достоинство или деловую репутацию, применяются правила garantF1://10064072.152 ГК (см. garantF1://10064072.19005 ГК)HYPERLINK#sub_139.

2. Место жительства гражданина - место, где он проживает постоянно (всегда) или преимущественно (проводит большую часть времени, чем в других местах). Местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей, опекуновHYPERLINK#sub_140 (garantF1://10064072.20 ГК). Место жительства предрешает многие правовые вопросы. Так, по месту жительства осуществляется регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя (garantF1://10064072.23 ГК)HYPERLINK#sub_141, а также опека и попечительство соответствующих категорий граждан (garantF1://10064072.340002, garantF1://10064072.34003, garantF1://10064072.35 ГК).

Место жительства кредитора и должника - один из критериев надлежащего места исполнения обязательства (garantF1://10064072.316 ГК). Последнее место жительства гражданина определяет место открытия наследства (garantF1://10064072.111501 ГК). В связи с длительным отсутствием гражданина в месте его жительства он может быть признан судом безвестно отсутствующим и даже объявлен умершим (garantF1://10064072.42, garantF1://10064072.45 ГК).

Граждане обязаны регистрироваться по месту жительства (в жилом доме, квартире, служебном жилом помещении, специализированных домах - общежитии, гостинице-приюте, доме маневренного фонда, специальном доме для одиноких престарелых, доме-интернате для инвалидов, ветеранов и др., а также в ином жилом помещении, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ), а также по месту (временного) пребывания (т.е. в гостинице, санатории, доме отдыха, пансионате, кемпинге, турбазе, больнице, другом подобном учреждении, а также жилом помещении, не являющемся местом жительства гражданина).

Регистрационный учет граждан (в прошлом известный как прописка) возлагается на органы внутренних дел, а при отсутствии таковых - на местную администрациюHYPERLINK#sub_142.

Возможны несовпадения между фактическим местом жительства гражданина и данными регистрационного учета (а также местами нахождения его имущества, работы, проживания семьи и т.п.). Поэтому все названные обстоятельства не предрешают вопроса о месте жительства. Так, гражданин Б. в течение длительного времени работает и проживает в доме своей матери в г. Иркутске, но зарегистрирован в принадлежащей ему на праве собственности квартире в г. Ангарске, где проживают его жена и дети. Часто бывая в командировках в г. Москве, он регистрируется в местах своего пребывания (гостиницах). В таком случае местом его жительства считается г. Иркутск.

3. Акты гражданского состояния - юридические факты (действия граждан или события), влияющие на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, а также характеризующие правовое состояние гражданHYPERLINK#sub_143. Акты гражданского состояния индивидуализируют гражданина и подлежат государственной регистрации в органах записи актов гражданского состояния (ЗАГС), при их отсутствии - в органах местного самоуправления муниципальных образований, за рубежом - в консульских учреждениях Российской Федерации (garantF1://73972.4000 Закона об актах).

Государственной регистрации в качестве актов гражданского состояния подлежат только те факты, которые указаны в Законе: рождение; заключение и расторжение брака; усыновление (удочерение); установление отцовства; перемена имени; смерть (garantF1://10064072.4701 ГК, garantF1://73972.302 Закона об актах).

Не подлежат регистрации как акты гражданского состояния все прочие факты, хотя бы и влияющие на статус гражданина (в частности, место его жительства, приобретение статуса предпринимателя, эмансипация, признание недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим - garantF1://10064072.20, garantF1://10064072.23, garantF1://10064072.27, garantF1://10064072.29, garantF1://10064072.30, garantF1://10064072.42 ГК).

Государственная регистрация актов гражданского состояния, помимо функции индивидуализации граждан, обеспечивает также необходимый в публичных целях учет рождаемости, смертности, разводов и т.д. Регистрация производится путем внесения соответствующих записей в книги регистрации актов гражданского состояния (так называемые актовые книги) и выдачи гражданам свидетельств на основании этих записей (о рождении или о смерти, о заключении или расторжении брака, о перемене имени и др. - garantF1://10064072.4702 ГК, garantF1://73972.302 Закона об актах).

Однако регистрация акта гражданского состояния и выдача свидетельства совпадают не всегда. Так, государственной регистрации подлежит рождение ребенка, в том числе найденного (подкинутого). Если ребенок родился мертвым, регистрация его рождения производится на основании документа о перинатальной смерти, при этом свидетельство о рождении не выдается (вместо него может быть выдан документ, подтверждающий факт регистрации рождения мертвого ребенка) и не производится регистрация смерти. Если ребенок умер на первой неделе жизни, регистрируются его рождение и смерть, но выдается только свидетельство о смерти (garantF1://73972.14 Закона об актах).

Государственной регистрации подлежат имя, полученное при рождении, а также возможная его перемена впоследствии, при этом гражданину выдается свидетельство о рождении или о перемене имени (garantF1://73972.18, garantF1://73972.193, garantF1://73972.22, garantF1://73972.23, garantF1://73972.58 Закона об актах).

В актовые книги могут вноситься исправления и изменения, сами записи могут аннулироваться и восстанавливаться. Статус органов, регистрирующих акты гражданского состояния, порядок регистрации таких актов, изменения, восстановления и аннулирования записей, формы актовых книг и свидетельств, порядок и сроки хранения актовых книг определяются Законом об актах (см. garantF1://10064072.4703, garantF1://10064072.4704 ГК).

Помимо средств индивидуализации гражданина, законодатель формулирует в качестве юридически значимых ряд других признаков и свойств, которые в совокупности характеризуют конкретного гражданина как субъекта права. Таковы его возраст (garantF1://10064072.21, garantF1://10064072.26, garantF1://10064072.32, garantF1://10064072.33 ГК), состояние здоровья (garantF1://10064072.29, garantF1://10064072.171, garantF1://10064072.1076, а также garantF1://10064072.41, garantF1://10064072.177, garantF1://10064072.1078 ГК), семейный статус и отношения родства (garantF1://10064072.210002, garantF1://10064072.1073, garantF1://10064072.1074, garantF1://10064072.1088, garantF1://10064072.1142 ГК), наличие специального признака (garantF1://10064072.23 ГК) и многие другие.

Гражданская правосубъектность граждан. Граждане - это "естественные" субъекты: их появление в гражданском обороте и выбытие из него предрешают естественно-биологические процессы рождения и смерти, а не юридические процедуры. Разумеется, закон, преследуя те или иные цели, устанавливает и в отношении граждан те или иные юридические - регистрационные - процедуры (начиная с регистрации рождения и заканчивая регистрацией смерти), однако все они - не предпосылка и не условие появления нового субъекта права (что характерно для юридических лиц), а следствие его появления. Поэтому если по каким-то причинам гражданин не будет зарегистрирован нигде, он все равно остается субъектом гражданского права.

Возможность всякого гражданина быть субъектом гражданского права связывается с признанием за ним особого свойства - гражданской правосубъектности - и состоит из двух компонентов: гражданской правоспособности и гражданской дееспособности. Гражданская правосубъектность и образующие ее компоненты неразрывно связаны с гражданином, а потому неотчуждаемы.

Гражданская правоспособность - способность гражданина иметь гражданские права и нести гражданские обязанности.

Гражданская дееспособность - способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Моменты возникновения гражданской правоспособности и дееспособности не совпадают. Первая возникает в момент рождения (garantF1://10064072.17002 ГК), вторая - позднее, по мере взросления (социализации) гражданина, формирования волевых и интеллектуальных качеств, достижения определенного уровня развития психической зрелости (garantF1://10064072.21, garantF1://10064072.26, garantF1://10064072.28 ГК) и может испытывать различные ограничения вплоть до полного лишения (garantF1://10064072.2604, garantF1://10064072.29, garantF1://10064072.30 ГК).

Таким образом, гражданская правоспособность гражданина "предвосхищает" и "опережает" его гражданскую дееспособность, что составляет особенность гражданской правосубъектности гражданHYPERLINK#sub_144. И это не случайно. Дело в том, что правоспособность гражданина как абстрактная возможность обладания правами и обязанностями в отличие от дееспособности не сопряжена с совершением волевых действий. Правоспособный гражданин вполне может быть недееспособным (garantF1://10064072.28, garantF1://10064072.29 ГК), т.е. неспособным к самостоятельному совершению волевых действий. В этом случае он не может самостоятельно совершать сделки и нести имущественную ответственность, однако вместо него и за него совершают сделки и несут имущественную ответственность его дееспособные законные представители (родители, усыновители, опекуны). Так, новорожденный, обладая наследственной правоспособностью, может наследовать имущество, но поскольку сам не может совершить необходимых действий по принятию наследства, за него и в его интересах это делают его дееспособные законные представители - родители (усыновители) или опекун. В другом случае совершеннолетний дееспособный гражданин при покупке дома может оформить право собственности на данный дом на своего малолетнего ребенка, который и будет являться его собственником.

Именно действия дееспособных законных представителей, "замещая" в этом и в других случаях отсутствующую гражданскую дееспособность представляемого ими недееспособного гражданина, вместе с этим помогают преодолеть и тот временной разрыв, который существует между гражданской право- и дееспособностью. За счет такого "замещения" правосубъектность гражданина не сводится к одной лишь правоспособности и не отождествляется с ней, напротив, всегда состоит из двух компонентов, один из которых "отвечает" за способность к обладанию (правами и обязанностями), другой - за способность к их реализации.

В тех случаях, когда гражданин не обладает дееспособностью и нет юридической возможности ее "замещения" действиями его дееспособных законных представителей, не приходится говорить ни о его правоспособности, ни о его правосубъектности в целом. "Если гражданин обладает только правоспособностью, - подчеркивал О.С. Иоффе, - она восполняется при помощи дееспособности других лиц. Если же такое восполнение невозможно, то по отношению к данной группе правомочий гражданин вообще не считается способным быть их носителем"HYPERLINK#sub_145. Так, поскольку для реализации права завещать имущество, вступать в брак, осуществлять трудовую или предпринимательскую деятельность подобное законное представительство исключается, постольку завещательная, брачная, трудовая, предпринимательская и прочие случаи правоспособности возникают не в момент рождения гражданина, а позднее и одновременно с соответствующей дееспособностью. Поэтому как верно то, что гражданская правоспособность возникает у гражданина в момент рождения, так не менее справедливо другое - не все те возможности, которые согласно garantF1://10064072.18 ГК образуют ее содержание, приурочиваются к моменту рожденияHYPERLINK#sub_146.

Гражданская правоспособность граждан. У граждан гражданская правоспособность (далее - правоспособность) возникает в момент рождения и прекращается смертью (garantF1://10064072.17002 ГК). Что касается рождения, то речь идет о рождении живого ребенка: соответствующий акт и критерии живорождения, мертворождения, перинатального периода определяются согласно данным медицинской науки (отделение плода от организма матери, степень его доношенности, масса тела новорожденного, способность его к самостоятельному дыханию и др.). Если ребенок, родившийся живым, вскоре умер, он считается субъектом права, а непродолжительное существование его правоспособности определяется моментами рождения и смерти. Это обстоятельство, в частности, имеет принципиальное значение для признания такого ребенка наследником (garantF1://10064072.11161, garantF1://10064072.11560 ГК). Правило о возникновении правоспособности в момент рождения является императивным и правильным по существу, поэтому правоспособность не возникает до момента рождения и не может связываться с каким-либо предшествующим рождению моментом (актом зачатия, сроком беременности и т.п.). Впрочем, поскольку иногда закон учитывает интересы еще не родившихся детей (garantF1://10064072.10881, garantF1://10064072.11161 ГК), некоторые авторы усматривают в этом исключение из общего правила о возникновении правоспособности в момент рожденияHYPERLINK#sub_147.

Правоспособность прекращается только с биологической смертью, т.е. необратимой гибелью всего головного мозга (смертью мозга)HYPERLINK#sub_148. Если гражданина удалось вывести из состояния клинической смерти посредством восстановления сердечной и дыхательной функции, это никак не влияет на его правоспособность. Не влияет на нее и решение суда об объявлении пропавшего без вести гражданина умершим, основанное на презумпции смерти (так называемая юридическая смерть - garantF1://10064072.45 ГК): если в действительности данный гражданин умер, с его смертью прекращается и правоспособность, но если он жив, правоспособность сохраняется (а совершенные действия являются действительными) независимо от признания его умершим. Таким образом, правоспособность отличается признаком "следования": она всюду "следует" за гражданином, "сопровождая" его по жизни.

Правоспособность имеет дуалистическую - естественно-правовую природу: с одной стороны, она принадлежит гражданину от рождения и всюду "следует" за ним, но с другой - регламентируется законом.

Правоспособность - продукт и отражение состояния права и законодательства конкретной исторической эпохи. Так, правоспособность физических лиц по римскому праву (caput) зависела от статусов свободы (status libertatis), гражданства (status civitatis) и положения в семье (status familiae); полностью правоспособными были только свободные римские граждане, не состоявшие под властью домовладыкиHYPERLINK#sub_149.

Правоспособность физических лиц по русскому праву имела ограничения по национальному, религиозному и другим признакам, которые действовали, в частности, в отношении поляков и евреев, а также всех вообще нехристианHYPERLINK#sub_150. "Пол, раса, национальность, вероисповедание, происхождение, - закрепила позднее ст. 4 ГК 1922 г., - не имеют никакого влияния на объем гражданской правоспособности". Далее законодатель признал правоспособность в равной мере за всеми гражданами РСФСР и других союзных республик (ч. 1 ст. 9 ГК 1964 г.) или просто за всеми гражданами (п. 1 ст. 9 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г., garantF1://10064072.1701 ГК РФ).

Не отличалось постоянством и содержание правоспособности (ср. ст. 10 ГК 1964 г. и garantF1://10064072.18 ГК РФ). Современный закон определяет содержание правоспособности через абстрактную возможность обладания (т.е. обладания вообще, в принципе, потенциально) различными гражданскими правами - имущественными и личными неимущественными, в том числе возможность иметь имущество на праве собственности, наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права (garantF1://10064072.18).

Упоминание в ст. 18 об иных имущественных и личных неимущественных правах свидетельствует о том, что закон называет только основные и наиболее важные права, присущие гражданину. В действительности же перечень данных прав является всеобщим (абстрактным) и определяется рамками самой гражданско-правовой отрасли, при этом не исключаются даже те права, которые не предусмотрены гражданским законом прямо, но и не противоречат общим началам и смыслу гражданского законодательства (подробнее см. garantF1://10064072.8 ГК). Исключению подлежат лишь те права, которые гражданин не может иметь в силу прямого указания закона.

Однако правоспособность - это способность не только иметь права, но и нести обязанности (garantF1://10064072.1701 ГК), а потому неверно ограничивать ее содержание только правами (как это может показаться из самого термина "правоспособность", а также при первом обращении к garantF1://10064072.18 ГК), в противном случае такое - паллиативное - понимание правоспособности вступит в противоречие с ее определением (ч. 1 ст. 17 ГК) и сможет объяснить только механизм осуществления субъективных гражданских прав, оставив в стороне другую, не менее важную, "сторону медали" - механизм исполнения гражданских обязанностей (в том числе несения гражданско-правовой ответственности). Впрочем, об обязанностях упоминается и в ст. 18 ГК. Так, обладание имуществом на праве собственности возлагает на собственника бремя (суть - обязанность) его содержания (garantF1://10064072.210 ГК), а участие в обязательствах означает прежде всего исполнение обязанностей (garantF1://10064072.307 ГК).

Таким образом, правоспособность представляет собой фундаментальную общую предпосылку существования и последующей реализации субъективных прав и обязанностей. Говоря условно, она является неким "сплавом суперправа и суперобязанности", "резервуаром" со всеми и всякими правами и обязанностями, которые абстрактно (в принципе и потенциально) принадлежат гражданину и которые он как раз благодаря этому может осуществлять в течение всей своей жизни (или не осуществлять вообще)HYPERLINK#sub_151.

Значение правоспособности состоит в том, что она обеспечивает абстрактную возможность самого существования прав и обязанностей для последующей их реализации в целях удовлетворения потребностей гражданина. Поэтому вовсе не важно, что иной гражданин за всю свою жизнь не оставит завещания, не займется предпринимательской деятельностью или не создаст юридическое лицо, не станет автором (создателем произведений интеллектуальной деятельности), не совершит тех или иных сделок (например, не приобретет недвижимость). Главное - все это гарантировано ему самим содержанием его правоспособности.

Правоспособность является общей (единой) и в равной мере признается за всеми гражданами (garantF1://10064072.1701 ГК). Соответственно, правоспособность не может быть дифференцирована по тому или иному социально-групповому признаку. Это касается в том числе иностранных граждан и апатридов, если, конечно, федеральный закон не предусматривает иного (garantF1://10064072.200001, garantF1://10064072.1196 ГК).

Равенство правоспособности предопределяет другой ее признак - невозможность ограничения иначе как в случаях и в порядке, установленных законом (garantF1://10064072.2201 ГК). Согласно общим началам гражданского законодательства гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (garantF1://10064072.19992 ГК).

Ограничения отдельных прав и свобод с указанием пределов и срока их действия могут устанавливаться в условиях чрезвычайного положения и в соответствии с федеральным конституционным законом для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя (см. garantF1://10003000.5601 Конституции РФ).

Основаниями ограничения граждан РФ в праве на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ могут быть некоторые специфические районы - пограничная полоса, закрытые военные городки и административно-территориальные образования, отдельные территории и населенные пункты, где в случае опасности распространения заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности, территории, где введено чрезвычайное или военное положение (см. garantF1://10002748.8 Закона о праве на свободу передвижения).

Ограничение правоспособности может быть ответным и направлено в отношении граждан тех государств, где имеются специальные ограничения имущественных и личных неимущественных прав россиян (так называемые реторсии - garantF1://10064072.1194 ГК).

Ограничение правоспособности возможно за совершенное правонарушение. Так, в числе уголовных наказаний закон предусматривает лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничение и лишение свободы, в том числе лишение пожизненное (garantF1://10008000.47, garantF1://10008000.53, garantF1://10008000.56, garantF1://10008000.57 УК).

Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности и другие сделки, направленные на ее ограничение, ничтожны, за исключением случаев когда такие сделки допускаются законом (garantF1://10064072.2203 ГК). Поэтому даже добровольное ограничение себя в тех или иных правах лишено юридического значения независимо от того, чем при этом руководствовался гражданин.

До тех пор пока гражданин жив, он не может быть лишен правоспособности в целом, поэтому допустимые случаи ограничения правоспособности означают не что иное, как поражение в определенных видах прав. Такие случаи нельзя смешивать с ограничением субъективных прав, когда ограничивается конкретное (единичное) право. Вот несколько тому примеров.

Прежде запрет совершения сделок, направленных на ограничение правоспособности, был сформулирован императивно и исключений не знал (ст. 12 ГК 1964 г.). Сегодня сделка может ограничивать правоспособность гражданина, если ее допускает закон (garantF1://10064072.2203 ГК). Однако с приведенным на этот счет примером сделки по установлению сервитутаHYPERLINK#sub_152 нельзя согласиться как раз потому, что установление сервитута (garantF1://10064072.274 ГК) означает предоставление заинтересованному лицу права ограниченного пользования чужим имуществом и ограничение, которое в результате претерпевает субъективное право собственности на данное конкретное имущество, но не ограничение каких-либо прав вообще, как это должно быть при ограничении правоспособности. То же самое происходит, если гражданин добровольно покупает вещь, обремененную правом третьего лица (garantF1://10064072.46001 ГК).

Право третьего лица обременяет конкретную проданную вещь и ограничивает субъективное право покупателя, но оно не ограничивает какую-то группу (категорию) прав, как это должно быть при ограничении правоспособности (например, права на приобретение определенных товаров). Именно поэтому иллюстрация допущенной законом сделки, ограничивающей правоспособность, по крайней мере, нуждается в подыскании более подходящего примера. Кстати, именно признак поражения в определенном виде (категории) прав отличает допустимые случаи ограничения правоспособности от допустимых случаев изъятия имущества - оснований принудительного прекращения субъективного права собственности (garantF1://10064072.2352 ГК). В самом деле, принудительное прекращение права на конкретное имущество не исключает возможности приобретения аналогичного имущества (если, конечно, речь не идет об изъятых из оборота вещах), что невозможно при ограничении правоспособности.

Правоспособность, будучи общей предпосылкой и абстрактной возможностью иметь права и нести обязанности, для последующей реализации того или иного права (обязанности) требует дополнения двумя другими элементами: юридическими фактами (неисчерпывающий перечень которых предлагает garantF1://10064072.8 ГК) и дееспособностью, которую иногда могут "заменить" действия законных представителей. Так, возможность иметь на праве собственности имущество останется простой декларацией, если ее не дополнит такой юридический факт, как приобретение соответствующего имущества (посредством его создания, покупки, наследования и т.п.), а возможность осуществлять предпринимательскую деятельность - акт государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя. Однако если стать собственником имущества путем его покупки или наследования может любой гражданин, в том числе и недееспособный посредством действий своих дееспособных законных представителей (garantF1://10064072.1116, garantF1://10064072.11531 ГК), то последнее исключено для предпринимательской деятельности, имманентными признаками которой являются самостоятельность и риск (garantF1://10064072.2001 ГК). Правоспособность, будучи единой и равной для всех, не означает равенство на уровне конкретных субъективных прав: на приобретение последних влияют разные обстоятельства (здоровье, имущественное положение, желание конкретного лица и др.). Так, каждый может иметь на праве собственности автомобиль, однако один не в состоянии его приобрести из-за низкого дохода, другой не испытывает в нем потребности из-за наличия служебной машины, третий предпочитает общественный транспорт.

§ 2. Гражданская дееспособность граждан

Общие положения. Гражданская дееспособность граждан (далее - дееспособность), так же как и правоспособность, имеет естественно-правовую природу, она не отчуждаема и не может быть ограничена иначе как в случаях и в порядке, установленных законом. Полный или частичный отказ гражданина от дееспособности, а также другие сделки, направленные на ее ограничение, ничтожны, кроме случаев когда такие сделки разрешает закон (garantF1://10064072.2201, garantF1://10064072.2203 ГК). Если гражданин, до тех пор пока он остается в живых, не может быть лишен правоспособности в полном объеме, то дееспособность он может утратить в полном объеме (garantF1://10064072.29 ГК) и частично (garantF1://10064072.30 ГК). Кроме того, дееспособность отличается от правоспособности: содержанием, временем возникновения, особенностью развития и влиянием со стороны разных обстоятельств.

Дело в том, что если правоспособность означает возможность иметь права и обязанности, то дееспособность - возможность их реализации. Формально (garantF1://10064072.2101 ГК) дееспособность состоит из способности приобретать и осуществлять гражданские права и способности создавать и исполнять гражданские обязанности. В литературе дееспособность традиционно определяют при помощи сделкоспособности (т.е. способности самостоятельно совершать сделки и другие гражданско-правовые действия) и деликтоспособности (т.е. способности нести гражданско-правовую ответственность). Таким образом, дееспособность (как и правоспособность) - некий "сплав суперправа и суперобязанности", который выступает "связующим звеном" между правоспособностью (как абстрактной возможностью иметь права и обязанности) и конкретными субъективными правами и обязанностями в процессе их реализации. Дееспособность - своеобразный "мостик" между правоспособностью и субъективным правом, "продолжение правоспособности", "правоспособность в процессе и на стадии реализации". И если правоспособность обеспечивает возможность самого существования права для последующей его реализации в целях удовлетворения потребностей гражданина, то дееспособность обеспечивает общественно-юридическое признание совершаемых гражданином действий, а также качество обусловливаемого ими правового эффектаHYPERLINK#sub_153.

В отличие от правоспособности, которая у гражданина возникает в момент рождения и "сопровождает" его в течение всей жизни, дееспособность - явление более динамичное. Дееспособность гражданина, способного адекватно понимать значение своих действий, контролировать их и предвидеть их последствия, зависит от ряда обстоятельств: а) возраста (garantF1://10064072.2101, garantF1://10064072.26, garantF1://10064072.28 ГК); б) психического здоровья (garantF1://10064072.29 ГК); в) некоторых вредных привычек и обусловливаемых ими последствий (garantF1://10064072.30 ГК); г) других обстоятельств (garantF1://10064072.210002, garantF1://10064072.27 ГК), в том числе оценочных (garantF1://10064072.2604 ГК). Поэтому в зависимости от этого объем дееспособности у разных граждан может быть одинаков или неодинаков с точки зрения сделкоспособности и (или) деликтоспособности. Отсюда дееспособность (в отличие от правоспособности) - явление групповое, которое зависит от того, к какой социальной группе из числа устанавливаемых законом принадлежит гражданин. Закон выделяет следующие группы и подгруппы граждан и соответствующие им виды и подвиды дееспособности.

1. Малолетние граждане в возрасте до 6 лет недееспособны абсолютно. Малолетние граждане в возрасте от 6 до 14 лет недееспособны "с исключениями" (garantF1://10064072.28 ГК).

2. Несовершеннолетние граждане в возрасте от 14 до 18 лет дееспособны частично. В судебном порядке они могут быть ограничены в дееспособности (garantF1://10064072.26 ГК).

3. Совершеннолетние граждане (а также приравненные к ним лица - вступившие в брак до совершеннолетия и эмансипированные) дееспособны в полном объеме (garantF1://10064072.21, garantF1://10064072.27 ГК). В судебном порядке они могут быть признаны недееспособными (garantF1://10064072.29 ГК) или ограничены в дееспособности (garantF1://10064072.30 ГК)HYPERLINK#sub_154.

Недееспособность малолетних. Малолетние (лица до 14 лет) недееспособны, поэтому наименование ст. 28 ГК следует понимать не в буквальном (положительном), а в противоположном - отрицательном - смысле, т.е. с точки зрения не наличия у малолетних дееспособности, а отсутствия таковой. Дело в том, что закон запрещает малолетним самостоятельно совершать сделки: сделки от их имени могут совершать только их законные представители - родители (усыновители) или опекуны (garantF1://10064072.2801 ГК). Несоблюдение этого требования влечет недействительность (ничтожность) совершенной малолетним сделки. Такая сделка не порождает правовых последствий и требует возврата всего полученного сторонами в первоначальное положение, а при невозможности возврата полученного в натуре - возмещения его стоимости в деньгах (garantF1://10064072.17201 ГК)HYPERLINK#sub_155. Из этого общего правила для лиц в возрасте от 6 до 14 лет закон делает исключение: они могут самостоятельно совершать следующие три категории сделок (garantF1://10064072.2802 ГК).

1. Мелкие бытовые сделки. Закон не раскрывает данного понятия и не приводит примерного перечня таких сделок. Поскольку мелкая бытовая сделка представляет собой двойное оценочное понятие, при квалификации той или иной сделки в качестве мелкой бытовой надлежит руководствоваться тремя основными критериями - стоимостным, сущностным и возрастным, а именно:

мелкая (незначительная) цена сделки;

наличие у сделки бытового характера (она должна удовлетворять обычные, в том числе каждодневные, потребности самого малолетнего или членов его семьи (приобретение продуктов питания, билета в кино, игрушек, канцелярских принадлежностей, оплата проезда в транспорте, аренда спортинвентаря, осуществление мелкого ремонта и т.п.);

соответствие мелкой (незначительной) цены сделки и ее существа возрасту и особенностям развития конкретного малолетнего. Исходя из последнего и учитывая, что в одном случае сделку может совершить ребенок 6 лет, а в другом - 13,5 лет, а также тот факт, что не только возраст определяет уровень развития гражданина и формирование в нем личностных (интеллектуальных и волевых) качеств, понимание незначительной (мелкой) цены рассматриваемой сделки не может и не должно быть одинаковым и уж тем более подвергаться формализации. Кроме того, надлежит исходить из того, что мелкая бытовая сделка всегда совершается за наличный расчет и, как правило, исполняется при самом ее совершении, а источником ее финансирования со стороны малолетнего всегда являются средства его законных представителей - родителей (усыновителей) или опекунов.

2. Сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, обладают двумя квалифицирующими признаками:

они должны быть безвозмездными для малолетнего (т.е. такими, которые позволяют получать выгоду, не возлагая на него ответных юридических обязанностей);

они не должны сопровождаться нотариальным удостоверением или государственной регистрацией. Примером таких сделок может быть дарение имущества (денег или вещей), временное безвозмездное пользование имуществом (например, библиотечным фондом), другие случаи безвозмездного получения выгоды (например, выигрыш, который пришелся на лотерейный билет, приобретенный малолетним самостоятельно или подаренный ему кем-то "на удачу").

Поскольку безвозмездность исключает только юридическое обязывание, но не возможный моральный долг, чувство благодарности, зависимости, привыкания и проч. в отношении постороннего "благодетеля" (причем не только самого малолетнего, но и его законных представителей), такие сделки малолетних должны контролировать их законные представители.

3. Сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения, имеют следующие квалифицирующие признаки:

распорядительный характер сделки (сделка направлена на распоряжение, в том числе возмездное или безвозмездное отчуждение имущества в собственность другому лицу);

предметом сделки являются средства;

источником средств являются как законные представители малолетнего, так и третьи средства передаются малолетнему для определенной цели или для свободного распоряжения.

Под "средствами" следует понимать денежные средства (не только деньги, как полагают некоторые авторыHYPERLINK#sub_156), а также другое имущество (например, коллекцию марок или значков, которую отдали малолетнему для обмена отдельных экземпляров или реализации "целиком" другим коллекционерам), за исключением имущества, распоряжение которым сопряжено с регистрацией сделки и (или) ее правового эффекта, приданием сделке квалифицированной формы и т.п. Поэтому передаваемыми средствами не могут быть, например, недвижимость, транспорт, ценные бумаги.

garantF1://10064072.0 не устанавливает стоимостных ограничений в отношении предоставляемых малолетнему средств и их расходования последним, однако размер средств должен соизмеряться с возрастом и особенностями развития конкретного малолетнего, а также зависеть от определенности или неопределенности цели их предоставления. Сказанное позволяет дифференцировать данную категорию сделок от мелких бытовых сделок, по крайней мере, по трем основным признакам:

по источнику предоставления малолетнему средств;

по размеру предоставляемых средств (и цене совершаемой сделки);

по направленности сделки (она не сводится только к удовлетворению бытовых потребностей малолетнего или членов его семьи).

Сформулированный законом перечень сделок, которые лица от 6 до 14 лет могут совершать самостоятельно, является исчерпывающимHYPERLINK#sub_157. Вопреки известному мнению, согласно которому "малолетние наделены определенной, хотя и незначительной дееспособностью"HYPERLINK#sub_158, возможность самостоятельного совершения этими лицами указанных категорий сделок свидетельствует не о какой-то их "минимальной дееспособности", а о "недееспособности с исключениями" (наличии отдельных элементов дееспособностиHYPERLINK#sub_159). А поскольку одно не тождественно другому (и исключения в существе вопроса ничего не меняютHYPERLINK#sub_160), недееспособность малолетних обосновывают, по крайней мере, следующие два обстоятельства: малолетние неделиктоспособны; именно из-за отсутствия дееспособности малолетние не могут быть ограничены в ней в судебном или в любом другом специально-юридическом порядке (ср. с garantF1://10064072.2604, garantF1://10064072.30 ГК).

Неделиктоспособность малолетних легко объясняется тем, что в таком возрасте они не могут быть признаны виновными, а отсутствие надобности в особой юридической процедуре ограничения их дееспособности - отсутствием у них самостоятельного источника дохода и силой фактической власти со стороны их законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов). Кстати, именно эти лица в условиях невозможности привлечения к ответственности самого малолетнего несут такую ответственность как по его сделкам (в том числе по тем сделкам, которые совершаются им самостоятельно), так и за причиненный им вред (garantF1://10064072.2803, garantF1://10064072.1073 ГК). Родители (усыновители) или опекуны (в том числе опекуны по закону - воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения, другие аналогичные учреждения - garantF1://10064072.35004 ГК) несут ответственность за действия малолетнего на началах вины, т.е. во всех случаях, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине (или что вред был причинен малолетним не по их вине). Такие лица отвечают за собственную вину, которая состоит в издержках воспитания малолетнего или недостатках контроля (надзора) за ним. Именно поэтому впоследствии они не имеют права регресса (обратного требования к малолетнему - garantF1://10064072.10814 ГК). При эффективном доказывании родителями (усыновителями) или опекунами того, что неблагоприятные последствия возникли не по их вине, риск убытков падает на контрагента малолетнего по сделке (на потерпевшего от его действий) или на третье лицо (в частности, страховщика). Сам малолетний не может быть субъектом гражданско-правовой ответственности (он может стать субъектом обязанности по возмещению вреда только с приобретением полной дееспособности и только при наличии условий, предусмотренных в garantF1://10064072.107342 ГК).

Тезис о недееспособности малолетнего не оставляет сомнений, если к сказанному добавить еще два аргумента:

все сделки малолетних (кроме предусмотренных в garantF1://10064072.2802 ГК), как и все сделки граждан, признанных вследствие психического расстройства недееспособными, закон признает ничтожными (т.е. недействительными независимо от признания их таковыми судом - garantF1://10064072.16601, garantF1://10064072.171, garantF1://10064072.172 ГК);

при отсутствии у малолетних родителей (усыновителей) над ними, как и над гражданами, признанными недееспособными вследствие психического расстройства, устанавливается опека (garantF1://10064072.29, garantF1://10064072.32 ГК).

Значение права ребенка выражать свое мнение (garantF1://10005807.57 СК), а значит, его воли для возникновения других правовых последствий (например, согласие ребенка, достигшего 10 лет, на изменение имени и (или) фамилии, а также на усыновление - garantF1://10005807.5904, garantF1://10005807.14300 СК) регулируется семейным законодательством и установлено исключительно в интересах самого ребенка (а не гражданского оборота), а значит, не доказывает наличие у малолетнего гражданской дееспособности.

Дееспособность граждан в возрасте от 14 до 18 лет. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет обладают неполной (частичной) дееспособностью: могут самостоятельно совершать сделки с соблюдением требований, предусмотренных законом, а также нести гражданско-правовую ответственность. Они могут самостоятельно совершить любую сделку, санкционированную (согласованную, одобренную) их родителями (усыновителями) или попечителем. Несмотря на то что закон говорит о необходимости одобрения сделки именно родителями (усыновителями) несовершеннолетнего (т.е. во множественном числе), едва ли законодатель имел в виду необходимость получения согласия именно обоих родителей, как полагают некоторые авторыHYPERLINK#sub_161. Поскольку, во-первых, родитель (усыновитель) может быть один, а во-вторых, семейное законодательство исходит из равенства прав и обязанностей родителей в отношении своих детей (см. garantF1://10005807.5900 СК), достаточно одобрения сделки одним из родителей. Никакое другое лицо (бабушка, дедушка, старшие брат или сестра и т.п.) не могут одобрить сделку несовершеннолетнего, если, конечно, это лицо не является его попечителем. Согласие на сделку должно быть получено в письменной форме и может быть дано не только перед или при совершении сделки, но и в последующем (garantF1://10064072.2601 ГК).

Указанное требование одобрения сделки несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет принципиально для юридического качества сделки, но в то же время не стоит преувеличивать его значение. Нарушение данного требования не влечет автоматической недействительности (ничтожности) сделки. Такая сделка является оспоримой: для признания ее недействительности необходим следующий фактический состав:

инициирование родителями (усыновителями) или попечителем судебной процедуры признания ее недействительной;

доказывание ими в суде соответствующих фактов;

положительное решение суда (garantF1://10064072.17501 ГК).

Данное обстоятельство обеспечивает необходимый контраст при противопоставлении друг другу частичной дееспособности лиц от 14 до 18 лет и "недееспособности с исключениями" малолетних.

Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителей, совершать следующее (garantF1://10064072.2602 ГК):

распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами (гонорарами, дивидендами, выигрышем и т.п., а также доходами от предпринимательской деятельности) с учетом установленных ограничений: совершать только те распорядительные сделки, которые не запрещает закон (например, он не вправе распорядиться своими деньгами на случай смерти, т.е. оставить завещание, так как garantF1://10064072.11182 ГК требует, чтобы завещатель был дееспособным в полном объеме); распоряжаться только теми средствами, которые уже получены им или, по крайней мере, причитаются ему, т.е. право требования на которые у него уже возникло (поэтому приобретение несовершеннолетним имущества в кредит в счет заработка, ожидаемого в будущем, требует письменного согласия родителей, усыновителей или попечителя)HYPERLINK#sub_162;

осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими (однако вкладом, внесенным на имя несовершеннолетнего другим лицом (см. garantF1://10064072.842 ГК), несовершеннолетний может распоряжаться только с письменного согласия его законных представителей);

быть членом кооперативных организаций - производственных (garantF1://10064072.107 ГК) и потребительских (garantF1://10064072.116 ГК). Данное право (членства) может быть реализовано только по достижении 16-летия, при этом предоставление такого права предполагает, соответственно, приобретение и самостоятельное осуществление всего комплекса членских прав и обязанностей.

В отличие от малолетних несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут имущественную ответственность по всем совершенным сделкам (как самостоятельно, так и с согласия родителей, усыновителей, попечителя) и за причиненный вред (garantF1://10064072.2603, garantF1://10064072.1074 ГК)HYPERLINK#sub_163. Их ответственность по сделкам ограничивается объемом их имущества. Иное дело - сфера причинения вреда. При отсутствии либо недостаточности доходов или имущества несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет к возмещению вреда (полному или в соответствующей части) привлекаются его родители (усыновители) или попечитель (в том числе попечитель по закону - garantF1://10064072.35004 ГК), однако в отличие от малолетних исключено привлечение к ответственности других лиц - образовательных, воспитательных, лечебных и иных учреждений, не являющихся попечителем (например, школы - ср. с garantF1://10064072.10733 ГК).

Ответственность родителей (усыновителей) или попечителя за вред, причиненный лицом в возрасте от 14 до 18 лет, имеет следующие особенности. Она:

является субсидиарной (т.е. запасной и дополнительной к ответственности несовершеннолетнего - garantF1://10064072.399 ГК);

покоится на вине (т.е. родители, усыновители, попечитель привлекаются к ответственности во всех случаях, если не докажут возникновение вреда не по их вине - garantF1://10064072.10742 ГК);

прекращается с достижением несовершеннолетним (основным ответчиком) совершеннолетия, а также в случаях когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, или до достижения совершеннолетия он приобрел полную дееспособность из-за вступления в брак или эмансипации - соответственно garantF1://10064072.210002 и garantF1://10064072.27 ГК (garantF1://10064072.10743 ГК).

Субсидиарные ответчики отвечают за свою собственную вину, которая состоит в издержках (недостатках) воспитания несовершеннолетнего или контроля (надзора) за ним, поэтому не имеют права регресса (garantF1://10064072.10814 ГК).

Дееспособность совершеннолетних и приравненных к ним граждан. Гражданин РФ может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с наступлением совершеннолетия, т.е. с 18 лет (garantF1://10003000.60 Конституции РФ). Совершеннолетние граждане дееспособны в полном объеме, они самостоятельно совершают любые сделки и несут имущественную ответственность за все свои действия (garantF1://10064072.24 ГК)HYPERLINK#sub_164. Перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, дан в garantF1://12028809.446 ГПК.

Кроме того, garantF1://10064072.0 устанавливает два случая, когда полная дееспособность наступает до совершеннолетия (т.е. "досрочно"). Первый из них был известен и прежде, второй является новеллой действующего ГК.

1. Согласно garantF1://10005807.16 СК брачный возраст определяется совершеннолетием гражданина. При наличии уважительных причин (фактических брачных отношений, беременности невесты, рождения ею ребенка и др.) органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по их просьбе разрешить вступить в брак лицам, достигшим 16-летия (согласно законам субъектов Федерации в исключительных случаях возможно вступление в брак лиц моложе 16 лет). Если в брак вступает несовершеннолетний (оба несовершеннолетних), он приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Для приобретения дееспособности в полном объеме не требуется какой-либо иной (дополнительной) процедуры, кроме заключения брака и его регистрации в органах ЗАГС (garantF1://10064072.4701, garantF1://10064072.4702 ГК). Дееспособность, приобретенная одним (обеими) супругом в полном объеме автоматически, не зависит от того, окажется ли брак расторгнутым до наступления совершеннолетия. И только если брак будет признан недействительнымHYPERLINK#sub_165, суд может (но не обязан) принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности, причем с того момента, который определит сам суд (garantF1://10064072.210002 ГК). Этим моментом могут быть: дата регистрации брака, признанного недействительным; дата признания брака недействительным; другая дата. Решение суда о сохранении за несовершеннолетним дееспособности в полном объеме или об ее утрате зависит от основания недействительности брака.

2. Несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным в порядке эмансипации (garantF1://10064072.27 ГК). Обязательной предпосылкой эмансипации является трудовая или предпринимательская деятельность несовершеннолетнего, в процессе которой он должен доказать свою социальную зрелость для возможности "досрочного" получения дееспособности в полном объеме. Достаточным доказательством такой зрелости наряду с трудовой деятельностью несовершеннолетнего может стать членство в производственном кооперативе, на что справедливо обращают внимание в литературе, учитывая, что ст. 27 ГК оставляет этот вопрос открытымHYPERLINK#sub_166 (между тем правовое регулирование кооперативного труда имеет значительную специфику - см. garantF1://10064631.36000 Закона о кооперативахHYPERLINK#sub_167). Поскольку ГК ничего не говорит о необходимой продолжительности трудовой или предпринимательской деятельности, в литературе высказано мнение о достаточности самого факта заключенного трудового договора или регистрации несовершеннолетнего предпринимателяHYPERLINK#sub_168 (или членства в кооперативе).

Эмансипация в зависимости от отношения к ней со стороны законных представителей несовершеннолетнего может быть двух видов. При условии согласия обоих родителей (усыновителей) или попечителя эмансипация осуществляется органами опеки и попечительства (административная эмансипация). Но если хотя бы одно из этих лиц выступает против эмансипации, несовершеннолетний может обратиться по месту жительства в суд и добиваться судебной эмансипации. Судебная эмансипация осуществляется в порядке особого производства (garantF1://12028809.26215 ГПК). С эмансипацией несовершеннолетний приобретает дееспособность в полном объеме, кроме тех прав и обязанностей, в отношении которых существует возрастной цензHYPERLINK#sub_169. Так, несмотря на приобретение полной дееспособности, несовершеннолетний гражданин (как эмансипированный, так и вступивший в брак до наступления совершеннолетия) не может быть усыновителем: закон требует от последнего именно совершеннолетия (см. garantF1://10005807.13700 СК)HYPERLINK#sub_170.

Ограничение дееспособности гражданина. Ограничение дееспособности гражданина - специальная юридическая мера (санкция). Данная мера не применяется в отношении малолетних ввиду отсутствия у них дееспособности, а также возможности осуществления в отношении данной категории граждан их законными представителями фактической власти. Она применяется только судом и только в отношении граждан, обладающих частичной или полной дееспособностью, т.е. в отношении лиц от 14 до 18 лет (garantF1://10064072.2604 ГК) и совершеннолетних, а также приравненных к ним лиц (garantF1://10064072.30 ГК). Ограничение дееспособности гражданина означает уменьшение его гражданско-правовых возможностей по сравнению с тем, как они предусмотрены законом для соответствующей возрастной группы. Ограничение дееспособности осуществляется в порядке особого производства (garantF1://12028809.26214 ГПК).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет (кроме приобретших дееспособность в полном объеме досрочно в порядке garantF1://10064072.210002 и garantF1://10064072.27 ГК) могут быть ограничены в дееспособности судом по ходатайству их родителей (усыновителей) или попечителя либо органа опеки и попечительстваHYPERLINK#sub_171 при наличии любых достаточных оснований. Такими основаниями могут быть не только пристрастие несовершеннолетнего к алкоголю, наркотикам (ср. с garantF1://10064072.1230 ГК), но и другие вредные привычки, а также неразумная (нерациональная, нецелесообразная), с точки зрения заявителей, трата денег (на азартные игры, компьютерные программы, диски, коллекционирование тех или иных предметов и т.п.) в ущерб решению насущных бытовых вопросов (приобретения одежды, продуктов питания и т.п.). Достаточность основания для ограничения дееспособности несовершеннолетнего зависит от оценки его законных представителей, которая в каждом конкретном случае может быть различной. Правило garantF1://10064072.2604 ГК противоположно по своей направленности и смыслу правилу garantF1://10064072.27 ГК: первое содержит особую меру воспитательного характера и санкцию, второе, напротив, - поощрительную (стимулирующую) меру.

Смысл ограничения дееспособности несовершеннолетних - ограничить или лишить их права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами (garantF1://10064072.26021 ГК). При этом не могут претерпевать ограничений все прочие принадлежащие им права (п. 1 и garantF1://10064072.26022 ГК) и их деликтоспособность (garantF1://10064072.2603 ГК). Выбор между ограничением и лишением права свободно распоряжаться доходами зависит от пожелания заявителя, конкретных обстоятельств дела и усмотрения суда. После ограничения дееспособности заработок (стипендия, иные доходы) несовершеннолетнего на основании решения суда должны выдаваться его родителям (усыновителям) или попечителю (частично или полностью). Соответственно, несовершеннолетний может распоряжаться своими доходами только с согласия родителей (усыновителей) или попечителя (частично или полностью).

Принимая во внимание нерешенность в garantF1://10064072.2604 ГК и в garantF1://12028809.1031 ГПК ряда конкретных вопросов, а также тот факт, что ограничение дееспособности несовершеннолетних касается только граждан в возрасте от 14 до 18 лет, можно предположить, что мера, о которой идет речь в п. 4 ст. 26, действует:

вплоть до приобретения гражданином дееспособности в полном объеме (в том числе приобретения досрочно, в частности, в результате вступления в брак);

вплоть до ее отмены судом;

в течение срока, определенно установленного в решении суда.

Совершеннолетние и приравненные к ним граждане (т.е. полностью дееспособные) могут быть ограничены в дееспособности судом при наличии фактического состава из двух последовательно связанных юридических фактов: злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами; постановка семьи в тяжелое материальное положение (garantF1://10064072.1230 ГК)HYPERLINK#sub_172. Закон не ставит возможность ограничения дееспособности в зависимость от признания гражданина хроническим алкоголиком или наркоманом. Под злоупотреблением гражданином спиртными напитками или наркотическими средствами понимается такое чрезмерное или систематическое их употребление, которое противоречит интересам семьи и влечет за собой непосильные расходы денежных средств на их приобретение, что, в свою очередь, вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение. Примечательно и то, что если семья не получает от гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами, необходимой материальной поддержки либо вынуждена содержать его полностью или частично, то наличие заработка или иных доходов у других членов семьи само по себе не является основанием для отказа в ограничении дееспособности злоупотребляющего гражданинаHYPERLINK#sub_173.

Итак, злоупотребление спиртными напитками и наркотическими средствами раскрывает такие признаки, как чрезмерное, систематическое их употребление (т.е. избыточное и неуемное употребление, в том числе употребление наркотических средств, не обусловленное медицинским назначением), которое в конечном счете ведет к приобретению гражданином устойчивой алкогольной (наркотической) зависимости и к деградации личности. В свою очередь, тяжелое материальное положение семьи следует оценивать не с точки зрения общего ее финансового состояния и наличия у нее других источников дохода, а как неполучение семьей денежных средств от конкретного члена - злоупотребляющего гражданина, в результате чего семья вынуждена содержать его, к тому же тратить свой бюджет на его пагубные пристрастия. Отсюда тяжелое материальное положение - это значительное лишение семьей того, что она могла бы получить, если бы гражданин не злоупотреблял спиртными напитками или наркотическими средствами, такое лишение, которое в конечном счете ведет к ее обнищанию.

Хотя garantF1://10064072.10 ГК, устанавливающая общий запрет на злоупотребление правом, не корреспондирует garantF1://10064072.30 ГК, едва ли есть сомнения в том, что последняя посвящена частному случаю злоупотребления правом - злоупотреблению гражданином правом на распоряжение собственными доходами в ущерб интересам своей семьи. Поскольку закон, ограничивая дееспособность гражданина, не ставит перед собой цель борьбы с пьянством и наркоманией (равно как и наказание пьяницы или наркомана), а лишь защищает имущественные интересы семьи гражданина, то ограничение дееспособности возможно только при наличии двух указанных фактов, связанных между собой как причина (злоупотребление) и следствие (тяжелое материальное положение). Отсутствие одного из них (в частности, пьянство одинокого гражданина или тяжелое материальное положение семьи, не обусловленное злоупотреблением гражданином алкоголем или наркотиками, а вызванное другими причинами, например необходимостью уплаты крупного долга, выплаты алиментов и т.п.) исключает возможность ограничения дееспособности гражданина. Исключают такую возможность и иные обстоятельства, прямо не предусмотренные законом (например, рискованная предпринимательская деятельность, игровые автоматы, азартные игры, ночные клубы, противоположный пол, различные хобби - вполне безобидные по существу, но при этом весьма затратные и т.п.). И хотя такие "увлечения" и "пристрастия" могут быть для семьи ничуть не менее накладными, чем злоупотребление упомянутыми в ст. 30 ГК спиртными напитками или наркотическими средствами, гражданин тем не менее во всех этих и других случаях не может быть ограничен в дееспособности. Дело в том, что:

закон позволяет ограничивать дееспособность только в случаях и в порядке, установленных законом (garantF1://10064072.2201 ГК);

редакция garantF1://10064072.30 ГК и исключительный характер формулируемого ею правила не позволяют расширительно толковать основания ограничения дееспособности гражданина;

использованию в данном случае аналогии закона (garantF1://10064072.60001 ГК) препятствует как особое существо дееспособности гражданина, так и отсутствие сходного урегулированного отношения.

Ограничение дееспособности совершеннолетних и приравненных к ним граждан сводится к ограничению одной лишь сделкоспособности, в результате чего они не могут самостоятельно без согласия попечителя продавать, дарить, завещать, обменивать, покупать имущество, совершать другие сделки по распоряжению имуществом (кроме мелких бытовых), самостоятельно получать заработную плату, пенсию и другие виды доходов (авторский гонорар, суммы, причитающиеся за выполнение работ по договору подряда, другие вознаграждения, всякого рода пособия и т.п.) и распоряжаться своими доходами (garantF1://10064072.3012, garantF1://10064072.3013 ГК; garantF1://10004909.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 4). Поскольку лица, ограниченные в дееспособности, могут самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки, их самостоятельность в гражданском обороте уступает даже возможностям лиц от 6 до 14 лет (ср. с garantF1://10064072.2802 ГК); одновременно поскольку с согласия попечителя они могут совершать и другие сделки, в этом они сопоставимы с лицами от 14 до 18 лет (ср. с garantF1://10064072.2601 ГК).

Если гражданин, ограниченный в дееспособности, совершает сделку без согласия своего попечителя, такая сделка является оспоримой, она может быть признана недействительной судом по иску попечителя (garantF1://10064072.176 ГК)HYPERLINK#sub_174. Однако ограничение дееспособности не затрагивает деликтоспособность: гражданин, ограниченный в дееспособности, самостоятельно несет ответственность по совершенным сделкам и за причиненный вред (garantF1://10064072.3013, garantF1://10064072.1077 ГК). Ограничение дееспособности гражданина не препятствует вступлению в брак, но оно (в том числе ограничение дееспособности одного из супругов) препятствует усыновлению детей (garantF1://10005807.13700 СК).

Решение суда об ограничении дееспособности отменяется лишь при наличии достаточных данных, свидетельствующих о том, что гражданин прекратил злоупотреблять спиртными напитками или наркотическими средствами, а также если перестала существовать его семья (развод, смерть, разделение семьи) и, следовательно, отпала обязанность данного гражданина предоставлять средства на ее содержание (garantF1://10004909.11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 4). На основании решения суда отменяется установленное над гражданином попечительство (garantF1://10064072.3020 ГК).

Признание гражданина недееспособным. Граждане, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами, предусмотренными garantF1://10003000.602 и законами РФ. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, не может быть только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения - оно допускается лишь в случаях, предусмотренных законами РФ. При реализации гражданином своих прав и свобод требования предоставления сведений о состоянии его психического здоровья либо обследования врачом-психиатром возможны лишь в случаях, установленных законами РФHYPERLINK#sub_175. Тем не менее психическое расстройство гражданина может быть причиной ограничения его правоспособностиHYPERLINK#sub_176 или признания недееспособным.

Гражданин может быть признан недееспособным, если вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими (garantF1://10064072.2901 ГК). Отсюда отнюдь не всякое психическое расстройство, даже вполне очевидное для окружающих и бесспорное для неспециалистов (в том числе диагноз и особенности течения болезни в каждом конкретном случае), может стать достаточной причиной признания гражданина недееспособным. Психическое расстройство должно быть таким, при котором гражданин либо не может понимать значения своих действий; либо хотя и может понимать значение своих действий, но не может руководить ими, при этом то и (или) другое препятствуют его полноценному участию в гражданском обороте (следовательно, расстройство должно быть не временным, а постоянным, устойчивым).

Признание гражданина недееспособным возможно только по решению суда, принятому в порядке особого производства на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы (garantF1://12028809.26214, garantF1://12028809.1031 ГПК)HYPERLINK#sub_177. Заключение врача другой специальности о состоянии психического здоровья гражданина носит предварительный характер и не является основанием для решения вопроса об ограничении его прав и законных интересов, а также для предоставления гарантий, предусмотренных законом для лиц, страдающих психическими расстройствами.

В силу судебного решения гражданин лишается дееспособности, т.е. не может самостоятельно совершать сделки и нести ответственность за свои действия. Цель признания недееспособным - обеспечить защиту имущественных и личных прав и интересов психически нездорового гражданина, а также его семьи. От имени гражданина, признанного недееспособным, все сделки совершает его опекун (garantF1://10064072.2902 ГК); таким образом, сделкоспособность лица, признанного недееспособным, "равна нулю", ибо закон не делает на этот счет даже минимальных исключений (ср. с garantF1://10064072.2802, garantF1://10064072.3012 ГК). Соответственно все сделки, самостоятельно совершенные гражданином, признанным недееспособным, являются недействительными (ничтожными) и требуют применения двусторонней реституции, т.е. возврата всего полученного сторонами в первоначальное положение, а при невозможности возврата полученного в натуре - возмещения его стоимости в деньгах (garantF1://10064072.17101, garantF1://10064072.171012 ГК)HYPERLINK#sub_178. Поскольку закон признает такие сделки негодным юридическим фактом (не порождающим нормальных гражданско-правовых последствий), недееспособный гражданин не несет ответственности по совершенным им сделкам, однако его дееспособный контрагент должен возместить ему реальный ущерб, если он знал или должен был знать о его недееспособности (garantF1://10064072.171013 ГК).

Гражданин, признанный судом недееспособным, не отвечает и за причиненный им вред: такой вред возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор (в частности, психиатрическая больница), во всех случаях, если не докажут, что вред возник не по их вине (garantF1://10064072.10761 ГК). Указанные лица, таким образом, отвечают на началах вины, а поскольку они отвечают за свою собственную вину, которая состоит в недостатках контроля (надзора) за недееспособным гражданином, то несут ответственность по возмещению вреда даже при последующем признании недееспособного причинителя вреда дееспособным (garantF1://10064072.10762) и лишены права регресса (garantF1://10064072.1081 ГК). При эффективном доказывании опекуном того, что неблагоприятные последствия возникли не по его вине, риск убытков падает на потерпевшего от действий недееспособного или на третье лицо (в частности, страховщика). Недееспособный гражданин может быть субъектом обязанности по возмещению причиненного им вреда только на основании garantF1://10064072.10763.

Признание гражданина недееспособным влечет и другие правовые последствия. Так, недееспособность препятствует вступлению в брак и является основанием для расторжения существующего брака в упрощенном порядке (т.е. в органах ЗАГС). Недееспособность гражданина (в том числе недееспособность одного из супругов) - основание, препятствующее усыновлению детей.

Если основания для признания гражданина недееспособным отпали (например, в результате лечения удалось снять фазу обострения и добиться устойчивой ремиссии), суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека (garantF1://10064072.3020 ГК).

§ 3. Опека, попечительство и смежные с ними институты

Общие положения. Опека и попечительство устанавливаются в отношении недееспособных или не полностью дееспособных граждан (подопечных), в частности несовершеннолетних, при отсутствии у них родителей, усыновителей, лишении родителей родительских прав, а также в случаях когда несовершеннолетние остались без родительского попечения. Опека и попечительство обеспечивают защиту прав и интересов подопечных (при этом опекуны и попечители выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми лицами, в том числе в судах без специального полномочия), а если речь идет о несовершеннолетних подопечных - также их воспитание. Сегодня правила об опеке и попечительстве предусмотрены ГК, а также законодательством о браке и семье (garantF1://10064072.31 ГК, garantF1://10005807.620 СК), которое находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (ср. garantF1://10003000.7116" подп. "о и garantF1://10003000.7211" подп. "к Конституции РФ)HYPERLINK#sub_179. Опека и попечительство устанавливаются органами опеки и попечительства, которые взаимодействуют с судебными органами и осуществляют контроль по месту жительства подопечных за деятельностью их опекунов и попечителей (garantF1://10064072.34 ГК). С 1 января 2008 г. органы опеки и попечительства будут относиться к органам исполнительной власти субъекта Федерации (а не местного самоуправления, как было прежде). В качестве опекунов (попечителей) могут выступать следующие субъекты (garantF1://10064072.35 ГК).

