Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Студенческий документ № 050746 из РГУТиС (бывш. МГУС)

Содержание

Глава 1. Теоретические и методологические основы рынка труда в условиях развития индустрии гостеприимства 2

1.1. Труд как основа формирования рынка труда в индустрии гостеприимства 2

1.2. Сущность и условия функционирования рынка труда в условиях развития гостеприимства 16

1.3. Особенности и ключевые факторы развития индустрии гостеприимства 26

1.4. Регулирование регионального рынка труда и нормативно-правовые особенности в индустрии гостеприимства 38

Глава 2. Анализ основных показателей рынка труда 53

2.1. Анализ структуры рынка труда 53

2.2. Анализ спроса на рабочую силу и прогнозные показатели индустрии гостеприимства 63

2.3. Анализ основных социально-экономических показателей рынка труда 75

Список использованной литературы: 96

Глава 1. Теоретические и методологические основы рынка труда в условиях развития индустрии гостеприимства

1.1. Труд как основа формирования рынка труда в индустрии гостеприимства

Усложнение внешней среды бизнеса, ускорение динамики происходящих в ней процессов при одновременном снижении предсказуемости их возникновения и масштабов развития, обусловливает необходимость совершенствования подходов к управлению персоналом предприятия - как наиболее значимого фактора производства. Современная концепция управления персоналом предприятия характеризуется разнообразием подходов, объединяющих принципы, методы и средства управления трудовыми ресурсами с учетом их различных аспектов и характеристик. Возникновение и развитие этих подходов обусловлено эволюцией рыночных отношений. Изучение этих подходов с позиции отражения в них сущности персонала, принципов и функций управления им является важным при формировании комплексного понимания современной концепции менеджмента труда.

Трудовая деятельность человека стала объектом систематических научных исследований со второй половины XIX в. Цель этих исследований, начатых Тейлором Ф.У., изначально состояла в поиске методов рационального выполнения производственных операций1. Поэтому в рамках сформировавшегося к началу XX в. экономического подхода к управлению персоналом, основное внимание уделялось организационным его аспектам. Поскольку персонал рассматривался как один из ресурсов предприятия, рациональное использование которого должно создавать предпосылки для повышения эффективности деятельности предприятия, управление работниками сводилось преимущественно к их распределению по рабочим местам с учетом специализации труда, налаживанию и регулирование их взаимоотношений в процессе трудовой деятельности. В связи с этим для отражения выявленных особенностей управления персоналом в рамках данного подхода наиболее целесообразно оперировать понятиями "кадры", "рабочая сила" и "трудовые ресурсы".

Термин "кадры" рассматривается как основной состав, совокупность работников, объединенных в коллектив для совместного достижения общих целей предприятия.

Термин "рабочая сила" - как совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, личность человека, и которые используются им всякий раз при производстве какой -либо потребительской стоимости.

В отечественной экономической науке и практике получила широкое использование категория "трудовые ресурсы", введенная С. Г. Струмилиным в 1922 г. Трактовка их сущности как пассивных объектов управления, требующих лишь содержания "в исправном состоянии" путем выплаты минимальной заработной платы, обеспечения сносных условий труда, при отсутствии стимулирования проявления ими творчества и инициативы, а также учета их мотивов и интересов 2, наиболее полно характеризует доминирование функциональных, технократических аспектов управления работниками. Основные принципы такого управления выражаются в обеспечении:

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

- единоначалия при строгой управленческой иерархии;

- жесткой регламентации и соблюдении норм управляемости для обеспечения эффективности коммуникации и координации;

- четкого разделения управленческих функций в рамках штабной и линейной структур предприятия;

- достижения баланса между властью и ответственностью на основе четкого делегирования полномочий;

- утверждения бюрократической организационной культуры, основанной на контроле, дисциплине и подчинении индивидуальных интересов работника целям предприятия;

- равенства работников на каждом из уровней управления организации;

- заслуженного вознаграждения без перемотивации3.

В рамках данной концепции в основном реализуются такие функции управления как организация, координация и контроль.

Таким образом, экономический подход к управлению трудовыми ресурсами сводится к организационно-контролирующей функции, регулирующей процессы движения, минимального обучения, жесткой регламентации сферы и результатов деятельности, условий и размеров вознаграждения4.

Практика современной западной индустриальной социологии продемонстрировала, что наилучшей отправной точкой для анализа трудовых процессов является теория К. Маркса. Ценность ее в рассматриваемом контексте состоит в том, что, с одной стороны, Маркс первым исследовал общую сущность процесса труда безотносительно какого-либо конкретного исторического периода. С другой стороны, в рамках своей теории он раскрыл произошедшие в эпоху формирования индустриального (капиталистического) способа производства организационные и социальные трансформации процесса труда.

Итак, рассматривая трудовую деятельность вне исторического контекста, Маркс определил ее как взаимосвязь между человеком и разнообразными компонентами природы. Соответственно, модель трудового процесса в общем виде включает в себя три основных элемента:

1) целенаправленная деятельность человека, или собственно труд;

2) предметы труда в форме природных материалов или сырья;

3) средства труда в виде инструментов или технологий.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Предметы труда и средства труда образуют средства производства.

Собранные вместе, данные элементы являются общими условиями и предпосылками производства в любую историческую эпоху. Однако простое рассмотрение не дает нам представления о том, каковы особенности организации трудового процесса в разных социально-экономических условиях, поскольку процесс труда имеет как технологическую, так и социальную составляющие.

Отличительная черта капитализма, подмеченная Марксом, заключается в том, что рабочая сила, в понятие которой входит соединение физических и умственных способностей человека, становится товаром, а трудовые отношения становятся рыночными отношениями, связанными с куплей и продажей рабочей силы.

Работник должен найти такого работодателя, который согласился бы платить ему в обмен на использование его рабочей силы. При этом, как и во всех рыночных отношениях, интересы продавца и покупателя абсолютно противоположны. Работодатель стремится снизить цену товара, предоставленного ему работником. В интересах же наемного рабочего - не допустить понижения уровня оплаты своей рабочей силы.

В результате использования товара "рабочая сила", или в процессе производства, происходит создание стоимости. Способность работать преобразуется в способ производства стоимости для капиталиста. Однако цель капиталиста состоит в создании не просто новой стоимости, а прибавочной стоимости, которая возникает как разница между новой стоимостью, произведенной рабочим, и стоимостью его рабочей силы. Именно прибавочная стоимость становится тем, ради чего капиталист организует производство.

Маркс отмечал, что способы увеличения объемов прибавочной стоимости меняются в историческом контексте, отражая как развитие производительных сил, так и изменение социальных отношений. В частности, им были определены следующие способы:

1) увеличение продолжительности рабочего времени;

2) повышение производительности труда на основе технических достижений5.

Исторически первым способом стало простое увеличение продолжительности рабочего дня. Данный способ действовал на ранних стадиях развития капитализма, в период перехода от цеховой (семейной) системы организации труда к крупному машинному производству, в условиях недостаточного развития технических средств и технологий. Историческая ограниченность подобного способа стала очевидна с усовершенствованием технологической основы производства.

Развитие производительных сил на основе достижений науки и техники, приведшее к формированию крупной индустрии, позволило работодателям использовать более эффективные и совершенные методы повышения интенсивности и производительности труда. Несомненно, одной из важнейших причин технического прогресса в области производства стала постоянная потребность в увеличении объемов прибавочной стоимости. В то же время возникшая в данный исторический период тенденция предопределила логику развития организации трудовых процессов на многие десятилетия.

Усовершенствование технологической стороны производства стало главным фактором усиления и облегчения контроля организации процесса труда со стороны работодателя. Данный процесс значительно упростился по той причине, что формировавшаяся на основе достижений науки и техники крупная машинная индустрия привела к невиданному расширению масштабов разделения труда. Следствием разделения работ на отдельные операции и узкой специализации работников стало такое явление, как деквалификация труда (снижение уровня квалификации выполняемых работ и самих работников). Это явление стало очевидным при переходе от преимущественного ручного ремесленного труда, который требовал от работника многообразных умений и навыков в избранном им виде деятельности, к машинному механизированному труду. Последний характеризовался появлением фрагментации: трудовой процесс расчленялся на однообразные рутинные операции, выполняемые каждым работником, включенным в технологический процесс. Наконец, важнейшим следствием деквалификации и фрагментации работ можно назвать дегуманизацию труда за счет обеднения содержания трудового процесса, "вымывания" из него необходимых ранее операций и утраты трудовых навыков, усиления монотонности трудовых операций.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Рассмотренные нами тенденции, описанные Марксом, в полной мере сохранились и закрепились в ходе исторического развития. Речь идет о концепциях тейлоризма и фордизма, возникших в первой половине XX в.

Имя Ф. Тейлора связывают с концепцией научной организации труда и управления им. Основой данной концепции стала идея о целесообразности отделения управленческого труда (труда по обдумыванию и планированию) от процесса фактического выполнения работы, что резко повышало эффективность трудовой деятельности непосредственных участников производства.

В то же время было очевидно, что данная концепция способствовала углублению разделения труда. Работник все более превращался в бездумный придаток машины, тогда как функции умственного труда практически полностью закреплялись за менеджерами. Разработанная Тейлором концепция включала в себя также новый подход к реализации функции контроля трудовых процессов: им была обоснована система жесткой регламентации труда исполнителей с помощью разработанных норм и нормативов6.

