Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Студенческий документ № 055791 из МПСУ (бывш. МПСИ)

Андреева Т. В.

Семейная психология: Учеб. пособие. - СПб.: Речь, 2004. - 244 с.

ISBN 5-9268-0237-7

В книге изложены темы, касающиеся различных областей семейной психологии, - выбор партнера и вступление в брак, динамика семейных отношений, воспитание детей, супружеские конфликты и многое другое.

Книга будет интересна как специалистам-психологам, педагогам, так и широкому кругу читателей.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 7

Предисловие к 3-му изданию 9

TEMA I. ПРОБЛЕМА ПОЛОВЫХ РАЗЛИЧИЙ

И СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ , 11

Тендер 16 Половые различия 17

Литература 26

ТЕМА II. ПОЛОВАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ И ПОДГОТОВКА К БРАКУ 28

Психологические механизмы половой социализации 28

Половое воспитание 31

Представления о семье и браке 32

Литература 39

ТЕМА III.

ВЫБОР СУПРУГА И ФАКТОРЫ РИСКА

ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В БРАК 40

Теории выбора брачного партнера 43

Факторы, способствующие разводу 45

Факторы, способствующие укреплению семейных отношений 48

Предбрачное ухаживание 48

Литература 51

ТЕМА IV. ПРОБЛЕМЫ ЛЮБВИ И БРАКА 52

Виды любви 53

Мотивация вступления в брак 55

Литература 59

ТЕМА V. ПРОБЛЕМЫ МОЛОДОЙ СЕМЬИ 61

Идеализация партнера 62

Адаптация 63

Роли в семье 64

Механизмы интеграции семьи 67

Социально-психологический механизм "общности судьбы" 68

Социально-психологический механизм "эмоциональной

идентификации с семьей" 70

Рождение первенца 70

Литература 74

ТЕМА VI. СЕМЬЯ И БРАК (ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ) 75

Функции семьи 76

Структура семьи 78

Жизненный цикл семьи 79

Семейные мифы 82

Семейные правила 83

Супружеское соглашение 84

Литература 85

ТЕМА VII. УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ БРАКОМ

И СУПРУЖЕСКАЯ СОВМЕСТИМОСТЬ 86

Удовлетворенность браком 87

Социально-психологический климат в семье 89

Супружеская совместимость 94

Литература 104

ТЕМА VIII. СУПРУЖЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ 106

Виды конфликтов 106

Причины супружеских конфликтов 109

Нарушения в семейной коммуникации 115

Тактики разрешения супружеских конфликтов 116

Литература 118

ТЕМА IX. РЕВНОСТЬ И СУПРУЖЕСКИЕ ИЗМЕНЫ 119

Ревность 119

Типы ревности 121

Супружеские измены 123

Литература 129

ТЕМА X. СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ СЕМЬИ 131

Типы воспроизводства населения 131

Последствия падения рождаемости 132

Проблема детности 134

Статус сиблинга и проблемы демографии 140

Литература 142

ТЕМА XI. ПРОБЛЕМА РАЗВОДОВ И ПОВТОРНЫХ БРАКОВ 144

Причины роста разводов 144

Причины разводов 146

Периодизация послеразводного процесса 148

Правила в бинуклеарной семье 150

Последствия развода для мужчин, женщин и детей 151

Влияние развода родителей на детей 152

Повторные браки 153

Литература... 158

ТЕМА XII. СЕМЬЯ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ 159

Социализация 159

Стадии социализации 161

Институты социализации 162

Семейная социализация 164

Структура семьи 166

Роль отца в социализации детей 167

Роль матери в социализации детей 172

Бабушки и дедушки 177

Роль сиблингов 179

Положение единственного ребенка 184

Близнецы 186

Влияние интервалов между рождением детей 187

Роль социализаторов в развитии детей 190

Целенаправленное воздействие на ребенка в семье 193

Типология детских характеров 193

Виды неправильного воспитания 201

Жизнестойкость детей 204

Стили родительского поведения 207

Социализация в семье и творческий потенциал личности 212

Тип направленности на творчество 215

Тип направленности интересов на познание (на мужской

подвыборке) 216

Тип направленности на работу 217

Гармонический тип направленности личности 219

Свободолюбиво-гедонистический тип направленности личности 219

Литература 223

ПРИЛОЖЕНИЯ 225

Приложение 1 225

Приложение 2 233

ВВЕДЕНИЕ

Брак и семья относятся к числу таких явлений, интерес к которым всегда был устойчивым и массовым. Для общества вопрос о знании этих социальных институтов и умении направлять их развитие имеет первостепенное значение уже потому, что от их состояния в значительной мере зависит воспроизводство населения, создание и передача духовных ценностей.

Значение, которое в эпоху цивилизации семья приобрела в общественной и личной жизни людей, обусловило сравнительно рано зародившийся и устойчивый интерес к ее изучению. При этом в течение длительного времени (примерно до середины XIX века) семья рассматривалась как изначальная и по самой своей природе моногамная ячейка общества, исходный пункт его развития и его миниатюрный "прообраз".

В настоящее время в нашем обществе происходит переход от представлений о семье как о ячейке общества к пониманию ее самоценности. Однако следует заметить, что, по данным научно-исследовательского центра Института молодежи, российская семья сейчас находится в состоянии кризиса, социальной деградации. На протяжении последних лет существует устойчивая тенденция к:

¦ ухудшению материального положения семьи;

¦ росту числа неполных семей;

¦ снижению интереса к рождению детей;

¦ росту отчужденности детей от семьи;

¦ падению авторитета родителей по сравнению с авторитетом

сверстника, устроившегося в жизни;

¦ повышению уровня подростковой девиантности.

В связи с этим необходима программа семейной социализации и воспитания жизнеспособной личности в современных условиях. Таким образом, значение исследования семейной проблематики в современных условиях не уменьшается, а, скорее, все более возрастает. Преподавание психологии семьи для будущих специалистов-психо-

7 Семейная психология

логов является актуальным, так как множество проблем в этой области ждет своих исследователей.

В курсе "Социально-психологические проблемы семейных отношений" обобщены результаты многолетней работы психологов, социологов, демографов в области семейных отношений, рассматриваются различные стороны этой многогранной темы. Цель настоящего курса состоит в том, чтобы ознакомить студентов с основными проблемами современной семьи, с тенденциями развития семейно-брач-ных отношений, а также с методами изучения и коррекции семейных проблем. На практических занятиях студенты осваивают методы изучения семьи, обучаются приемам определения причин и разрешения супружеских конфликтов, обсуждают приемы ведения безобвинительного общения. Опросы студентов показали, что спецкурс по проблемам семьи важен не только для профессионального становления психологов, но и для построения собственных отношений в семьях слушателей курса.

ПРЕДИСЛОВИЕ К 3-МУ ИЗДАНИЮ

Настоящее учебное пособие отражает основное содержание спецкурса, читаемого автором с 1991 года на факультете психологии Санкт-Петербургского университета, его спецфакультета и филиала в Берлине (в 1999 году), а также в Балтийском институте экологии, политики и права (в 1998-2001 годах).

В основе излагаемого материала - данные отечественных и зарубежных психологов, социологов, педагогов и демографов, изучающих проблемы семьи: отношений в ней, всего того позитивного и негативного, что касается непосредственно жизни человека в семье. Для автора настоящего пособия семья представляется прежде всего в качестве позитивного фактора развития личности, а разрушительные веяния в семьях - тенью отношений.

Об этом свидетельствуют как наши собственные исследования социализации личности в семье, отношений в семьях разного рода (сельских и городских), так и личный опыт автора как многодетной матери.

На незаменимую роль семьи в развитии личности указывает и наш опыт работы в Центре для несовершеннолетних детей.

Первое и второе издание настоящего пособия вышли небольшими тиражами в 1998 и 1999 годах и разошлись среди читателей от Урала (Челябинск) до Берлина. Отклики на первый вариант пособия заставили нас подумать о его переиздании.

Предлагаемое читателям 3-е издание откорректировано и дополнено в соответствии с теми данными, которые появились в печати за последние пять лет. Добавлен также новый раздел, касающийся роди-тельско-детских отношений.

Автор выражает признательность преподавателям и сотрудникам кафедры социальной психологии Санкт-Петербургского университета, в период работы на которой был написан первый вариант данного пособия, а также преподавателям кафедры психологии и педагогики личностного и профессионального развития, чья моральная поддержка помогает автору работать над темой. Огромная благодарность заве-

Семейная психология

дующему кафедрой социальной психологии, профессору Анатолию Леонидовичу Свенцицкому, моему преподавателю в период обучения на факультете психологии в 1975-1981 годах и постоянному научному руководителю на протяжении четверти века.

Тема I

ПРОБЛЕМА

ПОЛОВЫХ РАЗЛИЧИЙ

И СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Знание психологических особенностей, присущих представителям разного пола, необходимо для построения нормальных семейных отношений, поскольку, к сожалению, многие супружеские проблемы, в особенности при адаптации молодых супругов, происходят из-за непонимания партнера.

Одно из первых теоретических объяснений природы различий мужчины и женщины мы видим в работе А. Фулье (1896). Ее смысл заключается в принципиальном различии метаболизма (обменного процесса) у мужчин и женщин. Метаболизм строится на взаимодействии анаболизма и катаболизма. Согласно Фулье, анаболические процессы, включающие преимущественную ориентацию на питание, интеграцию, сохранение энергии, более развиты в женских организмах. Эта большая анаболическая ориентация, обеспечивающая индивидуальную выживаемость женщины, проявляется и в ее поведении. Катабо-лические процессы более связаны с размножением, дезинтеграцией, расходом энергии и определяют картину поведения мужских организмов (цит. по: Обозов Н. Н., 1995).

В 1960-х годах В. А. Геодакяном была сформулирована теория полового диморфизма. Женское и мужское начала здесь сопоставляются как наследственность и изменчивость, долговременная и кратковременная память вида, консервативность и вариативность. Женское на-

чало обеспечивает неизменность потомства от поколения к поколению, сохранение того, что накоплено в ходе предшествующей эволюции. Это "золотые кладовые" наследственности, доступ в которые строго ограничен.

Мужской пол - это передовой отряд популяции, берущий на себя функции столкновения с новыми условиями существования - "разведка боем".

С этими положениями согласуются следующие факты:

1) функция столкновения со средовыми условиями сопряжена со

значительными потерями. Мужской пол уже на стадии трехме-

: сячного эмбриона более уязвим, чем женский. На первичном, зиготном, уровне соотношение плодов мужского и женского пола - 150:100, к моменту рождения - 107:100, к 30-летнему возрасту - 95:100. Эта закономерность выявляется в так называемой сверхсмертности мальчиков;

2) среди лиц с инфарктом миокарда преобладают мужчины;

3) результаты изучения врожденных пороков сердца говорят о том,

что у женщин они чаще воспроизводят более ранние эволюционные модели (например, двухкамерное сердце), а у мужчин представляют собой "футуристические", не имеющие аналогов в предшествующей эволюции, модели (цит. по: Каган В. Е., 1991).

Отметил}, что большая смертность мужчин проявляется в переломные и неблагоприятные периоды развития общества, а также в условиях эмиграции. Разрушительным образом на мужское население действуют такие неблагоприятные факторы, как безработица, отсутствие перспектив в будущем, к которым относятся, в частности, невозможность получения образования и трудности в обеспечении семьи для части жителей. В настоящее время в России средняя продолжительность жизни мужчин составляет 59 лет, женщин - 72 года (Гаспа-рян Ю. А., 1999). Ожидаемая продолжительность жизни при рождении на 2000 г. у мужчин - 58,9 лет, у женщин - 72,4 года (Россия в цифрах, 2001, с. 72). При этом средние сроки жизни мужчин сокращаются быстрее, чем у женщин. В исследовании, проведенном Американским Национальным центром медицинской статистики совместно с Министерством здравоохранения Российской Федерации, содержится нывод о том, что в 1990-1994 годах произошло значительное сокращение средней продолжительности жизни российских граждан: продолжитслыюсть жизни мужчин сократилась более чем на 6 лет (с 63,8 до 57,7 лет), женщин - более чем на 3 года (с 74,4 до 71,2 лет).

При дальнейшем некотором повышении средних сроков продолжи

тельности жизни эта тенденция сохраняется (в 1998 году средняя про

должительность жизни мужчин - 61,34 лет, женщин - 73,21 лет).

Женщины оказываются более устойчивыми к существованию в кри

зисные, неблагоприятные периоды развития общества, более-менее

успешно переживая безработицу, снижение профессионального ста

туса и сокращение семейного бюджета. '

Переломный возраст, с которого начинается диспропорция полов, равен 35 годам. Так, если в возрастной категории от 20 до 24 лет на каждую тысячу мужчин приходится 971 женщина, в категории 25- 29 лет - 949 женщин того же возраста, в 30-34 года - 976 женщин, то в категории 35-39-летних уже 1012 женщин. Далее диспропорция полов усиливается (Россия в цифрах, 2001, с. 69).

Концепция Геодакяна описывает дихотомию мужского и женского, опирающуюся на "интересы" популяции, видов. Согласно ей, женщинам присуща филогенетическая ригидность и онтогенетическая пластичность, а мужчинам - филогенетическая пластичность и онтогенетическая ригидность.

Это следует помнить тем, кто занимается воспитанием и обучением детей, поскольку при неблагоприятных условиях, например в случае, когда воздействия педагогов не соответствуют индивидуальным возможностям психики ребенка, девочки принимают несвойственную им стратегию решения задач, навязанную взрослым, и в определенной мере, лучше или хуже, справляются с заданиями. Мальчики в подобной ситуации стараются уйти из-под контроля взрослого, не подчиниться ему, так как адаптироваться к несвойственным видам деятельности им исключительно трудно (Еремеева В. Д., Хризман Т. П., 1998, с. 25).

В. Е. Каган утверждает, что принципы полового диморфизма не абсолютны и далеко не все в человеке может быть описано альтернативой "мужское или женское", "или-или". Например, для описания гормональных систем этот принцип не подходит: и мужской, и женский организмы продуцируют как мужские, так и женские половые гормоны, а гормональная маскулинность или фемининность определяются по преобладанию тех или других. Головной мозг несет в себе возможности программирования поведения и по мужскому, и по женскому типу. Свойства этого круга описывает континуальная модель, в которой маскулинность (М) или фемининность (Ф) по каждому из признаков рассматриваются как содержимое сообщающихся сосудов, и "свой" сосуд должен быть заполнен больше, чем "чужой" (Каган В. Е., 1991).

Таблица 1. Полоролевыетипы

Типы Выраженность

маскулинности фемининности Маскулинный Высокая Низкая Фемининный Низкая Высокая Андрогинный Высокая Высокая Недифференцированный Низкая Низкая В конце XIX - начале XX века идея двуполости серьезно обсуждалась В. Флиссом, 3. Фрейдом, О. Вейнингером, М. Хиршфельдом и другими учеными, а позже получила и естественно-научные обоснования не только в существовании патологических вариантов (например, гермафродитизм), но и в особенностях функционирования нормального организма.

Так, И. С. Кон замечает, что гормоны всех трех групп- как мужские (андрогены), так и женские (эстрогены и прогестины) - присутствуют у лиц обоего пола. Уровень эстрогенов у мужчин составляет от 2% до 30%, а уровень прогестерона - от 6% до 100% женского уровня этих гормонов. Средний уровень андрогенов у женщин составляет 6% мужского уровня (Money J., 1980).

На основе идеи континуума маскулинно-фемининных (М/Ф) свойств западные психологи в 1930-1960 годах сконструировали несколько специальных шкал для измерения М/Ф умственных способностей, эмоций, интересов и т. д. (тест Термана - Майлс, шкала М/Ф MMPI, шкала маскулинности Гилфорда и др.) Все эти шкалы предполагают, что индивиды в пределах какой-то нормы могут различаться по степени М/Ф. Однако сами свойства М/Ф представляются все же альтернативными, взаимоисключающими: высокая М должна коррелировать с низкой Ф и обратно, причем для женщины желательна высокая Ф, а для мужчины - М. Выяснилось, однако, что далеко не все психические качества поляризуются на "мужские" и "женские". Кроме того, разные шкалы (интеллекта, эмоций, интересов и т. д.) в принципе не совпадают друг с другом: индивид, высокомаскулинный по одним показателям, может быть весьма фемининным по другим. Например, в одном исследовании сравнение группы студенток - членов университетских сборных команд и контрольной группы студенток того же университета - показало, что спортсмен--ки менее фемининны, но не более маскулинны, чем неспортсменки (Colker R., Widom С. S., 1980).

Новые, по мнению И. С. Кона, более совершенные методы - тест Сандры Бем (Bern S. L., 1979) и "Вопросник личностных свойств" Джа-нет Спенс и Роберта Хельмрайха (Spence J. Т., Helmreich R. L., 1979) рассматривают М и Ф уже не как альтернативы, полюсы одного и того же континуума, а как независимые измерения. Тест Сандры Бем разделял мужчин и женщин на четыре группы так, как показано в следующей ниже таблице.

В итоге можно говорить о восьми полоролевых типах (по четыре для мужчин и для женщин). Под андрогинной личностью в настоящее время понимают половую идентичность, сочетающую в себе ряд позитивных аспектов как традиционно мужского, так и традиционно женского поведения (Крайг Г., 2002, с. 147).

И. С. Кон (1988) и В. Е. Каган (1991) считают термин "андрогиния" неудачным из-за ассоциации с патологией или отсутствием всякой половой дифференцировки, однако он утвердился в теории "психологической андрогинии". Многие исследователи, в частности Понтер Ам-мон, видят в ней холическую концепцию личности. Аммон понимает андрогинию как многомерную интеграцию проявлений эмоционально-экспрессивного (женского) и инструментального (мужского) стилей деятельности, как свободу телесных экспрессии и предпочтений от жесткого диктата половых ролей, как эмансипацию обоих полов, а не борьбу женщин за равенство в маскулинно ориентированном обществе.

С понятием андрогинии связывают более высокие возможности социальной адаптации. Уже Э. Маккоби и К. Джеклин обращают внимание на то, что высокая фемининность у женщин часто совпадает с пониженным самоуважением и повышенной тревожностью. Позже многие другие исследователи показали, что маскулинные мужчины и фемининные женщины испытывают больше трудностей в тех видах деятельности, которые не совпадают с традиционными полоролевы-ми стереотипами, тогда как андрогинные личности с их высокими потенциями и маскулинности, и фемининности легче меняют тип и стиль деятельности в зависимости от условий; поэтому они менее подвержены дистрессам. В то же время возможности социальной адаптации зависят, в свою очередь, от индивидуальной адаптивности, психологической гибкости (Каган В. Е., 1991).

Недостатком теории андрогинии можно считать неоднозначность самих шкал М/Ф. Одни исследователи измеряют интересы, другие - эмоциональные реакции, третьи - отношение к тем или иным аспектам мужских или женских ролей; кроме того, неоднозначны критерии выбора шкал (Кон И. С, 1988).

Гендер

Идеологически к понятию андрогинии примыкает понятие ген-дер. И то и другое предполагает "изживание стереотипов иерархичности, дискриминации, асимметрии и обозначает принципиально новый, современный подход к интерпретации общественных и личных проблем" (Введение в тендерные исследования, 2000, с. 3). В справочных изданиях по философии понятие тендер определяется как "термин, введенный феминистами с целью выделения социального аспекта различия полов. Когда говорят о различии между существами женского и мужского пола как о различии "пола" (англ. sex), то имеют в виду их биологическое различие. Когда говорят о тендере, то исходят из определенных социокультурных дефиниций (определений) понятия женщины и мужчины и предполагают изначально установленное различие их социального положения" (Hornsby J., 1995, р. 305). Тендерные исследования как самостоятельная область научных интересов появились и за рубежом, и у нас в стране сравнительно недавно, около 10 лет назад, и до сих пор представляют собой скорее собирательное понятие для новейших гуманитарных теорий - экономических, социальных, политических, лингвистических и других.

В 1980-е годы тендер становится основой нового этапа развития теории феминизма, внося существенные изменения в теорию пола. Английское слово "gender" означает род как грамматический род, или вид, в смысле отношения к определенному классу, либо в человеческом обществе к семейной, родовой традиции, то есть к тому, что устанавливает связь поколений, или генераций. Применение этого обозначения как термина гуманитарного знания призвано отличить "со-циальный пол" от биологического пола, обозначенного во всех анкетах как "sex" (Введение в тендерные исследования, 2000, с. 6). Слово "род" в русском языке имеет несколько значений. Во избежание разночтений при определении социальных и культурных характеристик рода при переводе используется понятие "тендер" (Гид-деисЭ., 1999, с. 153).

Некоторые авторы рассматривают тендер как общее понятие, включающее и слово "пол". Так, определение тендера, содержащееся в учебнике "Социальная психология", гласит: "Гендер: в психологии - социально-биологическая характеристика, с помощью которой люди дают определение понятиям "мужчина и женщина". Так как пол является биологической категорией, социальные психологи часто ссыла-

ются на биологически обусловленные тендерные различия как на "половые различия"" (Майерс Д., 1999, с. 228). Таким образом, половые различия рассматриваются как частный случай тендерных.

Иногда эти понятия рассматривают как взаимозаменяемые: ""пол" и "гендер" рассматриваются как синонимы" (Ruble D., 1988, Крайг Г., 2002); "гендерные особенности - особенности, связанные с признаками половой принадлежности" (Человек от рождения до смерти, 2001, с. 624).

За последние пять лет в России наблюдается всплеск большого числа публикаций по проблемам пола и тендера (Андреева Т. В., 1997,1998; Калабихина И. Е., 1998; Феномен пола в культуре, 1998; Моор С. М., 1999; Маркова О. Ю., 2000; Пол, гендер, культура, 2000; Берн Ш., 2001; Чернова И. И., 2001; Хамитов Н. В., 2001; Ильин Е. П., 2002 и др.). С конца 1990-х годов в различных вузах читаются спецкурсы лекций по тендерным проблемам.

Исторически первичнее в нашей стране термины "пол", "половые различия" и "половой диморфизм и дипсихизм", употреблявшиеся до начала и параллельно с тендерными исследованиями на Западе.

Половые различия

С середины 1970-х годов по проблеме половых различий в мире публиковалось до 1,5 тысячи работ ежегодно. Усилия исследователей были направлены на инвентаризацию половых различий и выяснение их происхождения. Так, в 1974 году опубликована монография американских исследователей Э. Маккоби и К. Джеклин "Психология половых различий", в которой дается критический анализ большинства публикаций по этой проблеме. На основе анализа они разделили половые различия на три группы.

Достоверные: мальчики (мужчины) более агрессивны и более успешны в математических и зрительно-пространственных операциях, а у девочек (женщин) более развиты языковые способности. Агрессивность мужчин чаще носит асоциальный характер, у женщин она чаще проявляется в несогласии, словесно, в виде протеста против чего-либо.

Сомнительные: у мальчиков и девочек - в послушании и заботливости, доминантности, страхе и тревожности, стремлению к соревнованиям, тактильной чувствительности, общем уровне активности.

Неподтвержденные: у девочек (женщин) отмечается определяющее влияние среды на их развитие, больше внушаемость и ориентирован-

ность на социум, выше успешность в требующих стандартного решения задачах, меньше самоуважение и потребность в достижениях. У мальчиков (мужчин) - определяющее влияние наследственности на их развитие, успехи в выполнении сложных и нестандартных заданий, аналитический и познавательный стиль, преимущественное развитие слухового анализатора.

Исследования, проведенные в лаборатории им. Б. Г. Ананьева в 1960-е годы, выявили различия между полами в познавательной сфере. При изучении свойств познавательной деятельности юношей и девушек (студенческие группы от 17 до 22 лет) были получены следующие результаты:

¦ общая осведомленность, отражающая интересы человека и сви

детельствующая о его эрудированности, так же как и общая по

нятливость, демонстрирующая сообразительность как свойство

ума и характера человека, заметно выше у юношей;

¦ скорость концентрации внимания на сложных интеллектуаль

ных задачах, наблюдательность, пространственные представле

ния, невербальный (практический) и общий интеллект выше у

юношей;

¦ вербальный (речевой) интеллект, включая словарный запас, ло

гичность мышления, его обобщенность в большинстве групп

девушек превышает такие же показатели в юношеских группах.

В итоге обследования по батарее тестов Векслера из 14 полученных показателей интеллекта три имели явное превосходство в женской группе, а именно:

¦ показатели кратковременной памяти (помогающей решать опе

ративные задачи);

" словарный запас (говорит о начитанности и легкости словесного воспроизводства знаний);

¦ адаптивности ума, которая облегчает решение коммуникатив

ных задач, требующих гибкости в общении.

Выявлены различия между мужчинами и женщинами в слуховом и зрительном восприятии. Женщины обладают высокой чувствительностью при распознавании изменений в тональности и громкости голоса (что дает им возможность лучшего восприятия состояния другого человека), мужчины лучше ориентируются в том, откуда исходит звуковой раздражитель (Пиз А., Пиз Б., 2000). На выборке из 1500 опрошенных обнаружены значимые статистические различия в цветовых предпочтениях к городской среде у мужчин и женщин, женщины пред-

почитают более тонкие оттенки цвета. Они также более чувствительны к облику пространственной среды жизнедеятельности (Андреева Т. В., 19976).

Современные нейрофизиологические и нейропсихологические исследования показывают некоторые различия в морфологии и функционировании мозга мужчин и женщин. Так, исследования Р. Горского из Калифорнийского университета подтвердили, что у женщин пучок нервов, соединяющий два полушария мозга (так называемое мозолистое тело), толще, чем у мужчин, и женщина имеет на 30% больше соединений между правой и левой сторонами мозга (Пиз А., Пиз Б., 2000). Большинство исследователей склоняются к тому, что правое и левое полушария функционируют у мужчин более автономно, чем у женщин, причем связь межполушарной асимметрии с полом выявлена уже в первые сутки жизни, и что мозолистое тело, на котором лежит ответственность за передачу информации из одного полушария в другое, по-разному устроено у мальчиков и девочек уже к моменту рождения (Каган В. Е., 1991).

Большее число соединений между двумя полушариями объясняет способность женщин вести несколько не связанных друг с другом дел, их беглость речи, а также интуицию. Мозг мужчины специализированный. Его особенности (малое количество соединений между правым и левым полушариями, разделенность на отделы) способствует концентрации мужчины на отдельной задаче, большинство мужчин могут делать только одно дело в определенный промежуток времени, например, не способны смотреть телевизор и слушать другого человека (Пиз А., Пиз Б., 2000).

По мнению Н. Н. Обозова, мужчинам присуща объективность как ориентация на реальные факты при оценке восприятия мира, для женщин же характерна субъективность и впечатлительность как ориентированное на свое состояние восприятие, преобладающее в оценке внешнего мира. Межличностные отношения у мужчин более прямолинейны (чаще по схеме "да - нет"), у женщин в отношениях с людьми проявляется большая чувствительность к различным нюансам общения. Применительно к мужчинам словесные поощрения расслабляют и замедляют деятельность, у женщин, напротив, возбуждают и ускоряют ее - отсюда любовь к комплиментам (Обозов Н. Н., 1995).

Интересно изучение поведения мужчин и женщин в стрессовой ситуации. Исследование, проведенное в лаборатории Б. Г. Ананьева в 1966 году, показало, что женщины реагируют на саму экстремальную ситуацию, а мужчины расходуют энергию уже на представление об

экстремальной ситуации. Поведение мужчин при этом чаще оканчивается неудачей. С точки зрения экономии ресурсов лучше женский тип реакции организма и нервной системы (за полчаса до экзамена, в течение одного часа самого экзамена и через полчаса после него замерялся уровень сахара в крови, насыщенность крови кислородом, кислотность слюны и другие показатели). Б. Г. Ананьев в связи с этим отмечал, что преимущества человека часто заключаются не в его знаниях и свойствах интеллекта, а в его энергетических возможностях (Ананьев Б. Г., Дворяшина М. Д., Кудрявцева Н. А., 1968).

По А. Анастази, превосходство мужчин отмечается в скорости и координации движений, ориентации в пространстве, понимании механических отношений, математических рассуждениях. У женщин же отмечается превосходство в ловкости рук, скорости восприятия, в счете, вербальной памяти, беглости речи и других задачах, включая речевые навыки. Таким образом, как замечает Н. Н. Обозов, преимущество женщин не только энергетическое, но и информационное, когда речь идет об обучении в школе и в вузе. Куда же девается это преимущество, когда от теории человек переходит в реальный мир? Этот мир ждет не женщин, а мужчин (декретный отпуск, отвлечение на воспитание детей, сохранение семьи).

Французские исследователи выделяют три фазы в жизни женщин:

1) социализация, накопление интеллектуального и профессиональ-

ного "багажа";

2) рождение и воспитание детей;

3) самореализация, самоактуализация потенциала.

У мужчин жизнь более "однотонная", и только ориентация на работу или семью частично ее изменяет.

Половые различия проявляются и в жизненных устремлениях: с раннего детства мужчины самостоятельно стремятся достичь каких-либо целей, причем самооценка строится на успехах в работе. Достижения в той или иной важной области, в творчестве составляют основу развития мужской личности. Для развития личности женщины очень важно построение успешных интимных, брачно-семейных отношений. "У женщин успех в любви, если можно, в замужестве - определенный фактор развития личности" (Обозов Н. Н., 1995, с. 36).

Об этом, в частности, свидетельствует исследование женщин, в юности избравших одну из наиболее творческих специальностей - архитектуру. Оказалось, что направление их интересов и активности через несколько лет после окончания вуза отличается от направлен-

ности интересов мужчин той же профессии. Так, с помощью кластерного анализа на мужской и женской подвыборках выявлено по пять основных типов направленности интересов в различные сферы деятельности.

У мужчин это: направленность интересов на творчество (с доминированием ценностей "творчество", "работа", "любовь", "познание" и с отрицанием ценности "семья"), на познание ("свобода", "познание", "самостоятельность"), на работу ("работа", "друзья", "творчество"), "свободолюбиво-гедонистический" тип ("свобода", "творчество", "любовь", "удовольствия") и "гармонический тип" ("семья", "любовь", "работа", "творчество"). Таким образом, у мужчин лишь в последнем типе направленности одной из доминирующих ценностей является "семья".

У женщин наряду с "мужскими" типами направленности интересов - на познание ("равенство", "познание", "друзья") и на творчество ("творчество", "познание", "свобода"), которые подтверждаются активностью представительниц этих типов в данных сферах и творческими результатами, выявились и специфически женские типы направленности интересов: "гармонический тип" (с доминированием ценностей "любовь", "семья", "творчество"), а также два значительных по численности типа чисто семейной направленности: 1 - с доминированием ценностей "семья", "любовь", "материально обеспеченная жизнь"; 2 - "свобода", "любовь", "семья".

Анализ показал, что направленность интересов подтверждается и направлением активности в соответствующие сферы. Так, женщины-архитекторы с направленностью на семью часто работали не по основной профессии, находили работу на неполный день (ведение кружков или научная работа), с тем чтобы иметь возможность заниматься детьми. Женщины с направленностью на творчество достигали высоких результатов в своей профессии (победы на конкурсах, интересные проекты), но это происходило отчасти за счет оттеснения семейных приоритетов (отвержение ценностей "семья", "материально-обеспеченная жизнь" и даже "любовь"). Мужчины с направленностью на творчество имеют более сбалансированные приоритеты.

Таким образом, у большинства женщин, избравших в юности творческую специальность, в зрелом возрасте (около 30 лет) преобладает семейная направленность. Наиболее творчески активные женщины вынуждены компенсировать это некоторой жизненной дисгармонией в виде отвержения ценностей семьи, материальной обеспеченности, более позднего выхода замуж или в лучшем случае ограничением дет-ности одним ребенком (Андреева Т. В., 1989, 1996, 1997).

Биологически подтверждается потребность у мужчин исследовать и изменять окружающий мир, у женщин - большая потребность в изучении людей. Так, даже в возрасте 12 недель, когда влияние среды еще едва заметно, у девочек гораздо выше интерес к фотографиям лица человека. В 24 недели девочки предпочитают картинки с изображениями человеческого лица другим предметам. Мальчики в 24 недели проявляют больший интерес к геометрическим фигурам, чем к лицу.

С. В. Ковалев (1988) отмечает, что уже в возрасте 1,5-2 лет отчетливо проявляется большая склонность мальчиков к преобразующей деятельности (тогда как девочки предпочитают проявлять активность в установленных рамках), их стремление к анализу внутренних механизмов и смысла явлений и обстоятельств (представительницы слабого пола в подобных случаях обычно апеллируют к критериям качества и полезности), что явственно усиливается в школьном возрасте, когда активность сильного пола в многочисленных (и не всегда нужных) мероприятиях четко зависит от уяснения им их смысла и значения, в то время как девочкам и девушкам вполне достаточно оказывается внушенное или внешне заданное значение вещей.