1. Совершеннолетние дееспособные граждане, не лишенные родительских прав, согласившиеся быть опекунами (попечителями), обладающие необходимыми нравственными и иными личными качествами и способные к выполнению таких обязанностей, а также проживающие по месту жительства подопечного, а при наличии заслуживающих внимания обстоятельств - независимо от этого (при назначении опекуна или попечителя учитываются также отношения, существующие между ним и подопечным, желание подопечного учитывается по возможности). Назначение опекуна (попечителя) может быть обжаловано в суде заинтересованными лицами. Особые требования предъявляются к опекунам (попечителям) несовершеннолетних: таковыми не могут быть лица, лишенные родительских прав, больные хроническим алкоголизмом или наркоманией, отстраненные от выполнения обязанностей опекунов (попечителей), ограниченные в родительских правах, бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине, а также лица, которые по состоянию здоровья (список заболеваний устанавливает Правительство РФ) не могут осуществлять обязанности по воспитанию ребенка (garantF1://10005807.13700, garantF1://10005807.16000, garantF1://10005807.14603 СК).

2. Опекуны (попечители) по закону - воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения и другие аналогичные учреждения (в отношении находящихся или помещенных в них граждан)HYPERLINK#sub_180. При помещении подопечного в подобное учреждение орган опеки и попечительства освобождает назначенных опекунов (попечителей) от исполнения обязанностей, если это не противоречит интересам подопечного (garantF1://10064072.39012). В то же время детям, находящимся на полном государственном попечении в подобных учреждениях, опекуны (попечители) не назначаются. Выполнение их обязанностей возлагается на администрации этих учреждений. Временное нахождение ребенка в таком учреждении не прекращает прав и обязанностей его опекуна (попечителя) (п. 1 ст. 147 СК).

3. Орган опеки и попечительства (временно, если опекун или попечитель не назначены в течение одного месяца).

4. Другие лица. Так, ст. 153 СК упоминает приемных родителей - лиц, заключивших с органами опеки и попечительства срочный возмездный договор о воспитании ребенка (детей). Такие лица в отношении принятого на воспитание ребенка (детей) обладают правами и обязанностями опекунов (попечителей).

Опека и попечительство устанавливаются при наличии необходимых на то предпосылок (решения суда о признании гражданина недееспособным или ограничении его дееспособности, а в отношении несовершеннолетних - обстоятельств, указанных в garantF1://10064072.3103 ГК)HYPERLINK#sub_181. Опекуны и попечители действует на основании административного акта - решения (постановления) органа опеки и попечительства о назначении их опекунами или попечителями (с учетом правил об опеке и попечительстве по закону - garantF1://10064072.35004 и о переходе опеки в попечительство - garantF1://10064072.4002 ГК). Опекуны и попечители исполняют свои обязанности безвозмездно, кроме случаев, предусмотренных законом. Они обязаны заботиться о содержании своих подопечных, об обеспечении их уходом, лечением, защищать их права и интересы (кроме совершеннолетних подопечных, ограниченных в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами). Опека и попечительство в отношении несовершеннолетних подопечных могут быть только безвозмездными (п. 5 ст. 150 СК). Опекуны и попечители должны заботиться о их обучении и воспитании и проживать с ними совместно. Раздельное проживание возможно с разрешения органа опеки и попечительства только при достижении подопечным 16-летнего возраста и при условии, что это не отразится неблагоприятно на его воспитании и защите его прав и интересов. Предпосылками для этого могут стать учеба или работа подопечного вне места жительства попечителя (garantF1://10064072.36 ГК). Опекуны и попечители обязаны расходовать доходы подопечного (пособие, пенсию, алименты, заработок, стипендию и др., в том числе доходы от управления имуществом, в частности в виде полученных дивидендов, - garantF1://10064072.38 ГК) исключительно в интересах подопечного и с предварительного согласия органа опеки и попечительства. Такое согласие не требуется только при производстве необходимых для содержания подопечного расходов за счет сумм его дохода (питание, одежда и т.п.). Опекуны не вправе совершать (а попечители - санкционировать) всякие сделки по отчуждению или уменьшению имущества подопечного, они (а также их супруги и близкие родственники) не вправе совершать сделки с подопечными (кроме передачи ему имущества в качестве дара или в безвозмездное пользование), а также представлять подопечного в его взаимоотношениях с супругом опекуна или попечителя и их близкими родственниками (garantF1://10064072.37 ГК).

Опекуны (попечители) освобождаются от исполнения обязанностей:

при возвращении несовершеннолетнего его родителям или усыновлении (во всяком случае);

при замене обычной опеки или попечительства на опеку или попечительство по закону и передаче подопечного под опеку или попечительство соответствующих учреждений (если это не противоречит интересам подопечного);

по просьбе опекуна или подопечного (при наличии уважительных причин).

Опекуны (попечители) отстраняются от исполнения обязанностей при ненадлежащем их выполнении, в частности при использовании опеки или попечительства в корыстных целях или оставлении подопечного без надзора и необходимой помощи, а также по другим причинам, в том числе не связанным с виной (например, из-за неопытности) (garantF1://10064072.39 ГК).

Опека и попечительство, имеющие ряд отмеченных выше общих черт, "не пересекаются" друг с другом (не могут существовать одновременно в отношении одного и того же гражданина). Различия между опекой и попечительством предопределяются наличием или отсутствием у подопечного дееспособности и сводятся к следующему.

Особенности опеки и попечительства. Опека устанавливается в отношении недееспособных граждан: совершеннолетних, признанных судом недееспособными вследствие психического расстройства, и малолетних (лиц до 14 лет).

Основная функция опекунов душевнобольных - забота об их здоровье и обеспечение необходимой медицинской помощью.

Основная функция опекунов малолетних - воспитание и обеспечение полноценного развития (питание, лечение, образование, отдых и др.).

Опекуны являются представителями подопечных в силу закона, они заменяют их в гражданском обороте: совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки (garantF1://10064072.32 ГК) и несут ответственность за действия подопечного (garantF1://10064072.2803, garantF1://10064072.10731, garantF1://10064072.10732, garantF1://10064072.1076 ГК).

Опека прекращается:

при вынесении судом решения о признании совершеннолетнего подопечного дееспособным;

с достижением малолетним подопечным возраста 14 лет, при этом опекун автоматически становится его попечителем (garantF1://10064072.40010, garantF1://10064072.4002 ГК).

Попечительство устанавливается в отношении ограниченно и частично дееспособных граждан: совершеннолетних, ограниченных судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Обязанности попечителя являются более узкими и ограничиваются (garantF1://10064072.33 ГК):

дачей согласия на совершение тех сделок, которые подопечные не вправе совершать самостоятельно;

оказанием подопечным содействия в осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей;

охраной подопечных от злоупотреблений со стороны третьих лиц.

Основная функция попечителей несовершеннолетних граждан (как и малолетних) состоит в их воспитании и обеспечении полноценного развития.

Основная функция попечителей совершеннолетних граждан, ограниченных судом в дееспособности, сводится к контролю за распоряжением их заработком и имуществом.

Попечители не несут ответственности по сделкам подопечных, а за причинение подопечными вреда могут привлекаться к субсидиарной ответственности, если подопечным является несовершеннолетний (garantF1://10064072.2603, garantF1://10064072.3013, garantF1://10064072.10742 ГК).

В отличие от опекуна попечитель не заменяет в гражданском обороте подопечного, а лишь помогает ему самостоятельно и полноценно выступать в нем, т.е. не является его законным представителем в гражданских (материальных) правоотношениях и представляет его только в гражданско-процессуальных правоотношениях.

Попечительство прекращается:

при отмене ограничений дееспособности подопечного;

с достижением несовершеннолетним подопечным совершеннолетия;

при вступлении несовершеннолетнего подопечного в брак;

при эмансипации несовершеннолетнего подопечного (garantF1://10064072.40010, garantF1://10064072.4003 ГК).

Управление имуществом подопечного. Доверительное управление имуществом подопечного не отменяет и не заменяет опеку или попечительство, а выступает в качестве параллельного и дополнительного юридического средства обеспечения имущественных интересов подопечных в тех случаях, когда часть их имущества требует управления, которое нельзя обеспечить в рамках обычной опеки или попечительства (например, из-за отсутствия у опекуна или попечителя специальных знаний или географической удаленности имущества). Именно поэтому опекуны и попечители сохраняют свои полномочия только в отношении той части имущества подопечного, которая не передана в доверительное управление и не обособлена для этих целей от прочего его имущества. Они также сохраняют свои полномочия в отношении доходов от доверительного управления имуществом (абз. 1 п. 1 ст. 37, garantF1://10064072.3801 ГК). К тому же доверительное управление имуществом - универсальное юридическое средство, которое применяется не только в связи с опекой и попечительством, но и за их рамками (см., в частности, garantF1://10064072.4301, garantF1://10064072.1173 ГК).

Управление имуществом подопечного необходимо при наличии двух совокупных условий:

в отношении недвижимого и ценного движимого имущества (например, предприятия, земельного участка, доли в уставном или складочном капитале хозяйственного общества или товарищества, ценных бумаг и др. - garantF1://10064072.130 ГК);

если такое имущество требует постоянного управления (что следует из буквального толкования правила garantF1://10064072.38 ГК и использованной в ней связки "при необходимости").

При наличии этих двух условий орган опеки и попечительства должен: определить кандидатуру управляющего и заключить с ним договор о доверительном управлении таким имуществом (подробнее об этом договоре см. garantF1://10064072.2053 ГК). Сторонами такого договора будут учредитель доверительного управления (орган опеки и попечительства) и доверительный управляющий. Последним (поскольку речь идет об управлении имуществом по основанию, предусмотренному законом, - garantF1://10064072.38, garantF1://10064072.10261 ГК) может быть любое лицо, в том числе гражданин, а также любая организация (кроме учреждения, государственного органа или органа местного самоуправления - см. garantF1://10064072.10151 ГК). Подопечный в рамках этого договора является выгодоприобретателем. Доверительное управление имуществом подопечного, основанное на возмездном договоре, является возмездным (garantF1://10064072.10161, garantF1://10064072.21023 ГК).

Согласно garantF1://10064072.38002 ГК доверительное управление прекращается по основаниям, предусмотренным законом для прекращения договора о доверительном управлении имуществом (garantF1://10064072.21024 ГК), а также в случаях прекращения опеки и попечительства. Кстати, поскольку в п. 2 ст. 38 речь идет о прекращении именно опеки и (а не или) попечительства, доверительное управление не может прекратиться в связи с автоматическим переходом от опеки к попечительству (garantF1://10064072.4002 ГК), а значит, известные на этот счет сомненияHYPERLINK#sub_182 беспочвенны.

Патронаж. Закон рассматривает патронаж в качестве специальной формы попечительства (garantF1://10064072.4101, а также абз. 2 п. 4 ст. 41 ГК), что встречает обоснованное возражение со стороны тех авторов, которые предлагают считать его самостоятельным правовым способом оказания помощиHYPERLINK#sub_183.

Патронаж устанавливается в отношении совершеннолетних дееспособных граждан, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности. Учитывая эту особенность подопечного, патронажная помощь опирается не на предписания закона (что характерно для опеки и попечительства), а на волю подопечного и на его договорные отношения с помощником. Патронаж устанавливается органами опеки и попечительства только с согласия подопечного и прекращается по его требованию (garantF1://10064072.4101, garantF1://10064072.4102, garantF1://10064072.4104 ГК). Он может быть безвозмездным и возмездным. Так, вознаграждение помощнику может выплачиваться в виде передачи ему в пользование жилого помещения, принадлежащего подопечному, или в виде оказания ему встречных услуг (например, консультационных или образовательных). В этом случае договорные отношения патронажа носят смешанный характер и включают в себя элементы других договоров (в частности, имущественного найма или оказания услуг).

При оказании помощи подопечному помощник осуществляет разнообразные юридические и фактические действия. Для совершения обычных сделок, направленных на содержание и удовлетворение бытовых потребностей подопечного, достаточно согласия последнего, однако для совершения распорядительных сделок с имуществом подопечного между ним и помощником заключается договор поручения или доверительного управления (garantF1://10064072.4103 ГК). Подробнее об этих договорах см. garantF1://10064072.2049 и garantF1://10064072.2053 ГК. Патронаж устанавливается в условиях фактического отсутствия у подопечного других помощников. Установлению патронажа не препятствует наличие у него детей или других родственников (в том числе обязанных помогать ему по закону). Наличие у подопечного полной дееспособности означает возможность самостоятельного совершения им любых действий (без посторонней помощи, а тем более санкции).

§ 4. Безвестное отсутствие и юридическая смерть

Общие положения. Право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства - одно из неотчуждаемых конституционных прав и свобод человека. Гражданский кодекс не регулирует вопросы передвижения и выбора места пребывания и жительства как таковые - он только:

защищает соответствующие права в случае их нарушения (garantF1://10064072.20002, garantF1://10064072.150);

предусматривает определенные гражданско-правовые последствия в отношении случаев длительного отсутствия гражданина в месте его жительства, которые могут вызвать неопределенность в его имущественных и личных отношениях.

В связи с последним гражданскому праву традиционно известны институты признания гражданина безвестно отсутствующим (см. garantF1://10064072.42 ГК) и объявления гражданина умершим (garantF1://10064072.45 ГК).

Между этими институтами есть общие черты. Так, основанием обращения к тому и другому институту являются длительность отсутствия гражданина в месте его жительства и неопределенность, которую испытывают в связи с этим имущественные и личные правоотношения с его участием. С одной стороны, данные правоотношения продолжают существовать, но с другой - никто не знает, жив или нет участвующий в них гражданин. Если данный гражданин жив, его имущество нуждается в охране, а связанные с ним лица - в обеспечении за счет данного имущества. Если же гражданин мертв, все правоотношения с его участием прекращаются, его имущество переходит к наследникам, поскольку заинтересованные лица должны иметь возможность предъявить к последним требования, которые они имели в отношении умершего гражданина. В связи с этим основная функция, которую выполняет тот и другой институт, состоит в стабилизации имущественных и личных отношений.

Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление его умершим осуществляется в порядке особого судебного производства (garantF1://10064072.42, garantF1://10064072.45001 ГК; garantF1://12028809.26213, garantF1://12028809.1030 ГПК). Соответствующее решение суда отменяется в случае явки или обнаружения места пребывания гражданина (garantF1://10064072.44, garantF1://10064072.4601 ГК). Поскольку признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление его умершим связаны с длительным отсутствием гражданина в месте его жительства, правила исчисления срока длительного отсутствия (см. garantF1://10064072.42012 ГК) являются общими и применяются к случаям не только признания гражданина безвестно отсутствующим, но и объявления его умершим (garantF1://10064072.60001 ГК). Данный срок начинает течь:

со дня получения последних сведений об отсутствующем гражданине;

с 1-го числа месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем гражданине (при невозможности установления точного дня получения последних сведений);

с 1 января года, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем гражданине (при невозможности установления точного месяца получения последних сведений).

Вместе с тем данные институты, несмотря на отмеченное сходство, не зависят друг от друга: признание гражданина безвестно отсутствующим не является необходимой предпосылкой последующего объявления его умершим, кроме того, они покоятся хотя и на сходных, но не тождественных фактических составах и порождают разные последствия.

Признание гражданина безвестно отсутствующим. Признание гражданина безвестно отсутствующим покоится на фактическом составе, который образуют следующие юридические факты:

фактическое отсутствие гражданина в месте его жительства;

длительное (в течение одного года) отсутствие сведений о месте его пребывания и невозможность получения таких сведений при помощи различных мер - фактических и юридических (в том числе предусмотренных процессуальным законодательством);

обращение заинтересованных лиц в суд;

решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующимHYPERLINK#sub_184.

Для признания гражданина безвестно отсутствующим закон устанавливает один год отсутствия сведений о месте его пребывания в месте жительства.

Признание гражданина безвестно отсутствующим влечет специфические последствия - имущественные и личные. Так, имущество безвестно отсутствующего, требующее постоянного управления, передается в доверительное управление лицу, определяемому органом опеки и попечительства, при этом между доверительным управляющим и органом опеки и попечительства заключается договорHYPERLINK#sub_185. Из этого имущества выдается содержание тем лицам, которых безвестно отсутствующий обязан содержать, а также погашается задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего гражданина.

Доверительное управление имуществом может быть установлено не только после, но и до признания гражданина безвестно отсутствующим (garantF1://10064072.4301, garantF1://10064072.4302 ГК).

Согласно garantF1://10064072.4303 ГК среди других последствий признания гражданина безвестно отсутствующим - прекращение действия доверенности, выданной им или ему (garantF1://10064072.1886, garantF1://10064072.1887 ГК), а также право его супруга расторгнуть брак в органах ЗАГС независимо от наличия общих несовершеннолетних детей (расторжение брака и выдача свидетельства о его расторжении производятся органом ЗАГС по истечении месяца со дня подачи заявления о расторжении брака - garantF1://10005807.1902, garantF1://10005807.1903 СК). Признание безвестно отсутствующими родителей ребенка исключает его согласие на усыновление (garantF1://10005807.130 СК). Признание безвестно отсутствующим работника или работодателя - основание для прекращения трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон (garantF1://12025268.836 ТК). При признании гражданина безвестно отсутствующим его семья приравнивается к семье умершего кормильца, соответственно, иждивенцы из числа нетрудоспособных членов семьи имеют право на трудовую пенсию, а один из членов его семьи (в частности, один из родителей или супруг) имеет право на трудовую пенсию не зависимо от наличия у него статуса иждивенца (garantF1://12025146.901 Закона о трудовых пенсияхHYPERLINK#sub_186).

В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим, суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим; на основании данного решения отменяется и управление его имуществом. Расторгнутый с ним брак может быть восстановлен органом ЗАГС: по совместному заявлению супругов (т.е. брак не восстанавливается автоматически); если другой супруг не вступил в новый брак (garantF1://10005807.26 СК).

Объявление гражданина умершим. Объявление гражданина умершим покоится на фактическом составе, который образуют следующие юридические факты:

фактическое отсутствие гражданина в месте его жительства;

длительное отсутствие сведений о месте его пребывания и невозможность получения таких сведений при помощи различных мер - фактических и юридических (в том числе предусмотренных процессуальным законодательством);

обращение заинтересованных лиц в суд;

решение суда об объявлении гражданина умершим.

Объявление гражданина умершим покоится на презумпции смерти (т.е. предположении, что отсутствующий гражданин мертв). В garantF1://10064072.4503 ГК говорится именно о дне предполагаемой гибели. Для объявления гражданина умершим закон устанавливает три срока.

1. Общим является пятилетний срок отсутствия сведений о месте его пребывания в месте жительства (против трех лет по прежнему законодательству).

2. Если гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью (различные стихийные бедствия) или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая (различные крушения и катастрофы, взрывы и террористические акты), этот срок сокращается до шести месяцев (garantF1://10064072.45001 ГК). Так, если удалось установить, что гражданин проживал в доме, разрушенном землетрясением, или покупал билет на морское (воздушное) судно, потерпевшее крушение, при этом в ходе поисково-спасательных работ он не был обнаружен в числе спасшихся, но не было обнаружено (идентифицировано) и его тело, то для объявления данного гражданина умершим нет смысла дожидаться истечения общего (пятилетнего) срокаHYPERLINK#sub_187.

3. Если гражданин (военнослужащий или гражданское лицо) пропал без вести в связи с военными действиями, он может быть объявлен умершим не ранее чем через два года со дня окончания военных действий (garantF1://10064072.45002 ГК). Оригинальность данного правила связывается с тем, что военные действия - не только причина гибели многих людей (военных и гражданских), но и серьезное препятствие установлению их местонахождения, а также явке (вследствие массовых переселений гражданского населения, насильственного захвата, пленения и т.п.). Именно поэтому закон исходит из того, что гражданин, пропавший без вести в условиях военных действий, вплоть до истечения двух лет со дня их окончания не может быть объявлен умершим.

На основании решения суда об объявлении гражданина умершим орган ЗАГС выдает свидетельство о смерти. Однако если фактическая смерть прекращает правоспособность, то объявление гражданина умершим правоспособности не прекращает: последняя либо уже прекратилась в момент фактической смерти гражданина, объявленного умершим, либо не прекратилась вообще, если объявленный умершим гражданин в действительности жив. Объявление судом гражданина умершим влечет те же правовые последствия, что и смерть (garantF1://10064072.1113 ГК). Его имущество переходит к наследникам по завещанию (при наличии такового) или по закону (при наличии таковых) либо оно переходит как выморочное имущество в собственность РФ (garantF1://10064072.1151 ГК).

Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. Однако при объявлении умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти день предполагаемой гибели (garantF1://10064072.4503 ГК). Соответственно, день вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим или день его предполагаемой гибели определяют время открытия наследства (garantF1://10064072.11141 ГК). Объявление гражданина умершим влечет не только имущественные последствия, но и личные. Так, объявление умершим работника или работодателя - основание для прекращение трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон (garantF1://12025268.836 ТК). Объявление умершим супруга - основание для прекращения брака (garantF1://10005807.1400 СК).

В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, объявленного умершим, суд отменяет решение об объявлении его умершим, а органы ЗАГС аннулируют запись о его смерти. Такой гражданин имеет право на восстановление в имущественных правах (в частности, в праве собственности). В связи с этим закон устанавливает два правила.

1. Гражданину должно быть возвращено имущество, которое перешло к другим лицам безвозмездно (garantF1://10064072.4602 ГК). Данное правило применяется независимо от времени явки гражданина, объявленного умершим, однако после его явки оно эффективно с учетом правил о погашающей силе исковой давности (garantF1://10064072.1012 ГК). Оно касается: любых безвозмездных сделок, по которым имущество гражданина, объявленного умершим, было кем-то приобретено (в частности, наследования); любого безвозмездного приобретателя независимо от его добросовестности; только того имущества, которое сохранилось в натуре, а кроме того, может быть индивидуализировано среди прочего имущества приобретателя.

С учетом этого законодатель (garantF1://10064072.4602 ГК) решил определенный - вещно-правовой - вопрос и рассмотрел частный случай виндикации (garantF1://10064072.301 ГК), т.е. истребования лицом, ранее объявленным умершим, своего индивидуально-определенного имущества, сохранившегося в натуре и приобретенного ответчиком по безвозмездному основанию. Именно поэтому причина исключения, предусмотренного garantF1://10064072.4602 ГК для добросовестных приобретателей денег и предъявительских ценных бумаг, объясняется сложностью индивидуализации (распознавания) и повышенной оборотоспособностью такого имущества, а также необходимостью доверия к нему и соображениями устойчивости гражданского оборота. Однако устанавливая такое исключение, законодатель едва ли имел в виду невозможность предъявления явившимся гражданином обязательственного иска и его удовлетворения. Сам по себе факт явки гражданина - достаточное основание для возникновения на стороне приобретателя его имущества (взять того же наследника) как незаконного владения (индивидуально-определенной вещью), так и неосновательного обогащения (если речь идет о родовом имуществе, в частности деньгах, которые были получены по наследству или впоследствии в качестве выручки от реализации имущества, перешедшего по наследству). Именно поэтому, если речь идет об имуществе, не сохранившемся в натуре к моменту явки гражданина, равно как и о всяком родовом имуществе вообще, возможности предъявления требований по поводу такого имущества законодатель не исключает, но оставляет решение этого вопроса за рамками ст. 46 ГК. Эффективность таких требований определяют условия предъявления и удовлетворения соответствующих обязательственных исков (garantF1://10064072.2059, garantF1://10064072.2060 ГК).

2. Возмездный приобретатель имущества гражданина, объявленного умершим, должен вернуть последнему спорное имущество в натуре при доказанности его недобросовестности, т.е. если доказано, что, приобретая имущество, он знал, что гражданин, объявленный умершим, в действительности живHYPERLINK#sub_188. Если недобросовестность приобретателя имущества не доказана, он предполагается добросовестным и, следовательно, становится собственником имущества на основании фактического состава из следующего набора юридических фактов: объявление собственника имущества умершим; добросовестность; возмездность (приобретения имущества). Соответственно, правило garantF1://10064072.460202 ГК отдает предпочтение интересам добросовестного возмездного приобретателя и возлагает риск утраты имущества на гражданина, объявленного умершимHYPERLINK#sub_189. Если имущество не сохранилось в натуре, недобросовестный возмездный приобретатель должен возместить его стоимость, что исключается в отношении добросовестного возмездного приобретателя.

При возврате индивидуально-определенного имущества явившемуся гражданину необходимые расчеты (доходы, затраты, улучшения) во всех случаях регулирует garantF1://10064072.303 ГК.

Закон предусматривает и иные последствия явки гражданина, объявленного умершим. В частности, органы ЗАГС могут восстановить его брак при наличии двух совокупных условий: по совместному заявлению супругов (т.е. брак не восстанавливается автоматически); если другой супруг не вступил в новый брак (garantF1://10005807.26 СК).

§ 5. Предпринимательская деятельность гражданина

Общие положения. Предпринимательская деятельность гражданина - частный случай предпринимательской деятельности вообще, включенной в предмет гражданско-правового регулирования и отнесенной к ведению гражданского законодательства (garantF1://10064072.2001 ГК), а право на ее осуществление - один из элементов содержания правоспособности гражданина (garantF1://10064072.18 ГК)HYPERLINK#sub_190. Граждане, работающие по трудовому договору, не являются предпринимателями, поскольку их деятельность не содержит необходимых признаков. Гораздо больше оснований считаться предпринимателями и предпосылок для государственной регистрации в качестве субъектов предпринимательской деятельности у тех граждан, чья деятельность основывается на гражданско-правовых договорах (в частности, подряда, возмездного оказания услуг - garantF1://10064072.2037, garantF1://10064072.2039 ГК). Предпринимательская право- и дееспособность у гражданина возникают одновременно: право на предпринимательскую деятельность может быть реализовано им только самостоятельно, а потому исключены случаи, когда бы возможности правоспособного, но еще не дееспособного гражданина "дополнялись бы" возможностями дееспособных его законных представителей. Закон не определяет момент возникновения этой единой предпринимательской праводееспособности, но вполне определенно говорит о том, что осуществлять предпринимательскую деятельность (и регистрироваться в качестве предпринимателя) могут и несовершеннолетние, для чего необходимо нотариально удостоверенное согласие их родителей (усыновителей) или попечителя либо соответствующие документы, подтверждающие возникшую у них в полном объеме дееспособность (garantF1://12023875.221018" подп. "з уже упоминавшегося Закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"). Если также принять во внимание, что предпринимательская деятельность гражданина, достигшего 16 лет, - одна из предпосылок его эмансипации, то, не обсуждая сейчас ряд сопутствующих актуальных вопросов, следует признать, что предпринимательская право-дееспособность гражданина возникает с согласия родителей, усыновителей или попечителя с 14 лет.

Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (garantF1://10064072.2301 ГК). Глава крестьянского (фермерского) хозяйства признается предпринимателем с момента государственной регистрации хозяйства (garantF1://10064072.2302 ГК). К предпринимательской деятельности гражданина по общему правилу применяются правила ГК, которые регулируют деятельность юридических лиц - коммерческих организаций (garantF1://10064072.2303, а также garantF1://10064072.1004).

Однако гражданин может осуществлять предпринимательскую деятельность и посредством создания юридического лица - правосубъектной коммерческой организации. Независимо от того, является он единственным ее участником или объединяется с другими лицами, он во всяком случае не может оставаться собственником имущества, предназначенного для ведения коммерческого предприятия (бизнеса):

такое имущество должно быть обособлено от имущества гражданина и передано в собственность коммерческой организацииHYPERLINK#sub_191.

Государственную регистрацию индивидуальных предпринимателей (далее - граждан-предпринимателей) и крестьянских (фермерских) хозяйств осуществляет уполномоченный федеральный орган исполнительной власти. Таким органом является Федеральная налоговая служба Минфина России (ФНС России) и ее территориальные органы (см. garantF1://12037054.11012 Положения о федеральной налоговой службеHYPERLINK#sub_192). Государственная регистрация гражданина-предпринимателя основывается на его заявлении и решении регистрирующего органа и сопровождается включением данных о гражданине в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей, который ведется на бумажном и электронном носителях, содержит установленный законом перечень сведений и является открытым и общедоступным для ознакомления, за исключением отдельных сведений, доступ к которым ограниченHYPERLINK#sub_193.

Государственная регистрация гражданина-предпринимателя осуществляется по месту его жительства в течение пяти рабочих дней со дня предоставления необходимых документов (в том числе заявления, копии документа, удостоверяющего личность, документа об уплате государственной пошлины, а также некоторых других документов, если заявитель является иностранцем или несовершеннолетним). Моментом регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей. Государственной регистрации подлежат также изменения сведений о гражданине-предпринимателе и прекращение им деятельности в этом качестве. Перемена места жительства гражданина-предпринимателя требует внесения соответствующих изменений в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей с одновременной передачей регистрационным (налоговым) органом его регистрационного дела в регистрирующий орган по новому месту жительства.