Своего рода венцом воплощения в жизнь идей тейлоризма стало создание "империи Форда" - ряда предприятий автомобильной промышленности, в организации работы которых система Тейлора сыграла основополагающую роль.

Концепции организации производства и трудового процесса, разработанные Тейлором и Фордом (впоследствии в литературе они стали называться "тейлоризм" и "фордизм"), получили широкое распространение во всем мире, определив на многие десятилетия направление развития современных производственных систем.

Первоначально фордизм появился в результате внедрения в производство идей научного менеджмента, но впоследствии данная практика организации трудового процесса сама стала объектом научного изучения и формирования на ее основе новых подходов к объяснению тенденций в области организации труда. Речь идет о концепции английского социолога Г. Бравермана. В начале 1970-х годов он опубликовал работу "Труд и монополистический капитал", основные положения которой оказали значительное влияние на последующее изучение социально-трудовых отношений. В частности, взяв за теоретическую базу модель трудового процесса, разработанную Марксом, Браверман использовал ее для объяснения современных доминирующих тенденций в сфере труда, проанализировав отдаленные последствия широкого распространения идей тейлоризма и практики фордизма.

В соответствии с концепцией Маркса рабочий продает собственнику средств производства не самого себя и не продукт своего труда, а лишь способность к труду или рабочую силу. Из этого следует, что наиболее важной задачей организации трудового процесса, решение которой ложится на плечи работодателя, является реализация потенциала приобретенной рабочей силы, преобразование ее в труд. Необходимость жесткого контроля за трудовым процессом со стороны работодателя породила расширение масштабов разделения труда. В этих условиях появление идеи Тейлора о разделении труда на умственный и физический стало логически необходимым и оправданным, поскольку внедрение этой идеи в процесс производства позволило чрезвычайно усилить возможности контроля со стороны менеджмента за действиями рядовых работников. Браверман рассматривал тейлоризм как способ монополизации знаний об управлении трудовыми процессами в руках менеджеров при одновременном изъятии их у рядовых работников.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Распространение новых технологий значительно повлияло на интенсификацию трудового процесса. Кроме того, оно обеспечило возможность еще большего контроля организации труда, а также уменьшения расходов на производство посредством углубления разделения труда и снижения необходимого уровня профессионального мастерства большинства рядовых работников.

Несомненно, Браверман понимал и отмечал, что процесс массовой деквалификации как рабочих, так и служащих сопровождался повышением уровня квалификации и творческого характера работы небольшой "прослойки" менеджеров, непосредственно вовлеченных в процесс формирования производственных и управленческих концепций (истинно умственного труда). Процесс гуманизации труда в полной мере характерен для деятельности данной категории работников. Однако существование подобного явления лишь подчеркивало общую отмеченную тенденцию в сфере организации трудовых процессов7.

Итак, заслуга Бравермана заключается в том, что, используя классические представления об организации процесса труда, он сумел определить новые тенденции, сложившиеся в индустриальную и постиндустриальную эпохи. Результатом проделанной исследователем работы стал вывод о том, что с помощью внедрения новых технологий (в частности, компьютерных) создаются условия для деквалификации всех категорий работников и усиления контроля над ними, причем даже более благоприятные, чем в эпоху начала распространения идей Тейлора. В данном случае речь идет о формировании неофордизма - новой управленческой практики, реализующей идеи Тейлора и Форда в условиях технологических изменений.

Концепция Бравермана, став весомым вкладом в развитие теории организации современных трудовых процессов, содержала немало спорных моментов, что вызвало многочисленные критические высказывания в ее адрес. Однако главным критиком указанной концепции стала сама жизнь. Несмотря на то что тейлоризм и фордизм (неофордизм) до сих пор остаются распространенными формами организации труда во всем мире, параллельно с ними существует другая управленческая концепция, отвергающая идею жесткого разделения труда и массовой деквалификации работников. Речь идет о постфордистской концепции, основанной на использовании в производстве различных гибких технологий.

Обобщая все сказанное, отметим, что современное положение дел в мировой индустрии характеризуется применением методов организации производства и управления им, присущих как американской, так и японской моделям. При этом толчком для распространения методов японской модели послужило осознание их большей эффективности, однако замена ими традиционной американской модели в силу сложности внедрения занимает длительное время и, по всей вероятности, окончательно не произойдет. Общая тенденция такова: в американскую управленческую традицию "жесткого" менеджмента с четким распределением функций, прав и обязанностей между всеми участниками трудового процесса постепенно вкрапляются элементы "гибкого" менеджмента, характерного для японской системы организации производства. Большинство современных систем организации трудовых процессов находится между неофордизмом и постфордизмом, между деквалификацией и гибкостью8.

В середине XX века в условиях усложнения внешней среды функционирования предприятий получил развитие органический подход к управлению персоналом. Развитие положений органического подхода внесло изменения и в понятийный аппарат. На смену дефинициям "кадры" и "трудовые ресурсы" приходят "человеческий фактор" и "человеческий потенциал".

Термин "фактор" в Большом энциклопедическом словаре определяется как причина, движущая сила чего-либо 9. Использование термина "человеческий фактор" подчеркивает активную роль человека в производственной системе. Человеческий фактор - это система взаимодействующих, занимающих разное положение классов, слоев и групп, деятельность которых обеспечивает прогрессивное развитие общества. То есть человеческий фактор характеризует многообразие качеств работника, которые проявляются в процессе его трудовой деятельности и обеспечивают развитие, как предприятия, так и общества в целом. Это указывает на решающую роль человека в повышении эффективности производства и выдвигает на первый план задачу создания необходимых условий для развития профессиональных и творческих способностей персонала. При этом в понятие "человеческий фактор" вкладывается глубинный смысл, раскрывая человека как сознательного субъекта хозяйственной деятельности. Но вместе с тем, этот термин содержит определенную ограниченность, обусловленную наличием технократического подхода к развитию производства, в рамках которого люди все еще продолжают рассматриваться не как самостоятельная ценность, а как внутренняя движущая сила производства.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Дальнейшее познание человеческого фактора в процессе производства привело к введению в научный оборот категории "человеческий потенциал". Понятие "потенциал" означает возможности, как отдельного лица, так и всего общества, в какой-либо области, которые могут быть использованы для достижения определенной цели10. То есть человеческий потенциал характеризует не только возможности человека, но и наличие у него определенных созидательных способностей, которые при необходимости, могут быть им реализованы. При этом принимаются во внимание не только реализованные и нереализованные способности используемых трудовых ресурсов, но и будущие трудовые резервы предприятия, которые необходимо создавать в долгосрочной перспективе для обеспечения его конкурентных преимуществ в сложной и нестабильной рыночной среде. С теоретической и практической точек зрения, человеческий потенциал следует рассматривать не столько как совокупность работников, обладающих трудовыми, творческими и предпринимательскими способностями, то есть как определенную данность, постоянную величину, сколько как непрерывно изменяющийся и развивающийся в заданных условиях резерв роста производительности труда, повышения конкурентоспособности организации11.

Выявленные особенности понимания сущности персонала предприятия нашли отражение и в принципах эффективного управления персоналом, наиболее значимыми среди которых являются: поощрение у сотрудников самонаблюдения и самопознания в целях их самообучения - как необходимого условия адекватной адаптации к изменяющимся условиям среды деятельности; инициирование конструктивных конфликтов и дискуссий при разработке альтернативных подходов к решению возникающих проблем для стимулирования генерации идей и вовлечения персонала управление деятельностью предприятия; переход от механистических к органическим структурам управления с делегированием больших полномочий и ответственности в процессе поставки задач и принятии решений непосредственными исполнителями12 .

Таким образом, вышесказанное позволяет заключить, что основным аспектом в управлении персоналом с позиции органического подхода следует считать творческий.

В конце XX в. в условиях крайне высокой нестабильности и непредсказуемости внешней среды бизнеса стал развиваться гуманистический подход к управлению персоналом, исходящий из представления о предприятии как о культурном феномене.

Гуманизация управления фокусирует внимание менеджера собственно на человеческой стороне предприятия и становится определяющим аспектом менеджмента. Главной управленческой задачей становится формирование определенного "климата" или культурного поля на предприятии, в виде системы ценностей, норм и правил поведения, обеспечение интеграции сотрудников в эту систему на основе изучения индивидуальных особенностей их восприятия и принятия этих ценностей, чувствительности, гибкости и готовности к изменениям, вызванным субъективными объективными обстоятельствами13. Столь глубокий, по сравнению с другими подходами, взгляд на аспекты управления персоналом, обусловил необходимость соответствующей трансформации понятийного аппарата, когда на смену "человеческому потенциалу" и "человеческому фактору" приходит термин "человеческие ресурсы". "Человеческие ресурсы" - более всеобъемлющее понятие, объединяющее наряду с традиционными технократическими, функциональными и мотивационными аспектами, способность к творчеству, потенциал к развитию, общую культуру и нравственную надежность. Рассмотрение персонала как человеческих ресурсов означает: во-первых, индивидуальный подход ко всем работникам в пределах общности интересов их и предприятия; во-вторых, осознание проблемы дефицита высококвалифицированных специалистов, борьба за их привлечение; в- третьих, отказ от представлений о персонале как о благе, не требующем затрат со стороны работодателя; в-четвертых, анализ и регулирование групповых и личностных отношений, кадрового потенциала, управление конфликтами, обеспечение требований психофизиологии, эргономики и прочее 14.

