Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Студенческий документ № 055893 из МПСУ (бывш. МПСИ)

ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ

История психологии - это особая отрасль знания, имеющая собственный предмет. Его надо отличать от психологии как науки.

Психология изучает факты, механизмы и закономерности психической жизни

История психологии описывает и объясняет как эти факты и законы открывались человеку.

Веками рождались и сменяли друг друга представления о душе, сознании, поведении. История психологии воссоздает картину этой смены, выявляет от чего она зависела.

Задачи истории психологии:

1. Изучить закономерности развития знаний о психике, как одни категории и понятия преобразуются в другие: каждая экономическая формация определяет типичную для данной эпохи картину психической жизни.

2. Раскрыть взаимосвязь психологии с другими науками, от которых зависят ее достижения.

3. Выявить зависимость зарождения и восприятия знаний от запросов общества (от социокультурного влияния, идеологии и т.д.)

4. Изучить роль личности, ее индивидуального пути в становлении самой науки.

Т.о., история психологии - это логическая память науки.

Способы историко-психологического описания

* Воссоздание истории посредством характеристики научной деятельности и вклада отдельных мыслителей прошлого

o Персонифицированный принцип (концепция "великих личностей")

o "Деперсонифицированный принцип" (концепция "контекста")

* Соотнесение старого инового, прошлого и настоящего в развитии науки

o "Презентизм" (хорошо лишь то, что подтвердилось)

o "Антикваризм" (конкретный промежуток времени в развитии науки)

* Противопоставление двух каких-либо полярных точек зрения в трактовке психических явлений

o Рационализм и эмпиризм

o Целостный и элементалистский подходы

o Структурный и функциональный подходы

o И т.д. * Категориальный подход (ядро - категории, проблемы, принципы психологии)

* Рассмотрение истории психологии по школам и направлениям

o Бихевиоризм

o Фрейдизм

o Гештальт-психология и др

* Географический подход (по странам)

* Отраслевой подход (отрасли)

* Полисистемный

РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В РАМКАХ УЧЕНИЙ О ДУШЕ

1. Античная психология

Одним из центральных звеньев в эволюции древнего мира явилось формирование научного взгляда на человека, его сознание и психику. Однако античные психологические традиции возникли не на голом месте. Уже к 6 веку до н.э. греки поддерживали контакты со всеми центрами цивилизованного мира, а первые ионийские мыслители прошли обучение в Египте и Вавилонии, усвоив достижения восточной протонауки.

1.1. Зарождение психологических идей в Древней Греции

Рассматриваемый период охватывает по хронологическим рамкам относительно небольшой временной отрезок - VI в. до н.э. Однако по значимости в оформлении и развитии психологических идей он превосходит целые эпохи.

Сочинения ученых этого врмени носили, как правило, одно и то же название: "О природе". Их проблематика тоже была единой: бог, мир, животные и т.д.

Анимизм (от лат. "анима" - душа)

В родовом обществе господствовало мифологическое представление о душе. Каждая конкретная чувственно воспринимаемая вещь наделялась сверхестественными двойниками (душой - псюхе, или душами - духами).

Рассказ о "духах".

Души, духи воспринимались как "агенты", призраки, которые покидают тело человека с последним дыханием и будучи бессмертными, вечно странствуют по телам животных и растений. Такой мифологический взгляд сохранялся довольно долго.

С ростом торогово-ремесленных элементов, возникновением полисов (городов-государств), отделением ремесла от сельского хозяйства происходит развитие различных знаний (медицины, математики, астрологии...) укрепляется критический склад ума, стремление к самостоятельному логически обоснованному мнению.

В VI в д.н.э. - поворот в истории представлений о психической действительности. Возникает новое учение.

Гилозизм - учение о всеобщей одушевленности мира, в котором природа осмысливалась как единое материальное целое, наделенное жизнью.

Новые учения возникли в греческих колониях на побережье Малой Азии - в Милете и Эфесе (крупнейших торгово-промышленных и культурных центрах).

Возникли разные школы:

Милетская школа

Милетская школа: первые философские системы, где за превооснову мира берется тот или иной вид материи: Фалес - вода; Анаксимандр - неопределенное бесконечное вещество "айперон"; Анаксимен - воздух.

"Первого философа" Фалеса (625-547 гг. до н.э.) считают родоначальником европейской науки. Воззрения одного из "семи мудрецов" были тесно связаны с естествознанием. Объяснение объективного мира, по его учению, следует искать в изучении реальной действительности. Он первым в истории человечества поставил вопрос: "Что есть все?". В основу миропонимания ученый положил материальное начало - воду как основу всего сущего.

Фалес выдвинул следующие идеи: о первичности объективной реальности по отношению к нашим чувствам; о чувствах человека как первичном источнике информации об окружающем мире и его законах; о душе как движущем начале; о материальном субстрате душевных явлений; о всеобщем одушевлении материи и способности души к подвижности.

Последователь Фалеса Анаксимандр (610-547 гг. до н.э.) развил естественно научные идеи учителя. Анаксимандру принадлежит заслуга в определении отличной от материальных субстратов первоосновы объективного мира - "айперона": вечного движения, заключающего в себе противоположности. Первым в своем учении мыслитель выделил вопрос о происхождении органических видов, что сделало его античным предшественником теории дарвинизма.

Анаксимен (вторая половина VI в. до н.э.) - первым осознал, что основной принцип всех явлений сам не может быть определен. Основа всего сущего должна быть отлична от эмпирических элементов, она должна быть "другой природой", содержать при этом все противоположности и специфические качества ("бесконечное" или "безграничное").

В соответствии со своеими мировоззренческими установками Анаксимен в качестве такового принципа определил материальный элемент - воздух, его "порождения", модификации. Его уплотнением и сгущением объясняются все природные процессы. Душа человека приравнена к воздуху (пневме) и выполняет аналогичную ему роль - сдерживает тело: "Подобно тому как наша душа есть воздух, так и некий дух и воздух держат весь мир. Дух и воздух равнозначащи". Воздух, а следовательно, и душа рассматриваются мыслителем как всеобщая среда: "Из него выходит все, в него возвращается обратно все". Древний ученый "не отрицал богов", но отрицал управление ими миром, созданным независимо от них.

Пифагорейский союз

О предназначении души и ее разнообразных свойствах одним из первых заговорил Пифагор (517-497 гг. до н.э.) - не только известный математик, но и философ и психолог. Пифагор стал основателем одной из наиболее значимых в то время научных школ, которая была построена скорее по принципу тайной ложи, чем научной школы. Ее целью было формирование такой группы людей ("научной аристократии", как называл ее сам Пифагор), которая могла бы взять на себя ответственность за общество, направляя его развитие и устраняя его недостатки.

Пифагор отрицал равенство душ, считая, что равенства нет в природе вообще. Точно также его нет и среди людей, из которых одни более способные и активные, а другие менее способные и склонные к послушанию.

Вклад Пифагора и его последователей в развитие античного научного знания трудно переоценить. Среди наиболее значимых для развития психологической мысли явились их идеи: о количественной закономерности природы и ее единства, а значит и душевных проявлений; о душе как числе - "гармонии музыки", "движении сфер"; о существовании эфира, сходстве микро- и макрокосмоса, т.е. человека и окружающего его мира; о связи зачатков научного (метафизического) мышления и фантазии; об очищении и переселении душ.

Для исцеления душевных недугов пифагорейцы одними из первых применяли средства психотерапии, сами избегали отрицательных эмоций: гнева, уныния, душевной тревоги. Стремясь предотвратить болезни, они разрабатывали режимы диеты, труда и отдыха. Также одними из первых пифагорейцы разработали методику определения способностей будущих членов своей общины методом теста. Утверждая, что "не из каждого дерева можно выточать Меркурия", кандидатам сначала представлялась возможность решить трудную математическую задачу, а затем - проявить свои ораторские, волевые, познавательные и т.п. качества.

Значимым для психологического знания в эволюции пифагорейской школы является выделение медицины как науки из лечебной магии. Родоначальник анатомии врач-философ Алкмеон нашел причину болезней человека в нарушении равновесия - смещении качеств тела. Он первым открыл "две узкие дорожки", ведущие от мозга к глазным впадинам, сделав на этом основании гениальные выводы о том, что мозг - орган мышления и мыслит только человек.

В Эфесе - Гераклит (конец VI - начало V в. до н.э.) - ("темный" - из-за трудности понимания и "плачущий" - из-за мрачного взгляда на будущее). Космос представлял в виде "вечно живого огня", а душу - в виде его искорки. Гераклита называют одним из основоположников диалектики. Основанием для этого являются представления мыслителя о преходящем, изменчивом и противоречивом характере всего существующего: "Все возникает по противоположности и всею цельностью течет, как река. Вселенная конечна, и мир один".

В основе мироздания, человека и его души, по Гераклиту, лежит объективный закон - логос (разумное слово для ума и огонь для чувства).

Основной посылкой теоретических построений является тезис: "Бытие тождественно небытию". Данные идеи определили психологические воззрения ученого, суть которых сводится к следующим положениям:

- душа - единство противоположностей, сочетающее в себе влажное и огненное. Она имеет два аспекта: вещественно-материальный и психически-разумный. В вещественно-материальном аспекте душа - одна из метаморфоз огня, без которого она не существует: "Психеям смерть - стать водою, воде же смерть - стать землею; из земли же вода рождается, а из воды - психея";

- психически-разумный ("огненный", сухой) компонент - самовозрастающий логос, тесно увязывается с вещественно-материальным. Впервые после утверждения представителями милетской школы единства и неразрывной связи внешней природы и души разделяются психические и допсихические взаимопереходящие состояния в человеке. Утверждается зависмость качеств и этих состояний от физических изменений в организме: "Сухое сияние - психея мудрейшая и наилучшая", у "опьяневшего мужа психея его влажна". Тем самым высказывается идея материальной детерминации и дифференциации психики человека.

Особое место во взглядах Гераклита отводится познавательным процессам: "Всем людям свойственно познавать самих себя и мыслить". Он различает чувственное и рациональное познание, предлагает различие в органах восприятия и познавательных способностях человека: "Плохие свидетели для людей - глаза и уши тех, кто имеет грубые психеи"

Внутри психического Гераклитом разделяются ступени познания, которые опираются одна на другую: чувственное познание, понимание и мышление.

Элейская школа

Основатель элейской школы Ксенофан (580 - 490гг. до н.э.) впервые высказал мысль, что боги "созданы по образу человека" и являются измышлениями людей. Основная посылка школы - "бытие есть, небытия нет". Душа , по Ксенофану, состоит из земли и воды.

Взгляды ученого отразились в следующих идеях:

- о единстве окружающего нас мира, философская картина которого расходится с физической, что, в свою очередь, предполагает высокую степень обобщения-абстракции при анализе как материальных, так и душевных явлений. Таким образом утверждалась новая предметная область античной психологии - рациональные средства познавательных процессов;

- об уровнях сознания, культе мыслительной деятельности против физической силы. "Наша мудрость гораздо лучше силы людей и лошадей".

Учение выходца пифагорейского союза Парменида (род. 515г. до н.э.) явилось научной основой элейской школы. Согласно его миропониманию, в сущности все неизменно и "одно и то же - мысль о предмете и предмет мысли", и если принимается единое, то отрицается все остальное. Концепция "тождественного самому себе" выражала принцип егосохранения, что было очень важным для понимания психического как свойства телесной субстанции. Отсюда отвергалась возможность возникновения психических явлений "из ничего" и их исчезновения "в ничто". В поэме "О природе" - аллегорическом описании путешествия юноши к богине, открывающей истину, Парменидом высказан ряд ценных для развития психологического знания античности идей:

- о необходимости утверждения понятийно-категориального аппарата описания психических явлений. Ученым уже обоснованно применяются термины: стремление, ощущение, чувство, желание души, умозрение, познание и другие. Высказываются идеи об индивидуальности человеческой психики и иерархии потребностей человека;

- о ступенях отражения человеком объективного мира. В которых проглядываются научные подходы к объяснению познавательных процессов;

- о различных уровнях отражения психических процессов в применяемых категориях, их сущностной значимости. Так, мыслитель относит мнение к чувственному познанию, истину - к рациональному. Умозрение, по его взгляду, познается разумом, имеющим первую по отношению к чувствам роль. Главные проблемы: об отношениях бытия и небытия, бытия и мышления, могут быть решены только разумом, дающим истинное знание.

Целью своего научного творчества ученик Парменида - Зенон (ок 490-ок430 гг. до н.э.) ставил защиту и обоснование учения о едином, вечном и неизменном бытии. Зенон в более резкой форме, чем его учитель, утверждал идею иллюзорности чувственного многообразия мира (пример с падением зерна и мешка с зерном на землю: сумма нулей равна положительной величине) и приоритета разума

Ценным для прироста психологического знания явился применяемый им метод анализа явлений "от противного", связанный с разрешением противоречий, возникающих при отображении процессов движения (ощущения, восприятии, мышления), известных в науке как апории Зенона: "Дихотомия". "Ахиллес и черепаха", "Стрела", "Стадион". Этим методом утверждались идеи динамики мышления, его субъективности и относительности при достижении объективной истины, возможности аналитического познания этого процесса. Поэтому и сами психологические рассуждения Зенона, изложенные точным и ясным языком, являются в истории античной психологии первым примером чисто логических доказательств

1.2. Развитие психологического знания в период расцвета античной Греции

К IVв. До н.э. в греческом обществе ощущалась настоятельная потребность в учителях, которые могли бы обучать людей, занимавших высокие политические должности в выборных греческих республиках, но имевших хорошего начального образования. При этом важно было обучать их не столько начаткам знаний (грамоте, арифметике), сколько искусству излагать свои мысли, логически мыслить и убеждать окружающих. Преподаватели - преимущественно философы - обучали не только философии, но и психологии, риторике, т.е. общей культуре, мудрости, поэтому их называли "учителями мудрости" - софистами.

Наиболее известными представителями этой школы были Протагор (ок481-410 гг. до н.э.) и его ученик Горгий (ок.483-375 гг.до н.э.). С их точки зрения, способность к рассуждению развивает умение доказать любую истину, так же как и опровергнуть любое суждение. За свои выступления, в которых они публично демонстрировали это умение, и за уроки софисты стали получать значительные суммы денег, что отличало их от большинства других ученых.

Умение уйти от прямого ответа и привести несколько способов решения одной и той же задачи получило название софистика. Доказывая значимость личности мнения конкретного человека и его приоритетность над другими убеждениями, Протагор высказал знаменитое изречение: "Человек есть мера всех вещей". Исходя из этого, он и говорил об относительности и субъективности человеческих знаний, невозможности выработать общие для всех понятия добра и зла, так как то, что есть добро с точки зрения одного человека, другой может оценивать как зло.

Именно Протагор впервые поставил вопрос о том, можно ли, планомерно воздействуя на человека в личном общении, сделать его лучше в нравственном смысле, помочь ему преодолеть трудности жизни. При этом целью такого воздействия было не только совершенствование человека с точки зрения объективных критериев нравственности, но и поиск оптимальных путей адаптации к тем социальным условиям, в которых человек живет. С точки зрения социальной адаптации наиболее важным является именно внешнее влияние, которое заключается в обучении людей приемам воздействия на других.

Взгляды первых греческих психологов на отдельные психологические вопросы были проанализированы и систематизированы в теории известного греческого философа и психолога Демокрита (460-370 гг. до н.э.) - он родился в г.Абдеры, на севере Греции, в знатной обеспеченной семье. Его родители постарались дать ему лучшее образование, однако сам демокрит счел необходимым предпринять несколько длительных путешествий для того, чтобы получить знания. На эти путешествия он потратил почти все деньги, оставленные ему родителями.

В основу своих психологических воззрений Демокрит положил подходы античного атомистического материализма, воплотившего в себе принцип причинности:

- душа понимается как продукт распределения атомов в теле. Она является причиной движения тел, ибо атом имеет "разумную силу движения". Душа, присущая всему окружающему, непрерывно материально обновляется с каждым дыханием. Животные отличаются от других предметов способностью двигаться, т.е. одушевленностью;

- составляющие душу только круглые. Очень подвижные атомы (как у огня), которые "приводят в движение все тело", развивают теплоту. Душа и теплота одно и то же, они - первичные формы специфических телец. Отсюда болезнь есть изменение пропорций распределения атомов. В молодости число подвижных атомов больше, в старости - меньше;

- в органах чувств мелкие атомы ближе к внешнему миру и более приспособлены к восприятию. Разумная часть души находится в грудной клетке. Но особенно благоприятное соотношение легких и тяжелых атомов в мозгу - сосредоточении высших душевных функций и способности к познанию. Сердцу отводится роль органа благородных страстей, печени - чувственных желаний и вожделений. Тем самым Демокрит дает естественное понимание души. Которая является не изначальным принципом, а продуктом организации тела.

Материализация души и панпсихизм ("все имеет душу") проявились в теории познания Демокрита:

- в учении о восприятии как естественном физиологическом процессе "все ощущаемые качества возникают из соединения атомов" и существуют "поистине" (объективно) и в "общем" (чувственные качества). Поэтому образ возникает без участия субъекта и лишь улавливается им. Это в свою очередь, порождает "два рода познания: один - истинный, другой - темный: зрение, слух, запах, вкус, осязание". Т.о., качества возникают лишь в человеческом восприятии и являются соединениями атомов;

- по причине того, что нет ничего кроме атомов и качества существуют лишь в процессе воздействия объекта на субъект, связь с внешним миром осуществляется посредством образов ("идолов") и принципов "подобия и истечения". Первоначальное отражение происходит в воздухе, которое дает "отпечаток" на влажную часть глаза;

- разум познает объективно существующую истину и действует независимо от внешних чувств, отрываясь от объективного мира, но познает ее с помощью материала, доставляемого ощущениями. Разум в отличие от чувств, скользящих по поверхности явлений, "обладает более тонким познавательным органом";

- чувства рассматриваются через призму полезного и вредного (удовольствия и неудовольствия) как этические понятия, определяющие направленность личности. Впервые на основе эмпирических исследований Демокритом предпринята попытка определения психических явлений: осязания, слуха, вкуса, запаха, зрения.

"Теория истечений". В органах чувств атомы души находятся близко к поверхности и могут соприкасаться с микроскопическими, невидимыми глазу копиями окружающих предметов (эйдолами), которые носятся в воздухе и попадают в органы чувств. Эти копии "истекают" ото всех предметов. При соприкосновении происходит ощущение - человек познает свойства предметов (т.е. все ощущения являются контактными). Обобщая данные нескольких ощущений человек переходит на понятийный уровень, который является результатом мышления. Ощущения не дают нам возможность увидеть атомы, но путем размышления мы приходим к выводу об их существовании.

Ввел понятие первичных (вес, форма, поверхность) и вторичных (цвет, запах, чувств) качеств предметов. Вторичные качества придумали сами люди для своего удобства "только во мнении есть кислое и сладкое, красное и зеленое, а в действительности есть только пустота и атомы.

Большое значение для развития психологии имели и концепции психики, разрабатываемые врачами, прежде всего в медицинской школе Гиппократа (460-377 гг. до н.э.).

- заложил начало научной типологии. Он собрал и систематизировал, как демокрит в психологии и философии, почти все научные воззрения на медицину своего и предшествующего времени. Главное, что отстаивал Гиппократ, - это эмпирический характер медицинского знания. Он доказывал, что оно не может строиться без опытных исследований, на основе одних рассуждений, что отвлеченные понятия холодного или теплого, хорошего или плохого не применимы к медицине.

- идея о четырех началах, из которых состоит окружающее. Разработал свое известное учение о темпераментах, основанное на 4 видах жидкости в организме. "Из них состоит природа тела и через них оно и болеет, и бывает здоровым".

2 теории: "сердцецентрическая" и "мозгоцентрическая"

Алкмеон (VI в. до н.э.) в результате наблюдений и хирургических операций установил, что мозг - орган души.

Также связь между чувствами и мозгом: из мозговых полушарий "идут к глазным впадинам 2 узкие дорожки". Мозг доставляет нам ощущения слуха, зрения, обоняния. Из последних же возникает память и представление, а из памяти представлений. Достигших непоколебимой прочности, рождаются знание, являющееся таковым в силу этой прочности.

Несмотря на укрепление многих теорий, оставалось непонятным, как организм, состоящий из различных элементов, превращается в единое целое.

Эту загадкупопытался решить Анаксагор (V в. до н.э.). Он не принял ни Гераклитово воззрение на мир как на огненный поток, ни Демокритову картину атомных вихрей. Считая природу состоящей из множества мельчайших частиц, он искал в ней начало, благодаря которому из хаоса возникает организованный космос. Таким началом он признал "тончайшую вещь" - "нус" (разум): насколько полно представлен разум в различных телах, зависит их совершенство.

Принципы, сформулированные Гераклитом, Демокритом, Анаксагором, создавали главный жизненный нерв будущей системы познания психических явлений.

1.2.1. Сократ

Принципиально новый подход к психике человека начал складываться с III в. до н.э., точнее, с появления теорий Сократа и Платона.

Сократ (469-399 гг.до н.э.). Он интересен для психологической науки не только учением, но и своей жизнью. Ее итог: обвинение, осуждение и казнь. За 400 лет до оформления христианства Сократ, для многих канонизированная личность, отдал жизнь, как он посчитал, за нравственное очищение человека в будущем. "Ты умираешь безвинно", - говорила ему жена, на что услышала возражение: "А ты бы хотела, чтобы заслуженно?". В обвинительном акте было записано: "Не признает богов, признаваемых государством, ... вводит другие, новые божества; виновен также в том, что развращает молодежь".

Но воззрения Сократа не догматичны, а научны. Он первым из мыслителей античности стал рассуждать о внутреннем мире человека и его образе жизни. В нем, как подметил Г.Гегель, воплотился "главный поворотный пункт духа, обращение его к самому себе". В лице Сократа "субъективность мышления осознана более определенным, более глубоко проникающим образом" Его отличительными чертами современники считали твердость убеждений и приверженность демократии, высокое достоинство и независимость. Сократ никогда ничего не писал, сведения о нем - из вторичных источников, не всегда достоверны. Анализ его взглядов зачастую интерпретируется как отсутствие научной системы. Тем не менее результаты "заботы о себе" Сократа, под которой понималось нравственное и интеллектуальное самосовершенствование, пережили века.

Призыв на стенах храма Аполлона "Познай самого себя!" стал для мыслителя следующим после утверждения: "Я знаю, что ничего не знаю!". Главное содержание его учения - этические вопросы, направленность исследования "внутрь себя". Истинная нравственность, по его оценке, есть знание того, что прекрасно, что способствует жизненному счастью. В этой связи выделяются три основные добродетели: а) умеренность - знание как обуздывать страсти; б) храбрость - знание, как преодолевать опасности; в) справедливость - знание, как соблюдать законы божественные и человеческие.

Учение Сократа определило направления исследования души. Это - изучение ее "устройства", анализ структуры. В этой связи главным предметом своей мыслительной деятельности он определил человеческую речь, без которой невозможна никакая социальность. Душа, в понимании мыслителя, есть чистое, нравственное. Это прежде всего психические качества индивида, свойственные ему как разумному существу, умеющему действовать согласно нравственным идеалам. Под влиянием деятельности Сократа термин "душа" в "древнегреческом мышлении все определеннее становится обозначением признаков, которые выступают в тех случаях, когда поведение человека рассматривается с точки зрения его волевой и интеллектуальной регуляции".

Сократ говорил, что есть только благо - знание и одно только зло - невежество. Он первым возвел знание на уровень понятия: если нет понятия, то нет и знания, тем самым доказав наличие надындивидуального слоя, выраженного в понятийном мышлении - "теле" научного мировоззрения. Метод мыслителя - майевтика (извлечение скрытого в человеке знания с помощью искусных наводящих вопросов). "Спрашивая себя, - говорил Сократ, - я только исследую предмет сообща, потому что сам не знаю его". Тем самым он помогал родиться истине в душе собеседника. Но знания надо уметь применять в конкретной ситуации, что достигается путем воспитания: "Надо привыкнуть быть храбрецом".

До Сократа основным предметом античной науки был внешний по отношению к человеку мир природы. Сократ же утвердил познаваемость только души человека и его дел. Важнейшим пунктом понимания сущности души становилось отношение человека к самому себе как носителю интеллектуальных и нравственных качеств. Великий мыслитель явился создателем оригинальной школы. Ставящей поиск истины выше всех других побуждений. Своим учением Сократ как "воплощенная философия" оказал огромное влияние на античную и мировую науку.

С именем Сократа связывают так называемые сократические школы, основанные его учениками: Антисфеном, Аристиппом, Евклидом.

1.2.2. Платон

Платон (428-348 гг. до н.э.). Подлинное имя - Аристокл. Платон - прозвище ("широкоплечий"). Был одарен в гимнастике, музыке, поэзии. Учителя - Кратил и Сократ. Путешествовал в Египет, Финикию, Персию, Ассирию, Вавилонию, Сиракузы (на Сицилии, где продавался в рабство). Основатель Академии, которая просуществовала 915 лет (386г. до н.э. - 529 г. н.э.) Первым ввел в науку аналитический метод исследования, понятия: противостояние, основа, диалектика, качество, божественное проведение.

Сочинения Платона. Поблема из подлинности и хронологии поставлена еще в античности, а в XIX в. вызвала к жизни т.н. "платоновский вопрос". Список его сочинений включает 34 диалога, "Апологию Сократа", 13 писем и 7 "неподлинных диалогов". Психологические воззрения в большей степени отражены в трактате "Государство", диалогах "Федон", "Законы". "Тимей", "Федр", "Пир", "Софист", "Парменид", "Менон". "Филеб".

Космическая психология. Космос Платона - "живое существо, наделенное разумом", осуществление бога в материи, из которой творится тело. Душа произведена демиургом раньше тела. Ее сущность заключается в неделимости и вечности ("тождественности"). Душа космоса состоит из частей - душ космических тел. Структура мировой души числовая. Мировая душа пронизывает тело космоса, объемлет его и выполняет две функции. Первая функция - движения (внешнее, соответствующее "тождественному": движение сферы неподвижных звезд, и внутреннее, соответствующее "иному": движение планет, Луны, Солнца). Вторая функция мировой души - познания. "Тождественной" частью постигается идея, а "иной" - материя. Смесью этих частей познается вещь. Космическое знание выражается в слове. Таким образом, космическая психология Платона выступает в форме политеизма. Источником познания являются мифы, "которым приходится верить, чтобы не ослушаться закона", рассказываемого детьми богов. Космическая психология Платона является мировоззренческой основой и ключом к пониманию его учения о душе как "посредствующем начале" между миром идей и вещей.