Н. Н. Обозов (1995) на основе исследований ряда авторов подчеркивает следующие психологические различия между мужчинами и женщинами.

Существуют различия между полами в отношении к похвале и вознаграждению. Женщина, даже если она понимает, что работа сделана хорошо, все равно испытывает потребность, чтобы работа была отмечена окружающими людьми. Мужчины также любят вознаграждения за свой труд, но если мужчина уверен, что он сделал хорошую работу, то он будет иметь высокое мнение о себе, даже если его работа не признается окружающими. Мужчины более независимы в самооценке от мнения окружающих. Это отмечается работниками семейных консультаций - домохозяйки и женщины, находящиеся на пенсии, часто страдают от неудовлетворенной потребности в признании (от безразличия, невнимания других членов семьи) и недооценки их труда (Келам А., ЭбберИ., 1985).

Женщины больше, чем мужчины, нуждаются в интимности отношений как доверительности связей с конкретным человеком. Доверие как состанная часть физической и душевной близости в большей мере проявляется у женщин. Большая потребность в интимных отношениях (в подростковый период) совпадает с большей способностью у девушек устанавливать контакт с представителями противоположного пола. У мальчиков-подростков затруднения в отношениях с предста-

вителями другого пола приводят к усиленным занятиям спортом или к употреблению спиртных напитков (Обозов Н. Н., 1995).

Если нет интимных отношений, женщины чувствуют свою ущем-ленность больше, чем мужчины. Но при этом способность маскироваться и сублимироваться лучше развита у женщин. Мужчины более прямолинейны в своих потребностях, что делает их чаще понятными и предсказуемыми.

У женщин выше умение социально реализовать свой потенциал, они более адекватны в жизненных ситуациях. Сильнейшее средство сублимации - общение с ребенком. Ребенок может практически полностью удовлетворить потребность в интимных, доверительных отношениях. Женщины лучше подготовлены и к возможным разрывам в интимных отношениях. При всей чувствительности к доверительному общению женщины скорее вновь устанавливают интимные отношения. Существующие нормы в обществе допускают для женщин большую свободу в проявлении эмоций и признании собственных слабостей. Неспособность справиться со своими эмоциональными проблемами всегда считалась уделом женщин. Большая подверженность женщин душевным расстройствам говорит об их готовности пасовать перед лицом трудностей. Они чаще мужчин могут обращаться за помощью к другим людям, в том числе подругам, психологам, врачам. При этом большая эмоциональность и ориентированность на отношения может образовать замкнутый круг проблем, тем более что "советчики" невольно могут быть и заинтересованными лицами (Обозов Н. Н., 1995).

Обнаружено, что мужчины и женщины различаются и по основным (центральным) потребностям, находящим удовлетворение в браке. Так, Уиллард Харли на основе психотерапевтической работы с тысячами супружеских пар выделяет следующие пять потребностей в браке у мужчин (под которыми автор понимает скорее ожидания в отношении партнера): 1) половое удовлетворение, 2) спутник по отдыху, 3) привлекательность жены, 4) ведение домашнего хозяйства (или "домашняя поддержка" со стороны супруги), 5) восхищение (моральная поддержка женой). Соответственно потребности женщин: 1) нежность (атмосфера романтики и заботливости), 2) возможность поговорить, 3) честность и открытость, 4) финансовая поддержка, 5) преданность мужа семье (выполнение им отцовских обязанностей).

По мнению Харли, часто неудачи мужчин и женщин в строительстве семьи обусловлены просто незнанием потребностей друг друга. Поскольку потребности мужей и жен так различаются, неудивитель-

но, что людям трудно приспособиться к супружеской жизни. Муж может искренне стремиться удовлетворить потребности своей жены, но если он считает, что ее потребности сходны с его собственными, то его постигнет неудача (Харли У., 1992).

Существуют данные о различиях в стилях общения между мужчинами и женщинами, вследствие чего у каждого из супругов может возникнуть ощущение, что партнер не хочет его выслушать и не понимает его. Так, автор считает, что мужчины больше ценят независимость, утверждение статуса, а женщины - интимность (доверительность отношений).

Женщины к тому же любят сам процесс обсуждения, для них это является свидетельством равноправного диалога. Мужчин же, как правило, угнетают длинные дискуссии на темы, которые им представляются несущественными (Таннен Д., 1996). Автор полагает, что половые различия проявляются в особенностях менталитета мужчин и женщин. Так, если женщина начинает диалог с традиционного: "Что ты об этом думаешь?", мужчина уверен, что от него ждут решения (поэтому не склонен долго слушать, он мобилизуется, для того чтобы помочь).

При сопоставлении этих выводов с современными данными нейрофизиологов, можно сделать вывод, что подобные различия имеют не только и не столько культуральное, но и вполне физиологическое (или, правильнее, нейропсихологическое) объяснение, связанное с особенностями работы мозга мужчин (в данном случае мальчиков). Так, авторы книги "Мальчики и девочки - два разных мира" В. Д. Еремеева и Т. П. Хризман описывают эксперимент с энцефалографическими замерами, проведенными с детьми 4-летнего возраста. Оказалось, что мозг девочек и мальчиков по-разному реагирует в ситуации опасности (фантастической в данном исследовании). У мальчиков активность мозга носит избирательный характер: включаются слуховые и моторные центры речевого полушария, а также лобные структуры, которые программируют последующие действия ребенка и прогнозируют результат. Мальчики кратковременно, но ярко и избирательно реагируют на эмоциональный фактор, а у девочек в ситуации деятельности, вызывающей эмоции, резко нарастает общая активность, повышается эмоциональный тонус коры мозга. Возможно, пишут авторы, этим и достигается максимальная ориентированность женского организма на выжинаемость. Мужчины же обычно быстро снимают эмоциональное напряжение и вместо переживаний переключаются на продуктивную деятельность (Еремеева В. Д., Хризман Т. П.). Авторы советуют женщинам-педагогам говорить мальчикам коротко и конкретно, что

от них требуется, не прибегая к длинным нотациям, поскольку иначе мальчик действительно "не слышит".

Во многом то же, по-видимому, применимо и к реакциям взрослых мужчин - они ждут информации о том, какую конкретно помощь они должны оказать, если женщина рассказывает им о своих проблемах. Мужчины не всегда понимают, что от них требуется лишь активное слушание и сочувствие.

У мужчин и женщин различаются представления о важном и о том, когда это важное сообщать. К тому же женщины склонны высказывать свои мысли в косвенной форме, они часто только намекают на то, что хотят сказать. Возможно, в этом сказывается многовековое подчиненное положение женщины в обществе. Мужчин же разговор "обиняками" обычно раздражает, они просят говорить по существу или не замечают смысл сказанного женщиной (намек), так как фразу понимают буквально (Пиз А., Пиз Б., 2000). Женщина, которая считает, что ее намек прекрасно понят, может обижаться на спутника (мужа), решив, что он игнорирует ее желания.

Некоторые авторы указывают, что у молодых женщин (студенток старших курсов) физическая привлекательность является основанием для ощущения счастья и высокой самооценки. У молодых мужчин (студентов) физическая привлекательность была связана с ощущением счастья, в то время как с самооценкой зависимость была обратной. (Маттес и Хан, 1975, цит. по: Психология человека от рождения до смерти, 2001). Другие исследования показали, что самооценка женщин связана с получаемой ими зарплатой в большей степени, чем с их внешностью. Самооценка и тех и других в равной степени уязвима, и такие события, как болезнь, финансовые проблемы, неудачи на работе или развод значительно ослабляют уверенность в себе. Оказалось, что 95% опрошенных женщин полагают, что именно семья помогает сохранить им внутреннюю силу (Виткин Д., 1996).

Для мужчин разговаривать - значит передавать факты. Они говорят в основном в уме, сами с собой (о решении данной проблемы). Женщины же часто "думают вслух", перебирая все возможные варианты своих будущих действий, чем часто утомляют своих мужей.

Н. Н. Обозов на основании анализа данных разных авторов (О. Вей-нингера, П. Астафьева, Г. Геймана, Б. Ананьева, В. Куликова и др.) делает вывод о функциональном назначении мужчин и женщин:

¦ мужчины - преобразователи внешнего мира, пионеры в освоении времени и пространства; мужчина, преобразуя внешний мир, может как созидать, так и разрушать его;

женщины - хранительницы человеческой жизни и окружающего их мира (детей, родственников); женщина стабилизирует все, консервирует жизнь для ее сохранения.

Литература

Ананьев Б. Г., Дворяшина М. Д., Кудрявцева Н. А. Индивидуальное развитие человека и константность восприятия. М, 1968.

Андреева Т. В, Социально-психологические факторы формирования направленности личности в процессе творческого становления (на примере архитекторов). Дис.... канд. психол. наук. Л., 1989.

Андреева Т. В. Биографический метод в исследовании творческого становления личности//Теоретические и прикладные вопросы психологии. Вып. 2. Ч. 2. СПб., 1996.

Андреева Т. В. Половые различия в творческом становлении личности представителей одной профессии//Теоретические и прикладные вопросы психологии. Вып. 3. Ч. 2. СПб., 1997.

Андреева Т. В. Колористика городской среды: предпочтения жителей // Ананьевские чтения-97. Тез. научно-практ. конф. СПб., 1997.

Андреева Т. В. Социальная психология семейных отношений. СПб.: СПбГУ, 1998.

Андреева Т. В. Тендерные различия в обучении младших школьников как фактор десо-циализации личности // Психологические основы педагогической деятельности. Материалы 28-й научной конф. СПб.: Санкт-Петербургская государственная академия физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, 2001.

Берн Ш. Тендерная психология. СПб.: Прайм-Еврознак, 2001.

Введение в тендерные исследования. Учебное пособие / Под общей ред. И. В. Костиковой. Изд-во Москов. университета, 2000.

ВиткинД. Женщина и стресс. СПб.: Питер, 1996.

ВиткинД. Мужчина и стресс. СПб.: Питер, 1996.

ВиткинД. Правда о женщинах. СПб.: Питер, 1996.

Геодакян В. А. Роль полов в передаче и преобразовании генетической информации // Проблемы передачи информации. 1965. № 1. С. 105-112.

Добсон Дж. Родителям и молодоженам: доктор Добсон отвечает на ваши вопросы. М., 1992.

Еремеева В. Д., Хризман Т. П. Мальчики и девочки - два разных мира. М.: Л инка-Пресс, 1998.

Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб., 2002.

Калабихина И. Е. Учебно-методические материалы по курсу "Социальный пол: экономическое и демографическое поведение". М.: Диалог-МГУ, 1998.

Каган В. Е. Воспитателю о сексологии. М., 1991.

Келам А., Эббер И. Причины конфликтных ситуаций в семье // Человек после развода. Вильнюс. 1985.

Ковалев С. В. Проблемы современной семьи. М., 1989.

Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1988.

Крайг Г. Психология развития. Седьмое международное издание. СПб.: Питер, 2002.

МайерсД. Социальная психология. СПб.: Питер, 1999.

Маркова О. Ю. 11сихология пола и возраста. СПб., 2000.

Обозов Н. Н. Мужчина f женщина?! СПб., 1995.

Низ А., ПизБ. Язык взаимоотношений. Мужчина и женщина. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.

Реан А. А., Трофимова Н. Б. Тендерные различия структуры у подростков // Актуальные проблемы деятельности практических психологов. Минск, 1999.

Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. Официальное издание. Госкомг стат России. М., 2001.

ТанненД. Ты просто меня не понимаешь! (Общение женщин с мужчинами). СПб., 1996.

Хамитов Н. В. Философия и психология пола. М.; Киев, 2001.

Харли У. Законы семейной жизни. М.: Протестант, 1992.

Человек от рождения до смерти. Психологическая энциклопедия // Под общей ред. А. А. Реана. СПб.: Прайм-Еврознак; Издательский дом "Нева"; М.: Олма-Пресс, 2001.

Чернова И. И. Основы гендерных знаний: Учебное пособие. Н. Новгород, 2000.

Bern S. L. Theory and measurement of androgyny // Journ. Personal, soc. Psychol. 1979. Vol. 37. P. 1047-1054.

ColkerR., Widom С S. Correlates of female athletic participation: masculinity, femininity, self-esteem and attitudes toward women // Sex Roles. 1980. Vol. 6. P. 47-58.

Money J. Endocrine influences and psychosexual status spanning the life cycle // Handbook of biological psychiatry. N.Y., 1980. Part 3. P. 279-318..

Ruble D. (1988). Sex-role development. In M. Bornstein, M. E. Lamb (Eds.), Developmental psychology: An advanced textbook (2nd ed. P. 411-460). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Spence J. Т., Helmreich R. L. The many faces of androgyny // Journ. Personal, soc. Psychol. 1979. Vol. 37. P. 1032-1046.

Тема II

ПОЛОВАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ И ПОДГОТОВКА К БРАКУ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ПОЛОВОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

Психосексуальное развитие - результат половой социализации, в ходе которой индивид усваивает определенную половую роль и правила сексуального поведения (Кон И. С, 1988). Психологические механизмы половой социализации и формирования половой идентичности (осознания своей половой принадлежности) изучены слабо. Здесь существует несколько теорий.

I. Теория идентификации, уходящая корнями в психоанализ, под

черкивает роль эмоций и подражания. Считается, что ребенок бессо

знательно имитирует поведение взрослых представителей своего пола,

место которых он хочет занять (Кон И. С, 1981). Главное возражение

против теории идентификации - неопределенность ее основного по

нятия, которое обозначает и уподобление себя другому, и подражание,

и отождествление с другими. Кроме того, поведение детей не всегда

основано на подражании поведению взрослых: например, однополые

мальчишеские компании возникают явно не от того, что мальчики

видят, как их отцы избегают женского общества.

II. Теория половой типизации, опирающаяся на теорию социально

го научения, придает решающее значение механизмам психического

подкрепления: родители и другие люди поощряют мальчиков за мас

кулинное поведение и осуждают их, когда те ведут себя "женственно";

девочки получают положительное подкрепление за фемининное по

ведение и осуждаются за маскулинное (Mischel W., 1966). Теорию по

ловой типизации упрекают в механистичности, с ее позиций трудно

объяснить появление многочисленных и не зависящих от воспитания

индивидуальных вариаций и отклонений от половых стереотипов. Многие стереотипные маскулинные и фемининные реакции складываются стихийно, независимо от обучения и поощрения и даже вопреки им.

III. Теория самокатегоризации, опирающаяся на когнитивно-генетическую теорию, подчеркивает познавательную сторону этого процесса и особенно значение самосознания: ребенок сначала усваивает

представление о половой идентичности, о том, что значит быть мужчиной или женщиной, затем определяет себя как мальчика или девочку и после этого старается сообразовать свое поведение с тем, что кажется ему соответствующим такому поведению. Уязвимое звено этой

теории в том, что полоролевая дифференциация поведения начинается у детей гораздо раньше, чем у них складывается устойчивое сознание своей половой идентичности.

В свете теории половой типизации ребенок мог бы сказать: "Я люблю получать поощрения: меня поощряют, когда я делаю "мальчиковые" вещи: поэтому я хочу быть "мальчиком"", а в свете теории самокатегоризации: "Я мальчик, поэтому я хочу делать "мальчиковые" вещи и такое поведение доставляет мне удовольствие".

Вероятно, эти теории нужно считать не столько альтернативными, сколько взаимодополняющими. Они описывают процесс половой социализации с разных точек зрения: теория половой типизации - с точки зрения воспитателей, теория самокатегоризации - с точки зрения ребенка.

IV. Существует подход, рассматривающий процесс половой социа

лизации как аналогичный усвоению языка или любой другой системы

правил (половая роль не что иное, как некое правило) (Constantinople

А., 1979).

V. Стадиальная теория подчеркивает не собственный механизм по

ловой дифференциации сознания, а закономерности ее развития во

времени, по этапам:

1) усвоение стандартов социального поведения;

2) обучение полоспецифическому поведению;

3) сопоставление себя с другими людьми;

4) осознание необратимости своего пола и следование "правилам

пола" уже по внутренним, интериоризованным, а не внешним

мотивам.

Считается, что развитие "гендерных схем" (Levy G. D.,Carter, D. В., 1989), обусловленных полом социокультурных норм и/или стереотипов, отчасти представляет собой следствие уровня когнитивного раз-

вития ребенка, отчасти - результат влияния отдельных сторон культуры, которые ребенок может наблюдать. Частью тендерных схем является представление о половой идентичности, которое в определенной последовательности развивается у ребенка на протяжении первых 7-8 лет его жизни. Дети начинают называть себя "мальчиком" или "девочкой" в очень раннем возрасте. Однако они еще не понимают, что будут оставаться мужчинами и женщинами всю свою жизнь и что пол нельзя изменить как одежду, прическу или род занятий. Дошкольник вполне может поинтересоваться у своего отца, кем тот был в детстве - мальчиком или девочкой. К 6-7 годам большинство уже не делает подобных ошибок. Дети достигают ступени, которую можно охарактеризовать как константность пола (StangorC, Ruble D. N., 1987).

В последние годы чаще используется термин "гендерная социализация". Используется также понятие "гендерная роль", означающее набор ожидаемых образцов поведения для мужчин и женщин. Считается, что культурные ожидания формируют наши представления о том, как должны вести себя мужчина и женщина (Майерс Д., 1999). Автор утверждает: "Можно сказать, что гендерная социализация дает девочкам "корни", а мальчикам "крылья"". За последние полстолетия в детских книгах, удостоенных премии Кадцекотта (Caldecott Award books), девочки в четыре раза чаще мальчиков изображались как использующие предметы домашней утвари (швабры, швейные иголки, кастрюли и сковородки), а мальчики в пять раз чаще девочек пользовались инструментами (такими, как плуг, вилы, оружие) (Crabb and Bielawski, 1994). Авторы считают это причиной того, что "повсеместно, как сообщает ООН (1991), женщины выполняют большую часть домашней работы" (Майерс Д., 1999, с. 259).

С другой стороны, существуют и культуральные различия, обусловленные, в частности, особенностями исторического развития разных стран за последние десятилетия. Так, если проанализировать отечественную детскую литературу и кинофильмы начиная от послевоенных десятилетий до конца 1980-х годов, то можно выявить определенную тендерную закономерность. Девочки-школьницы почти повсеместно показаны как более успешные в учебе, более ответственные и социально адаптированные. К тому же в Советской России существовал сложившийся литературный стереотип: девочка-отличница, опекающая ропссника-мальчикавучебе (иногда против его желания), в то время как противоположное сочетание (мальчик, который учится лучше и помогает слабоуспевающей в учебе однокласснице) можно расценивать как исключительный случай.

С. В. Ковалев (1989) говорит о стадиях, в которых проявления внутренне присущей человеку способности любить выражены особенно сильно. Это возраст около 3 лет, когда ребенку вдруг начинает очень нравиться мальчик или девочка (строго по признаку определенного пола!) одного с ним или более старшего (что более свойственно девочкам) возраста.

Это младший школьный возраст (7-8 лет), когда полудетская влюб

ленность проявляется во взаимной нежности и жалости. '

Это подростковый возраст (12-13), когда чувство к человеку противоположного пола находит свое выражение в возрастающей тяге к общению, жадном интересе к объекту любви и своеобразном фетишизме (когда особо привлекает какой-то один компонент внешности, например волосы или нога).

Юношеский возраст (15-17 лет), когда обусловленная социальной ситуацией развития привязанность юношей и девушек друг к другу носит уже почти совсем "взрослый" характер, ибо основывается на тяге к глубокой личной интимности, стремлении познать личность "объекта" любви.

Различные авторы (Колесов Д. В., СельвероваН. Б., 1982; Ковалев С. В., 1989; Дементьева И. Ф., 1991; Сысенко В. А, 1981; Каган В. Е., 1991) подчеркивают роль полового воспитания.

Половое воспитание:

•ч Половое воспитание рассматривается как процесс, направленный на выработку черт личности и установок, определяющих полезное для общества отношение к человеку противоположного пола (не только в семье, но и практически везде).

По мнению Д. В. Колесова и Н. Б. Сельверовой, трактовка полового воспитания основана на трех положениях:

1. Половая принадлежность - важнейший стержень формирую

щейся личности, поэтому формирование в детях эталонов на~

стоящей мужественности и женственности и потребности сле-ч

довать этим эталонам необходимо не только в плане гармонии

сексуального развития, но и для нормальной и эффективной

социализации личности.

2. Половое влечение не должно подавляться, однако важно при-?

вить педагогически приемлемые способы его удовлетворения в

межличностном общении с лицами противоположного пола.

3. Необходимо предупреждать преждевременное осознание ребенком некоторых проявлений сексуального развития, что, однако, должно выражаться не в отказе от обсуждения с детьми и подростками этих вопросов, а в своевременном, но не чрезмерном их сексуальном просвещении.

Задачу полового воспитания Д. В. Колесов и Н. Б. Сельверова (1978) видят в формировании общественно полезных установок личности в различных аспектах взаимоотношений между представителями противоположных полов, которые бы обеспечивали сохранение личного здоровья, создание полноценной здоровой семьи, ориентацию супругов на такое число детей в семье, которое в наибольшей степени отвечало бы интересам общества, и развитие способности учитывать специфические половые особенности (физического и психического характера) противоположного пола в процессе трудовой деятельности.

B. А. Сысенко ввел понятие "способность к браку", предполагающее несколько слагаемых: 1) способность сочувствовать, сопереживать, т. е. "входить" в эмоциональный мир другого партнера, понимать го радости и горести, переживания и неудачи, находить духовное единение с другим человеком; 2) способность к кооперации, сотрудничеству, межчеловеческому общению, наличие навыков и умений в осуществлении многих видов труда, организация домашнего потребления и распределения; 3) высокая этическая культура, предполагающая умение быть терпимым и снисходительным, великодушным и добрым, принимать другого человека со всеми его странностями и недостатками, подавлять собственные эмоции.

Представления о семье и браке

C. В. Ковалев подчеркивает важность формирования адекватных брач-но-семейных представлений юношей и девушек. В настоящее время представления о браке у молодежи имеют ряд негативных особенностей: так, в возрасте 13-15 лет происходит прогрессирующее разделение и противопоставление понятий любви и брака. У студенческой молодежи (по данным анкетного опроса "Твой идеал") значимость любви при выборе спутника жизни оказалась на четвертом месте после качеств "уважение", "доверие", "взаимопонимание". Происходит явное "оттеснение" любви в браке на фоне ее предшествующего всевластия. То есть юноши и девушки могут воспринимать семью как помеху своим чувствам и лишь впоследствии, мучительным путем проб и ошибок, прийти к постиже-

нию нравственно-психологической ценности брака. Задача заключается в том, чтобы сформировать у старшеклассников понимание ценности семьи и постараться создать правильное понимание соотношения любви и брака и роли любви как основы долгосрочного союза.

Следующее, что характеризует брачно-семейные представления молодежи, - это их явная потребительская нереалистичность. Так, по данным В. И. Зацепина, при исследовании студентов оказалось, что средний желаемый супруг по своим положительным качествам превосходил "среднего" реального юношу из непосредственного окружения девушек-студенток, аналогично юношам-студентам идеальная супруга представлялась в виде женщины, которая была не только лучше реальных девушек, но и превосходила их самих по уму, честности, веселью и трудолюбию.

Для молодежи характерно расхождение качеств желаемого спутника жизни и предполагаемого партнера по повседневному общению, из круга; которого этот спутник в общем-то и должен выбираться. Опросы со-> циологов показали, что качества личности, считающиеся значимыми для идеального супруга, в реальном общении юношей и девушек не имеют решающего значения.

Проведенное нами (в 1998-2001 годах) исследование предбрачных предпочтений студентов и студенток университета показало во многом сходную картину.

Открытая форма опроса (формулировки предлагались самими рее-; пондентами) выявила, что в образе предпочитаемой партнерши по| общению у студентов должны быть такие качества, как (в порядке убы вания): внешние данные, положительные черты характера (различные для каждого из ответивших - доброта, верность, скромность, порядочность, воспитанность, трудолюбие и т. д.), ум, коммуникативные данные, чувство юмора, веселость, женственность, сексуальность, терпеливое отношение к самому отвечавшему, общее развитие (духовное, кругозор, профессионализм), трудолюбие, уравновешенность, спокойствие, здоровье, материальная обеспеченность.

Образ будущей супруги включает в себя: нравственные качества (как суммарный индекс различных черт характера: честность, умение держать слово, порядочность, верность, доброта и т. д.), ум, внешность, культурное развитие, отношение к самому опрашиваемому (любящая, терпеливая, уступающая), свойства темперамента (поровну ответов - уравновешенность и импульсивность), чувство юмора, щедрость, гостеприимство, коммуникативные качества, женственность. Часть студентов затруднились назвать качества будущей супруги.'

Та б л и ца 2. Характеристики образа девушки, с которой хотелось бы общаться, и качества, которые хотелось бы видеть в будущей супруге студентам Университета (философский факультет)

№ Образ предпочитаемой подруги % ответов Образ будущей супруги % ответов 1 Внешние данные 71,2 Нравственные качества (суммарный индекс различных черт хорошего характера) 75,0 2 Нравственные качества (суммарное выражение разнородных качеств хорошего характера) 68,3 Ум 67,1 3 Ум 65,4 Внешность 56,7 4 Коммуникативные данные 34,6 Культурное развитие (духовное развитие, образование, кругозор, профессионализм и т. д.) 53,4 5 Чувство юмора, веселость 32,7 Отношение к самому отвечавшему 33,3 6 Женственность 28,4 Уравновешенность 16,7 7 Сексуальность 26,5 Импульсивность 16,7 8 Терпеливое отношение к самому отвечавшему 25,1 Чувство юмора, веселость 15,1 9 Общее развитие (духовное, кругозор, профессионализм) 24,3 Гостеприимство, щедрость 13,3 10 Трудолюбие 16,7 Коммуникативные качества 8,2, 11 Уравновешенность, спокойствие 15,6 Женственность 7,5 12 Здоровье 4,6 Финансовая • обеспеченность, карьера 7,5 13 Финансовая обеспеченность 3,8 Здоровье 3,8

Таким образом, выявилось некоторое рассогласование образов партнерши, с которой хотелось бы общаться, и будущей жены. Качества последней оказались для юношей менее определенными, что, вероятно, связано с общей неопределенностью их семейного будущего (часть молодых мужчин не думает о браке).

Та б л и ца 3. Предбрачные предпочтения девушек-студенток Университета

№ Образ предпочитаемого партнера по общению % ответов № Образ желаемого супруга % ответов 1 Внешность и особенности телосложения 100,0 1 Отношение к опрашиваемой 100,0 2 Чувство юмора 78,7 2 Зрелость, ответственность 83,2 3 Ум 60,1 3 Ум 60,1 4 Нравственные качества (по сумме различных свойств - честности, порядочности и т. д.) 49,4 4 Финансовая обеспеченность 53,4 5 Чуткость, доброта. 47,1 5 Доброта 48,3 6 Коммуникативные качества 43,7 6 Внешность 36,3 7 Отношение к респондентке 41,6 7 Чувство юмора 34,3 8 Волевые качества 36,5 8-9. Трудолюбие 30,8 9 Образованность 34,2 8-9 Терпеливость 30,8 10-11 Яркость, неординарность 25,7 10 Уверенность в себе 25,1 10-11 Воспитанность 25,7 11 "Защитник" 23,4 12 Финансовая обеспеченность 23,4 12 Эрудиция 20,5 13 Уверенность в себе 21,3 13 V Волевые качества 18,7 14 Трудолюбие, работоспособность 10,3 14 Коммуникабельн ость 16,4 15 Сексуальность 9,4 15 Сексуальность 8,3 16 Самостоятельность 7,4 16 Воспитанность 7,3

Анализ предбрачных представлений девушек-студенток (философского и экономического факультетов) показал большее, чем у юношей, рассогласование между качествами предпочитаемого партнера по общению и характеристиками будущего (желаемого) супруга. Так, если для привлекательности партнера важны его внешность или особенно-

сти телосложения (атлетизм, спортивная форма и т. д.), а также чувство юмора и ум, то среди качеств, предпочтительных для семейной жизни, важнее оказываются отношение к самой опрашиваемой (любящий, выполняющий мои желания и т. д. - формулировки разнообразны), зрелость, ответственность и ум. Внешность и чувство юмора теряют свои лидирующие позиции, а коммуникативные качества из срединных рангов перемещаются к последним. Зато половина опрошенных девушек ждет от своего будущего избранника способности обеспечить семью, а одна четвертая часть - защиты.

Если же рассматривать предбрачные предпочтения молодежи не в усредненной форме, а произвести качественный анализ данных - индивидуальное сопоставление предпочтений партнера и будущего мужа, то можно заметить, что студенты (и студентки) сильно отличаются по степени соответствия образов друга и мужа. У некоторых опрошенных наблюдается достаточно большое совпадение тех качеств, которые делают молодого человека привлекательным для общения с ним, и желаемых свойств будущего супруга. В данном случае можно предсказать, что существует осознание качеств личности, важных для долговременного общения, и именно на них данные респонденты и ориентируются в выборе друзей (по словам С. В. Ковалева, на "значимые общечеловеческие ценности"). Таких юношей и девушек в нашей выборке оказалось 40%. У части студентов существует некоторое расхождение качеств желаемого партнера и спутника жизни. К сожалению, почти у половины (45%) студентов и студенток существует практически полное расхождение в образе друга (подруги) и будущего мужа (жены).

Наблюдается также и другая опасная тенденция - чрезмерность требований к партнеру и супругу: это касается в основном девушек. У части студенток выявлен практически полный перечень требований к молодым людям из всех теоретически возможных - он достигает 20 качеств. Здесь оказываются ум, красота, чуткость, лидерские качества ("сильнее меня"), обеспеченность, помощь по дому, честность, образованность, коммуникабельность, чувство юмора. Если при этом требования будут ригидны, вероятность построения успешных отношений снижается до минимума.

В. И. Зацепин отмечает также пигмалионизм в межличностном восприятии юношей и девушек. Выявлена прямая связь между характером самооценки и уровнем оценки желаемого супруга (супруги) по многим качествам. Оказалось, что те, кто высоко оценил степень развития у себя таких качеств, как честность, красота, жизнерадостность и др., хотел бы видеть эти качества и у своего будущего супруга. Работы

эстонских социологов показали, что подобный пигмалионизм весьма свойствен и идеализированным представлениям молодежи: у юношей и девушек идеал супруга обычно подобен собственному характеру (но с усилением его положительных составляющих). В целом в этих наборах больше всего ценятся сердечность, общительность, откровенность и интеллигентность (девушки еще ценят силу и целеустремленность, а юноши - скромность своих избранниц).

Вместе с тем выяснилось, что молодые люди, начинающие совместную жизнь, плохо знают характеры друг друга - оценки, присваемые спутнику жизни, весьма существенно расходились с его (ее) самооценкой. Вступающие в брак наделяли избранника качествами, сходными с их собственными, но с известным их преувеличением в сторону большей мужественности или женственности (Ковалев С. В., 1989).

Итак, развитие брачно-семейных представлений юношей и девушек включает в себя формирование у них правильных воззрений о соотношении любви и брака, преодоление потребительских тенденций в отношении семьи и спутника жизни, воспитание реалистичности и цельности в восприятии себя и других.

Очень важная область полового воспитания - формирование эталонов мужественности и женственности. Именно в юношеском возрасте у школьников происходит завершение формирования ролевых позиций мужчины и женщины. У девушек резко усиливается интерес к своей внешности и возникает своеобразная переоценка ее значения, сопряженная с общим ростом самооценки, увеличением потребности нравиться и обостренной оценкой своих и чужих успехов у противоположного пола. У мальчиков же во главу угла встают сила и мужественность, что сопровождается бесконечными поведенческими экспериментами, имеющими целью найти себя и сформировать свой образ взрослости. Формирование полового самосознания, эталонов мужественности и женственности начинается с первых дней жизни ребенка. Однако наиболее интенсивно оно осуществляется в подростковом и юношеском возрастах, когда усвоенное на предшествующих стадиях начинает проверяться и уточняться в ходе интенсивного общения с лицами противоположного пола.

Исследования Т. И. Юферевой показывают, что практически единственной сферой жизнедеятельности, в которой формируются представления подростков об образах мужественности и женственности, являются взаимоотношения с противоположным полом. Оказалось, что эти представления в каждом возрасте отражают особые аспекты общения: в 7-м классе - семейно-бытовые отношения, в 8-м и, особенно, в 9-м - более близкие эмоционально-личностные отношения

между юношами и девушками, причем прежние отношения с возрастом не углубляются, а просто замещаются другими.