Сфера гостеприимства является одной из значимых и перспективных отраслей развития малого и среднего бизнеса многих стран мира. Несмотря на высокий уровень турбулентности рыночной среды, число туристов, желающих отдохнуть в мире, увеличивается быстрыми темпами. Складывающиеся мировые тенденции обуславливают более жесткие требования к функционированию отечественных организаций индустрии гостеприимства. Эти требования затрагивают все стороны деятельности гостиничных предприятий как субъектов рынка, отражаются на их статусе и положении в системе общественного производства в целом и, в частности, на организации управления персоналом. Возникает необходимость в персонале, который сможет не только правильно подобрать и организовать поездку, с учётом индивидуальных потребностей клиента, но и будет способствовать стратегическому развитию своего гостиничного предприятия.

Возрастание роли человеческого фактора в гостиничных предприятиях отразилось на усложнении задач управления персоналом, функциональных обязанностях и уровне профессиональной компетентности менеджеров. При всем многообразии существующих подходов к этим проблемам в различных промышленно развитых странах основными наиболее общими тенденциями являются: формализация методов и процедур отбора кадров, выдвижение молодых и перспективных работников. Эти общие тенденции должны учитываться в отечественной практике управления гостиничным предприятием.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Новая эпоха управления персоналом - это усиливающиеся требования к признанию экономической целесообразности капиталовложений в привлечение персонала, поддержание его трудовой активности, развитие компетенций и создание условий для максимально полного выявления личностных возможностей и способностей15. Кроме того, меняющийся сектор развития организаций в сфере гостеприимства предполагает корректировку представлений о выборе подходов и процедур к работе с персоналом, в том числе с учетом нарастающей тенденции интернационализации бизнеса.

В современных условиях развития отечественной гостиничной индустрии остро стоит вопрос в обеспечении отрасли квалифицированными работниками, спрос на которых всегда был высоким. Однако найти профессионала в этом деле не так-то просто, так как помимо профессиональных навыков, он должен обладать индивидуальными способностями.

Руководство гостиничного предприятия должно создавать условия, стимулировать своих работников для постоянного профессионального развития, совершенствования своих деловых, личностных и нравственных качеств. Их проявление создает приятное впечатление не только о работнике, но и что самое главное о деятельности предприятия в целом. Положительный имидж сотрудников гостиницы - это положительный имидж самой гостиницы.

Таким образом, современная бизнес-среда функционирования гостиничных предприятий требует решения принципиально новых задач, важнейшей из которых является максимально эффективное использование своего кадрового потенциала. Это актуально не только для общества в целом, но еще в большей степени для каждого гостиничного предприятия. Развитие подходов к управлению персоналом в гостиницах - это важнейшее направление, которое должно вывести отечественную индустрию гостеприимства на новый путь стабильного развития.

1.2. Сущность и условия функционирования рынка труда в условиях развития гостеприимства

Понятие "рынок труда", его состав и границы - один из дискуссионных вопросов в отечественной науке. Рынок труда в широком понимании рассматривается как система общественных отношений, социальных норм и институтов, обеспечивающих на основе соблюдения общепринятых прав и свобод человека формирование, обмен по цене, определяемой соотношением спроса и предложения, и использование рабочей силы.

Согласно узкому определению, рынок труда - это сфера, в которой противостоят друг другу, с одной стороны, лица, ищущие работу, в том числе безработные, с другой - работодатели, имеющие незанятые рабочие места на предприятиях, в организациях, между которыми заключаются трудовые договоры, определяется уровень заработной платы. Нетрудно заметить, что данное определение соотносится с более широким, как часть и целое.

Ни одно из приведенных определений не является правильным или неправильным - каждое из них может быть полезно в зависимости от контекста, т. е. от того, какие процессы изучаются, какие задачи ставятся и какие выводы и рекомендации предполагается разработать для государственных органов. Конъюнктура рынка труда понимается как социально-экономически обусловленное соотношение спроса, предложения рабочей силы и уровня заработной платы на рынке труда. Конъюнктура рынка труда - это одно из трех состояний: равновесия (сбалансированности), дефицита рабочей силы, безработицы.

Спрос на труд, определяющий уровень занятости зависит от множества факторов, включая:

1. Текущие изменения в структуре экономики, в организации труда на уровне фирмы или отрасли промышленности;

2. Новые технологические изобретения и иные способы управления рабочей силой;

3. Международную конкурентоспособность;

4. Стратегии фирм, отраслей промышленности, а также изменение критериев доходности и рыночной стоимости;

5. Производительность труда в сопоставлении с нормой зарплаты;

6. Уровень гарантированности социальных и трудовых прав;

7. Гибкость трудовых отношений. Например, насколько легко можно осуществить увольнение, привлекать работников на основе субконтракта или времени.

8. Образование, профессиональные знания и умения, необходимые для производства фирмы;

9. Активность профсоюзов;

10. Действие правительства;

11. Монетарная политика16.

Работники - это не просто абстрактные факторы производства. Это люди, у которых помимо задачи обеспечить экономику трудовыми ресурсами, есть семьи, желания, потребности. Именно по этой причине мы беспокоимся о качестве и количестве рабочих мест, из-за нее уровень безработицы является центральной социальной проблемой, а рынок труда является постоянным источником дискуссий, социальных конфликтов и политических волнений.

В последнем веке наблюдались решительные сражения между трудом и капиталом по поводу ставок зарплаты, условий труда и права образовывать союзы. Сегодня женщины во многих странах борются за свое право на хорошую работу и равную с мужчинами оплату труда.

В качестве величины оплаты труда экономисты рассматривают показатель средний уровень ставки заработной платы.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Как известно, в Западной Европе, Японии и в стремительно развивающихся странах Восточной Азии, в течении длительного периода наблюдался стабильный рост покупательной способности работников наряду с улучшением состояния здоровья и увеличением продолжительности жизни.

Согласно закону спроса, зарплата, как и любая другая цена, будет увеличиваться, если предложение трудовых ресурсов уменьшается или спрос на труд растет. Спрос на фактор производства отражает предельную производительность этого фактора, которая определяется как дополнительный доход, полученный от использования дополнительной единицы данного фактора.

Согласно закону убывающей отдачи, каждая дополнительная единица труда будет добавлять все меньшую долю продукта.

Рабочая сила внутри страны обычно состоит из числа людей старше 16 лет, которые работают за плату или активно ищут работу.

Предложение труда, или размер рабочей силы, определяется разнообразием факторов, включая:

1. Гендерную составляющую: ограничения возможности женщин работать вне дома и другие факторы, такие как домашняя работа и разделение труда в домохозяйстве, вынашивание детей и уход за ними.

2. Образ жизни - критерий выбора места работы: желание работать или необходимость работать?

3. Возраст: законодательные ограничения для работы по найму, строгость их соблюдения. Пенсионный возраст. Существует ли возрастная дискриминация?

4. Изменения в условиях участия на рынке труда.

5. Иммиграция.

Предложение труда - это количество часов, которое население желает работать с целью получения дохода на заводах, фермах, в коммерческих, государственных и бесприбыльных организациях. Тремя ключевыми элементами в анализе предложения труда является рабочее время, норма участия (или доля рабочей силы в общей численности населения) и иммиграция.

К рабочей силе статистика в развитых странах обычно относит всех занятых (включая военнослужащих) и безработных. Синонимом понятию является категория "экономически активное" население. В статистике также выделяются гражданская рабочая сила, исключающая военнослужащих. Занятыми считаются:

a) лица, работающие в течение недели на момент статистического опроса за плату или на собственных предприятиях;

b) лица, проработавшие не менее 15 ч. в неделю бесплатно на предприятиях, принадлежащих членам их семей;

c) временно нетрудоспособные и находящиеся в отпусках.17

Всех занятых статистика делит на работающих полную и неполную рабочую неделю. К первой категории относятся лица, проработавшие 35 ч. и более в неделю, а ко второй - проработавшие от одного до 34 ч. в неделю.

Исходя из этого применяются различные показатели занятости: общая численность занятых, численность занятых в пересчете на полный рабочий день, отработанные за определенный период человек - часы.

Наемные работники составляют в среднем более 90% всей рабочей силы в наиболее развитых странах с рыночной экономикой. Определенную часть рабочей силы составляют также так называемые самостоятельные работники, являющиеся в массе своей мелкими предпринимателями, не использующими, как правило, наемный труд, и многие лица свободных профессий (адвокаты, журналисты, писатели и др).

Изучение состава факторов, влияющих на конъюнктуру рынка труда - соотношение спроса и предложения рабочей силы и, следовательно, безработицу - имеет первостепенное значение для определения будущих контуров политики занятости.

На самом деле в каждой стране или группе стран, имеющих схожую траекторию экономического развития, есть собственный набор факторов, воздействующих на рынок труда и безработицу. Даже международно признанные экономические закономерности, вошедшие в учебники, вроде "кривой Филлипса", могут по-разному действовать в различных условиях, или не действовать вообще.

Безработица возникает при различных обстоятельствах. В странах с высоким естественным приростом населения ключевой фактор ее возникновения - демографический, в странах с высокой заработной платой - степень этого завышения и т. д.

В других случаях играют роль научно-технический прогресс, отраслевая реструктуризация экономики, массовый приток иммигрантов и другие причины.