Тело и душа. Платон противопоставляет созданные богом смертные тела и бессмертные души. Причина заключается в том, что тело живого существа создано из частиц огня, земли, воды и воздуха, заимствованных у космоса, которые необходимо ему возвратить. Поэтому тело имеет назначение быть временным вместилищем и пристанищем души, ее рабом (идея телесной локализации души).

Для каждой части души существует определенное вместилище в теле: разумная часть - в голове (круглой, по форме подобной космосу), средняя часть - в груди, низшая - в брюшной полости. Через диафрагму связываются средняя и высшая часть души с низшей. Индивидуальная душа как "истечение" мировой души выше тела и не только властвует, но и должна соответствовать ему. Платоном различается девять видов душ, каждая из которых соответствует определенному разряду человека. Эти души "творятся" из остатков после создания души космоса: "Божественному, бессмертному, умопостигаемому, единообразному, неразложимому, постоянному и неизменному в самом себе в высшей степени подобна наша душа". Качество индивидуальных душ ниже качества души космоса, т.к. из остатка создается лишь разумная часть души, но существует и неразумная.

Платон делает логичный для своих взглядов вывод о смысле бытия человека, который заключается в борьбе тела и разума. Поэтому и Сократ в "Федоне" радуется смерти: "Тело не только доставляет нам тысячи хлопот - ему необходимо пропитание - но вдобавок подвержено недугам... тело наполняет нас желаниями, страстями, страхами".

Переселение душ. Платон верит в раннепифагорийский миф о переселении душ, которые вселяются в тела людей, животных и растений, в зависимости от того, насколько высшей части души удалось победить низшую. В диалоге "Федр" он раскрывает механизм сотворения душ, каждая из которых имеет свою звезду (число их постоянно). Отсюда аргумент в пользу бессмертия души. Из иерархии душ на звездах - разделение на богов и не-богов, иерархия профессий и классов. Попав в тело, душа забывает о своем занебесном происхождении, но способна к припоминанию ее. Земная красота - стимул этого. При высшем напряжении познания душа желает иступить из тела.

Эрос. Исступление души описано в диалоге "Пир" Сократом в мифе об Эросе - сыне Пороса (боге богатства) и пении (богини бедности). Платон наполняет эрос психологическим содержанием. Словами Сократа расширяется понятие любви как "желание блага и счастья", "стремление к бессмертию". Низшая, телесная разновидность любви - "зачатие и рождение есть проявление бессмертного начала в сущности смертном", способность к творческой деятельности - "ко всякому переходу от небытия к бытию". Творческая любовь - любовь духовная (платоническая). Эрос в таком понимании - демон, вселяющий в человека стремление к прекрасному, творческому. Отсюда вывод Платона: противоречие эроса - движущая сила. Пронизывающая мир, побуждающая к познанию и смерти - истинному приобщению к разуму.

Бессмертие души. В диалогах "Федон" и "Федр" выдвигаются пять аргументов в пользу бессмертия души: 1) все возникает из противоположного (сон из бодрствования, живое из неживого); души умирают и рождаются снова, иначе "все стало бы мертвым и жизнь бы исчезла" (закон сохранения душ); 2) познание есть припоминание; 3) души уподобляются идеям, которые вечны; 4) душа имеет свою идею - идею жизни, поэтому душа вечна как идея жизни; 5) душа - нечто самодвижущееся. А все самодвижущееся бессмертно; не душа питает тело, а тело душу; источник движения души в теле.

Вместе с тем Платон оговаривает, что бессметна только разумная часть души. Снизошедшая с неба душа не возвращается на небо в течение десяти тысяч лет - мирового года (исключение составляют философы). По прошествии срока, - пишет Платон в "Государстве", - души идут в суд, в котором выбирают свое будущее воплощение. А это - уже попытка мыслителя утвердить акт свободной воли, сочетать предопределение со свободой выбора человека.

Теория познания. Чувственное познание. Платон утверждает, что души, находясь на небе, питаются созерцанием идеального мира. Снизойдя на землю, вселившись в тела, они забывают о занебесном. Отныне их питает не сверхчувственное умозрение, а чувственное восприятие. Но питает только низшую часть души, отчего она тяжелеет. Платон тем самым не отвергает возможность чувственного познания.

У человека среди чувств он выделяет: гнев, страх, желание, печаль, любовь, ревность, в которых удовольствия смешаны со страданием. Предлагаются различные основания для классификации "удовольствий", которые он делит на низшие (связанные с физическими потребностями) и высшие (связанные с эстетическими и умственными занятиями); обусловленные тремя началами души (общие с животными и растениями - неразумные, разумные и соответствующие "яростному духу"); сильные-большие (где отсутствует мера) и малые (которым свойственная соразмерность); душевные как предваряющие телесные.

Способ познания. Из концепции чувственного восприятия Платоном делается вывод о том. что "знание о том, что "знание - это припоминание. Найти знание в самом себе - это значит припомнить". В диалоге "Менон" мальчик-раб при помощи Сократа не путем логических операций, а якобы припоминанием решает геометрическую задачу. Вещи, на его взгляд, - отражение идей в материи. Противоречивость вещей имеет эвристическое знание, толкает к исследованиям. Самое главное в припоминании - искусство логического рассуждения, философской беседы, вопросов и ответов.

Виды знания. Теорию познания Платон логически завершает ответом на вопрос о возможных результатах, заключенных в определенном содержании. В этой связи он выделяет следующие его виды:

- во-первых, знание достоверное без примеси лжи и заблуждения - знание идей, а после вселения в тела - путем диалектического припоминания;

- во-вторых, близкое к достоверному знание чисел и основанных на них наук, служащих пропедевтикой к диалектике и знанию идей;

- в-третьих, знание мнимое, смесь истины и заблуждения, эмпирическое и физическое "знание" вещей чувственного мира, опирающееся на чувственное восприятие, в котором нет истины. К этому виду знания примыкает воображение. Благодаря которому человек не столько воспринимает естественные вещи, сколько творит искусственные, занимаясь ремеслами и искусствами;

- в-четвертых, знание материи, которую нельзя познать ни разумом (материя не идея), ни чувствами (материя неконкретна). Понятие о ней насильственно, составляется путем отрицания.

1.2.3. Аристотель

Аристотель (384-322 гг. до н.э.) - гениальный мыслитель, ученый-энциклопедист, основатель перипатетической школы, родился во фракийском городе Стагире. Завершил образование в платоновской Академии, где из ученика стал философом. После смерти Платона жил в малоазийском городе Атарнее, на острове Лесбос, а с 343г. до н.э. - при дворе македонского царя в качестве воспитателя его сына Александра. По возвращении в 355 г. до н.э. в Афины организует свою школу - Ликей, где работает над систематизацией научных знаний. После смерти Александра македонского, скомпрометированный связями с его двором, эмигрировал в 32 году в Халкиду на острове Эвбея, где и умер.

Сочинения. Обширное литературное наследие Аристотеля, дошедшее до нас не полностью, отразило круг интересов ученого: логика, гносеология, онтология, космология, физика, зоология, экономика, политика, этика, педагогика, риторика, эстетика. Наиболее значимыми для понимания психологических взглядов античного мыслителя являются его труды "О душе", "Метафизика", "О возникновении животных", "Вторая аналитика", "О памяти", "О сновидениях".

Следуя присущим античности мировоззренческим установкам, Аристотель в учении о душе выступает с позиций ярко выраженной телеологической направленности. Ум, по его словам, "действует ради чего-нибудь" - цели. В то же время в гносеологической концепции он убежден, что существует вне и независимо от нашего сознания объективный мир, что мы можем познавать этот мир, благодаря его воздействию на наши чувства. Данные взгляды определили развитие Аристотелем важнейших категорий античной психологии.

Сознание. В определении ученого под сознанием понимаются обусловленные ощущунием формы, которые возникли вследствие воздействия чувственно воспринимаемых качеств "внешнего" на органы человека. Благодаря формам качество предметов приобретает природу объектов души: факт вещного мира превращается в факт сознания. выделяя у человека высшие душевные процессы, их разумную часть, ученый качественно отделяет людей от животных и растений. Не употребляя собственно термина "сознание", определяются его зависимость от человеческого организма. Тем самым закладывается "зерно сомнений" под субстациональность идей.

Ощущение. Концепции ощущений Аристотель уделил особое внимание. Их рассмотрению посвящены V-XII главы первой и I - IV главы второй книг сочинения "О душе". Из способности ощущения образуются предпосылки - начала познания. В трактовке данного познавательного процесса выделяются следующие положения:

- ощущение есть состояние движения - страдательное (производное от внешнего) состояние, которое не может существовать без внешнего воздействия;

- ощущение есть способность, а не действующая сила ("подобно воску, который воспринимает отпечаток золотой печати, а не золото. В душе получается не камень, а образ камня");

- процесс ощущения есть уподобление воспринимаемому объекту и является исходным по отношению к памяти, воображениям, суждениям и т.д. (высшим познавательным процессам): "существо, не имеющее ощущений, ничему не научится и ничего не поймет";

- ощущение отличается от знания "тем, что сила, производящая его (ощущение), идет извне - от видимого, слышимого и других деятелей, возбуждающих чувства. Причина этого заключается в том, что действительным ощущением воспринимаются отдельные, единичные явления, знание же имеет дело со всеобщим, а это последнее существует некоторым образом в самой душе. Потому мыслить может всякий, когда угодно, ощущение же не зависит от нашей воли, для него необходимо присутствие возбуждающего ощущение предмета".

Чувственное познание. Аристотель строит ступени познания, основными компонентами которого являются ощущение, воображение, мышление. Данные состояния души приводят от восприятия внешних предметов человеком к знанию. Подробная иерархичность обусловила разделение процесса познания на чувственное и разумное (мышление).

Чувственное познание как состояние страдания, некоторого движения или изменения в человеческом организме имеет двоякий смысл: в формах возможности и действительности-осуществления. "Существует, - пишет Аристотель в трактате "О душе", - два вида изменения: переход к состоянию утраты и переход к обладанию и выявлению своих задатков от природы".

Под формой возможности подразумевается, во-первых, общая принадлежность к роду существ, способных к какому-либо роду деятельности, и, во-вторых, проявление этой способности отдельными субъектами.

Тело и душа. В процессе чувственного восприятия принимают участие тело и душа. В душе чувственно воспринимаемый объект существует в потенции, в виде особых форм (специфического существования предметов, которое составляет необходимую предпосылку возможности их чувственного познания). Тело подвергается воздействию внешнего мира ("в страдательном состоянии"), испытывает движение, чтобы начал действовать внутренний механизм души, превращающий возможность в действительность. Особое место в своих рассуждениях Аристотель уделяет единству души и тела: "...Потенциально живым телом является не лишенное души, но душой обладающее. ... души от тела отделить нельзя".

Разумное познание. Для разрешения проблемы различения внешних качеств в процессе чувственного познания вводится понятие "способность различения", благодаря которой живое существо бывает способным к чувственному восприятию различий в качествах (что является областью познания разумного): "Невозможно различать посредством отдельных чувств, что сладкое есть нечто отличное от белого... необходимо, чтобы нечто единое засвидетельствовало это различие". Способности различения обусловили совокупность источников познания, которая объединяет мнения, знания, индукцию, мышление.

Первой и исходной ступенью разумного познания является мнение, имеющее в своей основе умозаключение и веру: "Невозможно иметь мнения. которым не доверяешь". Мнение постигается с помощью опыта и составляется на основании суждения, предметное содержание которого может изменяться. Исходя из этого мнение м.б. истинным или ложным (истинно - только знание). Мнение является эмпирическим методом познания, поэтому м.б. заблуждением и распространяться на область чувственных, подверженных уничтожению и изменению вещей, фактов.

Принципы знание. Научное знание исходит из совокупности строго доказуемых, вытекающих одно из другого положений, рассуждает мыслитель. Но всякий ряд положений в процессе исследования упирается, в конце концов, в те из них, которые не только не доказуемый, но и не нуждаются в доказательствах, т.к. носят характер достоверности и без них. Принципы разума черпают свое происхождение в предметах восприятия, ибо разум приходит к познанию сущностей вещей лишь с помощью опыта.

Разум. Исследованию разума посвящены главы третьей книги сочинения "О душе". Результаты его анализа довольно противоречивы: ибо, с одной стороны, "немыслимо уму быть связанным с телом", с другой - "существо, не имеющее никаких ощущений, ничего не может ни познать, ни понять". Выход из обозначенного противоречия - в учении об уме как "деятельном" начале и об уме "страдательном".

Деятельный разум. Это - Ум всем становящийся и все порождающий. Он подобен свету, выявляющему цвета, потенциально существующие. Он постоянно деятелен. Только будучи отделенным от тела, он оказывается тем, что он есть на самом деле: нечто бессмертное и вечное. Поэтому деятельный разум - ум, не "приложившийся" к мысленным предметам (понятиям, всеобщностям), является умом лишь в возможности. В деятельном разуме не может быть лжи, т.к. мыслит он понятиями, предмет "берется в самой сути его" и "всегда усматривается истинное".

Страдательный разум находится в человеке. Он преходящ, без первого он ничего не может мыслить. Проявляется страдательный ум тогда, когда обращается к мысленным предметам. Он есть осуществляющийся или пребывающий в состоянии осуществления, т.е. в действительности. В страдательном разуме встречаются ложь и истина, т.к. соединяются понятия. "Ошибка всегда заключается именно в сочетании", в приписывании чего-либо кому-либо.

Связь деятельного и страдательного разума в том, что находящийся в человеке страдательный разум есть форма существования деятельного.

Учение о душе занимает центральное место в мировоззрении Аристотеля. Он - первый, от которого дошли систематизированные трактаты по психологии. Их роль для дальнейшего развития этой науки трудно переоценить. Аристотелю принадлежит приоритет в постановке и решении вопросов, определивших направления исследований целых поколений ученых и школ психологии. Наряду с уже обозначенными выше положениями к ним следует отнести:

- формирование системы психологических понятий на основе созданного объективно-генетического метода;

- обоснование гипотезы, через много веков оформленной в закон ассоциаций, а также первую попытку определить их физиологический механизм;

- синтез античных представлений о чувствах, характере и воле человека, разработку проблемы аффектов, детерминированных внутренними и внешними факторами;

- утверждение биопсихического и эволюционного подходов в толковании явлений и процессов душевной жизни человека;

- введение понятия "об общем чувствилище" как главном психическом центре, воспринятое и развиваемое вплоть до XIX века физиологией и медициной;

- попытку внедрения психодиагностического и психофизиологического подходов в решении проблемы детерминации органических и психических функций и освоения человеком всеобщих истин;

- отражение собственных законов мышления, обоснованных в логически выводимых научных понятиях и категориях, являющихся предметом анализа и развития от античности до современности.

Аристотель впервые представил душу как способ организации живого тела. "Правильно думают те, кому представляется, что душа не может существовать без тела и не является телом"

Душа проходит разные стадии развития и способна не только запечетлевать то, что происходит в данный момент, но и сообразовываться с будущей целью.

Аристотель представил совершенно иную картину устройства, функций и развития души.

С возвышением Македонии (IV в. до н.э.) начинается новый период - эллинистический - укрепление связей между греческой культурой и культурой Востока.

Возникает эпоха скептицизма (воздержание суждений об окружающем мире), все ставится под сомнение.

1.3. Эволюция психологических учений в периоды

эллинизма и Древнего Рима.

Взглядами Аристотеля эволюция психологических идей античного мира далеко не исчерпывается. Не отрицая того, что греческая научная мысль после выдающегося мыслителя увядает, К.Маркс говорит о последующих периодах эллинизма и Древнего Рима, что "смерть героев подобна закату солнца, а не смерти лягушки, лопнувшей от натуги".

По хронологическим рамкам эпоха эллинизма охватывает IV - II вв.до н.э. и представлена Академией Платона, перипатетической, стоической и эпикурейской школами, продолжателями античных традиций стоицизма, скептицизма и эклектизма. Данные направления и школы продолжили свою эволюцию в творчестве ученых Древнего Рима.

Академия Платона.

После смерти ее основателя школа Платона просуществовала много столетий (до VI в.н.э.) и прошла ряд ступеней, среди которых, как правило, выделяют древнюю, среднюю и новую академии. Проблематика их научного поиска очень обширна. Достойное место в ее разработке заняли психологические взгляды.

Руководителем Академии после Платона стал его племянник - Спевсипп. Он первый обратился к общему в науках и их связи. "Научное мышление" он провозгласил критерием умопостигаемых предметов. Мерилом чувственных вещей, по его мнению, служит "научное восприятие". Ценной представляется идея Спевсиппа о том, что при помощи упражнений, "искусства", можно добиться, чтобы органы чувств безошибочно улавливали различия между предметами.

В психологической концепции Ксенократа (395-314 гг. до н.э.) выделяются три вида сущности: умопостигаемая, чувственная и представляемая и соответственно три вида три вида познания: мышление, восприятие, представление. Задача человеческой жизни - освобождение духа от оков чувственности. Но главным в разработанном им учении о благах души является вывод о том, что теоретической мудрости для блаженства недостаточно - ее необходимо дополнить мудростью практической.

С Аркесилая (315-240 до н.э.) Академия вступает на скептический путь. Разрабатывая проблему критерия истины, он приходит к выводу о том, что между истинными и ложными представлениями не существует различий: ложные также могут быть ясны и убедительны. Если чувства нас обманывают, писал он, то и разум не достигает истины.

Основатель Средней Академии Карнеад (ок. 214-129 до н.э.) утверждал, что критерия истины нет. Ум, чувства, представления обманывают нас: чувства вводят в заблуждения (весло в воде - изогнутое, четырехугольная башня издали - круглая, солнце - маленькое); обманывает и разум (наше отношение к снам, галлюцинациям, безумца - к воображению). Отсюда пессимистический вывод: необходимо воздерживаться от суждений.

Перипатетики

Одной из важнейших задач перипатетиков являлось комментирование произведений основателя школы - Аристотеля. Но помимо выполнения этой миссии ученые внесли существенный вклад в развитие античной науки. Вопреки учителю перипатетики признавали душу, имеющую собственного, отличного от других элементов материального носителя, способного к движению во внутреннем пространстве. Этим объединяющим началом явлений считалась пневма или эфир - "пятая субстанция".

Нараставшая специализация научного труда, необходимость разрешения этико-психологических проблем (в том числе обоснование отличий человека от животного мира) приводили ко все более определенному пониманию различий тех явлений, которые Аристотель объединял общим понятием "душа". Появляются целые классы новых терминов, отражающих понимание души.

Отец ботаники Теофраст (ок. 370-285 до н.э.), первый после Аристотеля руководитель Ликея, высказал ценные суждения о физиологических явлениях: усталости, головокружении, выделении пота, параличе. Основой познания он считал опыт. Теофраст защищал идею объективного существования "вторичных" (чувственных) качеств, которые зависят от формы атомов (сладкле-горькое, теплое-холодное). Ученый утверждал, что иллюзии по поводу этих качеств относятся к другим свойствам вещей и ошибки касаются лишь частных случаев, а не природы качеств.

Развивая учение Аристотеля о страстях и формах их преодоления, Теофраст в трактате "Характеристики" выделяет 30 видов характера человека: лицемер, льстец, болтун, деревенщина, нравственный урод, святая простота, брюзга, надоедала и т.д. Рассматривая это как выражение сущности человека, ученый дал тонкое и принципиальное описание наблюдений за поступками людей, проявлениями их психики.

Прежде чем стать перипатетиком, Аристоксен прошел через влияние пифагоризма. Проблематика его интересов очень обширна: от натуфилософии до морали. Особое место в его творчестве занимали психологические взгляды и их обоснование. Так, звук понимался как воспринимаемое органами чувств физическое движение. Доказательство, по его оценке, должно быть подтверждено фактами, поэтому в познании решающее значение принадлежит чувствам - "зародышам познания". Разум человека (вторичное) завершает познание и служит "спутником чувств". Душа представляется гармонией тела, "строй" которого и его органов определяет психические процессы: как хорошо натянутые струны порождают созвучие, так и прочное сочетание органов порождает движение чувств. Ученый сделал вывод о том, что повреждение органов влечет за собой угасание сознания - смерть (как разрыв струн в инструменте).

Школа стоиков ("стоя" - портик храма, где основатель школы Зенон проповедовал свое учение). Стоики выступали против аффектов (эмоции, потрясения) - усматривали в них "порчу разума", "от аффектов надо лечить как от болезней", "их нужно с корнем вырвать из души"

Школа Эпикура - представители данной школы провозглашали свободу от страхов. На первый план выходила проблема нравственного, эстетического поведения.

Главный вопрос того времени - должен ли человек подчиняться только собственным представлениям о добре и зле или следовать внешним правилам.

Отдельно надо выделить библиотеку и Мусей Александрии. Мусей - прообраз исследовательского института, где проводились исследования в различных областях знания (в т.ч. по анатомии и физиологии) - III в. до н.э. - усовершенствовали способ изучения организма.

Гален (II в. до н.э.) - оперировал гладиаторов, изучал головной мозг, свыше 400 трактатов по философии, медицине (сохранилось 100)

Плотин - открыл рефлексию

Августин - понятие о внутреннем опыте - переход к средневековому христианскому мировоззрению

Итоги Античности

Великие теоретические успехи: античные ученые поставили проблемы, пытаясь ответить на вопросы: как соотносится телесное и духовное, мышление и общение, личностное и социокультурное, мотивационное и интеллектуальное, разумное и иррациональное.

2. Психологические взгляды мыслителей средневековья

2.1. Арабоязычная наука

Древнегреческая цивилизация разрушилась, часть знаний утрачивалась.

В VIII- XII вв. - центр философского мышления образовался в недрах арабоязычной культуры. Среди причин арабского "прорыва" психологического знания выделим две группы.

1) Геополитические предпосылки. Образование новой политической формации - феодализма - на Востоке происходило раньше, чем на Западе (Арабский Халифат). Единство государственного арабского языка облегчало переводы античных трудов. Географическое положение позволяло арабам использовать достижения науки не только Азии, но и Европы, Индии, Китая.

2) Научные предпосылки. Это опора на достаточно богатую почву античной культуры эллинов (Демокрита, Гераклита, Аристотеля, Эпикура, Платона и др.) Собственные достижения: расцвет системы прикладных наук, в том числе медицины, физики, геометрии, астрономии, математики, алхимии, стимулировали появление выдающихся мыслителей и экспериментаторов. Их усилиями были изобретены порох, магнитная игла, водяные и механические часы, градусное измерение земли, открыто "смещение" времени по часовым поясам (лишь спустя пять веков в 1522 году, участники экспедиции Фернана Магеллана сделали подобное открытие для Европы).

Аль-Кинди (800-860/879). Родоначальник перипатетических традиций мусульманского Востока, "философ арабов", продолжил аристотелевское учение. В проблеме отношения природы и души Аль-Кинди придерживался детерминистских взглядов, утверждая, что бог - лишь отдаленная причина. Душа, по его взгляду, "делится на две части, а именно: на разум и чувство. Аль-Кинди принадлежит приоритете в создании "концепции четырех видов интеллекта", в соответствии с которой разум выступает в четырех формах: "актуальный" (как совокупность универсалий); "потенциальный" (как способность восприятия универсалий); "приобретенный" (как нахождение универсалий в душе); "проявляющийся" (реализация во вне).

Ар-Рази - Разес (864 -925). Иранский ученый-энциклопедист, рационалист и вольнодумец. Руководил клиникой в Рее, затем в Багдаде. В основе его мировоззренческой концепции лежит учение о пяти вечных началах: "творце". "душе", "материи", "пространстве", "времени". Материя с ее атрибутами, по его взгляду, есть равноценное с богом начало.

В своей "Книге всеобъемлющей" ученый советует не следовать слепо Гиппократу и Галену, а строить врачебную науку на результатах наблюдений и опытов. Особую роль в своей научной деятельности Ар-Рази отводил решению психофизиологической проблемы. В этой связи он экспериментально обосновывал тесную связь души и тела.

Аль-Фараби (870-950). Научное наследие "второго учителя" (после Аристотеля) велико и разнообразно. Из написанных им Более ста работ выделяются труды по классификации наук, философии, логике, политике. Ряд трактатов посвящены проблемам психологии "О душе", "О силе души", "Разум и понятие", "О многом и единственном", "О разуме", "Существо вопросов".

Все явления мира ученый объясняет, исходя из признания естественных закономерностей. Поэтому, решая психофизическую проблему, он пишет, что "субстанция души существует отрешенно от материи", но "дарователь форм создает ее тогда, когда появляется нечто" - тело.

Аль-Фараби придерживался концепции деятельного человеческого разума, согласно которой люди обладают здравым смыслом и используют свой ум для решения нравственных проблем.

Ибн-Сина Авиценна (980-1037). Врач, естествоиспытатель, философ, энциклопедист. Его популярность и авторитет выразились в почтительном прозвище "Староста и Глава". Ибн-Синой написано 456 работ на арабском языке и 23 сочинения на языке фарси.

Его "Канон врачебной науки" - медицинская энциклопедия в пяти частях (объемом 200 п.л.), итог опыта греческих, римских. Индийских и азиатских врачей, выдержала только в 15-17 веках около 30 латинских изданий в Европе.

Рассмотрев сущность процесса абстрагирования, он выделил следующие ступени: 1) ощущение (появление образа); 2) представление (различение образа и материи); 3) воображение (возникновение идей и понятий); 4) всеобщие понятия и категории (высшая форма абстракции).

В решении психофизиологической проблемы Авиценной делается заключение о том, что источником психики человека является мозг. Наблюдения за нарушениями, вызванными ранениями мозга, позволили мыслителю дать более точное определение его связи с процессами ощущения и мышления. На этом основании был сделан вывод о том, что духовные силы не существуют сами по себе, а нуждаются в конкретном телесном органе.