Представления подростков об идеальных для взаимоотношений полов качествах мужчин и женщин преимущественно связаны с понятием товарищества без учета половой принадлежности. Поэтому идеальные представления и реальное поведение не совпадают, поскольку идеал не выполняет регулятивной функции. Печально также и то, что понятие женственности юноши связывали исключительно с материнством, а в раскрытии понятия мужественности забывают о таком качестве, как ответственность (Юферева Т. И., 1985, 1987).

С. В. Ковалев утверждает, что половое воспитание должно не сглаживать, а, наоборот, всячески поддерживать половые различия мужчин и женщин. Эти различия проявляются уже в первые дни после рождения, становясь с взрослением ребенка все более яркими и отчетливыми. Активность сильного пола носит своеобразный предметно-инструментальный характер, тогда как слабый пол по своей природе эмоционально-экспрессивен, что в достаточной степени проявляется и в области полового поведения и влечений.

Трудно переоценить роль полового воспитания и в формировании качеств семьянина. Здесь огромную роль играет добрачный опыт юности, в котором особенно важно познание как можно большего количества реальных семей, царящих в них взаимоотношений и укладов. В настоящее время не принято знакомство домами, которое крайне необходимо юношам и девушкам по двум причинам: во-первых, привычно встречаясь вне семейного круга в местах проведения досуга, юноши и девушки не имеют возможности составить полноценное впечатление друг о друге, поскольку оно невозможно без знания о том, каким их избранник бывает среди родных и близких. Во-вторых, только при таком "домашнем" знакомстве молодые люди могут составить достаточно точное впечатление не только об особенностях семейного микроклимата и уклада, но и об их приемлемости с точки зрения принятых в их собственном доме представлений о правах и обязанностях членов семьи, о том, как можно и должно поступать в семейной общности. Основываясь на этом, молодые люди могли бы принять более точное решение о возможности будущей совместной жизни.

В. А. Сысенко (1985, с. 25) так формулирует основные направления деятельности по подготовке к семейной жизни:

1) нравственная (осознание ценности брака, детей и т. д.);

2) психологическая (сумма психологических знаний, необходимых

в супружеской жизни);

3) педагогическая (навыки и способности к воспитанию детей);

4) санитарно-гигиеническая (гигиена брака и быта);

5) экономическая и хозяйственно-бытовая.

Литература

Голод С. И. Личная жизнь: любовь, отношения полов. Л., 1990.

Исаев Д. Н., Каган В. Е. Половое воспитание и психогигиена пола у детей. Л., 1980.

Каган В. Е. Воспитателю о сексологии. М., 1991.

Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Колесов Д. В., Сельверова Н. Б. Физиолого-педагогические аспекты полового созревания. М., 1978.

Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1988.

Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2002.

Психология подростка. Психологическая энциклопедия. Полное руководство для психологов, педагогов и родителей / Под ред. А. А. Реана, СПб.: Прайм-Еврознак; М.: Олма-Пресс, 2003.

МайерсД. Социальная психология. СПб.; М.: Питер, 1999.

Сысенко В. А. Устойчивость брака: Проблемы, факторы, условия. М., 1981.

Сысенко В. А. Новобрачные в зеркале собственных взглядов, суждений, оценок// Молодожены. М., 1985.

Юферева Т. И. Образы мужчин и женщин в сознании подростков // Вопросы психологии. 1985. № 3.

Юферева Т. И. Формирование психологического пола // Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту. М., 1987.

Constantinople A. Sex-role acquisiton: In search of the elephant // Sex Roles. 1979. Vol 5. P. 121- 134.

Mischel W. A social-learning view of sex differences in behavior. The Development of sex differences / Ed. E. E. Maccoby. Stanfort, 1966. P. 56-61.

Stangor C, Ruble D. N. Development of gender role knowledge and gender consistency. New Directions for Child Development, 38, 5-22.

Levy, В., Carter, D. B. Gender schema gender constancy and gender-role knowledge: The roles of cognitive factors in preschoolers" gender-role stereotype attributions. Developmental Psychology, 25 (3), 1989. 444-449.

Тема III

ВЫБОР СУПРУГА И ФАКТОРЫ РИСКА ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В БРАК

В настоящее время в мире существует всеобщая статистическая тенденция быстрой смены норм сексуального поведения и соответствующих им моральных установок.

Молодежь раньше созревает физически, раньше начинает половую жизнь. Отмечается рост числа добрачных связей, отмирания так называемого "двойного стандарта" (фактическая дозволенность до- и внебрачного секса для мужчин и недопустимость его для женщин). Происходит также изменение социально-нравственных установок молодежи, прежде всего "либерализация" отношений к добрачным связям и одинокому материнству (Голод С. И., 1990, 1995, 1996, 1999).

Отмечаются весьма негативные последствия подобной динамики. Так, в 1981 году в нашей стране на 1000 женщин (нерожавших) приходилось 272 аборта, 140 рождений вне брака (мать-одиночка), 271 рождение в первые месяцы брака (то есть женщина в период, когда у будущего ребенка закладываются внутренние органы и формируется нервная система, не уверена в своем и его будущем), и только в 317 случаях - зачатие в браке.

К 1993 году доля абортов среди всех беременностей составила 70% (235 абортов на 100 родов). В 1992 году среднее число абортов, приходящихся на одну женщину, превышало три. По данным Минздрава, в последующие годы число абортов уменьшается (до двух на одну женщину в 1999 году; 183 аборта на 100 родов. Однако, возможно, статистика просто не учитывает аборты, производимые коммерческими медицинскими учреждениями. В то же время абсолютная цифра прерванных беременностей за последние сорок лет снизилась, впрочем как и число рождений, за счет использования контрацепции. И все же по числу абортов на сто родов Россия в 1995 году в 15 раз превосходила Германию более, чем в 4 раза - США (Население и общество, 2000).

По статистике, в России 0,1% девушек делают аборты до 15 лет, а в возрасте 15-19 лет- 10,9% (ШнейдерЛ. Б., 2000). Растет и число внебрачных рождений: если с 1960 по 1970 год доля детей, родившихся у

незамужних матерей, несколько снизилась (с 13,11% до 10,57%) иста* билизировалась на этих цифрах, то с середины 1980-х годов вновь происходит постепенный подъем числа внебрачных рождений (до 14,61% в 1990 году), переходящий в 1990-е в неуклонный рост внебрачной рождаемости - до 26,95% (а на селе до 28,1%) к 1998 году (Демографический ежегодник России, 1999).

В то же время в США авторами отмечается некоторый возврат к более консервативной морали и ценностям, уменьшение числа добрачных связей среди молодежи. Взгляды на допустимость добрачного секса, судя по опросам 1980-х годов, стали соответствовать воззрениям, бытовавшим в США в 1970-е годы (Крайг Г., 2002). Авторы объясняют это как отрезвляющим влиянием СПИДа, так и ростом уверенности и чувства собственного достоинства у женщин. Причина может состоять и в ослаблении социального давления, заставляющего вести половую жизнь, так что женщины, скорее всего, в этом вопросе следуют собственным убеждениям (Gerrard М.,1987).

Кроме того, большинство студентов колледжей обоего пола отметило, что предпочитает вступить в брак с человеком, еще не потерявшим невинности (Williams J. D., Jacobi A. P., 1989). Хотя молодые люди в США по-прежнему считали секс существенной частью романтических отношений, они обычно не одобряли случайных связей (Abler R. M., Sedlacek W. Е., 1989).

Изменяется процесс выбора супруга и отношение к браку в целом:

¦ вступление в брак не рассматривается как необходимость, рас

тет число домохозяйств, состоящих из одного человека среди

молодежи и среди пожилых людей; все большее число молодых

людей сознательно избирают одинокий образ жизни как свой

жизненный стиль (Крайг Г., 2002);

¦ уменьшилось влияние родителей на выбор супруга (исключая

те семьи, в которых вопросы наследования играют значитель

ную роль);

¦ выросли ожидания и требования, предъявляемые молодыми людь

ми к семейной жизни. По мнению некоторых американских ис

следователей, ничто так не изменилось в мире, как представления

женщин о том, каким должен быть брак (К. Ароне, 1995);

¦ выбор основывается в большей мере на основе личных качеств

(а не социальных характеристик).

В настоящее время в обществе существует проблема одиночества. Около одной седьмой части всех жителей страны, находящихся в брач-

ном возрасте, не состоят в браке (Обозов Н. Н., 1979). Для человека общительного, умеющего строить свои отношения с другими людьми, вступление в брак не представляет трудностей. Человеку малообщительному приходится намного сложнее. Основная причина, которую называют одинокие, - трудности в поиске партнера. По мнению Н. Н. Обо-зова (1979), существуют различные факторы, затрудняющие поиск подходящего партнера для вступления в брак. Рост крупных городов приводит к тому, что сужается круг общения современного человека и, соответственно, поле его выбора. В то же время требования к будущему супругу повысились, диапазон качеств желаемого партнера стал шире, так как современный брак - союз духовно близких, психологически и сексуально совместимых людей. Существуют и объективные трудности для знакомства: наличие преимущественно женских или мужских предприятий (и вузов), недостаток мест, в которых молодежь могла бы общаться. Существенной преградой к созданию семьи являются личностные особенности различных людей: неспособность к установлению (и удержанию) контакта, трудности в общении, невротические реакции.

Н. Н. Обозов и А. Н. Обозова (1981) полагают, что при спонтанном, свободном подборе брачных партнеров образовавшиеся пары лишь в 1/3 случаев обнаруживают достаточную совместимость. Именно на этапе выбора партнеров совершаются ошибки, в дальнейшем ведущие к неустойчивости брака. Можно назвать по крайней мере два фактора, обусловливающие неадекватность выбора партнера: сужение поля выбора и ошибки субъективного восприятия.

Выбор партнера ограничен возрастом, статусом, территориальными и другими границами. В пределах оставшегося поля выбора осуществляется реальный выбор - индивидуальный и субъективный. При выборе учитываются характеристики всех уровней - сексуальные и внешние данные, интеллект, образование, характер, сфера интересов личности и ценностные ориентации. Разнообразие характеристик, по которым необходима персональная совместимость, и является причиной сужения поля выбора даже в условиях отсутствия социальных ограничений при выборе и социальной мобильности населения. По расчетам А. Н. Обозовой и Н. Н. Обозова, даже при учете четырех несопряженных характеристик оптимальным партнером может быть лишь один из шестнадцати претендентов. Таким образом, расширение потенциального поля выбора партнеров - одно из условий наилучшего брачного выбора.

Второй фактор неадекватного выбора связан с механизмами восприятия людьми друг друга. Выбор супруга регулируется идеальным

образом партнера. В создании этого образа участвует весь предшествующий опыт общения личности, эталоны родительской семьи, литературные прообразы, социальные стереотипы и идеалы ближайшего окружения, ошибочность образа партнера может быть одним из источников неадекватного выбора.

Следует учитывать, что характеристики, по которым подбирается оптимальный партнер, трудны для распознавания. Для более адекватной оценки этих характеристик необходим определенный уровень психологической подготовки. Очень важен достаточный стаж знакомства, при этом А. Н. Обозова, Н. Н. Обозов и другие исследователи семьи советуют не закрывать глаза на недостатки партнера до брака, не надеяться перевоспитать его "потом", так как исправление взрослого человека - процесс малореальный. Исследования показывают, что эти условия - достаточный стаж предбрачного знакомства и правильная система ценностей при выборе партнера - нередко отсутствуют.

ТЕОРИИ ВЫБОРА БРАЧНОГО ПАРТНЕРА

Существуют различные теории выбора брачного партнера. Некоторые исследователи, например К. Мелвилл, уподобляют процесс выбора супруга торговой сделке, причем "валютой" в обмене служат такие социальные ценности двух индивидов, как социальное происхождение, экономическое положение, образование и личные качества (возраст, внешность) (Melville К., 1977).

Сторонники теории гомогамии (Най А., Берардо Ф., Боссард Дж. и др.) утверждали, что "обменены" могут быть не любые мужчина и женщина, а лишь те, которые обладают одинаковой "социальной ценностью", или гомогамией. Фактически в число возможных избранников входят кандидаты с одинаковыми характеристиками, имеющими первостепенное значение с точки зрения брачного выбора (раса, вероисповедание, социальный класс, близость по образовательному уровню, возрасту, брачному статусу, территориальная близость проживания) (NyeL, BerardoE, 1973).

Теория "дополняющих потребностей" (Уинч Р.) заключается в предположении, что принцип гомогамии может быть применен только к социально-культурным характеристикам, а на уровне личностных характеристик притягиваются противоположности (Winch R., 1954). Это

означает, что властного мужчину нередко привлекает кроткая женщина, а спокойного и мягкого мужчину может влечь к энергичной и прямой женщине (Крайг Г., 2002).

Инструментальная теория подбора супругов, разработанная Сен-терсом (Centers R., 1975), также уделяет первостепенное внимание удовлетворению потребностей, но при этом утверждает, что одни потребности (например, половая и потребность в принадлежности) бо-J лее важны, чем другие, и что некоторые потребности более присущи мужчинам, чем женщинам, и наоборот. Согласно Сентерсу, человека влечет к тому, чьи потребности сходны с его собственными или допол** няют их.

Согласно Адамсу, изучавшему прочные студенческие пары на протяжении 6 месяцев, первичное влечение основано скорее на внешних особенностях, таких как физическая привлекательность, общительность, уравновешенность и общие интересы. Завязавшиеся отношения укрепляются благодаря реакциям окружающих, получению статуса пары, ощущению уюта и спокойствия в присутствии друг друга и действию других подобных факторов. Затем пара вступает в стадию взаимных обязательств и близости, что еще больше сближает партнеров. Члены пары, связавшие себя взаимными обязательствами, изучают взгляды и ценности друг друга. На этой стадии пара часто готова к тому, чтобы принять решение о вступлении в брак (Adams В. В., 1979).

Теория "стимул-ценность-роль" (Мерстейн Б.) основывается на двух важных посылках:

1) на каждой ступени развития взаимоотношений партнеров проч-

ность отношений зависит от так называемого равенства обмена (происходит учет плюсов и минусов каждого индивида, каждый человек старается вступить в брак с наиболее привлекательным для себя партнером);

2) брачный выбор включает в себя серию последовательных ста

дий, или фильтров. Выделяются три стадии: стимул (привлека

тельность партнера) - ценность (сходство взглядов) - роль (со

ответствие ролевого поведения избранника своим ожиданиям)

(MursteinB., 1970).

В "круговой теории любви" (Рейс А.) рассматривается четыре стадии:

1) установление взаимосвязи (критерий - легкость общения, за

висящий от социально-культурных факторов);

2) самораскрытие - возникновение доверия, возможность раскры-

тия себя перед другим;

3) формирование взаимной зависимости (на основе чувства необ

ходимости друг другу);

4) реализация базовых потребностей личности (в любви, доверии)

(Reissl. L., 1976).

Общим для перечисленных теорий является то, что все они базируются на принципе социально-культурной гомогамии, а механизм выбора партнера рассматривается как система фильтров. Данные теории последовательно сужают круг возможных избранников, отсекая неподходящих. На заключительном этапе остаются те пары мужчин и женщин, которые теоретически должны хорошо подходить друг другу как супруги.

Направление исследований мотивов выбора брачного партнера, названное "идентификация", имеет своим методологическим истоком психоанализ. Представители этого направления полагают, что при супружеском выборе идентификация ребенка с родителем проявляется в том, что поиски партнера основываются на выработанном представлении о родителе противоположного пола как идеале супруга. По этой теории, удовлетворенность браком зависит от соответствия супруга образу родителя.

Представители ролевой теории (Парсонс Т., Бейлз Р., Харбер Б., Орт Р. и др.) полагают, что удовлетворенность браком зависит от соот-ветствия ролевых ожиданий партнеров ролевому поведению.

ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ РАЗВОДУ

В 1980-е годы интерес ученых к изучению закономерностей выбо^ ра брачного партнера заметно упал. Исследователи переключили свои усилия на анализ добрачных и брачных факторов, угрожающих стабиль-? ности семьи. Отмечается, что уже сам выбор брачного партнера влияет на судьбу конкретной пары. Как показали результаты многих исследований, тот "багаж", то есть совокупность добрачных факторов, с которыми молодые люди начинают семейную жизнь, оказывает существенное влияние на успех адаптации в первые годы совместной жизни, на прочность семьи, степень вероятности развода. К добрачным факторам относятся некоторые особенности родительской семьи, социально-демографические характеристики самих вступающих в брак, особенности периода знакомства и ухаживания.

Из особенностей прасемьи наиболее изучено влияние следующих;

¦ общепризнано, что развод родителей увеличивает вероятность

развода их выросших детей (вероятность не означает фатальности, так как негативные факторы могут "перекрыться" благоприятными). Установлено также, что у людей, чья личная жизнь не

удалась, чаще встречались разведенные братья и сестры - на

прочность создаваемого союза влияет не только отсутствие одного из родителей, но и конфликты в родительской семье, ее

отрицательная эмоциональная атмосфера. Вероятно, в конфликтных и неполных семьях дети не получают адекватного представления о модели успешных взаимоотношений в семье. При

этом в семьях, где есть разведенные, может складываться более

терпимое отношение к разводу ("готовность к разводу"). Большое значение имеет и тот факт, что неполные семьи находятся в

более тяжелом материальном положении, чем семьи с двумя родителями, что, в свою очередь, сказывается на уменьшении вероятности получения хорошего образования, профессии и дохода;

¦ при прочих равных условиях чем ниже уровень образования, профессиональный статус и доход мужа, тем выше вероятность развода.

К числу добрачных факторов, увеличивающих вероятность развода, западные психологи и социологи единодушно относят беременность невесты (возможно, влияние так называемых вынужденных браков). Исследования в США показали, что вероятность распада семей с добрачной беременностью в два раза выше (у белых и черных). Среди причин этого эффекта обычно называют нарушение процесса адаптации жениха и невесты к браку, "перескакивание" сразу на следующую стадию семейной жизни, связанную с рождением и воспитанием детей, обострение экономических проблем супругов в связи с рождением ребенка. Немаловажны и мотивы заключения брака: в данном случае часто его единственная причина - перспектива скорого рождения ребенка (Фотеева Е. В., 1988).

Увеличивают вероятность развода и другие характеристики добрачного периода жизни:

¦ непродолжительный срок добрачного знакомства (рекомендуемый психологами срок - 1-1,5 года);

¦ серьезные ссоры и конфликты во время ухаживания;

¦ отрицательное отношение родителей к данному браку (не получили одобрения при вступлении в брак 43% тех, кто развелся,

и лишь 13% живущих в стабильном браке).

Факторами риска являются такие обстоятельства, как слишком ранний брак (до 19 лет), откладывание официального оформления отношений (как признак неготовности к принятию на себя ответственное ти), разница в возрасте между супругами более 10 лет, существенная разница в физической привлекательности, некоторые мотивы при вступлении в брак (по материальным соображениям, замужество из желания досадить кому-либо третьему, замужество с целью уйти из ненавистного родительского дома) (Яффе М., ФенвикФ., 1991). В России к негативным факторам при заключении брака относится и оформление отношений до армии (Гаспарян В. А., 1999).

Негативное влияние на построение долговременных отношений оказывают некоторые свойства личности, такие как личностная (эмоциональная) незрелость, низкая самооценка (поскольку она порождает неч уверенность и ревность, затрудняет отношения, построенные на любви и доверии), чрезмерная зависимость (от родителей), эмоциональная изоляция (как неспособность проявления своих чувств и принятия чувств другого) (Яффе М., Фенвик Ф., 1991). А. Адлер связывал зрелость личности с верой в себя, со способностью открыто встречать жизненные проблемы и решать их, с наличием друзей и нормальными отношениями с соседями. Кроме того, важным показателем правильного направления в жизни Адлер считал полезную деятельность и профессионализм. "Тому, кто лишен всех этих качеств, - писал он, - не стоит доверять, он не вполне созрел для любовных отношений" (Адлер, с. 164). К недостаткам, увеличивающим вероятность неуспешности брака, Адлер относил: проявление недоверия к объекту любви, так как это знак установки, порождающей постоянные сомнения, и они ясно свидетельствуют о неготовности к реальным проблемам жизни; желание постоянно критиковать и воспитывать другого человека; излишняя чувствительность, которая может быть симптомом комплекса неполноценности; постоянное ожидание разочарования, становящееся в браке причиной ревности.

Следует отметить, что перечисленные факторы риска не являются "фатальными" при прогнозе будущих супружеских отношений, так как существуют благополучные супружеские пары с большой разницей в возрасте, с весьма коротким сроком добрачного знакомства и т. д. Все эти факторы имеют скорее некий "кумулятивный" характер, так что при накоплении их вероятность несложившихся супружеских отношений увеличивается. Например, по свидетельству М. Яффе и Ф. Фенвик, если еще можно надеяться на то, что отношения сохранятся при одном психологически незрелом партнере, то при двух они бесповоротно обречены на провал.

ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ УКРЕПЛЕНИЮ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В свою очередь, благоприятными факторами, способствующими укреплению отношений, являются: сходство в образовании, социальном положении, во взглядах на большинство основных жизненных вопросов, одинаковая физическая привлекательность партнеров, разделяемые интересы и виды активности, сходные сексуальные потребности, а также личностные особенности, в числе которых: способность создавать и принимать душевную близость, способность к хорошей адаптации, эмоциональная стабильность и многие другие.

М. Яффе и Ф. Фенвик (1991) подчеркивают значение сексуальной совместимости, под которой они понимают не "технику" любви, которой, по их мнению, можно вполне обучиться в процессе взаимной адаптации, а действительное влечение партнеров друг к другу и примерно равное значение этой сферы супружеских отношений для обоих. Сексуальные отношения не проявят свою связывающую силу, если взгляды на него у супругов очень различаются или если секс играет намного большую или меньшую роль в жизни одного из партнеров по сравнению с другим. По мнению авторов, на основе взаимной притягательности и любви почти все сексуальные проблемы разрешимы, а без этого они, скорее всего, окажутся непреодолимыми.

Предбрачное ухаживание

Это важный этап при подготовке к браку и выборе супруга. Роль этого этапа претерпела существенные изменения в настоящем столетии, так что теперь существует сильная тенденция к пренебрежению предбрачным ухаживанием у современных юношей и девушек (у последних во многом вынужденно). С. В. Ковалев выделяет три важнейшие функции этого периода, которые соответственно отражают три основные и хронологически относительно последовательные этапа начала семейной жизни.

1. На протяжении всего ухаживания происходит накопление совместных впечатлений и переживаний. Это эмоциональный потенциал последующей семейной жизни, запас чувств, из которого супруги будут черпать силы и радость в трудные периоды

брака. Причем важна именно совместность впечатлений, ибо иначе переживающий трудные минуты жизни супруг будет обращаться не к общему, а к индивидуальному светлому прошлому, обрекая себя тем самым на мысленное одиночество вдвоем, которое никогда не проходит бесследно для супружеского союза.

2. Узнавание друг друга и одновременно уточнение и проверка принятого решения. Вера в "перевоспитание" другого в процессе

совместной жизни в большинстве случаев оказывается несостоятельной. Как правило, всем тем, кто утверждал, что еще до

вступления в брак был осведомлен о слабостях характера избранника, но "закрыл на это глаза", ожидая, что эти слабости исчезнут в процессе совместной жизни, пришлось разочароваться в

своих исходных понятиях. Зато представители стабильных семей, изначально считавшие, что их характеры хорошо подходят

друг другу, единодушно утверждали обратное, то есть улучшение соответствия характеров с течением совместной жизни.

По мнению С. В. Ковалева, следует обратить внимание на:

¦ особенности семейного уклада избранника (его прасемьи), которые кажутся ему естественными;

¦ способность возможного избранника к преодолению неизбежных в браке препятствий;,

¦ подготовленность будущего партнера к выполнению обиходных

семейных функций (и своему принятию степени этой подготовленности).

Главное на этапе узнавания - проверка своих чувств и чувств другого, а также оценка возможной совместимости. Для определения возможной совместимости наиболее важна проверка функционально-ролевого соответствия (анализ взаимных брачно-семейных представлений, идущих от прасемьи). Следует обратить внимание на складывающийся стиль взаимоотношений и общения (насколько он приемлем для последующей жизни), на уровень понимания друг друга, на взаимную способность к преодолению конфликтов.

3. Третья функция и, соответственно, третий этап предбрачного

ухаживания - это проектирование семейной жизни: определение материально-бытовых условий и определение уклада семьи.

В настоящее время обычно выделяют следующие семейные уклады: традиционная патри- и матриархальная семья, эгалитарная семья, супружеская семья (без детей), материнская семья. В неопатриархаль-

ной семье стратегическим (внесемейным) и деловым лидером является муж, а тактическим (внутрисемейным) и эмоциональным - жена. В неоматриархальной - наоборот. Эгалитарная семья предполагает равноправие мужа и жены во всех без исключения вопросах семейной жизни.

Особенностью современного предбрачного ухаживания является так называемый "предбрачный эксперимент" - своеобразное моделирование всей реальности семейных отношений до их официального юридического начала (включая сексуальный контакт). По мнению С. В. Ковалева, "предбрачный эксперимент" может помочь в определении функционально-ролевой совместимости, а вовсе не в сексуальной сфере, хотя он обычно затевается ради выявления именно сексуальной совместимости. Для достижения интимно-личностного соответствия часто требуются годы, во многом по той причине, что способность к полноценной интимной жизни возникает у женщин позже, чем у мужчин: часто к 26-28 годам. Начало сексуальных отношений до брака нередко приводит или к "добрачному разводу" или к "вынужденным бракам".

Возможно также, что сама попытка "проверить отношения" говорит о недостаточном принятии людьми друг друга, об их неготовности брать на себя серьезные обязательства. В то же время последствия обычно не заставляют себя ждать: большинство беременностей у нерожавших женщин происходит вне брака - 61,7% от всех зачатий, причем в 16-17 лет - 95,6%, в 25-29 лет - 54,9%.

В. А. Сысенко ввел понятие "способность к браку", предполагающее такие слагаемые:

¦ способность заботиться о другом человеке, самоотверженно ему

служить, деятельно делать добро;

¦ способность сочувствовать, сопереживать, сострадать, то есть

"входить" в эмоциональный мир другого партнера, понимать его

радости и горести, переживать неудачи, находить духовное единение;

¦ способность к кооперации, сотрудничеству, межчеловеческому

общению, наличие навыков и умений в осуществлении многих

видов труда, организации домашнего потребления и распределения;

¦ высокая этическая культура, предполагающая умение быть терпимым и снисходительным, великодушным и добрым, принимать другого человека со всеми его странностями и недостатка

ми, подавлять собственный эгоизм.

Все эти способности, считает В. А. Сысенко, являются показателями умения человека быстро изменять свое поведение в соответствии с изменяющимися особенностями, проявлять терпимость, устойчивость и предсказуемость своего поведения, способность к компромиссу.

Литература

Адлер А. Наука жить /Пер. с англ. и нем. Киев, 1997.

Ароне К. Развод: крах или новая жизнь? М., 1995.

Гаспарян В. А. Молодость. Любовь. Семья. Социологические проблемы. СПб.: Сова,

1996. Гаспарян В. А. Семья на пороге XXI века (социологически^ проблемы). СПб.: Петрополис, 1999.

Голод С. И. Личная жизнь: любовь, отношения полов. Л., 1990. Демографический ежегодник России. М., 1999. Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Ковалев С. В. Подготовка старшеклассников к семейной жизни: тесты, опросники, ролевые игры: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1991.

КрайгГ. Психология развития. СПб.: Питер, 2002.

Население и общество. Статистический сборник. М., 2000.

Обозов Н. Н. Межличностные отношения. Л., 1979. Обозов И. Н., Обозова А. Н. Факторы устойчивости брака: Тез. конф. "Семья и личность!

в г. Гродно. М., 1981.

Социология молодежи. Учебник/ Отв. ред. В. Т. Лисовский. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996, Сысенко В. А. Молодежь вступает в брак. М.: Мысль, 1986. Сысенко В. А. Устойчивость брака: Проблемы, факторы, условия. М., 1991. Фотеева Е. В. Семья в современном буржуазном мире. М., 1988. Шнайдер Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. Апрель Пресс. ЭКС-

МО-Пресс, 2000.

ЯффеМ., Фенвик Ф. Секс в жизни женщины. М., 1991. Abler R. М., Sedlacek W. E. Freshman sexual attitudes and behaviors over a 15-year-period //

Journal of College Student Develoment. 30.1989. 201-209. Adams В. В. Mate selection in the Unated States: A theoretical summarization. In W. Butt,

R. Hill, I. Nye, I. Reis (Eds.). Contemporary theories about the family (Vol. 1. P. 259-

267). New York: Free Press. 1979. Centers R. Sexual attractions and love: An instrumental theory. Springfield, IL: Chas, С Tomas.

1975. Gerrard M. Sex, sex guilt, and contraceptive use revisited The 1980s // Journal of Personality

and Social Psychology, 52, 975-980. Melville K. Marriage and the family. N.Y., 1977. Murstein B. Stimulus-value-role: a theory of marital choice // Journ. of marriage and the family.

1970. Vol. 32.

Nye I., Berardo F. The family: its structure and interaction. N.Y., 1973. Леш /. L. Family systems in America. N.Y., 1976. Williams, J. D. Jacoby, A. P. (1989). The effects of premarital heterosexual and homosexual

experience on dating and marriage desirability // Journal of Marriage and the Family, 51,

489-497. Тема IV

ПРОБЛЕМЫ ЛЮБВИ И БРАКА

Тема любви и брака - неиссякаемый источник вдохновения писателей и философов. В этике с понятием любви связаны интимные и глубокие чувства, особый вид сознания, душевного состояния и действий, которые направлены на другого человека, общество и т. д. В любви органично соединены физиологическое и духовное, индивидуальное и социальное, личное и общепринятое. Нет такого развитого общества и нет такого человека, кто в той или иной степени не знал бы, что такое любовь. Э. Фромм писал: "Любовь - единственный удовлетворительный ответ на вопрос о проблеме существования человека" . Далее он говорит, что большая часть людей не способна развить ее до адекватного уровня возмужания, самопознания и решимости. Любовь вообще - это искусство, требующее опыта и умения концентрироваться, интуиции и понимания; словом, его надо постигать. Причиной того, что многие не признают этой необходимости, являются, по мнению Фромма, следующие обстоятельства:

1) большая часть людей смотрит на любовь с позиции "как быть

любимым", а не "как любить";

2) существует представление, что проблема в самой любви, а не в

способности любить;

3) смешиваются понятия "влюбленность" и "состояние любви", в результате чего доминирует представление о том, что нет ничего

легче любви, в то время как на практике это совсем иначе. Любовь, по Э. Фромму, - это активная заинтересованность в жизни и

развитии того, к кому мы испытываем это чувство. Где нет активной заинтересованности, там нет любви (Фромм Э., 1990, с. 42).

В разные эпохи выделялись разные виды и аспекты любви, делались попытки систематизировать формы ее проявления, расположив их по мере значимости и по смыслу. Для выражения различных аспектов и оттенков любви древние греки, например, использовали различные термины. Словом eros они обозначали чувства, направляемые на предмет с целью полностью вобрать его в себя. Этот термин выражает любовь-страсть, ревность и чувственное влечение и связан с его пафосом, аффектной, чувственной стороной.

Слово philia (обычно переводится как любовь-дружба) обозначает связь индивидов, обусловленную социальным или личным выбором. Это внутренняя склонность, влечение, выросшее из интимной близости и общения с конкретным лицом. Основное состояние здесь - "душевный покой", внутренняя близость, взаимопонимание, что, однако, не означает холодную расчетливость или слепую импульсивную страсть. Таким образом, philia означает духовную, открытую, основанную на внутренней симпатии любовь, выражает соединение подобных (тогда как eros - это борьба и соединение противоположных) принципов.

Слово storge означает любовь, которая связана с органическими родовыми связями, нерушимыми, не поддающимися отмене (особенно семейные связи). Это нежная, уверенная, надежная любовь, которая устанавливается между родителями и детьми, мужем и женой, гражданами и Отечеством. В такой любви человек находит покой и доверие, чувство уверенности. Этот термин выражает чувства не отдельной личности, а чувство родовой общности, без которого греки не представляли своего существования.

Термин agape греков означал разумную любовь, возникающую на основе оценки какой-либо особенности любимого, его черт характера и т. п. Ее человек может разумно обосновать, ведь она основана на убеждении, а не на спонтанных чувствах, привычках. Этот аспект любви исторически связан с адекватной оценкой другой личности, что лежит в основе взаимоуважения.