Отказ гражданину в государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя возможен при непредоставлении им необходимых для регистрации документов или при обращении в ненадлежащий регистрирующий орган. Кроме того, безусловным препятствием для регистрации являются:

не утративший силу факт государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя (правило, направленное на исключение двойной регистрации);

неистечение одного года с момента принятия судом решения о признании гражданина-предпринимателя несостоятельным (банкротом) или решения о прекращении в принудительном порядке его деятельности в качестве индивидуального предпринимателя;

неистечение срока, на который данное лицо по приговору суда лишено права заниматься предпринимательской деятельностью.

Решение об отказе в регистрации может быть оспорено в судебном порядке.

Основаниями для прекращения гражданином деятельности в качестве индивидуального предпринимателя являются:

его личное решение;

смерть;

решение суда о признании его несостоятельным (банкротом) или принудительном прекращении его предпринимательской деятельности;

вступивший в силу приговор суда, которым ему назначено наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок;

аннулирование документа, подтверждающего его право временно или постоянно проживать в Российской Федерации, или окончание срока действия такого документа.

Государственная регистрация утрачивает силу с момента внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей либо с иного момента (например, смерти, принятия судом решения о признании гражданина-предпринимателя банкротом или о принудительном прекращении его предпринимательской деятельности, вступления в силу приговора суда).

Гражданин, занимающийся предпринимательством без государственной регистрации, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила ГК об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. В связи с этим речь, по всей видимости, идет о возможности применения не только отдельных норм ГК (например, garantF1://10064072.4013), но и групп норм ГК (например, garantF1://10064072.506), а также правил тех нормативных правовых актов, к которым отсылает ГК. Во всяком случае, из правила garantF1://10064072.2304 ГК можно сделать три важных вывода:

поскольку гражданско-правовые нормы, адресованные субъектам предпринимательской деятельности, отличаются повышенной строгостью, нет сомнений в том, что данный пункт формулирует специфическую санкцию в отношении граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность вопреки требованиям государственной регистрации;

применение данной санкции зависит от усмотрения суда;

сама предпринимательская деятельность (garantF1://10064072.2001 ГК) покоится не столько на формальном моменте (государственной регистрации), сколько на сущностных признаках самой деятельности.

Споры между гражданами-предпринимателями, а также между ними и юридическими лицами, в том числе споры с участием глав крестьянских (фермерских) хозяйств, за исключением споров, не связанных с осуществлением данными гражданами (главами) предпринимательской деятельности, - компетенция арбитражных судов. При разрешении таких споров последние руководствуются нормами о юридических лицах - коммерческих организациях, если иное не вытекает из закона, правового акта или существа правоотношений. Споры с участием граждан, не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей (а значит, не обладающих специальным статусом), в том числе споры, связанные с фактическим осуществлением ими предпринимательской деятельности, - компетенция судов общей юрисдикции (см. garantF1://10004909.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 4).

Крестьянское (фермерское) хозяйство. Крестьянское (фермерское) хозяйство (далее - хозяйство) регулируется garantF1://12031264.0 от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"HYPERLINK#sub_194.

С организационно-правовой точки зрения хозяйство может быть двух видов:

одночленным (т.е. быть образовано и состоять из одного гражданина);

объединением граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность, основанную на их личном участии.

Членами хозяйства могут быть: супруги, их родители, дети, братья, сестры, внуки, а также дедушки и бабушки каждого из супругов (но не более чем из трех семей); иные граждане, не состоящие в родстве с главой хозяйства (но не более пяти человек). Хозяйство создается и действует на основании соглашения (кроме случая, когда оно является одночленным), которое подписывают все его члены и в которое вносятся все изменения, касающиеся выбывших (в результате выхода или по причине смерти) и вновь принятых членов хозяйства, а также смены главы хозяйства. Хозяйство считается созданным со дня его государственной регистрации (которая, как указывалось выше, осуществляется в порядке, установленном для государственной регистрации граждан в качестве индивидуальных предпринимателей).

Хозяйство не является юридическим лицом. Оно представляет собой хотя и договорную, но в то же время неправосубъектную организацию, которая воспринимается в гражданском обороте через гражданина-предпринимателя - главу хозяйства. Главой признается один из членов хозяйства, который без доверенности действует от имени хозяйства, в том числе представляет его интересы и совершает сделки. Это обстоятельство принципиально отличает современные неправосубъектные хозяйства от тех правосубъектных хозяйств (хозяйств - юридических лиц), которые создавались и действовали ранее в условиях прежнего garantF1://10008086.0 РСФСР от 22 ноября 1990 г. И хотя последний утратил силу, созданные в соответствии с ним хозяйства вправе сохранить статус юридического лица на период до 1 января 2010 г. Таким образом, на данном - переходном этапе допускается существование двух типов хозяйств - не обладающих статусом юридического лица и являющихся юридическими лицами.

Имущественный статус современного хозяйства напрямую зависит от его организационного устройства. В одночленном хозяйстве собственником имущества является соответствующее лицо (он же глава хозяйства).

Не столь однозначно обстоит дело с имуществом хозяйства, которое является объединением граждан. Такое имущество принадлежит данным гражданам (членам хозяйства), как правило, на праве общей совместной собственности (при этом доли членов в праве общей совместной собственности признаются равными, если иное не предусмотрено договором между членами). В то же время в порядке исключения вместо права общей совместной собственности закон или договор могут предусматривать режим общей долевой собственности с определением доли каждого члена. Порядок владения, пользования, а также распоряжения имуществом хозяйства определяется в соглашении членов хозяйства. Распоряжение имуществом хозяйства осуществляется в интересах хозяйства его главой, при этом всякая сделка главы считается совершенной им в интересах хозяйства, если не доказано иное. При выходе из хозяйства гражданин имеет право только на денежную компенсацию, соразмерную его доле в праве общей собственности на имущество хозяйства (но не на само имущество в натуре). Имущество хозяйства подлежит разделу между его членами только при выходе всех членов и прекращении хозяйства. Каждый член хозяйства имеет право на так называемый личный доход, т.е. часть доходов от деятельности хозяйства в денежной и (или) натуральной форме, плодов, продукции. Размер и форма выплаты личного дохода определяются по соглашению между членами хозяйства.

Хозяйство прекращается:

по единогласному решению его членов;

если не осталось ни одного члена или их наследника, которые желали бы продолжить деятельность хозяйства;

в случае несостоятельности (банкротства) хозяйства;

в случае создания на базе хозяйства хозяйственного товарищества или производственного кооператива (т.е. при переходе от неправосубъектной организации к правосубъектной);

на основании решения суда.

Банкротство индивидуального предпринимателя. Деятельность индивидуального предпринимателя сопряжена с риском, который является специфическим признаком всякой предпринимательской деятельности (garantF1://10064072.2001 ГК). Это означает, что гражданин, осуществляя предпринимательскую деятельность и стремясь к получению прибыли, в действительности может ее не получить, а, напротив, может понести убытки. Вообще говоря, убытки гражданина от предпринимательской деятельности падают на него самого либо на третье лицо (в частности, на страховщика - garantF1://10064072.92923, garantF1://10064072.933 ГК). Убытки от предпринимательской деятельности могут существенно превышать все имущество предпринимателя (а при страховании предпринимательского риска размер страховых выплат также имеет легальное ограничение - garantF1://10064072.9472 ГК) и выходить за пределы его имущественной сферы, затрагивая интересы третьих лиц. Такие случаи закон регулирует особо ввиду необходимости защиты интересов кредиторов гражданина-предпринимателя (garantF1://10064072.25 ГК).

Гражданин-предприниматель, не способный удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением им предпринимательской деятельности, может быть по решению суда признан несостоятельным (банкротом). Основания и порядок признания судом гражданина-предпринимателя банкротом либо объявления им о своем банкротстве установлены garantF1://10064072.2501, garantF1://10064072.2505 ГК и garantF1://85181.0 от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"HYPERLINK#sub_195 (далее - Закон о банкротстве).

Дела о банкротстве индивидуальных предпринимателей подведомственны арбитражному суду.

Основанием для признания гражданина-предпринимателя банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Заявление о признании гражданина-предпринимателя банкротом может подать он сам, его кредитор, требование которого связано с предпринимательской деятельностью данного гражданина, а также уполномоченный орган. При применении процедур банкротства гражданина-предпринимателя его кредиторы, требования которых не связаны с обязательствами при осуществлении предпринимательской деятельности, а также кредиторы, требования которых неразрывно связаны с личностью кредиторов, вправе также предъявить свои требования (garantF1://85181.215 Закона о банкротстве, garantF1://10064072.25002 ГК).

Требования кредиторов гражданина-предпринимателя в случае признания его банкротом удовлетворяются за счет принадлежащего ему имущества в порядке и очередности, которые предусмотрены garantF1://85181.0 о банкротстве (garantF1://10064072.2530 ГК).

1. Прежде всего, во внеочередном порядке (т.е. до удовлетворения требований кредиторов) покрываются расходы, связанные с рассмотрением дела о банкротстве и исполнением решения суда о признании гражданина-предпринимателя банкротом и об открытии конкурсного производства.

2. После этого удовлетворяются требования кредиторов в следующей последовательности:

в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми гражданин несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также требования о взыскании алиментов;

во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;

в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами (подробнее о порядке расчетов с кредиторами разных очередей см. garantF1://85181.135 Закона о банкротстве). При удовлетворении требований кредиторов закон исходит из двух принципов - последовательности (требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются только после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди) и пропорциональности (при недостаточности денежных средств они распределяются между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам их требований) (см. garantF1://85181.211 с учетом правил garantF1://85181.202 Закона о банкротстве)HYPERLINK#sub_196.

После завершения расчетов с кредиторами гражданин-предприниматель, признанный банкротом, освобождается от исполнения оставшихся обязательств, связанных с его предпринимательской деятельностью, и иных требований, предъявленных к исполнению и учтенных при признании его банкротом. Однако сохраняют силу те требования граждан, перед которыми банкрот несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также иные требования личного характера (garantF1://10064072.2504 ГК). С момента принятия судом решения о признании гражданина-предпринимателя банкротом и об открытии конкурсного производства утрачивает силу его регистрация в качестве предпринимателя, аннулируются выданные ему лицензии, он не может быть зарегистрирован в качестве предпринимателя вновь в течение одного года с момента признания его банкротом (garantF1://85181.2161, garantF1://85181.2162 Закона о банкротстве, garantF1://10064072.2501 ГК).

Правовое регулирование банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства имеет специфику (garantF1://85181.217 Закона о банкротстве). Так, посвященные этому вопросу правила предусматривают особенности в проведении как антикризисных мероприятий - финансового оздоровления и внешнего управления крестьянского (фермерского) хозяйства, направленных на предотвращение его банкротства, так и самого конкурсного производства. Конкурсную массу хозяйства образует только то имущество, которое находится в общей собственности членов хозяйства, соответственно, сюда не может входить личное имущество главы и членов хозяйства, а также имущество, приобретенное на доходы, не являющиеся общими средствами хозяйства. Конкурсная масса хозяйства подлежит реализации с торгов, при этом преимущественное право приобретения имущества хозяйства имеют лица, занимающиеся производством сельхозпродукции и владеющие земельными участками, непосредственно прилегающими к земельному участку хозяйства-банкрота. Реализация самого земельного участка хозяйства-банкрота возможна только с соблюдением garantF1://12024624.0.

Глава 7. Юридические лица как субъекты гражданских правоотношений. Общие положения

§ 1. Сущность юридического лица. Основы построения и система юридических лиц

Феномен юридического лица. Помимо граждан (физических лиц), участниками гражданских правоотношений могут быть различные правосубъектные организации (лица юридические). На разных исторических этапах ученые по-разному определяли сущность юридического лица, а законодатель высказывал неоднозначное к нему отношение, специфически очерчивал круг юридических лиц, определял их виды и правоспособность, регулировал вопросы создания и прекращения. Относительно сущности юридического лица в литературе не было и нет единства мнений.

Долгое время исходя из того, что представление о личности совпадает с понятием о человеке (ибо всякое право существует ради человека), решение этого вопроса связывалось с фикцией, а наделение организации правоспособностью объяснялось утилитарными целями (концепция олицетворения, или фикции, Ф.-К. Савиньи). Позднее, связывая фиктивность юридического лица с фактическим его отсутствием, акцент был сделан на никому не принадлежащем обособленном имуществе, предназначенном для тех или иных целей, а из посылки о том, что права могут принадлежать не только кому-то, но и чему-то, помимо личного имущества отдельных граждан, было выделено имущество, принадлежащее некоей цели, ради которой оно и существует (концепция бессубъектного права, или целевого имущества, А. Бринца).

Известно также мнение, что за фигурой юридического лица стоят носители интереса от его существования, т.е. выгодоприобретатели, или так называемые дестинаторы (концепция интереса Р. Иеринга).

Некоторые авторы указывали на историческую самобытность юридических лиц, восходящую уже к первым ступеням развития государства и права, что объясняется естественной социальной потребностью приурочивать имущественную правоспособность не только к отдельным людям, но и к общественным организациям, а также тем, что "индивидуальная собственность нуждается в дополнении своей односторонности и в смягчении ее резкости". На основании этого прибегали к такому приему, как представление о юридическом лице, посредством которого подводили нечто действительно существующее под соответствующее этому понятие (концепция представления Г. Дернбурга). Отдельные авторы едва ли не отождествляли юридическое лицо с физическим в вопросе реальности его существования (разнообразные концепции реальности, включая органическую концепцию О. Гирке)HYPERLINK#sub_197.

В русском праве юридическое лицо рассматривалось средством удовлетворения потребности общественного быта (стремления граждан к объединению в различные союзы или создания для какой-либо цели заведения), не имеющим действительного бытия, а потому нуждающимся в признании публичной властью и, таким образом, получающим самостоятельное юридическое значение (Д.И. Мейер). Его определяли и с точки зрения фикции как воображаемый, искусственный или фиктивный субъект, противопоставленный действительным субъектам (физическим лицам) и создаваемый для обособления имущества и облегчения достижения той или иной цели (Г.Ф. Шершеневич), и с точки зрения социальной реальности - как некоторую живую клеточку социального организма, жизненность и активность которой придает воля создателя, продолжающая одушевлять созданное учреждение (И.А. Покровский)HYPERLINK#sub_198.

В СССР разработка вопроса о сущности юридического лица с особой тщательностью и полемичностью велась главным образом вокруг государственных юридических лиц ввиду явного их преимущества в экономике (так называемых государственных органов), в том числе государственных предприятий (так называемых хозяйственных органов). Так, С.И. Аскназий рассматривал государственные органы, с одной стороны, необходимыми обособленными хозяйственными звеньями и правовыми единицами - адресатами предписаний регулирующих органов, посредством которых воля государства доводится до того людского состава, поведение которого должно быть организовано, с другой - оперативными предприятиями, отношения между которыми в условиях действия закона стоимости носят товарно-денежный характер, в результате чего юридическое лицо имеет административную и гражданскую правоспособность. "За каждым государственным юридическим лицом, использующим предоставленные ему имущества, - писал он, - должен быть усмотрен один и тот же собственник - государство, однако государство, выступающее не в единстве всех своих функций, а действующее лишь на определенном участке социалистической системы, т.е. хозяйственно использующее определенное имущество при посредстве определенного коллектива работников" (концепция государства)HYPERLINK#sub_199.

А.В. Венедиктов видел за каждым государственным органом государство (как единого и единственного собственника всего фонда государственной собственности) и возглавляемый ответственным руководителем коллектив его рабочих и служащих и определял советское юридическое лицо именно через коллектив трудящихся, осуществляющий предусмотренные законом, административным актом или уставом задачи, имеющий урегулированную в том же порядке организацию, обладающий на том или ином праве и в той или иной мере обособленным имуществом и выступающий в гражданском обороте от своего имени - в качестве самостоятельного (особого) носителя гражданских прав и обязанностей (концепция трудового коллектива)HYPERLINK#sub_200.

По мнению Ю.К. Толстого, за каждым государственным органом стоят само государство как единый и единственный собственник предоставленного ему имущества и ответственный его руководитель - директор. Как при установлении гражданских правоотношений, так и в области административного управления воля государства преобразуется в предопределяемую им собственную волю директора, которую последний выражает как носитель административной и гражданской правоспособности возглавляемого органа (концепция директора)HYPERLINK#sub_201.

Позднее в рамках развивающейся хозяйственно-правовой теории и претендующего на самостоятельность хозяйственного права В.В. Лаптев заметил, что введение понятия хозоргана, всеобъемлюще характеризующего социалистическую организацию как участника хозяйственных отношений - планово-организационных и имущественных (т.е. по вертикали и по горизонтали), делает излишним институт юридического лица, который лишь частично (в части имущественных отношений) характеризует правосубъектность социалистических организаций. В связи с общей идеей ревизии цивилистики и изъятия из предмета гражданско-правового регулирования хозяйственных отношений он предложил сохранить институт юридического лица только в гражданско-правовой сфере (при взаимодействии социалистических организаций с гражданами) и отказаться от него в хозяйственно-правовой сфере (при взаимодействии социалистических организаций между собой) (ревизионистская концепция)HYPERLINK#sub_202.

В тот же период в результате смещения акцента с "единого" (в виде государства), "двуединого" (в виде государства и директора), наконец, "триединого" (в виде государства, директора и трудового коллектива) субстрата юридического лица в плоскость общественных отношений О.А. Красавчиков определил юридическое лицо продуктом социально-исторического развития и "социальным организмом", организацией, обладающей совокупностью собственных признаков, сущность которой состоит в тех связях и отношениях, в которых состоят люди или их группы, объединившиеся для достижения целей (концепция социальных связей)HYPERLINK#sub_203.

В пореформенный период при переходе к рыночным отношениям Е.А. Суханов, отдав предпочтение качеству и способу имущественной обособленности и имущественной самостоятельности участников гражданского оборота, заметил, что юридическое лицо - это не только и не столько определенным образом организованный коллектив людей, сколько в первую очередь "персонифицированное имущество", выделенное его учредителями (или участниками) для самостоятельной коммерческой деятельности (концепция персонифицированного имущества)HYPERLINK#sub_204.

Сегодня, по мнению Н.В. Козловой, никакое объединение людей, трудовой коллектив или имущество сами по себе не являются субъектами гражданского права. Участниками гражданских правоотношений могут быть только человек или общественное образование, которых объективное право наделяет правосубъектностью, способностью быть "лицом". Юридическое лицо - искусственный субъект права, который в соответствии с законом создается другими субъектами (учредителями) для определенных целей и может иметь права и обязанности, применимые к его природе (концепция искусственной правосубъектности)HYPERLINK#sub_205.

Понятие и признаки юридического лица. Современный законодатель определяет юридическое лицо как организацию, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (garantF1://10064072.4801 ГК, ср. со ст. 13 ГК РСФСР 1922 г., ст. 23 ГК РСФСР 1964 г., ст. 11 Основ гражданского законодательства СССР 1961 г. и 1991 г.). Юридическим лицам посвящены гл. 4 ГК и ряд федеральных законов, регулирующих статус отдельных их видов и даже целых групп, а также те или иные вопросы их функционированияHYPERLINK#sub_206.

Из приведенного определения юридического лица, а также посредством привлечения других правил ГК можно выделить следующие четыре ключевых признака рассматриваемого явления.

1. Исходный признак всякого юридического лица - его организация или организационное единство. Разумеется, данный признак не ставится под сомнение, если юридическое лицо представляет собой объединение (организацию) нескольких (двух и более) лиц, а сама предпосылка последних к объединению в организацию выступает в качестве признака и особенности устройства юридического лица. Именно так обстоит дело в хозяйственных товариществах, кооперативных, общественных и религиозных организациях (объединениях), фондах и многих других. Одни из них предполагают создание организации для осуществления от ее имени предпринимательской деятельности (garantF1://10064072.69, garantF1://10064072.82 ГК), другие - для организованной совместной производственной или иной хозяйственной деятельности или удовлетворения материальных и иных потребностей (garantF1://10064072.10701, garantF1://10064072.11601 ГК), третьи - для организованного удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей (garantF1://10064072.11701, garantF1://10064072.11801 ГК). В таких случаях не приходится сомневаться в том, что юридическое лицо - организация или, говоря иначе, коллектив участвующих в нем лиц (участников). Не столь очевидно дело обстоит тогда, когда юридическое лицо создается одним лицом - учредителем (гражданином, другим юридическим лицом, государством или муниципальным образованием), который в то же время является единственным его участником, а нередко и единственным работником. В таких случаях сам факт того, что юридическое лицо есть организация, а также классический признак организационного единства, по крайней мере, неочевидны.

Между тем эти факт и признак являются системообразующими ("несущими") в конструкции юридического лица: законодатель и прежде, и сейчас определяет всякое юридическое лицо именно через организацию, понимание которой, таким образом, надлежит связывать не с числом ее учредителей (участников) и уж тем более не с наличием трудового коллектива.

Признак организации и организационного единства всякого юридического лица следует понимать прежде всего с точки зрения внутренней его организованности (устройства), т.е. наличия у него единого целостного и самостоятельно функционирующего и саморегулирующегося механизма, который имеет индивидуальную внутреннюю структуру, специфическое имущественное устройство (в том числе в соответствующих случаях предприятие - garantF1://10064072.132 ГК), органы управления, формирующие и выражающие его волю, которая, кстати, не всегда совпадает с волей отдельного участника (в том числе их компетенцию либо правовые инструменты, заменяющие органы при их отсутствии). Внутреннее организационное единство, писал О.А. Красавчиков, - система существенных взаимосвязей всех структурных подразделений организации между собой и подчинение их руководящему органу, что позволяет рассматривать юридическое лицо не как "социальную сумму" его элементов, а как единое организационное целоеHYPERLINK#sub_207. С формальной стороны организованность конкретного юридического лица и особенности его устройства характеризуют его учредительные документы (garantF1://10064072.52 ГК). Таким образом, юридическое лицо - организация, однако из этого не следует, будто бы всякая организация (пусть даже хорошо структурированная, устойчивая и формально отвечающая всем требованиям, предъявляемым законом к юридическим лицам) представляет собой юридическое лицо.

Юридическое лицо - организация, признанная в качестве субъекта права (носителя прав и обязанностей) законом. Признание той или иной организации законом в качестве юридического лица означает:

соответствие данной организации одной из предусмотренных (признанных) законом организационно-правовых формHYPERLINK#sub_208 и всем предъявляемым к данной форме требованиям;

ее государственную регистрацию и включение в Единый государственный реестр юридических лиц (garantF1://10064072.51 ГК).

Организации, не признанные юридическими лицами законом (в частности, не соответствующие ни одной предусмотренной законом форме, а придуманные заинтересованными лицами произвольно по их усмотрению), не могут быть юридическими лицами и регистрироваться в качестве таковых. Известны случаи, когда закон прямо говорит о том, что организация не является юридическим лицом (garantF1://10064072.5503 ГК).

2. Юридическое лицо - правосубъектная организация, которая самостоятельно (от своего имени) выступает в гражданском обороте, т.е. приобретает имущественные и личные неимущественные права и несет обязанности, может быть истцом и ответчиком в суде, т.е. быть носителем не только материальных, но и процессуальных прав и обязанностей. Возможность самостоятельного выступления юридического лица в гражданском обороте и в процессуальных отношениях обеспечивают прежде всего: место его нахождения; наименование и другие средства индивидуализации; его органы, участники, работники.

Место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, которая, в свою очередь, осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа или (при отсутствии такового) - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности (см. garantF1://10064072.54001 ГК).

Всякое наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму (например, общественная организация или акционерное общество), а в некоторых случаях - и на характер деятельности (garantF1://10064072.5401 ГК). Особые требования предъявляются к фирменному наименованию или фирме (garantF1://10064072.6903, garantF1://10064072.8204, garantF1://10064072.8702, garantF1://10064072.9502, garantF1://10064072.9602, garantF1://10064072.10703, garantF1://10064072.1133 ГК). Данные требования устанавливаются Частью четвертой ГК и другими законами. Права на фирму определяются в соответствии с правилами garantF1://10064072.40700 ГК (garantF1://10064072.5542 ГК).

Наличие у коммерческой организации фирмы сопряжено с двумя принципиальными обстоятельствами: необходимостью ее определения в учредительных документах данной организации и включения в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации данной организации (см. garantF1://10064072.414731 ГК); включением фирмы коммерческой организации в Единый государственный реестр юридических лиц, определяющий момент возникновения и условие существования исключительного права на фирму и защиты данного права (ст. 1474 ГК). Исключительное право на фирму означает юридическую монополию коммерческой организации на использование данного средства индивидуализации любым не противоречащим законом способом (в том числе путем его указания в рекламе, вывесках, бланках, счетах и иной документации - garantF1://10064072.414741).

Юридическое лицо, помимо индивидуализирующего его в гражданском обороте наименования (в том числе фирмы), может иметь и другие средства индивидуализации (в том числе являющиеся объектом его исключительных прав: товарные знаки и знаки обслуживания - garantF1://10064072.41477 ГК, коммерческие обозначения - garantF1://10064072.41538 ГК)HYPERLINK#sub_209.

Большинство юридических лиц имеют органы (garantF1://10064072.5301 ГК), которые в соответствии с их компетенцией (полномочиями) формируют и исполняют волю юридического лица, представляют его в отношениях с третьими лицами. В тех особых случаях, когда юридическое лицо не имеет органов, оно приобретает гражданские права и обязанности через участников (garantF1://10064072.5321). Юридическое лицо участвует в гражданском обороте и через своих работников, действия которых по исполнению обязательства юридического лица считаются действиями самого юридического лица (garantF1://10064072.402 ГК).

3. Юридическое лицо имеет обособленное (автономное) имущество, т.е. имущество, юридически и экономически не совпадающее с имуществом (отличающееся от имущества) ее учредителя (участников) или вообще любых других лиц. Юридическая степень имущественной обособленности может быть различной. Прежде всего подавляющее большинство современных юридических лиц - собственники имущества, переданного им их учредителями (участниками) и приобретенного в процессе дальнейшей деятельности. Обладание большинством юридических лиц правом собственности на обособленное имущество полностью соответствует условиям и потребностям рыночной экономики (где каждый участник гражданского оборота должен видеть в потенциальном контрагенте субъекта, наделенного максимальными полномочиями) и, напротив, заметно контрастирует с имущественным статусом юридических лиц эпохи плановой экономики (когда единым собственником имущества выступало государство, а функция большинства юридических лиц - так называемых хозяйственных органов или государственных органов - сводилась к управлению закрепленным за ними государственным имуществом в пределах, установленных собственником).

В условиях рынка отдельные юридические лица остаются несобственниками: одни из них (часть государственных и муниципальных унитарных предприятий) - субъекты права хозяйственного ведения, другие (другая часть государственных или муниципальных предприятий - так называемые казенные предприятия, а также все учреждения) - субъекты права оперативного управления.

Правило garantF1://10064072.4801 ГК в части имущественного статуса юридического лица подлежит расширительному толкованию: его смысл не может быть сведен только к трем упомянутым вещным правам и ограничен ими, в противном случае придется признать, что организация, имущественная обособленность которой не вписывается в указанную "триаду", не может и не должна признаваться юридическим лицом. Между тем юридические лица могут иметь обособленное имущество не только на правах собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления, но и на других имущественных правах.

Другие имущественные права могут быть:

вещными (например, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком - см. garantF1://10064072.216, garantF1://10064072.268 ГК, см. также garantF1://90157.37 ФЗ "Об автономных учреждениях"HYPERLINK#sub_210);

обязательственными (например, права требования на арендованный офис, на денежные средства на банковском счете);

исключительными (например, право на результат интеллектуальной деятельности, вытекающее из патента на изобретение, внесенное в качестве вклада в уставный капитал).

Иногда из-за далеких от совершенства формулировок самого законодателя вообще весьма непросто определить правовой режим имущества юридического лица. Так, согласно garantF1://10064072.2982 ГК юридическое лицо, созданное и существующее в форме учреждения, имеет некое право на самостоятельное распоряжение доходами от собственной доходной (предпринимательской) деятельности и имуществом, приобретенным за счет этих доходов. При этом ГК не определяет сущность данного права и объем правомочий его обладателя (по крайней мере, формально нет сомнений в том, что данное право не является ни правом собственности, ни правом хозяйственного ведения, ни правом оперативного управления). Следовательно, упомянутая в garantF1://10064072.4801 ГК "триада" вещных прав и в самом деле играет не более чем некую информационно-иллюстративную рольHYPERLINK#sub_211.