Авиценной описывается первый в истории случай психодиагностики - поиска эмоционального комплекса по изменениям в вегетативной сфере 9учащению пульса при реакции на различные внешние факторы). Им же проведены первые опыты по психологии эмоций - зачатки экспериментальной психофизиологии аффективных состояний (кормление баранов одинаковой пищей, но одного рядом с волком)

Исследованиями Авиценны начинается возрастная психофизиология. В процессе развития людей от рождения до зрелого возраста имеется не только физиологический рост, но и изменения психических особенностей человека. Важное значение при этом отводилось воспитанию, посредством которого осуществляется, как он считал, воздействие психического на структуру развивающегося организма. Вызывая у ребенка определенные аффекты, взрослые формируют его физиологические качества.

Ибн - аль-Хайсам - Альгазен (965-1039). Выдающийся естествоиспытатель средневековья известен не только как комментатор учений Аристотеля, Евклида, Галена, но и конкретной разработкой одного из механизмов психической жизни - зрительного ощущения (бинокулярное зрение, смешение цветов, контраст).

Ученый впервые обращает внимание на длительность психических актов, объясняемую временем, необходимым для передачи возбуждения по нервным проводникам от "чувствующего аппарата". По критерию длительности зрительного восприятия время объявляется одним из основных факторов ощущения. поэтому при кратковременном предъявлении м.б. правильно восприняты лишь знакомые объекты.

Абу-Хамид Газали (1059-1111). С его именем связывают начало упадка свободомыслия и "оживления религиозных наук". - подчинения арабской средневековой мысли религиозным догматам. "Опровержение" - направлено против перипатетиков Востока.

В психологическом учении Газали нб. ценным представляются мысли о природе слова. "Об именах спорить нельзя, ибо мы сами дали их вещам лишь с позволения божественного закона. Но, здесь для нас важно не само слово, а его значение". Газали подробно описал этапы "божественной эволюции" человека: первое, что сотворяется в человеке - это чувство осязания, затем в человеке сотворяется чувство зрения, далее он наделяется слухом, потом чувством вкуса, и так до тех пор, пока человек не переступает границу мира чувственных предметов. К 7-летнему возрасту у человека "создается различающая способность", последняя фаза "божественного творчества" - наделение человека "пророческим даром".

Ибн Рушд - Аверроэс (1126-1198). Современники говорили, что Аристотель объяснил природу, а Аверроэс - Аристотеля. В психологическом учении Аверроэс дал материалистическое по своей направленности объяснение проблемы соотношения души и тела. Психика, индивидуальная душа, как продукт чувственности формируется в процессе жизни на основе связи с окружающим миром. Источником психики является чувственность, контакт. Понимание души как продукта чувственности говорит о ее уничтожимости после прекращения связи с окружающим миром. Отсюда отрицание бессмертия индивидуальной души.

Аверроэс сделал упор на разделении души и разума. Под душой понимались функции, которые неотделимы от организма (прежде всего чувственность). Что же касается самого разума, то он является божественным и входит в индивидуальную душу извне, подобно как солнце посылает лучи органу зрения.

Аверроэс высказал мысль о том, что по своим возможностям человеческая психика совершенна, чем утвердил идею богоподобия человека в процессе познания. Частям души он противопоставил универсальный для всех божественный разум, который лишь инициирует в человеке движение. Это предполагало равенство людей по интеллектуальным способностям. В то же время, Аверроэс высказывает мысль о различиях в способностях людей : "риторики" (со способностью всех к суждению); "диалектики" (со способностью к диалектическому толкованию "по природе и по навыку"); "аподейктики" (со способностью толкования "по природе и по философской науке").

Аверроэс опроверг принадлежность чувственной части зрения хрусталику, обосновав выполнение этой функции сетчаткой глаза.

2.2. Эволюция психологического знания феодальной Европы.

Утвердившееся к средним векам в Европе христианство устанавливало "свои" - теологические - формы мировоззрения. Вместе с ненавистью к противоречащему священному писанию и основанному на опыте и разуме знанию, как "дело, угодное Богу", утверждается душевный самоанализ, связанный с христианской добродетелью смирения и покаяния. Устанавливаются церковно-обрядовые формы такого самоанализа: проповедь, исповедь, аскетизм, молитва.

Следует однако отметить образование в VIII веке монашеского движения (позднее орденов) с многочисленными монастырями, выполнявшими в тот период функции научных центров (обучение молодежи, переводы античных и восточных текстов, накопление и сохранение научных знаний) В 1150г. основывается Парижский, а в 1167 - Оксфордский университеты. В 1445 г. Иоганн Гуттенберг издает первую печатную книгу.

Воцарилась схоластика, основное направление - комментирование текстов: адаптация под католическую церковь. Это привело к созданию новых методов анализа психических процессов и явлений сознания - умственному эксперименту, к конкретным и занчимым для науки о душе результатам, выразившимся в психологических конструкциях мыслителей данной эпохи.

Святой Августин (354-430), Августин блаженный - один из "отцов церкви", Основные труды: "Исповедь", "О граде Божием", "Монологи", "Против академиков". Августин стал инициатором учения волюнтаризма. Он писал, что все изменения, происходящие с телом, становятся психическими благодаря волевой активности субъекта. Августин выступает против механистической (а точнее - атомистической) трактовки души, за ее целостное понимание. Все знание, по его взгляду, заложено в душе, которая живет и движется в Боге. Оно не приобретается, а извлекается из души опять-таки благодаря направленности воли. "Самое достоверное знание, что я существую и мыслю".

В этой связи ценным для совершенствования психологического знания представляется выделение Августином внутреннего опыта как способа понимания психики и сознания.

В тесной связи с проблемой эволюции человека Августином описывается структура его души, содержащая 7 ступеней: от растительной до созерцания истины и поглощения души Богом.

Августин отрицает всякое насилие (от школьного до государственного), трактуемое как следствие греховной испорченности людей. Однако оправдывает религиозное насилие.

Пьер Абеляр (1079-1142). Основные сочинения: "История моих бедствий", "Диалог между философом, иудеем и христианином", "Да и Нет".

Среди психологических идей Абеляра выделяется определение чувственного восприятия в качестве основы знания. Но в акте чувственного созерцания, по его мнению, человеку дается только единичное. Способность абстрагирования вытекает из возможности воспринимать множество предметов некоторого вида, а также схватывать форму вещи отдельно от материи. Предпосылкой логического рассуждения является опытная наука - физика.

Вера, согласно Абеляру, должна основываться на разумном понимании. Разум становится предварительным условием веры: "Понимаю, чтобы верить", а не наоборот. Цель знания есть истина.

Слово, согласно Абеляру, - есть выражение мыслей - понятие. Само по себе оно не присуще вещи, а становится обозначением по "Установлению", т.е. оно вторично по отношению к обозначаемому. Предпосылка применения слов - это знание предметов.

Фома Аквинский (1225-1274) - "ангельский доктор", видный схоластик, основатель томизма. Фома Аквинский решал задачу обоснования религиозного мировоззрения, утверждая вечность и в то же время земное происхождение Бога.

Душа определяется Аквинским как единственная субстанция, которая первична и не зависит от человека. Единственная способность души - сознавание. Она одна обладает бытием и является источником движения. Субстанции души - это чувственные образы. Поэтому психическая жизнь трактуется Аквинским как продукт души. Отсюда ее виды: простейшие, человеческие, божественные. Формы душевной жизни размещаются в виде своеобразной лестницы в ступенчатом ряду: каждое явление имеет свое место и между ними обозначены четкие грани.

Осознавая, что "душа есть не тело, но акт тела", Фомой также в строго определенном порядке располагаются разумно-волевая, животная и растительные виды души. Внутри самой души иерархически располагаются способности и их продукты: общее чувство, воображение, способность суждения, способность памяти.

Роджер Бэкон (1214-1292) Английский философ и естествоиспытатель. Образование получил в Оксфордском университете, где впоследствии преподавал, а затем был отстранен от педагогической деятельности. В критике нравов своей эпохи никого не щадил, включая Папу.

Главным условие построения новой научной системы Р.Бэкон считал преодоление схоластических предрассудков. Целью всех наук Р.Бэкон считал увеличение власти человека над природой. Его метод, направленный против схоластики, заключается в формуле: "опыт - эксперимент - математика" как инструменты качественно-количественного анализа исследуемых факторов. Р.Бэкон исследовал зрительные ощущения. Объяснительной основой зрительных ощущений у него выступает оптико-механическое обоснование образов - моделей. Р.Бэкон выводит данный процесс из теории распространения, преломления и отражения света. В этой связи он заключает, что движение светового луча первично по отношению к органам восприятия. Из проведенных экспериментов делается вывод, что внешние воздействия формируют внутренний мир человека.

В теории познания Р.Бэкон непоследователен. Основные средства и источники знания, по его взгляду, - это опыт, логическое рассуждение и авторитет. Истинность рассуждений удостоверяется опытом, который из всех источников знания имеет ценность сам по себе. Вместе с тем опыт дает возможность познать тело, но бессилен познать душу. Для познания души необходимо просветление, позволяющее постигать то, чего не может чувственное восприятие.

Психологические идеи Р.Бэкона, его научный метод - исходить из "свойств опыта" и "исчисления" - явились этапным событием в эволюции знаний о человеке. После него схоластика в науке о душе исчезает. Выдающийся ученый доказал, что общие понятия - не реальность и не существуют вне конкретных вещей. Этим он снискал себе неблагодарную для того времени роль ярого противника мистических построений, сторонника материалистического детерминизма.

Дунс Скотт (1265-1303) - "тонкий доктор", получил образование в Оксфорде, где впоследствии преподавал, выезжая в Париж для получения новых степеней. Его научные воззрения оформились в полемике как с представителями религиозной ортодоксии, так и с виднейшими схоластиками средневековья. Религиозные догмы, утверждал он, логически недоказуемы.

Важнейшее произведение - "Оксфордское сочинение".

Психологические воззрения Д.Скотта характеризуются сенсуалистической и эмпирической направленностью. Душа, согласно его учению, всего лишь форма человеческого тела, она создается Богом при рождении человека и во время его жизни неотделима от тела. Душа изначально активна, едина и бессмертна.

Выдающейся заслугой ученого явилось утверждение понятий "дух" и "душа" избыточными объяснительными принципами "лишними" категориями в объяснении сущности и содержания психики человека. Это была своего рода революция в науке о душе, т.к. психическое провозглашалось как свойство, присущее материи. Т.о., носителем психических явлений выступало материальное. Тем самым ученый поставил центральный вопрос развивающегося психологического знания: "Является ли мышление свойством материи?"

Познавательный процесс Д.Скотт определил как творческую способность разума. Деятельность интеллекта, по его словам, превращает чувственные образы в познание. Рассудок не только воспринимает чувственные впечатления, но и видоизменяет их. Поэтому и познание имеет деятельный, волевой характер.

Уильям Оккам (1285-1349) . Английский философ, церковно-политический деятель, представитель номинализма и поздней схоластики. Учился и преподавал в Оксфорде. Выступая против Папы, отстаивал принцип евангельской бедности, чем предвосхитил идеи Реформации. После обвинения в ереси был осужден и заточен на четыре года в Авиньон, откуда спасся бегством. Проблематика сочинений: политика, философия, богословие, логика, физика. Основные произведения: "Распорядок", "Свод всей логики", "Об истолковании", "Избранное".

К выдающимся научным достижениям ученого, в первую очередь, относят его "бритву" или "Лезвие Оккама" - методологический принцип экономии и оптимальности мышления: "Бесполезно делать посредством много то, что можно сделать посредством меньшего". Иначе говоря, не нужно прибегать к объяснению каких-либо явлений многими силами и средствами, когда можно обойтись их меньшим числом. (зачем приписывать животному высшие психические способности, если его поведение можно объяснить механизмами более низкого уровня).

Оккам выделяет два вида познания: интуитивное (опытное) и абстрактное. Интуитивное познание первично, "превосходит" абстрактное и включает чувственность (внешнее восприятие) и самонаблюдение (интроспекцию). Познание объективного мира начинается с опыта и идет через ощущения. Поэтому только чувственное, наглядное знание, обозначаемое интуицией, относится к фактам и может подтвердить реальность существующего.

Учение о чувственной интуиции и опыте в процессе познания связано с требованием простоты объяснения (принципом экономии) и положением реальности существующего единичного. Общее (универсалии) существует только в уме. В самих вещах нет ни общего, ни частного - все это присуще нашему способу познания. Переход в мысли к общему происходит благодаря "интенции" - направленности мысли в логических или психологических актах. Поэтому все общие понятия, категории - всего лишь знаки, логически обозначающие объекты.

Оккам подчеркивал, что каждый предмет есть "имя". Но "имя" относится ко многим явлениям, благодаря чему появилась и стала возможной речь как продукт соотношения человека с предметным миром. Поэтому Оккам не соглашается с утверждение Ветхого завета - "сначала было слово", заявляя, что сначала был предметный мир, затем - обобщение, после всего появилась речь. Речь определяется им как движение мысли, а слово - знак, средство общения, опыта.

2.3. Психологическая мысль в эпоху Возрождения

Эпоха Ренессанса - Возрождения (термин ввел в XVI веке Джорджо Вазари) - период в культурном и идейном развитии стран Западной и Центральной Европы, переходный от средневековой культуры к культуре Нового времени. Возникновение машинного производства, совершенствование орудий и продолжающееся разделение мануфактурного труда, распространение книгопечатания, географические открытия - все это изменило представления человека о мире и о самом себе. В гуманистическом мировоззрении людей утверждается жизнерадостное свободомыслие. В науках возобладает интерес к судьбе и возможностям человека. А в этических концепциях обосновывается его право на счастье.

Новое мироощущение отразилось в стремлении по-новому взглянуть на душу - центральное звено любой научной системы о человеке. В университетах того времени студенты просили преподавателей: "Скажи о душе", - что являлось своего рода лакмусовой бумагой, характеристикой мировоззренческих, научных и педагогических потенций учителя.

Николай Кузанский (1401-1464). Мыслитель раннего Возрождения. За сто лет до Коперника высказал мысли о геометро-механистической картине мира, что предопределило его мировоззренческие взгляды. Сочинения: "Об ученом незнании", "О предположениях", "Простец об уме" и др. Кузанский - первый пантеист эпохи Возрождения - утверждает: "Человек есть Бог...Человек есть также мир, но не конкретно все вещи, раз он человек; он - микрокосм, или человеческий мир".

Процесс познания означает для Н.Кузанского бесконечное совершенствование человеческих знаний. В нем выделяются четыре ступени: чувственное познание, рассудочное познание, синтетическое познание интеллекта-разума, интуитивное (мистическое) познание. Новым словом ученого является определение присутствия рассудка как высшей ступени познания в ощущении-чувстве (как деятельность внимания и различения). Более высокой по отношению к рассудку познавательной способностью Н.Кузанским признавался разум (intellectus). По причине того, что "все вещи состоят из противоположностей в различных степенях", рассудок мыслит их в соответствии с законом противоречия. Разум же способен мыслить бесконечно.

Леонардо да Винчи (1452-1519) . Один из титанов Возрождения представлял новую науку, которая зародилась не в стенах университетов, где по-прежнему комментировались тексты древних, а в мастерских художников и изобретателей. Их опыт радикально изменял культуру и стиль научного мышления. В своей научно-творческой практике они были "преобразователями мира". Высшая ценность придавалась не божественному разуму, а говоря языком Леонардо, "божественной науке живописи". При этом под живописью понималось не только искусство изображения мира в художественных образах. "Живопись, - писал великий ваятель, - распространяется на философию природы". Смысл научной деятельности ученый видел в практической пользе человечеству. Вместе с тем он обосновал глубокую идею о необходимости сочетания практического опыта и его научного осмысления, как главного пути открытия истин. "Наука полководец, практика - солдаты". Математику ученый считал наиболее достоверной наукой, необходимой для осмысления и обобщения опыта.

Пьетро Помпонацци (1462-1525). Итальянский ученый, крупнейший представитель аристотелизма эпохи Возрождения. В трактате "О бессмертии души", исходя из теории двойственной истины отвергал возможность рационального объяснения бессмертия души. В сочинении "О причинах естественных явлений, или о волшебстве" ученый предлагал объяснить все явления не верой в таинства природы, а естественными причинами.

Хуан Луис Вивес (1492-1540). Известный испанский гуманист, педагог. Выступая против схоластики и видя основу познания в непосредственном наблюдении и эксперименте, во многом предвосхитил опытный метод Френсиса Бэкона. Вивес проложил новые пути в психологии и педагогике, считая главной задачей определение не сущности души ("что есть душа?"), а индуктивное исследование ее проявлений. Так, в знаменитой книге книг "О душе и жизни" (1538) он доказывал, что человеческая природа познается не из книг, а путем наблюдения и опыта, позволяющих правильно организовать процесс воспитания. Не абстрактная "сущность" души, а ее реальные проявления должны быть главным предметом научного анализа.

В основе его психолого-педагогической концепции лежит принцип сенсуализма и взгляд на ассоциацию как фактор постепенного формирования личности. Вивес подчеркивает, что знание имеет смысл только тогда, когда оно применяется. Соответственно им намечаются пути усовершенствования памяти, приемы воспроизведения, правила мнемоники. Описательно-эмпирический подход (вместо традиционного схоластически-умозрительного) характерен и для его трактовки эмоциональных и мыслительных процессов.

Последователь Вивеса, врач, Хуан Уарте (1530-1592) также, отвергая схоластику, требовал применять в познании индуктивный метод, изложенный им в книге "Исследование способностей к наукам". Это была первая в истории психологии работа, в которой ставилась задача изучить индивидуальные различия между людьми с целью определения их пригодности к конкретным профессиям. В своем исследовании он ставил четыре вопроса: "какими качествами обладает та природа, которая делает человека способным к одной науке и не способным к другой... какие виды дарования имеются в человеческом роде... какие искусства и науки соответствуют каждому дарованию, в частности ... по каким признакам можно узнать соответствующее дарование",

Бернардино Телезио (1509-1588). Учение Б.Телезио относят к натуфилософским системам эпохи Ренессанса. Известность мыслителю принесла работа "О природе вещей в соответствии с ее началами". Эти "начала" он положил в основу деятельности созданного им близ Неаполя естественно-научного общества. Необузданная фантазия ("вариации на тему Эмпедокла"), характерная для всей науки этого периода, проявилась в концепции души Б.Телезио. Весь мир, согласно его взглядам, наполнен страдательнго-пассивной материей - "полем битвы" противоположных начал: "тепла" и "холода". В этих двух началах осуществляются восприятия людей - бестелесные и одушевленные "первостихии". Поэтому и душевные явления рассматриваются ученым как функции тепла и холода. Сама же душа человека признается в двух сосуществующих разновидностях - телесно-смертной и духовно-бессмертной.

Опираясь на материалистические традиции, Телезио разрабатывает теорию аффектов. Следуя всеобщей природной целесообразности сохранения достигнутого состояния, в положительных аффектах проявляется сила. Стремящаяся к сохранению души, а в отрицательных (испуг, страх, печаль...) - ее слабость. Познание, согласно его взглядам, основано на запечатлении и воспроизведении тонкой материей души внешних воздействий. Разум складывается из сравнения и связи чувственных впечатлений.

Джордано Бруно (1550-1600). В своем учении развивает материалистически-пантеистические взгляды Н.Кузанского и Н.Коперника. Среди его сочинений наиболее значимыми для психологического знания явились трактаты: "О бесконечном". "О сочетании образов и представлений", "Изгнание торжествующего животного", "О монаде, числе и фигуре". В них Д.Бруно рассуждает о Вселенной как об огромном животном. Бог в его системе окончательно "переселяется" в творящую природу, которая сама по себе есть "бог в вещах". Ученый убежден во всеобщей одушевленности природы: "Мир одушевлен вместе с его членами".

Подчеркивая деятельный характер духовного начала, Дж.Бруно нигде не говорит о его бестелесном, отдельном от тела существовании. Человек, по его взгляду, представляет собой микрокосмос, отражение мира. Люди обладают многими средствами познания реальности.

Томмазо Кампанелла (1568-1639). Исходной позицией психологических воззрений сторонника учения Б.Телезио является сенсуализм. Теория Т.Кампанеллы направлена против представлений о "формах", способностях и потенциальных сущностях. Всякое познание, утверждает ученый, имеет своим источником опыт и чувства.

Мыслителем в своих трудах описывается система психологических понятий, включающая память, понимание, умозаключение, желание, влечение и т.д. Все определения выводятся из ощущений, однако чувственное познание нуждается в дополнении рассудком. Рассудок, основанный на понятии и воображении, объединяет чувственные восприятия и опыт. Общие понятия присущи нашему мышлению и являются достоверными принципами наук.

Вместе с познанием ученым утверждается существование веры. Противоречий между верой и познанием нет: мир есть вторая Библия, живой кодекс природы, отражение Бога. Следуя Августину, Т.Кампанелла устанавливает в качестве отправной точки зрения тезис: достоверно известно только то, что я существую. Всякое познание сводится к познанию самого себя.

3. Философские направления в психологии Нового времени (XVII столетия)

Интенсивное развитие капиталистических отношений в XVI-XVII вв. повлекло за собой бурный расцвет многих наук, прежде всего естествознания. Развивались "механические искусства" (создание наземных механизмов, техники, машин и т.д.).

Все это подрывало средневековую богословскую фантастику. Требовалось формирование нового взгляда на природу в целом и место человека в ней.

Общее выступление против церковной гегемонии, борьба за освобождение разума человека от религиозного гнета, борьба за светский характер науки - является отличительной чертой психологии Нового времени.

Методология и методы познания Эмпиризм Рационализм - источник всех знаний - чувственный опыт;

- общие понятия имеют опытное происхождение Ф.Бэкон, Т.Гоббс, Дж.Локк;

- ведущий научный метод - индукция (от частного к общему) - источник знаний - разум;

- общие понятия выводятся из самого ума и врожденных интеллектуальных способностей Р.Декарт, Г.Лейбниц, Спиноза;

- ведущий научный метод - дедукция (от общего к частному)

Психофизическая проблема

Природа познавательных способностей человека, их отношение с одной стороны, к внешнему физическому миру, с другой - к организму человека. Материализм Идеализм Дуализм Спиноза, Бэкон, Гоббс Лейбниц, Беркен Декарт

Из философии в область психологии переносятся механистические принципы, и все психические явления, поведение и сознание человека трактуется и описывается по образу механических процессов.

Значение психологии Нового времени

Были сформулированы основные теоретико-методологические принципы будущей экспериментальной психологии.

Недостаток: непоследовательность, половинчатость, колебания философско-психологических систем (переход от феодализма к капитализму)

Ф.Бэкон (1561-1626гг.) - основатель английского материализма и эмпирического направления в психологии.

Передовые позиции в XVII в. занимала Англия

Книга Бэкона "Новый органон". Он не смог преодолеть влияния богословских идей. По его мнению человек наделен 2 душами: чувствующей и разумной. Чувствующая душа представлялась ему как невидимое глазу телесное вещество, пульсирующее по всему телу и проявляющее себя в ощущениях и восприятиях. Все ощущения между собой связаны и зависят от внешних раздражителей.

Восприятие считается более главной формой, чем ощущения. Весь чувственный материал обрабатывается разумной душой, которая проявляется в памяти, воображении, мышлении.

Бэкон считал. Что по степени развитости памяти, воображения и мышления можно классифицировать людей, их род занятий (память - история, воображение - поэзия, искусство, рассудок - наука)

Все человеческие недостатки сведены к 4 видам: призраки Рода, Пещеры (обусловлены природными свойствами человека и его психики), Рынка, Театра (особенности совместной жизни людей)

Призраки Рода - человек искажает природу вещей, например, человеческому глазу недоступно атомарное строение вещей, следовательно, наши ощущение и восприятие обманывают нас (в помощь - микроскоп)

Призраки Пещеры - связаны с индивидуальными особенностями каждого человека (привычки, дальтонизм) приводят к субъективным искажениям процесса познания.

Призраки Рынка - проистекают из особенностей социальной сферы, заключаются в подверженности людей общераспространенным оценкам, взглядам, суждениям, неправильном толковании слов, понятий при обмене мыслями.

Призраки Театра - их причина в искажающем воздействии ложных теорий и учений, возникают при принятии чужих взглядов, идей без собственного опыта, слепое преклонение перед авторитетами, которые подобно актерам в театре подчинили себе умы зрителей.

Разработал методологию познания: специальный метод научного поиска, который позволял от отдельных фактов придти к общему выводу (индукция), любой эксперимент должен подчиняться правилам.

3 типа упорядочивающих таблиц: Таблица наличия Таблица отсутствия Таблица степени Случай, где изучаемое явление обнаруживается Примеры, где они не проявляются Случаи, отражающие усиление или ослабление исследуемого явления

Бэкон не имел возможности применить свой индуктивно-эмпирический метод в психологии, однако положил начало изучения психических явлений на основе опытов и наблюдений.

Ф.Бэкон дает классификацию учений о человеке. К наукам о теле отнесены атлетика, медицина, косметика, учение о наслаждениях. Науки о душе включают учения о "боговдохновенной душе", о "чувствующей душе", учение "о субстанции и способностях души".

В своей концепции двух видов души Ф.Бэкон следовал перипатетической традиции: растительная и животные души человека совмещаются и взаимодействуют с телом, определяя нормальное отправление жизненных функций. Растительная душа - невидимая жидкость, разжиженная теплотой, движется по трубкам - нервам и воздействует на все члены организма. Что касается разумной (мыслящей) души, то ученый не смог отчетливо провести границу между "царствами" Бога и человека.

В общем учении о природе и состоянии человека Ф.Бэкон выделяет учение о связи души и тела, включающее учение о впечатлениях и учение об указаниях (физиогномику и истолкование снов).