В средние века христианство трактовало любовь как высший принцип нравственности, наиболее глубоко раскрывающий человеческую сущность. Под любовью понималась некая внутренняя сила человека, которая никогда не иссякает, а беспрестанно, без устали распространяется на все действия человека, направляя его к благоденствию.

ВИДЫ ЛЮБВИ

Наиболее разработанной на данный момент является типология любви, предложенная Д. А. Ли и эмпирически проверенная на двух больших выборках (807 и 567 чел.). Автор выделяет шесть стилей, или "цветов", любви:

1) эрос - страстная, исключительная любовь-увлечение, стремя

щаяся к полному физическому обладанию;

2) людус - гедонистическая любовь-игра, не отличающаяся глуби-

ной чувства и сравнительно легко допускающая возможность измены;

3) сторге - спокойная, теплая и надежная любовь-дружба;

4) прагма - возникает из смесилюдуса и сторге - рассудочная, лег-

ко поддающаяся контролю; любовь по расчету;

5) мания - вырастает из смешения эроса и людуса, иррациональ

ная любовь - одержимость, для которой типичны неуверенность

и зависимость от объекта влечения;

6) агапе - бескорыстная любовь-самоотдача, синтез эроса и сторге.

Считается, что для женщин более характерны сторгические, прагматические и маниакальные проявления любовных чувств, а молодым мужчинам более свойственны эротические и особенно "людические" компоненты.

В настоящее время наиболее популярна трехкомпонентная теория любви Роберта CTepH6epra(SternbergR., 1986; МайерсД., 1999; Крайг Г., 2000; Человек от рождения до смерти, 2001). По Стернбергу, любовь имеет три составляющие: интимность, страсть и решение (обязательство). Интимность, или чувство психологической близости, проявляется в искренней симпатии к другому человеку, в стремлении поддержать его, сделать его жизнь лучше, в общности интересов и занятий. Страсть относится к таким видам возбуждения, которые приводят к физическому влечению и сексуальному поведению в отношениях. К мотивационным потребностям страсти помимо половой потребности относят также потребность в самоуважении, потребность принадлежать кому-то или потребность получить поддержку в трудную минуту.

Последняя вершина треугольника любви Стернберга - решение-обязательство. Кратковременный аспект этой составляющей заключается в том, что конкретный человек любит другого. Долговременный аспект - обязательство сохранять эту любовь.

Р. Стернберг разработал систематику любовных отношений на основе различных комбинаций трех компонентов любви. Например, симпатия между людьми характеризуется проявлением чувства близости, интимности, без страсти и принятия обязательств. Таковы отношения братьев и сестер. Отношения при отсутствии интимности и страсти Стернберг характеризует как придуманную любовь; отношения, в которых присутствуют интимность и обязательство сохранять лю-

бовь, характеризуется как любовь-товарищество. Наличие в отношениях всех трех компонентов - интимности, страсти и обязательства - характерны для совершенной любви. Большинство реальных любовных отношений попадает в промежутки между этими категориями.

Таблица 4. Систематика видов любви, основанная на трехкомпонентной теории Стернберга

Компонент Вид любви Интимность Страсть Решение/ Обязательство Симпатия + - - Страстная любовь - + - Придуманная любовь - - + Романтическая любовь + + - Любовь-товарищество + - + Слепая любовь - + + Совершенная любовь + + + МОТИВАЦИЯ ВСТУПЛЕНИЯ В БРАК

Интересны попытки рассмотрения "механизмов" зарождения любовных переживаний. Так, наиболее известен подход Отто Вейнингера, который полагал, что дифференциация полов, их разделение никогда не бывает совершенно законченным. Все особенности мужского пола можно найти, хотя бы и в самом слабом развитии, и у женского пола. Можно пользоваться понятиями идеального мужчины "М" и идеальной женщины "Ж" только как типичными половыми формами. "Закон полового притяжения", сформулированный О. Вейнингером, гласит: "Для соединения полов нужны совершенный мужчина "М" и совершенная женщина "Ж", хотя и разделенные в двух разных индивидуумах в совершенно различных сочетаниях". Автор этой теории полагал, что за существование института брака говорит тот факт, что наличие громадного количества промежуточных ступеней позволяет найти двух индивидуумов, наиболее подходящих друг другу (Вейнингер О., 1990, с. 12).

С. В. Ковалев полагает, что мотивация вступления в брак включает по крайней мере пять типов: любовь, духовную близость, материальный расчет, психологическое соответствие, моральные соображения. Изучение влияния брачной мотивации на удовлетворенность браком

подтверждает важность двух первых мотивов. Среди тех, кто вступил в супружеский союз по любви и общности взглядов, максимальное число удовлетворенных и минимальное - неудовлетворенных. Важно единство этих двух мотивов. Разочарование семьей и браком оказалось более вероятным у тех, кто ориентировался исключительно на свои чувства без необходимой для их сохранения духовной общности супругов.

По мнению некоторых исследователей, в большом числе случаев любовь оказывается фактором, препятствующим сохранению семейного союза.

Во-первых, пишет С. В. Ковалев, в нетерпении любви мы ищем не супруга, а любимого, забывая о том, что жить нам придется не с одним этим прекрасным чувством, а с ее предметом и носителем - вполне конкретным человеком, обладающим уникальным психическим миром, образом своего "Я", темпераментом, характером и личностными особенностями, отчего слияние двух "Я" не всегда приводит к появлению одного "Мы".

Во-вторых, под романтическим покровом любви мы очень часто забываем, что, сколь бы супруги ни любили друг друга, в своей семье они просто обязаны будут выполнять обычные для каждой супружеской пары функции.

Западногерманский психолог X. Шельский утверждает, что, когда ожидание любви становится первостепенным мотивом брака, основной смысл семейной жизни с ее повседневными заботами, уходом за маленькими детьми сводится к гибели этих иллюзий, разрушению волшебства, что нередко приводит к поискам нового любовного партнера.

Таков один из вариантов пессимистического взгляда на соотношение любви и брака, содержащий в себе смешение понятий любви, влюбленности, иллюзии и потребительства как ожидания необыкновенных чувств от другого.

Другого взгляда на соотношение любви и брака придерживаются известные психотерапевты Э. Г. Эйдемиллер и В. В. Юстицкий, излагая его при описании механизма "эмоциональной идентификации с семьей". Авторы рассматривают эмоциональные отношения симпатии как цементирующую силу в семейных отношениях. Они отмечают, что отношения симпатии в определенной мере нейтрализуют состояния фрустрации, возникающие в межличностных отношениях, в том числе и в семье. Легче возникает адаптация к фрустрирующим особенностям характера супруга (Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1990).

А. В. Петровский указывал, что степень эмоциональной близости - это особое качество настоящей семьи, и трудно представить другую группу, где подобное качество было бы в такой степени развито. Характеризуя эту сторону семейных взаимоотношений на примере родительской любви, говоря о различных и многочисленных проступках ребенка, Петровский замечает: "При этом любой проступок отнюдь не вызывает к себе бесстрастного отношения родителей. Напротив, порождает гнев, причем сплошь и рядом в весьма бурной и яростной форме. И так может продолжаться недели, месяцы. Но вот что интересно. Кумуляции зачастую не происходило. Складывается впечатление, что потоки возмущения, поступающие через пробоины корабля доверия, откачивают мощные помпы родительской любви" (Петровский А. В., 1983, с. 196-197).

Эйдемиллер и Юстицкий считают, что во многом сходным по психологической сути является действие симпатии в супружеских отношениях. И в этом отношении возникает эффект "растворения фрустрации". Отношения симпатии вызывают нарастание интереса к объекту симпатии (например, к человеку, которого любят). Следует подчеркнуть, что это интерес благожелательный, связанный со стремлением помочь, совместно радоваться или огорчаться, в свою очередь обусловливающий большую взаимную откровенность и, соответственно, нарастание эмпатии. Отсюда и значение отношений симпатии в профилактике и смягчении межличностных конфликтов в семье.

О связи любви как мотива вступления в брак и удовлетворенности браком говорит работа Н. Г. Юркевич. На выборке из 612 женщин и 365 мужчин ею были получены следующие результаты: в счастливых брачных союзах состояли женщины, из которых 75,10% вышли замуж по любви, 13,88% по симпатии, у 2,86% мотивом было стремление избавиться от одиночества, у 1,63% кратковременное увлечение. Среди неудачных браков распределение ответов следующее - по любви вышли замуж 27% женщин, по симпатии - 17%, мотив "стремление избавиться от одиночества" назвали 12,93% женщин, кратковременное увлечение - 1,63%. У остальных был иной ответ или ответа не было.

У мужчин ответы приблизительно сходные, хотя вступающих в брак по любви среди них в целом меньше: 62,80% в счастливых браках и 17,74% в неудачных, а назвавших мотивами заключения брака стремление избавиться от одиночества и легкомыслие больше (соответственно по 10,37% и 8,05% в счастливых браках и по 16,13% и 25,80% в неудачных). Среди мужчин большая доля давших иные ответы, не приведенные автором (среди неудачных браков - 25,81%).

Можно заметить, что у мужчин и женщин браки по любви оказываются наиболее счастливыми, а вступление в брак, основанное на сиюминутном желании, - наименее (Юркевич Н. Г., 1971).

В другом исследовании, проведенном спустя 30 лет, наиболее удачным при вступлении в брак оказалось сочетание любви и духовного единства. На основе полученных значимых корреляций выяснилось, что супруги, заключившие брачный союз по этим двум мотивам, были им наиболее удовлетворены (Андреева Т. В., Толстова А. В., 2000).

Юркевич провела в Минске опрос 300 человек преимущественно с высшим образованием, из которых 94% считали, что в принципе брак должен заключаться по любви, - это нравственный идеал; 70% подтвердили, что сами вступили в брак по любви. Но лишь 47% назвали любовью чувство, которое они испытывали к жене (мужу) в момент, когда проводилось анкетирование.

Сопоставление данных о мнениях женщин-работниц минских предприятий об их отношении к мужу в момент заполнения анкеты с успешностью брака показало следующее. В счастливых браках к мужу испытывали любовь 63,67% женщин, симпатия и привычка составляли в их отношении меньшую долю (13,88% и 19,18%). Безразличных и испытывавших к мужу неприязнь не было. В удовлетворительных брачных союзах привычку отметили 39,43%; любовь- 32,8%, симпатию - 13,01%. Появился ответ "безразличие" - 4,47%. Не дали ответа 10,16%.

В неудачных браках превалировали привычка - 44,85% и безразличие - 33,04%. Каждая десятая женщина относится к мужу неприязненно, с любовью - 5,22%, симпатией - 1,74%.

На основе проведенных исследований автор делает следующий вывод: многие люди считают, что в браке они обходятся без любви, и следовательно, долг в обеспечении психологической установки на сохранение семьи играет весьма существенную роль (Юркевич Н. Г., 1971). Качество брака, самочувствие супругов и воспитание детей в таком случае страдают, даже если сами супруги-родители этого не хотят замечать. "Всякая настоящая семья возникает из любви и дает человеку счастье. Там, где брак заключается без любви, семья возникает лишь по внешней видимости; там, где брак не дает человеку счастья, он не выполняет своего главного назначения. Научить детей любви родители могут лишь тогда, если они сами в браке умели любить. Дать детям счастье родители могут лишь постольку, поскольку они сами нашли счастье в браке. Семья, внутренне спаянная любовью и счастьем, есть школа душевного здоровья, уравновешенного характера, твор-

ческой предприимчивости... Семья, лишенная этой здоровой центростремительное(tm), растрачивающая свои силы на судороги взаимного отвращения, ненависти, подозрения и "семейных сцен", есть настоящий рассадник больных характеров, психопатических тяготений, неврастенической вялости и жизненного "неудачничества"" (Ильин И. А., 1993).

О значении брака, в котором присутствует любовь, замечательно написал христианский писатель IV века св. Григорий Богослов в своей глубокой "моральной поэме": "Смотри, что дает людям союз любви, "мудрый брак"". Кто, как не брак, соединил море и сушу важной дорогой и объединил раздельное друг от друга?

Но есть и еще более высокое и лучшее. Благодаря браку мы являемся руками, ушами и ногами друг для друга; благодаря ему мы получаем двойную силу, к великой радости друзей и горю врагов. Общие заботы уменьшают затруднения. Общие радости становятся приятнее. Радостнее является богатство благодаря единодушию. А у небогатых единодушие радостнее богатства. Брак есть ключ, открывающий путь к чистоте и любви" (цит. по: Троицкий С, 1995, с. 56).

"Брак - чудо на земле. В мире, где все идет вразброд, брак - место, где два человека благодаря тому, что они друг друга полюбили, становятся едиными, где рознь кончается, где начинается осуществление единой жизни. Жить врозь - мучительно, тяжело, а вместе с тем - легко и привычно. Умственные интересы, вкусы расходятся, и потому очень легко сказать себе: я хочу жить тем, что меня интересует. Кто живет для прибыли, кто живет для культуры, кто ищет идеал, но я - самодовлеющая единица, мне хватает меня самого... А на самом деле от этого получается распыление общества, распыление человечества. В конечном итоге не остается ничего от того дивного, чудного единства, которое могло бы существовать между людьми. И брак, как я уже сказал, является чудом восстановления единства там, где оно не может быть восстановлено человеческими силам" (Сурожский А 1994 с. 3-4).

Литература

Андреева Т. В., ТолстоваЛ. В. Темперамент супругов и совместимость в браке //Анань-евские чтения. Тез. науч. конф. "Образование и психология". СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2001.

Вейнингер О. Пол и характер. М., 1990.

ДелисД. Парадокс страсти. М.: Мирт, 1994.

Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1990.

Крайг Г. Психология развития. СПб.; М: Питер, 2002.

МайерсД. Социальная психология. СПб.: Питер, 1999.

Петровский А. В. Популярные беседы о психологии. М., 1983.

Собчак Л. Н. Диагностика психологической совместимости. Еще раз про любовь (психолог о любви, о семье, о детях). СПб.: Речь, 2002.

Сурожский А. Таинство любви. СПб., 1994.

Троицкий С. Христианская философия брака. М., 1995.

Трофимова И. А. Педагогика и психология. Психология брака: Учебное пособие. СПб.: Изд-во СПбГТУ, 2001.

Философия любви / Под ред. Горского Д. П. М., 1990.

Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви. М., 1990.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. Л.: Медицина, 1990. 192 с.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Питер, 2000.

Юркевич Н. Г. Роль советского семейного права в укреплении семьи // Социальные исследования. Методологические проблемы исследования быта. Вып. 7. М.: Наука, 1971.

Lee J. A. A typology of styles of loving // Person, and Soc. Psyhol. Bull. 1977. Vol. 3. P. 173- 182.

Sternberg R. A triangular of love. Psichological Review. 93.1986.119-135.

Тема V

ПРОБЛЕМЫ МОЛОДОЙ СЕМЬИ

Большинство психологов и социологов, исследующих семейные отношения, подчеркивают важность начального периода развития семьи (Мацковский М. С, Харчев А. Г., 1978; Сысенко В. А., 1981; Дементьева И. Ф., 1991; Трапезникова Т. М., 1988; Ричардсон Р., 1994; Гребенников И. Ф., 1991 и др.). "Как и все живое, семья бывает наибо-. лее слабой в момент возникновения" (Юркевич Н. Г., 1971, с. 88). '

В отечественной психологии, как правило, используется периодизация развития семьи, предложенная В. А. Сысенко (1981, 1989). Согласно этой периодизации, термин "молодая семья" понимается довольно расширенно - ".совсем молодые браки" - от 0 до 4 лет стажа и "молодые браки" от 5 до 9 лет. Многие исследователи выделяют в качестве первого периода развития семьи первые год-два совместной жизни. На значимость именно этого отрезка жизненного цикла семьи указывает уже тот факт, что, по разным источникам, за это время распадается от 20%. (Трапезникова Т. М., 1989) до одной трети всех семей (Сысенко В. А., 1981). Возможно, для более глубокого понимания проблем молодой семьи следует рассматривать отношения в ней до и после рождения первенца, поскольку с появлением ребенка семья переходит на новую стадию независимо от сроков ее существования. Так, Картер и Мак Голдринг (1980) второй и третьей стадией жизненного цикла семьи называют семью молодоженов и семью с маленькими детьми (цит. по: Леви Д., 1993). Таким образом, семья до и после рождения первенца оказывается на разных жизненных стадиях, несмотря на то что это изменение может произойти в течение года или менее с момента заключения брака. По отзывам американских исследователей семьи, молодожены часто могут позволить себе очень многое, особенно когда оба они работают: покупать автомобили, мебель, наслаждаться активным отдыхом. Переход к родительству резко меняет образ жизни. (AldousJ., 1978).

О. А.Добрынина (1993), изучавшая семьи рабочих, утверждает, что самые напряженные периоды существования семьи отмечаются у супругов из группы "совсем молодых браков" (0-4 года) и "пожилых браков" (свыше 20 лет стажа). В молодых семьях формируется модель будущих семейных отношений - распределение власти и обязанностей,

духовные связи между супругами, поиск такого типа отношений, который удовлетворял бы их обоих, вырабатываются общие семейные ценности. У молодых супругов актуализируются проблемы психологической и бытовой адаптации: решаются вопросы лидерства, эмпа-тии, распределения домашних нагрузок. В молодых семьях отмечалась повышенная потребность в признании, во взаимопонимании, но эффективность психологической поддержки у молодых супругов самая низкая по сравнению с браками более старшего возраста.

ИДЕАЛИЗАЦИЯ ПАРТНЕРА

В первые годы брака (в особенности если период предбрачного знакомства был коротким) могут играть негативную роль последствия такого специфического для предбрачных отношений искажения восприятия, как идеализация партнера. М. А. Абалакина (1987) считает, что существуют три точки зрения на проблему идеализации партнера:

1. Идеализация необоснованно завышает ожидания, предъявляе-

мые к партнеру и к взаимодействию с ним. Осознание того, что реальный человек не соответствует идеальному образу, играет деструктивную роль, приводит к глубокой неудовлетворенности партнером, собой, отношениями в целом. В дальнейшем все это при неумении или нежелании наладить взаимодействие с учетом нового, уже более реального образа партнера приводит к распаду отношений.

2. Другую точку зрения на роль идеализации в предбрачных отно-

шениях можно назвать конструктивной. Она заключается в том, что идеализация партнера является стимулом для развития его личности, определяя для него некоторую, условно говоря, "зону ближайшего развития" - кем он может стать.

3. Третья точка зрения - в рамках гуманистической психологии,

наиболее четко изложена в работах А. Маслоу (1970, 1975). По его мнению, у самоактуализирующихся личностей, то есть личностей, достигших самого высокого уровня развития - уровня реализации своих потенций, наиболее ярко выражены спонтанность и естественность. Идеализация не свойственна самоактуализирующимся личностям вовсе. Несомненно, что личностные характеристики опосредуют степень идеализации.

АДАПТАЦИЯ

Начальный период брака характеризуется семейной адаптацией и интеграцией. По определению И. В. Гребенникова, адаптация - это приспособление супругов друг к другу и к той обстановке, в которой находится семья.

Психологическая сущность взаимной адаптации заключается во взаимоуподоблении супругов и во взаимном согласовании мыслей, чувств и поведения (Ковалев СВ., 1988). Адаптация осуществляется во всех сферах семейной жизни. Материально-бытовая адаптация заключается в согласовании прав и обязанностей супругов в выполнении домашних дел и в формировании удовлетворяющей их обоих модели планирования и распределения семейного бюджета.

Нравственно-психологическая адаптация основывается на совмещении мировоззрений, идеалов, интересов, ценностных ориентации, установок, а также личностных и характерных особенностей мужа и жены (максимально возможном для данной пары, но во всех случаях превышающем уровень, ниже которого совместное существование супругов оказывается невозможным).

Интимно-личностная адаптация заключается в достижении супругами сексуального соответствия, предполагающего их взаимное не только физическое, но и морально-функциональное удовлетворение интимными отношениями (Гребенников И. В., 1991).

Некоторые исследователи выделяют первичную и вторичную (негативную) адаптацию, соответственно, по первым двум стадиям жизни семьи: по совсем молодому и просто молодому бракам (Ковалев С. В., 1988).

Первичная адаптация супругов осуществляется в двух основных видах их соотношений: ролевых и межличностных. Базовым для ролевых отношений выступает представление о целях супружеского союза (скрытых для сознания), в которых выражается мотивация супругов. Общая мотивация семейного союза включает в себя четыре ведущих мотива: хозяйственно-бытовой, нравственно-психологический, семей-но-родительский и интимно-личностный.

Можно вступать в брак, в основном ориентируясь на него преимущественно как на хозяйственно-бытовой союз, искренне считая, что главное в семье - это хорошо налаженный быт и домоводство; как на союз нравственно-психологический - желая найти верного друга и спутника вашей жизни, хорошо понимающего именно вас; как

на союз семейно-родительский, исходя из того, что главная функция семьи есть рождение и воспитание детей, или как на союз интимно-личностный - стремясь найти желанного и любимого партнера по любви.

Следовательно, чтобы семья была благополучной, эти представления должны либо быть совместными, либо стать таковыми, чтобы поведение одного супруга в его семейной роли не противоречило представлениям другого супруга, и наоборот.

Если один супруг считает главной одну из них, а другой - другую (а домашние, вообще, третью), конфликты в семье неизбежны, особенно в острые, переломные, кризисные периоды семейной жизни, когда обнажаются главные бессознательные, истинные мотивы.

Роли в семье

Подобная "подгонка" представлений, ликвидация возможного их конфликта совершается на стадии первичной ролевой адаптации. Важно подчеркнуть, что в этот процесс постепенно вовлекаются все более глубинные слои представлений. Первичная ролевая адаптация обязательно включает согласование представлений о характере и распределении семейных обязанностей. По К. Киркпатрику, существует три основных вида супружеских ролей: традиционные, товарищеские и партнерские.

Традиционные роли предполагают со стороны жены:

¦ рождение и воспитание детей,

¦ создание и поддержание дома,

¦ обслуживание семьи,

¦ преданное подчинение собственных интересов интересам мужа,

¦ приспособленность к зависимости,

¦ терпимость к ограничению сферы деятельности.

Со стороны мужа:

¦ преданность матери своих детей,

¦ экономическая безопасность и защита семьи,

• поддержание семейной власти и контроля,

• принятие основных решений,

• эмоциональная благодарность жене за принятие приспособленности к зависимости,

¦ обеспечение алиментов при разводе;

Товарищеские роли требуют от жены:

¦ сохранения внешней привлекательности,

¦ обеспечения моральной поддержки и сексуального удовлетворения мужа,

¦ поддержания полезных для мужа социальных контактов,

¦ живого и интересного духовного общения с мужем и гостями,

¦ обеспечение разнообразия жизни и устранения скуки.

От мужа: ¦ восхищения женой,

¦ рыцарского отношение к ней,

¦ ответной романтической любви и нежности,

¦ обеспечения средств для нарядов, развлечений, социальных контактов,

¦ проведения досуга с женой.

Роли партнеров требуют и от мужа, и от жены:

¦ экономического вклада в семью в соответствии с заработком,

¦ общей ответственности за детей,

¦ участия в домашней работе,

¦ распределение правовой ответственности.

Но, помимо общего, от жены еще требуется:

¦ готовность отказа от рыцарства супруга (так как супруги равны),

¦ равной ответственности за поддержание статуса семьи, в случае развода и отсутствия детей - отказ от материальной помощи.

А от мужа:

¦ принятие равного статуса жены и согласия с ее равным участием в принятии любых решений (цит. по: Ковалев С. В., 1988,

с. 137). Современные молодые люди в своих предбрачных ожиданиях иногда смешивают черты традиционной и эгалитарной семьи. По данным опросов большой выборки будущих молодоженов (438 пар), 17,6% юношей ориентировались на псевдотрадиционную модель семьи с главенством мужа без его ответственности за материальное обеспечение семьи, а 28,4% невест придерживались псевдоэгалитарной модели, в которой было бы полное равенство в загруженности бытовыми работами, и в то же время приписывали мужу традиционную обязанность содержать семью (Навайтис Г., 1999).

Т. А. Гурко, изучавшая факторы стабильности молодой семьи в крупном городе на выборке из 300 пар (1983), сделала вывод о важности согласованности мнений молодых супругов о том, в какой степени жена должна посвятить себя профессиональной деятельности, а в какой - семейным обязанностям. От его решения зависит стиль отношений в семье - традиционный или современный. Мужчины, по мнению Т. А. Гурко, чаще, чем женщины, отстаивают традиционные взгляды, особенно в неуспешных браках. Совпадение мнений по этому вопросу встречалось в 74% удачных браков и лишь в 19% неудачных. Между тем у 52% вступающих в брак пар полностью расходятся установки на степень участия замужних женщин в социальной активности.

В выполненной под нашим руководством дипломной работе Ю. А. Ба-кулиной (1996) по исследованию молодых семей с ребенком-первенцем подтвердилось ранее высказываемое другими исследователями предположение о решающей роли согласованности представлений о распределении ролей в семье между супругами, в то время как сам характер распределения ролей (традиционный или эгалитарный) не связан с удовлетворенностью браком: главное - принимают ли его оба супруга.

Например, в сельских семьях распределение бытовых и хозяйственных обязанностей традиционное, при этом при хорошей сработанности и общности понимания главных и второстепенных хозяйственных задач между супругами удовлетворенность браком высокая (Андреева Т. В., 2003).

По мнению Т. А. Гурко, важный фактор стабильности молодых семей - согласованность мнений супругов о проведении свободного времени. Мужчины недовольны ориентацией жен на преимущественное проведение досуга вне дома, а женщины не соглашаются с раздельным с супругом проведением свободного времени и с установкой мужей на "закрытую" форму досуга. Мнения супругов по этим вопросам полностью расходятся в 54% неуспешных семей и только в 6% успешных. Т. А. Гурко подчеркивает также дестабилизирующую роль рассогласованности во взглядах на характер распределения хозяйственно-бытовых обязанностей и на тип главенства в семье.

Не меньшее значение для стабильности брака имеет и согласованность так называемых межличностных ролей - своеобразной фиксации положения людей в системе групповых связей.

Как и социальные, межличностные роли могут входить в противоречия и препятствовать семейной гармонии. Например, жена хочет быть главой семьи, но с этим не соглашается муж, считающий, что ей больше пристала роль домохозяйки.

Следовательно, в нормально адаптированной семье не только социальные, но и межличностные роли должны быть: а) "узаконены" членами семейного союза, б) одобряемы, поддерживаемы и дополняемы (если муж - "домашний мудрец", то кто-либо из других членов семьи - "восторженный почитатель") (Ковалев С. В., 1988).

Межличностная адаптация супругов имеет три аспекта:

1) аффективный (эмоциональная составляющая отношений);

2) когнитивный (степень их понимания);

3) поведенческий (непосредственно реализующееся в них поведение).

Сущность вторичной адаптации - это чрезмерное привыкание супругов друг к другу, забвение супружеской любви и неповторимо-личного характера семейного объединения. Следует помнить, что вторичная негативная адаптация столь же опасна, как и первичная (Ковалев С. В., 1988).

Процесс супружеской адаптации тесно связан с процессом семейной интеграции. Интеграция - это добровольное объединение, согласование позиций, представлений и мнений супругов по различным аспектам семейной жизни. Сюда относятся: стиль взаимных отношений, материально-бытовые проблемы, семейный бюджет, духовная жизнь и проведение досуга и отдыха, а также интимная жизнь, ожидание и рождение ребенка, взаимоотношения с родителями, отношение к профессиональной и общественной деятельности супругов, отношение к общественным ценностям.

МЕХАНИЗМЫ ИНТЕГРАЦИИ СЕМЬИ

Социально-функциональными механизмами интеграции семьи

Э. Г. Эйдемиллер и В. В. Юстицкий( 1990) называют совокупность психологических процессов, охватывающих членов семьи и их взаимоотношения, ведущие к формированию и развитию просемейных мотивов (то есть мотивов, обусловливающих положительное отношение к семье, желание оставаться ее членом, стремление укреплять ее), которые способствуют снятию отрицательных, фрустрирующих переживаний - тревоги, стрессов, и разрешению внутренних и межличностных конфликтов.

Действие этих механизмов проявляется в том, как та или иная семья реагирует на трудности, фрустрации. Если в семье не действуют или нарушены эти механизмы, то трудности выступают как фактор, разрушающий семью, ослабляющий ее прочность.

При эффективном же действии описываемых социально-функциональных механизмов те же трудности становятся источником дальнейшей интеграции семьи, еще большего ее сплочения. Э. Г. Эйдемиллер и В. В. Юстицкий выделяют два механизма семейной интеграции: механизм "общности судьбы" и "эмоциональной идентификации с семьей".

Социально-психологический механизм "общности судьбы"

Функционирование этого механизма обеспечивается следующими отношениями.

1. У членов семьи формируется представление, навык, привычка

именно семейного (а не индивидуального) удовлетворения своих потребностей. В сознании членов семьи семейная жизнь представляется наиболее естественным, удобным, привычным способом удовлетворения жизненных потребностей: материально-бытовых, сексуальных, в понимании, общении и уважении.

2. Укрепление семьи воспринимается членами такой семьи как са-

мый удобный путь удовлетворения собственных потребностей. Забота о семье в целом воспринимается как забота о себе.

3. Развитие "семейного доверия". Оно проявляется в том, что в та-

кой семье противоречия смягчаются или перерабатываются за счет взаимных уступок, либо добровольной уступки одной из сторон. В основе уступки - не самопожертвование, а доверие. Уступающий уверен, что, во-первых, его уступки будут в конечном счете в более длительной перспективе полезны и ему самому; во-вторых, что в иное время и в другой ситуации аналогичным образом поступят и другие члены семьи; в-третьих, что его уступчивостью не злоупотребят и она будет воспринята с чувством благодарности.

Система взаимоотношений в таких семьях в определенной мере напоминает взаимоотношения хорошего экипажа находящегося в

дальнем плавании судна. Каждый понимает, что, заботясь о судне и экипаже, он заботится и о себе. Члены таких семей сами выросли в дружных семьях.

4. Высокий уровень взаимной эмпатии. Высоко развита способность хорошо представлять внутренний мир друг друга. Члены семьи, как правило, легко и правильно могут предсказать поступки друг друга в самых различных ситуациях.

Семьи, в которых описанный механизм интеграции не развит или, нарушен (семьи с взаимонезависимыми отношениями) отличаются следующими характеристиками:

1. Выражена тенденция удовлетворять широкий круг потребнос

тей вне семьи и независимо от нее. Семья по мере возможнос

тей старается не обзаводиться хозяйством, выражены традиции

раздельного отдыха, отдельного у каждого члена семьи круга

друзей и знакомых. В семейном бюджете значительную роль,

играют средства, расходуемые каждым членом семьи по своему

усмотрению.

2. Члены семьи весьма сдержанны в создании и осуществлении

общих планов и дел (нередко семья "тянет" с обзаведением

детьми). 3. В семье с взаимонезависимыми отношениями в значительно

меньшей мере выражено взаимное доверие "в кредит", то есть щ

случае противоречия у члена такой семьи нет ощущения, что то,,

что он делает для другого, он делает и для себя. Семья с неразви-j

тостью механизма "общности судьбы" не обязательно являете*

нестабильной, но стабильность достигается за счет каких-то дру

гих моментов. Источники неразвитости данного механизма мо

гут быть самые различные - в первую очередь общесемейные:

наличие в семье длительного серьезного конфликта. Препятству-t

ет и отрицательный опыт семейных взаимоотношений, выне

сенный из другой семьи или родительской семьи. Возникает

"фобия семьи", которая проявляется в страхе вступить в проч

ные семейные взаимоотношения, характеризующиеся "общно

стью судьбы", люди стремятся возможно дольше сохранить не

зависимость от семьи. С точки зрения семейной психотерапии

семья с ослабленным механизмом семейной интеграции обла

дает пониженным иммунитетом к широкому кругу нарушений.

Семья такого типа очень чувствительна к условиям жизни. От-ношения в ней "хороши, пока все хорошо". s

Социально-психологический механизм "эмоциональной идентификации с семьей"

Ведущую роль в функционировании данного механизма семейной интеграции играют эмоциональные отношения симпатии между членами семьи.

Отношения симпатии играют многообразную роль в жизнедеятельности семьи. Во-первых, они удовлетворяют чрезвычайно важную потребность членов семьи в эмоциональном общении, симпатии. Во-вторых, эти отношения играют основную роль в усилении просемейных мотивов и ослаблении антисемейных. Отношения симпатии в определенной мере нейтрализуют состояния фрустрации, возникающие в межличностных отношениях, в том числе и в семье. Человеку, который симпатичен, а особенно которого любят, многое прощается. Легче возникает адаптация к фрустрирующим особенностям его характера. Возникает эффект "растворения фрустрации".