С экономической точки зрения имущественную обособленность юридического лица отражают его самостоятельный баланс или смета (garantF1://10064072.48012 ГК). Для сравнения заметим, что структурные подразделения юридического лица (цеха, бригады, отделы и т.п., в том числе обособленные подразделения - представительства и филиалы - garantF1://10064072.55 ГК), наделяются имуществом для решения строго определенных задач (эксплуатация, обработка, реализация и другие формы использования). Такое имущество, конечно, может быть обособлено от имущества юридического лица, но только физически или фактически (например, находящееся в другом городе имущество представительства или филиала). Юридически же оно остается имуществом соответствующего юридического лица и с точки зрения экономической учитывается на его балансе (и только в некоторых случаях может учитываться на отдельном балансе подразделения)HYPERLINK#sub_212. Кстати, именно отдельный (а не самостоятельный) баланс используется и как средство учета имущества юридического лица в некоторых случаях, прямо указанных в законе (garantF1://10064072.2982 ГК).

Имущественная обособленность как важнейший признак юридического лица объективно препятствует существованию одних юридических лиц внутри других юридических лиц, поэтому всевозможные структурные подразделения юридического лица, включая его филиалы и представительства, не могут быть юридическими лицами. Однако это общее правило знает исключения, которые установлены для крупных юридических лиц и (что немаловажно подчеркнуть) - только для некоммерческих организаций. Так, если речь идет о таком общественном объединении, как политическая партия, государственной регистрации подлежат как сама партия, так и ее структурные подразделения - региональные отделения. Кроме того, устав партии может наделять правом юридического лица и иное структурное подразделение партии (например, местное или первичное отделение), которое регистрируется в этом качестве в порядке, предусмотренном для государственной регистрации регионального отделения (garantF1://83523.151, garantF1://83523.1508 Закона о политических партиях). Отсюда можно сделать вывод, что юридическое лицо - организация, признанная в качестве субъекта права законом, а в исключительных случаях (и с разрешения закона) - уставом. Сходная ситуация в другом общественном объединении - профсоюзном, где юридическими лицами могут быть профсоюзы, их объединения (ассоциация), а также первичные профсоюзные организации (garantF1://10005872.8 Закона о профсоюзах)HYPERLINK#sub_213.

4. Наличие у юридического лица обособленного имущества предопределяет несение самостоятельной ответственности данным имуществом, которая по общему правилу распространяется на все обособленное имущество, а значит, является полной (garantF1://10064072.5601 ГК). Из этого правила есть исключение: некоторые юридические лица (учреждения) отвечают по своим обязательствам не всем своим имуществом, а только определенной его частью. В то же время закон устанавливает ряд случаев, когда объем имущества юридического лица не является пределом имущественной ответственности - при недостаточности имущества юридического лица к ответственности по его обязательствам привлекаются его учредители (участники) или собственник имуществаHYPERLINK#sub_214.

Классификации юридических лиц. Законодатель в garantF1://10064072.1041 ГК предлагает две важнейшие классификации юридических лиц.

1. Критерием одной выступает наличие или отсутствие у учредителей (участников) юридического лица имущественных прав в отношении данного юридического лица. Исходя из этого все юридические лица делятся на две группы.

В рамках первой группы юридических лиц их учредители (участники) сохраняют имущественные права в связи с участием в образовании их имущества (garantF1://10064072.4802 ГК), при этом сохраняемые имущественные права могут быть двух видов: обязательственными правами в отношении самого юридического лица (см. garantF1://10064072.480022) или вещными правами на его имущество (garantF1://10064072.48023 этой статьи). Принципиальная разница между юридическими лицами двух выделенных подгрупп состоит в том, что в первом случае речь идет о юридических лицах - собственниках имущества, переданного им их учредителями (участниками), а во втором - о юридических лицах - несобственниках, чьи права в отношении переданного им их учредителями имущества характеризуются правами хозяйственного ведения и оперативного управления - правами, более узкими по объему образующих их правомочий в сравнении с правом собственности.

В рамках второй группы юридических лиц их учредители (участники) не сохраняют в отношении них имущественных прав, соответственно, юридические лица этой группы также являются собственниками имущества, переданного им учредителями (участниками) (garantF1://10064072.4803 ГК).

Данная классификация позволяет дифференцировать все юридические лица на "собственников" и "несобственников", раскрыть имущественно-правовой статус всякого юридического лица, степень обособленности его имущества (а значит, его имущественной самостоятельности, свободы и независимости в гражданском обороте), решить некоторые принципиальные вопросы, возникающие между учредителем (участником) и юридическим лицом (в частности, при ликвидации последнего и определении судьбы его имущества - garantF1://10064072.6307 ГК)HYPERLINK#sub_215.

2. Критерием другой классификации выступает основная цель деятельности юридического лица. Исходя из этого все юридические лица также делятся на две группы: первые преследуют в качестве основной цели деятельности извлечение прибыли и являются коммерческими организациями, вторые, напротив, не преследуют в качестве основной цели деятельности извлечение прибыли и являются некоммерческими организациями (garantF1://10064072.5010 ГК). Данная классификация непосредственно сопряжена с феноменом предпринимательской деятельности, включенной в предмет гражданско-правового регулирования и отнесенной к ведению гражданского законодательства (garantF1://10064072.2001 ГК).

Важно подчеркнуть, что в рамках данной классификации предпринимательская деятельность не является исключительной прерогативой коммерческих организаций: не случайно при формулировке критерия дифференциации всех юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации речь идет о стремлении к извлечению прибыли только как об основной цели деятельности (самоцели). Источники финансирования деятельности некоммерческих организаций (в том числе возможность их самофинансирования) обычно значения не имеют (за исключением некоторых случаевHYPERLINK#sub_216.

Таким образом, некоммерческие организации также могут заниматься предпринимательской деятельностью, но при соблюдении ряда условий и ограничений:

стремление к получению прибыли не должно превращаться в самоцель (garantF1://10064072.5010 ГК);

получаемая прибыль не должна распределяться между участниками некоммерческой организации, т.е. присваиваться ими (за исключением членов потребительского кооператива - garantF1://10064072.1165 ГК);

осуществление предпринимательской деятельности должно соответствовать тем целям, ради которых создана некоммерческая организация, служить достижению этих целей (garantF1://10064072.5013 ГК);

право вести предпринимательскую деятельность не должно прямо исключаться законом.

В силу именно такого исключения закона объединение коммерческих организаций, само являющееся некоммерческой организацией, не может вести предпринимательскую деятельность самостоятельно и непосредственно: для этого оно должно преобразоваться в хозяйственное товарищество или общество либо участвовать в таком товариществе или обществе (garantF1://10064072.12101 ГК). Данное правило не распространяется на объединения некоммерческих организаций (п. 2 ст. 121 ГК), а также на объединения коммерческих и некоммерческих организаций (которые допускает garantF1://10064072.5004 ГК). Такие виды объединений, также являющиеся некоммерческими организациями, вправе заниматься предпринимательской деятельностью самостоятельно и непосредственно, т.е. для этого им не требуется преобразование или участие в коммерческой структуре.

Принципиальное значение классификации юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации состоит в том, что в условиях единства российского частного (гражданского) права (т.е. отсутствия самостоятельного торгового права) она позволяет дифференцировать все участвующие в гражданском обороте юридические лица на "коммерсантов" и "некоммерсантов", что является принципиально важным для понимания и решения многих вопросов (их правоспособности, организационно-правовых форм - garantF1://10064072.49, garantF1://10064072.50 ГК, а также в ряде других случаев)HYPERLINK#sub_217.

Организационно-правовые формы. Помимо двух рассмотренных классификаций юридических лиц закон закрепляет также их организационно-правовые формы (формы). Устанавливая формы юридических лиц, законодатель хотя и "привязывается" к обеим указанным классификациям (garantF1://10064072.4802, garantF1://10064072.4803, garantF1://10064072.5002, garantF1://10064072.5003 ГК), но при этом не руководствуется каким-либо определенным (строгим) исходным началом (критерием), поэтому пользуется не классификационным, а перечневым методом. Это означает, что при необходимости перечень форм юридических лиц может быть сокращен за счет удаления отдельных из них или, напротив, дополнен новыми. Перечень форм коммерческих организаций исчерпывающе определен ГК (п. 2 ст. 50), поэтому появление новых форм коммерческих организаций если и возможно, то не иначе как при условии соответствующей корректировки Кодекса. С учетом этого замечания, а также garantF1://10064072.6602 и garantF1://10064072.663 коммерческие организации могут создаваться в следующих формах:

полного и коммандитного товарищества (garantF1://10064072.69, garantF1://10064072.82);

общества с ограниченной и с дополнительной ответственностью (garantF1://10064072.87, garantF1://10064072.20095);

акционерного общества (garantF1://10064072.96);

производственного кооператива (garantF1://10064072.107);

государственного и муниципального унитарного предприятия (garantF1://10064072.113). Особенности каждой формы определяют указанные статьи ГК, а также правила специальных законов (исключения составляют только полное и коммандитное товарищества, статус которых исчерпывающе регулирует ГК).

Поскольку императивная норма garantF1://10064072.5002 ГК явно ограничивает принципы свободы договора, автономии воли и самостоятельности (garantF1://10064072.1229, garantF1://10064072.19992, garantF1://10064072.200001, garantF1://10064072.421 ГК), коммерческая организация не может быть создана ни в какой другой форме (в том числе за счет объединения элементов разных форм путем их комбинирования). Именно поэтому в РФ исключено существование, к примеру, "акционерной коммандиты" (т.е. результата объединения коммандитного товарищества и акционерного общества, признаваемого некоторыми государствами) или "акционерного общества с дополнительной ответственностью" (т.е. результата объединения акционерного общества и общества с дополнительной ответственностью), а форма унитарного предприятия не может использоваться за рамками государственной или муниципальной формы собственности для обеспечения интересов частного бизнеса.

Отдельные установленные ГК формы коммерческих организаций имеют внутреннюю дифференциацию. Так, акционерные общества в зависимости от порядка распределения и обращения акций могут быть открытыми или закрытыми (см. garantF1://10064072.97), а унитарные предприятия в зависимости от их имущественно-правового статуса - основанными на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления (garantF1://10064072.114, garantF1://10064072.115). Некоторые формы могут группироваться благодаря наличию у них достаточных для этого общих признаков. Таковой, в частности, является группа хозяйственных обществ, в рамках которой только и возможно наличие такой особой их разновидности, как общества дочерние и зависимые (garantF1://10064072.105, garantF1://10064072.106). Более крупной является группа хозяйственных товариществ и обществ, особенности правового регулирования которой характеризуются наличием пусть и небольшой, но вполне самостоятельной общей части (garantF1://10064072.66). Именно благодаря сходству между отдельными формами и во избежание дублирования нормативного материала правила, посвященные одним формам, иногда в силу прямого указания закона могут применяться также в отношении других форм (garantF1://10064072.8202, garantF1://10064072.9503).

Формы некоммерческих организаций (в отличие от коммерческих) устанавливает ГК, а также закон (garantF1://10064072.5003 ГК), т.е. нормативный правовой акт высшей юридической силы, принимаемый в особом порядке, который с точки зрения его отраслевой принадлежности может быть любым, т.е. может и не иметь отношения к гражданскому законодательству (garantF1://10064072.30002 ГК).

Некоммерческие организации могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом. Так, garantF1://10005879.0 о некоммерческих организациях, "проигнорировавший" названные в ГК потребительские кооперативы, в то же время в числе допущенных для участия в гражданском обороте форм некоммерческих организаций дополнительно к ГК называет государственную корпорацию, некоммерческое партнерство, автономную некоммерческую организацию (garantF1://10005879.71, garantF1://10005879.8, garantF1://10005879.10).

Отдельные формы некоммерческих организаций, как и коммерческих, могут иметь внутреннюю дифференциацию. Так, учреждение в зависимости от фигуры учредителя может быть частным (если создано гражданином или юридическим лицом) либо государственным или муниципальным (если создано Российской Федерацией, ее субъектом или муниципальным образованием).

В свою очередь, государственное и муниципальное учреждение бывает бюджетным или автономным. В контексте такого деления закон существенно специализирует правовой статус последних (garantF1://10064072.1202, garantF1://10064072.2981 ГК, а также garantF1://90157.0 "Об автономных учреждениях")HYPERLINK#sub_218.

Коммерческие и некоммерческие организации вправе объединяться в ассоциации и союзы, создавая при этом некоммерческие организации (garantF1://10064072.5004, garantF1://10064072.121 ГК). Коммерческие организации могут быть учредителями (участниками) некоммерческих организаций (garantF1://10005879.15 Закона о некоммерческих организациях), за исключениями, предусмотренными законом (например, они не могут участвовать в общественных и религиозных организациях (объединениях) и государственных корпорациях, учредителями могут быть соответственно только граждане и Российская Федерация). Некоммерческие организации могут быть учредителями (участниками) коммерческих организаций, за исключениями, предусмотренными законом (например, они не могут быть полными товарищами в хозяйственных товариществах, а учреждения могут быть участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере с разрешения собственника, если иное не установлено законом - garantF1://10064072.6640 ГК).

§ 2. Правосубъектность юридических лиц

Общие положения. Поскольку юридическое лицо - полноценный субъект гражданского права и участник гражданского оборота, оно обладает правосубъектностью, в том числе правоспособностью (способностью иметь права и обязанности) и дееспособностью (способностью своими действиями приобретать и осуществлять права, а также создавать и исполнять обязанности). Однако правоспособность и дееспособность организации отличаются от правоспособности и дееспособности гражданина. Дело в том, что организация:

как участник гражданского оборота возникает и прекращается посредством установленных законом юридических процедур;

не подвержена влиянию возрастных, психофизиологических процессов и некоторых других факторов (в частности, вредных привычек), которые могли бы отразиться на ее дееспособности;

имеет органы, которые формируют ее волю и реализуют последнюю вовне, при этом качество волеобразования и волеизъявления нередко обеспечены комплексом нормативно предусмотренных мер (в том числе коллегиальностью принятия многих решений, необходимым кворумом присутствия и голосования, определением и ограничением компетенции того или иного органа, возможностью его контроля другим органом и т.п.);

часто обладает значительными возможностями квалифицированного решения вопросов (в частности, обращения за юридической и другой помощью);

имеет ряд других особенностей (речь о которых пойдет ниже).

С учетом сказанного правоспособность и дееспособность юридического лица не подлежат противопоставлению подобно тому, как это имеет место у граждан. У юридических лиц существует единая праводееспособность, которую обычно именуют правоспособностью, понимая под ней и дееспособность (garantF1://10064072.49 ГК). В правоспособности юридического лица можно выделить сделкоспособность и деликтоспособность, т.е. способность совершать сделки и другие юридические действия, а также нести самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам.

Правоспособность. Как отмечалось ранее, правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения ликвидации (при этом оба момента определяются внесением соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц - garantF1://10064072.5102, garantF1://10064072.6308 ГК). Правоспособность юридических лиц в СССР ограничивалась их учредительными документами (уставом), т.е. была специальной, что логично связывалось с плановым характером экономики того времени. Современный законодатель решил этот вопрос иначе.

Согласно garantF1://10064072.4901, garantF1://10064072.49012 ГК некоммерческие организации могут иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в их учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности, т.е. обладают специальной правоспособностью. Каких-либо исключений из этого правила не существует.

Напротив, коммерческие организации могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом, т.е. имеют общую (универсальную) правоспособность. Данное правило не распространяется: а) на все унитарные предприятия; б) некоторые коммерческие организации (в частности, банки и страховые организации), правоспособность которых ограничивает закон (garantF1://10064072.49012 ГК); в) некоторые коммерческие организации, чью правоспособность ограничивают учредительные документы (garantF1://10064072.5202 ГК)HYPERLINK#sub_219.

Наконец, правоспособность всякого юридического лица претерпевает легальное ограничение, если его деятельность требует специального разрешения, или лицензии (garantF1://10064072.49013 ГК). Процедура лицензирования касается именно отдельных видов деятельности, которые могут осуществлять разные организации - коммерческие и некоммерческие (например, медицинские или образовательные услуги могут оказывать как учреждения здравоохранения или образования, так и хозяйственные общества соответствующего профиля). Само право на лицензируемую деятельность возникает с момента получения лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами (garantF1://10064072.490302 ГК). До момента получения лицензии или указанного в ней срока юридическое лицо не имеет такого права и не может его реализовать, но имеет и может осуществлять другие права (а именно те, которые не требуют лицензирования или уже обеспечены необходимыми лицензиями).

Последствия нарушения юридическим лицом специальной правоспособности неоднозначны. Так, если речь идет о всех некоммерческих организациях, унитарных предприятиях и других коммерческих организациях, чью правоспособность ограничивает (и делает специальной) закон, последствия совершенной сделки будет определять garantF1://10064072.168 ГК, устанавливающая общее правило о недействительности (ничтожности) всякой сделки, не соответствующей требованиям законодательства.

Систематическое осуществление деятельности общественными или религиозными организациями (объединениями), благотворительными или иными фондами, противоречащей их уставным целям, может быть предпосылкой для их ликвидации в судебном порядке (garantF1://10064072.6112 ГК).

Иное дело, если сделку совершает коммерческая организация вопреки целям деятельности, определенно ограниченным в ее учредительных документах, т.е. в тех случаях, которые имеет в виду третье предложение garantF1://10064072.5202 ГК (а также всякая - коммерческая или некоммерческая - организация при отсутствии в необходимых случаях лицензии). На этот счет garantF1://10064072.173 ГК предусматривает специальный состав недействительной сделки. Такая сделка: а) может быть признана недействительной в судебном порядке по иску указанного в законе круга лиц, при этом б) необходимо доказать, что контрагент юридического лица знал или заведомо должен был знать о незаконности данной сделки. Как видно, закон не отказывает в признании такой сделки как юридического факта, порождающего правовые последствия, но ставит ее действительность в зависимость от ряда условий (т.е. признает не ничтожной, а оспоримой - garantF1://10064072.16601 ГК). Это означает, что:

такая сделка, даже несмотря на определенную ограниченность правоспособности коммерческой организации учредительными документами (а также отсутствие у юридического лица лицензии), в угоду устойчивости гражданского оборота является действительной, если указанными в законе лицами она не будет эффективно оспорена в суде, либо не будет доказано, что контрагент юридического лица знал или заведомо должен был знать о ее незаконности, либо суд почему-либо не признал ее недействительной;

определенная ограниченность учредительными документами правоспособности коммерческой организации (а также отсутствие у юридического лица лицензии) имеют значение для третьих лиц, только если они знали или должны были знать об этом.

Юридическое лицо может быть ограничено в правах только в случаях и в порядке, указанных в законе. Так, Центральный банк РФ при нарушении кредитной организацией законов, иных нормативных актов и предписаний Банка, непредставления информации, представления неполной или недостоверной информации может ограничить проведение кредитной организацией отдельных операций на срок до шести месяцев. При неисполнении кредитной организацией в установленный срок предписаний об устранении нарушений, а также если эти нарушения, или совершаемые банковские операции, или сделки создали реальную угрозу интересам кредиторов (вкладчиков), Банк России вправе ввести запрет на осуществление кредитной организацией отдельных банковских операций, предусмотренных в ее лицензии, на срок до одного года, а также на открытие ею филиалов на срок до одного годаHYPERLINK#sub_220. Как видно отсюда, ограничение в правах юридического лица носит административный характер. Решение об ограничении в правах юридическое лицо может оспорить в суде (garantF1://10064072.4902 ГК).

Ограничения в правах возможны в связи с реорганизацией юридического лица. Так, договорами о слиянии или присоединении, решением о реорганизации в форме разделения, выделения, преобразования может быть предусмотрен запрет на совершение акционерным обществом отдельных сделок и (или) видов сделок с момента принятия решения о реорганизации и до момента ее завершения (garantF1://10005712.1507 Закона об АО). Серьезные ограничения в правах юридическое лицо претерпевает в период ликвидации: в этот период не допускается государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица, а также государственная регистрация юридических лиц, учредителем которых выступает указанное юридическое лицо, или государственная регистрация юридических лиц, которые возникают в результате его реорганизации (garantF1://12023875.2002 Закона о регистрации).

Органы юридического лица. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (garantF1://10064072.5301 ГК). Органы формируют волю юридического лица и обеспечивают его волеизъявление, а вместе с этим реализуют его правоспособность.

Органы могут быть в зависимости:

от порядка формирования (образования) - созываемыми (общее собрание участников), избираемыми (совет директоров и его председатель), назначаемыми (директор унитарного предприятия), формируемыми на договорной основе (управляющий или управляющая компания как единоличный исполнительный орган в хозяйственных обществах);

обязательности - обязательными (общее собрание участников, директор) и факультативными (наблюдательный совет в производственных кооперативах, советы директоров в обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью, а иногда - и в акционерных обществах, правление или дирекция в хозяйственных обществах);

характера деятельности - действующими периодически (общее собрание участников, совет директоров) и постоянно (директор);

коллегиальности - коллегиальными (общее собрание участников, совет директоров, правление, попечительский совет) и единоличными (директор, управляющий);

осуществляемой функции - волеобразующими (общее собрание участников, совет директоров), исполнительными (правление или дирекция, директор), контрольными (ревизионная комиссия, ревизор).

Особым ("чрезвычайным") органом юридического лица с широкими полномочиями является ликвидационная комиссия (ликвидатор) (garantF1://10064072.6203 и garantF1://10064072.63 ГК).

Виды органов, их структура, иерархия, порядок формирования, компетенция (полномочия), а также другие связанные с ними вопросы предопределяет форма юридического лица, а также его принадлежность к коммерческим или некоммерческим организациям.

В отношении коммерческих организаций (учитывая их роль и значение в экономике) закон детально регулирует вопросы органов и процесса управления в целом, при этом многие из них решает непосредственно и по существу и только некоторые отдает на откуп учредительным документам. Если нормы закона императивны, учредители (участники) коммерческой организации обязаны соблюдать их предписания, если же они являются диспозитивными, учредители (участники) вправе их изменить или отменить (garantF1://10064072.421402, garantF1://10064072.4221 ГК). Так, в обществах с ограниченной и с дополнительной ответственностью высшим органом управления является общее собрание участников, при этом устав может предусматривать наличие совета директоров (наблюдательного совета). Высшим органом управления акционерного общества является общее собрание акционеров. Другой орган - совет директоров (наблюдательный совет) - в небольших обществах(с числом владельцев голосующих акций менее 50 лиц) создавать не обязательно.

В некоммерческих организациях закон нередко ограничивается провозглашением общих начал и принципов управления, а в некоторых случаях - и вовсе оставляет этот вопрос открытым. Именно так он поступает в отношении фондов, порядок управления которыми и формирование органов которых по его прямому указанию должен определять устав фонда, сам закон при этом ограничивается упоминанием о попечительском совете - надзорном органе фонда (garantF1://10064072.11803, garantF1://10064072.11804 ГК; garantF1://10005879.703, garantF1://10005879.291 Закона о некоммерческих организациях). Возможно и такое, что закон определяет только наиболее важные вопросы управления некоммерческой организацией, отдавая при этом все остальные вопросы на усмотрение ее устава.

Органы юридического лица зависят также от его структуры. Так, во всех корпоративных (т.е. основанных на членстве) организациях существует высший коллегиальный орган в виде общего собрания участников хозяйственных обществ (акционеров), членов кооператива, членов некоммерческого партнерства, членов объединения и т.д. (garantF1://10064072.91, garantF1://10064072.10301, garantF1://10064072.11010 ГК, garantF1://10005879.29 Закона о некоммерческих организациях). Такие органы невозможны в некорпоративных организациях, например в унитарных предприятиях, а также в одночленных обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью и в тех акционерных обществах, где все голосующие акции принадлежат одному лицу. Сказанное относится только к коллегиальным органам, состоящим из участников, а потому не означает, что в некорпоративных организациях коллегиальные органы невозможны в принципе. Так, автономное учреждение, которое может иметь только одного учредителя, в то же время должно иметь наблюдательный совет в количестве от 5 до 11 членов, куда входят представители: учредителя; исполнительной власти (местного самоуправления); общественности; с возможностью членства и других лиц (например, представителей работников). В предусмотренных законом случаях, например в хозяйственных товариществах, юридическое лицо может не иметь органов вообще (garantF1://10064072.5321, garantF1://10064072.71, garantF1://10064072.72 ГК).

Из сказанного можно сделать по крайней мере два вывода:

органы не являются обязательным атрибутом юридического лица и его имманентным признаком, в ряде случаев юридическое лицо существует в условиях полного их отсутствия, а иногда может не иметь тех органов, формирование которых носит факультативный характер;

при полном отсутствии органов их функции выполняет участник юридического лица (garantF1://10064072.5321, garantF1://10064072.71, garantF1://10064072.72 ГК), а при отсутствии факультативных органов - другой орган, который берет на себя функции отсутствующего органа (garantF1://10005712.6412 Закона об АО).

Органы юридического лица обладают компетенцией (полномочиями), т.е. кругом вопросов, которые они могут рассматривать и решать по существу и за пределы которого выходить не вправе. Законодатель то и дело оперирует термином "исключительная компетенция", имея в виду вопросы, которые не могут быть переданы на рассмотрение другого органа. Известны, однако, случаи, когда исключительная компетенция сама знает исключения. Так, образование в акционерном обществе исполнительных органов, хотя и отнесено к исключительной компетенции общего собрания, тем не менее в силу оговорки закона и согласно уставу может составлять компетенцию совета директоров (garantF1://10064072.10301 ГК, garantF1://10005712.41000 Закона об АО). Другой пример: принятие решений об участии и о прекращении участия акционерного общества в других организациях относится к компетенции совета директоров, но в обход общего запрета о передаче вопросов, относящихся к компетенции совета директоров, исполнительным органам и согласно уставу может составлять компетенцию исполнительных органов (garantF1://10005712.65171, garantF1://10005712.65022 Закона об АО).

При совершении юридических действий (в частности, сделок) органы юридического лица могут превышать свои полномочия. Если орган превышает полномочия, установленные законом, надлежит обращаться к garantF1://10064072.168 ГК и общему правилу о недействительности (ничтожности) всякой сделки, не соответствующей требованиям законодательства. Напротив, при превышении органом полномочий, ограниченных учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе или как они могут быть очевидны из обстановки, в которой совершается сделка, последняя может быть признана недействительной судом по иску лица, в чьих интересах данные ограничения установлены (т.е. является оспоримой). Для признания ее недействительной истцу важно доказать, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о таких ограничениях. Соответственно ограниченность учредительными документами полномочий органа имеет значение для третьих лиц, только если они знали или должны были знать об этом (garantF1://10064072.174 ГК, ср. со garantF1://10064072.173 ГК).

Деликтоспособность. Юридические лица, имея обособленное имущество, отвечают по своим обязательствам всем своим имуществом (т.е. несут полную имущественную ответственность). Это правило является общим, применяется в подавляющем большинстве случаев и касается всего и всякого имущества юридического лица, в том числе его недвижимости, движимых вещей, денежных средств, ценных бумаг, долей участия и проч. (garantF1://10064072.5601 ГК). Не применяется оно только к учреждениям.

Дело в том, что учреждения частные (созданные гражданином или юридическим лицом) и бюджетные (созданные государством или муниципальным образованием) отвечают по своим обязательствам находящимися в их распоряжении денежными средствами и соответственно не отвечают иным имуществом (которое, таким образом, "застраховано" от обращения на него взыскания).

Автономные учреждения (также созданные государством или муниципальным образованием) отвечают по своим обязательствам всем закрепленным за ними имуществом, за исключением недвижимого имущества и особо ценного движимого имущества, закрепленных за автономным учреждением собственником этого имущества или приобретенных автономным учреждением за счет выделенных собственником средств (garantF1://10064072.120201, garantF1://10064072.120205 ГК).

Отсюда ответственность обычных (частных и бюджетных) учреждений более ограничена в сравнении с ответственностью автономных учреждений. В то же время сказанное в контексте ответственности всех учреждений (как частных и бюджетных, так и автономных) касается только того имущества, которое закреплено за ними собственником или приобретено ими за счет средств, выделенных собственником (garantF1://10064072.2981 ГК), и соответственно не касается имущества, приобретенного ими от собственной доходной (предпринимательской) деятельности. Поэтому имущество, в отношении которого всякое учреждение имеет право самостоятельного распоряжения (garantF1://10064072.2982 ГК), может и должно быть полноценным объектом обращения взыскания без каких-либо ограничений и исключений.

Общим, исходя из редакции garantF1://10064072.5603 ГК, является и другое правило: учредители (участники) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам данного юридического лица, и наоборот. Однако исключения из этого правила согласно абз. 1 п. 3 ст. 56 ГК могут предусматривать не только ГК, но и учредительные документы юридического лица, а значительное число известных на этот счет исключений вообще колеблет значение данного правила как общего. Так, сам закон предусматривает возможность привлечения к ответственности учредителей (участников) юридического лица или собственника его имущества по обязательствам юридического лица в garantF1://10064072.5632, garantF1://10064072.7501, garantF1://10064072.9501, garantF1://10064072.10522, garantF1://10064072.10720, garantF1://10064072.1155, garantF1://10064072.1164002, garantF1://10064072.120201HYPERLINK#sub_221*(221), garantF1://10064072.12104 ГК. В некоторых случаях к ответственности могут привлекаться и другие лица (garantF1://10064072.5632, garantF1://10064072.10522 ГК). Такая ответственность учредителей (участников) юридического лица, собственника его имущества, а иногда и других лиц является запасной или субсидиарной (garantF1://10064072.399 ГК). Обычно она возлагается на субсидиарного ответчика независимо от его вины уже при недостаточности имущества юридического лица (основного ответчика), но иногда возможна при условии вины субсидиарного ответчика (см., например, garantF1://10064072.5632, garantF1://10064072.10522 ГК).