Р.Декарт (1596-1650 гг.) - французский математик, философ, естествоиспытатель. Чувства и опыт считал ошибкой, только интеллект способен осознать истину ("Если я мыслю = я существую")

чувства

память

воображение

Интуиция - "состояние умственной самоочевидности"

Рационализм Р.Декарта основывается на применении следующих методов познания: математического (попытке всеобщей математизации научного знания); дедукции (действии ума от предпосылок к следствию, от общего к частному); интеллектуальной интуиции (представление в уме фундаментальных истин, не вызывающих сомнений). Мыслитель формулирует правила своего метода: 1) очевидности: истинно то, что воспринимается отчетливо, не дает повода к какому-либо сомнению, 2) дедукции: сложное дели на более простые составляющие, 3) индукции: познание от простейшего к более сложному, трудному, 4) энумерации: полного перечисления образов, классификации.

Декарт ввел понятие о машинообразном характере поведения людей и животных. А также строения тела и психофизиологических функций (ощущения, память и т.д.) - все они работают как часы.

Создал схему рефлекторной природы поведения человека (трубки, "животные духи")

Начиная с Декарта психология перестала существовать как наука о душе, а стала выступать как наука о сознании.

Дуализм Декарта - в наличии двух независимых методов познания: экспериментальный - для анализа механики тела, интроспекция (самонаблюдение) - для познания души.

Душа и тело существуют самостоятельно, но могут взаимодействовать, следовательно, страсти (трактовались неоднозначно).

1-й уровень 2-й уровень 3-й уровень

Предлагал 2 способа умерения страстей и аффектов

1) - переход к другому виду деятельности

2) - рациональный путь (рассуждения о причинах аффектов)

Томас Гоббс (1588-1679) - английский мыслитель.

Установил единство эмпирического и рационального познания. В основе всего лежит материя. Нет ни духов, ни врожденных идей, ни бестелесных душ.

Психическое - это особое внутреннее состояние движущейся материи.

призраки образы вещей

мысли образы 1-го

вида представления (слабе-

ющие ощущения)

простые сложные

нервная (1предмет) (собиратель-

система ные образы)

раздра познавательные процессы

житель

нервная система

отвращение и притя-

жение призраки удовольствие,

неудовольствие

образы 2-го страсти

рода аффекты

эмоции

Гоббс выдвинул догадку об ассоциативном механизме, но самого термина "ассоциация" - не ввел (предвестник будущей ассоциативной психологии)

Важная роль в познавательных процессах - у речи: 1 функция - орудие мысли; 2 функция - средство общения.

Идеи Гоббса ускорили преобразование психологии из науки о душе в науку о психических явлениях.

Затронул изучение высших проявлений человеческой психики - воли и мышления.

Бенедикт Спиноза (1632-1677 гг.) - голландский философ. За религиозное свободомыслие отлучен от еврейской общины.

В основе учения Спинозы - пантеизм.

Представил Природу как единую субстанцию. Эта субстанция имеет частные состояния и видоизменения (модусы). Человек выступает с одной стороны как модус тела, с другой - как модус мышления.

Со стороны телесной организации человек представляет собой множество разнородных структур ("индивидуумов"), состоящих из элементов: жидких, мягких и твердых компонентов.

Тело взаимодействует с внешними предметами. Эти взаимодействия фиксируются в душевных состояниях, следовательно, тело выводится из-под власти души и наоборот, влияет на душу.

Учение о страстях и аффектах ("Этика")

Аффекты - состояния побуждающие человека к действию. Утверждалось, что существуют три побудительные силы: а) влечение, которое относясь и к душе, и к телу, есть "не что иное, как самая сущность человека", б) радость и в) печаль. Доказывалось, что из этих фундаметальных аффектов выводится все многообразие эмоциональных состояний.

Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716 гг.) - немецкий философ, математик, физик, историк, юрист.

Истинными атомами природы он называл душеподобные единицы - монады, из бесчисленного множества которых состоит мироздание. Монады просты, неделимы, вечны.

Монада - это единство души и тела.

Развитие монад проходит стадии:

1) Чистые монады - неживая, но вечнодвижущаяся материя"

2) Монады-души - на уровне растений и животных

3) Монады-духи - свойственны человеку

4) Монады ангела и Бога

5) Сторонник психофизического параллелизма: психическое и физическое существует параллельно, но в одинаковых состояниях.

Впервые показал активную природу сознания и его изменчивость. Учение перцепции (досознательные процессы) и апперцепции (осознаваемые процессы).

Лейбниц - предвестник учения о порогах сознания.

Джон Локк (1632-1704 гг.) - английский философ-просветитель, врач, педагог.

Выступал против врожденных идей (если бы идеи были врожденны, они были бы доступны детям, идиотам, дикарям). Наблюдал за детьми, больными - идеи бога, зла, справедливости ими не сознаются.

Учение Локка о внешнем и внутреннем опыте (рефлексия). Внешний - то, что дает природа, внутренний - "опыт об опыте". Учение о первичных и вторичных качествах (способность вещей вызывать в душе идеи)

Учение о простых и сложных идеях.

Учение о границах и уровнях познания (интуитивный, демонстративный, чувственный).

4. Возникновение и развитие ассоциативной психологии в XVIII веке

В XVIII веке в Западной Европе нарастал процесс дальнейшего укрепления капиталистических отношений. Произошла индустриальная революция, которая превратила Англию в могущественную державу. Глубокие экономические изменения привели к революции во Франции. Расшатывались феодальные устои Германии. Эти социальные сдвиги укрепляли, в противовес клерикализму, всесилию церкви, новые идеологические подходы. Расширялось и крепло движение, названное Просвещением.

Ассоциативная психология как одно из основных направлений психологической мысли, объясняющее динамику психических процессов принципом ассоциаций, имеет многовековые традиции. Сам термин "ассоциация" (от познелат. Соединение) означает связь между психическими явлениями, при которой актуализация одного из них влечет за собой появление другого.

Понятие ассоциации было введено Аристотелем, термин - Локком, но подход к ассоциации как универсальному механизму психической жизни был сформулирован впервые Девидом Гартли.

В XVIII веке ознаменованном завершением построения динамико-механистической картины мира, возникают направления ассоциативной психологии: естественно-научное:(Д.Гартли и Д.Пристли связывали возникновение ассоциаций с взаимодействием организма и внешней среды) и идеалистическое (Дж.Беркли и Д.Юм рассматривали ассоциации как связь феноменов внутри сознания субъекта). Благодаря научной деятельности представителей этих направлений к концу XVIII века утвердилось воззрение, согласно которому: а) психика построена из элементов - ощущений, которые первичны; б) сложные психические образования (представления, чувства, мысли) вторичны и возникают посредством ассоциаций; в) условием образования ассоциаций является смежность двух психических процессов; г) закрепление ассоциаций обусловлено живостью ассоциируемых элементов и частотой повторения в опыте.

Джорж Беркли (1685 -1753). Английский философ-идеалист. В основе его теоретической концепции - отрицание "великого механического начала". Беркли принимал за первичное не физическую реальность, не жизнедеятельность организма, а феномены сознания. По Дж.Беркли, опыт - это непосредственно испытываемые субъектом ощущения: зрительные, мышечные, осязательные и др. Вещи есть комбинация ощущений или идей. Пространство, согласно Беркли, - продукт взаимодействия ощущений. Одни ощущения (напр. зрительные) связаны с другими (напр. осязательными), и весь этот комплекс ощущений люди считают вещью, данной им независимо от сознания

Ученый делает выводы: а) человек воспринимает только свои, единичные идеи (ощущения); б) существование вещей состоит из воспринимаемости; в) идеи усваиваются бестелесной субстанцией (человеческой душой; г) душа обладает: разумом - способностью воспринимать идеи и волей - способностью в определенных пределах вызывать или воздействовать на них.

В теории зрительного восприятия пространства Дж.Беркли высказал несколько ценных идей: а) удаленность, положение и величина предметов воспринимаются первоначально только осязанием (собственно глаз ничего, в том числе трехмерное пространство, не воспринимает); б) в опыте происходит соединение зрения и осязания, в результате собственно осязаемые качества (расстояние, величина, фигура) начинают восприниматься зрительно (также и слух); в) эта связь в опыте обеспечивает правильное поведение человека - пространственные характеристики вещей даются нам посредством мышечных ощущений, возникающих от поворота глаз, от напряжения его мышц; г) зрительные образы связаны с языком: зрение стало для осязания языком, стало выражать содержание зрительного опыта.

Дэвид Юм (1711-1776) - английский философ, историк экономист, публицист. Он оказался создателем оригинальной скептической науки, фундаментом которой являются: а) радикальный феноменолизм - субъективно-идеалистическое учение, согласно которому познание имеет дело не с объектами материального мира, существующими независимо от сознания, а лишь с совокупностью элементарных чувственных компонентов, б) агностицизм и в) как важнейшая основа - психологизм теории познания.

Принцип ассоциаций и виды ассоциативных связей описываются психологическим механизмом. Выделяют типы ассоциаций: по сходству, по смежности в пространстве и времени, причинности, по контрасту. Принцип ассоциаций Юм возводит в ранг объяснительного принципа (по аналогии с законом гравитации Ньютона), но причины "притяжения" в человеческом мире, как и телесном, непознаваемы. Познание, по Юму, - это ассоциация различных идей. Знание отношений причинности в окружающем человека мире устанавливается в опыте. Поясняя это положение, он приводил такой пример: если хлеб однажды насытил вас, то рождается уверенность, что подобные объекты будут вызывать те же действия.

Д. Гартли(1705-1757 гг.) - английский мыслитель, один из основоположников ассоциативной психологии. Стремился объяснить психические процессы на основе принципов И.Ньютона. Гартли представил психический мир человека продуктом работы организма как вибраторной машины. Вибрации служат физиологической основой психических процессов: ощущений, восприятия, мышления; основой эмоциональных состояний; произвольных и непроизвольных движений. Различия протекания психических процессов объясняются различием вибраций (физиологически: по силе, частоте, месту воздействия, по направлению проникновения в мозг). Параллельно этому в мозгу возникают, сочетаются и сменяют друг друга психические "спутники" этих вибраций - от чувствования до абстрактного мышления и произвольных действий.

Механизм ассоциаций включает следующие этапы: вибрации внешнего эфира вызывают соответствующие вибрации вещества нервов и мозга; этим вибрациям соответствуют определенные психические явления; между вибрациями устанавливается определенная связь; в последующем вызов одной вибрации привлечет за собой и вызов другой; это соответствует процессу вызывания одной идеи при помощи другой

5. Развитие эмпирического направления в психологии XVIII века

XVIII век вошел в историю как век Просвещения и эпоха великой французской революции. Наиболее существенные черты французской эмпирической психологии. Отличающие ее от английской, - внимание к проблеме активности человеческого сознания, указание на его обусловленность факторами общественного развития. Самыми радикальными критиками любых учений, допускающих влияние на природу и человека сил, ускользающих от опыта и разума, выступили французские мыслители. Они объединились вокруг семнадцати книг "Энциклопедии" , освещавших новейшие достижения науки, техники и искусства (поэтому их принято называть "энциклопедистами").

Жюльен Офре де Ламетри (1709-1751) - выдающийся французский материалист, физик, медик, экспериментатор. Ламетри предложил образ "человека-машины". Он считал, что приписывать человеку душу столь же бессмысленно, как искать ее в действиях машины. Ученый делает вывод о том, что: 1) человек - машина "особого рода", способная "чувствовать, мыслить, уметь отличать добро от зла..."; 2) "человеческое тело - это заводящая сама себя машина, живое олицетворение беспрерывного движения"; 3) в отличие от часовых механизмов человеческое тело действует после "поломки" нескольких "пружин" и "колес".

Этьен Бонно де Кондильяк (1715-1780) - пропагандист опытного знания, критик метафизики и схоластики. Кондильяк утверждал, что вся деятельность души - это измененные ощущения, а обязательными эмоциональными спутниками ощущений являются удовольствие или неудовольствие. Из сравнения ощущений возникает потребность - внутренняя неудовлетворенность, стремление получить удовольствие или избежать неудовольствия. Они (потребности) есть результат познания. На основе потребностей возникает воображение - как образ, отвечающий потребности. Коренным образом душевную жизнь меняет осязание - когда собственные внутренние состояния начинают проецироваться на внешний предмет. Мышление представляет само ощущение в различных его превращениях. Удовольствие и неудовольствие - обязательные эмоциональные спутники ощущений.

Клод Андриан Гельвеций (1715-1771) - французский философ-материалист, идеолог французской буржуазии 18 века. Содержание психологической концепции ученого реализовалось в следующих положениях: из ощущения формируются интеллектуальные способности; все умственные операции сводятся к ощущениям; "выносить ощущения - значит рассуждать". Выполнять умственные операции, сравнивать идеи можно при наличии внимания. Внимание предполагает усилие. Делать усилие побуждает интерес. Интерес предполагает стремление к счастью. Интересы бывают трех видов: индивидов (личные, частные); социальных групп внутри общества (сообществ); общественный интерес. Счастье - физическое удовольствие, в котором начало поступков, действий, мысли и т.д.

Интеллектуально-нравственные качества человека, как считал Гельвеций, не являются врожденными, а создаются обстоятельствами его жизни, к которым относятся: разное положение людей в обществе; стремление к славе как замаскированная жажда наслаждений и др. Исходя из этого, воспитательное воздействие он возвел в степень силы, способной лепить из людей что угодно: неравенство умов объяснить воспитанием, воспитание делает нас тем, чем мы являемся.

К.Гельвеций делает важный для обоснования материалистического антропогенеза вывод: становление человеческого сознания как родовой способности происходило не только в процессе общения, но и в ходе трудовой деятельности: без производства различных средств и орудий люди "все еще бродили бы в лесах пугливыми стадами".

Пьер Жан Жорж Кабанис (1757-1808) - французский материалист, врач, экспериментатор. Активно сотрудничал с французскими энциклопедистами.

Проблематика научных изысканий Кабаниса очень обширна. Это отношения между умственной организацией и умственными, нравственными способностями; физическое исследование ощущений; влияние возраста на характер представлений и нравственных побуждений; влияние полов на представления и побуждения; влияние темпераментов на представления и побуждения.

П.Кабанису принадлежит формула: мышление - функция мозга. Этот вывод он подкреплял наблюдениями, подсказанными кровавым опытом революции. Ему было поручено выяснить, осознает ли человек, которому отсекают голову на гильотине, свои страдания (о чем могут, например, говорить конвульсии). П.Кабанис ответил на этот вопрос отрицательно.

Выводы, к которым пришел ученый, сводятся к следующим положениям: 1) только обладающий головным мозгом человек способен мыслить; 2) движения обезглавленного тела носят рефлекторный характер и не осознаются; 3) сознание - это функция мозга; 4) понятие о функции, выработанное физиологией применительно к различным органам распространялось на работу головного мозга: мышление такой же продукт мозга, как секреция поджелудочной железы или печени; 5) к внешним продуктам мозговой деятельности Кабанис относил выражение мысли в словах и жестах; 6) за самой мыслью скрыт неизвестный нервный процесс; 7) медицина является главным средством совершенствования человеческого рода: воздействуя на тело, можно добиться изменения духа.

6. Зарождение и развитие культурно-исторического направления

в психологии XVIII века

В XVIII веке начинают зарождаться и утверждаться идеи историзма, которые резко отличают психологическую мысль этого периода от господства строгого механицизма этой эпохи.

Во-первых, эти идеи проникают в объяснения природы, как неорганической, так и живой. Во-вторых, если прежняя картина мира являлась геометро-механистической, то отныне многие мыслители разделяют гипотезу об эволюции природы, ее переходах от одной эпохи к другой. В -третьих, вершиной этих превращений считался "естественный человек", независимо от того, к какому сословию он принадлежал. В-четвертых, в эпоху восходящего капитализма его идеологи представляли общество как продукт интересов и потребностей отдельных индивидов.

Джамбаттиста Вико (1668-1744) - итальянский мыслитель Просвещения, автор идеи "исторического круговорота". В трактате "Основания новой науки об общей природе вещей" выдвинул идею о том. что каждое общество проходит последовательно через три эпохи: богов, героев и людей. Предполагалось, что развитие происходит в силу собственных внутренних причин, а не игры случая или предопределений божества. В частности, появление абстрактного мышления связано с развитием торговли и политической жизни.

Таким образом, во-первых, на место культа отдельной личности был поставлен культ народного духа; во-вторых, Дж.Вико открыл новый аспект в проблеме детерминации психического: приоритет исторически развивающихся духовных сил общества по отношению к деятельности отдельной личности.

Шарль Луи Монтескье (1689-1755) - выдающийся французский просветитель, ученый. При формировании гражданских законов Монтескье важную роль отводил этническим особенностям населения, характеру народа, "физическим свойствам страны": климату, почве, образу жизни народа, нравам, обычаям и т.д.

Мари Жан Антуан Никола Кондорсе (1743-1794) - французский просветитель. Историческое развитие, по мнению ученого, происходит в виде бесконечного прогресса (десяти стадий), обусловленного как внешней природой, культурными достижениями (открытия, изобретения), так и взаимодействием людей. М.Кондорсе не отрицал роли внутренних побуждений человека, но в качестве двигателя истории у него выступали не отдельные личности, а массы.

Иоганн Готфрид Гердер (1744-1803) - немецкий мыслитель, выдающийся просветитель. В "Идеях к философии истории человечества" утверждает мысль о том, что общественные явления изменяются закономерно; данные изменения есть необходимые ступени в общем становлении народной жизни; определяющее начало есть развитие не одного только разума, но широко понятой гуманности, человечности, достигнутой благодаря взаимному влиянию людей друг на друга; духовная активность, отличающая человека от животного, проявляется прежде всего в языке. В "Исследовании о происхождении языка" И.Гердер пытался развить исторический взгляд на языковое творчество и вместе с тем связать его с психологией мышления.

Александр Николаевич Радищев (1749-1802) - выдающийся отечественный просветитель, ученый. За его знаменитое "Путешествие из Петербурга в Москву" он был приговорен к смертной казни, замененной ссылкой в Сибирь. В ссылке он написал трактат "О человеке, его смертности и бессмертии". Само название трактата соотносило его с приобретшим в ту эпоху популярность произведением Гельвеция "О человеке". Но если Гельвеций выдвигал на передний план культ чувственности и интересы индивида, то Радищев же подчеркивал, что в ряде вопросов его мысль "разнствует от гельвециевой": а) французский энциклопедист не показал, что "человек паче всех есть существо соучаствующее", т.е. социальное; б) Радищев искал ключ к психологии людей в условиях их общественной жизни: "Человек рожден для общежития".

Итоги эпохи Просвещения

Попытки объяснить поведение людских масс естественным и закономерным ходом истории, устремленным к новым прогрессивным формам жизни, независимым от власти правителей, вызвали ярость реакционных кругов. Многие мыслители эпохи Просвещения жестко преследовались. Их сочинения сжигались. Но идея прогрессивного исторического развития народа и его культуры как факторов, определяющих сознание отдельных индивидов, укрепилось и обогатилась в следующую эпоху, оказав глубокое влияние на искания и в области психологии.

Век Просвещения подготовил два направления в разработке проблем психологического познания: а) изучение психики как функции высокоорганизованной материи - головного мозга. Это способствовало экспериментальному исследованию тех явлений, которые считались порождением бестелесной, соединяющей человека с Богом души; б) направление, согласно которому индивидуальная психика коренится в социальных формах, нравах, обычаях, духе народа, движимого собственной энергией культурного творчества, а не божественным промыслом. Оно вело к позитивному изучению фактов, запечатлевших психологическое своеобразие исторического бытия этого народа (в языке, мифологии, быте и др.).

7. Психологические идеи в немецкой классической философии

Иммануил Кант (1724-1804) - выдающийся немецкий философ, ученый-энциклопедист явиля родоначальником немецкой классической философии К основным сочинениям относятся "Критика чистого разума" (1781), "Критика практического разума" (1788), "Критика собственности суждения" (1790).

Научное знание, согласно Канту, начинается с воздействия внешних объектов на нашу способность восприятия. Но сами объекты - это "вещи в себе". Они не познаваемы. Он назвал их ноуменами - умопостигаемыми сущностями, в отличие от феноменов как чувственно созерцаемых явлений.

Эти явления осознаются субъектом благодаря тому, что он обладает от рождения особыми орудиями - априорными (предшествующими всякому опыту и независимыми от него) формами мышления, способами организации знания, категориями. Помыслить о чем бы то ни было - значит обобщить, синтезировать чувственные представления посредством категорий (таких, как причинность, время, пространство). Они фильтруют и структурируют данные нашего опыта, который без этих категорий был бы бессмысленным хаосом.

Т.о., проблематика научной деятельности И.Канта очень обширна и включает обоснование всеобщности и необходимости научного знания и познания, развитие учения о пространстве и времени как априорных формах чувственности, исследование вопросов рассудка и разума, явления и "вещи в себе", природе и свободе. Все эти проблемы вплетены в психологическую концепцию великого ученого.

Учение канта, доказывая априорную целостность, интегральность психического образа объекта, отвергало ассоцианизм, считавший первичным психические атомы, которые объединяются благодаря ассоциациям. Кантова идея о том, что сознание изначально организовано, изначально обладает структурой и способами построения своего материала, прочно вошла во многие психологические концепции XX столетия.

Иоганн Готлиб Фихте (1762-1814) - выдающийся немецкий философ, второй после Канта представитель немецкого классического идеализма. Активный общественный деятель. Приверженец строго научного исследования явлений. Последователь субъективно-идеалистического подхода и принципа в теории познания. В качестве принципов науки И.Фихте провозглашает свободу, волюнтаризм, критицизм и очевидность. В основу его психологической концепции положено учение о субъекте деятельности - "Я". Раскрывая его содержание, ученый обращает внимание на то, что "Я" - это есть абсолютный субъект, который наделен бесконечной активностью и творит мир. Но "Я" - не индивидуально, но и не субстанция. "Я" - это и нравственная деятельность сознания, и ограниченный человеческий субъект (эмпирическое "Я")

Человеческое "Я" представляется И.Фихте противопоставлением в своих рамках ("я" - "не-я"), как результат ограничения и противопоставления. На основании своей концепции ученый делает выводы, что сущностью "Я" является деятельность, а не познание (как у Канта). Органом разумного познания у личности выступает созерцание истины умом - "интеллектуальная интуиция". Ее творческая способность раскрывается в разумной воле, которая проявляет себя в эмпирическом "Я". Знание человека не является целью, а провозглашается средством господства над природой.

Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг (1775-1854) - немецкий философ, представитель немецкой классической философии. В своей теоретической концепции Ф.Шеллинг применил диалектический метод к природным процессам. Природное тело он представил продуктом деятельности динамических начал - сил, противоположно направленных. В основе живого организма заложен принцип целесообразности. Деятельность человеческого "Я" имеет теоретическую и практическую сферы. Содержание человеческой деятельности представлено психологической схемой, включающей этапы: ощущения - созерцания - представления - суждения- осознания себя самостоятельным и самодеятельным.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) - великий немецкий мыслитель. В основу всех явлений природы и общества ученый положил абсолютное, духовное и разумное начало в трех его формах: "абсолютную идею", "мировой разум", "мировой дух". В соответствии с этими компонентами Г.Гегель выделяет этапы развития абсолютной идеи. Логика - это развитие идеи в собственном лоне, в стихии чистого мышления, где идея раскрывает свое содержание в системе взаимопереходящих логических категорий. Философия природы - это развитие идеи в форме инобытия - природы, которая служит лишь внешним проявлением саморазвития логических категорий, составляющих ее духовную сущность. Философия духа - это развитие идеи в мышлении и истории (в "духе"). На этом этапе абсолютная идея вновь возвращается к самой себе и постигает свое содержание в различных видах человеческого сознания и деятельности.

Психология Г.Гегеля изложена в учении о субъективном духе - индивидуальном сознании. В соответствии с его концепцией индивидуальное сознание в своем развитии проходит этапы - ступени:

- дух как душа, который сплетен с телом (формы психических проявлений, обусловленные возрастными, физиологическими, национальными особенностями: ощущения, характер, темперамент). В таком контексте он выступает предметом антропологии;

- дух как сознание предстает в форме рефлексии и является предметом феноменологии духа (развитие сознания вообще, далее - к самосознанию и к разуму);

- дух как ум (теоретический дух - познание), воля (практический дух), нравственность (свободный дух) предстают предметом собственно психологии.

Людвиг Андреас Фейербах (1804-1872) - немецкий философ-материалист, атеист. Особенность теоретической концепции Л.Фейербаха заключается в ее антропологизме. Исходный пункт его антропологии - критика Гегеля по вопросам идеалистического понимания человеческой сущности и сведения к самосознанию; отказ от идеализма вообще ("природа составляет основу духа"); подчеркивание связи идеализма с религией и идеалистического характера гегелевской диалектики.

В антропологии Л.Фейербаха на первый план выступает проблема сущности человека, которая является единственным универсальным и высшим предметом философии. В этой связи человек предстает субъектом мышления, а не мышление является субъектом.

8. Естественно-научное направление психологических

исследований в первой половине XIX

Учение английского натуралиста Чарльза Роберта Дарвина (1809-1882) произвело революцию во всем строе биологического и психологического мышления. Он создал эволюционное учение о происхождении видов путем естественного отбора.

Дарвин утверждал:

1) идею естественно-эволюционного происхождения человека. Дарвинизм опровергал библейский догмат о том, что все виды живых существ раз и навсегда сотворены Богом. Человек создан не по образу и подобию Божьему, но является выходцем из обезьяньего стада;

2) принцип биологического детерминизма. В основе воссозданной величественной картины развития живой природы лежало новое объяснение причинных факторов этого развития, т.е. биологического детерминизма.