Таким образом, отношения симпатии выполняют многообразную интегрирующую функцию в семье: снимают и смягчают фрустраци-онные состояния, снижают взаимную агрессивность членов семьи, создают более благоприятные условия для разрешения межличностных конфликтов и формирования взаимопонимания в семье. В силу этих обстоятельств развитие отношений симпатии означает и усиление сплоченности семьи, ее способность противостоять широкому кругу отрицательных и разрушающих ее факторов (Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1990, с. 69-78).

РОЖДЕНИЕ ПЕРВЕНЦА

Особый период жизни молодой семьи наступает после рождения ребенка-первенца. Появление первого ребенка можно назвать фактором, который ведет к серьезным изменениям в жизни семьи. Это событие неминуемо приводит к изменению стиля жизни семьи, сформировавшихся у обоих супругов интересов и привычек, к необходимости овладения трудными социальными ролями отца и матери.

С рождением ребенка резко возрастают физические и эмоциональные нагрузки супругов, связанные с нарушением сна и привычного

уклада жизни, финансовыми расходами, повышенной напряженно-, стью и конфликтами по поводу распределения обязанностей и соблюдения определенного порядка (Крайг Г., 2002). Мать утомлена, отец чувствует себя отвергнутым, и оба испытывают ограничение своей свободы. Некоторые авторы отмечают, что появление нового члена семьи ослабляет связь и общение между мужем и женой; младенец оказывается в центре забот одного или обоих родителей (Кота-rovskiM., 1964).

К интересным выводам в результате своего исследования пришла Ю. Е. Алешина (1985). Когда в семье появляется ребенок, уход и забота о нем сразу же ложатся на плечи матери, способствуя тому, что семейные роли начинают распределяться в соответствии с полом супругов. Муж при этом больше ориентирован на события, происходящие вне семьи, его роль более инструментальна, а жена отвечает за все происходящее внутри дома, исполняя традиционно женскую экспрессивную роль. Таким образом, после рождения первого ребенка происходит усиление поло-ролевой дифференциации.

Рождение ребенка сопровождается не только изменением структуры социальных потребностей супругов, но и переориентацией профессиональных потребностей. Как отмечает И. Ф. Дементьева (1991), потребность профессиональной деятельности у работающей женщины оттесняется на второй план, уступая место реализуемой потребности в материнстве. Определенные качественные изменения наблюдаются с рождением ребенка и в структуре профессиональных потребностей отца. Прежде всего это относится к потребностям профессионально-статусного характера: актуализируется потребность в повышении рабочей квалификации как фактора увеличения заработной платы. Рождение ребенка может служить также косвенной причиной изменения профессиональных планов молодого отца.

Подобные же изменения приоритетов наблюдались и в американских семьях. Женщины после рождения ребенка, как правило, изменяют свой образ жизни, отдавая приоритет родительским и семейным ролям. Большинство же мужчин начинает больше работать, чтобы лучше обеспечить семью (Крайг Г., 2002). Появление ребенка становится причиной новых стрессов и трудностей, причем, как указывает Росси, изменение ролей происходит довольно внезапно (Rossi A. S., 1979).

Представления о распределении ролей в семье, свидетельствующие о принятии-непринятии своей семейной роли, также со временем меняются. Наше исследование представлений о распределении обязан- ' вил С, 1991).

Литература

Алешина Ю. Е. Семейное и индивидуальное психологическое консультирование. М., Редакционно-издательский центр Консорциума "Социальное здоровье России", 1994.

Андреева Т. В., Пипченко Т. Ю. Потребности женщин и мужчин в брачно-семейных отношениях и отношение к супружеской неверности // Ананьевские чтения-2000. Тез. научно-практ. конф. СПб.: СПбГУ, 2000.

Андреева Т. В., Шмотченко Ю. А. Мужской взгляд на брак (исследование сотрудников охранных структур) //Ананьевские чтения-2003. СПб.: СПбГУ, 2003.

БотуинК. Не бойся Дон-Жуана, или Как относиться к мужской неверности. М., 1995.

Варга А. Я. Системная семейная психотерапия. Курс лекций. СПб.: Речь, 2001.

Голод С. И. Личная жизнь: любовь, отношения полов. Л., 1990.

ДелисД. Парадокс страсти: она его любит, а он ее нет / Пер. с англ. М.: МИРТ, 1994.

Заславская Т. М., Гришин А. Г. Ревность и измена как феномены супружеской жизни. Как их избежать? М., 1992.

Кедам А., Эббер И. Причины конфликтных ситуаций в семье. Человек после развода. Вильнюс, 1985.

Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний / Пер. с чешского / Под ред. Г. С. Васильченко. М.: Медицина, 1991.

Молодежь: будущее России / Под ред. И. А. Ильинского, Б. А. Ручкина, П. И. Бабочкина. М., 1995.

Лосева О. Секс?.. Не только, но... //Узы брака, узы свободы: Проблема семьи и одиночества глазами ученых. М., 1990.

Психологическая помощь и консультирование в практической психологии / Под ред. М. К. Тутушкимой. СПб.: Дидактика Плюс, 1998.

Раппопорт С. С. Послсразводная ситуация в восприятии разведенных//Человек после развода / Под ред. Н. Я. Соловьева. Вильнюс, 1985. С. 135-148.

Харитонов А. //., Тимченко Г. Н. Психологическая помощь семьям профессиональных военнослужащих. М.: Военный Университет, 2002.

Харли У. Законы семейной жизни. М., 1992.

Шнаблъ 3. Чем меньше женщину мы любим... // Узы брака, узы свободы: Проблема семьи и одиночества глазами ученых. М., 1990.

Eysenck H. J. Sex and personality. London, 1976.

Imielinski К. (red) Scksuologia spoleczna. Warszawa: PWN, 1977.

Тема X

СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЬИ

Одной из функций семьи наряду с другими (воспитанием детей, хозяйственно-бытовой, досуговой и сексуально-эмоционально-гедонистической) является физическое воспроизводство (Янкова 3. А., 1978; Трапезникова Т. М., 1987). В зарубежных социологических исследованиях факт перехода многих функций семьи к другим социальным институтам привел к объявлению в качестве главной функции семьи - функции "эмоциональной привязанности" (Берджес Э., ЛоккХ., Огборн У.) или функции социализации детей. Специфичная для самой семьи функция деторождения не упоминается вовсе. При этом забывается, что без реализации репродуктивной функции, без рождения детей, все прочие функции семьи лишаются смысла, поскольку семью нельзя "освободить" от рождения детей, не устранив при этом ее саму как социальный институт (Антонов А. И., 1973). К этому можно добавит!", что без выполнения репродуктивной функции вскоре не из кого будет формировать сами семьи.

ТИПЫ ВОСПРОИЗВОДСТВА НАСЕЛЕНИЯ

Демографы выделяют несколько типов воспроизводства населения:

* близкое к простому (нерасширенному) воспроизводство, когда

численность населения растет весьма незначительно на0,2-0,5%

в год, а само по себе вое производство характеризуется низкой,

сознательно ограничиваемой рождаемостью и невысокой смертностью;

* расширенное воспроизводство, основанное на сознательной, но

неограниченной рождаемости и низкой смертности населения;

ежегодный прирост составляет 2,0-2,5%;

суженный тип воспроизводства, когда число родившихся оказывается меньше числа умерших, и численность населения начинает неуклонно сокращаться (Ковалев С. В., 1988).

ПОСЛЕДСТВИЯ ПАДЕНИЯ РОЖДАЕМОСТИ

Среди последствий падения рождаемости С. В. Ковалев выделяет следующие:

¦ экономические - проявляются в прогрессивном росте дефицита

трудовых ресурсов во всех сферах народного хозяйства, но более всего - в сельскохозяйственном производстве;

¦ демографические - выражаются в сокращении относительного

числа женщин, способного иметь детей, растущей диспропорции полов и увеличении в составе населения доли лиц пожило

го возраста;

¦ моральные - проявляются в развитии эгоизма у детей и юношества, в падении контактности и социальной ответственности

людей; " этические - проявляются в формировании потребительского отношения к жизни;

¦ социально-гигиенические - выражаются в увеличении числа поздних браков и, соответственно, поздних, чреватых последствиями для жизни детей, рождений (после 35-летнего возраста хотя

бы одного из супругов вероятность врожденных отклонений ребенка резко возрастает);

" генетические последствия складывающейся демографической

ситуации проявятся в нарастании в популяции отрицательных

генетических последствий и увеличении лиц с наследственными болезнями (по данным антропологов, наиболее жизнестойкими являются вторые и третьи дети). •

Демографическая ситуация в нашей стране заметно ухудшилась. К началу 1980-х годов на 100 супружеских пар приходилось примерно 150 детей, то есть уже в 1970-1980-е годы даже элементарное простое воспроизводство населения находилось под угрозой - ведь на смену родителям не приходит даже два ребенка, и с каждым годом стариков у нас становится все больше, а детей - все меньше.

В Санкт-Петербурге число пожилых людей (старше 60 лет) превысило число всех детей младше 14лет(соответственно292тыс. и278 тыс. чел.). В Москве в 1995 году по сравнению с 1986 годом рождаемость снизилась вдвое, в Санкт-Петербурге - в 2,25 раза. Коэффициент естественного прироста (разность между числом родившихся за год, приходящееся на одну тысячу, и числом умерших, также приходящимся на одну тысячу жителей) приобрел в нашем городе минусовое значение с 1990 года.

В 1989 году коэффициент естественного прироста составлял +0,7;

в 1990 году 1,4 и в 1993 году-'-10,8. Максимальный коэффициент был в 1986 году - +3,3 (Здравоохранение Санкт-Петербурга в

цифрах, 1994). Демографы отмечают убыль населения на большинстве территорий России, снижающую ожидаемую продолжительность

жизни и вызывающую негативные изменения в половозрастной

структуре. Интенсивность указанных депопуляционных процессов

такова, что демографическая ситуация в Российской Федерации спе

циалистами оценивается как тотально кризисная (Население Санкт-

Петербурга, 1994).

Сопоставление коэффициентов рождаемости и смертности на тысячу жителей за 1990 и 1998 годы по Российской Федерации показывает следующее: рождаемость - в 1990 году - 13,4; в 1998 году - 8,8; смертность: в 1990 году - 11,2; в 1998 году - 13,6. Доля населения моложе трудоспособного возраста снизилась за то же время с 24,3% до 20,7% (Регионы России, 1999). В особенности эти диспропорции сильны в европейской части России, например в Тверской области коэффициент смертности на тысячу жителей вырос с 14,8 до 18,5, рождаемость же упала с 11,5 до 7,4 (Регионы России, Т. I., 1999, с. 50-51).

По расчетам Б. Ц. Урланиса, для сохранения простого, а не расширенного воспроизводства населения необходимо, чтобы на 100 супружеских пар приходилось 258 детей, так как не нее дети доживают до возраста родителей, не все женщины иступают н брак и рожают и не все супруги имеют детей.

Социологические исследование репродуктивного поведения семей в последние 30 лет выявили печальную закономерность: резко падает рождаемость. В 1991 году в стране родилось 1,8 млн детей, в 1989 году - 1,6; в 1993 году - всего 1,4 млн; в 1996 гаду - 1,3 млн, в 1998 году - 1,25 млн. В целом численность детей до 16 лет уменьшилась за 1990- 1996 годы на 3,8 млн человек, или на 10,5%, из них в возрасте до 5 лет- на4,6 млн, или на 36% (Бойко В. В., Оганян К. М., Копытенкова О. И., 1999).

ПРОБЛЕМА ДЕТНОСТИ

А. И. Антонов и В. А. Борисов (1990) полагают, что в ближайшей перспективе целью нашей демографической политики должно быть поддержание слегка расширенного воспроизводства населения, чему соответствует среднее число рождений трех детей в расчете на одну брачную пару за всю жизнь, а на одну женщину без учета брачного состояния - 2,5. Для этого доля семей с тремя детьми должна составлять 30%, с четырьмя и более - около 31%, то есть в сумме свыше 60%. Следовательно, необходимо довольно большое число многодетных семей. Без этого, по мнению А. И. Антонова и В. А. Борисова, даже стабилизация воспроизводства населения, предотвращение депопуляции станет невозможным.

Демографы говорят о существовании специфической потребности, лежащей в основе прокреационного поведения людей (прокреа-ция - рождение детей, от лат. prokreatio - рождение, произведение на свет). Так, А. Г. Вишневский выделяет два вида потребностей - про-креационную, то есть потребность в определенном числе рождений, определенном уровне рождаемости, и репродуктивную, связанную с необходимостью непрерывного возобновления поколений уходящих членов общества или семьи новыми (термин "репродукция" пришел из англоязычной демографической литературы: "reproduction" - воспроизведение) (Вишневский А. Г., 1979). По мнению автора, возможно, что репродуктивная потребность не изменяется, в то время как соответствующая ей прокреационная потребность в результате снижения смертности непрерывно сокращается (одна и та же численность семьи при разной смертности требует и разной рождаемости).

Большинство демографов (Белова В. А., 1975; Антонов А. И., 1973, 1980; Медкон В. М., 1987; Борисов В. А., 1990) все же используют термин репродуктивная установка применительно к желанию иметь определенное число детей определенного пола. А. И. Антонов вводит понятие потребность в детях, понимая под ней социально-психологическое свойство индивида, проявляющееся в том, что без наличия детей индивид испытывает затруднения как личность. Потребность личности в детях является духовной потребностью и выходит за рамки изучения ее только в связи с рождаемостью. В научной классификации потребностей человека она должна занять свое место взамен мифологической "потребности размножения". Потребность в детях - также одна из форм проявления потребности в другом человеке, она характеризует степень нравственного развития личности.

Реальность потребности в детях означает, что реализация семьей репродуктивной функции зависит от силы мотивации к деторождению" обуславливаемой конкретными социальными, экономическими, психологическими и другими условиями бытия семьи, которые преломляются в сознании супругов в соответствии с индивидуальными особенностями личности. По А. И. Антонову (1980), репродуктивные установки относятся к социально-фиксированным установкам. Они характеризуют психологическую предрасположенность, готовность к определенному результату репродуктивного поведения, то есть специфическому отношению личности. В исследовании "Москва-78" для измерения потребности в детях им разработан набор показателей по выявлению ее количественной (установок к числу детей) и качественной (мотивов, побуждающих к рождению того или иного числа детей) сторон.

Установки детности включают в себя установки на число детей вообще и определенного пола в частности, а также установки на предпочитаемые интервалы рождения детей: на протогенетический интервал (период между заключением брака и рождением первенца) и на интергенетический интервал (между первым и вторым, вторым и третьим ребенком и т. д.). Чем сильнее, как полагает А. И. Антонов, готовность к рождению ребенка той или иной очередности, тем короче названные интервалы и сильнее н конечном счете потребность в детях. В социолого-демографической литературе выделяют также установки к предупреждению и прерыванию беременности, так называемые контрацептивные установки. Общим термином для всех видов установок, по мнению А. И.Антонова, является категория репродуктивных установок, под которыми чаще всего понимаются установки детности.

По определению В. А. Беловой, репродуктивная установка - это "склонность индивида поступать тем или иным образом во всех вопросах, связанных с рождением ребенка" (Белова В. А., 1975).

В исследовании А. И. Антонова исмоль'ювались различные показатели репродуктивных установок: ожидаемое число всех детей, ожидаемое число детей в ближайшее время, желаемое число, а также идеальное число.

Идеальное число детей, по мнению А. И. Антонова, не является отражением установок детности, а характеризует осведомленность опрашиваемых о ведущихся в быту, а также средствами массовой информации обсуждениях проблем семьи, населения и рождаемости. К примеру, исследование Роджера Трента о взаимосвязи динамики идеального числа детей в США в течение 1950-1970 годов с частотой пуб-

ликаций в "Нью Йорк тайме" за эти годы статей по вопросам населения обнаружило прямую зависимость идеального числа детей от интенсивности общественного обсуждения данной темы. По-видимому, идеальное число, фиксируя число детей, которое "лучше всего" вообще, а не для опрашиваемого, характеризует степень понимания общественной значимости того или иного числа детей в семье.

У лиц с высоким уровнем образования фактическое число детей, как правило, наименьшее, а идеальное иногда выше, чем у других (40% женщин-специалистов считают идеальным иметь в семье троих детей, тогда как среди рабочих такое мнение имеют 25%).

Желаемое число, выясняющее детность не вообще, а в семье опрашиваемого, при наличии "всех необходимых" для этого условий, оказалось еще больше идеального - 2,80. И это понятно, так как предполагаются не реальные условия, а идеальные.

С точки зрения предсказания окончательной детности в семье наиболее точными являются ожидаемое "всего число детей" и ожидавшееся в момент заключения брака. Сопоставление предпочитаемых чисел с фактическим числом детей в семье точнее характеризует количественную сторону потребности в детях.

Изучение А. И. Антоновым мнений жен об установках детности их мужей показало сходство (одинаковость) желаемого числа детей и приписывание мужьям более высоких установок по сравнению со своими собственными по ожидаемому числу детей. Интересно то, что мужья хотели иметь при вступлении в брак то же число детей, что и в браке. Фактическая двухдетность (изучались семьи с двумя детьми) являлась компромиссом. Когда-то часть жен отказалась от установок на одно-детность, а какая-то часть мужей вынуждена была удовлетвориться двумя детьми, распростившись с намерениями иметь трех и более детей.

Считается, что ожидаемое число детей - это то, которое будет при сохранении или предполагаемом изменении существующих условий жизни респондента. Число детей, называемое опрашиваемым, - сложный итог взаимодействия потребности в детях и жизненных условий, в которых данная потребность проявляется.

А. И. Антонов использовал показатель "подобающее число детей" - горожанину, сельскому жителю, людям с высоким уровнем образования и доходом. Их нельзя рассматривать как отражение социальных норм, диктующих соответствующие нормативы поведения. Они скорее фиксируют бытующие стереотипы. Так, оказалось, что среднее число детей, подобающее более обеспеченным, составило 2,61, тогда как подобающее сельскому жителю - 2,89.

Лучшее представление о возможной потребности в детях, чем каждый из использованных показателей в отдельности, дает применение процедуры взаимного контроля вопросов о предпочитаемом числе детей с корректировкой фактической детности. Так, в исследовании "Москва-76" выяснилось, что лишь 1/5 семей однодетных не реализовала полностью своей потребности в детях и что всего 5% двухдетных и трехдетных собирается иметь еще одного ребенка. Эта картина затушевывается средними величинами желаемого (2,79), идеального (2,39); и ожидаемого (2,31) числа детей. Исследование 1982 года 2300 москвичек со средним числом детей 0,82 и ожидаемым 1,91 выявило довольно высокую степень неудовлетворенности (74,7%).

Использование индекса степени удовлетворенности позволило установить меньшую долю неудовлетворивших свою потребность в детях (50,7%) и в два раза большую долю (20,5%) испытывающих удовлетворение от имеющегося числа детей (0,99 ребенка) среди членов клуба любителей собаководства при одинаковой в среднем детности (меньше 1 ребенка на семью).

С. В. Ковалев выделяет две группы факторов, влияющих на решение о количестве необходимых семье детей. Внешние факторы - нормы и санкции, подкрепляющие многодетность или малодетность - от "холостяцкого налога" на уровне государства до осуждения определенной группой на уровне ближайшего окружения. Внутренними являются определенные мотивы, которые при принятии решения о желаемом и реальном количестве детей в семье представлены репродуктивными установками.

В основе позитивной (ориентированной на несколько детей) мотивации на первом месте находятся психологические мотивы. Такой мотив, как "более глубокое понимание жизни и ее смысла", - 63% опрошенных (в Москве). За психологическими мотивами следуют мотивы социальные (продолжение рода) - 34%. В то же время мотив "упрочение благосостояния" - 3%, "достижение успеха в жизни" - 5%. В другом исследовании (Антонов А. И., Медков В. М., 1987) было выявлено, что основным побуждением к рождению второго ребенка является желание иметь малыша - 76% опрошенных, желание иметь ребенка другого пола - 74%, желание удовлетворить просьбу имеющегося ребенка о брате (сестре) - 58%, желание укрепить семью - 39%. Остальные мотивы - стремление улучшить жилищные условия - 34%, стремление не остаться бездетным - 30%.

Исследователями негативной мотивации (ориентированной против детей) было выявлено, что среди причин, мешающих рождению

венца, актуальными являются только четыре: у женщин - желание пожить "для себя" и несложившиеся отношения с мужем. Мужчины же говорят, что "не успели", или объясняют отсутствие детей материальными затруднениями. Вдобавок к перечисленному могут присовокупляться физиологические причины (не наступает беременность, плохое состояние здоровья). Еще один, одинаково употребляемый мужчинами и женщинами мотив, - неудовлетворительные жилищные условия - причина, которая, однако, оказалась сопряженной с общей неудовлетворенностью браком.

По мнению С. В. Ковалева, на формирование ориентации на нескольких детей отрицательно влияет так называемая адаптация к образу жизни, с которым исследователи тоже связывают падение рождаемости. Так, многие супруги начинают приспосабливаться к резко возросшим стандартам потребления: во-первых, свободному времени; во-вторых, дорогостоящим вещам за счет отказа от второго и третьего ребенка. Применительно к такой позиции Антонио Сикари говорит о "контрацептивном менталитете", умонастроении, говорящем "нет" жизни, лозунг которого: "Ты не будешь жить, чтобы я мог (могла) жить лучше" (Сикари А., 1993).

Последние по времени изыскания позволили демографам предположить, что уровень образования и место жительства влияют на формирование репродуктивных установок, а доход, жилищные условия, межличностные отношения между супругами, помощь со стороны родителей, особенности профессиональной деятельности и т. п. определяют реализацию сформировавшихся установок. Обнаружилась отчетливая преемственность в вопросе о реальном количестве детей: од-нодетность родителей, как правило, проявлялась в однодетности их отпрысков, двухдетность порождала переходную ситуацию между од-нодетностью и двухдетностью, а среди выходцев из трехдетных семей оказалось наибольшее количество тех, кто стремился к трехдетности.

Число детей в первичном семейном окружении, где вырастает ребенок (сюда входит не только число собственных братьев и сестер, но и число детей в семьях друзей ребенка, в семьях соседей и знакомых), - важный момент в формировании представлений о подобающем размере семьи, усваиваемом в качестве определенных норм поведения.

Вступление в брак вновь модифицирует наличную систему репродуктивных установок в соответствии с новой социальной и психологической средой, в которой оказывается личность. Согласование репродуктивных установок супругов в ходе изменения семейного состояния образует еще одну стадию процесса формирования установок. Репро-

дуктивные установки, обладая высокой устойчивостью, с трудом поддаются изменению. Вместе с тем допускается принципиальная возможность изменения репродуктивных установок.

Исследование репродуктивных ориентации мужей и жен показало значительное расхождение мнений супругов. По ожидаемому еще числу детей в семьях, закончивших формирование и состоящих к тринадцатому году брака из 54% двухдетных и 38% однодетных, несовпадение мнений составило 30% от 184 пар. Выяснилось, что мужья хотят иметь детей сильнее, чем жены.

Интересно сопоставление числа детей в семье и удовлетворенности браком. В. А. Сысенко, выделив группы семей с полярными характеристиками взаимоотношений, установил, что в группе с хорошими взаимоотношениями имелось 1,88 ребенка, и среднее ожидаемое число детей составляло 2,23, тогда как в группе с плохими взаимоотношениями эти цифры были соответственно 1,33 и 1,79 ребенка. Среди конфликтных семей преобладают однодетные, что свидетельствует о неустойчивости и напряженности супружеских отношений в малодетных семьях. Интересно, что среди трехдетных семей вообще не оказалось конфликтных, и ответы на прямые вопросы по отдельным аспектам взаимоотношений обнаруживают прямую связь со степенью сплоченности. Для сплоченных семей характерна ориентация на рождение и воспитание детей (она на первом месте в сравнении с 4-м местом у конфликтных семей и по пеличиие показателя в пять раз "сильнее", или значимее). Ориентация на свободное времяпрепровождение отличает конфликтные семьи, причем ориентация на воспитание детей слаба.

Многодетная (среднедетнаи) семья богата разнообразными связями среди детей, между старшими и младшими, между братьями и сестрами. Это имеет большое значение для формирования личности и для подготовки подрастающего поколении к участию в социальной деятельности, в том числе к выполнению супружеских и родительских ролей.

Именно поэтому оптимальная величина малой группы (5-7 человек) может рассматриваться как оптимальная и для семьи, но только с одной поправкой. Поскольку многодетная семья перестала быть объективно необходимой по критерию воспроизводства населения, следует говорить о семье, состоящей из 5-6 человек (трех- или четырехдет-ной, то есть о семье среднедетной). Несомненно, что и с демографической точки зрения, и с социально-психологической малодетная семья не является удовлетворительной. Даже в самой полной своей форме

она представляет группу из 4 человек, образованную не из двух групп, а из двух пар - родителей и детей.

Потеря качества коллектива, групповой целостности в малодетной семье особенно разительна при сравнении двухдетной семьи с трех-детной: число коммуникативных связей с рождением третьего ребенка увеличивается в 2 раза - с 6 до 12. Существуют структурные различия основных типов полной нуклеарной семьи в зависимости от ее величины по числу детей. Причем структурные сдвиги определяются полнотой представительства в каждом из основных типов и видов семьи всего набора внутрисемейных ролей (12 ролей), описывающих взаимоотношения родителей и детей. Наиболее комплектной с этой точки зрения оказывается среднедетная семья, малодетная семья всегда некомплектна. Наличие только двух супружеских ролей - мужа и жены характерно для условного типа семьи - бездетной. Только семья из 6 человек, где есть 2 сына и 2 дочери, является комплектной, то есть имеется полный набор ролей: муж, жена, отец, мать, сыновья, дочери, сын, дочь, братья, сестры, брат, сестра. В двухдетных семьях с детьми, не различающимися по полу, число ролей 7, так как каждый из двух братьев может сказать о себе, что у него есть брат, а не братья, (то же в отношении сестер). Обращает на себя внимание также и скудость ролевых структур в малодетной семье, что приводит к выпадению целой "связки" из системы родственных уз (АНТОНОВА. И., Мед-ков В. М., 1987).

СТАТУС СИБЛИНГА

И ПРОБЛЕМЫ ДЕМОГРАФИИ

3. Фрейд одним из первых заметил, что позиция ребенка среди сестер и братьев имеет важнейшее значение во всей его последующей жизни. Уолтер Тоумен на основе изучения тысяч нормальных семей обнаружил, что люди, занимающие одинаковые позиции в структуре семьи, имеют тождественные характеристики. Большинство исследователей подтверждают эту точку зрения. При прочих равных условиях некоторые пары уживаются лучше других только потому, что их ролевые позиции удачно дополняют друг друга. Хорошее взаимодополнение обычно означает воспроизведение одних и тех же условий в отно-

шении возраста и ролей, к которым каждый привык в своей родной семье. Например, младшая сестра братьев обычно лучше сходится со старшим братом сестер. Такое соотношение возрастно-ролевых позиций наиболее комфортно для обоих.

Превалирование в обществе однодетных семей, помимо прямых негативных последствий (сокращение численности населения на протяжении жизни одного поколения), приводит еще и ко все большему увеличению вероятности браков между единственными детьми, а в этом таятся значительные сложности для стабильности браков.

Во многих отношениях единственные дети имеют существенные преимущества перед детьми, имеющими братьев и сестер. Единственный ребенок имеет более высокий уровень самооценки, он меньше страдает от потери авторитета, ожидает и легко принимает помощь, когда испытывает в ней необходимость, в большинстве тестов на проверку знаний и "логических" способностей он имеет самые высокие показатели. Однако, поскольку единственный ребенок не привык к близкому общению с другими детьми (для него естественны только отношения "родитель - ребенок"), он часто не знает, как вести себя в интимных отношениях позже, когда женится, выходит замуж или живет с кем-либо. Он не воспринимает "пики" и "спады" в повседневной жизни с другими и поэтому с трудом принимает и понимает нормальные изменения настроения. Он не привык к сложностям других индивидов. Единственный сын обычно ожидает от жены, что она облегчит ему жизнь, не требуя ничего тамен. Единственная дочь часто сверх-защищена родителями, и это заставляет ее ожидать заботы от друзей и мужа впоследствии. Она не всегда понимает других, если только они не похожи на нее.

Единственные дети не приспособлены ни к каким партнерам, независимо от порядка их рождения. Наиболее трудная пара - другой единственный ребенок. Оба они не умеют справляться с близкими и равными отношениями, никто из них не приник к противоположному полу, и оба хотят, чтобы другой и град рол >• родителя. Наиболее трудный вариант брачного союза возникает при соединении двух единственных детей из неполных семей.

Когда единственные дети образуют супружескую пару, они нередко решают не иметь детей. Если единственный сын имеет детей, его жене, как правило, приходится брать на себя всю ответственность за них: он редко желает включиться в родительские отношения. Аналогичная тенденция наблюдается в семье единственной дочери (Ричардсон Р., 1994).

При наличии в обществе семей с двумя и более детьми существует возможность различных сочетаний (комбинаций) подросших детей как супругов. Например, лучший выбор для единственной дочери - старший брат сестер (младший и средний братья сестер тоже могут ужиться с единственной дочерью). В случае появления детей всю заботу о них сможет взять на себя старший или средний брат братьев или сестер. Одна из опасностей усиливающейся тенденции однодетности (свыше 60% в настоящее время) - увеличение вероятности создания семей из единственных детей, что, в свою очередь, усиливает вероятность семейных конфликтов и разводов, а также тенденцию к бездетности. (Кирьянова О. Г., 1987; Дементьева И. Ф., 1991; Ричардсон Р., 1994).

Поскольку довольно значительная часть наших представлений о жизни зависит от занимаемого места среди братьев и сестер, то и в последующей жизни мы испытываем наименьшие трудности, когда это место сохраняется и во взрослых отношениях в той или иной форме. Так, в семье, в которой есть только сестры и нет братьев, у детей не формируются привычки к повседневному общению на равных с представителями противоположного пола, вследствие чего в дальнейшей жизни с трудом понимаются различия между собой и супругом в браке. Наблюдается тенденция обвинять друг друга фразами типа: "Все мужчины (женщины) такие..." Примеры: брак между младшей сестрой сестер и младшим братом братьев оказывается весьма проблематичным, так как у обоих нет опыта равных взаимоотношений с противоположным полом и оба не способны руководить достаточно хорошо. Для старшей сестры братьев комплементарным и наиболее удачным в смысле совместимости является брак с младшим братом сестер. Оба привыкли к такому распределению ролей, она будет вести и воспитывать его, когда он пожелает. Младший брат братьев может принять ее лидерство. В тоже время старший брат братьев для нее плохая пара, так как вероятны постоянные стычки из-за стремления обоих лидировать.

Литература

Антонов А. И., Медков В. М. Второй ребенок. М., 1987.

Антонов А. И. Проблемы методологии и методики исследования социально-психологических аспектов репродуктивного поведения семьи. Дис. ... канд. психол. наук. М., 1973.

Антонов А. И., Борисов В. А. Кризис семьи и пути его преодоления. М., 1990.

Антонов А. И., Медков В. М. Социология семьи. М.: Изд-во Московского университета. Издат-во Междунар. университета бизнеса и управления ("Братья Карич"), 1996.

Антонов А. И. Микросоциология семьи (методология исследования структур и процес* сов): Учебное пособие для вузов. М.: Издательский Дом "NOTA BENE", 1998.

Андреева Т. В., Козлова Д. В. Репродуктивные установки женщин: влияние материнское го воспитания. Ананьевские чтения-98. (30-летие кафедры социальной психологии). Тез. науч.-практ. конф. СПб.: СПбГУ, 1998.

Бойко В. В. Малодетная семья. Социально-психологический аспект. Изд. второе, пере-раб. и дополненное. М.: Мысль, 1988.

Бойко В. В. Рождаемость: Социально-психологические аспекты. М.: Мысль, 1987.

Бойко В. В., Оганян К. М., Копытенкова О. И. Социально защищенные и незащищенные семьи в изменяющейся России. СПб.: Сударыня, 1999.

Вишневский А. Г. Воспроизводстно населения и общество. М., 1982.

Здравоохранение Санкт-Петербурга в цифрах / Под редакцией В. Г. Корюкина. СПб.,

1994. I

Кирьянова О. Г. Кризис американской семьи. М., 1987. i

Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Историческая демография: проблемы, суждения, задачи / Под ред. Ю. А. Полякова. М., 1989.

Молодежь: будущее России / Под ред. И. А. Ильинского, Б. А. Ручкина, П. И. Бабочки

на. М., 1995. ,.

Население Санкт-Петербурга: (Стат. сборник). Вып. 2. (декабрь 1994). СПб., 1994.