Закон предусматривает также возможность обратного: обращение взыскания на имущество юридического лица по личным обязательствам его учредителя (участника) при недостаточности имущества последнего. Технически это достигается путем выделения части имущества юридического лица в натуре и последующей его продажи или продажи самой доли участия должника в юридическом лице.

Представительства и филиалы. Представительство - обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет его защиту. Филиал - обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства (garantF1://10064072.5501, garantF1://10064072.55001 ГК). Представительства и филиалы может иметь всякое юридическое лицо независимо от его принадлежности к коммерческим или некоммерческим организациям и от формы. Данное право может быть реализовано как в пределах Российской Федерации, так и за ее пределами с соблюдением законодательства соответствующего государства.

Представительства и филиалы имеют общие признаки, обеспечивающие их единство. Представительства (филиалы) - подразделения (составные части) юридического лица, и в этом смысле они сопоставимы с другими его подразделениями (цехами, бригадами, участками, линиями, производствами и т.п.). Как и другие подразделения, сами представительства (филиалы) не являются юридическими лицами, а значит, не имеют правоспособности, поэтому любые попытки наделить представительство (филиал) статусом юридического лица неминуемо вступают в недопустимое противоречие с императивным правилом garantF1://10064072.5503 ГК.

Представительства (филиалы) имеют два специфических признака:

географическую обособленность, т.е. расположенность вне места нахождения юридического лица, которое определяется местом его государственной регистрации, осуществляемой по месту нахождения постоянно действующего исполнительного органа, а при его отсутствии - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица (с garantF1://10064072.54001 ГК);

факультативность в том смысле, что юридическое лицо может не иметь представительств (филиалов), а если имеет, может закрыть их, что никак не скажется на самом факте его существования.

Именно поэтому, даже если какое-либо подразделение юридического лица имеет обособленность, но при этом его существование не носит факультативного характера, оно не является представительством (филиалом). Так, местоположение факультетов и институтов государственного образовательного учреждения "Иркутский государственный университет" не совпадает с местом нахождения данного юридического лица (так называемого главного корпуса), поскольку все они размещаются в разных корпусах, расположенных в разных районах города. Это не означает, что факультеты и институты выступают как представительства (филиалы): если мысленно "отбросить" отдельные факультеты или институты, это, конечно, не скажется на существовании Университета как юридического лица, но что останется от него, если таким образом "отбросить" все факультеты и институты? С представительствами (филиалами) подобный вопрос решается куда проще.

Представительства (филиалы) наделяются имуществом создавшим их юридическим лицом (garantF1://10064072.5503 ГК). Ввиду географической обособленности представительства (филиала) данное имущество экономически учитывается на их отдельном балансе, но из-за отсутствия у них правоспособности не имеет и не может иметь юридического обособления. По этой причине это имущество может быть объектом взыскания по обязательствам юридического лица, причем независимо от того, идет ли речь об обязательствах, связанных с деятельностью данного (или другого) представительства (филиала). По обязательствам, связанным с деятельностью представительства (филиала), ответственность несет юридическое лицо, при этом его ответственность является полной и не ограничивается объемом имущества, предоставленного представительству (филиалу).

Представительства (филиалы) действуют на основании положений, утвержденных юридическим лицом (garantF1://10064072.5503 ГК). Открытие представительств (филиалов) должно быть сопряжено с наличием соответствующей информации в учредительных документах юридического лица, в том числе с необходимостью внесения в них дополнений (garantF1://10064072.55033 ГК).

Руководство деятельностью представительства (филиала) осуществляет руководитель (другие органы закон не предусматривает), который назначается юридическим лицом и действует на основании доверенности (garantF1://10064072.55032 ГК). Поэтому участники гражданского оборота вступают в правовые отношения не с представительством (филиалом) ввиду отсутствия у них правосубъектности, а с создавшим их юридическим лицом через физическое лицо - руководителя представительства (филиала), который является представителем юридического лица и действует в его интересах по доверенности (подробнее о представительстве и доверенности см. garantF1://10064072.1010 ГК).

Представительства (филиалы) следует отличать от дочернего общества (garantF1://10064072.105 ГК, garantF1://12009720.6 Закона об ООО, garantF1://10005712.6 Закона об АО), особенно если последнее состоит из одного лица, т.е. является одночленным (garantF1://10064072.6602 ГК). Создание представительства (филиала) и дочернего общества могут протекать при сходных условиях - стремлении юридического лица распространить сферу своего экономического влияния на другие районы и обеспечить там посредством их создания благоприятные условия для своего бизнеса. Тем не менее представительства (филиалы) не являются юридическими лицами (а значит, испытывают больший контроль и влияние со стороны юридического лица, которое в то же время несет имущественную ответственность за их деятельность). Напротив, дочернее общество, хотя бы и одночленное, - это юридическое лицо со всеми вытекающими отсюда последствиями (в том числе самостоятельной ответственностью). Представительства (филиалы) могут создавать любые юридические лица, дочернее общество - только хозяйственные общества и товарищества. Если хозяйственное общество является одночленным, оно не может само по себе (без постороннего участия) создать дочернее общество (garantF1://10064072.8802 и garantF1://10064072.98062 ГК), но может создать представительство (филиал), на которое подобные ограничения не распространяются.

Представительство отличает от филиала единственный - функциональный - признак. Представительства, как следует из их названия, предназначены только для представления интересов юридического лица и осуществления его защиты. Филиалы могут выполнять все без исключения функции или какую-либо часть функций юридического лица. Они могут выполнять и функции представительства. Отсюда функции филиала шире функций представительства.

§ 3. Возникновение и прекращение юридического лица

Возникновение. Юридические лица возникают первоначально (учреждаются) или в результате реорганизации других юридических лиц как их правопреемники. Выделяют несколько способов возникновения юридических лиц. Наиболее распространенным в условиях рыночной экономики и соответствующим идее автономии воли является явочно-нормативный способ, при котором для государственной регистрации юридического лица учредителю (учредителям) достаточно заявить об этом в регистрирующий орган, который не вправе проверять решение о необходимости и целесообразности создания юридического лица и отказать в его регистрации при формальном наличии всех необходимых документов (порой он, кстати, даже проверяет соответствие представленных учредительных документов закону), при этом от учредителей не требуется получения разрешений или санкций от каких-либо органов. Здесь же следует сказать о так называемом уведомительном способе, используемом, в частности, при создании (государственной регистрации в качестве юридического лица) профсоюза, объединения (ассоциации) профсоюзов, первичной профсоюзной организации, которые могут функционировать и без приобретения статуса юридического лица, т.е. без государственной регистрации (garantF1://10005872.802, garantF1://10005872.809 Закона о профсоюзах).

Самостоятельными способами создания юридического лица являются разрешительный, при котором учредители должны получить разрешение (санкцию) со стороны того или иного государственного органа (в частности, антимонопольного), а также распорядительный, когда юридическое лицо возникает в силу волевого акта компетентного государственного органа (он был распространен в СССР, сегодня таким способом - путем принятия специального закона - возникают государственные корпорации)HYPERLINK#sub_222.

Отказ в государственной регистрации юридического лица допускается только в случаях, установленных законом. Это возможно, в частности, при непредоставлении необходимых документов, обращении в ненадлежащий регистрирующий орган, а также в других случаях (например, если учредительные документы некоммерческой организации противоречат законодательству РФ, если ее наименование оскорбляет нравственность, национальные и религиозные чувства граждан, а также при наличии уже зарегистрированной некоммерческой организации с таким же наименованием). Отказ в государственной регистрации может быть оспорен в суде, а согласно garantF1://10005879.0 о некоммерческих организациях - также и в вышестоящем органе.

Всякое юридическое лицо (в отличие от гражданина) возникает в результате осуществления юридических процедур, общий смысл которых сводится к двум основным этапам: подготовка заинтересованными лицами учредительных документов в письменной форме и их представление в регистрирующий орган; государственная регистрация юридического лица (garantF1://10064072.51, garantF1://10064072.52 ГК).

Редакция и смысл положения garantF1://10064072.5201 ГК (с учетом garantF1://10064072.52013) позволяет сделать вывод, что по общему правилу юридические лица действуют на основании устава, а в оговоренных законом случаях - на основании учредительного договора и устава либо только учредительного договора. На основании устава действуют акционерные общества (garantF1://10064072.9803 ГК), все кооперативы (garantF1://10064072.10801, garantF1://10064072.11602 ГК), а также фонды (garantF1://10064072.11804 ГК). Только на основании учредительного договора функционируют хозяйственные товарищества (garantF1://10064072.70, garantF1://10064072.83 ГК). На основании устава и учредительного договора действуют объединения юридических лиц (п. 1 ст. 122 ГК). Общества с ограниченной и дополнительной ответственностью действуют на основании учредительного договора и устава, если же они являются одночленными - только на основании устава (garantF1://10064072.8901 ГК). При наличии учредительного договора и устава закон отдает предпочтение положениям устава, причем как во внутренних, так и во внешних отношениях (п. 5 ст. 12 Закона об ООО).

Примечательно и то, что Закон о некоммерческих организациях (garantF1://10005879.1401) рассматривает учредительный договор и как основной учредительный документ (в ассоциациях и союзах), и как факультативный учредительный документ, который может заключаться дополнительно к уставу по желанию учредителей (в некоммерческих партнерствах и автономных некоммерческих организациях). В то же время известно мнение, что одновременное наличие устава и учредительного договора избыточно, а также пожелание отказаться от одного из этих документов в пользу другого: учредительный договор мог бы использоваться в формах, предполагающих личное участие учредителей (участников) в деятельности юридического лица, а устав - в остальных случаях. При этом возникновению уставных организаций мог бы предшествовать договор о создании юридического лица, не являющийся учредительным документомHYPERLINK#sub_223.

Учредительный договор заключается, а устав - утверждается учредителями (участниками) юридического лица (garantF1://10064072.52012 ГК).

Закон предъявляет ряд обязательных требований к содержанию учредительных документов, одни из которых относятся ко всякой организации (наименование, место нахождения, порядок управления), другие - к некоторым (определенным) организациям (в частности, ко всем некоммерческим, унитарным предприятиям, а также к другим коммерческим организациям в зависимости от их формы - garantF1://12009720.12 Закона об ООО, garantF1://10005712.11 Закона об АО).

Согласно garantF1://10005879.1403 Закона о некоммерческих организациях учредительные документы некоммерческой организации должны определять ее наименование, содержащее указание на характер деятельности и организационно-правовую форму, место ее нахождения, порядок управления деятельностью, предмет и цели деятельности, сведения о филиалах и представительствах, права и обязанности членов, условия и порядок приема в члены организации и выхода из нее (если организация имеет членство), источники формирования имущества, порядок внесения изменений в учредительные документы, порядок использования имущества при ликвидации и иные положения в соответствии с законом.

Учредительные документы юридического лица могут содержать и другие сведения кроме тех, о которых Закон говорит прямо.

Предмет и цели деятельности юридического лица закрепляются в его учредительных документах не во всех случаях, а только если речь идет: а) о некоммерческих организациях; б) унитарных предприятиях; в) других коммерческих организациях в случаях, предусмотренных Законом. Соответственно, если по закону определение предмета и цели деятельности юридического лица не обязательны, никто не может обязать учредителей (участников) сделать это, сами же они вправе определить предмет и цели деятельности юридического лица, даже если по закону это не обязательно. Определение в учредительных документах предмета и цели деятельности юридического лица свидетельствует о его специальной правоспособности. Отдельно Закон устанавливает, какие сведения должен содержать учредительный договор (garantF1://10064072.5202 ГК, garantF1://10005879.1403 Закона о некоммерческих организациях). В учредительные документы могут вноситься изменения, которые для третьих лиц обычно приобретают силу с момента государственной регистрации (garantF1://10064072.5203 ГК).

Устав и (или) учредительный договор не исчерпывают всего многообразия правовых оснований функционирования юридических лиц. Так, отдельные некоммерческие организации, причем только в случаях, предусмотренных законом, могут действовать на основании общего положения об организациях данного вида (garantF1://10064072.5201 ГК, garantF1://10005879.1401 Закона о некоммерческих организациях). Известны случаи, когда юридическое лицо в принципе не имеет учредительных документов, указанных в п. 1 ст. 52 ГК: их "заменяет" специальный закон, на основании которого организация создается и действует, и который определяет особенности ее правового положения (см. garantF1://10005879.71 Закона о некоммерческих организациях, посвященную государственным корпорациям).

Если юридическое лицо возникает путем слияния двух или нескольких юридических лиц, договор о слиянии, подписанный всеми участниками юридического лица, создаваемого в результате слияния, может быть заменителем учредительного договора. Именно так обстоит дело в обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью. В акционерных обществах учредительный договор отсутствует.

Согласно garantF1://10064072.5101 ГК юридические лица подлежат государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом Законом о регистрации юридических лиц. Упомянутый в начале настоящей главы Закон о регистрации (garantF1://12023875.2) указывает на то, что государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Таким органом являются Федеральная налоговая служба Минфина России и ее территориальные органыHYPERLINK#sub_224.

Государственная регистрация юридического лица основывается на решении регистрирующего органа и сопровождается включением данных о нем в единый государственный реестр юридических лиц, который ведется на бумажном и электронном носителях, содержит установленный законом перечень сведений и является открытым и общедоступным для ознакомления за исключением отдельных сведений, доступ к которым ограничен. Государственная регистрация осуществляется в течение пяти рабочих дней со дня предоставления документов по месту нахождения постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, а в случае его отсутствия - по месту нахождения иного его органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Моментом регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (garantF1://12023875.4, garantF1://12023875.8, garantF1://12023875.11 Закона о регистрации).

Федеральные законы могут устанавливать специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц (garantF1://12023875.10 Закона о регистрации). Так, решение о регистрации некоммерческих организаций (в том числе общественных объединений, политических партий, торгово-промышленных палат, религиозных организаций и иных юридических лиц) принимают Федеральная регистрационная служба Минюста России и ее территориальные органы (Росрегистрация)HYPERLINK#sub_225, а решение о государственной регистрации кредитной организации - Банк РоссииHYPERLINK#sub_226. Но кто бы ни принимал решение о государственной регистрации этих и других организаций, собственно их государственную регистрацию (т.е. внесение в единый государственный реестр юридических лиц) осуществляют Федеральная налоговая служба Минфина России и ее территориальные органы (на основании решения, принятого указанным органом).

Реорганизация. Понятие "реорганизация" закон не раскрывает, однако общий ее смысл состоит в том, что данная юридическая процедура преследует цель создания одних и прекращения других юридических лиц, как правило, связывая между собой эти процессы и обусловливая одно (создание) другим (прекращением). Поэтому реорганизация, с одной стороны, - альтернатива первоначальному возникновению (учреждению) юридических лиц, с другой - один из способов прекращения одного (нескольких) юридических лиц.

Реорганизация возможна в пяти формах (которые для удобства можно представить в виде следующих формул с минимальным набором символов):

а) слияние (A + B = C);

б) присоединение (A + B = A);

в) разделение (A = B + C);

г) выделение (A = A + B);

д) преобразование (A -> B).

Приведенные формулы позволяют разделить процессы реорганизации на три группы.

В первой группе процессы возникновения и прекращения одного (нескольких) юридических лиц протекают параллельно. Так, при слиянии вместо прекращающих существование A и B возникает C, при разделении - вместо прекращающего существование A возникают B и C, наконец, при преобразовании вместо прекращающего существование A возникает B.

Во второй группе (к которой относится только присоединение, иначе - поглощение, вливание) процесс прекращения юридического лица (B) не сопряжен с возникновением какого-либо юридического лица, а потому присоединение - только способ прекращения юридических лиц.

В третьей группе (к которой относится только выделение) процесс возникновения юридического лица (B) не сопряжен с прекращением какого-либо юридического лица, а потому выделение - это только способ возникновения юридических лиц.

Никакие другие формы реорганизации (помимо пяти названных) невозможны, однако возможны комбинации разных форм реорганизации. Так, garantF1://10005712.1901 Закона об АО особо регулирует случаи разделения или выделения, осуществляемые совместно со слиянием или с присоединением.

Все указанные формы реорганизации осуществляются добровольно, т.е. по собственному желанию учредителей (участников) и их решению или по решению уполномоченного органа юридического лица (garantF1://10064072.5701 ГК).

В то же время разделение и выделение возможны также по решению уполномоченных государственных органов или суда (например, по предписанию антимонопольного органа в отношении коммерческих организаций и некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность, приносящую им доход, в случае если они занимают доминирующее положение и систематически осуществляют монополистическую деятельностьHYPERLINK#sub_227). Согласно garantF1://10064072.57022 ГК реорганизация юридического лица по решению государственного органа может (и должна) быть осуществлена учредителями (участниками), уполномоченными ими органом или органом юридического лица, уполномоченным на реорганизацию учредительными документами (вынужденная реорганизация), в противном случае ее осуществляет внешний управляющий - лицо, специально назначенное судом по иску государственного органа для реорганизации юридического лица (принудительная реорганизация).

Слияние, присоединение и преобразование не могут осуществляться принудительно, но иногда требуют согласования с уполномоченными государственными органами, в частности антимонопольными (garantF1://10064072.5703 ГК).

Кроме того, слияние, присоединение, разделение и выделение возможны только в условиях соблюдения чистоты организационно-правовой формы. Это означает, что, к примеру, акционерное общество может слиться только с другим акционерным обществом (или присоединиться к другому акционерному обществу), а результатом разделения производственного кооператива (или выделения из него) могут быть только другие - один или несколько производственных кооперативов и никакие другие формы.

Преобразование предполагает смену одной организационно-правовой формы на другую (garantF1://10064072.5805 ГК), например акционирование унитарного предприятия, т.е. преобразование унитарного предприятия в акционерное общество. Свобода преобразования ограничивается законом (garantF1://10064072.68, garantF1://10064072.9202, garantF1://10064072.10402, garantF1://10064072.112002 ГК, garantF1://10005879.17 Закона о некоммерческих организациях), при этом иногда закон запрещает преобразование одной формы коммерческой организации в другую, иногда же разрешает преобразование коммерческой организации в некоммерческую и наоборот. Так, хозяйственные общества не могут преобразоваться в хозяйственные товарищества (ст. 68, п. 2 ст. 92, п. 2 ст. 104 ГК), однако акционерное общество может преобразоваться в некоммерческое партнерство (garantF1://10005712.20 Закона об АО), унитарное предприятие - в учреждение (garantF1://12028965.34 Закона об УП), некоммерческое партнерство и частное учреждение - в хозяйственное общество, а объединение юридических лиц (ассоциация или союз) - в хозяйственное общество или товарищество (см. garantF1://10005879.171, garantF1://10005879.172, garantF1://10005879.174 Закона о некоммерческих организациях). Понятно, что преобразование коммерческой организации в некоммерческую сопряжено с переходом от универсальной (по общему правилу) правоспособности к специальной, а преобразование некоммерческой организации в коммерческую - с переходом от специальной правоспособности к универсальной (по общему правилу).

Специфической чертой всякой реорганизации независимо от ее формы является универсальное правопреемство, т.е. процесс перехода прав и обязанностей как единого целого от одного юридического лица (правопредшественника) к другому юридическому лицу (правопреемнику). Правопреемство охватывает все права и обязанности юридического лица, а не только вытекающие из обязательств с его участием (как это может ошибочно показаться исходя из garantF1://10064072.5901 ГК).

При слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу.

При разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам.

При присоединении одного юридического лица к другому права и обязанности первого переходят ко второму.

При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица.

Наконец, при преобразовании юридического лица к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица (garantF1://10064072.58 ГК).

Формально правопреемство документируют: передаточный акт (при слиянии, присоединении и преобразовании) или разделительный баланс (при разделении и выделении) (garantF1://10064072.5901 ГК). Если разделение или выделение происходит одновременно со слиянием или с присоединением, разделительный баланс выполняет функции передаточного акта (garantF1://10005712.19018 Закона об АО). Согласно garantF1://10064072.590202 ГК (и с учетом garantF1://10064072.5701, garantF1://10064072.5702 ГК) при реорганизации юридического лица добровольной передаточный акт или разделительный баланс утверждаются его учредителями (участниками), при вынужденной - уполномоченным государственным органом, принявшим решение о реорганизации, при принудительной - судом. Передаточный акт или разделительный баланс представляются вместе с учредительными документами для государственной регистрации вновь возникших юридических лиц или внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц. Их непредоставление (равно как и отсутствие в них положений о правопреемстве по обязательствам реорганизованного юридического лица) влекут отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (п. 2 ст. 59 ГК). Данное последствие может касаться только тех четырех из пяти форм реорганизации, при которых возникают новые юридические лица (оно не касается присоединения). В свою очередь, некачественное документирование правопреемства не является безусловным препятствием для правопреемства как такового, что подтверждает правило garantF1://10064072.6003 ГК.

Помимо передаточного акта и разделительного баланса, предусмотрено заключение договора о слиянии (между сливающимися обществами) или присоединении (между присоединяемым обществом и обществом, к которому происходит присоединение) для соответствующих форм реорганизации. Договоры о слиянии и присоединении, а также решения о реорганизации посредством других форм должны содержать ряд существенных условий, определяемых законом (garantF1://10005712.1603, garantF1://10005712.1703, garantF1://10005712.1803, garantF1://10005712.1903, garantF1://10005712.2003 Закона об АО). В обществах с ограниченной ответственностью (а в силу п. 3 ст. 95 ГК - и в обществах с дополнительной ответственностью) договор о слиянии заменяет учредительный договор и признается учредительным документом общества, создаваемого путем слияния (см. garantF1://12009720.66000 Закона об ООО).

Процесс реорганизации юридического лица затрагивает интересы его кредиторов.

1. Согласно garantF1://10064072.6001 ГК лица, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом его кредиторов. Им небезразличны любые формы реорганизации - будь то слияние, в результате которого возникает одно большое, но совсем не обязательно "экономически благополучное" юридическое лицо, или разделение, в результате которого возникают несколько мелких юридических лиц. Реорганизация юридического лица в любой ее форме сопряжена с универсальным правопреемством, т.е. переходом всех прав и обязанностей как единого целого от одного субъекта к другому. Поскольку в этом случае не применяется правило о необходимости согласования кредитором сделки по переводу должником своего долга на другое лицо (garantF1://10064072.39101 ГК), и, следовательно, кредитор не может воспрепятствовать переводу долга (а также самой реорганизации должника), согласно garantF1://10064072.6002 ГК до реорганизации должника кредитор вправе потребовать от него или прекращения обязательства (garantF1://10064072.1026 ГК), или досрочного его исполнения, а кроме того - возмещения убытков, иначе кредитору придется "иметь дело" не с самим должником, а с его правопреемником. Поскольку закон не регулирует последствия неисполнения реорганизуемым юридическим лицом обязанности по уведомлению кредиторов о предстоящей реорганизации, в литературе отмечается целесообразность предоставления права на судебное оспаривание реорганизации и признание ее несостоявшейся (при неуведомлении всех или большинства кредиторов) либо права требования досрочного исполнения (прекращения) обязательства от любого или всех правопреемников должника в порядке солидаритета по аналогии с правилом garantF1://10064072.6003 ГК (при неуведомлении отдельных кредиторов)HYPERLINK#sub_228.

2. При слиянии юридических лиц все права и обязанности каждого из них переходят к юридическому лицу, созданному в результате слияния. При присоединении одного юридического лица к другому к последнему также переходят все права и обязанности присоединенного юридического лица. Наконец, при преобразовании одного юридического лица в другое все права и обязанности первого переходят ко второму. Особых вопросов здесь не возникает, достаточно, чтобы передаточный акт отражал информацию по всем переходящим в порядке правопреемства обязательствам, в том числе спорным (garantF1://10064072.5901 ГК).

Сложнее обстоит дело при разделении и выделении. Составляемый в таких случаях разделительный баланс, так же как и передаточный акт, должен содержать информацию о всех переходящих в порядке правопреемства обязательствах, в том числе спорных (garantF1://10064072.5901 ГК). Если он не позволяет определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по его обязательствам перед его кредиторами (garantF1://10064072.6003 ГК). Однако дело здесь не столько в этом, сколько в том, что при разделении и выделении права и обязанности юридического лица подлежат распределению между двумя и более юридическими лицами. Поскольку закон не устанавливает никаких принципов и правил распределения прав и обязанностей, можно предположить, что соответствующий механизм устанавливают сами лица, заинтересованные в реорганизации юридического лица, либо публичные субъекты - компетентные государственные органы или суд (garantF1://10064072.5702 ГК). Но даже в условиях столь очевидной свободы распределения имущественной массы едва ли можно согласиться с той крайней ситуацией, когда бы при разделении или выделении одно юридическое лицо получило только права, а другое - только обязанности. В последнем случае могут пострадать третьи лица (кредиторы). Именно поэтому, принимая во внимание основополагающие гражданско-правовые принципы добросовестности, разумности и справедливости (garantF1://10064072.60002 ГК) и недопустимости злоупотребления правом при его осуществлении (garantF1://10064072.10 ГК), при реализации права на реорганизацию юридического лица и распределении прав и обязанностей в порядке правопреемства при разделении или выделении целесообразно руководствоваться правилом пропорциональности (т.е. наделение большим объемом прав должно сочетаться с возложением соответствующего объема обязанностей, и наоборот). Такой подход будет обеспечивать интересы тех кредиторов, которые по каким-то причинам не воспользовались правом, предусмотренным garantF1://10064072.6002 ГК. Кроме того, именно этот подход соответствует идее универсального правопреемства, согласно которому права и обязанности переходят как единое целое от одного юридического лица к другому.

Процедура реорганизации сопровождается и завершается внесением в единый государственный реестр юридических лиц соответствующих сведений о возникших и прекративших существование юридических лицах.

Реорганизацию следует отличать от ряда других мероприятий, с которыми так или иначе связано изменение организационной и (или) имущественной составляющей юридического лица. Так, ее следует отличать:

от изменения состава участников юридического лица (в том числе смены собственника его имущества);

изменения состава и размера имущественных взносов участников в имущество юридического лица;

изменения внутренней структуры (устройства) юридического лица (слияния или разделения цехов, бригад, производств, в том числе филиалов и представительств и т.п.);

изменения органов юридического лица (например, формирования в хозяйственном обществе отсутствовавшего прежде совета директоров или отказа от директора в пользу управляющего или управляющей организации);

создания товариществом или обществом дочернего общества по принципу одночленной компании;

комплексного отчуждения имущества юридического лица.

Все эти мероприятия отличаются от реорганизации тем, что изменения (состава участников, размера или структуры имущества, подразделений, органов и т.п.) происходят в рамках одного и того же существующего субъекта при отсутствии какого-либо другого субъекта-правопреемника, а иногда - при отсутствии необходимого для реорганизации признака универсального правопреемства (например, дочернее общество наделяется учредителем только имущественными "активами", но не "пассивами", а в таких условиях говорить возможно только о сингулярном правопреемстве). При комплексном отчуждении имущества юридического лица и вовсе имеют место два разных субъекта - отчуждатель и приобретатель (имущества), связанные между собой отчуждательной сделкой (в частности, договором продажи предприятия - garantF1://10064072.20559 ГК), причем ни тот ни другой не прекращаются и не возникают вновь (как того требует реорганизация).

Сложнее соотнести реорганизацию в форме преобразования и изменение вида юридического лица в рамках единой формы (например, переход от закрытого акционерного общества к открытому или от казенного предприятия к предприятию, основанному на праве хозяйственного ведения). Поскольку сам законодатель явно смешивает вид и форму преобразуемого юридического лица (garantF1://10064072.5805 ГК), говорит о преобразовании закрытого акционерного общества в открытое (garantF1://10005712.7033 Закона об АО) и о том, что "не является реорганизацией изменение вида (курсив авт.) унитарного предприятия", о преобразовании казенного предприятия в обычное (соотв. garantF1://12028965.294 и garantF1://12028965.29502 Закона об УП), постольку само преобразование (и сопряженное с ним правопреемство) можно рассматривать двояко: в связи с реорганизацией как одну из ее форм; вне связи с реорганизацией как простое видоизменение, происходящее в рамках единой организационно-правовой формы.