Новый подход к психической жизни вводил новые объяснительные начала. К ним Дарвин относил следующие:

а) естественный отбор. Ученый указывал на естественный отбор как на фактор выживания организмов в постоянно угрожающей их существованию среде. В ходе эволюции выживают те, кто смог наиболее эффективно приспособиться. Опорным в этой объяснительной схеме выжили в борьбе за существование, передают свои свойства потомству. Между особями, образующими данный вид, существуют биологически предопределенные различия. Без изменчивости не было бы и развития. Выживают же те, кому удалось лучше приспособиться - адаптироваться;

б) целесообразность. Ч.Дарвин дал точное научное объяснение целесообразности, не обращаясь к понятию о врожденной цели. Это нововведение произвело переворот не только в биологии, но и в психологии;

в) адаптация. Поскольку естественный отбор отсекает все не нужное для жизни, то он истребил бы психические функции, если бы они не способствовали приспособлению. Это побудило рассматривать психику как элемент адаптации организма к окружающей среде. Психика не могла более представляться изолированным "островом духа". Определяющим для психологии взамен отдельного организма становится отношение "организм-среда". Это порождало новый системный стиль мышления, который в дальнейшем привел к выводу, что предметом психологии должно быть не сознание индивида, но его поведение во внешней среде, изменяющей (детерминирующей) организм и психический склад индивида;

г) окружающая среда. Среда провозглашалась силой, способной не только вызывать, но и видоизменять жизнедеятельность. Живой организм есть продукт взаимодействия со средой, причем жизнь вида посредством механизма наследственности является важной детерминантой жизни особи;

д) индивидуальные вариации психического. Понятие об индивидуальных вариациях является непременной составной частью эволюционной теории Ч.Дарвина. Следовательно, к ним относятся и вариации в сфере психики. Это придало мощный импульс разработке нового направления в психологии, предметом которого стало изучение индивидуальных различий между людьми, обусловленных законами наследственности. Это направление инициатором создания которого стал кузен Ч.Дарвина Фрэнсис Гальтон, превратилось в разветвленную ветвь дифференциальной психологии;

е) преемственность психики животного и человека. Дарвинизм стимулировал изучение психики животных, став основанием еще одного нового направления в науке - зоологии. Отвергнув версию о непроходимой пропасти между человеком и животным, эволюционная биология стала предпосылкой широкого изучения с помощью объективных экспериментальных методов механизмов психической регуляции поведения на таких объектах, как животные (белые крысы, собаки, обезьяны и др.);

ж) инстинкты: проблемы разума и эмоций.

Дарвинизм послужил толчком к истолкованию в XIX - начале XX веков психических проявлений у животных по аналогии с психикой человека, развитию сравнительной психологии. Одним из первых направлений в этой области был антропоморфизм (Дж.Романес). Среди других зоо- и биопсихологических изысканий XIX - начала XXвеков выделялись:

- открытие "закона Ллойда Моргана" (1894): не приписывать животному высшие психические способности, если его поведение можно объяснить механизмами более низкого уровня; введение термина "обучение путем проб и ошибок" для обозначения формы научения у животных;

- формирование механистического направления: обоснование отсутствия у животных психики (Ж.Фабр, Ж.Леб, школа "объективной сравнительной психологии" в лице А.Бете, Т.Беера, Э.Циглера, И.Иксюкуля);

- отвержение теории тропизмов и рассмотрения поведения простейших как механический результат прямого воздействия внешнего раздражителя. Обнаружение американским натуралистом и зоологом Г.Дженнингсом элементарных форм научения у простейших;

- создание Э.Торндайком, автором книг "Ум животных" (1898), "Ум обезьяны"(1901), экспериментальной техники в сравнительной психологии ("метод проблемного ящика и лабиринта");

- разработка в 1900 г. В.Смоллом лабиринтной модели поведения и Р.Йерксом метода множественного выбора, с помощью которого исследовались процессы обобщения у животных, в том числе у приматов; доказательство В.Кёллером наличия интеллекта у животных; создание этологии как самостоятельной науки, изучающей поведение животных в естественных условиях (К.Лоренц, Н.Тинберген, К.Фриш);

- возникновение новой отрасли - детской психологии. В 1876 г. И.Тэн опубликовал "Заметки об усвоении речи у детей и в человеческом роде", в 1877 г. Ч.Дарвин - "Биографический очерк одного ребенка". Появляются Дж.Селли, В.Штерн, К.Гросс, К.К.Бюллер и др.), теория рекапитуляции Ст.Холла и Дж.Болдуина - перенесенный в детскую психологию и эмбриологию биогенетический закон дарвиниста Э.Геккеля;

- выдвижение концепции первобытного анимизма (Э.Тейлор, Дж.Фрезер), утверждающей тождество умственного механизма современного и первобытного человека.

9. Развитие психофизиологии

В начале XIX столетия стали складываться новые подходы к психике. Отныне не механика, а физиология стимулировала рост психологического знания. Имея своим предметом особое природное тело, физиология превратила его в объект экспериментального изучения.

Психофизиология является областью междисциплинарных исследований на стыке психологии и нейрофизиологии, направленных на изучение психики в единстве с ее нейрофизиологическим субстратом.

Альберт фон Галлер (1708-1777) - швейцарский естествоиспытатель, врач и поэт, один из основоположников экспериментальной физиологии. Сделал значимые для науки выводы об автономном характере мышечной сократимости. Галлер ввел понятие "мышечная сила" (аналог механической), объединяя в нем раздражимость и нервную силу, установил существование собственных законов нервной деятельности, не зависимых от души как нематериального начала. Ему принадлежит идея локализации психических функций в отделах головного мозга, откуда берут начало соответствующие нервы.

Георгий Прохазка (1749-1820) - чешский анатом и физиолог, доктор медицины. К его научным достижениям следует отнести утверждение онтологических принципов разнообразия, непрерывного изменения и развития. Ему принадлежит идея "животного электричества". Г.Прохазка создал учение о нервном аппарате и его функциях, в котором развил представление о нервном рефлексе, рефлекторной дуге, значении нервной системы как посредника между внешней средой и организмом.

Чарльз Белл (1749-1842) - автор "новой анатомии мозга", экспериментально установил различия между передними и задними корешками спинного мозга по функциям: передние - моторные нервы с двигательной функцией, задние - моторные нервы с чувствительной функцией. Данное открытие раскрывало анатомическую основу рефлекторной дуги как принципа построения спинного мозга, включающей этапы: возбуждение по чувствительному нерву - переработка в нервном центре - передача по эфферентному нерву к органу движения. Французский физиолог Мажанди сделал в 1822 г. Подобное открытие, вошедшее в науку под двойным именем - "закон Белла-Мажанди".

Ч.Белл выделил регулирующую роль мышечного чувства в осуществлении движения - нашел нервы, которые ведут от мышцы в мозг и сигнализируют о характере мышечного сокращения. Данное положение явилось основой идеи "нервного кольца": раздражение - мозг - мышца - мозг. Нарушения в "круге" ведут к нарушениям движения, координации, параличу.

Иоганнес Петер Мюллер (1801-1858) - немецкий физиолог, сформулировавший закон "специфической энергии органов чувств": качество ощущения зависит от того, какой орган возбужден. Исследования И.Мюллера в целом укрепляли научное воззрение на психику, показывая причинную зависимость ее чувственных элементов (ощущений) от объективных материальных факторов: внешнего раздражителя и свойства нервного субстрата. Мюллер развил учение о: рефлекторном акте; рефлекторной природе работы спинного мозга; деятельности органов чувств.

Франц Галь (1758-1828)- известный австрийский врач, анатом. Занимался исследованиями морфологии мозга: впервые отличил серое вещество, составляющее кору и подкорковые образования, от белого вещества - проводящих волокон, связывающих отделы и участки головного мозга. Этим открытием Галь положил начало теориям, в которых кора головного мозга, а не его желудочки, стала рассматриваться субстратом психической деятельности человека. Галь является создателем френологии - учения о связи психических особенностей человека или животного с наружной формой черепа.

П.Флуранс (1794-1867) - французский физиолог, врач, иностранный член-корреспондент Петербургской Академии наук. Используя методику удаления отдельных участков ЦНС, он пришел к выводу, что головной мозг является целостным органом-субстратом основных психических функций. Мозжечок координирует движения, а в продолговатом мозгу находится дыхательный центр. После работ П.Флуранса френология была в научных кругах скомпрометирована, хотя многие продолжали ею увлекаться.

Маршалл Холл (1790-1857) В 1832 г. В Лондонском зоологическом обществе зачитал "Краткое сообщение об одной части функции нервной системы", в котором доказывал, что источник мышечных движений - раздражение нервных окончаний в органах чувств. Через год в "Известиях Королевского общества" он защищает тезис, что спинной мозг - цепь сегментов, функциональными единицами которых являются рефлекторные дуги. Опираясь на клинические наблюдения и физические эксперименты, М.Холл обосновывает принципиальное различие функций спинного и головного мозга. Данные теоретические положения послужили причиной объявления ученого "пропагандистом абсурдной и пустой теории", с одной стороны, и роста популярности концепции среди неврологов и физиологов, превращения ее в господствующую доктрину, с другой. М.Холл явился выразителем дуалистического представления о нервной деятельности в четко анатомической схеме-интерпретации.

Клод Бернар (1813-1878) - французский ученый, автор множества открытий в различных разделах физиологии, выдающийся физиолог-экспериментатор. Он выдвинул концепцию о постоянстве внутренней среды организма -гомеостазе. Суть предложенной концепции заключается в утверждении принципа саморегуляции: внутренняя среда сохраняет постоянство, борется за него вопреки действию различных дестабилизирующих факторов.

Томас Лейкок (1812-1876) - английский профессор практической медицины. Ввел понятие "бессознательной церебрации", т.е. неосознаваемой, но психической деятельности мозга. Поставил вопрос о необходимости распространить принцип рефлекса на деятельность головного мозга.

Эдуард Пфлюгер (1829-1910) - немецкий физиолог, показал, основываясь на данных опыта, что психические (сенсорные) функции, считавшиеся до этого свойством души, присущи спинному мозгу. На основании электрофизилогии сформулировал законы, названные его именем. Проводя опыты на позвоночных, разрушил старые представления о рефлексе: сенсорные функции свойственны не только головному мозгу, но и спинному.

Герман Гельмгольц (1821-1894) - немецкий естествоиспытатель. Обосновал закон сохранения энергии и положение о том, что живой организм представляет физико-химическую среду, в которой указанный закон точно выполняется. Автор резонансной теории слуховых ощущений и трехкомпонентной теории цветового зрения, сформулировал теории восприятия. В 1851 г. Изобрел офтальмоскоп, с помощью которого исследуется глазное дно, и кимограф - прибор для определения скорости мышечных реакций, распространения нервного процесса.

Г.Гельмгольц раскрыл роль мышечных движений и ощущений в формировании пространственного образа и предложил гипотезу "бессознательных умозаключений", сущность которой сводится к утверждению, что перцептивный образ не ограничивается тем, что идет от стимула в данный момент: восприятие, выступающее для человека как непосредственно данное, является продуктом опыта, результатом много раз повторяющейся и потому упрочившейся ассоциации представлений. Гельмгольц выделил особенности бессознательных умозаключений.

Французский ученый терапевт - Жан Буйо (1796-1881), наблюдая за нарушением поведения больных с локальным поражением мозга, определил причину потери моторной речи в нарушении работы передних отделов мозга.

10. Основание психофизики и психометрии

Психофизика - классический раздел общей психологии, объясняющий многообразие наблюдаемых форм поведения и психических состояний различиями вызывающих их физических ситуаций. Выделяет два круга проблем: измерение порога ощущений и построение психофизических шкал.

К открытиям в психофизике пришел профессор анатомии и физиологии Лейпцигского университета Эрнст Вебер (1795-1878). Он задался вопросом: насколько следует изменять силу раздражения, чтобы субъект уловил едва заметное различие в ощущении. В работе "Об осязании" Вебер сформулировал закон различительной чувствительности: открыл определенную, математически формулируемую корреляцию между физическими стимулами и сенсорными реакциями. Он обнаружил, что добавочный раздражитель должен находиться в постоянном для каждой модальности отношении к уже воздействующему раздражителю, чтобы возникло едва заметное различение. Э.Вебер различал в кожных ощущениях три их разновидности: давления, температурные и локализации. Для изучения последнего изобрел эстезиометр (циркуль Вебера). Экспериментально установил, что кожа обладает разной чувствительностью в зависимости от локализации прикосновения.

Основоположником психофизики выступил немецкий ученый Густав Фехнер (1801-1887). В работе "Элементы психофизики" (1860) Г.Фехнер сформулировал основную задачу психофизики: разработать точную теорию соотношения между психическим и физическим, душой и телом. Он различал психофизиологии: внутреннюю (соотношение тело - душа, психическое - физиологическое) и внешнюю (соотношение психическое и физическое), Э.Фехнер разрабатывал внешнюю психофизику, которую возвел в ранг науки: сформулировал цель (измерение ощущений), создал экспериментальные методы, сформулировал основной психофизический закон. Он вывел формулу, согласно которой интенсивность ощущения пропорциональна логарифму интенсивности раздражителя (первое приложение математики в психологии).

Голландский физиолог Франс Дондерс (1818-1889) занялся экспериментами по изучению скорости протекания психических процессов. До него Г.Гельмгольц открыл скорость прохождения импульса по нерву. Это относилось к процессу в организме. Ф.Дондерс же обратился к измерению скорости реакции субъекта на воспринимаемые им объекты. Испытуемый выполнял задания, требовавшие от него возможно быстрой реакции на один из нескольких раздражителей, выбора различных ответов на разные раздражители и т.д. Эти опыты разрушали веру во мгновенно действующую душу, доказывали, что психический процесс, подобно физическому, м.б. измерен. И, хотя, как в психофизике, знание о нервной системе не вносило даже малой толики в объяснение новых данных, считалось само собой разумеющимся. Что психические процессы совершаются именно в ней.

Т.о., складывалась новая область психологического познания - психометрия, которая первоначально означала измерение временных характеристик психических процессов; а в настоящее время - круг вопросов, связанных с измерением в психологии.

11. Эволюция ассоциативной психологии в XIX веке

Развитие ассоциативной психологии в 19 веке, как никогда прежде, опиралось на мощную естественнонаучную основу, совершенствующуюся и постоянно углубляющуюся новую картину мира. Естественно-научный взгляд убеждал в необходимости преодоления субъективно-идеалистических попыток Дж.Беркли и Д.Юма превратить ассоциации в имманентное свойство сознания и объяснения сущности, содержания психических явлений из телесного субстрата, воздействия материальных причин.

Под влиянием достижений психофизики и психофизиологии из ассоциативной психологии вытеснялись теоретические схемы, основанные на учениях Р.Декарта и И.Ньютона. ушла в историю и прогрессивная для науки 18 столетия физиология Д.Гартли. на первый план выдвигаются концепции, объясняющие ассоциацию как имманентно-психический принцип мыслительных и волевых процессов.

Томас Браун (1778-1820) предложил вместо термина "ассоциация" термин "суггестия" (внушение) Одна идея внушает другую, но не произвольно, а по определенным законам. Т.Браун разделил эти законы на первичные (по смежности, сходству и контрасту) и вторичные (их девять: законы частоты, новизны, силы первоначального ощущения, длительности и др.) Чем чаще осознаются психические образы, чем они необычнее, чем более сильные эмоции они вызывают и т.д., тем больше шансов на то, что появление одного из них приведет за собой другие.

У Т.Брауна появляется разделение между потребностями и мотивом: потребность - ощущение какого-либо недовольства, отражение эмоционального несоответствия; мотив - когда осознается, чего именно не хватает.

Единственным методом исследования духа, по Брауну, является самонаблюдение. В связи с этим он развивает идеи виртуального анализа в психологии. Но в отличие от анализа в других науках, которые имеют дело с веществом, анализ в отношении духа не может дать реального расчленения психических явлений: самое сложное чувство всегда есть одно чувство, нет половины чувства радости или скорби.

Джеймс Милль (1773-1836) - английский историк и экономист, вернулся к представлению о том, что сознание - это всего рода ментальная (психическая) машина, работа которой совершается строго закономерно в силу ее собственного внутреннего устройства, не имеющего никакого отношения к устройству организма. Всякий опыт, по мнению Дж.Милля, состоит в конечном счете из простейших элементов (ощущений), образующих идеи (сначала простые, затем - все более сложные). Никаких врожденных идей или спонтанных суггестий у субъекта не существует. Ощущения функционируют по закону ассоциации. Он выделял две причины ассоциаций: а) насколько живы ощущения, т.е. степень значимости для нас; б) частота повторения ощущений. Ассоциации бывают двух видов: одновременные и последовательные.

Дж.Милль сформулировал основной закон ассоциаций: идеи зарождаются и существуют в том же порядке, что и их оригиналы - ощущения. Единственным орудием анализа сознания он считал интроспекцию. Восприятия объектов построены из одновременных ассоциаций. Последовательные ассоциации еще более бесчисленны, и их природа лучше всего видна в обычной последовательности слов и мысли.

Сын Джеймса Милля - Джон Стюарт Милль (1806-1873) являлся, как и его отец, одним из властителей дум своей эпохи не только в Англии, но и в континентальной Европе (его труды по логике, психологии, этике, экономике и другим наукам пользовались популярностью также в России). Джон Стюарт Милль стал говорить о "ментальной химии". Под этим имелось в виду, что в человеческом сознании происходит нечто подобное и тому, что химик наблюдает в своей колбе при смешении различных элементом, а именно - появляется новый продукт.

Многое из того, что воспринимается сознанием как простое ощущение (например, звук скрипки или вкус апельсина), - это результат синтеза многих компонентов, подобно тому, как например, вода представляется простой и единой, хотя она является соединением водорода и кислорода.

Этот постулат Дж.С.Миля оказал большое влияние на работу первых психологических лабораторий. В них возникла программа, ставившая задачу добраться с помощью эксперимента до исходных "атомов" сознания, из которых создается его сложный состав. И тогда психология получит нечто подобное таблице Менделеева. Такой, по представлению Милля-младшего, должна стать психология как точная наука об уме (сознании).

Александр Бэн (1818-1903) - профессор логики, английского языка, ректор Абердинского университета. Он использовал достижения физиологии нервной системы и органов чувств, а также биологии, стремился возможно теснее связать психические процессы с телесной организацией. В своих работах последовательно проводил курс на сближение психологии с физиологией, отстаивая концепцию психофизического параллелизма. Выдвинул представление о "пробах и ошибках" как особом принципе организации поведения: между "чисто" рефлекторным и "чисто" произвольным имеется широкий спектр действий, благодаря которым шаг за шагом достигается искомая цель. В понимании ассоциаций он считал первичным смежность ассоциаций, вторичным - сходство. Им выделялся особый вид творческих ассоциаций. Объясняя возникновение произвольных движений, Бэн вводит представление о спонтанной активности нервной системы, проявлением которой являются спонтанные движения. Основное для него - ассоциация движения, цели и состояния удовольствия, которая приводит к возникновению целесообразных актов.

В учении об образовании произвольных движений А.Бэн использует понятие удерживающей силы духа. Он приписывал духу некоторые прирожденные функции, которые называл первичными свойствами (актами ума): различение, нахождение сходства, удержание впечатлений, способность вызывать их посредством чисто душевных сил. С их помощью потом вырастает вся интеллектуальная активность. Без них невозможны ассоциации.

Если в Англии главным объектом психологической мысли, опирающейся на законы ассоциаций, служило сознание, то в Германии в этот период наиболее популярным стало учение о бессознательной динамике психических представлений. Его автором выступил философ и педагог И.Гербарт (1776-1841). Считая, как и все ассоцианисты, что в душе нет ничего изначального, что она возникает из первоэлементов, он их назвал не идеями, а представлениями. Если идеи считались фактами сознания, то представления, по Гербарту, вытесняясь из сознания, образуют огромную массу элементов бессознательной психики. Эта масса была названа аппертивной.

Каждое новое представление находится под давлением этой массы и удерживается благодаря ей. Незнакомое вводится в ум посредством уже знакомого. Этот постулат Гербарт положил в основу своей педагогической системы, нашедшей немало сторонников. Кроме того, он предпринял попытку вывести математические формулы, по которым представления теснят друг друга, выталкиваются из сознания и вновь захватывают его.

Герберт Спенсер (1820-1903) , следуя доминировавшей в Англии традиции, был приверженцем ассоцианизма. Взгляды Спенсера представляют разновидность ассоцианизма на эволюционной основе - т.н. эволюционный ассоцианизм. Соединив принципы ассоцианизма с эволюционной теорией, он сформулировал общий закон эволюции, который распространил на всю Вселенную - неорганическую природу, органическую природу (биология и психология), надорганическую природу, т.е. социальную жизнь. Этот закон гласит: повсюду во Вселенной развитие идет от рассеянного к сплоченному, интегрированному, т.е. характеризуется концентрацией; от однородного к разнородному, т.е. характеризуется дифференциацией; от неопределенного к определенному - индивидуальному.

Закон эволюции Спенсер применяет и к пониманию психики, считая, счто психику можно понять исключительно только через анализ ее развития. В процессе эволюции происходит постепенная дифференциация психической жизни от жизни физической. Среда - это не только сила, пускающая в ход по типу механического толчка внутриорганические процессы, но и способная видоизменять жизнедеятельность, так что постепенно возрастает сложность приспособления к среде.

Таким образом, к достоинствам ассоциативной психологии следует отнести защиту идеи опытного происхождения индивидуального сознания и безграничной воспитуемости человека. Такая позиция прогрессивна, она создала научную базу для педагогики, открыла широкие перспективы для разработки путей обучения и воспитания. К тому же в рамках материалистического направления ассоцианизма, начиная с Д.Гартли, возникла задача изучения материальных основ психики, решение которой стало одним из магистральных путей в психологии.

В ассоцианизме дано детальное описание как самого факта ассоциации, так и принципов (законов) образования ассоциаций, выявлены условия образования и сохранения ассоциаций. Эти данные повлияли на понимание научения, процесса приобретения знаний, особенно в период экспериментального развития ассоцианизма. Поэтому ассоциативная психология имеет и прикладное значение. Ассоциативный эксперимент в различных вариантах нашел широкое применение в клинической практике (Р.Зоммер, Э.Крепелин, З.Фрейд, К.Юнг и др.). В педагогике используются данные о роли повторения, о способах заучивания и др.

12. ВЫДЕЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИИ В САМОСТОЯТЕЛЬНУЮ НАУКУ

К 70-м годам XIX века созрела потребность в том, чтобы разрозненные знания о психике объединить в научную дисциплину, отличную от других. На различных участках экспериментальной работы (Вебер, Фехнер, Дондерс, Гельмгольц, Пфлюгер и многие другие) складывались представления об особых закономерностях и факторах, отличных как от физиологических, так и от тех, которые относились к психологии в качестве ветви философии, имеющей своим предметом явления сознания, изучаемые внутренним опытом.

Наряду с лабораторной работой физиологов по изучению органов чувств и движений, успехи эволюционной биологии и медицинской практики (применяющей гипноз при лечении неврозов) готовили новую психологию. Открывался целый мир психических явлений, доступных такому же объективному изучению, как любые другие природные факты. Было установлено, с опорой на экспериментальные и количественные методы, что в этом психическом мире действуют собственные законы и причины. Это создало почву для отделения психологии как от физиологии, так и от философии.

Когда время приспело, говорил Гете, яблоки падают одновременно в разных садах. Время приспело для определения статуса психологии как самостоятельной науки, и тогда почти одновременно сложилось несколько программ ее разработки. Они по-разному определяли предмет, метод и задачи психологии, вектор ее развития.

12.1. Лаборатория В.Вундта

Наибольших успех выпал на долю известного немецкого психолога, физиолога, философа Вильгельма Вундта (1832 - 1920). Он пришел в психологию из физиологии (одно время был ассистентом Гельмгольца) и первым принялся собирать и объединять в новую дисциплину созданное различными исследователями. Назвав эту дисциплину "физиологической психологией", он стремился расстаться со спекулятивным прошлым психологии. "Основы физиологической психологии" (1873 -1874) - так назывался его монументальный труд, воспринятый как свод знаний о новой науке.

Вильгельм Вундт разработал программу психологии как самостоятельной науки. Им написаны "Материалы к теории чувственного восприятия" (1862), "Лекции о душе человека и животных" (1863), десятитомник "Психология народов" (1900-1920).

Организовав в Лейпциге первую лабораторию экспериментальной психологии (1879), а впоследствии - первый специальный психологический институт, он занялся темами, заимствованными у физиологов - изучением ощущений, времени реакций, ассоциаций, психофизики.

Историки подсчитали, что школу Вундта прошли 136 немцев, 14 американцев, 10 англичан, 6 поляков, 3 русских, 2 француза. Она стала главным питомником первого поколения психологов-экспериментаторов.

Уникальным предметом психологии, никакой другой дисциплиной не изучаемым, был признан "непосредственный опыт"; главным методом психологии - интроспекция: наблюдение субъекта за процессами в своем сознании. Интроспекция понималась как особая процедура, требующая специальной длительной тренировки.

При обычном самонаблюдении, присущем каждому человеку, способному дать отчет в том, что он воспринимает, чувствует или думает, крайне трудно отделить восприятие как психический процесс от воспринимаемого реального или представляемого объекта. Считалось, что этот объект дан во внешнем опыте. От испытуемых же требовалось отвлечься от всего внешнего с тем, чтобы найти исходные элементы внутреннего опыта, добраться до первичной "ткани" сознания, которая мнилась сплетенной из сенсорных (чувственных) "нитей". Когда возникал вопрос о более сложных психических феноменах, где в действие вступали мышление и воля, сразу же обнаруживалась беспомощность программы Вундта.

Если ощущения можно было объяснить в пределах принятых научным, причинным мышлением стандартов (как эффект воздействия стимула на телесный орган), то иначе обстояло дело с волевыми актами. Взамен того, чтобы быть причинно объясненными, они сами были приняты Вундтом за конечную причину процессов сознания и первичную духовную силу. Тем самым бывший естествоиспытатель Вундт стал сторонником волюнтаризма (от лат. "волюнтас" - воля), философии, считающей волю высшим принципом бытия.

Во вступительной лекции к курсу "О задачах современной философии" в 1874 г. Вундт выдвинул свою программу разработки физиологической психологии как опытной науки. Психология, по его оценке, "принадлежит к эмпирическому направлению". "Эта наука должна исследовать факты сознания, их связи и отношения, с целью открыть в результате законы, которые управляют этими отношениями". Психология изучает все содержание нашего опыта в его отношениях к субъекту и в свойствах, непосредственно вносимых в этот опыт последним.

Главная цель психологии - анализ, реконструкция (расчлененное описание) в точных научных понятиях структуры сознания ("архитектоника","сенсорная мозаика") индивида. Методическая задача психологии - расчленить сознание на составные элементы и выяснить закономерные связи между ними. Основные направления экспериментальных исследований: физиологическое изучение органов чувств, ощущений и восприятий; психофизика - пороги ощущений и их различения; время реакции; ассоциации; чувства и эмоции.