Психология человека от рождения до смерти. Психологическая энциклопедия / Под ред. А. А. Реана. СПб.: Прайм-Енро'шак; Издат. Дом "Нева"; М., Олма-Пресс, 2001.

Регионы России. Статистический сборник. 1999. Т. 1. I

Ричардсон Р. Силы семейных уз. Руководство по психотерапии в помощь семье. СПб.: Акцидент; Ленато, 1994.

Сикари А. О браке. Милан; Москва, 1993. '

Trent R. В. Evidence bearing on the construct validity of "ideal family size" // Population and environment. Vol. 3, n. 4. P. 318-319, 1980.

Тема XI ПРОБЛЕМА РАЗВОДОВ И ПОВТОРНЫХ БРАКОВ

Дезорганизация супружеской жизни и хронические конфликты между супругами ярче всего выявляются в статистике разводов. Например, количество разводов в нашей стране в 1986 году по сравнению с 1940 года выросло в 4,6 раза.

Существует тенденция к росту числа разводов во всем мире, в особенности усилившаяся с 1960-х годов. Так, в Англии с 1960 по 1970 годы частота разводов удвоилась, между началом 1970-х и 1980-х годов вновь возросла более чем в два раза.

Во Франции с 1970 года до начала 1980-х годов разводимость тоже возросла более чем в два раза. В Швеции и Германии это удвоение произошло между 1970-ми и 1988 годами (Ароне К., 1995).

В СССР в 1966 года новое законодательство облегчило процедуру разводов. С этого времени наблюдался всплеск числа разводов в нашей стране. В 1970-е годы психологи и социологи начали анализировать причины и мотивы разводов.

ПРИЧИНЫ РОСТА РАЗВОДОВ

Среди причин роста числа разводов различные авторы выделяют несколько групп факторов. Экономические факторы - частота разводов уменьшается в трудные времена и поднимается во времена экономического благополучия. Так, частота разводов в США понижалась в течение Первой мировой войны, повысилась, когда она закончилась, понизилась после краха Фондового рынка 1929 году и была относительно низка в течение Великой депрессии и Второй мировой войны. По окончании войны - рост числа разводов (пик приходится около 1946 года), к 1950-м годам - стабилизация и уменьшение (возможно, влияние поколения, выросшего во времена Великой депрессии). Политические факторы сказываются в том, что в "либеральные" времена

и в годы социальных экспериментов количество разводов обычно увеличивается (конец 1960-х и 1970-е годы в США). В более консервативные времена число разводов падает (как это было в США в 1980-е годы). Расовые различия (уровень разводов у чернокожего населения США в два раза выше, чем у белых и испаноязычных, - вероятное влияние разницы в социально-экономическом положении). Выделяют также религиозные различия (у католиков уровень разводов ниже, чем у протестантов) (Ароне К., 1995).

Отечественные психологи выделяют следующие причины разводи-мости: кардинальные изменения в брачно-семейных отношениях -* высокий уровень женской занятости в общественном производстве,11 образовательный уровень женщин, возникновение противоречий между материнскими и производственными функциями женщин.

Исследование личностных особенностей замужних и разведенных, женщин показало, что первые более дружелюбны и менее эгоистич-. ны, более зависимы и склонны к подчинению, менее подозрительны. В то же время их оценки собственной агрессивности и авторитарности превышают в среднем оценки разведенных женщин. Доминирование молодых женщин не спячано (статистически) с их удовлетворен-, ностью браком. Наиболее характерной формой поведения в конфликтных ситуациях и для замужних, и для разведенных женщин наймется избегание, далее следуют сотрудничество, компромисс (у разведенных женщин значимо ниже), приспособление и соперничество (Андреева Т. В., МусакинаА. П., 1999).

В 1990-х годах в нашей стране усиливаются разрушительные тенденции в отношении семьи и брака. Так, если в 1970 году на каждую 1000 человек было зафиксировано 10,1 браков и 3,0 разводов, в 1980 - 10,6 браков и 4,2 разводов, то в 1990-м нсего лишь 8,9 браков и 3,8 развода, а в 1995 году - 7,3 брака и 4,5 рплюдл (Семья н России, 1996). Таким образом, количество заключаемых браков на тысячу населения за последние тридцать лет упало (почти на треть), а число разводов наполовину увеличилось. В 1998 году коэффициент разводимости по Российской Федерации снизился до 3,4 на тысячу жителей (Регионы России, 1999).

Со статистической точки зрения сопоставление числа вступающих

в брак и числа разводящихся некорректно, так как это разные сово

купности лиц, однако число разводов и настоящее время составляет

свыше 60% от числа заключенных в том же году браков.

В США в 1994 году в брак вступили 2,36 млн человек и развелись 1,19 млн. Другими словами, число расторгших брак составило пример-*

но половину от вступивших в брак в том же году. Однако тенденция здесь обратная российской - число разводов на тысячу человек на 11 % меньше, чем в 1979 и 1981 годах, когда количество разводов достигло максимума. Пик американских разводов приходится на возрастную группу 20-24-летних, с этого возраста происходит неуклонное снижение доли разводящихся. В настоящее время более 40% браков заканчиваются для одного или обоих супругов повторным браком.

ПРИЧИНЫ РАЗВОДОВ

Изучение мотивов разводов по данным бракоразводных процессов привело к созданию разнообразных классификаций мотивов разводов у разных авторов. Под мотивами, как правило, понимаются различные условия, поводы и обстоятельства, повлекшие за собой развод.

Причем сильно варьируется число и важность мотивов. Примером классификации мотивов разводов может служить следующая (Юрке-вич Н. Г., 1970):

1) несоответствие (несовместимость) характеров;

2) нарушение супружеской верности;

3) плохие отношения с родителями (вмешательство родителей и

других родственников;

4) пьянство(алкоголизм);

5) вступление в брак без любви или легкомысленное вступление в

брак; 6) осуждение супруга к лишению свободы на длительный срок.

За указанными мотивами разводов часто скрыты более основательные и серьезные расхождения между супругами. Материалы бракоразводных процессов наиболее достоверны в тех частях, которые свидетельствуют о таких фактах, как пьянство и алкоголизм мужа, измена, создание другой семьи, раздельное проживание по объективным причинам. Субъективные причины разводов всегда очень разнообразны. По указанным мотивам трудно судить о реальных причинах расторжения брака. Иногда реальный мотив может подменяться другим. Например, муж может быть недоволен лидерством жены в семье, ее властностью, сверхопекой, тем, что она позволяет оскорбительные замечания, унижающие его достоинство. А на суде он может назвать причиной развода то, что его супруга плохая хозяйка, не выполняет

обязанности, небрежно расходует деньги и т. д. Иногда между супругами существует дисгармония в интимных отношениях, из-за есте* ственной стыдливости разводящиеся супруги могут указать на суде любую причину, выдвинуть любой мотив, например, "не сошлись характерами".

Основная масса разводов совершается до 40 лет. В 1986 году доля разводящихся мужчин этого возрастного периода - 73,9%, женщин -. 78,3%. Наибольшая интенсивность разводов приходится на возрасти ную группу 25-29 лет. Наиболее часто встречающийся возраст расторжения браков (модальный возраст) у мужчин - 28,8 года, женщин -; 27,8 года. Средний возраст - 32,5 и 29,5 лет (половина всех разводов совершается до этого возраста, а другая половина - после него) (Сы-^ сенко В. А.). Существуют данные, что наиболее часто разводятся супружеские пары, состоящие в браке: до 4 лет, 4-5 лет, 10-14 лет (Ви-* тек К., 1988). Сопоставление с периодизацией браков показывает, чта наиболее опасный с точки зрения стабильности брака период - тац, называемые "совсем молодые браки" - (от 0 до 4 лет). В этот период возникают трудности психологической адаптации, вхождения и роли, мужа и жены, распределения обязанностей в семье, проблемы ведения общего хозяйства. Напряженность в отношениях увеличивается при появлении детей, жилищных и финансовых проблем.

Достаточно опасен с точки зрения вероятности разводов период "молодых браков" (5-9 лет). В этот время в связи с рождением и воспитанием детей бюджет времени супругов становится весьма напряженным, ограничивается отдых, досуг, возрастают нервная и физическая усталость и финансовые проблемы семьи. Остро встает проблема лидерства в семье и разделения труда. На первые 9 лет совместной жизни приходятся 64,5% распадающихся браков.

"Средние браки" (10-19 лет). В целом происходит стабилизация супружеских отношений. При неблагоприятной динамике отношений между супругами в результате ссор и конфликтов может появиться чувство вражды, ненависти. Доля разводов, попадающих на этот период, - 23,6%.

"Пожилые браки" (свыше 20 лет). К их особенностям относятся отделение детей, оттеснение прежней взаимозависимости по уходу за детьми и их воспитанием на второй и третий план. Возможны такие негативные явления, как некоторая усталость супругов друг от друга, иногда автономия в досуге и развлечениях, определенная дисгармония сексуальных потребностей и возможностей, психологическое от-?! чуждение. Наиболее частые мотивы разводов в этот период - пьян-

ство или алкоголизм, измена или подозрение в измене. Удельный вес разводов в браках продолжительностью 20 лет и более - 11,6%. Инициаторами разводов в большинстве случаев являются женщины. В нашей стране, поданным разных авторов, - около 70% разводов происходят по инициативе жен (Чечот Д. М.), в США - около двух третей (Ароне К.). Наиболее активны в расторжении брака молодые жены (до 25 лет), причем женская инициатива в этом вопросе преобладает до 50 лет.

Исследования в Соединенных Штатах и Британии показали, что работающие замужние женщины (особенно с высоким уровнем образования - 5 лет колледжа и более) охотнее разводятся или живут отдельно, если у них есть кому оставаться с детьми дома.

ПЕРИОДИЗАЦИЯ ПОСЛЕРАЗВОДНОГО ПРОЦЕССА

Развод не роковая точка, он имеет свои фазы, этапы, свою хронологию. Примерами этапизации процесса развода являются:

¦ "временная" классификация: 1) разочарование; 2) эрозия отно

шений; 3) разъединение; 4) физическое разъединение; 5) де

прессия; 6) "вторая юность"; 7) напряженная деятельность (ра

бота, воспитание детей и т. д.);

¦ "содержательная классификация": 1) эмоциональный развод;

2) юридический развод; 3) экономический развод; 4) родитель

ский развод; 5) развод с точки зрения общества (индивида счи

тают одиноким); 6) психологический развод (Salts С, 1979).

Классификация Ароне - пример объединения временных и содержательных аспектов. Этапы развода: эмоциональный развод, включающий решен ие, объявление и расставание, и два более поздних этапа - официальный развод и вторая жизнь (семейное определение) в течение многих лет.

В периоде после фактического развода качественно различаются два этапа:

1) адаптация к факту распада семьи (судебный процесс, раздел имущества и детей, новые отношения с родственниками, друзьями, сотрудниками). Важное место занимают чувства, связанные с прежним суп-

ругом (любовь, ненависть, вина, гнев, враждебность, привязанность и т. д.) и прежним браком (сожаление, разочарование, восприятие себя как неудачника). Общий настрой меняется от депрессии, чувства вины, низкого самоуважения до эйфории, облегчения;

2) адаптация к новому стилю жизни - поиски новой работы, места жительства, новых друзей, испытываются материальные трудности. С детьми связаны проблемы адаптации к новой роли одинокой матери (отца) (SpanierG., Casto R., 1979). В настоящее время говорято наличии бинуклеарной семьи - речь идет о раздельно живущих "экс-супругах", совместно воспитывающих общих детей. Ароне выделяет следующие типы взаимоотношений разведенных супругов (через год после развода):

I. "Отличные товарищи" - высокая степень взаимодействия и вы

сокая степень коммуникабельности (всего около 12%). Для этих пар

расстройство от распавшегося брака не омрачило позитивные элемен

ты их долгосрочных взаимоотношений. Многое объясняется той осо

бенностью их брака, что изначально они были хорошими друзьями и

что остались ими до сих пор. Такие пары разговаривают друг с другом

не менее одного или двух раз в неделю и интересуются текущей жиз

нью друг друга. Через 2 и 4 года многие из "отличных товарищей" пе

решли в другую группу. Около трети из них стали "сотрудничающими

коллегами". Еще треть - "сердитыми союзниками"- обычно какой-

то инцидент (иногда связанный с новым партнером) приводит к взрыву,

последствия которого сложно компенсировать.

II. "Сотрудничающиеколлеги" - средний уровень взаимодействия,

высокая коммуникативность (38%). Они не могут считать себя близ

кими друзьями, но по большинству вопросов сотрудничают достаточ

но хорошо в том, что касается детей. Общей дли "сотрудничающих

коллег" является способность отделить свои супружеские взаимоот

ношения от родительских обязанностей и взаимоотношений. Врезуль-

тате опроса пять лет спустя после развода - у 1 /4 пар этой группы от

ношения с бывшими супругами ухудшились, и они перешли в группу

"сердитых союзников". Однако около 75% "сотрудничающих коллег"

сохранили этот тип отношений несмотря на то, что большая часть их

вступила в повторный брак или внесла серьезные изменения в сло

жившиеся отношения.

III. "Сердитые союзники" - среднее взаимовлияние, низкая ком

муникабельность (25%). Их развод часто имеет тенденцию разрешать

споры только в судебном порядке, и их офи циальные отношения в суде

продолжаются иногда много лет после развода. Характерно вынужден-

ное общение только в случае построения планов для своих детей. Отличие "сердитых коллег" от "сотрудничающих" в способах преодоления конфликта: они обычно оказываются не способны подавить свое раздражение, позволяют ему выплеснуться на предметы контакта и не только на них. Обычно чувствуют себя очень напряженно, настроены враждебно или даже открыто конфликтно. Как правило, имеют какое-то расписание времени общения с детьми, когда супруг, не живущий с ними (обычно отец), проводит с детьми часть времени (от 1 раза в месяц до 2 или 3 дней в неделю). Через пять лет после развода исходная группа "сердитых союзников" поделилась на три: одна треть так и осталась в этой группе, треть перешла в группу "ярых врагов" или "распавшиеся дуэты". Треть смогла улучшить свои отношения, перейдя в группу "сотрудничающих коллег".

IV. "Ярые враги" (низкая коммуникативность - мало взаимоотно

шений) составляют около 25% от общего числа. Часто имеют тенден

цию разрешать споры только в судебном порядке, и их официальные

сражения в суде длятся годами. Как супруги в привыкшей к конфлик

ту семье "ярые враги" очень сильно все же зависят друг от друга, хотя

энергично это отрицают. Спустя пять лет после развода небольшая

часть представителей этой группы стали "сотрудничающими коллега

ми".

V. "Распавшийся дуэт" - разошедшиеся пары, которые исключают

какой-либо контакт полностью. Это настоящие семьи с одним роди

телем, в которых нет места бывшему супругу.

Правила в бинуклеарной семье

Когда из одного домашнего хозяйства формируются два, многие из правил, построенных для системы брака, становятся безнадежно устаревшими. Теперь необходимо сознательное конструирование системы новых правил, которые могут определить новый тип взаимоотношений (о времени нахождения с детьми каждого из родителей, о жесткости - своде расписания, о совместности - раздельном "от-мечании" праздников). "Ярые враги" должны иметь очень ясный свод правил, учитывающий минимальные контакты между бывшими супругами, насколько это возможно. "Отличные товарищи" способны договариваться даже во время процедуры развода. Но в любом случае стиль контактов и новый набор правил должны быть четко сформулированы.

ПОСЛЕДСТВИЯ РАЗВОДА ДЛЯ МУЖЧИН, ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ

Раньше (в частности, в социологии США) считалось, что женщина

переживает развод тяжелее мужчины (материальные трудности, поиски работы, воспитание детей, ограниченные возможности создать семью и т. д.). С 1980-х годов психологи пришли к выводу, что мужчине

брачный союз нужен более, чем женщине. Его неудовлетворенность

одиночеством еще более острая и длительная.

Возможности вступления в повторный брак у мужчин выше, но немало разведенных не могут найти новую спутницу жизни (около 50% разведенных мужчин в СССР не вступали в повторные браки). После развода бюджет мужчины резко сокращается. Моральный ущерб - пос-¦

Скрытое эмоциональное отвержение состоит в том, что родители, сами себе не признаваясь в этом, тяготятся сыном или дочерью, хотя гонят от себя подобную мысль, возмущаются, если кто-либо укажет им на это. Родители могут даже внешне проявлять утрированные знаки внимания, однако ребенок чувствует недостаток искреннего эмоционального тепла.

Эмоциональное отвержение тяжело сказывается на лабильной, сенситивной и астеноневротической акцентуациях, усиливая черты этих типов. При сочетании эмоционального отвержения с гипопротекцией лабильные подростки ищут эмоциональных контактов в уличных компаниях - в итоге на лабильное ядро могут наслоиться черты неустойчивости.

Условия жестоких взаимоотношений. Обычно сочетаются с эмоциональным отвержением. Жестокое отношение может проявляться как открыто - расправами над ребенком, так и полным пренебрежением интересами ребенка, когда он вынужден рассчитывать только на себя, не надеясь на поддержку взрослых.

Жестокие отношения могут существовать в закрытых учебных заведениях (тирания вожаков), если работа воспитателей отличается формализмом.

Воспитание в условиях жестоких взаимоотношений способствует усилению черт эпилептоидной акцентуации и развитию этих же черт на основе конформной акцентуации.

Условия повышенной моральной ответственности. В этом случае родители питают большие надежды в отношении будущего своего ребенка, нередко рассчитывая, что он воплотит в жизнь их собственные несбыточные мечты. В другом случае условия повышенной моральной ответственности создаются, когда на малолетнего подростка возлагаются недетские заботы о благополучии младших и беспомощных членов семьи (Сухарева Г. Е., 1959).

Личко отмечает, что большинство подростков обнаруживают достаточную устойчивость к повышенным родительским ожиданиям или возложенных на них трудных обязанностей. Исключение составляет

психастеническая акцентуация, черты которой заостряются в условиях повышенной моральной ответственности, приводя к психопатическому развитию или неврозу.

Противоречивое воспитание. В одной семье каждый из родителей, а тем более бабушки и дедушки могут придерживаться неодинаковых воспитательных стилей. Например, может быть эмоциональное отвержение со стороны родителей и потворствующая гиперпротекция со стороны бабушки.

Воспитание вне семьи. Личко отмечает, что само по себе воспитание вне семьи может быть полезным в подростковом возрасте, поскольку жизнь среди сверстников способствует развитию самостоятельности, выработке навыков социальной адаптации.

Отрицательными психогенными факторами являются, по мнению автора, недостатки в работе воспитательных учреждений: сочетание строгого режима, граничащего с гиперпротекцией, при формализме в его соблюдении, приводящей к реальной безнадзорности, влияний наиболее испорченных в нравственном отношении подростков, жестоких взаимоотношений между воспитанниками, а также недостаток эмоционального тепла со стороны воспитателей.

А. И. Захаров отзывается отрицательно о замене матери "группой воспитывающих лиц" в яслях, детских садах и т. д. (в настоящее время нередко - нанятых частным образом лиц для обслуживания ребенка). По наблюдениям автора, это приводит к невротизации детей.

Жизнестойкость детей

Личко заключает, что воспитание в гармоничной семье, дополненное и корригируемое общественным воспитанием, остается лучшим для становления личности, особенно в младшем и среднем подростковом возрасте.

Крайг приводит в пример исследования, посвященные успешной социализации детей, детство которых проходило в крайне тяжелых условиях (бедность, жизнь в трущобах, войны и т. д.). К сожалению, авторы, занимавшиеся изучением становления "жизнестойкихдетей", смешивают в одно совершенно различные в психологическом и "со-циализационном" плане факторы - трудное детство из-за материальных, бытовых лишений (пример, приводимый Крайг, - детство при длительной болезни отца, неграмотность матери, бедность из-за высокой иждивенческой нагрузки родителей при семерых детях) и от-

клонения в семьях из-за личностных особенностей близких людей - алкоголизм родителей, жестокость взрослых: унижения, побои. Ещб Янош Корчак, наблюдая поведение детей в летнем лагере для бедных, отметил, что эти дети (и их семьи. - А. Т.) делятся на две группы - нормально воспитанных детей и детей-беспризорников, агрессивных и жестоких. По сути, бедность не является фатально негативным фактором, важна нравственная атмосфера в семье, человеческий потенциал родителей (или опекунов).

Крайг отмечает, что наблюдения за сотнями жизнестойких детей,

подвергавшихся в детстве тяжелым жизненным испытаниям и добивающихся успеха в жизни, показали, что у них есть пять общих качеств:

1. Они социально компетентны и чувствуют себя непринужденно

как в обществе своих сверстников, так и среди взрослых. Последние

часто дают им такие характеристики: приветливы, умеют расположить!

к себе, стремятся учиться у старших.

2. Уверены в себе, трудности только подзадоривают их, непредвиденные ситуации их не смущают.

3. Часто эти дети независимы. Они живут своим умом и хотя прислушиваются к советам взрослых, но не попадают при этом под их влияние.

4. Они обычно устанавливают несколько устойчивых, придающих

им чувство защищенности контактов с другими людьми (Pines, 1984;

Rutter, 1984). Это могут быть отношения как со сверстниками, так и с

учителем, тетей, соседом.

5. Наконец, эти дети стремятся к достижениям. Они видят, что мо

гут добиться многого и изменить те условия, которые их окружают.

В этом подходе наблюдается упор на активность самого ребенка ("устанавливают", "уверены", "независимы"). Лишь в пункте 4 содержится намек на значительную роль заботящихся о них взрослых. Весьма вероятно, что жизнестойкие дети к тому же обладают природными данными, благоприятными при адаптации в любых условиях (например, сильным подвижным типом нервной системы, сангвиническим или флегматическим типом темперамента, гипертимным типом акцентуации).

В России примером жизнестойких детей является целое поколение послевоенных подростков и молодых людей, многие из которых осиротели и практически все жили в сложных экономических и жилищный условиях. Люди, прошедшие в детском и подростковом возрасте через трудности (наличие мачехи, детство в военные годы, работа на заводе ot..

подросткового возраста), склонны подчеркивать свои заслуги в успешной адаптации. Они говорят: "Все зависит от человека", имея в виду себя. Однако налицо влияние макроусловий (патриотического настроя в обществе, определенных идеалов, цельности идеологии, пропагандируемой средствами массовой информации "Все для фронта, все для победы", организации жизни и учебы в вечерней школе, которая помогала успешной адаптации детей и вопреки сложным семейным условиям: сиротству, бедности). Наибольшее влияние на становление личности оказывали близкие люди (по терминологии Е. С. Кузьмина, "микросреда"), так как все макровоздействия (идеологические, духовные, культурные) преломляются через микроусловия - ближайшее социальное окружение, обычно семью, значимых взрослых.

Эмми Вернер и ее коллеги провели исследование, длившееся более 30 лет, в котором приняли участие жизнестойкие дети, жившие на гавайском острове Кауаи. Из 201 ребенка, отнесенного исследователями к группе риска из-за тех неблагоприятных условий, которые складывались у каждого из них дома, 72 с возрастом превратились в компетентных, отзывчивых людей, умеющих справляться с трудностями взрослой жизни. Среди факторов, способствовавших жизнестойкости этих детей, существенно выделялась поддержка со стороны семьи, учителей и других взрослых, бравших на себя функции родителей. Что особенно важно, в жизни этих детей был по крайней мере один человек, одаривавший их безусловной любовью (Werner, 1989a).

Наши наблюдения над детьми из неблагополучных семей в приюте (центре для несовершеннолетних) показывают, что:

во-первых, ребенку для успешного развития и чувства безопасности важно сознавать, что хотя бы один взрослый человек всегда предан ему (безусловная любовь котя бы одного взрослого);

во-вторых, для успешной социализации и дальнейшей социальной адаптации в жизни этот взрослый (социализатор) должен сам быть успешно адаптированным. Например, любящая бабушка, впадающая в запои и находящаяся в конфликте с соседями и работодателем, не может быть агентом успешной социализации ребенка. То же можно сказать об отце, вышедшем из тюрьмы и "не вставшем на ноги", чья адаптация в обществе затруднена (обычно жизнь связана с пьяными компаниями и дебошами). Проблематична также опека некоторых взрослых одиноких женщин, не достигших психологической зрелости (по Адлеру, в трех сферах - работе, дружбе и любви);

в-третьих, для успешной социализации ребенка у него должно быть позитивное отношение к родителям.

К сожалению, в современном российском обществе при воспитании детей все чаще эти условия отсутствуют:

а) встречаются дети, у которых нет ни одного любящего взрослого:

например, семья без отца, мать отвергла ребенка, старший брат сам

десоциализирован (алкоголизм, тюремное заключение);

б) у ребенка есть родственник, который его любит и беспокоится о

нем, но сам он социально дезадаптирован.

В обоих случаях социализация ребенка проходит с искажениями: безнадзорность, временами отсутствие элементарного ухода и питания, перед его лицом неуспешная модель поведения - конфликты взрослых с соседями и между собой, нетрезвость родственников, отсутствие отца или отец с крайне дезадаптированными формами поведения (в тюрьме, алкоголизм).

СТИЛИ РОДИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ

В настоящее время наиболее популярна классификация стилей родительского поведения Дианы Бомринд, которой следуют многие авторы (Реан А. А., 1999; КрайгГ., 2001; Человек от рождения до смерти, 2001). Крайг Г. составила достаточно полную классификацию стилей родительского поведения, состоящую из 4 стилей на основе исследований Д. Бомринд (1975), Маккоби и Мартин (1983). Ангоры базировались на фиксации двух факторов воздействия на ребенка в семье - родительского контроля и родительской теплоты.

Понятие "родительский контроль" имеет отношение к степени выраженности у родителей запретительных тенденций, выражающееся в требованиях подчинения правилам, выполнения детьми своих обязанностей. Контроль - это попытка влиять на деятельность ребенка.

Родительская теплота указывает на то, в какой степени родители проявляют любовь и одобрение, выражающееся в похвалах, поддержке ребенка или, наоборот, в какой степени они критикуют, наказывают его.

Выделяемые авторами стили поведения варьируют на основе соотношения данных параметров (степени контроля и теплоты).

Авторитетный стиль родительского поведения - образ действия родителей, отличающийся твердым контролем за детьми и в то же вре-

мя поощрением общения и обсуждения в кругу семьи правил поведения, установленных для ребенка. Решения и действия родителей не кажутся произвольными или несправедливыми для детей, и потому они легко соглашаются с ними. Таким образом, высокий уровень контроля сочетается с теплыми отношениями в семье. Бомринд отмечала, что дети превосходно адаптированы, уверены в себе, у них развит самоконтроль и социальные навыки, они хорошо учатся в школе и обладают высокой самооценкой.

Авторитарный стиль родительского поведения характеризуется высоким уровнем контроля, холодными отношениями с детьми. Родители закрыты для постоянного общения с детьми; устанавливают жесткие требования и правила, не допускают их обсуждения; позволяют детям лишь в незначительной степени быть независимыми от них. Дети, как правило, замкнуты, боязливы или угрюмы, непритязательны и раздражительны. Девочки в период подросткового и юношеского возраста обычно остаются пассивными и зависимыми; мальчики могуг стать неуправляемыми и агрессивными.

Либеральный стиль (низкий уровень контроля, теплые отношения) - образ действия родителей, отличающийся почти полным отсутствием контроля за детьми при добрых, сердечных отношениях с ними. По мнению Бомринд (Baumrind D., 1975), многие либеральные родители так увлекаются демонстрацией "безусловной любви", что перестают выполнять непосредственно родительские функции, в частности, устанавливать запреты для своих детей. Дети либеральных родителей склонны потакать своим слабостям, импульсивны и нередко не умеют вести себя на людях. В некоторых случаях они становятся активными, решительными и творческими людьми (Baumrind D., 1975; Watson G., 1957).

Индифферентный стиль родительского поведения по Маккоби и Мартин, отличается низТсим контролем за поведением детей и отсутствием теплоты и сердечности в отношениях с ними. Родители, которым свойственен индифферентный стиль поведения, не устанавливают ограничений для своих детей либо вследствие недостатка интереса и внимания к детям, либо вследствие того, что тяготы повседневной жизни не оставляют им времени и сил на воспитание детей. Если безразличие родителей сочетается с враждебностью (как у отвергающих родителей), ребенка ничто не удерживает оттого, чтобы дать волю своим самым разрушительным импульсам и проявить склонность к де-линквентному поведению (Maccobi, Martin, 1983).

Данные о преимуществе авторитетного стиля над другими были подтверждены многими иследователями в 1980-е годы (Buri, Louiselle,

Misukanis, Mueller, 1988; Dornbush, Ritter, Leiderman, Roberts, Fraleigh,1987).

При этом обычно родительский стиль сопоставлялся с поведением

детей в младшем и старшем подростковом возрасте и с их успеваемос

тью в школе. Интересно было бы сопоставить семейную составляю

щую с дальнейшей жизненной адаптацией и успешностью жизни по

взрослевших детей из этих семей (возможно, результаты были бы не

сколько иными). "в

Бомринд отмечала, что в полных семьях родители придерживаются так называемого традиционного стиля, выполняя роли, закрепленные традицией за мужчиной и женщиной. При этом муж (отец) может придерживаться авторитарного стиля, а мать быть более заботливой и разрешающей (Baumrind, 1989).

Данные по родительским стилям имеют обобщенный характер как стиль родителей в целом. Однако рассмотрения стилей воспитания самих по себе - теоретический взгляд, не учитывающий множественность наличия в семье всех ухаживающих за ребенком лиц.

Следует учитывать не только стиль воспитания, присущий родителям, но и то, кто является основным воспитателем-социализатором, посвящающим ребенку больше времени. Несмотря на нуклеарность семьи, уход за ребенком во многих семьях осуществляют другие родственники - бабушки, дедушки, реже - более отдаленные родственники - тетка матери (двоюродная бабушка), прабабушка. Поэтому несмотря на отвергающий стиль родителей - доминирующую гипо-опеку, ребенок во многом формируется под влиянием заботливого, с мелочной опекой, отношения старой женщины-бабушки.

Об этом писали отечественные психиатры. Так, помнениюА. И. Захарова, рассматривая преобладающий тип родительскою влияния на ребенка, мы должны учитывать, что эффективность этого влияния во многом зависит от того, кто из членов семьи доминирует и как он доминирует, а также от значимости влияния какого-либо члена семьи на ребенка, сопряженного с большей привязанностью его к этому члену семьи. Распределение отношения эмоциональной заботы у 99 матерей по частоте следующие: принятие типа опеки - 43, гиперопеки - 32, просто принятие - 18, непринятие (отчужденность) - 6. У отцов из 90 человек: просто принятие - 13, непринятие -23, принятие типа опеки - 22, гиперопеки - 2.

Обычно подчеркивается важность единства родительских подходов к ребенку. Однако некоторые авторы рассматривают различие отношения к одному и тому же проступку ребенка как позитивное явление: если отец накажет, то мать пожалеет, если оба родители строги, то ба-

бушка смягчит обстановку (Белов В. И.). Отмечается также нежелательность негативных санкций обоих родителей по любым поводам, приберегание карающей роли отца для особо существенных ситуаций, так как в противном случае, если по любому поводу на ребенка накидываются и мать, и отец, ему очень тяжело (Макаренко А. С, 1981).

Крайг пишет о том, что методы приучения детей к дисциплине менялись так же, как и другие аспекты культуры. В течение 1950-х и в начале 1960-х годов в литературе, посвященной воспитанию детей, встречались предостережения против применения строгих, парализующих волю детей дисциплинарных мер; родителей пугали тем, что они подавляют эмоции своих детей и превращают их в тревожных, подавленных, невротичных людей. В педагогической же литературе 1970-х и 1980-х годов, напротив, указывалось на то, что детям необходим определенный внешний социальный контроль, последовательность и твердость в требованиях родителей, для того чтобы дети могли чувствовать себя спокойно и уверенно. Сейчас уже можно сделать вывод, что в 1990-е годы сохраняется тенденция к более жесткому родительскому контролю. Конечно, потребность детей в любви и одобрении также признается в руководствах по воспитанию детей (Perry, Bussey, 1984).

Росс Кемпбелл в книге "Как по-настоящему любить своего ребенка" подчеркивал значение таких взаимоотношений с детьми, которые он называет "безраздельным вниманием". "Безраздельное внимание к ребенку означает пристальное, неделимое внимание к нему, которое позволяет ему с полной уверенностью ощутить себя любимым, почувствовать, что за ним признают его право на безраздельное наше внимание, наше признание и безоговорочное уважение. Короче говоря, безраздельное внимание позволяет ребенку почувствовать, что он самый важный человек на свете для своих родителей" (Кемпбелл Р., 1995, с. 65).