Основными факторами, влияющими на предложение труда, спрос на труд и безработицу в стране, являются экономические и демографические. Наибольшее значение имеют экономические факторы, т. к. от них в первую очередь зависит на спрос на рабочую силу. Именно количеством, точнее недостатком, рабочих мест и уровня занятости определяется наличие и величина безработицы.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Экономические факторы занятости представляют собой сложную систему явлений и процессов, воздействующих на спрос на рынке труда и через его посредство на общие уровни занятости и безработицы.

Некоторые факторы поддаются только качественной оценке. Это в первую очередь общий объем национального богатства, в том числе обеспеченность природными ресурсами. В официальных публикациях Росстата национальное богатство сводится к основным фондам. Это, конечно, полезный показатель, в том числе для некоторых видов расчетов численности и цены рабочих мест, но реальных оценок богатства он не заменяет. Если бы существовали надежные данные о базовом уровне национального богатства России и сопредельных стран, включающие стоимостные оценки природных ресурсов, земли и т. д., сопоставление этих показателей с уровнями занятости и безработицы могло бы дать очень интересные результаты.

Предложение труда на уровне национального хозяйства рассматривается как сложившаяся при данных экономических, демографических, социальных условиях общая численность потенциально трудоспособного населения. "Предложение труда", "предложение рабочей силы" и "трудовой потенциал" - близкие по смыслу понятия в условиях рыночной экономики. Основным фактором их формирования с точки зрения количества является демографическая (в том числе миграционная) ситуация. С точки зрения качественного состава на их формирование, наряду с демографическим фактором, влияют развитие системы образования и профессиональной подготовки, система здравоохранения, социально-психологические факторы. Часть факторов, влияющих на предложение труда, будет рассмотрена ниже. Другие факторы выходят за рамки настоящего исследования и требуют специального рассмотрения18.

Трудовой (человеческий) потенциал - это, во-первых, количество потенциальной (временно незанятой) и функционирующей рабочей силы в национальной экономике, во-вторых, совокупность качественных характеристик этой рабочей силы (состояния здоровья, образовательного и профессионально-квалификационного, культурного уровня и др.). Понятия "человеческий" и "трудовой" потенциал здесь рассматриваются как синонимы.

В современной западной литературе широкое распространение получила теория "человеческого капитала" Т. Шульца и Г. Беккера. В изложении Р.Дж. Эренберга и Р.С. Смита, концепция "человеческого капитала" исходит из того, что работники осуществляют "вложения в образование и профессиональную подготовку, а также расходы на миграцию и поиск работы". "Подчеркивая существенную схожесть таких вложений с вложениями капитала других видов, экономисты относятся к ним как к инвестициям в человеческий капитал"12. Данная концепция в изначальном виде применялась для оценки влияния уровня образования отдельных лиц и профессионально-квалификационных групп работников на уровень заработной платы. Соответственно, если образование является платным, тогда с помощью методического аппарата данной теории можно рассчитать будет ли эта плата выгодным вложением капитала.

Для того чтобы дать полное определение конкурентоспособности, необходимо рассмотреть понятие "конкуренции". Конкуренция - это процесс управления субъектом своими конкурентоспособными преимуществами для достижения победы или других целей в борьбе с конкурентами за удовлетворение объективных и субъективных потребностей в рамках законодательства либо в естественных условия. Также необходимо добавить, что конкуренция является движущей силой развития субъектов и объектов управления, общества в целом, она должна стать образом жизни каждого работника. На основе выше сказанного можно сделать следующий вывод: конкурентоспособность - это свойство объекта, характеризующийся степенью реального или потенциального удовлетворения им конкретной потребности по сравнению с аналогичными объектами, представленными на данном рынке. Таким образом, конкурентоспособность определяет способность выдерживать конкуренцию в сравнении с аналогичными объектами на данном рынке.

В нашем случае интересующий нас рынок - рынок труда, а значит конкурентоспособность мы будем рассматривать применительно к рынку труда, или, если точнее сказать, факторы влияющие на конкурентоспособность в условиях рынка труда.

Итак, характеризуя факторы конкурентного преимущества персонала, их следует рассматривать с двух позиций:

- на уровне отдельного предприятия;

- в целом на рынке труда.19

Хотя проявление этих двух факторов тесно взаимосвязано между собой, есть некоторые отличая.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

В работе укрупнено персонал будем рассматриваться в трёх категориях: рабочий, специалист, менеджер.

На уровне отдельного предприятия проявление конкурентных преимуществ определяется внешними или внутренними условиями. Специалист, работающий в конкурентоспособной среде, будет и сам стремится быть конкурентоспособным. Однако, в какой мере он будет конкурентоспособным в соответствующей среде определяется ценностями самого специалиста. Как правило, внешние условия являются решающими в достижении конкурентоспособности. В соответствии с такими законом организации, как закон пропорциональности, специалист с наименьшей конкурентоспособностью будет стремится к специалистам с наивысшей конкурентоспособностью.

Внутренние или индивидуальные конкурентные преимущества персонала по своей природе можно подразделять на наследственные и приобретенные. К наследственным конкурентным преимуществам персонала относят:

- способности (одаренность, талант, гениальность, способность к данному виду деятельности);

- темперамент;

- физические данные.

К приобретенным конкурентным преимуществам относят:

- деловые качества (образование, специальные занятия, навыки и умения);

- интеллигентность и культура;

- направленность мотивации деятельности (умение формулировать личные цели и цели коллектива);

- характер (отношение к труду, к другим, к себе, к вещам);

- эмоциональность (умение управлять своими эмоциями, воля, стрессоустойчивость, зависть);

- общительность, коммуникабельность;

- организованность;

- возрастной ценз20.

Отнесение конкурентных преимуществ персонала к наследственным или приобретенным в какой-то мере условно. Например, такой аспект способностей, как способность к данному виду деятельности развивается по мере накопления опыта в данной сфере. Остальные аспекты способности - одаренность, талант, гениальность - в большей мере являются наследственными.

Физические данные человека среднестатистическими определяются наследственными факторами. Индивидуум тренировкой и другими способами может улучшить свои наследственные параметры.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Таким образом, приведенный перечень конкурентных преимуществ персонала является ориентировочным, в конкретном коллективе они, конечно, будут уточняться. Перечень можно назвать типовым для всех категорий работников. При рассмотрении преимуществ конкретной категории работников эти преимущества должны быть согласованы с миссией и стратегией социальной и производственной системы, в которой трудится работник.

Как уже было сказано, оценку конкурентоспособности персонала следует осуществлять исходя из его конкурентных преимуществ, которые бывают внешними и внутренними. Внешнее конкурентное преимущество персонала определяется конкурентоспособностью организации, в которой работает конкретный рабочий и ли специалист. Если организация имеет высокий уровень конкурентоспособности, то персонал имеет хорошие внешние условия для достижения высокого уровня конкурентоспособности. Внутренние конкурентные преимущества персонала могут быть наследственными или приобретёнными. Только исключительно одаренные люди в меньшей мере зависят от внешних условий.

Между женской и мужской безработицей имеются качественные отличия: большинство безработных мужчин достаточно быстро находят работу, в то время как большинство женщин очень долго остаются безработными или вообще не находят работы.

В последнее время на рынке труда имеет место возрастной критерий, как один из основных факторов, влияющих на конкурентоспособность, так около безработных составляет молодежь до 30 лет, лица предпенсионного возраста 14%, представители среднего поколения. Однако, наиболее остро стоит проблема молодёжной безработицы. Низкая конкурентоспособность молодёжи на рынке труда обусловлена недостаточностью у неё профессиональных знаний и опыта трудовых навыков. Выпускники высших и среднеспециальных учебных заведений составляют 11,4%, что свидетельствует о несоответствии профиля подготавливаемых кадров потребителям рынка труда.

Таким образом, проявление на рынке труда такого фактора конкурентоспособности как различие по полу приводит к тому, что наиболее востребованной является мужская составляющая рынка труда. Это обусловлено высокой мобильностью мужчин и способностью выполнения ими работ, связанных с разъездным характером и неограниченным рабочим днём. Кроме того, этому способствуют дискриминационныё характер государственной политики занятости.

1.3. Особенности и ключевые факторы развития индустрии гостеприимства

Несмотря на динамичное и устойчивое развитие индустрии туризма и гостеприимства, ее состояние и перспективы находятся под воздействием многих факторов как внешнего, так и внутреннего характера, действующих как единично, так и комплексно.

Само понятие "фактор" (от лат, factor) - причина, движущая сила процесса или явления, определяющего его характер или отдельные черты.

Если представить индустрию туризма и гостеприимства как сложный, многокомпонентный процесс обслуживания потребителей, то роль и значение факторов, определяющих общее направление развития или специфику отдельных черт индустрии гостеприимства, становятся существенными и очевидными.

Все многообразие факторов, влияющих на состояние и развитие индустрии туризма и гостеприимства, можно разбить на две группы:

1) внешние факторы.

2) личностно-мотивационные факторы;

Внешние факторы - это силы наиболее общего характера, влияющие на индустрию из внешнего окружения, кроме того, они практически не подлежат контролю или влиянию со стороны индустрии.

Например, рост благосостояния потребителей, увеличение времени оплаченных отпусков, мощное развитие средств транспорта и связи, появление новых компьютерных технологий - все это влияет на развитие индустрии гостеприимства, открывает перед ней новые возможности.