Результатом научных поисков Вундта явилось новое понимание сознания как "способность видеть свои ощущения и образы, основанная на внутреннем опыте". "Нигде ... факты действительностей душевой жизни не нуждаются для своего объяснения в другом субстрате, кроме в них же данного, и единство этой жизни ничуть не выигрывает, если к ее собственной связности прибавляют еще субстанцию, которая ... оказывается лишь абстрактным повторением самой в себе обоснованной душевной жизни". Таким образом, сознание есть "сочетание психических процессов, из которого в качестве более тесных соединений выделяются отдельные образования. Состояние, в котором это сочетание прерывается, например состояние глубокого сна, обморока, мы называем бессознательным".

"Так как всякое психическое образование состоит из множества элементарных процессов, обыкновенно не начинающихся и не оканчивающихся одновременно в один и тот же момент, то связь, соединяющая эти элементы в одно целое ... всегда выходит за его пределы, так что одновременные и

последовательные образования ... соединяются друг с другом, хотя и менее тесно. Это сочетание психических образований мы называем сознанием". Виды сознания по Вундту: индивидуальное, групповое, национальное и т.д.

К свойствам сознания Вундт относил: феноменализм; "объем сознания"; сочетание, пределы восприятия; напряжение; интенсивность; ясность и отчетливость впечатлений (как у света); "порог сознания". Простейшие элементы - "атомы сознания" ("неразложимые составные части") ощущения ("сенсорное содержание опыта", недостаточно отчетливые "перцепции") первичны, от них образуются сложные.

Аффект Вундт определяет как "протекающий во времени процесс сменяющихся и вместе с тем соединенных чувствований и представлений". Настроение появляется "при меньшей интенсивности и большей продолжительности чувствований". Чувствования - это мгновенные состояния аффектов. Аффекты - составные части волевых процессов. Волевой процесс - полный процесс, в состав которого входят все части.

Феномены сознания формируются путем ассоциации и путем апперцепции. Апперцепция - особая функция сознания ("центр сферы сознания", "внутренняя сила сознания"), которая проявляется в мыслительной активности субъекта ("мышление - логическая связь феноменов с помощью апперцепции") и внешне выражается во внимании. Апперцепция определяет волевое поведение человека, подчиняясь "закону творческого синтеза", т.е. апперцепция синтезирует в единую целостность отдельные элементы, "атомы" сознания.

Таким образом, по предложенной программе в лаборатории изучались ощущения, время реакции на различные раздражители, ассоциации, внимание, простейшие чувства человека. На их основании Вундт сформулировал законы душевной жизни, которые он иногда называл принципами. Это принципы: психических равнодействующих; творческого синтеза - психическое не просто сумма; психических отношений; психических контрастов (группировка психических элементов по противоположностям); усиливающих контрастов.

Согласно Вундту, высшие психические процессы (речь, мышление, воля) недоступны эксперименту и поэтому должны изучаться культурно-историческим методом. Опыт психологического истолкования мифа, религии, искусства и других явлений культуры Вундт предпринял в труде "Психология народов": "Так как индивидуальная психология имеет своим предметом связь душевных процессов в едином сознании, то она пользуется абстракцией... Индивидуальная психология только взятая вместе с коллективной образует целое психологии...".

Формы человеческого общества, по Вундту, есть "непрерывное историческое развитие, выводящее духовную совместную жизнь индивидов за границы непосредственного сосуществования во времени и пространстве. Результатом такого развития является ... идея человечества как всемирного духовного общества, расчленяющегося ... на конкретные группы: нации, государства,... племена и семейства."

Благодаря научным изысканиям В.Вундта к началу XX века в высших учебных заведениях мира действовали десятки лабораторий экспериментальной психологии, занимающиеся решением достаточно широкого круга проблем: от анализа ощущений и организации ассоциативного эксперимента до психометрических измерений и психофизиологических изысканий. Но скромные, с отсутствием эвристических идей результаты огромного количества опытов далеко не всегда соответствовали потраченным средствам и усилиям. На этом будничном и однообразном фоне "высветилась", как оказалось впоследствии, существенно повлиявшая на прогресс психологии концепция группы молодых ученых, изложенная в нескольких публикациях журнала "Архив общей психологии". Авторство исходило от группы молодых ученых-экспериментаторов, практиковавших у профессора Кюльпе в Вюрцбурге (Бавария).

13. ФОРМИРОВАНИЕ МИРОВЫХ ШКОЛ ПСИХОЛОГИИ

13.1. Вюрцбургская школа

Один из них, ученик Вундта - Освальд Кюльпе (1862 - 1915), переехав в город Вюрцбург, создал там собственную, так называемую Вюрцбургскую школу. Ее программа была развитием вундтовой.

Сам О.Кюльпе не предложил ни новой программы, ни новой теоретической концепции. Но он был "генератором идей", участником экспериментов и испытуемым в них. Тем не менее именно О.Кюльпе сумел консолидировать группу психологов-экспериментаторов.

Поначалу багаж экспериментальных схем лаборатории ничем не отличался от других: определялись пороги чувствительности, измерялось время реакции, проводились ассоциативные эксперименты. Но некоторые, на первый взгляд, несущественные изменения в инструкции испытуемому определили в дальнейшем поворот в методе и, как следствие, новаторский стиль школы.

В лаборатории под руководством Кюльпе изучались высшие психические процессы методом "экспериментального наблюдения", при котором испытуемый тщательно наблюдал за динамикой переживаемых им самим состояний. Акцент был перенесен с наблюдения эффектов поведения испытуемого на производимые им действия, на сам процесс, происходящий в сознании при решении какой-то экспериментальной задачи. Метод позволил выявить невозможность для испытуемых описать возникающие состояния в категориях чувственных элементов (образов).

Был сделан вывод о том, что в сознании имеются не только сенсорные, но и несенсорные компоненты. Причем наблюдалась зависимость процесса решения задачи от возникающего предварительно состояния, названного Кюльпе "установкой сознания". (Несенсорные элементы М.Майер, И.Орт, К.Марбе назвали "состояниями сознания", Н.Ах выделил из них особую группу переживаний, названных им "осознаванием").

Таким образом, в психологическое мышление вводились новые переменные: установка - мотивационная переменная, возникающая при принятии задачи; задача - цель, от которой исходят детерминирующие тенденции; процесс как смена поисковых операций, иногда приобретающих аффективную напряженность; несенсорные компоненты в составе сознания (умственные, а не чувственные образы).

Данная схема противостояла традиционным моделям, в соответствии с которыми детерминантой психического явления служил внешний раздражитель, а сам процесс - "плетение" ассоциативных сеток, узелками которых являлись чувственные образы: первичные - ощущения, вторичные - представления.

Новизна метода и подхода Вюрцбургской школы заключалась в изменении направленности психологического видения процессов:

- перенос акцента с эффектов внутреннего мира испытуемого, представленных

в виде ощущений, образов, представлений и т.д., на производимые им действия

- операции, упражнения, акты;

- фиксация не результата, а отслеживание процесса, описание событий,

происходящих в сознании при решении какой-либо экспериментальной задачи;

- в модель эксперимента вводилась новая переменная - "состояние, в котором

находится испытуемый перед восприятием раздражителя";

- появление термина "установка сознания" (взамен мюллеровской "моторной

установки") как преднастройки на раздражитель и на определенный тип реакции;

- при решении исследовательской проблемы у испытуемого выделялся акт суждения (уровень рационального), а не только ощущение тождества или различия;

- "элементарный психофизический опыт" переводился в разряд методических

средств исследования высших психических процессов;

- разработанная методика предполагала как совершенствование и усложнение

используемых средств, так и углубленную интерпретацию результатов.

Последнее положение нашло отражение в создании лабораторией метода "систематической экспериментальной интроспекции". Содержание метода включало следующие требования-алгоритмы: ход выполнения задания разбивался на интервалы (с использованием хроноскопа); каждая из "фракций" (подготовительный период, восприятие раздражителя, поиск ответа, реакция) тщательно прослеживалась посредством "внутреннего зрения" с целью выявления ее состава. Задание усложнялось, приобретая логический характер, что приводило к неординарным результатам: а) возможности проследить путь своей мысли при решении этих задач; б) возникновению установки - направленности на решение задачи; в) неосознаваемой регуляции установкой процесса решения задачи; г) отсутствию существенного значения чувственных образов в этом процессе либо их игнорированию при решении задачи.

Появление новой методики, к сожалению, не избежало пороков, присущих интроспективному подходу, в котором при попытке вскрыть динамику мышления обнаруживался лишь ее конечный результат. Поэтому некоторые коллеги О.Кюльпе прибегли к иному средству - к реконструкции по ретроспективному отчету испытуемых самой мыслительной деятельности. Н.Ах провел специальную серию экспериментов с загипнотизированными испытуемыми, которые в соответствии с инструкцией, не помня ее содержания по выходу из состояния гипноза, решали задачи в соответствии с ней. Эксперименты выявляли неосознаваемую направленность и избирательность мыслительного процесса. Полученные факты побудили исследователя ввести в психологию понятие "детерминирующей тенденции", которая указывает, что в отличие от ассоциации ход психических процессов направляется задачей, придающей ему целенаправленный характер.

Значительное место в результатах деятельности школы занимает концепция "безобразного мышления", послужившая предметом спора ее современников (о приоритете "открытия"). Что сделано неординарного представителями Вюрцбургской школы в ракурсе этой концепции? Введена категория действия как акта, имеющего свою детерминацию (мотив и цель), операционально-аффективную динамику и состав-структуру; данная категория вводилась "сверху" (от высших форм интеллектуального поведения).

В итоге к достижениям Вюрцбургской школы следует отнести следующее: 1) исследование мышления стало приобретать психологические контуры: становилось очевидным наличие собственно закономерностей и специфических свойств мышления (а не только законов логики и правил ассоциаций); 2) поставлен ряд важных проблем, касающихся качественных, сущностных различий между мышлением и другими познавательными процессами; 3) вскрыта ограниченность ассоциативной концепции, ее неспособность объяснить избирательность и направленность актов сознания.

Среди нерешенных проблем и причин критики Вюрцбургской школы следует выделить: несоответствие между методологическими установками и объективным смыслом открытых фактов и зависимостей. Статус явлений сознания в структуре психической "детерминированной" деятельности напоминал "очищенные" еще в античности Платоном сверхчувственные идеи.

Таким образом, по-прежнему предметом психологии в Вюрцбургской школе оставалось содержание сознания, а методом - интроспекция. Испытуемым предписывалось решать умственные задачи, наблюдая за происходящим при этом в сознании. Но самая изощренная интроспекция не могла найти тех чувственных элементов, из которых, по прогнозу Вундта, должна состоять "материя" сознания. Вундт пытался спасти свою программу сердитым замечанием, что умственные действия в принципе неподвластны эксперименту и потому должны изучаться по памятникам культуры - языку, мифу, искусству и др. Так зарождалась версия о "двух психологиях": экспериментальной, родственной по своему методу естественным наукам, и другой психологии, которая взамен этого метода интерпретирует проявления человеческого духа.

Эта версия получила поддержку у сторонника другого варианта "двух психологии" философа Вильгельма Дильтея. Он отделил изучение связей психических явлений с телесной жизнью организма от их связей с историей культурных ценностей. Первую психологию он назвал объяснительной, вторую - понимающей.

К концу XIX века иссяк энтузиазм, который некогда пробудила программа Вундта. Заложенное в ней понимание предмета психологии, изучаемого с помощью использующего эксперимент субъективного метода, навсегда потеряло кредит доверия. Многие ученики Вундта порвали с ним и пошли другим путем. Проделанная школой Вундта работа заложила основы экспериментальной психологии. Научное знание развивается путем не только подтверждения гипотез и фактов, но и их опровержения. Критики Вундта смогли получить новое знание благодаря тому, что преодолевали им добытое.

Одновременно с Вундтом философ Франц Брентано (1838-1917) предложил свою программу новой психологии. Она излагалась в его работе "Психология с эмпирической точки зрения" (1874). Бывший католический священник, впоследствии профессор философии Венского университета (1873) явился также автором сочинений "Исследования по психологии органов чувств" (1907), "О классификации психических феноменов" (1911).

Он предложил свою программу новой психологии. В качестве предмета психологии он рассматривал активность психики человека, его умственные акты, которые и представляют собой основные единицы психики. Т.е. не собственно образ, результат, а психический процесс, не содержание сознания (как у Вундта), не его элементы, но акты. Поэтому, если Вундта можно назвать структуралистом, то Брентано - функционалистом.

Область психологии, по Брентано, это не сами по себе отдельные ощущения или представления, а те акты, "действия", которые производит субъект (акты представления, суждения, эмоциональной оценки), когда он превращает нечто в объект осознания.

Вне акта объект не существует. Если речь идет о феноменальных объектах, они обладают бытием только в умственных актах. Реальные объекты обладают только потенциальным бытием. Это вело к представлению о субъекте как о системе актов, имеющей основание в самой себе и постигаемой посредством самонаблюдения. Акт в свою очередь с необходимостью предполагает "направленность на" - так называемую "интенцию". "Мы можем определить психические явления, сказав, что это такие явления, которые интенционально содержат в себе объект." Главная характеристика психических актов - в их имманентной предметности, т.е. постоянной направленности на объект. По мнению Брентано, психология должна изучать внутренний опыт субъекта в его реальном и естественном составе, включая производимые им действия (акты).

Психический процесс, по Брентано, характеризуется тем, что в нем всегда сосуществует его объект. Это сосуществование выражено в трех типах актов: а) идеация - представление объекта в форме образа ("всплывание объекта как чистый акт восприятия"); б) суждение о нем как истинном или ложном; в) эмоциональная оценка его как желаемого или отвергаемого.

Таким образом, предметом психологии, как и у Вундта, считалось сознание. Однако его природа мыслилась иной. Согласно Брентано, область психологии - это не содержания сознания (ощущения, восприятия, мысли, чувства), а его акты, психические действия, благодаря которым появляются эти содержания. Одно дело цвет или образ какого-либо предмета, другое - акт видения цвета или суждения о предмете. Изучение актов и есть уникальная сфера, неведомая физиологии. Специфика же акта - в его интенции, направленности на какой-либо объект.

Концепция Брентано стала источником нескольких направлений западной психологии. Она придала импульс разработке понятия о психической функции как особой деятельности сознания, которое не сводилось ни к элементам, ни к процессам, но считалось изначально активным и предметным.

От уровня теоретических представлений о предмете психологии следует отличать уровень конкретной эмпирической работы, где под власть эксперимента подпадал все более широкий круг явлений. Давним, с платоновских времен, "гостем" психологии являлось представление об ассоциации. Оно получало различные толкования. В одних философских системах (Декарт, Гоббс, Спиноза, Локк, Гартли) ассоциация рассматривалась как связь и порядок телесных впечатлений, появление одного из которых вызывает по закону природы смежные с ним. В других системах (Беркли, Юм, Томас Браун, Джеймс Милль и др.) ассоциация означала связь ощущений во внутреннем опыте субъекта, не имеющую отношения ни к организму, ни к порядку испытанных им внешних воздействий. С рождением экспериментальной психологии изучение ассоциаций становится ее излюбленной темой, которая разрабатывалась в нескольких направлениях.

Так, в австрийской школе ученик Брентано А.Мейнонг (1853-1920) создал "теорию предметов", ставшую теоретической основой проблемы целостности в Грацкой школе. Не останавливаясь на ее анализе, необходимо отметить, что эта теория восполнила известную односторонность психологии Брентано, из которой исключался анализ содержательной стороны сознания. Другой австрийский психолог X.Эренфельс (1859-1932) экспериментально установил факт целостных образований - гештальтов, которые являются продуктом деятельности сознания, подтвердив этим теоретические представления Брентано об актах.

Настоящее экспериментальное развитие учение Брентано об акте получило в психологии функций Карла Штумпфа (1848-1936), крупного немецкого психолога, основателя психологического института при Мюнхенском (1889) и Берлинском (1893) университетах. Учениками

К.Штумпфа в разное время были Э.Гуссерль, а также К. Коффка, В. Келер, М. Вертгеймер, К. Левин, впоследствии основатели гещтальтпсихологии.

Центральным понятием психологии Штумпфа является понятие функции, которое соответствует понятию акта Брентано. Штумпф различает:

а) явления сознания ("феномены") - это первичная данность нашего опыта;

сенсорное содержание "моего" сознания; они являются предметом

феноменологии, будучи нейтральными и для физиологии, и для психологии;

б) психические функции - основной предмет психологии, кото- рая должна

изучать отношения между психическими функциями и феноменами;

в) отношения - в чистом виде предмет изучения логологии;

г) эйдосы как имманентные объекты (феноменальные по Брентано) - предмет эйдологии. Они имеют самостоятельное существование как определенная стадия реальности, возникающая благодаря направленной активности субъекта.

При этом именно функции составляют самое существенное в душевной жизни и задачу исследования. Явления лишь материал для работы душевного организма. Именно в зависимости от функции мы замечаем в целостном явлении его части, например, определенный тон в аккорде. Штумпф производит классификацию функций. Их экспериментальное исследование осуществлялось на материале слуховых восприятий, в частности музыки.

13.2. Структурализм

Эдвард Титченер (1867-1927), создатель крупнейшей психологической школы в Корнуэльском университете, явился одним из самых крупных психологов первой четверти XX века. Он стал лидером структурной школы, считающей предметом психологии сознание, изучаемое посредством расчленения на элементы того, что дано субъекту в его интроспекции, с тем, чтобы впоследствии выяснить всеобщие законы, по которым из них складывается структура - "материя сознания". Предмет психологии для Титченера - это элементы сознания, которые даны человеку в его самонаблюдении. К понятию, условиям, достоверности самонаблюдения Титченер неоднократно возвращается в своих работах.

Основные вопросы науки по Титченеру: что?, как? и почему? В этой связи цель психологии: а) анализировать конкретное данное душевное состояние, разложив его на простейшие составные части; б) найти, каким образом соединены эти составные части, законы, управляющие их комбинацией; в) привести эти законы в связь с физиологической организацией. Он верил в программу Вундта, в то время как все практически разуверились и в возможностях интроспекции, и в возможность найти "первоэлементы сознания".

Сознание, по Титченеру, имеет свой собственный строй и материал, скрытый за поверхностью его явлений (как у химиков за "веществом" скрыты молекулы). Чтобы высветить этот строй, необходим такой язык, который бы позволил говорить о психической "материи" в ее непосредственной данности и не употреблял бы терминов, связанных с информацией о событиях и предметах внешнего мира (т.е. необходимо преодолеть неотвязную "ошибку стимула", очиститься от предметности). Все это достигается длительной тренировкой в интроспекции и отчетах об этом.

В психической материи он различал три категории элементов: ощущение -простейший процесс, обладающий качеством, интенсивностью, отчетливостью и длительностью; образ - след прежних ощущений (элементы представлений памяти и воображения); чувство - переживания определенного качества, интенсивности, длительности.

Согласно выдвинутой им "контекстной теории значения" представление о каком-либо объекте строится из совокупности чувственных элементов, часть которых может покидать сознание, образуя контекст, а оставшаяся в сознании "сенсорная сердцевина", где большую роль играют мышечные ощущения, достаточна для того, чтобы воспроизвести всю совокупность этих элементов.

Титченер определяет правило исследования: "Надо стать в такие условия, чтобы производимый опыт был как можно менее доступен внешнему влиянию; надо устремить свое внимание на стимул и, удалив его, вновь вызвать в душе воспоминание об ощущении. Затем надо выразить словами процессы, составляющие ваше сознание стимула". Таким образом, определяя требования к самонаблюдению, Титченер указывает, что оно не должно быть непосредственным.

При более подробном рассмотрении исследования ощущений методом самонаблюдения, Титченер выделяет и обосновывает требования к интроспекции: 1) беспристрастность (иначе наблюдение может быть ложным); 2) "мы должны управлять нашим вниманием. Внимание не должно ни рассеиваться, ни блуждать". Для этого нужна практика; 3) "При самонаблюдении тело и душа должны быть свежи". Утомление, физическая усталость мешают сосредоточению внимания; 4) наличие благоприятного общего состояния."Мы должны чувствовать себя хорошо, приятно, быть в хорошем настроении и с интересом относиться к своему предмету". Кроме соблюдения этих условий, необходимо использовать "метод средних величин". При рассмотрении аффектов необходимо сочетание метода самонаблюдения и физиологического метода. Под последним Титченер понимает регистрацию и оценку четырех "главных телесных последствий": изменения в объеме тела, дыхании, пульсе и мускульной силе.

Титченер формулирует свой действительный закон ассоциаций. В более ранней трактовке он звучит так: "Одна идея вызывает другую, когда заключает в себе элементы, общие ей и другой идее. Раз образованные соединения стремятся сохраняться даже тогда.когда условий их образования не имеется налицо". Позднее Титченер дает несколько иное определение: "Всякий раз, как процесс ощущения или образа появляется в сознании, имеют тенденцию появиться вместе с ним (естественно, в виде образов) все те процессы ощущений и образов, которые встречались с ним прежде в какой-нибудь современности сознания".

Таким образом, в своих работах Титченер в числе важных структурных элементов психики выделил и исследовал ассоциацию как явление и принцип сочетания представлений. От исследования особенностей ассоциаций Титченер переходит к их экспериментальному исследованию, а от него - к установлению связи с психическими явлениями. В области доказательств психологических гипотез и догадок на протяжении всей своей научной деятельности Титченер оставался верен рассмотрению их через призму метода самонаблюдения.

Своей научной деятельностью Титченер внес значительный вклад в развитие структурной школы психологии. И несмотря на то, что с ходом научного прогресса это направление психологии стало тупиковой ветвью, Титченером и его единомышленниками был собран, исследован, систематизирован обширный материал, используемый и современными направлениями психологической науки.

13.3. Функционализм

Функционализм как одно из основных течений американской психологии конца XIX - начала XX века явился результатом приведения научной системы знаний в соответствие с объективными потребностями развития человека и его социального окружения, то есть результатом взаимодействия логики развития науки с реальной социальной практикой. Обостренная чувствительность времени к возможности использовать достижения психологии в различных социокультурных сферах жизнедеятельности человека и общества послужила существенной предпосылкой к выделению функционализма из складывающейся системы психологического знания.

Данное направление складывалось на довольно противоречивом фоне: созданный набирающей обороты капиталистической государственной машиной культ практицизма и предприимчивости отразился в американском психологическом функционализме. У его истоков стоял Уильям Джеймс (1842-1910) - американский психолог и философ, популяризатор психологии как науки, создатель первой в США психологической лаборатории. Основной акцент в концепции феноменов сознания У.Джеймса переносится с образа на действие, что обусловило его лидерство в прагматизме, значительное влияние на рождение и развитие функционализма и бихевиоризма в психологии.

Психология представлялась им как естественная биологическая наука, предметом которой служат "психические (ментальные) явления и их условия". При анализе условий подчеркивается взаимосвязь психического и телесного, важность обращения исследователя сознания к выводам физиологии. Сознание Джеймс рассматривал исходя из эволюционной теории, как средство приспособления к среде. Сознание "вступает" в игру, когда возникают трудности адаптации (проблемная ситуация), и регулирует поведение индивида в новой ситуации (фильтрует и отбирает стимулы, регулирует действия индивида в непривычных условиях). Он отвергал членение сознания на элементы. Существует "поток сознания", членить который также бессмысленно, как "резать ножницами воду". Таким образом, выдвигалось положение о целостности и динамике сознания, реализующей нужды индивида. Джеймс соотносил сознание не только с телесными адаптивными действиями, но и с природой (структурой) личности. В теории личности Джеймс вычленяет четыре формы "Я": 1) "Я" материальное: тело, одежда, имущество; 2) "Я" социальное: все, связанное с притязаниями человека на престиж, дружбу, положительную оценку со стороны других; 3) "Я" духовное: процессы сознания, психические способности; 4)"Я" чистое: чувство личной идентичности, основой которого служат органические ощущения. "Я" социальное, по Джеймсу, определяется осознаваемыми реакциями других на мою персону и указывает на включенность индивида в сеть межличностных отношений. У каждого человека несколько социальных "Я", которое занимает в обозначенной иерархии среднюю позицию.

Ставя вопрос о самооценке личности, удовлетворенности (неудовлетворенности) человека жизнью, Джеймс предложил формулу: самоуважение равно успеху, деленному на притязания. Это предполагало рост самооценки личности как при действительном успехе, так и при отказе от стремления к нему.

Исходя из обозначенных установок, источник подлинных ценностей личности - в религии: эмпирическому социальному "Я" противопоставляется "особое потенциальное социальное" "Я", которое реализуется лишь в "социальном уме мира идеального" в общении со всевышним - Абсолютным разумом.

Таким образом, У.Джеймс делает шаг вперед от чисто гносеологического "Я" к его системно-психологической трактовке, к его поуровневому анализу. В своем анализе он выдвинул ряд положений, предвосхитивших современные представления об уровне притязаний, о мотиве достижения успеха, самооценке и ее динамике, референтной группе и другие. Его мысль о личностном уровне "поглотил" мистический туман.

В учении об эмоциях Джеймс предложил рассматривать эмоцию не как первопричину физиологических изменений в организме, не как источник физиологических изменений в различных системах (мышечной, сосудистой и т.п.), а как результат этих изменений. Внешний раздражитель вызывает в организме (мышечных и внутренних органах) перетрубации, которые переживаются субъектом в форме эмоциональных состояний: "Мы опечалены, потому что плачем, приведены в ярость, потому что бьем другого".

В поисках телесного механизма "страстей человеческих" эмоции лишались Джеймсом издавна признанной за ними роли могучего побудителя поведения. Эмоции выводились из класса явлений, к которому принадлежит мотивация. Взамен этому при создании этой гипотезы утверждалась категория действия. Эмоциям также отказывалось (в их дарвиновской трактовке) в адаптивной функции.