Безраздельное внимание, по мнению автора - это не то внимание, которое уделяют ребенку, если позволяет время; это острая потребность каждого ребенка. Что такое безраздельное внимание, с точки зрения детей? "Я один на один с мамой (или папой)". "Она (он) полностью в моем распоряжении". Смысл безраздельного внимания в том, чтобы дать ребенку почувствовать нечто похожее" (Кемпбелл Р., 1995, с. 71). Автор уверен, что мнение ребенка о самом себе и его взаимоотношения с окружающим миром зависят от того, как эта его потребность удов^ летворяется. Не получая безраздельного внимания, ребенок чувствует постоянное беспокойство, потому что ему кажется, что все остальное в мире гораздо важнее его самого. Ребенок утрачивает чувство безопас-

ности, при этом замедляется его эмоциональное и психическое развитие. Такие дети обычно более замкнуты и имеют трудности в общении со сверстниками. Им непросто справляться с конфликтом, и обычно реагируют на него они неудачно. Они полностью зависят от учителя или других взрослых, с которыми контактируют. Некоторые дети, особенно девочки, ведут себя противоположным образом: они разговорчивы, подвижны, эффектны, и обычно воспитатели и учителя младших классов считают их не по годам развитыми и зрелыми. Однако с возрастом их поведение не меняется и становится неадекватным, обычно в 3-5-х классах их считают несносными как учителя, так и сверстники. Но даже в этом возрасте безраздельное внимание, особенно со стороны отцов, может значительно уменьшить беспокойство ребенка и облегчить его адаптацию в процессе взросления. По мнению Кемпбелл, найти время для того, чтобы, ни на что не отвлекаясь, побыть наедине с ребенком, - самый сложный аспект в воспитании в наше время, однако именно умение справиться с этой проблемой отличает хороших родителей от всех прочих, родителей, готовых на жертвы, наиболее заботливых, которые правильно расставили свои приоритеты.

И. С. Кон указывает, что вместо абстрактного противопоставления "благополучных" и "неблагополучных" семей социологи и криминологи различают семьи с разным воспитательным потенциалом. Г. М. Миньковский выделяет по этому признаку 10 типов семьи.

1. Воспитательно-сильные - составляют, по данным автора, 15-

20%, воспитательная обстановка близка к оптимальной. '

2. Воспитательно-устойчивые - 35-40% выборки. Создают в це

лом благоприятные возможности для воспитания, а возникающие в

семье трудности преодолеваются с помощью других социальных ин

ститутов, прежде всего школы.,

3. Воспитательно-неустойчивые- 10% выборки. Характерна не

правильная педагогическая позиция родителей (например, гиперопека и т. п.), которая тем не менее выравнивается благодаря сравнительно высокому общему воспитательному потенциалу семьи.

4. Воспитательно-слабые с утратой контакта с детьми и контроля

над ними; 15-20% выборки объединяет семьи, где родители по разным причинам (плохое здоровье, перегруженность работой, недостаток образования или педагогической кул муры) не в состоянии правильно воспитывать детей, утратили контроль за их поведением и интересами, уступив свое влияние обществу сверстников.

Остальные типы (10-15% выборки) являются с социально-педагогической точки зрения отрицательными, а то и криминогенными:

5. Воспитательно-слабые с постоянно конфликтной атмосферой.

6. Воспитательно-слабые с агрессивно-негативной атмосферой.

7. Маргинальные: с алкогольной, сексуальной деморализацией и т. д.

8. Правонарушительские.

9. Преступные.

10. Психически отягощенные (цит. по: Кон И. С, 1989).

Родителям в настоящее время советуют:

1. Культивировать в семье атмосферу теплоты, заботы и взаимной

поддержки. Счастливые дети обнаруживают большую зрелость, у них

лучше развит самоконтроль и просоциальное поведение.

2. Сосредоточить усилия на поддержке желательного поведения,

а не на искоренении нежелательного. Подавать детям пример, поддерживать и вознаграждать просоциальное поведение детей (заботу о других, помощь, сочувствие и т. д.).

3. Предъявлять детям разумные требования и настаивать на их выполнении. Ясно давать понять детям, чего от них ждут, и быть последовательными.

4. Избегать неоправданного применения силы и угроз для контроля над поведением детей.

5. Помогать ребенку научиться владеть собой и развить чувство контроля над обстоятельствами.

6. Использовать объяснение и убеждение для того, чтобы помочь

детям понять правила поведения в обществе.

СОЦИАЛИЗАЦИЯ В СЕМЬЕ

И ТВОРЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ЛИЧНОСТИ

Социализацию рассматривают как процесс становления личности и субъекта деятельности. В этом смысле значимым является вопрос о роли институтов социализации в становлении субъекта деятельности. Как известно, семья является основным институтом социализации.

В нашем исследовании профессионального и творческого становления архитекторов на выборке из 517 человек рассматривались институты социализации личности (Андреева Т. В., 1989). Выяснилось, что 57,6% опрошенных архитекторов указывают, что на выбор профессионального самоопределения оказала роль семья, еще у 7,6% - дру-

гие родственники. Часть из них (35,3%) отмечают, что родители активно старались пробудить интерес к живописи, архитектуре, фотографии. В таких семьях было принято совместно с детьми посещать выставки графики, живописи, заниматься фотографией, макетированием и т. д., а также помогать советом в выборе кружков, художественных школ. 22,4% архитекторов указывают на то, что родители направляли развитие их навыков в рисовании, но в самих семьях не было атмосферы интереса к искусству. Причем "направляющая активность" семьи в отношении развития способностей ребенка в этом случае частично превосходит таковую в остальных семьях. Активность родителей носит отчасти императивный характер.

Роль учителей общеобразовательных и художественных школ оказалась незначительна - 12%. Большее влияние (самим фактом развития художественных склонностей) оказали внешкольные детские организации - художественные студии (у 36%), школы (у 20%) и подготовительные курсы при вузе (у 47%).

В рамках этого исследования ставилась задача соотнесения условий развития ребенка и его творческих результатов во взрослом возрасте. Как правило, соотносятся только факторы и результаты на сравнительно коротком отрезке жизненного пути - например, младенчество и первый класс школы. Нами рассматривался (на выборке из 237 человек) отрезок пути от детства (обычно 4-5 лет) до профессиональной зрелости.

Стратегия исследования заключалась в выделении с помощью кластерного анализа типов направленности и активности личности взрослых архитекторов (проектировщиков, научных сотрудников, реставраторов, педагогов в детских кружках и т. д.). Типология производилась на мужской и женской подвыборке раздельно с помощью кластеризации ценностей-целей. У мужчин было выделено пять типов направленности личности:

1) на творчество;

2) на познание;

3) на работу;

4) гармонический тип;

5) свободолюбиво-гедонистический тип.

Ретроспективно, с помощью биографического метода у представителей выявленных типов направленности изучалось влияние расширенного круга семьи, роль школы, внешкольных учреждений и сверстников на их становление как личности и субъекта деятельности. Фиксировались, в частности, все кружки и секции, в которых человек

занимался с дошкольного возраста, а также ДПШ, спецшколы и студии. Был введен показатель "число направлений развития" как обобщенный индекс различных видов обучения с детства до окончания школы. Опрошенные сильно отличались по числу направлений развития - от 1 до 6 направлений. Влияние родителей сказывалось как в количестве направлений, так и в том возрасте, когда ребенок начинал заниматься спортом, иностранным языком, рисованием в организованном порядке (в детском учреждении или с репетитором). В одних семьях принято приводить детей в детские образовательные учреждения в очень раннем возрасте "по воле родителей", собственно, не спрашивая согласия самого ребенка и не учитывая его желаний и способностей. В других семьях дети сами выбирали направления развития в основном в младшем подростковом возрасте или даже позже, что больше соответствовало уже их проявившимся склонностям. Между этими крайностями располагались все семьи, различающиеся по векторам "сроки начала организованного обучения" и "соотношение инициативы родителей и детей в развитии детей".

На Западе в 1980-е годы было введено понятие "тепличные дети".

"Тепличное восп итание было определено как "деятельность взрослых, принуждающая ребенка приобретать знания, которые обычно приобретаются детьми на более поздних стадиях развития"" (Sigel, 1987, р. 212).

Детей с младенчества учили чтению, с 1,5-2 лет - японскому языку, игре на скрипке. Г. Доман, автор ряда книг типа "Как научить вашего младенца читать", считал, что систематическое стимулирование и регулярные занятия с самого раннего возраста ускоряют развитие мозга ребенка. В дальнейшем оказалось, что, несмотря на то, что 3-4-летние дети научаются читать на уровне школьников 2-3-го класса, на успешность обучения в школе эти успехи влияния не оказывают, отмечен даже отрицательный эффект в виде отвращения к познанию (цит. по: Крайг Г., 2002). >

В СССР в 1980-е годы также был популярен лозунг "Плавать раньше, чем ходить", а чуть позже - "Читать раньше, чем говорить". И хотя плавание и закаливание играло свою положительную роль, каких-то особых результатов на дальнейшую жизнь молодых людей (которым сейчас около 20 лет) это не оказало. С конца 1990-х годов в России тенденция раннего развития детей усилилась благодаря коммерциализации детских образовательных учреждений (обучение дошкольников - важная статья доходов) и уменьшению детности практически до одного ребенка в семье (при суженном воспроизводстве населения на одного ребенка приходится больше взрослых опекунов).

Другие авторы отмечали, что матери, которые всю жизнь посвящают детям, занимаясь с ними, не достигают каких-то особых результатов. И наоборот, работающие матери чаще оказывают вдохновляющее творческое воздействие на ребенка (чаще, если это дочь) своим примером.

Исследование взрослых людей (25-40 лет) с помощью биографического метода позволило сопоставить направленность личности (интересов и сфер активности) с особенностями становления в детстве и школьном возрасте и с ролью семьи (в частности, с числом направлений в развитии ребенка).

Тип направленности на творчество

Ведущие ценности - творчество, работа, любовь, познание; дифференцирующие - творчество и познание; отвергаемые - семья, материальная обеспеченность, равенство. Представители этого типа происходили в основном из семей ученых, проектировщиков (то есть творческой интеллигенции).

С детства мальчики проявляли склонность к изобразительному искусству (рисованию, лепке, моделированию). Влияние семьи было развивающим, а не направляющим. Это подразумевало совместные с родителями интересы, -занятия, лаже посещение работы родителей (например, проектной мастерской). Однако не отмечалось организован* ного взрослыми раннего образования вне семьи; детские кружки и секции представители данного типа начинали посещать не ранее 10-11 лет. Не было также большой разносторонности в развитии. Как правило, у мальчиков за весь дошкольно-школьный период наблюдалось два направления: рисование и спорт. Характерна очень основательная специальная подготовка к рисунку: кроме кружков по рисованию большинство посещало еще и художественные школы, меньшинство училось рисовать непосредственно у родителей и закончило подготовительные курсы при вузе.

Характерен самостоятельный, осознанный выбор профессии, после выбора между рядом других (физикой, биологией, историей).

Для женщин с направленностью на творчество характерен полностью самостоятельный (без контролирующего влияния родителей) выбор профессии под влиянием сестры, подруг, преподавателей художественной школы и тернистый путь в вуз. У части женщин с творческой направленностью были творческие эмансипированные матери, кото-

рые в течение подросткового возраста своих дочерей постоянно сами совершенствовались в профессии. Возможно, как и по данным Текэкс, на творческое становление женщин и на российской выборке большое влияние оказывает пример успешной и увлеченной своей профессией матери.

На стадии ранней взрослости (в нашей выборке 28-40 лет) представители типа направленности на творчество отличались большой творческой активностью и эффективностью (победы на международных конкурсах, проектирование частных домов). Мужчины этого типа отличались эмоциональной стабильностью в сочетании с мягкостью, утонченностью.

Тип направленности интересов на познание (на мужской подвыборке)

Ведущие ценности - свобода, познание, самостоятельность, равенство. Особенность - снижены ценности интересной работы, творчества и семьи.

Представители этого типа выросли в основном в семьях инженерно-технических работников (отцы). Матери, как правило, имели гуманитарные профессии (филологи, учителя). Мужчины с направленностью на познание в детстве получили очень серьезное разностороннее образование: их учили музыке, иностранным языкам, рисованию, шахматам и т. д. Обычно каждый из представителей типа развивался в двух-четырех направлениях, как правило достаточно престижных. Начало занятиям в этих кружках было положено родителями в дошкольном возрасте. Часто, по признанию опрошенных, они занимались в кружках и спецшколах без особого интереса и успеха. В дальнейшем была очень серьезная подготовка по рисунку - все учились в художественных школах и на подготовительных курсах при вузе. Профессиональное самоопределение осуществлялось под воздействием следующего: поиск специальности, в которой пригодились бы изобразительные склонности, а также советы родителей (в основном матерей) и некоторых взрослых знакомых, рациональные соображения о вероятности поступления в вуз. Характерна неопределенность планов в старших классов, вмешательство хорошо информированных о профессии архитектора матерей, которое часто осуществлялось в императивной форме.

Общим для представителей типа направленности на познание являются невысокие ранги при распределении на выпускном курсе вуза, неблестяще выполненные дипломные работы (в среднем на "хорошо"). В дальнейшем представители типа занимались либо научно-исследовательской деятельностью, либо планировкой городов.

Из личностных черт характерны - самодостаточность, необщительность (холодность аффекта), настороженность, несколько сниженный уровень ответственности.

Спецификой этого типа можно считать наиболее разностороннее для выборки мужчин развитие, серьезную подготовку в детстве, направляющее влияние матерей, пассивность и неопределенность планов при выборе профессии, среднюю успешность при обучении профессии, во взрослом возрасте - переход к деятельности, подразумевающей меньшую непосредственную ответственность (для сравнения: научные исследования, а не ответственность за строительство здания).

Тип направленности на работу

Ведущие ценности типа - "интересная работа", "творчество", "друзья", "равенство", "познание". Представители типа выросли в различных по профессиональному и образовательному уровню семьях (рабочие, инженеры, военные и т. д.). Представителей той же профессии (архитекторов) среди старших родственников не было, лишь у небольшой части кто-нибудь из родителей имел отношение к изобразительному искусству (например, мать-декоратор или отец-дизайнер). Слабое направляющее (в образовательном отношении) влияние родителей, предоставление свободы в выборе занятий. Родители не вовлекали ребенка во все новые и новые кружки (не обучали ни игре на музыкальных инструментах, ни языкам). При этом семьи были стабильные, ощущается нравственное влияние семьи. Направление всего развития в виде дополнительного обучения будущие архитекторы этого типа выбирали в основном самостоятельно под влиянием своих интересов в несколько более старшем, чем архитекторы других типов направленности, возрасте (с 10-12 лет, а не с 5-6 лет). Общая для всех направленность интересов в детстве и юности - изобразительное искусство, все они обучались рисованию, как правило, 2 года и более в кружках и студиях (меньшинство - в художественных школах). Вторая общая черта в развитии - занятия спортом, причем выбор видов спорта и секций также осуществлялся свободно (вне влияния родите-

лей): волейбол, легкая атлетика, туризм, шахматы, велоспорт, авиамоделирование (то есть те виды спорта, которыми не обязательно заниматься с дошкольного возраста, а человек может сам прийти в секцию в 12 лет и достичь успехов).

Профессиональное самоопределение осуществлялось тремя путями:

1) под влиянием интересов семьи, в которой была атмосфера интереса к искусству, причем выбор осуществлялся самостоятельно, воздействие родителей непрямое (развивающее, а не команд

ное), в виде ненавязчивых советов;

2) у части мужчин-архитекторов с направленностью на работу при

чина выбора профессии - интерес и способности к рисованию,

пример брата или сестры, товарищей в выборе художественных

студий и вуза;

3) иногда полностью самостоятельный выбор - по справочникам

учебных заведений.

Отмечается наиболее тернистый, непрямой путь в профессию, меньшинство шло по пути школа-вуз, в основном профессиональное становление шло по пути: школа - архитектурный техникум (или факультет строительного вуза) - служба в армии - вечернее отделение строительного факультета (одновременно с работой в проектной организации). Подготовка к моменту поступления в вуз и его окончания очень высокая (по данным экзаменационных оценок при поступлении в вуз, рангов при распределении и оценок за дипломные проекты не ниже, чем у творческого типа и выше познавательного). На нее потребовалось большее количество лет, чем у представителей других типов.

После окончания института представители типа направленности на работу успешно трудятся в проектных институтах по основному профилю своей специальности, о чем свидетельствует рост в должности и проектирование по месту работы (не уходят в частные заказы и конкурсы, как представители творческого типа, или в науку, как архитекторы типа направленности на познание).

Можно сделать вывод, что представители направленности на работу - первое поколение творческой интеллигенции, с наиболее самостоятельным развитием, которое не было ранним и разносторонним,

и с наиболее трудным профессиональным путем, с большим жизненным опытом. Роль семьи в этом случае заключается в формировании

цельной волевой личности, воспитание осуществлялось без мелочной

опеки и подсказки.

Особенности личности, отличающие этот тип направленности от других, - высокая ответственность, добросовестность при несколько сниженной эмоциональной стабильности, высокая обучаемость, абстрактность мышления.

Гармонический тип направленности личности

Этот тип во многом представляет собой как бы усредненный тип архитектора - по ценностной структуре и личностным свойствам. Ценностная структура такая - "любовь", "семья", "творчество", "интересная работа", "друзья".

При анализе формирования архитекторов этого типа направленности специфика усредненности проявляется как смешение различных форм развития и путей в профессию.

Разнообразие начинается с семьи: профессии родителей будущих архитекторов этого типа в основном не имеют отношения к изобразительному искусству (рабочие, военнослужащие и т. д.), но есть и представители 2-3 поколений архитекторов или дизайнеров. Только часть представителей типа имели возможность получить азы художественного воспитания в семье, большинство же искали свой путь самостоятельно, исходя из своих способностей, иногда по примеру сестер и братьев. Дополнительная подготовка по будущей специальности не очень сильная, только около половины посещали кружки изобразительного творчества, из них совсем незначительная часть - художественные школы. Примерно у половины из числа представителей типа в школьные годы не было никакой специальной подготовки; часть из них уже после 15 лет училась в архитектурном техникуме или на подготовительных курсах при вузе. Внешкольная подготовка по другим направлениям неосновательна.

Тип можно трактовать как смешанный по признаку путей формирования интересов в детстве и юности.

Свободолюбиво-гедонистический тип

направленности личности

Ведущие ценности - "свобода", "творчество", "любовь". Статистически значимо повышенная роль ценностей "удовольствия", "материально обеспеченная жизнь". Все представители этого типа - выходцы

из интеллигентных семей (в основном родители - инженеры, архитекторы). Большинство имело родственников - художников или архитекторов (как правило - отца, деда или дядю). Примерно у половины представителей типа на формирование интересов и склонностей повлияли родители (архитекторы или художники) у части - другие родственники- художники, которые прививали навыки изобразительного мастерства (например, техники живописи маслом). Разнообразие в развитии небольшое. У половины - художественные школы, у других - домашняя подготовка по рисунку с родителями-профессионалами и подготовительные курсы при вузе. Кроме художественной подготовки - несистематические занятия в каких-либо кружках и студиях (не более одного направления - музыка, гимнастика). У части представителей - только одно направление образования (изобразительное искусство). Планы на будущее - с 11-16 лет - профессия художника, либо неопределенные планы о специальности, связанной с изобразительным искусством. Выбор профессии - как правило, в старших классах под влиянием советов родителей, родственников, которые реалистично оценивали способности сына, или под влиянием многократных неудач с поступлением в художественное заведение.

В целом характерно сильное влияние на профессиональное самоопределение родственников, выбор сделан под влиянием обстоятельств. Характерная черта этого типа - "путь наименьшего сопротивления"; на основе генезиса представителей этого типа его можно охарактеризовать как "несостоявшихся художников".

Интересно, что у тех представителей типа, которых опрашивали в студенческие годы, в 20-летнем возрасте зафиксированы ведущие ориентации на 10-летнюю перспективу - наличие друзей, чуть ниже оценивалось создание семьи, ценности "интересная работа", "популярность", "повышение образования" уступают дружбе и любви, а "достижение высоких результатов в творчестве" уступает всем предыдущим. Через 10 лет ведущие ценности (друзья, семья) сохраняются, и возрастет ценность работы. То есть это тип личности, сформированный в художественной среде, второе поколение творческой интеллигенции, с ориентацией больше на интимные человеческие ценности, без стремления к достижениям и славе.

Таким образом, наиболее продуктивными во взрослом возрасте оказались люди, чье детство проходило в семьях, предоставлявших им атмосферу поддержки и возможность самостоятельного выбора собственного пути (которое осуществлялось детьми с 10-12 лет, а не с 5). Раннее многостороннее развитие привело к формированию лю-

дей с направленностью на познание и некоторым уходом от реальных проблем (у мужчин) и к преобладанию семейно-бытовых интересов (у женщин) с отвержением ценности творчества у тех и других. При этом опрошенные взрослые архитекторы-мужчины, чье детство было отмечено ранним многосторонним развитием (по инициативе матерей) вспоминали, что оно было им не совсем по душе и не очень успешно.

Итак, раннее многостороннее развитие, несмотря на видимые первоначальные результаты (чтение в 2-3 года, игра на скрипке в 4 года), чревато негативными последствиями:

¦ у некоторых детей уже в 2-летнем возрасте отмечается отвращение ко всему, что напоминает учебные пособия;

¦ у детей, вынужденных в течение долгого времени заниматься зубрежкой, не остается времени на исследование окружающего их

мира, общение с другими детьми и окружающими взрослыми; самые очевидные вещи остаются для них загадкой (одна восьмилетняя девочка спросила про мурлыкающую кошку: "Почему она хрипит?");

¦ чрезмерное внимание, уделяемое когнитивному развитию, отодвигает на второй план социальное развитие и развитие личности ребенка. Дети могут стать неуверенными в себе, излишне

зависимыми от родителей; некоторые становятся излишне тревожными вследствие завышенных ожиданий со стороны родителей (Крайг Г., 2002);

¦ страдает и нравственное развитие ребенка, так как у некоторых

развивается неукротимая жажда достижений (честолюбивый

тип, по Лесгафту П. Ф.) в ущерб человеческим отношениям (социальному интересу, по Адлеру А.); жизненная доминанта смещается от построения дружеских, товарищеских отношений с

людьми на то, чтобы превзойти, достичь, быть лучшим;

¦ нарушается эмоциональное развитие ребенка, так как не хватает времени для игр, угасает интерес к неформальному общению;

¦ как ни странно, страдает и собственно когнитивное развитие, поскольку несмотря на то, что дети помнят наизусть сложные определения и умеют бегло читать, они могут не иметь элементарных представлений о физическом мире (Крайг Г., 2002).

В России наблюдается феномен образованного некультурного ребенка, когда ребенок, учась в двух спецшколах (например, в школе с двумя иностранными языками и в музыкальной, куда его постоянно перевозит занятый только этим член семьи - обычно бабушка), вое-

питывающийся в материально обеспеченной семье, в которой ему ни в чем не отказывают, по-настоящему интересуется лишь жвачкой, компьютерными играми и праздным досугом с подростками противоположного пола. Истинный интерес к тому, чему его учат, и мировой культуре вообще (музыке, литературе, истории, технике и т. д.) у него отсутствует.

Главное же, что взрослый человек, с детства "перекормленный" насильственно введенными в него знаниями, даже впечатлениями от экскурсий, если это не синхронизировано с его развивающимися постепенно потребностями, оказывается равнодушным к освоению нового, красоте архитектуры, природы, дальнейшему познанию, становится как бы "закрытым" для развития.

На творческий потенциал взрослого человека раннее многостороннее обучение, идущее от активных родителей и не синхронизированное с его собственным развитием и интересами, оказывает скорее негативный эффект. Став взрослыми, такие люди склонны избегать деятельности, связанной с принятием на себя ответственности и со стрессами, и заниматься более "кабинетной" работой: теоретическими разработками и т. д. Женщины же с ранним разносторонним образованием избегают совмещения профессиональных и семейных ролей, предпочитая семью. Люди, у которых ценность творчества или интересной работы стоят в числе лидирующих в ценностной иерархии, и способные противостоять неприятным факторам в своей профессии без разочарований, в детстве не подвергались своими родителями систематическому стимулированию умственного развития и регулярным занятиям не только с самого раннего, но и вообще с дошкольного возраста. Регулярное внесемейное и внешкольное обучение начиналось у них не ранее 10 лет по их свободному выбору (Андреева Т. В., 1989, 1996).

Сигель, проанализировав результаты раннего образования детей на отрезке "младенчество - начало обучения в школе", в качестве альтернативы "тепличному воспитанию" предложил родителям обеспечить детям обогащенную среду и социальную поддержку, так, чтобы у детей была возможность делать самостоятельный выбор и развивать когнитивные способности в своем индивидуальном темпе (Sigel I., 1987). Независимо проведенные в то же время (1986-1989) исследования в России показали сходные результаты: обогащенная культурная среда и ненавязчивая поддержка семьи способствуют устойчивым достижениям в творчестве в зрелом возрасте.

Литература

Адлер А. Наука жить. Перевод с англ. и немецкого. Киев: Port-Royal, 1997.

Андреева Г. М. Социальная психология. М., 1996.

Андреева Т. В. О мотивации трудовой деятельности архитекторов (опыт лонгитюдиналь-ного исследования) //Психолого-педагогические проблемы мотивации учебной и трудовой деятельности. Новосибирск, 1985.

Андреева Т. В. Социально-психологические факторы формирования направленности личности в процессе творческого становления (на примере архитекторов). Дис.... канд. психол. наук. Л., 1989.

Андреева Т. В. Биографический метод в исследовании творческого становления личности //Теоретические и прикладные вопросы психологии. Вып. 2. Ч. 2. СПб., 1996.

Андреева Т. В. Самореализация личности представителей творческих профессий: половые различия //Психологические проблемы самореализации личности. Вып. 2 / Под ред. А. А. Реана, Л. А. Коростылевой. СПб.: СПбГУ, 1998. С. 203-216.

Байярд Р. Т., БайярдД. Ваш беспокойный подросток. М.: Просвещение, 1991.

Белов В. Лад. Очерки о народной эстетике. М.: Молодая гвардия, 1982.

Берне Р. Развитие концепции. Я и воспитание. М., 1986.

Бойко В. В., Оганян К. М., Копытенкова О. И. Социально защищенные и незащищенные семьи в изменяющейся России. СПб., 1999.

Варга А. Я. Системная семейная психотерапия. Курс лекций. СПб.: Речь, 2001.

Воспитание детей в неполной семье. Пере иод с чешского / Общая ред. Н. М. Ершовой М.: Прогресс, 1980.

Вдовиченко А. А. О типах акцентуации характера у делинквентных подростков // Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. Л., 1976. С. 23-24.

Грановская Р. М., Крижанская Ю. С. Творчество и преодоление стереотипов.СПб.: OMS, 1994.

Захаров А. И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. Л.: Медицина, 1982.

Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия. СПб.: Лсииздат, 2000.

Иванов Е. С. О некоторых закономерностях патологического формирования личности детей и подростков // Всесоюзн. конф. по организации некрологической и психиатрической помощи детям. М., 1980. С. 118.

Каган В. Е. Воспитателю о сексологии. М.: Псллтгика, 1991.

Кааринен К, Фурман Д. Е. Верующие, атеисты и прочие // Вопросы философии. 1997. №6.

Квинн В. Прикладная психология. СПб., 2000.

Кемпбелл Р. Как по-настоящему любить своего ребенка / Пер. с англ. СПб.: Мирт, 1995.

Кон И. С. Социология личности. М.: Изд-во молитич. литературы, 1967.

Кон И. С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989.

Корчак Я. Как любить ребенка: Книга о воспитании / Пер. с польск. М.: Политиздат, 1990.

Крайг Г. Психология развития. М.; СПб.: Питер, 2002.

Куликов Л. В. Психология настроения. СПб., 1997.

Лесгафт П. Ф. Семейное воспитание ребенка и его значение. М.: Педагогика, 1991.

Макаренко А. С. Книга для родителей. Л.. Лениздат, 1981.

Новикова Л. Г. Основные характеристики динамики населения // СоцИС: социологические исследования. 1998. № 9.

Островская Л. Ф. Педагогические ситуации в семейном воспитании дошкольников. М.: Просвещение, 1990.

ПанковаЛ. М. Воспитание внуков. СПб.: Питер, 1998.

Психоло! ия. Учебник/Под ред. А. А. Крылова. М.; Проспект, 1999.

Психолсч ия подростка. Психологическая энциклопедия / Под ред. А. А. Реана. СПб.: Праим-Еврознак; М.: Олма-Пресс, 2003.

РеанА. А. Психология изучения личное: и. СПб., 1999.

РеанА.А., КоломинскийЯ. Л. Социальная гк- шгогическая психология. СПб.: Питер, 1999.

Реан А. А., Кудашев А. Р., Баранов А. А. Психология адаптации личности. СПб.: Медицинская пресса, 2002.

Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст. Проблемы становления личности / Пер. с немецкого. М.: Мир, 1994.

Ричардсон Р. Силы семейных уз. СПб.: Акцидент; Ленато, 1994.

Сидоренко Е. В. Психологическое знание о личности // Психология: итоги и перспективы. Тез. научно-практ. конф. 28-31 окт. 1996 / Под общей ред. А. А. Крылова. СПб., 1996.

Соколова В. Я., Юзефович Г. Я. Отцы и дети в меняющемся мире. М.: Просвещение, 1991.

Тимощенко Л. Н. Воспитание старшеклассниц. М.: Просвещение, 1983.

Цукерманис Л., Аугустинавичюте А. Вопросы пола и психогигиена семейной жизни / Культура семейных отношений. М.: Знание, 1980.

Шахматов Н. Ф. Психическое старение: счастливое и болезненное. М.: Медицина, 1996.

Эйдемиллер Э. Г. Тактика семейной психотерапии при психопатиях и психопатоподоб-ных расстройствах подросткового возраста // Семейная психотерапия при нервных и психических заболеваниях. Л., 1978.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Психологическая корреляция делинквентного поведения у подростков с отклонениями характера. Исследование механизмов и эффективности психотерапии при нервно-психических заболеваниях. Л., 1982. С. 115- 119.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Питер, 2000.

Ainsworth M. D. Infancy in Uganda: Infant care and the growth of love. Baltimore Johns Hopkins University Press, 1967.

Bornstein, M. H. (Ed.). Maternal responsiveness: Characteristics and consequences. San Francisco: Jossey-Bass, 1989.

Clarke-Stewart K. A. And daddy makes three: The father's impact in mother and young child. Child Development, 49, 466-478.

Heifer, R. The relationship between lack of bonging and child aduse and neglect. In Round Table on Maternal Attachment and Nurturing Disorder (Vol. 2). Ney Brunshwick, NJ: Johnson & Johnson, 1982.

Mead G. H. Mead self and society. Chicago, 1934.

Palkomtz, R- Father's birth attendance .early contact and extended contact with their newborns: A critical review: Child Development, 56,1985. 392-406.

Parke R. D. Perceptions of father-infant interaction. In J. Osofsky (Ed), Handbook of Infant development. New York: Wiley, 1979.

Pederson,F., et al. Infant development in father-absent families//Journal of Genetic Psychology, 135,1979.51-61.

Sigell. Does hothousing rob children of their childhood? Early Childhood Research Quarterly, 2,211-225.

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ПСИХОЛОГИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ. ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ

Рассмотрены актуальные проблемы психологии семейных отношений. Освещены вопросы половых различий применительно к семье, проблема выбора брачного партнера, супружеская адаптация в молодой семье, удовлетворенность и совместимость в браке, социально-демографические проблемы, общение в семье.

Программа дисциплины составлена в соответствии с требованиями к минимуму содержания и уровню подготовки Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования выпускника по специальности 020400 - Психология (утвержден Госкомвузом РФ 11.07.96) и Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования бакалавра по направлению 521000 - Психология (утвержден Госкомвузом РФ 31.12.93).

Приведены содержание дисциплины с вопросами лля самопроверки после каждого раздела, темы семинарских занятий и список основной и дополнительной литературы.

Настоящая программа составлена в соответствии с требованиями к минумуму содержания и уровню подготовки Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования выпускника по специальности 020400 - 11сихология (утвержден Госкомвузом РФ 11.07.96) и Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования бакалавра по направлению 521000 - Психология (утвержден Госкомвузом РФ 31.12.93).

Дисциплина "психология семейных отношений" изучается в 8-м семестре и является одной из важнейших дисциплин гуманитарного цикла при подготовке специалистов и бакалавров в области психологии.