В свою очередь, внешние факторы включают в себя две подгруппы:

- общие;

- специфические.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Общие внешние факторы носят универсальный характер и оказывают влияние на перспективы развития всех отраслей и подотраслей индустрии туризма и гостеприимства. К ним относят:

- стабильность экономического развития;

- темпы социально-демографического развития;

- темпы научно-технического развития и нововведений;

- степень политической стабильности;

- состояние инвестиционного климата;

- окружающую среду и экологию;

- степень безопасности;

- развитие деловой активности;

- эффективность государственной системы управления;

- уровень развития торговли и сферы услуг.21

Специфические внешние факторы носят более узкий, специфический характер, могут оказывать влияние косвенно, однако имеют существенное значение и требуют наиболее пристального внимания и системных исследований.

Практика показывает, что даже при благоприятном сочетании внешних факторов общего порядка слабый учет специфических факторов может привести к серьезным социально-экономическим трудностям и проблемам в индустрии туризма и гостеприимства. К специфическим факторам можно отнести:

- сезонность, время года;

- время отпусков и каникул;

- праздничные дни и дни недели;

- событийный, тематический календарь;

- погодные условия;

- состояние и степень доступности природных объектов, пляжей, памятников истории и культуры;

- уровень и особенности конкуренции между предприятиями индустрии.

Личностно-мотивационные факторы представляют собой достаточно сложную и порой трудно диагностируемую группу факторов субъективного характера, действующих преимущественно комплексно и оказывающих существенное влияние на выбор потребителей. Данная группа факторов включает в себя подгруппы:

- социально-демографические;

- социально-экономические;

- мотивационные;

- поведенческие.22

Подгруппа социально-демографических факторов включает в себя: численность потребителей, половозрастной состав с учетом численности потребителей в половозрастных группах, общее количество семей и их численный состав, этапы жизненного цикла семьи, удельный вес семей, находящихся на разных этапах жизненного цикла, уровень образования потребителей, национальность, принадлежность к религиозным конфессиям и др.

Социально-демографические факторы оказывают существенное влияние на спрос потребителей. Так, например, молодежь до 35 лет более активна и демократична в выборе продуктов и услуг индустрии гостеприимства, она предпочитает активный отдых в недорогих гостиницах и пансионатах с разнообразными развлечениями и спортивными мероприятиями. Потребители зрелого возраста предпочитают хорошо продуманный и комфортабельный отдых в отелях с достаточным уровнем комфорта и хорошей кухней.

Подгруппа социально-экономических факторов включает в себя: общую емкость рынка услуг гостеприимства, суммарные денежные доходы потребителей, средние денежные доходы на одну семью, в том числе доход на каждого члена семьи, количество выходных и каникулярных дней, продолжительность оплачиваемых отпусков, общую структуру доходов и расходов потребителей, в том числе расходы на отдых и путешествия. Данная подгруппа факторов иногда оказывает решающее влияние при выборе того или иного путешествия или вида отдыха, а в ряде случаев может исключить его вообще. Для решения этих проблем необходима поддержка государства через систему социальных программ, рассчитанных на обеспечение полноценным отдыхом и лечением малообеспеченных слоев населения (детей, пенсионеров, инвалидов и др.).

Кроме того, сами предприятия индустрии могут значительно стимулировать спрос через правильный и оригинальный выбор ценовой политики. В мировой практике индустрии туризма и гостеприимства используется большое число оригинальных наработок. Так, например, в зимний период (низкий сезон) в отелях системы "SAS" элегантно заигрывают с пожилыми потребителями. Поскольку пенсионеры не привязаны к жесткому графику отпусков, подобно экономически активному населению, они мобильны, то "SAS" предлагает им скидки в стоимости обслуживания, равные прожитым годам. Если потребителю 70 лет, скидка 70%, если 90 лет, то 90%. Был случай, когда в отель приехал человек в возрасте 101 года и ему ежедневно доплачивали 1 % стоимости проживания.

Подгруппа мотивационных факторов имеет особое значение, так как фактически формирует поведение потребителей. К мотивационным факторам относят: тип личности, социальные роли и статус, менталитет потребителей, тип темперамента, представление о себе и особенности самореализации, стиль и образ жизни, ценностные ориентиры.

Данные факторы определяют мотивы потребителей при выборе гостиничных и туристских продуктов и, следовательно, способствуют расширению ассортимента и возможностей предложения, тем самым активируют динамичное развитие и обновление индустрии гостеприимства в целом.

Подгруппа поведенческих факторов объединяет факторы, оказывающие влияние на поведение потребителей при выборе и потреблении продуктов и услуг индустрии гостеприимства. Она включает в себя: степень информированности потребителей о продуктах и услугах, отношение к продуктам и реакцию на их потребление, степень приверженности, статус пользователя.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Специфика рынка услуг индустрии гостеприимства связана, прежде всего, с особенностями услуги индустрии гостеприимства как специфического товара, являющегося объектом купли - продажи на данном рынке. Результаты анализа общих и специфических признаков услуг индустрии гостеприимства позволили выделить следующие особенности рынка услуг индустрии гостеприимства: специфика процесса оказания услуги, связанная с неотделимостью услуги от производителя и потребителя; высокая чувствительность к изменениям рыночной конъюнктуры, обусловленная невозможностью хранения, накопления и транспортировки услуг, сочетанием их производства и потребления во времени и пространстве; неопределенность результата деятельности по оказанию услуг; существенная степень дифференциации услуг; высокая скорость оборота капитала; специфический характер организации производства услуг индустрии гостеприимства; локальная природа и территориальная сегментация; сезонная цикличность; связь с развитием рынка туристских услуг.

Рынок услуг индустрии гостеприимства предполагает самостоятельность его субъектов, равноправное партнерство по поводу купли-продажи услуги, развитую систему горизонтальных и вертикальных связей; он обеспечивает взаимодействие основных экономических субъектов данного рынка, органическую связь между спросом и предложением на услуги.

Среди факторов, определяющих спрос на рынке услуг индустрии гостеприимства, в работе выделены ценовые и неценовые факторы. Ценовые факторы оказывают существенное воздействие на уровень спроса, при этом цена услуг отражает стоимость, удобства и уровень обслуживания. Неценовые детерминанты спроса рынка индустрии гостеприимства услуг представлены: числом потенциальных покупателей; потребительскими предпочтениями; величиной располагаемых доходов потребителей; уровнем цен на сопряженные товары и услуги; инфляционными ожиданиями; уровнем социально-экономической стабильности; инвестиционным, природно-ресурсным, экологическим, историко-культурным и инфраструктурным потенциалом территории.

На объем и структуру предложения влияют следующие факторы: число гостиничных предприятий и их специализация; уровень конкуренции между гостиничными предприятиями; величина издержек на ведение гостиничного бизнеса; структура и финансовое состояние рынка; степень риска; рентабельность деятельности; налогообложение гостиничных предприятий, государственное регулирование рынка и другие факторы, характеризующие ситуацию на рынке услуг индустрии гостеприимства конкретной страны в конкретный период времени.

В последние десятилетия международный туризм сделал гигантский рывок, превратившись в одну из самых крупных и высокодоходных отраслей мирового хозяйства. На его долю приходится 7% общего объема инвестиций, 5% всех налоговых поступлений и треть мировой торговли услугами. Международный туризм оказывает огромное влияние на такие ключевые секторы экономики, как транспорт и связь, торговля, строительство, сельское хозяйство, производство товаров народного потребления, выступая катализатором социально-экономического развития. Он обеспечивает занятость более 250 млн человек, то есть каждого восьмого работника в мире.

При всем впечатляющем росте индустрии гостеприимства именно качественные сдвиги в туристском спросе и предложении определяли развитие международного туризма в последние десятилетия. В середине 80-х гг. в туристском спросе западноевропейских государств проявились новые тенденции. Они были обусловлены рядом факторов экономического и социального порядка, а также изменениями в психологии современного человека. Решающее влияние на структуру туристского потребления оказало ухудшение экономической конъюнктуры. Кризис, охвативший индустриально развитые страны, сопровождался резким падением покупательской способности населения.23

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Перемены в социальной сфере, связанные с ухудшением экономической конъюнктуры, в свою очередь, сказались на характере туристского спроса. Был снижен возраст выхода на пенсию, удлинен отпускной период, сокращена рабочая неделя и введен гибкий график работы. Эти меры, направленные на сглаживание сложившихся диспропорций на рынке труда, одновременно способствовали увеличению фонда свободного времени населения и расширению круга потенциальных потребителей туристских услуг.

Наконец, современный характер туристского спроса складывается под воздействием субъективных факторов. С появлением новых ценностей в психологии человека происходят глубокие перемены. Они обусловлены следующими моментами: более свободным, непосредственным самовыражением и самоутверждением личностью своих физических и духовных данных; пересмотром отношений с другими индивидуумами, социальными группами и учреждениями; формированием иного отношения к природе.

Рассмотренные факторы определили глубокие сдвиги в туристском потреблении. С увеличением объема свободного времени на фоне ухудшения общеэкономической ситуации в рекреационном поведении населения обнаруживаются две главные тенденции - дробление отпускного периода и рост непродолжительных поездок. В начале 80-х гг. в Австрии и Великобритании свыше 20% населения выезжали на отдых летом и зимой, а 10% отправлялись в путешествия три и более раз в год. Аналогичная ситуация сложилась в Италии, Германии, других развитых странах Европы.