Действие заинтересованного субъекта - опорное звено как всей психологической системы У.Джеймса, так и его концепции эмоций, рассматриваемых в контексте возможности управления внутренним через внешнее: при нежелательных эмоциональных проявлениях субъект способен их подавить, совершая внешние действия, имеющие противоположную направленность. Но в качестве конечного причинного фактора в новой физиологической схеме, утверждающей обратную связь между двигательным актом и эмоцией, выступала древняя "сила воли", не имеющая оснований ни в чем, кроме как в самой себе. Одной из целей исследования эмоциональных состояний являлось превращение их в объект, доступный естественно-научному эксперименту и анализу. Решение этой задачи было осуществлено путем редукции субъективно переживаемого к телесному.

Другим талантливым представителем функционализма выступил Джон Дьюи (1859-1952) - известный в начале XX столетия психолог, впоследствии философ и педагог. Его книга "Психология"( 1886) - первый американский учебник по этому предмету. Но влияние на психологические воззрения в большей степени оказала его статья "Понятие о рефлекторном акте в психологии"(1896), в которой он выступил против представления о том, что основными единицами поведения служат рефлекторные дуги. Дьюи требовал перейти к новому пониманию предмета психологии - целостного организма в его неугомонной, адаптивной по отношению к среде активности.

Сознание по Дьюи - один из моментов этой активности, возникает тогда, когда координация между организмом и средой нарушается и организм, чтобы выжить, стремится приспособиться к новым обстоятельствам. В 1894 году Дьюи был приглашен в Чикагский университет, где под его влиянием сформировалась группа психологов, объявивших себя функционалистами. Их теоретическое кредо высказал Джеймс Энджел (1849-1949).

В подготовленном им президентском адресе к Американской психологической ассоциации "Область функциональной психологии" (1906) подчеркивалось: психология есть учение о психических (ментальных) операциях; она не может ограничиться учением о сознании, ей следует изучать многообразие связей индивида с реальным миром в сотрудничестве и сближении с неврологией, социологией, педагогикой, антропологией; операции выполняют роль посредников между потребностями организма и средой; назначение сознания - "аккомодация к новому"; организм действует как психофизическое целое.

Образовавшаяся на функционалистской традиции Чикагская школа привлекла в свои ряды десятки психологов. После Д.Энджела ее воглавил Гарвей Кэрр (1873-1954), отразивший свои позиции в книге "Психология" (1925). Эта наука определялась в ней как изучение психической деятельности (ментальной активности): восприятия, памяти, воображения, мышления, чувств, воли. "Психическая деятельность состоит,- писал Г.Кэрр,- в приобретении, запечатлении, сохранении, организации и оценке опыта и его последующем использовании для руководства поведением". Чикагская школа укрепляла влияние объективного метода в психологии. Считалось целесообразным применять и интроспекцию, и объективное наблюдение (эксперимент трактовался как контролируемое наблюдение), и анализ продуктов деятельности (язык, искусство).

К функциональному направлению относят и колумбийскую школу, которую возглавил Роберт Вудвортс (1869-1962). Его главные труды "Динамическая психология" (1918), "Динамика поведения" (1958). Он относил себя кэклектикам. Новизна его психологических концепций заключалась в том, в что в популярную в 20-х годах формулу "стимул - реакция" была введена важная переменная -организм: 5 - О - Я. Он разделяет мотивацию и механизм поведения. Механизм складывается из двух звеньев: подготовительного (установка); "консумматорного" (завершающей реакции, благодаря которой достигается цель). Мотивация, по его мнению, активизирует механизм и приводит его в действие. После удовлетворения потребности применение механизма может приобрести мотивационную силу. Отраженные подходы превращали средства в цель, что вело от неопределенной трактовки действия как функции сознания к конкретно-научной разработке этой категории.

Таким образом, функционализм стремился рассмотреть все психические процессы под углом зрения их приспособительного - адаптивного характера. Это требовало определения их отношения к условиям среды и потребностям организма. Понимание психической жизни по образцу биологической как совокупности функций, действий, операций было направлено против механической схемы структурной психологии. Отсюда функциональную психологию трактуют как теорию "потока сознания".

Сторонники направления внесли существенный вклад в экспериментальную психологию. Естественно-научную трактовку психических функций поддержали известные психологи И.Рибо (Франция), Н.Ланге (Россия), Э.Клапаред (Швейцария), идеалистическую - К.Штумпф (Германия), представители Вюрцбургской школы. Детерминация психического акта, его отношение к нервной системе и способность регулировать внешнее поведение остались в функционализме неопределенными. Само понятие "функция" не было ни теоретически, ни экспериментально обосновано и имело тенденцию смыкания с древним телеологизмом.

Развивающаяся молодая психология заимствовала свои методы у физиологии. Собственных она не имела, пока немецкий психолог Герман Эббингауз (1850 -1909) не принялся за экспериментальное изучение ассоциаций. В книге "О памяти" (1885) он изложил результаты опытов, проведенных на себе с целью вывести точные математические законы, по которым сохраняется и воспроизводится выученный материал. Занявшись этой проблемой, он изобрел особый объект - бессмысленные слоги (каждый слог состоял из двух согласных и гласной между ними, например, "мон", "пит" и т.п.).

Чтобы изучить ассоциации, Эббингауз сначала отобрал раздражители, которые не вызывают никаких ассоциаций. Над списком из 2300 бессмысленных слогов он экспериментировал в течение двух лет. Были испробованы и тщательно просчитаны различные варианты, касающиеся количества слогов, времени заучивания, числа повторений, промежутка между ними, динамики забывания (репутацию классической приобрела "кривая забывания", показывавшая, что примерно половина забытого падает на первые полчаса после заучивания) и других переменных.

В различных вариантах были получены данные, касающиеся числа повторений, нужных для последующего воспроизведения материала различного объема, забывания различных фрагментов этого материала (начала списка слогов и его концы), эффекта сверхзаучивания (повторение списка большее число раз, чем требуется для его успешного воспроизведения) и др. Тем самым законы ассоциации выступили в новом свете. Эббингауз не обращался за их объяснением к физиологам. Но и роль сознания его не интересовала. Ведь любой элемент сознания (будь то психический образ или акт) изначально осмыслен, а в смысловом содержании виделась помеха изучению механизмов чистой памяти. Таким образом, использовались метод заучивания и метод сбережения, которые позволили оценить: а) количество повторений, необходимых испытуемому для безошибочного воспроизведения предлагаемой последовательности; б) уровень увеличения скорости повторного заучивания якобы полностью забытого материала.

Данные экспериментов Эббингауз сформулировал в нескольких законах памяти: объем запоминаемого после однократного предъявления равен 6-8 бессмысленным слогам; при незначительном увеличении материала количество повторений для запоминания возрастает во много раз. Поэтому увеличение нагрузки на память приводит к снижению работоспособности; время, которое требуется для заучивания материала, целесообразно распределять на несколько сроков, разделенных интервалами (например, если материал требует 30 повторений, то лучше 3 дня по 10 раз, чем 30 раз в один день); более старая ассоциация больше укрепляется повторением и лучше актуализируется, чем только что образовавшаяся; после того, как материал выучен, его необходимо повторять; забывание сразу идет быстро, затем процесс замедляется и через определенное время останавливается ("кривая забывания"); "фактор или эффект края" - в начале и в конце материал запоминается лучше, чем в середине изложения; зафиксировано различие между запоминанием бессмысленного и осмысленного материала: для запоминания имеет значение не количество элементов, а число самостоятельных смысловых единиц (то есть память - осмысленный процесс); тренировка в запоминании одного материала приводит к улучшению запоминания и материала другого рода.

Эббингауз открывал новую главу в психологии не только потому, что первым отважился заняться экспериментальным изучением мнемических процессов, более сложных, чем сенсорные. Его уникальный вклад определялся тем, что впервые в истории науки посредством экспериментов и количественного анализа их результатов были открыты собственно психологические закономерности, действующие независимо от сознания, иначе говоря - объективно. Равенство психики и сознания (принятое в ту эпоху за аксиому) перечеркивалось.

То, что в европейской традиции обозначалось как процессы ассоциации, вскоре становится одним из главных направлений американской психологии под именем "научения". Это направление принесло в психологию объяснительные принципы учения Дарвина, где утвердилось новое понимание детерминации поведения целостного организма и тем самым всех его функций, в том числе психических. Среди новых объяснительных принципов выделялись: вероятностный характер реакций как принцип естественного отбора и адаптация организма к среде в целях выживания в ней. Эти принципы образовали контуры новой детерминистской (каузальной) схемы. Прежний механический детерминизм уступил место биологическому. На этом переломе в истории научного познания понятие об ассоциации приобрело особый статус. Прежде она означала связь идей в сознании, теперь же - связь между движениями организма и конфигурацией внешних стимулов, от приспособления к которым зависит решение жизненно важных для организма задач.

Ассоциация выступала как способ приобретения новых действий, а по принятой вскоре терминологии - научения. Первый крупный успех в преобразовании понятия об ассоциации принесли опыты над животными (главным образом кошками) Эдвара Торндайка (1874 - 1949), американского психолога, исследователя проблем научения и закономерностей адаптации организма. Он использовал так называемые проблемные ящики.

Помещенное в ящик животное могло выйти из него и получить подкормку, лишь приведя в действие специальное устройство, - нажав на пружину, потянув за петлю и т. п. Животные совершали множество движений, бросались в разные стороны, царапали ящик и т. п., пока одно из движений случайно не оказывалось удачным. "Пробы, ошибки и случайный успех" - такова была формула, принятая для всех типов поведения как животных, так и человека. Торндайк объяснял свои опыты несколькими законами научения. Прежде всего законом упражнения (двигательная реакция на ситуацию связывается с этой ситуацией пропорционально частоте, силе и продолжительности повторения связей). К нему присоединялся закон эффекта, гласивший, что из нескольких реакций наиболее прочно сочетаются с ситуацией те из них, которые сопровождаются чувством удовлетворения.

Торндайк предполагал, что связям между движением и ситуацией соответствуют связи в нервной системе (т.е. физиологический механизм), а закрепляются связи благодаря чувству (т.е. субъективному состоянию). Но ни физиологические, ни психологические компоненты ничего не добавляли к нарисованной Торндайком независимо от них "кривой научения", где на абсциссе отмечались повторные пробы, а на оси ординат - затраченное время (в минутах). Главная книга Торндайка называлась "Интеллект животных. Исследование ассоциативных процессов у животных" (1898).

До Торндайка своеобразие интеллектуальных процессов относилось за счет идей, мыслей, умственных операций (как актов сознания). У Торндайка же они выступили в виде независимых от сознания двигательных реакций организма. В прежние времена эти реакции относились к разряду рефлексов - машинальных стандартных ответов на внешнее раздражение, предопределенных самим устройством нервной системы. Согласно Торндайку они являются интеллектуальными, ибо направлены на решение задачи, справиться с которой организм, используя наличный запас ассоциаций, бессилен. Выход состоит в выработке новых ассоциаций, новых двигательных ответов на необычную для него - и потому проблемную - ситуацию.

Упрочение ассоциаций психология относила к процессам памяти. Когда же речь шла о действиях, ставших автоматизированными благодаря повторению, их называли навыками. Открытия Торндайка были истолкованы как законы образования навыков.

Между тем он считал, что исследует интеллект. На вопрос: "Имеется ли ум у животных?", был дан положительный ответ. Но за этим стояло новое понимание ума, не нуждающееся в обращении к внутренним процессам сознания. Под интеллектом имелась в виду выработка организмом "формулы" реальных действий, позволяющих ему успешно справиться с проблемной ситуацией. Успех достигался случайно. Такой взгляд запечатлел новое понимание детерминации жизненных явлений, которое пришло в психологию с триумфом дарвинского учения. Оно вводило вероятностный стиль мышления. В органическом мире выживает лишь тот, кому удается, "пробуя и ошибаясь", отобрать наиболее выгодный вариант реакции на среду из многих возможных. Этот стиль мышления открывал широкие перспективы внедрения в психологию статистических методов. Главные достижения в разработке этих методов применительно к психологии связаны с творчеством Фрэнсиса Гальтона (1822 -1911). Находясь под глубоким впечатлением идей своего кузена Ч.Дарвина, он решающее значение придал не фактору приспособления отдельного организма к среде, а фактору наследственности, согласно которому приспособление вида достигается за счет генетически детерминированных вариаций индивидуальных форм, образующих этот вид. Опираясь на данный постулат, Гальтон стал пионером в разработке генетики поведения.

Благодаря его неутомимой энергии широко развернулось изучение индивидуальных различий. Эти различия постоянно давали о себе знать в экспериментах по определению порогов чувствительности, времени реакции, динамики ассоциаций и других психических феноменов. Но поскольку основной целью являлось открытие общих законов, различиями в реакциях испытуемых пренебрегали. Гальтон же сделал основной упор именно на различиях, считая, что они генетически предопределены.

В книге "Наследственный гений" (1869) он доказывал, ссылаясь на множество фактов, что выдающиеся способности передаются по наследству. Используя наличные экспериментально-психологические методики, присоединив к ним изобретенные им самим, он поставил их на службу изучению индивидуальных вариаций. Это относилось как к телесным, так и к психическим признакам. Последние считались не в меньшей степени зависящими от генетических детерминант, чем, скажем, цвет глаз. В его лаборатории в Лондоне каждый желающий мог за небольшую плату определить свои физические и психические способности, между которыми, по Гальтону, существуют корреляции. Через эту антропологическую лабораторию прошло около 9000 человек. Но у Гальтона, которого иногда называют первым практикующим психологом, был более глобальный замысел. Он рассчитывал охватить все население Англии с тем, чтобы определить уровень психических ресурсов страны.

Свои испытания он обозначил словом "тест", которое широко вошло в психологический лексикон. Гальтон стал пионером преобразования экспериментальной психологии в дифференциальную, изучающую различия между индивидами и группами людей. Непреходящей заслугой Гальтона явилась углубленная разработка вариационной статистики, изменившей облик психологии как науки, широко использующей количественные методы.

Гальтон применял тесты для изучения работы органов чувств, времени реакции, образной памяти (найдя, например, сходство зрительных образов у близнецов) и других чувствительно-двигательных функций. Между тем практика требовала информации о высших функциях в целях диагностики индивидуальных различий между людьми, касающихся приобретения знаний и выполнения сложных форм деятельности.

Первый вариант решения этой задачи принадлежал французскому психологу Альфредд Бине (1857- 1911), основателю первой во Франции психологической лаборатории в Сорбонне (1889). Он начинал с экспериментальных исследований мышления (испытуемыми служили две его дочери). Однако вскоре по заданию правительственных органов он стал искать психологические средства, с помощью которых удалось бы отделить детей, способных к учению, неленивых, от тех, кто страдает врожденными дефектами. Опыты по изучению внимания, памяти, мышления были проведены на многих испытуемых различных возрастов. Экспериментальные задания Вине превратил в тесты, установив шкалу, каждое деление которой содержало задания, выполнимые нормальными детьми определенного возраста. Эта шкала приобрела популярность во многих странах.

В Германии Вильям Штерн ввел понятие "коэффициент интеллекта" (англ. Ай-Кью). Данный коэффициент соотносил "умственный" возраст (определяемый по шкале Бине) с хронологическим ("паспортным"). Их несовпадение считалось показателем либо умственной отсталости (когда "умственный" возраст ниже хронологического), либо одаренности (когда "умственный" возраст превосходит хронологический). Это направление под именем тестологии стало важнейшим каналом сближения психологии с практикой. Техника измерения интеллекта позволяла на основе данных психологии (а не чисто эмпирически) решать вопросы обучения, отбора кадров, профпригодности и др.

Достижения экспериментального и дифференциального направлений, наиболее ярко воплощенные в творчестве названных исследователей, но ставшие возможными благодаря работе всего поколения молодых профессионалов, подспудно и неотвратимо изменяли предметную область психологии. Это была иная область, чем очерченная в теоретических схемах, от которых психология начинала свой путь в качестве науки, гордившейся своей самобытностью. Предметом анализа служили не элементы и акты сознания, никому неведомые, кроме субъекта, изощрившего свое внутреннее зрение. Им стали телесные реакции, изучаемые объективным методом. Выяснилось, что их связи, носившие в прошлом имя ассоциаций, возникают и преобразуются по особым психологическим законам. Их открывает эксперимент в сочетании с количественными методами. Для этого нет необходимости обращаться ни к физиологии, ни к показаниям самонаблюдения.

Что же касается объяснительных принципов, то они черпались не в механике, снабжавшей психологическую мысль в течение трех веков принципом причинности, а в дарвиновском учении, преобразовавшем картину организма и его функций.

14. Кризис интроспективной психологии сознания.

Кризис психологии: разногласия по поводу предмета психологии.

В начале десятых годов XX века психология вступила в период открытого кризиса, который продолжался до середины 30-х гг. По оценке Л.С.Выготского, это был кризис методологических основ психологии и он являлся выражением того факта, что психология как наука в своем практическом продвижении вперед в свете требований, предъявляемых ей практикой, переросла возможности, допускавшиеся теми методологическими основаниями, на которых начинала строиться психология в конце XVI - начале XIX века. Выход из кризиса определялся поиском как новых теоретических подходов к пониманию предмета психологии, так и новых экспериментальных методов исследования психики.

Радикальное изменение ориентации в психологической науке отражало как запросы логики научного познания (переход к биологической причинности), так и актуальные общественные потребности. Это ярко проявилось в поисках факторов, обучающих организм эффективным приспособительным действиям, и в успехах психодиагностики.

14.1. Бихевиоризм

Бихевиоризм утвердил в качестве предмета психологии поведение, понятое как совокупность реакций организма, обусловленная его общением со стимулами среды, к которой он адаптируется.

Отцом бихевиоризма принято считать Дж.Уотсона (1878-1958), в статье которого "Психология, каковой ее видит бихевиорист" (1913) излагался манифест новой школы. В нем требовалось "выбросить за борта как пережиток алхимии и астрологии все понятия субъективной психологии сознания и перевести их на язык объективно наблюдаемых реакций живых существ на раздражители". Ни Павлов, ни Бехтерев, на концепции которых опирался Уотстн, не придерживались столь радикальной точки зрения. Они надеялись, что объективное изучение поведения в конце концов, как говорил Павлов, прольет свет на "муки сознания".

Бихевиоризм стали называть "психологией без психики". Этот оборот предполагал, что психика идентична сознанию. Между тем, требуя устранить сознание, бихевиористы вовсе не превращали организм в лишенное психических качеств устройство. Они изменили представление об этих качествах.

Реальный вклад нового направления заключался в резком расширении изучаемой психологией области. Она отныне включала доступный внешнему объективному наблюдению, независимый от сознания стимул - реактивные отношения.

Изменились схемы психологических экспериментов. Они ставились преимущественно на животных - белых крысах. В качестве экспериментальных устройств, взамен прежних физиологических аппаратов, были изобретены различные типы лабиринтов и "проблемных ящиков".

Тема научения, приобретения навыков путем проб и ошибок стала центральной для этой школы, собравшей огромный экспериментальный материал о факторах, определяющих модификацию поведения. Материал подвергался дотошной статистической обработке. Ведь реакции животных носили не жестко предопределенный, а статистический характер.

Исключив сознание, бихевиоризм неизбежно оказался односторонним направлением. Вместе с тем он ввел в научный аппарат психологии категорию действия в качестве не только внутренней духовной, но и внешней, телесной реальности.

В психологии утверждался новый взгляд, согласно которому 1) предмет психологии (бихевиоризма) - поведение человека как любая внешне наблюдаемая реакция человека на внешний стимул; 2) поведение - результат научения; 3) главная психологическая проблема - формирование навыка и научение; 4) человек "представляет собой животное, отличающееся словесным поведением".

14.2. Психоанализ. Бессознательное как предмет науки.

В предмет науки область бессознательного превратил психоанализ. Так назвал свое учение австрийский врач Зигмунд Фрейд (1856-1939). Став врачом, занявшись лечением больных психическими расстройствами, он на первых порах пытался объяснить их симптомы динамикой нервных процессов (используя, в частности сеченовское понятие о торможении). Однако ни в нейрофизиологии, ни в психологии сознания он не видел средств, позволяющих объяснить причины патологических изменений в психике своих пациентов. Он обратился к анализу скрытых, глубинных слоев психической активности личности. Первый импульс к их изучению придало применение гипноза.

Фрейд и его последователи считали, что истинные причины от сознания скрыты, но именно они правят поведением. Главной была признана имеющая сексуальную природу энергия влечения - либидо.

Этот взгляд привел к пересмотру прежней трактовки сознания. Его активная роль в поведении не отвергалась, но представлялась существенно другой, чем в традиционной психологии. Таким образом, Фрейд выделил в психической жизни три уровня: бессознательный, предсознательный, сознательный.

Бессознательное является источником инстинктивного заряда, прежде всего сексуального (либидо), и закрыто от сознания в силу запретов, налагаемых обществом. Предсознательное - его содержание неосознаваемо, но без труда может быть осознано человеком. Сознательное - содержит социальные нормы и запреты, которые находятся в постоянном конфликте с бессознательным и подавляют его сексуальные влечения.

Однако либидо все-таки прорывается сквозь "цензуру" сознания и проявляется в различных формах: сновидения, ошибочные действия, забывание неприятного, невротические симптомы и т.д. Поэтому техника психоанализа и сводится к тому, чтобы помочь человеку путем расшифровки скрытого смысла этих форм осознать вытесненное аффективное влечение.

Согласно Фрейду, сексуальное влечение в процессе развития человека претерпевает ряд изменений, связанных с фазами этого развития: оральная фаза (до 1 года); анальная (1-3 года); фаллическая (3-6 лет); латентная (6-12/14 лет). Задача психоанализа - найти те слои и ситочники сексуальных нарушений, которые в дальнейшем приводят к неврозу.

С начала 20-х гг. Фрейд выделяет в структуре психической жизни другие инстанции:

а) "я" (эго) - регулирует действие организма в интересах его самосохранения;

б) "оно" (ид) - средоточие слепых инстинктов (сексуальных, агрессивных), стремящихся к немедленному удовлетворению;

в) "сверх-Я" (супер-эго) - включает моральные стандарты и запреты, усвоенные личностью бессознательно как продукт влияния общества (проявляется в виде совести). Поскольку требование "ид", "супер-эго" и внешней реальности к "эго" несовместимы, то человек постоянно находится в состоянии конфликта, который создает невыносимое напряжение.

Задача психоанализа - освободить "Я" от различных форм давления на него. Эту возможность человек приобретает с помощью действия "защитных механизмов": вытеснения - неприятные мысли и чувства изгоняются в сферу бессознательного; рационализации - сокрытие от сознания истинных мотивов действий, мыслей и чувств и приписывание других - социально одобряемых; регрессии - уход (соскальзывание) в своем поведении на более ранний, примитивный уровень; сублимации - трансформация инстинктивной энергии психики (сексуальной и пр.) в более приемлемый для индивида и общества вид деятельности (частный случай: творчество, проявление остроумия).

Открыв объективную психодинамику и психоэнергетику мотивов поведения личности, скрытую "за кулисами" ее сознания, Фрейд преобразовал прежнее понимание предмета психологии. Проделанная им и множеством его последователей психотерапевтическая работа обнажила важнейшую роль мотивационных факторов как объективных регуляторов поведения, не зависимых от того, что нашептывает "голос самосознания".

Фрейда окружало множество учеников. Наиболее самобытными из них, создавшими собственные направления, были Карл Юнг (1875-1961) и Альфред Адлер (1870-1937). Первый назвал свою психологию аналитической, второй - индивидуальной. Первым нововведением Юнга было понятие о "коллективном бессознательном". Если в бессознательную психику индивида могут, по Фрейду, войти явления, вытесненные из сознания, то Юнг считал ее насыщенной формами, которые никогда не могут быть индивидуально приобретенными, но являются даром далеких предков. Анализ позволяет определить структуру этого дара, образуемо несколькими архетипами.

Будучи скрытыми от сознания организаторами личного опыта, архетипы обнаруживаются в сновидениях, фантазиях, галлюцинациях, а также творениях культуры. Большую популярность приобрело разделение Юнгом человеческих типов на экстравертированный и интровертированный, которым Юнг вслед за Фрейдом дал имя "либидо", однако считал неправомерным отождествлять с сексуальным инстинктом.

Адлер, модифицируя исходную доктрину психоанализа, выделил фактор развития личности чувство неполноценности, порождаемое, в частности, телесными дефектами. Как реакция на это чувство возникает стремление к его компенсации и сверхкомпенсации с тем, чтобы добиться превосходства над другими. В "комплексе неполноценности" скрыт источник неврозов.

Психоаналитическое движение широко распространилось в различных странах. Возникли новые варианты объяснения и лечения неврозов динамикой неосознаваемых влечений, комплексов, психических травм. Менялись и представления самого Фрейда на структуру и динамику личности. Ее организация выступила в виде модели, компонентами которой являются: "оно" (слепые иррациональные влечения), "я" (эго) и "сверх-я" (уровень моральных норм и запретов, возникающих в силу того, что в первые же годы жизни ребенок идентифицирует себя с родителями).

От напряжения, под которым оказывается "я" из-за давления на него, с одной стороны, слепых влечений, с другой - моральных запретов, человека спасают защитные механизмы: вытеснения, сублимации и т.д.

14.3. Французская психология.

П.Жане (1859-1947). Первый период его творчества связан с изучением психических заболеваний: неврозов, психастении, травматической реминисценции и др. В дальнейшем Жане принимает за ключевой объяснительный принцип человеческого поведения общение как сотрудничество. В его глубинах рождаются различные психические функции: воля, память, мышление и др.

В целостном процессе сотрудничества происходит разделение актов: один индивид выполняет первую часть действия, второй - другую ее часть. Один командует, другой подчиняется. Затем субъект совершает по отношению к самому себе действие, к которому прежде принуждал другого. Он научается сотрудничать с собой, подчиняться собственным командам, выступая как автор действия, как лицо, обладающее собственной волей.

Многие концепции принимали волю за особую силу, коренящуюся в сознании субъекта. Теперь же доказывалась ее вторичность, ее производность от объективного процесса, в котором непременно представлен другой человек.

Это же относится к памяти, которая первоначально предназначена для передачи поручений другим людям, тем, кто отсутствует.

Что касается умственных операций, то и они изначально являются реальными телесными действиями (в частности, речевыми), которыми люди обмениваются, совместно решая свои жизненные задачи.