Цель преподавания дисциплины - обучение определения причин и способов разрешения семейных проблем. Задачи курса

1. Ознакомление студентов с основными проблемами современной семьи, с тенденциями развития семейно-брачных отношений.

2. Обзор методов изучения супружеских отношений.

3. Обучение приемам определения причин и разрешения супружеских конфликтов.

В результате изучения материалов курса студенты должны:

- приобрести знания о проблемах в области современных семей

но-брачных отношений,

- знать основные отечественные и зарубежные работы по психологии, социологии семьи, а также психологического консультирования супружеских пар;

- научиться самостоятельному анализу и коррекции семейно-брачных проблем;

- владеть разнообразными методиками исследования супружеских

отношений.

Изучение "Психологии семейных отношений" базируется на знаниях, полученных при изучении следующих дисциплин: "Общая психология", "Социальная психология", "Сексология", "Психология развития".

Общий объем курса для специалистов (бакалавров) - 30 часов. Он включает в себя аудиторные занятия. Аудиторные занятия для специалистов - 30 часов (из которых лекции - 20 часов, практические занятия - 10 часов).

На лекциях освещаются наиболее трудные вопросы курса. Чтобы овладеть знаниями в области дефектологии, студенты должны большое внимание уделять самостоятельной работе с рекомендуемой литературой, как основной, так и дополнительной, а также с изданиями периодической печати.

Форма отчетности - экзамен.

Содержание дисциплины

Раздел 1. Семья и брак (основные понятия)

1.1. Определение брака и семьи.

1.2. Функции семьи. Классификация семей по их структуре: семья нуклеарная, пополненная, смешанная, семья родителя-

одиночки. Особенности семей разного состава.

1.3. Жизненный цикл семьи. Стадии развития семьи по различным классификациям. Сложности, возникающие на разных

стадиях. Изменения в семье: позитивные и негативные, нормальные и ненормальные, неожиданные и ожидаемые, их влияние на супружеские отношения.

1.4. Семейные легенды. Понятие семейных легенд и мифов, их

роль в семейных отношениях. Связи семейных легенд с куль-

туральными мифами, со сведениями средств массовой ин

формации. Примеры семейных легенд.

1.5. Семейные правила. Понятие семейных правил, их роль в

жизни семьи. Правила открытые и скрытые.

Вопросы для самопроверки

1. Стадии развития семейных отношений.

2. Роль семейных легенд в поддержании "устойчивого состояния" семейных отношений.

3. Открытые и скрытые семейные правила.

4. Изменения в жизни членов семьи и их роль в возникновении

семейных кризисов.

Раздел 2. Проблема половых различий и семейные отношения

2.1. Понятия полового диморфизма и дипсихизма. Концепция В. А. Геодакяна о женском и мужском как наследственности

и изменчивости в развитии вида. Теория психологической

андрогинии. Достоверные, сомнительные и неподтвержденные исследования между полами по данным Э. Маккоби и

К. Джеклин. Данные лаборатории Б. Г. Ананьева о половых

различиях в познавательной сфере и в стрессовой ситуации.

2.2. Социально-психологические различия мужчин и женщин.

Половые различия в ценностях и жизненных фазах. Различия в социальной реализации потенциала, в отношении к

интимности и автономии, в ориентациях на оценку окружающих. Различия в стилях общения между мужьями и жена

ми.

2.3. Потребности мужей и жен в браке, их различия, связь с удовлетворенностью браком. Сравнение данных американских

исследований (У. Харли) и отечестненных исследований

(Т. В. Андреева, 1999). Возрастные различия в потребностях

в браке.

Вопросы для самопроверки

1. Факты, подтверждающие теорию В. А. Геодакяна о половом

диморфизме.

2. Половые различия в познавательной и эмоциональной сферах.

1. 3. Социально-психологические различия между мужчинами и

женщинами.

4. Различия в потребностях мужей и жен в браке.

Раздел 3. Подготовка к семейной жизни.

3.1. Половая социализация и подготовка к браку. Понятие поло

вой социализации. Психологические механизмы половой социализации и формирования половой идентичности: теории идентификации, половой типизации, самокатегоризации.

Проблема полового воспитания.

3.2. Проблема адекватных брачно-семейных представлений юно

шей и девушек. Предбрачные представления молодежи по

исследованиям социологов, "пигмалионизм" в межличностном восприятии юношей и девушек. Проблема формирования эталонов мужественности и женственности. Основные

направления деятельности по подготовке к семейной жизни. Понятие "способности к браку".

3.3. Выбор супруга и факторы риска при вступлении в брак. Проблема неадекватности выбора брачного партнера, его факторы. Теории выбора брачного партнера. Благоприятные и

негативные факторы для будущих супружеских отношений.

Вопросы для самопроверки

1. Теории формирования половой идентичности.

2. Особенности предбрачных представлений молодежи.

3. Факторы риска при вступлении в брак.

Раздел 4. Проблемы любви и брака

4.1. Сексуальность, любовь и брак. Типы мотивации сексуального поведения. Типология чувств по античным представлениям. Типология любви по исследованиям американских психологов. Гипотезы о механизмах зарождения любовных переживаний и природы любовной страсти (психологические модели Д. Теннов, Бершайда и Уостера, Д. Делиса, О. Вейнингера).

Мотивация вступления в брак. Типы брачных мотивов. Механизм "эмоциональной идентификации с семьей" как фактор, укрепляющий брак.

Вопросы для самопроверки

1. Типология любовных переживаний по античным представ

лениям.

2. Типология чувств по исследованиям Д. Ли.

3. Мотивация брака и ее влияние на удовлетворенность супружескими отношениями.

Раздел 5. Проблемы молодой семьи

5.1. Классификация семей по жизненному циклу. Периодизация

семейной жизни и трудности в отношениях на разных ее стадиях. Понятие "идеализация партнера".

5.2. Понятие адаптации и интеграции в семье. Адаптация материально-бытовая, нравственно-психологическая и интимно-

личностная. Цели супружеского союза и супружеское благополучие. Конфликты в молодой семье и их связь с

правилами в родительских семьях.

5.3. Проблема распределения ролей в семье. Основные виды супружеских ролей: традиционные, товарищеские и партнерские (по Киркпатрику К.). Согласованность мнений супругов по различным аспектам семейной жизни (профессиональной занятости женщины, проведении досуга и др.), их влияние на удовлетворенность браком. Период жизни молодой семьи, связанный с рождением ребенка-первенца, и его особенности. Вопросы для самопроверки

1. Семейные трудности, связанные с различными стадиями существования семьи.

2. Виды супружеской адаптации.

3. Классификация супружеских ролей.

Раздел 6. Удовлетворенность браком и супружеская совместимость

6.1. Удовлетворенность браком. Понятие удовлетворенности бра-

ком и его стабильности. Характеристики, влияющие на удовлетворенность браком.

6.2. Супружеская совместимость. Аспекты (уровни) супружеской

совместимости. Результаты конкретных исследований, соотнесенные с уровнями совместимости. Понятие компле-ментарности и гомогамии применительно ксупружеской совместимости. Становление личности в родительской семье и супружеская совместимость. Позиция ребенка в родительской семье и ее влияние на различные сферы жизни (в том числе на построение семейных отношений). Зрелость личности и построение семейных отношений. Вопросы для самопроверки

1. Факторы, влияющие на удовлетворенность браком. I!

2. Супружеская совместимость и ее уровни.

1. 3. Совместимость по характеристикам темперамента.

4. Совместимость на социальном уровне (понятие гомогамии).

5. Становление личности и совместимость в браке.

6. Позиция ребенка в семье и ее влияние на совместимость в

браке. Раздел 7. Проблемы семейного общения

7.1. Возможности позитивного общения в семье. Принципы бе

зобвинительного общения. Коррекция семейных проблем

при "дисбалансе объективных обстоятельств".

7.2. Трудности общения в семье. Типы семейных конфликтов и

их причины. Закон многоуровневой круговой каузальности

и различные аспекты межличностных отношений. Отличия

счастливых и несчастливых семей по данным американских

исследований.

Вопросы для самопроверки

1. Принципы безобвинительного общения.

2. Причины семейных конфликтов и их типы.

3. Закон многоуровневой каузальной атрибуции.

Раздел 8. Разрушение брака и семьи

8.1. Проблема ревности и супружеских измен. Понятие ревности и ее типы. Ревность и фазы развития любовных отношений. Особенности мужской и женской ревности.

8.2. Внебрачные связи. Отношение к супружеским изменам по

данным опросов. Отношение к изменам и реальное поведение граждан. Мотивы вступления во внебрачные связи. Различия в мотивировках измен у мужчин и женщин. Супружеские измены и их связь с неудовлетворенностью в браке.

8.3. Проблема разводов и повторного брака. Разводы: факторы

экономического, культурного, религиозного и политического характера. Причины разводов по данным отечественных

психологов. Статистика разводимости. Период жизненного

цикла семьи и опасность развода. Периодизация послераз-

водного процесса. Типы взаимоотношений разведенных супругов по данным американских авторов. Понятие бинук-

леарной семьи и правила в ней. Последствия разводов для

детей, мужчин и женщин. Статистика повторных браков и

данные о них.

Вопросы для самопроверки 1. Типы ревности.

2. Причины и мотивы внебрачных связей.

3. Развод: последствия для детей, мужчин и женщин.

Раздел 9. Социально-демографические проблемы семьи

9.1. Воспроизводство населения. Типы воспроизводства населения.

Демографическая ситуация в стране за период с 1970-х годов

до настоящего времени. Понятие коэффициента естественного прироста и его значения в 1990-е годы.

9.2. Репродуктивные установки. Понятия прокреационной и ре

продуктивной потребности. Потребность в детях как духовная потребность зрелой личности. Понятия протогенети-

ческого и интергенетического интервалов. Показатели

репродуктивных установок: идеальное число детей, желаемое

число детей, ожидаемое число детей, "подобающее число де

тей". Степень удовлетворенности потребности в детях и факторы, ее обусловливающие.

9.4. Факторы, влияющие на репродуктивные установки. Внешние

и внутренние факторы, влияющие на РУ. Позитивная и негативная мотивация репродуктивных установок.

9.5. Репродуктивные установки и семейные отношения. Совпадение репродуктивных ориентации мужей и жен. Исследование связи числа детей в семье и удовлетворенности бра

ком. Семья как малая группа и влияние числа детей в семье

на их воспитание. Позиция ребенка в семье по порядку рождения и особенности его личностных характеристик.

Вопросы для самопроверки

1. Понятие репродуктивной установки.

2. Факторы, влияющие на репродуктивные установки.

3. Позиция ребенка в семье и ее влияние на особенности воспи-

тания.

Темы семинарских занятий

1. Проблемы любви и брака.

2. Выбор супруга и факторы риска при вступлении в брак.

3. Проблемы молодой семьи.

4. Распределение ролей в семье.

5. Совместимость супругов в браке.

6. Супружеские конфликты и их разрешение.

7. Проблемы ревности и супружеских измен.

8. Потребность в детях и проблемы воспроизводства населения.

1. Основная литература

Андреева Т. В. Социальная психология семейных отношений. СПб.: СПбГУ, 1998. Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988. Сысенко В. А. Устойчивость брака: проблемы, факторы, условия. М., 1981. Харли У. Законы семейной жизни. М., 1992.

Дополнительная литература

Адлер А. Наука жить. Киев, 1997.

Алешина Ю. Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. М., 1994.

Алешина Ю. Е. Удовлетворенность браком и межличностное восприятие в супружеских парах с различным стажем совместной жизни: Дис. ...канд. Психол. Наук. М., 1985.

Алешина Ю. Е. Цикл развития семьи: исследование и проблемы // Вестник Моск. Унта. Сер. 14. Психология. 1987. № 2.

Андреева Т. В., Бакулина Ю. А. Представления молодых супругов (с ребенком-первенцем) о распределении семейных ролей и удовлетворенность браком // Психология: итоги и перспективы: Тез. конф. СПб., 1996.

Ароне К. Развод: крах или новая жизнь? М., 1995.

Вейнингер О. Пол и характер. М., 1991.

Витек К. Проблемы супружеского благополучия. М., 1988.

ГолодС. И. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. Л., 1984.

Дементьева И. Ф. Первые годы брака. Проблемы становления молодой семьи. М., 1991.

Добрынина О. А. Проблема формирования благоприятного социально-психологического климата семьи: Дис.... канд. психол. наук. М., 1993.

Каган В. ?. Воспитателю о сексологии. М., 1991.

Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1988.

Лофас Ж., Сова Д. Повторный брак: дети и родители. СПб., 1996.

НикитинаЛ. А. Наши уроки. СПб., 1992.

Обозов Н. Н. Мужчина женщина. СПб., 1995.

Обозов Н. Н., ОбозоваА. Н. Факторы устойчивости брака//Семья и личность. М., 1979.

ОбозоваА. Н. Супружеская совместимость - фактор устойчивости брака//Личность в системе общественных отношений. Ч. 4. М., 1983.

Ричардсон Р. Силы семейных уз. СПб., 1994.

Скиннер Р., КлиизД. Семья и как в ней уцелеть. М., 1995.

Сысенко В. А. Супружеские конфликты. М., 1989.

Трапезникова Т. М. Этика и психология семейных отношений. Л., 1988.

Фотеева Е. В. Семья в современном буржуазном мире. М., 1988.

Фромм Э. Искусство любить. М., 1990.

ХарчевА. Г., Мацковский М. С. Современная семья и ее проблемы. М., 1978.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. Л., 1990.

Юркевич Н. Г. Советская семья: функции и условия стабильности. Минск, 1970.

ЯффеМ., ФенвикЭ. Секс в жизни женщины. М., 1991.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Тест-опросник удовлетворенности браком (В. В. Сталин, Т. Л. Романова, Г. П. Бутенко)

Тест предназначен для экспресс-диагностики степени удовлетворенности-неудовлетворенности браком. Опросник представляет собой одномерную шкалу, состоящую из 24 утверждений, относящихся к различным сферам: восприятия себя и партнера, мнения, оценки, установки и т. д. Каждому утверждению соответствуют три варианта ответа: а - верно; б - трудно сказать; в - неверно. Испытуемым предлагается внимательно прочитать каждое утверждение и выбрать один из вариантов ответа. При выбранном испытуемым варианте ответа (а, б или в) начисляется определенное количество баллон (2; 1; 0). Далее подсчитывается суммарный балл по всем ответам.

Высокий балл говорит об удовлетворенности браком.

0-16 баллов - абсолютно неблагополучные;

17-22 - неблагополучные;

23-26 - скорее неблагополучные;

27-29 - переходные;

30-32 - скорее благополучные;

33- 38 - благополучные;

39- 48 - абсолютно благополучные.

Данная методика не только констатирует картину существующих супружеских отношений, но и дает возможность понимания субъективного мира, исследуемого во всей его сложности.

Текст методики

1. Когда люди живут близко, как это происходит в семейной жизни,

они неизбежно теряют взаимопонимание и остроту восприятия другого человека:

а) верно; б) не уверен;

в) неверно.

2. Ваши супружеские отношения приносят вам:

а) скорее беспокойство и страдания;

б) затрудняюсь ответить;

в) скорее радость и удовлетворение. i

3. Родственники и друзья оценивают ваш брак:

а) как удавшийся;

б) нечто среднее;

в) как неудавшийся. "

4. Если бы Вы могли, то:

а) Вы бы многое изменили в характере Вашего супруга; ,

б) трудно сказать;

в) Вы бы не стали ничего менять.

5. Одна из проблем современного брака в том, что все "приедается", в том числе и сексуальные отношения:

а) верно; б) трудно сказать;

в) неверно.

6. Когда Вы сравниваете Вашу семейную жизнь с семейной жизнью Ваших друзей и знакомых, Вам кажется:

а) что Вы несчастнее других;

б) трудно сказать;

в) что Вы счастливее других.

7. Жизнь без семьи, близкого человека - слишком дорогая цена за

полную самостоятельность:

а) верно; б) трудно сказать;

в) неверно.

8. Вы считаете, что без Вас жизнь Вашего супруга была бы непол

ноценной:

а) да, считаю;

б) трудно сказать;

в) нет, не считаю.

9. Большинство людей в какой-то мере обманываются в своих ожи

даниях относительно брака:

а) верно;

б) трудно сказать;

в) неверно.

10. Только множество различных обстоятельств мешает подумать

Вам о разводе:

а) верно; б) не могу сказать;

в) неверно.

11. Если бы вернулось время, когда Вы вступали в брак, то Вашим

мужем мог бы стать:

а) кто угодно, только не теперешний супруг;

б) трудно сказать;

в) возможно, что именно теперешний супруг.

12. Вы гордитесь, что такой человек, как Ваш супруг, - рядом с Вами:

а) верно;

б) трудно сказать;

в) неверно.

13. К сожалению, недостатки Вашего супруга часто перевешивают

его достоинства:

а) верно; б) затрудняюсь ответить;

в) неверно.

14. Основные помехи для счастливой супружеской жизни кроются:

а) скорее всего, в характере Вашего супруга;

б) трудно сказать;

в) скорее в Вас самих.

15. Чувства, с которыми Вы вступали в брак:

а) усилились;

б) трудно сказать;

в)ослабли

16. Брак притупляет творческие возможности человека:

а) верно;

б) трудно сказать;

в) неверно.

17. Можно сказать, что Ваш супруг обладает такими достоинства

ми, которые компенсируют его недостатки:

а) согласен;

б) нечто среднее;

в) нет, не согласен.

18. К сожалению, в Вашем браке не все обстоит благополучно с

эмоциональной поддержкой друг друга:

а) верно;

б) трудно сказать;

в) неверно.

19. Вам кажется, что Ваш супруг часто делает глупости, говорит

невпопад, неуместно шутит:

а) верно; б) трудно сказать;

в) неверно.

20. Жизнь в семье, как Вам кажется, не зависит от Вашей воли:

а) верно;

б) трудно сказать;

в) неверно.

21. Ваши семейные отношения не внесли в жизнь того порядка и

организованности, которых Вы ожидали:

а) верно; б) трудно сказать;

в) неверно.

22. Не правы те, кто считает, что именно в семье человек меньше

всего может рассчитывать на уважение:

а) согласен;

б) трудно сказать;

в) не согласен.

23. Как правило, общество Вашего супруга доставляет Вам удовольствие:

а) верно;

б) трудно сказать;

в) неверно.

24. По правде сказать, в Вашей супружеской жизни нет и не было

ни одного светлого момента:

а) верно; б) трудно сказать;

в) неверно.

Обработка данных

Ключ: 1в, 2в, За, 4в, 5в, 6в, 7а, 8а, 9в, Юв, 11,12а, 13в, 14в, 15а, 16в, 17а, 18в, 19в, 20в, 21 в, 22а, 23а, 24в.

Насчитывается два балла при совпадении с ключом; один балл - при выборе варианта б.

Источник: Столин В. В. и др. Опросник удовлетворенности браком // Вестник Московского университета. Психология. 1984. № 2.

Тест на уровень удовлетворенности браком

Текст методики

1. Как изменилось Ваше чувство к жене (мужу) за время семейной

жизни? Предполагается, что в начале брака чувства позитивны друг к

другу):

а) усилилось;

б) осталось прежним;

в) уменьшилось;

г) исчезло.

2. Если бы можно было вернуть прошлое, то Вы:

а) не женились бы - не выходили бы замуж совсем;

б) выбрали бы совсем другого человека;

в) отдали бы предпочтение человеку, похожему на Вашу супругу

(на Вашего супруга);

г) выбрали бы опять своего супруга.

3. Можно ли сказать, что у Вас дружная семья:

а) нет; б) скорее нет, чем да;

в) скорее да, чем нет;

г) да. 4. Можно ли сказать, что Вы всегда согласны с женой (мужем) в

оценке большинства Ваших друзей:

а) да; б) скорее да, чем нет;

в) скорее нет, чем да; .

г) нет. 5. Как часто Вы соглашаетесь с женой (мужем) в том, какие отношения поддерживать с Вашими или ее (его) родственниками:

а) никогда не соглашаемся;

б) довольно редко соглашаемся;

в) достаточно часто соглашаемся;

г) всегда.

6. Бывали ли у Вас конфликты, имевшие серьезные и длительные

последствия для семьи (уход одного из супругов и т. д.):

а) никогда;

б) 1 раз; в) 2 раза;

г) 3 раза и более.

7. Как часто Вы бываете недовольны тем, как Ваша жена (муж) выполняет свои домашние обязанности:

а) никогда;

б) редко; в) часто;

г) всегда доволен(льна).

8. Как часто Вы не соглашаетесь друг с другом, когда и на что тратить деньги:

а) всегда;

б) достаточно часто;

в) довольно редко;

г) никогда не соглашаемся.

9. Как часто Вы "действуете друг другу на нервы" дома:

а) никогда;

б) достаточно редко;

в)довольно часто;

г) всегда.

10. Часто ли Вам не хочется возвращаться домой после работы:

а) почти каждый день;

б) достаточно часто;

в) довольно редко;

г) такого практически не бывает.

11. Как Вы оцениваете количество времени, которое Вы проводите

вместе с женой (мужем):

а) слишком много;

б) больше, чем хотелось бы;

в) меньше, чем хотелось бы;

г) слишком мало.

12. Появляются ли у Вас когда-нибудь мысли о разводе:

а) никогда;

б) довольно редко;

в) достаточно часто;

г) постоянно.

13. Можно ли сказать, что Вы чувствуете себя дома спокойно, уютно:

а) нет; б) скорее нет, чем да;

в) скорее да, чем нет;

г) да.

14. Часто ли Вы проявляете нежность, ласку по отношению к жене

(мужу): а) постоянно; N ¦¦>

б) довольно часто;

в) достаточно редко;

г) никогда.

15. Часто ли Ваша жена (муж) проявляет нежность, ласку по отношению к Вам:

а) никогда;

б) достаточно редко;

в)довольно часто;

г) постоянно.

16. Хочется ли Вам уехать куда-нибудь одному (одной) на какое-то

время:

а) нет; - б) достаточно редко;

в) довольно часто;

г) постоянно.

17. Как Вы оцениваете свой брак:

а) неудачный;

б) скорее неудачный, чем удачный;

в) скорее удачный, чем неудачный;

; г) удачный.

Обработка данных

При суммировании ответов варианту а приписывается 0, б - 1, в - 2, г- 3. В вопросах№№ 1,4,6, 8,9, 12, 14, 16 баллы приписываются в обратном порядке. Уровень удовлетворен мости варьирует от 0 до 51 (средний балл по выборке 60 испытуемых в возрасте от 21 до 54 лет составил 29).

Источник: ГозманЛ. Я., Алешина Ю. Е., Еремичева О. О. Методологические программы и методики исследований брака и семьи. М., 1986. С. 18-21.

Тест на супружескую совместимость

Тест опубликован А. Добровичем. Позволяет определить характерологический аспект совместимости. Его целесообразно рекомендовать старшеклассникам на факультативных занятиях, а еще лучше - в качестве домашнего задания. В последнем случае можно не сомневаться, что найдется немало желающих узнать, как совмещаются характеры в их складывающейся паре.

Текст методики

Обработка данных

Высказывания Ответ, баллы

Верно По-разному Неверно 1. Для меня легче спросить дорогу у прохожего, чем искать ее на схеме 2 1 0 2. Люблю выбирать и покупать цветы 2 1 0 3. Я стараюсь заводить знакомства, которые могут принести практическую пользу 2 1 0 4. По-моему, лучше действовать, чем размышлять 2 1 0 5. Меня раздражает неряшливый почерк или небрежно выполненная работа 2 1 0 6. По-моему, лучше смена горестей и радостей, чем однообразная жизнь 2 1 0 7. Думаю, нет такого, о чем нельзя было бы рассказать близкому человеку 2 1 0 8. Считаю, что если у человека есть доброта и такт, значит, есть самое главное 2 1 0 9. Мне нравится подшутить над тем, кто кажется не очень умным 2 1 0 10. Люблю лыжные прогулки (или заплывы летом) на достаточно длинную дистанцию 2 1 0 11. Думаю, что человек, не умеющий солидно держаться, вряд ли наделен большим умом 2 1 0 12. По-моему, чистая совесть важнее, чем материальные выгоды 2 1 0 13. Думаю, что, если с людьми обходиться мягко, они теряют чувство ответственности 2 1 0 14. В пище мне нравятся изысканность и разнообразие 2 1 0 15. Мне важно, что обо мне думают близкие, а мнение остальных меня мало волнует 2 1 0 16. Мне нравится обсуждать прочитанную книгу, просмотренный фильм 2 1 0

Что делать порознь:

A. На отдельном листке выпишите в столбик номера высказываний от 1 до 16. Проставьте против каждого номера набранный Вами

балл.

Б. Подчеркните четные номера на Вашем листке и отдельно подсчитайте свою сумму баллов по четным высказываниям.

B. Отдельно подсчитайте свою сумму баллов по нечетным высказываниям.

Что делать вместе:

A. Сопоставьте свою сумму с аналогичной суммой невесты или супруги (жениха или супруга). Запишите разность между этими числами

в виде значения М.

Б. Точно так же сопоставьте нечетные суммы обоих. Запишите разность между ними в виде значения К.

B. Загляните в таблицу ответов и обсудите полученные результаты.

Таблица интерпретаций f

Значение М Значение К Интерпретация От 0 до 5 а) От 0 до 5 б) От 6 до 10 в) 11 и выше Вы - гармоничная пара и схожи характерами Вы - гармоничная пара и дополняете друг друга по характеру Вы - гармоничная пара, но между вами неизбежны выяснения отношений из-за различий н характерах От 6 да 10 а) От 0 до 5

б) От 6 до 10 в) 11 и выше У вас возможны определенные фудности во взаимоотношениях, но они легко преодолимы Трудности преодолимы, но лишь со временем Трудности могут принять затяжной характер 11 и выше а) От 0 до 5 б) От 6 до 10

в) 11 и выше Вы - разные люди, но умеете быстро приходить к согласию Вы - трудная пара, но внушает надежду ваша взаимодополняемость во взглядах и интересах Вы - трудная пара Цитируется по: Ковалев С. В. Подготовка старшеклассников к семейной жизни: тесты, опросники, ролевые игры. М.: Просвещение, 1991.

Методика PARI Е. Шеффера и Р. Белла (адаптация Т. В. Нещерет)

Методика PARI (parental attitude research instrument) предназначена для изучения отношения родителей (прежде всего матерей) к различным сторонам семейной жизни (семейной роли).

В методике выделены аспекты, касающиеся разных сторон жизни в семье и отношения к ребенку. Отношение к семейной роли описывается с помощью семи признаков:

¦ ограниченность интересов женщины рамками семьи и заботами

исключительно о семье;

¦ ощущение самопожертвования в роли матери;

¦ семейные конфликты;

¦ неудовлетворенность ролью хозяйки дома;

¦ "безучастность мужа", его невключенность в дела семьи;

¦ доминирование женщины;

¦ зависимость / несамостоятельность женщины.

Отношение к ребенку рассматривается как выраженность эмоциональной неустойчивости, то есть вспыльчивость, раздражительность матери.

Каждый признак измеряется с помощью пяти суждений, уравновешенных с точки зрения измеряющей способности и смыслового содержания. Методика состоит из 40 суждений, которые расположены в определенной последовательности, и отвечающий должен выразить к ним отношение в виде активного или частичного согласия или несогласия.

Каждому утверждению соответствуют четыре варианта ответа:

А - полностью согласен;

ч а - скорее согласен, чем не согласен;

j б - скорее не согласен, чем согласен; |'х

в - полностью не согласен.

Текст методики

1. Для хорошей матери дом и семья - самое важное в жизни.

2. Дети должны отдавать себе отчет в том, что родители делают для

них очень много.

3. Люди, которые думают, что в хорошей семье не может быть недо

разумений, не знают жизни.

4. Ребенок, когда повзрослеет, будет благодарить родителей за стро

гое воспитание.

5. Самое плохое для матери, занимающейся хозяйством, чувство,

что ей нелегко освободиться от своих обязанностей.

6. Если бы отцы не мешали в воспитании детей, матери бы лучше

справлялись с детьми.

7. Если бы мать не руководила домом, мужем и детьми все происходило бы менее организованно.

8. Самое трудное для молодой матери - оставаться одной в первые

годы воспитания ребенка.

9. Женщины, которые ведут беззаботную жизнь, не очень хорошие

матери. 10. Мать должна жертвовать своим счастьем ради счастья ребенка

11. Супруги должны время от времени ругаться, чтобы доказать свой

права.

12.Строгая дисциплина по отношению к ребенку развивает в нем

сильный характер.

13. Постоянное пребывание с детьми убеждает мать в том, что ее

воспитательные возможности меньше умений и способностей (могла*

бы, но...).

14. Мужья, если не хотят быть эгоистами, должны принимать участие в семейной жизни.

15. Если жена достаточно подготовлена к самостоятельному решению проблемы, то это лучше и для детей, и для мужа.

16. Нехорошо, когда мать одна преодолевает все трудности, связанные с уходом за ребенком и его воспитанием.

17. Женщина должна выбирать между домашним хозяйством и раз

влечениями.

18. Очень мало женщин получает благодарность детей за труд, затраченный на их воспитание.

19. У молодых супругов, несмотря на силу чувств, всегда есть разногласия, которые вызывают раздражение.

20. Дети, которым внушили уважение к нормам поведения, становятся хорошими, устойчивыми и уважаемыми людьми.

21. Молодые матери страдают по поводу своего заключения дома

больше, чем по какой-нибудь причине.

22. Когда мать плохо выполняет свои обязанности по отношению к

детям, это, пожалуй, значит, что отец не выполняет своих обязанностей по содержанию семьи.

23. Планировать должна только мать, так как только она знает, как

положено вести хозяйство.

24. Умная мать делает все возможное, чтобы ребенок до и после рождения находился в хороших условиях.

25. Слишком много женщин забывает о том, что их надлежащим

местом является дом.

26. Дети должны быть более заботливы и благодарны своей матери

за труд, вложенный в них.

27. В семейной жизни существует много вопросов, которые нельзя

решить путем спокойного обсуждения.

28. Большинство детей должны воспитываться более строго, чем

это происходит на самом деле.

29. Одно из плохих явлений заключается в том, что у матери, как

правило, нет свободного времени для любимых занятий.

30. Самое большое желание любой матери - быть понятой мужем.

31. Если мать руководит домом и заботится обо всем, вся семья чувствует себя хорошо.

32. Большинство женщин нуждаются в большом количестве времени для отдыха после рождения ребенка, чем им дается на самом деле.

33. Для хорошей матери достаточно общения с собственной семьей.

34. Матери жертвуют всем ради блага собственных детей.

35. Естественно, что двое людей с противоположными взглядами в

супружестве ссорятся.

36. Воспитание детей в строгой дисциплине делает их более счастливыми.

37. Молодая мать чувствует себя несчастной, потому что знает, что

многие вещи, которые ей хотелось бы иметь, для нее недоступны.

38. Немногие мужчины понимают, что матери их ребенка тоже нужна радость в жизни.

39. Выходя замуж, женщина должна отдавать себе отчет в том, что

будет вынуждена руководить семейными делами.

40. Нельзя требовать от матери слишком большого чувства ответственности по отношению к детям.

Обработка результатов

При выбранном испытуемым варианте (А; а; б; Б) начисляется определенное количество баллов (4; 3; 2; 1). Далее подсчитывается суммарный балл по всем ответам конкретной шкалы. Сумма цифровой значимости определяет выраженность признака. Так, максимальная выраженность признака- 20, минимальная - 5; 18,19,20 - высокие оценки; соответственно, 8, 7, 6, 5 - низкие.

Татьяна Владимировна Андреева

СЕМЕЙНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Учебное пособие

Главный редактор И Авидон

Заведующая редакцией 7 Тулупьева

Литературный редактор В. Родионова

Художественный редактор П Бороленец

Технический редактор Л. Васильева

Директор Л. Янковский

Лицензия ЛП № 000364 от 29.12.99. Подписано в печать 10.11.2003. Формат 60x90 '/". Усл. печ. л. 15,5. Тираж 4000 экз. Заказ № 1026.

ООО Издательство "Речь".

199004, Санкт-Петербург, ВО., 3-я линия, 6(лит. "А"), тел. (812)323-76-70, 323-90-63, info@rech.spb.ru, www.rech.spb.ru

Отпечатано с диапозитивов в ФГУП "Печатный двор" Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания

и средств массовых коммуникаций. 197110, Санкт-Петербург, Чкаловский пр., 15.

Показать полностью… https://vk.com/doc-16838268_157703333
2 Мб, 18 февраля 2013 в 15:11 - Россия, Москва, МПСУ (бывш. МПСИ), 2013 г., doc
Рекомендуемые документы в приложении