Ликвидация. Ликвидация - процедура, направленная на прекращение юридического лица без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (garantF1://10064072.6101 ГК). Законодатель, формулируя понятие "ликвидация", таким образом, под отсутствием правопреемства имел в виду отсутствие не любого, а только универсального правопреемства, поскольку процедура ликвидации сама по себе не исключает сингулярное (частичное) правопреемство, т.е. переход отдельных прав и обязанностей ликвидируемого юридического лица к другим лицам. Так, права ликвидируемого юридического лица могут переходить к его кредиторам в результате расчетов с ними. Что же касается его учредителей (участников), они также в ряде случаев могут "наследовать" как его права (получая остаточное имущество, т.е. имущество, оставшееся после расчетов с кредиторами, - так называемую ликвидационную стоимость, или квоту), так и его обязанности (отвечая в субсидиарном порядке по его обязательством перед кредиторами). Таким образом, именно отсутствие универсального правопреемства принципиально отличает ликвидацию от любой формы реорганизации.

Юридическое лицо может быть ликвидировано:

добровольно - по решению его учредителей (участников) либо уполномоченного органа, в том числе в связи с истечением срока, на который оно создано, и с достижением цели, ради которой создано;

или недобровольно - по инициативе уполномоченных государственных или муниципальных органов и по решению суда в случае грубых и неустранимых нарушений закона, допущенных при его создании, либо осуществления деятельности без лицензии, либо запрещенной законом, либо с нарушением garantF1://10003000.0 РФ, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов, а также при систематическом осуществлении некоммерческой организацией (в том числе общественной или религиозной организацией (объединением), благотворительным или иным фондом) деятельности, противоречащей ее уставным целям, и, кроме того, в других случаях, предусмотренных ГК (см., например, garantF1://10064072.81, garantF1://10064072.86).

Суд может возложить обязанности по ликвидации на учредителей (участников) данного юридического лица или на его орган. При осуществлении указанными лицами возложенной на них обязанности ликвидация является вынужденной, во всех иных случаях суд назначает ликвидатора сам, а ликвидация в таком случае является принудительной (garantF1://10064072.6112, garantF1://10064072.6103 ГК).

Сущность и смысл ликвидации сводится к следующему. Субъект, принявший решение о ликвидации, обязан письменно сообщить об этом в регистрирующий (налоговый) орган для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о том, что данное юридическое лицо находится в процессе ликвидации (garantF1://10064072.6201 ГК, garantF1://12023875.2201 Закона о регистрации). С этого момента его правоспособность претерпевает ограничения: не допускается регистрация изменений в учредительные документы, регистрация юридических лиц, учредителем которых выступает данное юридическое лицо, или которые возникают в результате его реорганизации (garantF1://12023875.2002 Закона о регистрации). Субъект, принявший решение о ликвидации, обязан назначить ликвидационную комиссию (ликвидатора), установить порядок и сроки ликвидации, уведомить регистрирующий орган о формировании ликвидационной комиссии или о назначении ликвидатора (garantF1://12023875.2003 Закона о регистрации). С момента назначения ликвидационной комиссии (ликвидатора) к ней переходят полномочия по управлению делами ликвидируемого юридического лица, она же выступает от его имени в суде (garantF1://10064072.6202, garantF1://10064072.6203 ГК, garantF1://10005879.1804 Закона о некоммерческих организациях), и только некоторые полномочия сохраняются за прежними органами (garantF1://10064072.63022, garantF1://10064072.6305 ГК).

Ликвидационная комиссия (ликвидатор) последовательно осуществляет ряд действий:

публикует информацию о ликвидации юридического лица, о порядке и сроке заявления требований его кредиторами (данный срок не может быть менее двух месяцев с момента публикации о ликвидации);

ведет работу по выявлению кредиторов ликвидируемого юридического лица и получению дебиторской задолженности (т.е. долгов других лиц перед ликвидируемым юридическим лицом);

письменно уведомляет кредиторов о предстоящей ликвидации;

по окончании срока для предъявления требований кредиторами составляет промежуточный ликвидационный баланс и уведомляет об этом регистрирующий орган;

исходя из соотношения объема требований кредиторов юридического лица к объему его имущества решает вопрос о проведении общей процедуры ликвидации или о возбуждении процедуры банкротства и открытии конкурсного производства;

осуществляет (по итогам промежуточного ликвидационного баланса и при достаточности общей имущественной массы ликвидируемого юридического лица) расчеты с кредиторами вначале деньгами юридического лица, а при их недостаточности - средствами от продажи его имущества с публичных торгов (об особенности обращения взыскания на имущество учреждений - garantF1://10064072.120201, garantF1://10064072.120205 ГК);

составляет (по итогам расчетов с кредиторами) окончательный ликвидационный баланс;

распоряжается согласно закону остаточным (после расчетов с кредиторами) имуществом юридического лица;

уведомляет регистрирующий орган о завершении ликвидации и представляет для регистрации в связи с ликвидацией необходимые документы.

Ликвидация юридического лица завершается внесением в единый государственный реестр юридических лиц соответствующей записи, юридическое лицо считается прекратившем существование с момента ее внесения (garantF1://10064072.63 ГК).

Закон устанавливает очередность удовлетворения требований кредиторов (garantF1://10064072.64010 ГК), исходя из принципа приоритетности одних требований перед другими.

Очевидное преимущество имеют выплаты, носящие социальный характер и имеющие своим адресатом граждан. Так, наиболее приоритетными, а потому подлежащими удовлетворению в первую очередь признаются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей (garantF1://10064072.10932 ГК), а также по требованиям о компенсации морального вреда.

Специальное правило о первоочередном удовлетворении требований кредиторов закон устанавливает для случаев ликвидации банка, привлекающего средства граждан: в первую очередь удовлетворяются требования граждан, являющихся кредиторами банков по заключенным с ним договорам банковского вклада и (или) банковского счетаHYPERLINK#sub_229, а также требования организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, в связи с выплатой возмещения по вкладам в соответствии с garantF1://12033717.0 о страховании вкладов граждан в банках и Банке России.

Во вторую очередь выплачиваются выходные пособия и заработная плата лицам, работающим (а также работавшим) по трудовому договору, а также вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности. Привилегированность данной категории кредиторов объясняют тем, что из-за ликвидации они: а) теряют основной, а подчас - единственный источник средств существования; б) обычно являются кредиторами единственного должника (а значит, теряют все, включая рабочее место), прочие же кредиторы, имея многих должников, рискуют потерять разве что одно требование из многих имеющихся;в)"авансируя" своим трудом юридическое лицо (поскольку заработная плата выплачивается по завершении работы), не имеют при этом никаких гарантий своего "кредита"HYPERLINK#sub_230

В третью очередь погашается задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды (в частности, долги по налогам и т.п.).

В четвертую очередь производятся расчеты с другими кредиторами.

Кредиторы первых двух очередей получают причитающиеся им выплаты начиная со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса. Выплаты кредиторам третьей и четвертой очереди производятся по истечении одного месяца со дня его утверждения (garantF1://10064072.6304 ГК).

Закон исходит из принципа последовательности и исключает возможность одновременного удовлетворения требований кредиторов разных очередей: требования каждой очереди удовлетворяются только после полного удовлетворения требований предыдущей очереди, а если имущества юридического лица недостаточно, оно по общему правилу (если иное не установлено законом) распределяется между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам требований, подлежащих удовлетворению (garantF1://10064072.6402, garantF1://10064072.6403 ГК). Таким образом, имущества ликвидируемого юридического лица может быть достаточно для удовлетворения требований кредиторов только некоторых очередей, в этом случае кредиторы последующих очередей остаются без удовлетворения.

Если же имущества недостаточно для удовлетворения требований кредиторов в рамках одной очереди, закон исходит из принципа пропорциональности.

Закон устанавливает только четыре очереди кредиторов ликвидируемого юридического лица. Поскольку никаких других очередей не существует, все те, кто не попал в три первые очереди, являются кредиторами последней, четвертой, очереди и имеют среди кредиторов этой очереди равные условия получения удовлетворения. Тем не менее особым статусом в иерархии кредиторов обладают так называемые залоговые кредиторы, т.е. кредиторы, требования по обязательствам которых обеспечены залогом имущества ликвидируемого юридического лица. Прежде они были самостоятельными и единственными представителями третьей очереди, но теперь "уступили" ее бюджету и внебюджетным фондам (которые ранее следовали за ними в списке очередников и имели соответственно четвертую очередь). Согласно общему правилу в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом (garantF1://10064072.3341 ГК). Как раз такое изъятие и формулирует garantF1://10064072.64010 ГК: требования залоговых кредиторов не имеют преимущества перед кредиторами первой и второй очереди, если их права требования возникли до заключения договора залога (а потому до полного удовлетворения этих требований залоговые кредиторы не могут обратить взыскание на заложенное имущество), однако перед всеми остальными кредиторами (в том числе перед бюджетом, внебюджетными фондами, а также всеми теми, кому закон отводит четвертую очередь) требования залоговых кредиторов признаются преимущественными. Требования залоговых кредиторов удовлетворяются из стоимости заложенного имущества (за счет средств от продажи предмета залога), соответственно те их требования, которые не были удовлетворены за счет средств от продажи предмета залога, уже не имеют никаких преимуществ и удовлетворяются в составе требований кредиторов четвертой очереди, т.е. после требований бюджета и внебюджетных фондов и одновременно со всеми остальными кредиторами на равных условиях (garantF1://10064072.6402 ГК).

При отказе ликвидационной комиссии удовлетворить требования кредитора (или уклонении от их рассмотрения) они могут быть удовлетворены по решению суда до утверждения окончательного ликвидационного баланса за счет остаточного имущества юридического лица. Требования кредиторов, заявленные после истечения установленного ликвидационной комиссией срока для их предъявления, удовлетворяются из имущества ликвидируемого юридического лица, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, заявленных в срок. Поскольку ликвидация влечет прекращение юридического лица без перехода прав и обязанностей к другим лицам (правопреемства), требования кредиторов ликвидируемого юридического лица, не удовлетворенные из-за недостаточности его имущества, считаются погашенными. Погашенными считаются также требования, не признанные ликвидационной комиссией, если кредитор не обращался с иском в суд, а также требования, в удовлетворении которых судом было отказано (garantF1://10064072.6404 ГК).

Несколько слов о судьбе остаточного имущества, т.е. имущества ликвидируемого юридического лица, оставшегося после расчетов с кредиторами.

1. Согласно garantF1://10064072.6307 ГК, если речь идет о той значительной части юридических лиц, в отношении которых или в отношении имущества которых их учредители (участники) сохраняют имущественные - обязательственные или вещные - права (garantF1://10064072.4802 ГК), такое имущество по общему правилу (если иное не предусмотрено законодательством или учредительными документами юридического лица) передается учредителям (участникам) как ликвидационная стоимость (квота). Именно так обстоит дело в унитарных предприятиях, учреждениях, хозяйственных товариществах и обществах, кооперативах. Между тем во всех этих организациях механизм распределения остаточного имущества между участниками неодинаков и имеет свои особенности.

Поскольку garantF1://12028965.0 о предприятиях не решает вопрос о судьбе остаточного имущества унитарного предприятия, оно в силу garantF1://10064072.6307 ГК передается учредителю (собственнику).

Остаточное имущество автономного учреждения (в том числе имущество, на которое не может быть обращено взыскание по его обязательствам) также без каких-либо вариантов передается учредителю (собственнику) (garantF1://90157.193 Закона об автономных учреждениях), а вот остаточное имущество частного учреждения передается его учредителю (собственнику) только в том случае, если иное не предусмотрено законами и иными правовыми актами РФ или учредительными документами такого учреждения (garantF1://10005879.2003 Закона о некоммерческих организациях).

Остаточное имущество в производственном кооперативе делится между его членами в порядке, предусмотренном не законом, а уставом кооператива или соглашением членов кооператива (garantF1://10064631.275 Закона о производственных кооперативахHYPERLINK#sub_231).

Остаточное имущество в потребительском кооперативе (обществе) делится между его членами, если иное не предусмотрено уставом, но во всяком случае имущество неделимого фонда подлежит передаче другому (другим) кооперативам на основании решения общего собрания ликвидируемого потребительского общества (garantF1://10005423.710000, garantF1://10005423.720000 Закона о потребительской кооперацииHYPERLINK#sub_232).

В обществах с ограниченной (и дополнительной) ответственностью в первую очередь выплачивается распределенная, но не выплаченная прибыль, во вторую - прочее имущество делится между всеми участниками пропорционально их долям в уставном капитале (с garantF1://12009720.85000 Закона об ООО).

Более сложен механизм распределения остаточного имущества в акционерных обществах, где учитывается наличие акций, подлежащих выкупу, а также привилегированных акций, в том числе с фиксированным размером ликвидационной стоимости (квоты) (см. garantF1://10005712.200000 Закона об АО).

2. Иное дело - общественные и религиозные организации (объединения), фонды, объединения юридических лиц, автономные некоммерческие организации. Поскольку учредители (участники) этих юридических лиц не имеют в отношении них никаких имущественных прав (см. garantF1://10064072.4803 ГК, garantF1://10005879.100102 Закона о некоммерческих организациях), они не имеют и права на ликвидационную квоту. Остаточное имущество этих организаций (кстати, среди них нет ни одной коммерческой) направляется в соответствии с учредительными документами некоммерческой организации на цели, в интересах которых она была создана, и (или) на благотворительные цели. Если использование имущества ликвидируемой некоммерческой организации в соответствии с ее учредительными документами не представляется возможным, оно обращается в доход государства (garantF1://10005879.2001 Закона о некоммерческих организациях).

3. В отношении некоторых форм юридических лиц и вовсе установлены специфические варианты. Так, имущество некоммерческого партнерства, оставшееся после расчетов с кредиторами, может "вернуться" члену партнерства в виде ликвидационной квоты, по общему правилу (если иное не установлено федеральными законами или учредительными документами некоммерческого партнерства), только в части, а именно - не более, чем в размере его имущественного взноса в данное партнерство. Остальное имущество из числа остаточного опять-таки идет на те цели, ради которых партнерство создавалось и (или) на благотворительные цели, либо (при невозможности его использования в соответствии с учредительными документами) обращается в доход государства (garantF1://10005879.803, garantF1://10005879.2002 Закона о некоммерческих организациях).

Судьбу имущества ликвидируемой государственной корпорации должен определять соответствующий закон (garantF1://10005879.71302 Закона о некоммерческих организациях).

Специальные случаи ликвидации. Закон предусматривает возможность упрощенной ликвидации недействующих (прекративших деятельность) юридических лиц путем исключения их из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа. Так, юридическое лицо, которое: а) в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности согласно законодательству РФ о налогах и сборах и б) не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность и может быть исключено из Единого государственного реестра юридических лиц. Решение о предстоящем исключении юридического лица из реестра принимает регистрирующий орган, который должен в течение трех дней с момента принятия такого решения опубликовать соответствующую информацию, а также сведения о порядке и сроках направления заявлений всем лицам, чьи права и законные интересы могут быть затронуты в связи с его исключением (включая само недействующее юридическое лицо и его возможных кредиторов). При отсутствии каких-либо заявлений в течение трех месяцев с момента опубликования указанных сведений юридическое лицо автоматически исключается из реестра, в противном случае (т.е. при наличии заявлений) решение о его исключении из реестра не принимается, а само юридическое лицо может быть ликвидировано только в общем порядке (garantF1://12023875.211 Закона о регистрации). Упрощенная процедура ликвидации юридического лица направлена на поддержание "чистоты" реестра, поскольку позволяет оперативно "очищать" его от юридических лиц, которые существуют de jure, но не de facto. Причины такой ситуации могут быть разные, например, юридическое лицо было создано, но никогда не функционировало или было "брошено" его участниками без каких-либо долгов; нельзя исключать также случаи неизвестности судьбы юридического лица и его участников и т.п.

Другой специальный случай ликвидации юридического лица - его несостоятельность (банкротство), т.е. состояние, когда юридическое лицо не может удовлетворить требования кредиторов. Согласно garantF1://10064072.6104 ГК участь несостоятельности (банкротства) может постичь все юридические лица, кроме казенного предприятия (из коммерческих организаций), а также кроме учреждения, политической партии и религиозной организации (из некоммерческих организаций). Если за указанными изъятиями стоимость имущества юридического лица недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно может и должно быть ликвидировано только в результате признания его банкротом, при этом основания признания банкротом, порядок ликвидации и все сопутствующие вопросы устанавливаются Законом о банкротстве (garantF1://10064072.65 ГК). Кстати, Закон о банкротстве посвящен не только вопросам ликвидации юридического лица: наряду с ликвидацией (конкурсным производством - garantF1://85181.7000) он предусматривает также антикризисные процедуры, направленные на предотвращение несостоятельности (банкротства) (наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление - garantF1://85181.4000). Все они (а также мировое соглашение, направленное на прекращение производства по делу о банкротстве - garantF1://85181.8000) могут применяться в рамках производства по делу о несостоятельности (банкротстве) (garantF1://85181.27).

В случае если арбитражный суд признает юридическое лицо несостоятельным (банкротом), к последнему применяется ликвидационная процедура - конкурсное производство, вводимое сроком на один год с возможностью его продления не более чем на шесть месяцев (garantF1://85181.124 Закона о банкротстве). С даты признания банкротом юридическое лицо (должник) претерпевает серьезные изменения:

считается наступившим срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника, прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней), процентов и иных финансовых санкций по всем видам задолженности должника, сведения о финансовом состоянии должника перестают относиться к конфиденциальной информации или коммерческой тайне и др.;

прекращаются полномочия руководителя должника и иных его органов, за исключением полномочий органов, которые в соответствии с учредительными документами могут принимать решения о заключении крупных сделок, соглашений об условиях предоставления денежных средств третьим лицом или третьими лицами для исполнения обязательств должника;

управление юридическим лицом переходит к специально назначаемому арбитражным судом конкурсному управляющему, действующему под контролем собрания (комитета) кредиторов и арбитражного суда (garantF1://85181.126, garantF1://85181.127, garantF1://85181.143 Закона о банкротстве). Конкурсный управляющий несет обязанности и имеет права, в частности, принимает в ведение имущество должника и проводит его инвентаризацию и независимую оценку, принимает меры по обеспечению сохранности имущества, мероприятия по его поиску, выявлению и возврату, взыскивает задолженность, возражает против требований, распоряжается имуществом должника, увольняет его работников и др. (garantF1://85181.129 Закона о банкротстве). Именно он (а не ликвидационная комиссия) осуществляет ликвидацию юридического лица.

Все имущество должника на момент открытия конкурсного производства, в том числе выявленное в ходе него, за некоторыми изъятиями составляет конкурсную массу (garantF1://85181.131, garantF1://85181.132 Закона о банкротстве). За счет нее и погашаются требования кредиторов к банкроту. Среди таких требований Закон о банкротстве выделяет следующие категории требований.

1. Внеочередные текущие требования (судебные расходы должника, текущие коммунальные и эксплуатационные платежи, необходимые для осуществления деятельности должника, иные расходы, связанные с проведением конкурсного производства).

2. Очередные требования (при этом первоочередными кредиторами являются граждане, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также компенсации морального вреда, во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности, в третью очередь - расчеты с другими кредиторамиHYPERLINK#sub_233).

3. Итоговые требования (требования конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, а также требования об уплате обязательных платежей, возникшие после открытия конкурсного производства, независимо от срока их предъявления, которые удовлетворяются за счет остаточного имущества должника) (garantF1://85181.134, garantF1://85181.1424 Закона о банкротстве).

После расчетов с кредиторами конкурсный управляющий должен представить в арбитражный суд отчет о результатах конкурсного производства (в том числе документы, подтверждающие продажу имущества должника, реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований, документы, подтверждающие погашение требований). После рассмотрения данного отчета арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства, которое является основанием для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника. С даты внесения такой записи конкурсное производство считается завершенным (garantF1://85181.147, garantF1://85181.149 Закона о банкротстве).

Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) отдельных категорий юридических лиц (градообразующих, сельскохозяйственных, финансовых организаций, стратегических предприятий и организаций, субъектов естественных монополий) имеет особенности (garantF1://85181.168, garantF1://85181.169 Закона о банкротстве), а иногда - даже осуществляется в рамках специального законаHYPERLINK#sub_234.

Глава 8. Коммерческие организации как субъекты гражданских правоотношений

§ 1. Полное товарищество

Общие положения. Полным признается товарищество, участники которого в соответствии с заключенным договором занимаются предпринимательством от имени товарищества и несут ответственность по его обязательствам принадлежащим им имуществом (garantF1://10064072.6901 ГК)HYPERLINK#sub_235. В отношении товарищества действуют три категории норм garantF1://10064072.1004 ГК: специальные нормы подпараграфа 2 § 2 (garantF1://10064072.69); нормы подпараграфа 1 § 2, общие для всех хозяйственных товариществ и обществ (garantF1://10064072.66); нормы § 1, общие для всех юридических лиц (garantF1://10064072.48).

Товарищество - особая коммерческая организация: специальным статусом предпринимателя обладает оно само как юридическое лицо, а также занимающиеся предпринимательством и выступающие от его имени участники, которыми могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации, к тому же полным товарищем лицо может быть одновременно только однажды (garantF1://10064072.6640, garantF1://10064072.69002, garantF1://10064072.8203 ГК). Обычно смысл правила абз. 1 п. 4 ст. 66 объясняют следующим: поскольку участник ведет дела товарищества и выступает от его имени самостоятельно (а участие в предпринимательской деятельности требует специального статуса), он должен быть предпринимателемHYPERLINK#sub_236. Однако поскольку участник выступает в обороте от имени товарищества (garantF1://10064072.6901 ГК), а значит, правовой эффект от его деятельности возникает у товарищества непосредственно, не лишены оснований пожелания расширить круг полных товарищей за счет дееспособных физических лиц вообщеHYPERLINK#sub_237.

Закон признает существенной связь между товариществом и его участниками. Устойчивость товарищества зависит от состава его участников. При выходе или смерти участника, признании его безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченно дееспособным, несостоятельным (банкротом), его реорганизации по решению суда, ликвидации или обращении взыскания на часть имущества, соответствующую его доле в складочном капитале, товарищество подлежит ликвидации. Это правило является общим: товарищество может продолжить свою деятельность, если это предусмотрено учредительным договором или соглашением остающихся участников (garantF1://10064072.7601, garantF1://10064072.810002 ГК). В случае смерти участника его наследник может вступить в товарищество лишь с согласия других участников. Это замечание по общему правилу касается и правопреемника юридического лица, участвовавшего в товариществе (см. garantF1://10064072.7802 и garantF1://10064072.780202 ГК).

Участники вправе управлять делами товарищества и одновременно обязаны участвовать в его деятельности (garantF1://10064072.67, garantF1://10064072.7301 ГК), при принятии решений голосование, как правило, подчиняется формуле "один участник - один голос" (garantF1://10064072.7102 ГК).

Фирма товарищества должна содержать либо имена (наименования) всех его участников, либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов "и компания" и слова "полное товарищество" (garantF1://10064072.6903 ГК).

Создание. Товарищество приобретает правоспособность в момент создания (garantF1://10064072.4903 ГК), для чего необходим фактический состав из двух основных последовательных фактов: заключения учредительного договора и акта регистрации на его основе товарищества. Государственная регистрация товарищества связывается с внесением территориальными налоговыми органами соответствующей записи в Реестр (garantF1://10064072.5102 ГК). Поскольку факт внесения в Реестр имеет правоустанавливающее значение, государственная регистрация носит конститутивный характер. Товарищество может быть создано первоначально путем учреждения или в результате реорганизации (и правопреемства), в том числе преобразования товарищества на вере или производственного кооператива (garantF1://10064072.6801, garantF1://10064072.112002 ГК).

Учредительный договор - единственный учредительный документ товарищества (garantF1://10064072.5201, ст. 70 ГК). С момента его заключения он устанавливает для участников те или иные юридические обязанности (garantF1://10064072.7302 ГК) и регулирует только внутренние отношения в товариществе, а поскольку на этапе создания товарищества (вплоть до момента его регистрации) никакого другого договора (кроме учредительного) нет, регулирование внутренних отношений объективно существует до и независимо от создания товарищества и обеспечивается именно учредительным договоромHYPERLINK#sub_238. Для заключения учредительного договора надлежит согласовать все существенные его условия (п. 1 ст. 432, garantF1://10064072.4331 ГК). Несогласование хотя бы одного из них (п. 2 ст. 70, garantF1://10064072.4320 ГК) влечет незаключенность договора и препятствует регистрации товарищества. К существенным относятся условия о размере и составе складочного капитала, размере и порядке изменения долей каждого участника в складочном капитале, размере, составе, сроках и порядке внесения вкладов по формированию складочного капитала, ответственности за нарушение обязанностей по внесению вкладов (garantF1://10064072.7012 ГК). Учредительный договор должен содержать также обязательные для всех юридических лиц наименование и местонахождения товарищества. Общее правило об универсальной правоспособности большинства коммерческих организаций не требует, чтобы учредительный договор формулировал предмет деятельности товарищества (что, однако, не мешает участникам сделать это, ограничив тем самым его правоспособность - garantF1://10064072.5202 ГК). Вопрос о том, является ли существенным условие об органах управления в товариществе, не имеет однозначного решения: а) в товариществе закон вообще не предусматривает органов управления как таковых, провозглашая только общие принципы управления и ведения дел; б) всякий раз этот вопрос может решаться как положительно (если исходить из императивности правила п. 2 ст. 52 ГК и в особенности с точки зрения чиновника), так и отрицательно (учитывая, что garantF1://10064072.7101 ГК устанавливает принцип единогласия всех товарищей, а назначение договора видит как раз в обратном - в обозначении случаев, когда действует принцип большинства).

Согласно garantF1://10064072.7001 ГК учредительный договор заключается в письменной форме в виде единого документа (garantF1://10064072.1601, garantF1://10064072.4342 ГК). Следуя общим правилам ГК (за отсутствием специальных), несоблюдение письменной формы не влечет его недействительности, а лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но и не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (garantF1://10064072.16201, garantF1://10064072.16202 ГК). Кроме того, поскольку для регистрации товарищества наряду с прочими документами должен быть представлен и учредительный договор, его отсутствие порождает другое последствие - отказ в регистрации товарищества (garantF1://12023875.1203" п. "в, garantF1://12023875.23011" подп. "а Закона о регистрацииHYPERLINK#sub_239). По закону учредительный договор нотариальному удостоверению не подлежитHYPERLINK#sub_240, однако это не исключается по соглашению участников (garantF1://10064072.163 ГК) с последствиями, предусмотренными garantF1://10064072.165 ГК.

Внешние отношения. Товарищество представляют его участники. Этот принцип сформулирован в самом определении товарищества (garantF1://10064072.6901 ГК) и в общем правиле garantF1://10064072.7201 ГК. Каждый участник товарищества - его законный представитель, наделенный максимальным кругом полномочий и представляющий товарищество без доверенности (garantF1://10064072.18201 ГК). Из общего правила абз. 1 п. 1 ст. 72 учредительный договор может делать два исключения, когда: дела товарищества участники ведут совместно; ведение дел товарищества возлагается на отдельных участников (одного или нескольких). При первом исключении при совершении каждой сделки требуется согласие всех участников, при втором - доверенность, которую участники, уполномоченные вести дела товарищества, должны выдать неуполномоченным участникам, если последние выступают от имени товарищества (абз. 1-3 п. 1 ст. 72).

Оба исключения ограничивают полномочия отдельных участников товарищества, при этом данные ограничения распространяются только на внутренние отношения участников. Напротив, третьи лица защищены от случаев превышения участником товарищества полномочий, установленных учредительным договором, презумпцией: они предполагаются неосведомленными о превышении участником полномочий до тех пор, пока товарищество не докажет, что третье лицо в момент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у участника права действовать от имени товарищества (garantF1://10064072.72014). Буквальный смысл данного правила требует, чтобы третье лицо не знало и заведомо не должно было знать об отсутствии у участника права действовать от имени товарищества. Поэтому если третье лицо имело возможность ознакомиться с учредительным договором, предусматривающим, что участники ведут дела совместно или ведение дел поручено отдельным участникам, оно должно было знать о специфике ведения дел в товариществе со всеми вытекающими из этого последствиями. Как и всякий средний (обычный) участник оборота, третье лицо в таком случае должно было удостовериться в наличии согласия со стороны всех участников товарищества или запросить доверенность. А поскольку речь идет в основном о торговом обороте, последний, будучи специальной частью оборота гражданского, предъявляет к своим участникам повышенные требования, в том числе к выбору контрагента.

Правило garantF1://10064072.72014 ГК имеет двоякое значение. Оно защищает:

третьих лиц, блокируя действие garantF1://10064072.18301 ГК, поэтому сделка, совершенная участником товарищества хотя бы и с превышением установленных полномочий, будет считаться заключенной не от его имени и в его интересах, а от имени и в интересах товарищества до тех пор, пока само товарищество не докажет наличие у третьего лица достаточной информированности;

само товарищество, так как вполне согласуется с правилом garantF1://10064072.174 ГК, позволяющим ему оспорить данную сделку.