Туры стали менее продолжительными, но более частыми. В западной литературе это явление получило название "путешествия с интервалами", которые пользуются спросом в течение всего года с некоторым оживлением в апреле, сентябре-октябре и феврале, помогая решить одну из самых острых проблем туристской отрасли - сгладить сезонную неравномерность в работе предприятий транспорта, размещения, общественного питания.

Другая тенденция - расширение туристского спроса пожилых людей. На первый взгляд, туризм лиц старше 55 лет может показаться парадоксом, так как выход на пенсию и обеспечивает заслуженный отдых. Однако углубленное изучение потребностей разных возрастных групп населения свидетельствует, что такая проблема не только существует, но стоит очень остро. В отличие от занятой части населения, для которой туризм - это отдых, позволяющий отойти от повседневных забот и восстановить свою работоспособность, для пенсионеров, располагающих значительным свободным временем, турпоездка - форма активного образа жизни. Данное обстоятельство, в частности, объясняет наличие туристского рынка лиц старшего возраста - "туризм третьего возраста".

Наконец, коренные изменения происходят в стиле отдыха. Пассивное времяпрепровождение на пляже, хотя и остается наиболее распространенной формой проведения отпуска, все в меньшей и меньшей степени отвечает процессу растущей диверсификации индивидуальных запросов. На смену "трем S" море-солнце-пляж (Sea-Sun-Sand) постепенно приходит формула "три L" национальные традиции-пейзаж-досуг (Lore-Landscape-Leisure). Она наилучшим образом соответствует новым ценностям, которые утверждаются в психологии человека и получают выражение в поведении и мышлении современного туриста.

Последние десятилетия в секторе туризма были отмечены углублением специализации, нарастанием процессов концентрации производства, переходом на новые технологии. В туризме, как и в других отраслях экономики, специализация стала важным принципом организации работы предприятий. Среди многих направлений деятельности фирма выделяет для себя главные, концентрируя на них основные усилия. Эти направления специализации соответствуют определенным сегментам туристского рынка, состоящим из групп людей с отличительными характеристиками: демографическими, психографическими, поведенческими и др.

По мере углубления специализации сегментация рынка становится все более и более детализированной. Компании прибегают к самым разным методикам, чтобы повысить однородность выделяемых секторов. В гостиничном хозяйстве отели все больше делают ставку на конкретные секторы рынка. Часть их специализируется на обслуживании транзитных пассажиров с низким и средним уровнями доходов. Многие отели выбирают в качестве целевого сегмента деловых туристов.

Наряду со специализацией современная индустрия туризма характеризуется нарастанием процессов концентрации, централизации производства и капитала. Концентрация протекает крайне неравномерно в разных отраслях, на отдельных предприятиях, в странах. В отличие от отраслей материального производства, где еще на рубеже ХІХ-ХХ вв. доминирующее положение получили крупные предприятия, в туризме этот процесс начался сравнительно недавно, только в 70-х гг. Однако он проходит очень бурно, охватив все секторы туристской индустрии. В сфере размещения и общественного питания сформировались гигантские гостиничные и ресторанные цепи; среди турфирм выделился ряд туроператоров, установивших контроль над основными рынками сбыта туристского продукта, а рынок воздушных перевозок оказался поделенным между ведущими авиакомпаниями мира.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Концентрация производства в туристской индустрии осуществляется двумя путями: внутренним и внешним. В первом случае укрупнение происходит в рамках отдельной хозяйствующей единицы вследствие капитализации прибыли (внутреннего роста). Во втором случае экономическая власть у монополистического образования сосредоточивается в результате сотрудничества (кооперации) или объединения (слияния) широкого круга предприятий.

Объединение или слияние компаний может идти по трем направлениям: горизонтально, вертикально и по диагонали. Соответственно, различают три вида концентрации (интеграции). Горизонтальная концентрация имеет место при объединении предприятий, находящихся на одной ступени технологического процесса, выпускающих одинаковую продукцию или оказывающих аналогичные услуги. Компании могут сотрудничать на временной или постоянной основе, а также создавать новые совместные фирмы. Примером горизонтальной интеграции в туризме служит объединение отелей в гостиничные цепи.

В настоящее время в Северной Америке и Европе насчитывается свыше 3 тыс. гостиничных цепей с числом членов не менее десяти в каждой. Рейтинг крупнейших из них регулярно публикует журнал "Hotels". Он выделяет три типа гостиничных цепей: корпоративные компании, компании по управлению гостиницами и объединения независимых гостиниц.

Процессы концентрации протекают не только в горизонтальном и вертикальном направлениях, но и по диагонали. В отличие от первых двух, диагональный типинтеграции, или диверсификация, предполагает объединение функционально и технологически не связанных между собой предприятий. Диверсифицированные, многоотраслевые образования имеют одно важное преимущество. Они создают возможности для взаимной компенсации рисков, когда убытки одних отраслей покрываются из прибылей других.

В настоящее время туризм обретает все более глобальный характер. Становление общемирового туристского рынка сопровождается мощными процессами транснационализации, которые находят выражение в международном переплетении частных капиталов, усилении связей между монополиями разных стран и в широком развитии транснациональных компаний в сфере туристского бизнеса. Многие предприятия индустрии гостеприимства, объединяясь в крупные хозяйственные комплексы, преодолевают рамки отдельных государств и влекут за собой ломку национальных барьеров. За короткий временной интервал они превратились в заметное явление международной жизни и, словно нити, опутали мировое пространство. Эти новые экономические образования, соответствующие более высокому уровню концентрации и централизации производства и капитала, способствуют утверждению и распространению международных стандартов туристского обслуживания.

Современный туристский бизнес невозможно представить без соответствующего информационного обеспечения. Разработка даже самого простого тура требует большого объема информации: знания расписаний и тарифов на международные или внутренние перевозки, цен на обслуживание, классности гостиничных и других туристских услуг. Раньше эти данные фирма получала из сборника справочных материалов. Их она собирала, хранила и использовала в своей работе. Постепенно толстые многостраничные досье замещались компьютерными информационными технологиями.

За сравнительно короткий срок они прошли длинный путь развития: от автоматизации отдельных рабочих операций до создания электронных дистрибьюторных систем мирового масштаба. Благодаря быстроте передачи информации, надежности, гибкости в использовании и другим преимуществам, новые технологии позволили значительно расширить потенциал туристского рынка и обеспечили слаженную работу всех звеньев в цепи предприятий, производящих туристский продукт и доводящих его до конечного потребителя.

Компьютерные системы в туризме имеют много разновидностей. Они различаются техническими характеристиками, функциональными возможностями, а также размерами сети. Одни из них замкнуты в границах отдельно взятого района или страны. Наряду с локальными системами электронные информационные услуги предоставляют гостиничные группы. Каждая крупная цепь отелей оснащена собственной компьютерной сетью бронирования.

Поистине мировой охват имеют глобальные компьютерные сети резервирования, которые объединили внешние системы связи авиакомпаний с комплексом компьютерных сетей отелей, турагентств, фирм по прокату автомобилей и т. д. Они позволяют резервировать пакеты туристских услуг или отдельные их элементы - от авиаперелетов и размещения в отелях до билетов в театр и страховых полисов. Все существующие глобальные компьютерные системы бронирования выполняют одни и те же функции и в этом, безусловно, схожи. Вместе с тем каждая из них имеет характерные особенности, выделяющие ее в ряду подобных сетей и позволяющие вести конкурентную борьбу на рынке информационных услуг. Наиболее известными компьютерными системами бронирования и резервирования, которые делят информационный рынок между собой, являются Sabre; Amadeus; Worldspan и Galileo.

1.4. Регулирование регионального рынка труда и нормативно-правовые особенности в индустрии гостеприимства

Одной из основных целей национальной экономики является достижение высокого уровня занятости населения. Под занятостью следует понимать такую деятельность граждан, которая не противоречит законам страны, направлена на удовлетворение личных или общественных потребностей и приносит ее субъекту заработок или доход. Понятие "занятость населения" можно также определить как совокупность экономических отношений, связанных с деятельностью трудоспособного населения по созданию общественного продукта. Следует отметить, что к трудоспособному населению относятся все, кто по возрасту и по состоянию здоровья способны работать.

Структура занятости населения характеризуется следующими составляющими:

- граждане, работающие по найму;

- граждане, самостоятельно обеспечивающие себя работой (предприниматели, фермеры и т.д.);

- граждане, избранные или назначенные на оплачиваемую должность;

- военнослужащие, проходящие службу в вооруженных силах, в органах госбезопасности и внутренних дел;

- учащиеся общеобразовательных школ, ПТУ, студенты средних специальных и высших учебных заведений;

- работающие граждане других стран на территории нашей республики и выполняющие функции, не связанные с обеспечением деятельности иностранных государств и миссий;

- занятые в домашнем хозяйстве, воспитанием детей, уходом за бальными, инвалидами и нетрудоспособными гражданами.24

Следует отметить, что в состав экономически активного населения, кроме выше указанных категорий, входят временно неработающие в связи с отпуском или болезнью, лица, проходящие переподготовку или повышение квалификации, а также лица, ищущие работу.

Исторический опыт говорит о том, что в своем развитии человеческое общество проходит три последовательные стадии - доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную. Каждой из них соответствует свой тип хозяйственной структуры.

Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3. Применяются в т.ч. государством

4. Охраняются принуждением только государства

5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6. Действуют многократно во времени

7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11. Сочетают внутреннее единство и специализацию

12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14. Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия "право" хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления - сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1. Совокупность идеальных возможностей

2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3. Должны приниматься, санкционироваться государством

4. Должны охраняться государством

5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6. Действуют независимо от времени

7. Действуют независимо от пространства

8. Формально не определены

9. Должны выражаться в позитивном праве

10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина "политика" аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию "друг-враг". Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир - не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика - сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь - власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина "политика", мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3. Совокупность событий жизни общества, государства.

4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как "микро-" и "макроуровень" являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие "актор" в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. - при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2-4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3. Предмет деятельности - реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4. Меняется по форме, содержанию с течением времени

5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.

? На первый взгляд, сравнительный анализ понятий "право" и "политика" представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право - система, а политика - деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете - к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий "право" и "политика" имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины "право и политика". Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику - 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика - относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм, что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков. В политике к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один - государство, которое издаёт их и санкционирует. Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее - их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность, а в политике - индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) - к примеру, "индивид" в политике и "физическое лицо" в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина "индивид" в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия "право", сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями) в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении - правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения. Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: "Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод". Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления, правда, несколько "смягчились", однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт - это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно - это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, - с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма. Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо. Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта, т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики - самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека, его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика, а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения. В любом случае крайность данных позиций - не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия. Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что "если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами". Действительно, в современном обществе политика - явление всепроникающее, и роль её растёт; в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы, хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве - тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, "ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью". Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого - всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от "классовой борьбы" в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей - яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой - относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме, демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики - в обеспечении нормального функционирования общественного организма, а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная - спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права. Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

? Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа. Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства. Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как "бархатные революции" в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому - антиконституционный раздел СССР.

Таблица 1. Структура мирового хозяйства (структура ВВП)

Мировое хозяйство Первичный сектор Вторичный сектор Третичный сектор Сельское хоз-во, лесное хоз-во, рыболовство, аквакультура. Промышленность и строительство* Сфера услуг * Иногда горнодобывающую промышленность относят к первичному сектору. В индустриальном обществе безраздельно господствовала аграрная структура экономики, при которой сельское хозяйство и смежные с ним отрасли (лесное хозяйство, охота, рыболовство) были основными источниками получения материальных благ. После промышленных переворотов второй половины XVIII-первой половины XIX в. в странах Европы и США сложилась индустриальная структура хозяйства с ведущей ролью промышленности. Во второй половине XX в. под влиянием НТР началось формирование принципиально новой структуры, которая получила наименование постиндустриальной (или информационной) структуры. Наиболее характерная ее черта - преобладание непроизводственной сферы деятельности над производственной.

В основе регулирования регионального рынка труда должен лежать учет специфики регионов в общероссийской структуре, перенос основных направлений экономических реформ на региональный уровень, всемерное развитие местного самоуправления, развитие предпринимательства на местах, решение внутри регионов социальных и экологических проблем рационального использования природных ресурсов.

В условиях становления и развития рыночных отношений регулирование регионального рынка труда призвано выполнять следующие основные задачи:

* сохранение единого внутреннего рынка России, единства инфраструктуры, единой налоговой системы, свободной конкуренции, свободного движения товаров и капиталов;

* формирование рынка труда и межрегионального регулирования занятости, создание рынка капитала;

* преодоление общего кризиса, реформирование экономики, создание свободных экономических зон, упорядочение внешнеэкономических связей;

* преодоление политической нестабильности, межэтнической напряженности.25

Важнейшим регулятором трудовых отношений в России является трудовое право. Главное место среди источников трудового права отводится Конституции РФ, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. Студентам необходимо изучить закрепленные в Конституции РФ права и свободы, которые реализуются в сфере трудовых отношений. В основном они закреплены в гл. II Конституции, в ст. 17, 19, 30, 32, 37, 41, 43, 45, 46, 55 и др. Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории России; ей не могут противоречить законы и иные правовые акты, действующие в РФ (ч. 1 ст. 15 Конституции)26.

В Конституции РФ признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ (ч. 4ст. 15 Конституции). Эти конституционные положения очень важны для развития источников трудового права. В современных условиях приобретают большое значение Конвенции, принимаемые Международной Организацией Труда (МОТ). Не все Конвенции ратифицированы Россией, но многие их положения учитываются в правотворческой деятельности, ратифицированные конвенции МОТ подлежат применению на территории РФ как многосторонний международный договор.

Следующим источником трудового права являются законы - как федеральные, так и субъектов Федерации. Следует отметить, что в соответствии с Конституцией РФ (ст. 72), вопросы трудового законодательства находятся в совместном ведении Федерации и ее субъектов, а разграничение их компетенции осуществляется также на основе Конституции. К ведению Федерации, как следует из ст. 71 Конституции, относится достаточно большое число блоков норм (вопросов) трудового законодательства, поскольку они закреплены в ряде статей гл. II Конституции, составляющей основы правового статуса личности в России (ст. 19, 30, 37, 41 и др.).

В соответствии с этим в ТК РФ установлено разграничение между РФ и ее субъектами в области трудового законодательства. При этом установлено, что законы о труде и иные нормативные правовые акты субъектов РФ издаются в соответствии с федеральными законами и не должны им противоречить (ст. 76 Конституции).

Среди федеральных законов важнейшее место отводится Трудовому кодексу РФ (ТК РФ) - важнейшему кодификационному акту, действующему на всей территории РФ.

Переход к рыночной экономике в РФ, развитие частного сектора и появление нового работодателя, как и функционирование рынка труда, требовали реформирования трудового законодательства. Начиная с 1991 г. в России был принят ряд нормативных правовых актов о труде, вносились изменения в ранее действовавший Кодекс законов о труде РФ (КЗоТ), но они лишь частично улучшали правовое регулирование труда. Возникла необходимость принятия нового Трудового кодекса РФ, адекватно регулирующего трудовые отношения. Студенты должны знать дату принятия действующего ТК РФ и введения его в действие, соответственно, с этой же даты утратил силу ранее действовавший КЗоТ РФ. Необходимо уяснить структуру ТК РФ: из каких частей он состоит, какие содержит разделы, сколько включает глав и всего статей. В ТК РФ значительно возрос объем нормативного материала, по сравнению с ранее действовавшим КЗоТ. Вместе с тем сохранена определенная преемственность в общей и особенной части Кодекса, но общая часть и другие разделы ТК РФ содержат блоки норм, которые ранее отсутствовали либо были очень немногочисленны. В отличие от КЗоТ, в части первой ТК РФ закреплены предмет регулирования, основные принципы, сфера действия трудового законодательства, его состав и структура, дано разграничение полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ. Введена новая (вторая) глава той же части ТК РФ, в которой впервые легализовано понятие "трудовые отношения", основания их возникновения, а также определены стороны этих отношений (работник и работодатель), установлены основные права и обязанности работника (ст. 21) и работодателя (ст. 22).

Значительно отличается от КЗоТ и вторая часть ТК РФ, охватывающая регламентацию "социального партнерства в сфере труда", где приведены его понятие, стороны, система, основные принципы. Следует обратить внимание на основные формы социального партнерства, а также знать порядок проведения коллективных переговоров по подготовке проектов коллективных договоров, соглашений и их заключению.

Требуют уяснения и другие части ТК РФ: Особенная часть ТК РФ охватывает в рамках соответствующих разделов основные институты трудового права (трудовой договор, рабочее время, время отдыха и др.). Внимания студентов требует новая, по сравнению с КЗоТ, ч. XII ТК РФ, где закреплены особенности регулирования труда отдельных категорий работников, которым посвящены 17 глав, предусматривающих дифференциацию правового регулирования труда не только отдельных категорий работников, но и работников некоторых отраслей и отдельных организаций.

Важно знать, что впервые в ТК РФ выделены разделы, посвященные способам защиты трудовых прав работников, начиная от государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства, включая защиту трудовых прав работников профессиональными союзами и самозащиту работниками трудовых прав.

В эту же часть соответственно входит порядок рассмотрения индивидуальных и коллективных трудовых споров.

Большое значение имеет последняя часть ТК РФ, которая содержит заключительные положения, предусматривающие сроки введения в действие Кодекса, признание утратившими силу отдельных законодательных актов, порядок применения законов и иных нормативных правовых актов и др.

В регулировании трудовых отношений значение играют свою роль и другие федеральные законы, например, Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности"27; Федеральный закон от 27 ноября 2002 г. № 156-ФЗ "Об объединениях работодателей"28; Федеральный закон от 1 мая 1999 г. № 92-ФЗ "О Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально- трудовых отношений"29 и другие законы, которые применяются согласно ст. 423 ТК РФ.

Следующую ступень в иерархии источников трудового права занимают подзаконные акты, среди которых главенствуют нормативные указы Президента РФ, содержащие нормы трудового права.

В число подзаконных актов входят также постановления и распоряжения Правительства РФ, которые должны соответствовать федеральным законам и указам Президента РФ.

Определенную роль в применении трудового законодательства могут играть постановления, инструкции и разъяснения Министерства здравоохранения и социального развития РФ, дающие основу для соответствующих положений (правил) на локальном уровне у работодателя.

Например, по хранению, ведению и учету трудовых книжек или по вопросам нормирования труда в различных отраслях экономики и др.