Полномочия на ведение дел товарищества, предоставленные одному (нескольким) участникам, могут быть прекращены судом по требованию других участников при наличии серьезных к тому оснований (грубое нарушение уполномоченным лицом (лицами) своих обязанностей, обнаружившаяся неспособность к разумному ведению дел, другие серьезные причины). Судебное решение - основание для внесения в учредительный договор необходимых изменений (garantF1://10064072.72002 ГК). Исходя из принципов самостоятельности осуществления гражданских прав и свободы договора (garantF1://10064072.1, garantF1://10064072.9, garantF1://10064072.421 ГК), общих правил о представительстве (в том числе коммерческом - garantF1://10064072.184 ГК) и доверенности (гл. 10 ГК) нельзя исключать возможности представления товарищества лицами, не являющимися его участниками. Такое - договорное - представительство, учитывая специфику товарищества, возможно, если предусмотрено учредительным договором или последующим соглашением участников.

Внутренние отношения. Внутренние отношения в товариществе регулируют учредительный договор и закон. В силу закона каждый товарищ вправе участвовать в управлении товариществом и одновременно обязан участвовать в его деятельности согласно учредительному договору (garantF1://10064072.67012, garantF1://10064072.7301 ГК). Управление деятельностью товарищества осуществляется по общему согласию всех участников, однако учредительный договор может предусматривать случаи принятия решения большинством голосов. Каждый участник имеет один голос, однако учредительный договор может предусматривать иное (garantF1://10064072.7101, garantF1://10064072.7102 ГК). Каждый товарищ имеет право и обязан участвовать в распределении прибыли и убытков товарищества, соглашение об устранении кого-либо из участников от участия в этих вопросах не допускается (garantF1://10064072.7401 ГК). Каждый участник вправе получать информацию о деятельности товарищества, знакомиться со всей документацией по ведению дел товарищества, причем независимо от того, уполномочен ли он вести его дела (поскольку даже если он не ведет дела товарищества, это не снимает с него ответственности по обязательствам товарищества). Данное правило императивно, любые его ограничения ничтожны (garantF1://10064072.6713, garantF1://10064072.7103 ГК). Каждый участник обязан не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности товарищества (garantF1://10064072.67023 ГК).

Участник вправе выйти из товарищества, причем соглашение об отказе от этого права ничтожно (garantF1://10064072.77 ГК)HYPERLINK#sub_241. В свою очередь, правило garantF1://10064072.7602 ГК дает участникам возможность требовать исключения кого-либо из участников из товарищества, для чего необходимы три условия: судебный порядок рассмотрения данного вопроса; единогласное решение остающихся участников; наличие к тому серьезных оснований (грубое нарушение участником своих обязанностей, обнаружившаяся неспособность к разумному ведению дела и др.).

Требование воздержания от конкуренции (лояльности) запрещает участникам совершать без согласия других участников от своего имени в своих интересах или в интересах третьих лиц сделки, однородные с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества, в противном случае товарищество вправе потребовать от нарушителя возмещения причиненных убытков или передачи всей приобретенной по таким сделкам выгоды (п. 3 ст. 73 ГК). Однородность сделок в garantF1://10064072.73003 - понятие оценочное, его следует устанавливать исходя из обычной деятельности конкретного товарищества, не забывая при этом, что предмет деятельности товарищества может быть широк ввиду его универсальной правоспособности (garantF1://10064072.4901, garantF1://10064072.5202 ГК). Поэтому чем шире спектр деятельности товарищества, тем более ограничены его участники в вопросах самостоятельного совершения сделок (и наоборот). В то же время в целях правильного и взвешенного понимания запрета, установленного в п. 3 ст. 73 ГК, и обеспечения баланса интересов товарищества и его участников признак однородности сделки, по всей видимости, должен дополняться признаком систематичности (регулярности, типичности), т.е. данный запрет должен исключать эпизодические или разовые сделки товарищества.

Имущество товарищества. Имущество товарищества образуют вклады участников и имущество, произведенное и приобретенное товариществом в ходе его деятельности. Закон отказался от известного в прошлом правила, согласно которому имущество товарищества принадлежит его участникам на праве общей собственности: имущество товарищества принадлежит ему на праве собственности (garantF1://10064072.6601 ГК), а участники сохраняют в отношении товарищества обязательственные права (garantF1://10064072.4802 ГК), что обеспечивает раздельность имущества участников и товарищества.

Закон не предъявляет специальных требований к величине складочного капитала, так как гарантийную функцию прав кредиторов в товариществе выполняет не складочный капитал, а личная ответственность участников. Именно поэтому размер складочного капитала может быть символическимHYPERLINK#sub_242. Участники должны внести вклады согласно требованиям закона и условиям учредительного договора (garantF1://10064072.7012 и garantF1://10064072.7302 ГК). Вклад может быть в виде денег, ценных бумаг, вещей, имущественных прав либо иных прав, имеющих денежную оценку (garantF1://10064072.6601 ГК), его размер и состав определяет учредительный договор (п. 2 ст. 70 ГК). Вклады участников могут быть одинаковыми или разными, при этом нет презумпции равенства вкладов при отсутствии оговорки о ином: а) данная презумпция применяется только в отношении простого товарищества (garantF1://10064072.210422 ГК); б) размер и состав конкретного вклада - существенные условия учредительного договора (п. 2 ст. 70 ГК), поэтому в случае несогласования данного условия договор нельзя считать заключенным. Этот вывод справедлив и в том случае, если вдруг предположить, что размер и состав конкретного вклада в учредительном договоре не определены, но само товарищество зарегистрировано. Как отмечалось выше, в основе товарищества лежит фактический состав, состоящий из акта регистрации (товарищества) и заключенного учредительного договора, а считать учредительный договор заключенным можно только при согласовании всех существенных его условий (в том числе состава и размера вклада).

Правильность сделанного вывода не колеблет правило garantF1://10064072.66062 ГК, сформулированное в общих положениях о хозяйственных товариществах и обществах и тем не менее посвященное только обществам. Говоря иначе, если "денежная оценка вклада участника хозяйственного общества производится по соглашению между учредителями (участниками) общества и в случаях, предусмотренных законом, подлежит независимой экспертной проверке", то это не означает, что в товариществах, не охваченных действием данного правила, действует принцип равенства вкладов. Смысл правила garantF1://10064072.66062 состоит в том, что в товариществах (где интересы кредиторов обеспечивает не складочный капитал, а ответственность участников) не требуются ни точность установления стоимости вклада, ни тем более независимая оценка этого, столь необходимые в обществах (где интересы кредиторов обеспечивает уставный капитал, а значит, совокупная реальная рыночная стоимость вкладов участников). Поэтому в товариществах денежная оценка вклада участника определяется исключительно самими участниками.

Согласно формуле накопления складочного капитала не менее половины вклада участник обязан внести к моменту регистрации товарищества, оставшуюся часть - в сроки, установленные учредительным договором (garantF1://10064072.7302 ГК). Если иное не предусмотрено договором (учредительным или иным), закон исходит из того, что прибыть и убытки товарищества распределяются между его участниками пропорционально их долям в складочном капитале. Кроме того, закон запрещает соглашения об устранении кого-либо из участников от участия как в прибыли, так и в убытках (garantF1://10064072.7401 ГК). Соотношение между складочным капиталом товарищества и его чистыми активами влияет на направление использования прибыли товарищества: если в результате понесенных товариществом убытков стоимость его чистых активов станет меньше размера складочного капитала, прибыль не распределяется между участниками до тех пор, пока стоимость чистых активов не превысит размер складочного капитала. Таким образом, полученная товариществом прибыль направляется на выравнивание этого показателя, соответственно вплоть до этого момента участники не имеют права на получение даже какой-либо ее части (garantF1://10064072.74002). Если иное не предусмотрено учредительным договором, доля участника в складочном капитале непосредственно влияет на выплаты при его выходе из товарищества (garantF1://10064072.7801 ГК). Если иное не предусмотрено учредительным договором или соглашением участников, при выходе участника из товарищества изменяется структура складочного капитала (доли оставшихся участников соответственно увеличиваются - garantF1://10064072.7803 ГК).

Закон разрешает сделки с долями (их частями) в складочном капитале товарищества в пользу других участников или третьих лиц при условии обязательного согласования таких сделок с другими участниками. Участники имеют право санкционировать сделки по отчуждению доли (ее части) и вправе блокировать (garantF1://10064072.79 ГК), но не имеют преимущественного права приобретения этой доли (ее части). Поэтому участнику, желающему расстаться со своей долей и не получившему санкцию остальных участников на ее отчуждение, остается одно: выйти из товарищества и получить часть имущества товарищества, соответствующую данной доле в складочном капитале (или иной эквивалент согласно учредительному договору), а при наличии особого соглашения с другими участниками - получить имущество в натуре (garantF1://10064072.7801 ГК). Объяснить право участников санкционировать сделку с долей (ее частью) несложно: такая сделка во всяком случае сопряжена с необходимостью изменения учредительного договора. Так, если доля (ее часть) отчуждается в пользу другого участника, изменяются по меньшей мере все существенные условия учредительного договора, связанные со структурой складочного капитала и долей участия в товариществе этого участника, если же доля (ее часть) отчуждается в пользу третьего лица, изменяется сам состав участников товарищества. Передача участником доли (участия) для него самого влечет прекращение членства в товариществе, а передача части доли соответственно уменьшает его присутствие в товариществе. Приобретатель доли (ее части) из числа других участников увеличивает присутствие в товариществе, тогда как приобретатель доли (ее части) из числа посторонних лиц становится участником товарищества взамен выбывшего участника или дополнительным участником товарищества (ст. 79 ГК).

Сложнее объяснить отсутствие правила о преимущественном праве участника приобрести отчуждаемую долю (ее часть). Правило о преимущественном праве само по себе направлено на блокирование проникновения посторонних лиц в ту или иную закрытую правовую сферу и обеспечение устойчивого ее существования с изначальным составом участников. Отсюда можно предположить, что применительно к товариществу закон считает главным не это, а нечто другое. Возможно, предоставляя участникам вместо преимущественного права приобретения доли (ее части) право на санкционирование сделки с долей (ее частью), он исходит из целесообразности не сохранения, а ликвидации товарищества в связи с выходом участника (garantF1://10064072.7601, garantF1://10064072.812 ГК), что лишний раз подчеркивает роль и значение не капитала, а личного участия. Впрочем, отсутствие правила о преимущественном праве в законе не препятствует возможности его закрепления в учредительном договореHYPERLINK#sub_243.

Доля участника в складочном капитале может быть объектом обращения взыскания по личным долгам участника (ст. 80 ГК). Однако название ст. 80 нельзя признать правильным, кроме того, оно не соответствует ее содержанию. Саму долю, учитывая специфику товарищества, продать нельзя, не случайно поэтому по тексту ст. 80 речь идет не о продаже доли, а о выделе части имущества, соответствующей доле участника-должника, и об обращении кредитором взыскания на это имущество (см. также garantF1://10064072.7601 ГК). Обращение взыскания на имущество, соответствующее доле участника в складочном капитале, влечет прекращение его членства в товариществе (garantF1://10064072.80002). Последствием обращения взыскания на имущество, соответствующее части доли, является уменьшение доли, а значит, и присутствия в товариществе. Теоретический вариант приобретения самой доли (ее части) лицом, членство которого получило бы немедленную санкцию со стороны других участников товарищества, едва ли можно допустить практически ввиду особенностей проведения публичных торгов. Гораздо проще было бы урегулировать ситуацию, когда доля (ее часть) участника-должника переходит к другому участнику (участникам) или самому товариществу с последующим перераспределением долей и изменением структуры складочного капитала. Видимо, ст. 80 не решает эти вопросы по той же причине, по которой garantF1://10064072.79 ГК не дает участникам преимущественного права приобретения отчуждаемой доли (ее части): оба механизма, очевидно, связаны между собой и имеют общую природу и назначение.

Ответственность. Товарищество несет ответственность по своим обязательствам своим имуществом. При недостаточности последнего участники солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества всем своим имуществом (garantF1://10064072.6901, garantF1://10064072.7501 ГК).

1. Согласно общим правилам garantF1://10064072.322 ГК кредитор вправе требовать исполнения обязательств как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности (как полностью, так и в части долга); кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, вправе требовать недополученное с остальных должников; все солидарные должники считаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. Исполнение солидарной обязанности полностью одним должником погашает обязательство и освобождает остальных должников от исполнения, но порождает регрессное требование исполнившего должника в отношении остальных должников (garantF1://10064072.323, garantF1://10064072.325 ГК). Специфика солидарной ответственности участников товарищества состоит в следующем: а) участники несут ответственность даже по тем обязательствам, которые возникли до их вступления в товарищество (garantF1://10064072.7502 ГК); б) выбывший участник отвечает по обязательствам товарищества, возникшим до его выбытия, наравне с оставшимися участниками в течение двух лет со дня утверждения отчета о деятельности товарищества за год, в котором он выбыл из товарищества (garantF1://10064072.75022)HYPERLINK#sub_244. Соглашение об ограничении или устранении ответственности ничтожно (garantF1://10064072.7503).

2. Согласно общим правилам garantF1://10064072.399 ГК (о субсидиарной ответственности) ответственность участников исключают три случая - если кредитор: а) не предъявлял требования к товариществу вообще; б) по неуважительным причинам (т.е. по причинам, не связанным с отказом товарищества или с неполучением от него ответа относительно предъявленного требования) предпочел иметь дело не с товариществом, а с участниками; в) предпочел иметь дело с участниками товарищества вместо реальной возможности удовлетворить требование к товариществу путем зачета встречного требования или бесспорного взыскания средств. Именно поэтому кредитор, не предъявивший по каким-либо причинам требования к товариществу, лишается возможности получить удовлетворение от его участника впоследствии - в пределах трехлетнего срока исковой давности.

Известны и другие правила об ответственности участников. Так, garantF1://10064072.7302 ГК предусматривает ответственность участника в виде 10% годовых с невнесенной части вклада и возмещения причиненных убытков, причем устанавливает ее в качестве общего правила (если иные последствия не установлены договором). В то же время garantF1://10064072.7012 ГК вполне определенно говорит об ответственности участников за нарушение обязанностей по внесению вклада как о существенном условии учредительного договора, несогласование которого влечет его незаключенность. "Развести" эти правила, явно установленные в отношении одного и того же нарушения, можно следующим образом. Поскольку особенностью обязательств, вытекающих из учредительного договора, является возможность требования их исполнения как самим юридическим лицом, так и другими участникамиHYPERLINK#sub_245, в п. 2 ст. 73 речь идет об установленной законом ответственности участников товарищества перед самим товариществом. Напротив, в п. 2 ст. 70 ГК имеется в виду подлежащая согласованию договорная ответственность участников друг перед другом.

Реорганизация и ликвидация. Товарищество может быть преобразовано в коммандитное товарищество, производственный кооператив или хозяйственное общество (garantF1://10064072.6801 ГК, ср. с правилом garantF1://10064072.75022 ГК), причем если полный товарищ становится членом кооператива или участником общества, он продолжает нести в течение двух лет субсидиарную ответственность по обязательствам, перешедшим от товарищества к кооперативу или обществу (garantF1://10064072.6801 ГК). В остальном реорганизация товарищества подчиняется общим правилам о реорганизации юридических лиц (garantF1://10064072.57 ГК). Напротив, ликвидации товарищества особо посвящена garantF1://10064072.81 ГК, которую дополняют garantF1://10064072.61 ГК и garantF1://12023875.20 Закона о регистрации.

Причины ликвидации товарищества могут не зависеть от участников или, напротив, зависеть от них и даже быть преодолимыми. Так, основания ликвидации, предусмотренные в garantF1://10064072.7601 ГК, может преодолеть не только учредительный договор (до их наступления), но и соглашение остающихся участников (после их наступления), о чем прямо говорится в п. 1 ст. 76 и в garantF1://10064072.810002 ГК, а если в товариществе остается единственный участник, оно может не преобразовываться в общество, а быть сохранено как товарищество в результате принятия в него еще хотя бы одного или нескольких участников.

И хотя эта возможность не предусматривается законом прямо, она вполне очевидна и возможна, принимая во внимание принцип устойчивости гражданского оборота, а также то предпочтение, которое в сравнении с ликвидацией субъекта следует отдать реорганизации и другим "сберегающим" субъект процедурам (в частности, прием в состав товарищества нового участника или участников). Возможную ссылку оппонентов на автоматическое прекращение учредительного договора (и самого товарищества с единственным участником), которая могла бы стать препятствием для приема новых членов, а заодно и поводом для предположения о необходимости заключения в таком случае нового договора (и, стало быть, создания нового товарищества), следует исключить по двум причинам.

Во-первых, с того момента, когда в товариществе остается единственный участник, оно может существовать еще в течение шести месяцев (см. второе предложение garantF1://10064072.81 ГК), а если быть более точным - вплоть до завершения ликвидации и внесения соответствующей записи в Реестр (garantF1://10064072.6308 ГК).

Во-вторых, сам закон прямо говорит, что коммандита (также основанная только на учредительном договоре, подписываемом только полными товарищами, - п. 1 ст. 83 ГК) сохраняется, если в ней остаются по крайней мере один полный товарищ и один вкладчик (garantF1://10064072.86012 ГК), при этом никаких дополнений состава участников не требуется.

Все это означает, что товарищество даже в условиях единственного оставшегося в нем участника может быть сохранено в результате принятия в его состав дополнительного участника (участников).

Товарищество не может быть прекращено в результате выкупа одним участником долей других участников (а следовательно, их выхода из товарищества - garantF1://10064072.7903 ГК): в результате такой сделки (которая сама по себе возможна) товарищество не прекращается, напротив, может полноценно существовать в течение шести месяцев. Если единственный участник, оставшийся в товариществе, воспользуется правом, предоставленным ч. 1 ст. 81 ГК, товарищество будет преобразовано в общество, в противном случае - подлежит ликвидации (см. предложение 1 garantF1://10064072.81 ГК), поэтому ситуация, когда в товариществе остается единственный участник, - не альтернатива ликвидации, а одна из ее причин.

§ 2. Товарищество на вере

Общие положения. Товарищество на вере (коммандитное товарищество, коммандита)HYPERLINK#sub_246 - товарищество, в котором наряду с участниками, осуществляющими от имени товарищества предпринимательскую деятельность и отвечающими по его обязательствам своим имуществом (полными товарищами), имеется один или несколько участников-вкладчиков (коммандитистов), которые несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов и не принимают участия в осуществлении товариществом предпринимательской деятельности (garantF1://10064072.8201 ГК). Правовое регулирование коммандиты исчерпывается ГК. К ней применимы: а) специальные правила ст. 82-86 ГК; б) правила garantF1://10064072.69 ГК о полном товариществе (которые могут и должны применяться, если речь идет о правовом регулировании статуса полных товарищей, - garantF1://10064072.8202 ГК, порядка управления и ведения дел - garantF1://10064072.8401 ГК, оснований ликвидации - garantF1://10064072.86012 ГК, а также других вопросов, если это не противоречит правилам о коммандите - garantF1://10064072.8205 ГК); в) общие положения о хозяйственных товариществах и обществах (garantF1://10064072.66 ГК); г) наконец, основные положения о юридических лицах (garantF1://10064072.48 ГК).

Коммандита - самостоятельный вид хозяйственного товарищества, который в ряду признанных моделей коммерческих организаций "располагается между" полным товариществом и обществом с ограниченной ответственностью. Коммандиту роднит с полным товариществом наличие в ней полных товарищей (комплементариев), которые ведут от ее имени предпринимательскую деятельность и несут ответственность по ее обязательствам всем своим имуществом, а с обществом с ограниченной ответственностью - наличие вкладчиков (коммандитистов), которые не принимают участия в ведении предпринимательской деятельности и несут риск убытков, связанных с деятельностью коммандиты, в пределах сумм внесенных ими вкладов. Принимая во внимание возможность применения в отношении коммандиты правил о полном товариществе (garantF1://10064072.8202, garantF1://10064072.8205, garantF1://10064072.8401, garantF1://10064072.86012 ГК), можно предположить, что коммандита - частный случай (вид) полного товарищества. Некоторые авторы так и поступают, признавая легальный подход ошибочным и предлагая считать полное товарищество и коммандиту двумя подвидами единой организационно-правовой формы (вида)HYPERLINK#sub_247. Однако такое мнение ошибочно.

1. Особенности развития форм ведения бизнеса не предрешают вопроса об их последующей самостоятельности или несамостоятельности. Коммандита как вид хозяйственного (торгового) товарищества вне зависимости от особенностей ее происхождения в России была известна в досоветский, советский и постсоветский периоды и всегда противопоставлялась полному товариществу по ключевому признаку ее участников, а также по ряду других вытекающих отсюда признаков. В то же время в России никогда не существовало известной за рубежом акционерной коммандиты (сегодня ее прямо запрещает закрытый перечень форм коммерческих организаций, а также правило garantF1://10064072.6607 ГК), а известная современному закону конструкция негласного товарищества (garantF1://10064072.1054 ГК) - это разновидность простого товарищества, которое не имеет к товариществам хозяйственным никакого отношения.

2. Используемые по тексту закона отсылочные нормы далеко не всегда свидетельствуют о подчиненности юридических форм (моделей). При регламентации моделей коммерческих организаций они служат цели оптимизации расположения нормативного материала и позволяют избежать ненужного его дублирования в разных рубриках нормативного правового акта (и увеличения от этого его объема), а также нежелательного применения гражданского законодательства по аналогии. Примечательно, что хотя коммандита и занимает "серединное место" между полным товариществом и обществом с ограниченной ответственностью, закон предусматривает возможность применения к ней только правил о полном товариществе (единственный пример связи между коммандитой и обществом с ограниченной ответственностью - правило garantF1://10064072.8524 ГК). Отсюда следует, что: а) коммандита более близка полному товариществу (не случайно оба вида товарищества объединяет родовое понятие "хозяйственное товарищество"); б) применение в отношении коммандиты правил об обществе с ограниченной ответственностью возможно только по аналогии закона (garantF1://10064072.60001 ГК).

3. Закон прямо устанавливает, что "хозяйственные товарищества могут создаваться в форме полного товарищества и товарищества на вере" (garantF1://10064072.6602 ГК), что "хозяйственные товарищества... одного вида могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого вида (здесь и далее курсив авт.)... по решению общего собрания участников в порядке, установленном настоящим Кодексом" (garantF1://10064072.6801 ГК), наконец, что "товарищество на вере ликвидируется при выбытии всех участвовавших в нем вкладчиков. Однако полные товарищи вправе вместо ликвидации преобразовать товарищество на вере в полное товарищество" (garantF1://10064072.8601 ГК). Поэтому предположение о том, что коммандита - частный случай полного товарищества, порождает ряд важных последствий, вступающих в противоречие с действующим законом. В самом деле, если это так, то с выбытием из коммандиты всех вкладчиков она автоматически должна была бы стать полным товариществом, но закон требует ее ликвидации или преобразования (т.е. реорганизации) (абз. 1 п. 1 ст. 86 ГК); кроме того, можно было бы вообще всякий раз переходить от коммандиты к полному товариществу и наоборот, минуя процедуру реорганизации (garantF1://10064072.57 ГК), но закон устанавливает иное (п. 1 ст. 68 ГК).

Коммандита ведет хозяйственную деятельность под своим именем: а) в самом ее определении сказано, что ее участники - полные товарищи - осуществляют предпринимательскую деятельность от ее имени (см. garantF1://10064072.8201 ГК); б) фирма коммандиты должна содержать либо имена (наименования) всех полных товарищей и слова "товарищество на вере" ("коммандитное товарищество"), либо имя (наименование") хотя бы одного полного товарища с добавлением слов "и компания" и слова "товарищество на вере" ("коммандитное товарищество").

Сущность коммандиты. Коммандита, как и полное товарищество, - договорная организация (п. 1 ст. 83 ГК). Особенность ее учредительного договора состоит в том, что его подписывают только полные товарищи, но не вкладчики (garantF1://10064072.8301). Отсюда следует, что коммандиту могут создать два и более полных товарища, но, будучи созданной, она может существовать и с единственным полным товарищем и одним вкладчиком (garantF1://10064072.86012 ГК). Роль вкладчиков, не подписывающих учредительный договор, при создании коммандиты юридически иррелевантна. Вкладчики не могут стать и не становятся участниками (и сторонами) учредительного договора коммандиты, и в то же время они становятся участниками коммандиты, созданной на основании данного договора, и приобретают обязанность внесения вклада в ее складочный капитал (garantF1://10064072.8501 ГК). Таким образом, юридически иррелевантная роль вкладчиков при заключении учредительного договора и создании коммандиты активизируется позднее в связи с формированием ее складочного капитала. Правильность этого вывода подтверждает обращение к существенным условиям учредительного договора, к которым закон относит размер и состав складочного капитала, размер и порядок изменения долей каждого из полных товарищей в складочном капитале, размер, состав, сроки и порядок внесения ими вкладов, их ответственность за нарушение обязанностей по внесению вкладов, совокупный размер вкладов, вносимых вкладчиками (garantF1://10064072.83002 ГК). Договор должен также определять порядок получения вкладчиками части прибыли коммандиты, причитающейся на их долю в складочном капитале, а также вклада при выходе из коммандиты (garantF1://10064072.85021 и garantF1://10064072.8523 ГК). Очевидно, что ГК, формулируя существенные условия учредительного договора, делает явный акцент в сторону полных товарищей, тогда как требования к вкладчикам ограничиваются необходимостью определения совокупного размера их вкладов (причем без какой-либо индивидуализации вкладчика и вклада) и специфических финансовых взаимоотношений с коммандитой - порядка получения прибыли и возврата вклада. Все это означает следующее.

1. Вкладчики вносят вклады после создания (регистрации) коммандиты. Дело в том, что вкладчик "обязан внести вклад в складочный капитал. Внесение вклада удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику товариществом" (garantF1://10064072.8501 ГК), следовательно, отношения по внесению вкладов вкладчики выстраивают с самой коммандитой (а не с полными товарищами), таким образом, к моменту внесения вкладов коммандита должна существовать как юридическое лицо. Вкладчики хотя и не становятся участниками учредительного договора коммандиты, но становятся участниками самой коммандиты, приобретая членство в ней по правовому основанию, иному, чем учредительный договор (поэтому в данном случае конструкция договора присоединения вкладчиков неприменима к учредительному договору - garantF1://10064072.428 ГК). Поэтому вкладчики - участники коммандиты, которые никогда не являются ее учредителями, при этом именно в фигуре вкладчика наиболее отчетливо проявляется контраст, существующий между понятиями "учредитель" и "участник" (коммерческой организации).

2. После регистрации коммандиты с учетом условий учредительного договора о размере и составе ее складочного капитала и совокупном размере вкладов каждый вкладчик в рамках самостоятельного договора с коммандитой вносит свой вклад в складочный капитал. Данный договор (об участии в коммандите) юридически оформляет экономические отношения между вкладчиком и коммандитой по обмену имущественного вклада на членство в коммандите и дивиденд за пользование последней этим вкладом. Именно поэтому он вплотную примыкает к категории договоров об оказании финансовых услуг:

исполнителем услуги выступает коммандита - коммерческая организация, деятельность которой по закону не связывается со статусом финансово-кредитной организации и процедурой лицензирования;

получателем услуги выступает лицо, которое является не только (и не столько) обыкновенным вкладчиком-кредитором, но и участником (членом) данной организации, при этом закон никак не регулирует вопросы ни численности привлекаемых вкладчиков, ни максимальных объемов привлекаемых при этом средств.

В силу этого коммандита - модель потенциально капиталоемкой организации со значительным числом вкладчиков (и общим числом участников). Это, с одной стороны, отличает ее от полного товарищества, с другой - делает сопоставимой с открытым акционерным обществом (и конкурентоспособной с ним), а кроме того, еще и неплохой альтернативой финансово-кредитным организациям, юридические возможности которой по привлечению средств третьих лиц (вкладчиков) едва ли по достоинству оценены современным бизнесом. Наличие договора между вкладчиком и коммандитой удостоверяется выдаваемым вкладчику свидетельством об участии (garantF1://10064072.8501 ГК), которое не является ценной бумагой (ибо не отнесено к их числу законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке - garantF1://10064072.143 ГК).

3. Членство в коммандите разных участников имеет договорную природу, однако членство полных товарищей покоится на учредительном договоре, который они заключают между собой, тогда как членство вкладчиков - на их договоре с коммандитой об участии в ней. Оба договора связаны между собой. Учредительный договор является более ранним по времени заключения, а по содержанию - фиксирует базовые принципы участия в коммандите вкладчиков. Договор об участии заключается позднее и реализует соответствующие положения учредительного договора применительно к конкретному вкладчику. Так, в силу прямого указания закона именно учредите