Другие министерства могут издавать акты, содержащие нормы трудового права, в случаях и в пределах, предусмотренных федеральными законами, а также указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ.

Органы местного самоуправления вправе принимать в установленном порядке некоторые акты, содержащие нормы трудового права, в основном регулирующие деятельность государственных органов по трудоустройству либо режим работы организаций торговли, сферы обслуживания, транспорта и др.

Необходимо обратить внимание на то, что в систему источников трудового права включены также законы субъектов РФ, которые следуют за федеральными законами и не должны им противоречить (прежде всего - ТК РФ).

Нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов РФ не должны противоречить ТК РФ, иным федеральным законам и законам субъектов РФ, указам Президента РФ, постановлениям Правительства РФ, нормативным правовым актам федеральных органов исполнительной власти.

Трудовое право направлено на выполнение своих основных функций: производственной (экономической) и защитной (социальной).

Первая из них нацелена на правовое обеспечение экономики (производства) и интересов работодателей, вторая - на защиту человека и его прав в сфере применения труда. Необходимо их разумное соотношение, хотя защитная функция должна иметь некоторый перевес. В связи с этим в регулировании трудовых отношений значение имеют централизованные нормы, устанавливающие определенный стандарт трудовых прав и свобод. Но требуется также освоение иных способов и средств, в том числе развитие и сочетание централизованного (государственного) и договорного регулирования. Освоение таких средств связано с развитием социального партнерства и появлением новых источников.

К таким источникам трудового права относятся акты-соглашения: генеральные, региональные, отраслевые (межотраслевые), территориальные и иные соглашения, принятые в результате договоренностей их участников. Участники соглашений на основе двустороннего или при участии органа исполнительной власти - трехстороннего сотрудничества уполномочиваются государством на соответствующее правотворчество в сфере применения труда, что характерно для формирования источников трудового права.

Пределы и процедура такого правотворчества закреплены в ТК РФ, согласно которому в соглашениях могут предусматриваться общие принципы регулирования социально-трудовых отношений, а также общие условия: об оплате труда, режиме труда и отдыха, охране труда, о доплатах компенсационного характера, о содействии занятости, использовании труда инвалидов, молодежи и другие вопросы, определяемые сторонами соответствующего соглашения.

В современных условиях возрастает роль коллективно-договорного регулирования и локальных нормативных актов, являющихся источниками трудового права у конкретных работодателей (за исключением работодателей - физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями).

Эти источники отличаются следующими особенностями: во-первых, они применимы лишь в пределах конкретного работодателя, т.е. ограничены по сфере действия; во-вторых, чаще всего локальные нормативные акты имеют ограниченный срок действия; в-третьих, они не могут ухудшать положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права; в-четвертых, локальные нормативные акты должны отражать специфику производства, характер и профиль деятельности работодателей и учитывать их экономические возможности.

К локальным нормативным актам, например, относятся: правила внутреннего трудового распорядка, принимаемые работодателем, положение о системе заработной платы, о премировании, или иные положения о материальном стимулировании, ежегодном вознаграждении по итогам работы организации за год и др. Локальные нормативные акты принимаются с учетом мнения представительного органа работников. Это, как правило, результат совместного правотворчества, осуществляемого непосредственно работниками и работодателем (их представителями). Следует уяснить установленный ТК РФ (ст. 8) порядок принятия локальных нормативных актов работодателем, согласно ст. 372 ТК РФ, с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.

Важно знать, что именно трудовое законодательство регламентирует порядок разработки и процедуру принятия локальных нормативных актов, а также коллективно-переговорный процесс и заключение коллективного договора, его значение и место, которое занимает коллективный договор. Коллективно-переговорный процесс и заключение коллективного договора создают основу подлинных социально-партнерских отношений между работниками и работодателем (их представителями). И здесь важную роль играет ТК РФ, его нормы о социальном партнерстве в сфере труда, создающие правовую основу согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений и позволяющие сторонам коллективного договора в равной мере учитывать интересы друг друга, искать выход путем возможных взаимных уступок и достигать соглашений в процессе коллективных переговоров для заключения коллективного договора.

Коллективный договор определен как правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения в организации или у индивидуального предпринимателя и заключаемый работниками и работодателем в лице их представителей (ч. 1 ст. 40 ТК РФ).

Таким образом, иерархия источников трудового права получила свое выражение в ст. 5 ТК РФ, где акты располагаются "сверху вниз" по их юридической силе и сфере действия: Конституция РФ, ТК РФ, иные федеральные законы и т.д. При этом закреплена особая роль ТК РФ по отношению к федеральным законам, иным нормативным правовым актам. В указанной статье предусматривается, что нормы трудового права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать ТК РФ, а в случае противоречий между ТК РФ и иными федеральными законами, содержащими нормы трудового права, применяется ТК РФ. Важное значение имеет следующее правило: если вновь принятый федеральный закон противоречит ТК РФ, то этот Федеральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений и дополнений в ТК РФ (ч. 9 ст. 5 ТК РФ).

В реализации регулирования регионального рынка труда важное значение имеет типологизация регионов, в зависимости от складывающейся проблематики на рынках труда, что позволяет разделить общегосударственное пространство политики занятости на группы регионов различающихся по состоянию объектов регулирования. В экономической литературе встречаются различные варианты такой классификации. В частности И. Заславский выделяет три основных типа региональных рынков труда:

* ассиметричные, которым присущи существенные перекосы в соотношении закрытого и открытого, регулируемого и "теневого" рынков труда, диспропорции в отраслевой структуре занятости и экономической активности населения;

* равновесные с относительно развитыми структурами рынка труда ар и переходе от прежней системы полной занятости к системе экономической активности населения в условиях регулируемого роста безработицы и стабилизации социально-трудовых отношений, что проявляется в процессах трансформации скрытой безработицы в открытые формы;

* диверсифицированные, характеризуемые: высокой степенью реструктуризации занятости и саморегуляции, которые создают условия для высокой мотивации и мобильности работников; быстрым развитием рыночного сектора экономики и системы экономической активности населения, обеспечивающих разнообразие форм занятости, низкие уровень и продолжительность регистрируемой безработицы под воздействием социально-экономических регуляторов спроса и предложения рабочей силы, проводимых мер активной политики занятости.30

Наиболее часто встречается распределение регионов России на 5-6 региональных рынков труда. В настоящее время, для обеспечения региональной дифференциации политики занятости разработана специальная типология рынков труда РФ, основанная на статистическом анализе показателей характеризующих рынок труда и учитывающих социально-экономические, природно-ресурсные и демографические условия развития.

Всего выделяется шесть типов рынков труда регионов, и для каждого типа разработаны основные направления регулирования занятости. Однако региональные рынки труда даже в пределах одного типа значительно различаются, поэтому рекомендации могут быть лишь общими, указывающими основные направления воздействия на рынок труда.

1. К первому типу рынков труда отнесены четыре региона с индустриальными и постиндустриальными структурами занятости. Ситуация на этих рынках труда относительно благоприятная. Уровень безработицы значительно ниже среднероссийских показателей. В качестве основных направлений регулирования занятости рассматриваются активное применение гибких режимов использования рабочих мест, поддержка и стимулирование развития структурно-прогрессивных отраслей, профориентация, подготовка и переподготовка кадров.

2. Ко второму типу отнесены двенадцать регионов включающих в себя часть территорий Восточной Сибири, Дальнего Востока, Севера, а также Калининградскую область. Указанные территории характеризуются повышенной долей в экономике добывающих отраслей и строительства, более высоким, чем в среднем по России, показателем реальной безработицы и в то же время высокой вакантностью рабочих мест.

3. Третий тип включает одиннадцать регионов - это республики Северного Кавказа, Поволжья и юга Сибири. Структура занятости в лих достаточно дифференцирована: от индустриальной до аграрной Для них характерен высокий уровень реальной безработицы, низкая вакантность рабочих мест, сниженная экономическая активность, самая высокая занятость в неформальном секторе.

4. К четвертому типу относится большинство регионов России, характеризующихся преобладанием отраслей, в наибольшей степени затронутых кризисом. Рынок труда характеризуется повышенным уровнем безработицы и низкой вакантностью рабочих мест, но при этом имеется достаточно высокий потенциал спроса на труд.

5. Пятая группа регионов является также достаточно большой и включает в себя аграрно-индустриальные регионы Цен гра и Юга России Для них характерно сознательное сохранение избытка трудовых ресурсов и, следовательно, низкий уровень безработицы. Государственное регулирование занятости здесь в большей степени нацелено на профессиональную ориентацию и обучение.

6. К последнему шестому типу относится пять регионов: Кемеровская, Тюменская, Томская области, Красноярский край, Республика Саха. Этим территориям присущи низкие показатели безработицы, неполной занятости. Это обусловлено преобладанием в их структуре предприятий добывающей промышленности, которые в наименьшей степени затронул экономический кризис. Еще одной особенностью данного типа регионов является отрицательное сальдо миграции, которое предопределяет снижение напряженности на рынке труда.

Подобная типология рынков труда позволяет выявить приоритетные направления регулирования занятости населения, на основе которых должна строиться социально-экономическая политика на рынках труда регионов.

Рассмотренные выше способы группировки регионов по складывающимся на них типам рынков труда, должны быть, на наш взгляд, дополнены их классификаци