Главным же механизмом возникновения внутрипсихических процессов служит интериоризация. Социальные действия из внешних, объективно наблюдаемых становятся внутренними, незримыми для других.

Именно в силу этого возникает иллюзия их бестелесности и порождаемости "чистым "Я", а не сетями межличностных связей.

Прежние концепции, для которых исходным пунктом служил индивид как носитель психических актов и содержаний, искали пути его социализации. Вектор психологического изучения человека - по Жане - должен быть противоположным. Объяснению подлежит не социализация, а индивидуализация, т.е. причинный анализ того, как из социальных актов и отношений строится внутренний, личностный план поведения индивида.

14.4. Гештальтизм.

В противовес трактовке сознания как "сооружения из кирпичей (ощущений) и цемента (ассоциаций)" утверждался приоритет целостной структуры, от общей организации которой зависят ее отдельные компоненты.

Датский психолог Э.Рубин изучил интересный феномен "фигуры и фона". Фигура объекта воспринимается как замкнутое целое, а фон простирается позади. При так называемых "двойственных" изображениях" в одном и том же рисунке различаются либо ваза, либо два профиля. Эти и множество аналогичных фактов говорили о целостности восприятия.

Идея о том, что здесь действует общая закономерность, требующая нового стиля психологического мышления, объединила группу молодых ученых. В нее входили М.Вертгеймер (1880-1943), В.Келер (1887-1967) и К.Коффка (1886-1941), ставшие лидерами направления, названного гештальтпсихологией. Оно подвергло критике не только старую интроспективную психологию, занятую поиском исходных элементов сознания, но и молодой бихевиоризм. Критика последнего представляет особый интерес.

В опытах над животными гештальтисты показали, что игнорируя психические образы - гештальты, нельзя объяснить их двигательное поведение. Об этом говорил, например, феномен "транспозиции". У кур вырабатывалась дифференцировка двух оттенков серого цвета.

Вначале они учились клевать зерна, разбросанные на сером квадрате, отличая его от находившегося рядом черного. В контрольном опыте тот квадрат, который первоначально служил положительным раздражителем, оказывался рядом с квадратом еще более светлым. Куры выбирали именно этот последний, а не тот, на котором они привыкли клевать, следовательно, они реагировали не на стимул, а на соотношение стимулов (на "более светлое").

Критике гештальтистов подвергалась и бихевиористская формула "проб и ошибок". В противовес ей в опытах над человекообразными обезьянами выявилось, что они способны найти выход из проблемной ситуации не путем случайных проб, а мгновенно уловив отношения между вещами. Такое восприятие отношений было названо инсайтом (усмотрением, озарением). Оно возникает благодаря построению нового гештальта, который не является результатом научения и не может быть выведен из прежнего опыта.

В частности, широкий интерес вызвала классической работа Келера "Исследование интеллекта у антропоидов". Один из его подопытных шимпанзе (Келер назвал его "Аристотель среди обезьян") справлялся с задачей доставания приманки (банана) путем мгновенного схватывания отношений между разбросанными предметами (ящиками, палками), оперируя которыми он достигал цели. У него наблюдалось нечто подобное "озарению", названному одним психологом "ага-переживанием" (аналогичным Архимедову возгласу "Эврика!").

Изучая мышление человека, гештальт-психологи доказывали, что умственные операции при решении творческих задач подчинены особым принципам организации гештальта ("группировка", "центрирование" и др.), а не правилам формальной логики.

Итак, сознание было представлено в гештальт-теории как целостность, созидаемая динамикой познавательных (когнитивных) структур, которые преобразуются по психологическим законам.

Теорию, близкую к гештальтизму, но применительно к мотивам поведения, а не психическим образам (чувственным и умственным) развивал Курт Левин (1890-1947). Он назвал ее "теорией поля".

Понятие о "поле" было заимствовано им из физики и использовалось в качестве аналога гештальта. Личность изображалась как "система напряжений". Она перемещается в среде (жизненном пространстве), одни районы которой ее притягивают, другие - отталкивают. Следуя этой модели, Левин совместно с учениками провел множество экспериментов по изучению динамики мотивов. Один из них выполнила приехавшая с мужем из России Б.В.Зейгарник. Испытуемым предлагался ряд заданий. Одни задания они завершали, тогда как выполнение других под различными предлогами прерывалось. Затем испытуемых просили вспомнить, что они делали во время опытов. Оказывалось, что память на прерванное действие значительно лучше, чем на завершенное. Этот феномен, получивший название "эффект Зейгарник", говорил, что энергия мотива, созданная заданием, не исчерпав себя, сохранилась и перешла в память о нем.

Другим направлением стало изучение уровня притязаний. Это понятие обозначало степень трудности цели, к которой стремится субъект. Ему предъявлялась шкала заданий различной степени трудности. После того как он выбрал и выполнил (или не выполнил) одно из них, у него спрашивали, задачу какой степени трудности он выберет следующей. Этот выбор после предшествующего успеха (или неуспеха) фиксировал уровень притязаний. За выбранным уровнем скрывалось множество жизненных проблем, с которыми повседневно сталкивается личность - переживаемые ею успех или неуспех, надежды, ожидания, конфликты, притязания и др.

15. ЭВОЛЮЦИЯ ШКОЛ И НАПРАВЛЕНИЙ

15.1. Необихевиоризм.

Анализ путей развития основных психологических школ выявляет общую для них тенденцию. Они изменялись в направлении обогащения своей категориальной основы теоретическими ориентациями других школ.

Формула бихевиоризма была четкой и однозначной: "стимул-реакция". Вопрос о тех процессах, которые происходят в организме, и его психическом устройстве между стимулом и реакцией снимался с повестки дня.

Такая позиция следовала из философии позитивизма: убеждения в том, что научный факт отличается своей непосредственной наблюдаемостью.

Как внешний стимул, так и реакция (ответное движение) открыты для наблюдения каждому независимо от его теоретической позиции. Поэтому связка "стимул-реакция" служит, согласно радикальному бихевиоризму, незыблемой опорой психологии как точной науки.

Между тем в кругу бихевиористов появились выдающиеся психологи, поставившие этот постулат под сомнение.

Первым из них был американец Эдвард Толмен (1886-1959), согласно которому формула поведения должна состоять не из двух, а из трех членов, и поэтому выглядеть следующим образом: "стимул (независимая переменная) - промежуточные переменные - зависимая переменная (реакция).

Среднее звено - не что иное, как не доступные прямому наблюдению психические моменты: ожидания, установки, знания.

Следуя бихевиористской традиции, Толмен ставил опыты над крысами, ищущими выход из лабиринта. Главный же вывод из этих опытов свелся к тому, что опираясь на строго контролируемое экспериментатором и объективно им наблюдаемое поведение животных, можно достоверно установить, что этим поведением управляют не те стимулы, которые действуют в данный момент, а особые внутренние регуляторы. Поведение предваряют своего рода ожидания, гипотезы, познавательные (когнитивные) "карты".

Эти карты животное само строит. Они и ориентируют его в лабиринте. По ним оно, будучи запущено в лабиринт, узнает "что ведет к чему". Положение о том, что психические образы служат регулятором действия, было обосновано гештальт-теорией. Учтя ее уроки, Толмен разработал собственную теорию, названную когнитивным бихевиоризмом.

Другой вариант необихевиоризма принадлежал Кларку Холлу (1884-1952) и его школе. Он ввел в формулу "стимул-реакция" другое среднее звено, а именно потребность организма (пищевую, сексуальную, потребность во сне и др.) Она придает поведению энергию, создает незримый потенциал реакции. Этот потенциал разряжается при подкреплении (понятие, которое Халл заимствовал у Павлова), и тогда реакция закрепляется и организм чему-то научается.

В защиту ортодоксального бихевиоризма, отвергая любые внутренние факторы, выступил Бархус Скиннер (1904-1990). Условный рефлекс он назвал оперантной реакцией.

По Павлову, новая реакция вырабатывалась в ответ на условный сигнал при его подкреплении (например, когда перед кормлением раздавался стук метронома и т.п). По Скиннеру, организм сначала производит движение, затем получает (или не получает) подкрепление.

Скиннер сконструировал экспериментальный ящик, в котором белая крыса (или голубь) могла нажимать на рычажок (или кнопку). Перед ними была кормушка и набор раздражителей. Из этих простых элементов Скиннер составлял множество различных "планов подкрепления" (например, перед крысой находятся два рычага, и она оказывается в ситуации выбора: или крыса получает пищу, только тогда, когда вслед за нажатием на рычаг загорается лампочка, или пища выдается только принажиме с определенной силой, частотой и т.д.)

Техника выработки "оперантных реакций" была применена последователями Скиннера при обучении детей, их воспитании, при лечении невротиков.

В целях улучшения преподавания Скиннер изобрел серию обучающих машин и разработал концепцию программированного обучения. Он надеялся, основываясь на теории оперантных реакций, создать программу "изготовления" людей для нового общества.

15.2. Теория развития интеллекта.

Жан Пиаже (1896-1980) - создатель наиболее глубокой и влиятельной теории развития интеллекта. Он преобразовал основные понятия других школ: бихевиоризма (взамен понятия о реакции он выдвинул понятие об операции), гештальтизма (гештальт уступил место понятию о структуре) и Жане (переняв у него принцип интериоризации, восходящей, как мы уже знаем, к Сеченову).

Свои новые теоретические представления Пиаже строил на прочном эмпирическом фундаменте - на материале развития мышления и речи у ребенка. В работах начала 1920-х гг. "Речь и мышление ребенка", "Суждение и умозаключение у ребенка" и других Пиаже, используя метод беседы , сделал вывод о том, что если взрослый размышляет социально (т.е. мысленно обращаясь к другим людям), даже когда он остается с собой наедине, то ребенок размышляет эгоистично, даже когда находится в обществе других.

Принцип эгоцентризма царит над мыслью дошкольника. Он сосредоточен на своей позиции (интересах, влечениях) и не способен стать на позицию другого ("децентрироваться"), критически взглянуть на свои суждения со стороны. Этими суждениями правит "логика мечты", уносящая от реальности.

Эти выводы Пиаже, в которых ребенок выглядел игнорирующим реальность мечтателем, подверг критике Выготский, давший свое толкование эгоцентрической речи ребенка.

Пиаже выделил ряд стадий в эволюции детской мысли (например, своеобразная магия, когда ребенок надеется с помощью слова или жеста изменить внешний предмет, или же своеобразный анимизм, когда предмет наделяется волей или жизнью: "Солнце движется, потому что оно живое").

Пиаже выделил 4 стадии: детские мысли содержатся в предметных действиях (до 2 лет), затем они интериоризируются, становятся предоперациями (действиями) ума (от 2 до 7 лет), на третьей стадии (от 7 до 1 лет) возникают конкретные операции, на четвертой (от 11 до 15 лет) - формальные операции, когда мысль ребенка способна строить логически обоснованные гипотезы, из которых делаются дедуктивные умозаключения.

Операции не совершаются изолированно. Будучи взаимосвязанными, они создают устойчивые и в то же время подвижные структуры. Стабильность структуры возможна только благодаря активности организма, его напряженной борьбе с разрушающими ее силами. Развитие системы психических действий от одной стадии к другой - такой представил Пиаже картину сознания.

Развитие системы психических действий от одной стадии к другой - такой представил Пиаже картину сознания. Вначале Пиаже испытал влияние Фрейда, полагая, что человеческое дитя, появляясь на свет, движимо одним мотивом - стремлением к удовольствию, не желая ничего знать о реальности, с которой вынуждено считаться только из-за требований окружающих. Но затем Пиаже принял исходным моментом в развитии детской психики реальные внешние действия ребенка (сенсомоторный интеллект, т.е. элементы мысли, данные в движениях, которые регулируются чувственными впечатлениями).

15.3. Неофрейдизм.

Это направление, усвоив основные схемы и ориентации ортодоксального психоанализа, пересмотрело базовую для него категорию мотивации. Решающая роль была придана влиянием социокультурной среды и ее ценностям. Уже Адлер стремился объяснить бессознательные комплексы личности социальными факторами. Намеченный им подход был развит группой исследователей, которых принято объединять под именем неофрейдистов. То, что Фрейд относил за счет биологии организма, заложенных в нем влечений, эта группа объясняла врастанием индивида в исторически сложившуюся культуру. Такие выводы были сделаны на большом антропологическом материале, почерпнутом при изучении нравов и обычаев племен, далеких от западной цивилизации.

Лидером неофрейдизма принято считать Карен Хорни (1885-1953). Испытав влияние марксизма, она доказывала в теории, на которую опиралась в своей психоаналитической практике, что все конфликты, возникающие в детстве, порождаются отношениями ребенка с родителями. Именно из-за характера этих отношений у него возникает базальное чувство тревоги, отражающее беспомощность ребенка в потенциально враждебном мире. Невроз - не что иное, как реакция на тревожность. Описанные Фрейдом извращения и агрессивные тенденции являются не причиной невроза, а его результатом. Невротическая мотивация приобретает три направления: движение к людям как потребность в любви, движение от людей как потребность в независимости и движение против людей как потребность во власти (порождающая ненависть, протест и агрессию).

Объясняя неврозы, их генезис и механизмы развития конкретным социальным контекстом, неофрейдисты подвергли критике капиталистическое общество как источник отчуждения личности (в смысле, приданном этому термину Марксом), утраты ею своей идентичности, забвения своего "я" и т.п.

Ориентация на социокультурные факторы взамен биологических определила облик неофрейдизма. При этом существенную роль в зарождении данного направления сыграло обращение его лидеров к марксистской философии человека. Под знаком этой философии складывались теоретические основы российской психологии в советский период.

15.4. Когнитивная психология

В середине 20-го века появились особые машины - компьютеры. Во всей предшествующей истории человечества машины являлись устройствами, которые перерабатывают либо материал (вещество), либо энергию. Компьютеры же являются носителями информации, иначе говоря, сигналов, передающих сообщения о чем-либо.

Процессы передачи информации, управляющей поведением живых систем, происходят в различных формах с момента появления этих систем на Земле. Генетическая информация, определяющая характер наследственности, переходит от одного организма к другому. Животные общаются со средой и между собой посредством первой сигнальной системы (по И.П.Павлову). С появлением человека в недрах созидаемой обществом культуры возникают и развиваются язык и другие знаковые системы.

Научно-технический прогресс привел к изобретению информационных машин. Тогда и сложилась наука (ее "отец" Н.Винер), которая стала рассматривать все формы сигнальной регуляции с единой точки зрения как средства связи и управления в любых системах - технических, органических, психологических, социальных.

Она была названа кибернетикой (от. греч. "кибернетике" - "искусство управления"). Ею разработаны специальные методы, позволившие создать для компьютеров множество программ по развитию, восприятию и переработке информации, а также обмену ею. Это привело к настоящей революции в общественном производстве как материальном, так и духовном.

Появление информационных машин, способных с огромной быстротой и точностью выполнять операции, считавшиеся уникальным преимуществом человеческого мозга, оказало существенное влияние и на психологию. Возникли дискуссии относительно того, не является ли работа компьютера подобием работы человеческого мозга, а тем самым и его умственной организации. Ведь информация, перерабатываемая компьютером, может рассматриваться как знание. А в запечатлении, хранении и преобразовании знания состоит важнейшая ипостась психической активности. Образ компьютера ("компьютерная метафора") изменил научное видение этой активности. В результате произошли коренные изменения в американской психологии, где десятилетиями господствовал бихевиоризм.

Бихевиоризм, как отмечалось, притязал на строгую объективность своих теорий и методов. Считалось, что психология может быть точной наукой, подобной физике, пока она ограничивается объективно наблюдаемым внешним поведением организма. Отвергалось любое обращение к тому, что, говоря языком И.М.Сеченова, "нашептывает обманчивый голос самосознания" (интроспекции), любые показания субъекта о своих переживаниях. Признавались фактами науки только те, которые можно измерить в сантиметрах, граммах и секундах.

Предмет, достойный названия научной психологии, сводился к отношению "стимул-реакция". В то же время в необихевиоризме сложилось представление о том, что в промежутке между этими двумя главными переменными действуют и другие переменные. Толмен назвал их "промежуточными". Одна из промежуточных переменных была названа когнитивной картой. Создавая и используя ее, организм ориентируется в проблемной ситуации.

Это подрывало главный постулат бихевиоризма. Сокрушительный удар по нему нанесло возникшее в середине 20-го в. под впечатлением компьютерной революции новое направление, названное когнитивной психологией (от лат. "когнитио" - "знание, познание").

Во главу угла когнитивная психология поставила изучение зависимости поведения субъекта от внутренних, познавательных (информационных) вопросов и структур (схем; "сценариев"), сквозь призму которых он воспринимает свое жизненное пространство и действует в нем. То, в чем классический бихевиоризм отказывал человеку (восприятие, запоминание, внутреннее преобразование информации), оказалось делом объективно, независимо от человека работающего компьютера. В свете этого рухнуло представление о том, что извне незримые познавательные (когнитивные) процессы не доступны объективному, строго научному исследованию.

Разрабатываются различные теории организации и преобразования знания - от мгновенно воспринимаемых и сохраняемых чувственных образов до сложной многоуровневой семантической (смысловой) структуры человеческого сознания (У. Найссер).

15.5. Гуманистическая психология.

Другое направление, решительно отвергнувшее бихевиоризм за игнорирование коренных человеческих проблем и своеобразие психической организации человека, выступило под названием гуманистической психологии. Гуманизм (от лат. "гуманис" - "человечный") - это общая ориентация на отношение к человеку, его правам и свободе как высшей ценности - присущ множеству философско-психологических течений и теорий. Смысл же направления, о которым идет речь, и повод, побудивший его приверженцев назвать свою концепцию гуманистической, м.б. поняты только при обращении к тому историко-психологическому контексту, в котором эта концепция созидалась.

Она возникла в середине 20 в., когда общий облик американской психологии (в среде которой и приобрело авторитет указанное движение) определялся всевластием двух направлений, о которых порой говорят как о "двух силах", различных вариантах бихевиоризма и психоанализа.

Будучи общепсихологическими, они внедрялись также и в различные сферы практики, в особенности психотерапевтической. В среде психотерапевтов и раздались громкие голоса протеста против "двух сил", которым не без основания инкриминировались дегуманизация человека, его трактовка либо как работа (или в более современном стиле как маленького компьютера), либо как невротика, бедное "я" которого разыгрывают различные комплексы - сексуальные, агрессивные, неполноценности и др. Ни то ни другое, как заявили инициаторы создания особой гуманистической психологии, не позволяет раскрыть позитивное, конструктивное начало целостной человеческой личности, ее неистребимое стремление к творчеству и самостоятельному принятию решений, выбору своей судьбы. Гуманистическая психология, выступив против бихевиоризма и психоанализа, провозгласила себя "третьей силой".

В центр исследовательских интересов перемещались проблемы переживания человеком своего конкретного опыта, не сводимого к общим рассудочным схемам и представлениям. Речь шла о восстановлении аутентичности личности (ее доподлинности), восстановлении соответствия ее экзистенции (существования) истинной природе личности. При этом предполагалось (под влиянием философии экзистенциализма), что истинная природа открывается в т.н. пограничной ситуации, когда человек оказывается между бытием и небытием. Именно в таких условиях человек освобождается от всех сковывающих его условностей и постигает свою экзистенцию. Если во всех предшествующих психологических теориях решающая роль придавалась зависимости психики от прошлого и настоящего, то гуманистическое направление переместило вектор времени жизни в направлении будущего. Свобода выбора и открытость будущему - таковы признаки, на которые должны ориентироваться концепции личности.

Только в этом случае они помогут человеку избавиться от чувства "заброшенности в мире" и обрести смысл своего бытия.

Понять любую теорию можно исходя из знания не только о том, что она утверждает, но о том, что отвергает.

Гуманистическая психология отвергла конформизм как "уравновешивание со средой", приспособление к существующему порядку вещей и детерминизм как уверенность в причинной обусловленности поведения внешним биологическим и (или) социальными факторами.

Конформизму были противопоставлены самостоятельность и ответственность субъекта, детерминизму же - самодетерминация. Именно это отличает человека от остальных живых существ и является качеством, которое не приобретается, а заложено в его биологии.

Биологию человека отличает сопротивление равновесию, потребность, скорее поддержать неравновесное состояние, определенный уровень напряжения, чем устранить его посредством приспособительных реакций, как это следовало из версии о диктате гомеостаза.

Развитие "третьей силы" имело социальную подоплеку. Оно выражало протест против деформации человека в современной западной культуре, лишающей его своей "личностности", навязывающей представление о поведении, регулируемом либо бессознательными влечениями, либо хорошо слаженной работой "социальной машины".

Применительно к практике психотерапии было сформулировано новое кредо - пациента следует трактовать способным самостоятельно вырабатывать свои ценностные ориентации и реализовывать им самим сконструированный жизненный план.

Главная установка психотерапии, согласно одному из лидеров гуманистической психологии, американскому психологу К.Роджерсу (1902-1990), должна быть сосредоточена не на отдельных симптомах пациента, а на нем как уникальной персоне. "терапия, центрированная на клиенте" (1957) - так называлась книга Роджерса, где утверждалось, что психотерапевт должен общаться с обратившимся к нему человеком не как с пациентом, а как с клиентом, пришедшим за советом, причем психолог призван сосредоточиться не на проблеме, беспокоящей клиента, а на нем самом как личности, с тем чтобы пробудить в нем первичную потребность в самоактуализации.

При этом важно представить, каким видится субъекту его "феноменальное поле", т.е. осознаваемый им внутренний план собственного поведения (искаженный прежней интроспективной психологией, которая в своих экспериментальных лабораториях искусственно расщепила это целостное "поле" на изолированные элементы сознания). Для этого нужна "теплая эмоциональная атмосфера", в которой индивид (впоследствии Роджерс перенес акцент на группу индивидов, т.е. на групповую психотерапию) реинтегрирует свою творческую личность как целое, и тогда он избавляется от тревоги, психологических стрессов и т.п.

Главная задача - не решение отдельной проблемы, которой он озабочен, а преобразование его личности благодаря тому, что он перестраивает свой феноменальный мир в систему потребностей, среди которых важнейшей является потребность в самоактуализации.

К движению, названному гуманистической психологией, принято относить и ряд других концепций, в частности концепции А.Маслоу (1908-1970) и В.Франкла. Маслоу разработал целостно-динамическую теорию мотивации.

В своей книге "Мотивация и личность" (1954) он утверждал, что в каждом человеке заложена в виде особого инстинкта потребность в самоактуализации, высшим выражением которой служит особое переживание, подобное мистическому откровению, экстазу.

Не от сексуальных травм (как учил Фрейд), а от подавления этой витальной потребности возникают неврозы, душевные расстройства. Соответственно, и превращение ущербной личности в полноценную должно рассматриваться с точки зрения восстановления и развития высших форм мотивации, заложенных в природе человека.

В Европе к сторонникам гуманистической психологии, но в особом, отличном от американского, варианте близок Франкл, назвавший свою концепцию логотерапией (от греч. "логос" - "смысл").

В отличие от маслоу Франкл считает, что человек обладает свободой по отношению к своим потребностям и способен "выйти за пределы самого себя" в поисках смысла.

Не принцип удовольствия (Фрейд) и не воля к власти (Адлер), а воля к смыслу - таково, согласно Франклу, истинно человеческое начало поведения.

При утрате смысла возникают различные формы неврозов.

Действительность такова, что человек вынужден не столько достигать равновесия со средой, сколько постоянно отвечать на вызов жизни, противостоять ее тяготам.

Это создает напряженность, с которой он может справиться благодаря свободе воли, позволяющей придать смысл самым безвыходным и критическим ситуациям.

Свобода - это способность изменить смысл ситуации даже тогда, когда "дальше некуда".

В отличие от других адептов гуманистической психологии Франкл трактовал самоактуализацию не как самоцель, а как средство осуществления смысла.

Поэтому и рекомендованную Роджерсом, Маслоу и другими психологами установку на самовыражение личностью своих аутентичных ее внутренней природе мотиваций (будь то независимость от других людей либо в интенсивном общении друг с другом) Франкл считал недостаточной для человека, чтобы понять, зачем жить.

Быть человеком - значит быть направленным на нечто иное, чем он сам, быть открытым миру смыслов (Логосу).

Это не самоактуализация, а самотранценденция (от лат. "транс-цен-денс" - "выходящий за пределы"), благодаря чему, найдя смысл жизни в подвиге, страдании, любви, совершая реальные деяния, сопряженные с открытыми ей ценностями, личность развивается.

Франкл разработал специальную технику психотерапии, ориентированную на избавление личности от негативных состояний (тревоги, вины, гнева и т.п.), возникающих при столкновении с психологически трудной для личности и даже ощущаемой ею в качестве непреодолимой преграды.

Если личность в подобных случаях утрачивает волю к смыслу, у нее возникает состояние "экзистенциального вакуума" в виде чувства точки, апатии, опустошенности. Различные ветви гуманистической психологии развились с целью преодолеть ограниченность теорий, оставивших без внимания своеобразие психического строя человека как целостной личности, способной к самосозиданию, реализации своего уникального потенциала.

16. ЗАРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

16.1. Психологические взгляды древней и средневековой Руси

Психологическая мысль древней и средневековой Руси формировалась под воздействием византийской культуры и в сильной зависимости от христианского вероучения.

Уже в повести "Временных лет" (1037-1039) сделаны первые описания психических состояний людей, с религиозных позиций решаются вопросы происхождения человека и бессмертия его души: "И сотворил дьявол человека, а бог душу в него вложил. Потому-то, когда умирает человек, в землю идет его тело, а душа к богу".

В "Поучениях Владимира Мономаха" ставятся проблемы познания человеком окружающего мира и человеческой деятельности.

В "Послании" Киевского митрополита Никифора (1104-1121) рассуждается о трех частях души: словесной (ум), яростной (чувства), желанной (воля). Здесь же на основе взглядов Платона и жизненного опыта излагается довольно развитая система психологических представлений о двойственности человеческой природы и ее единстве, неразрывности души и тела, описывается характеристика чувств и органов познания.

Интересным культурным памятником представляется "Диоптра" ("Зерцало") Филиппа Пустынника (вторая пол.11 века). В трактате описывается диалог между душой и плотью. Тем самым делается одна из ранних попыток научного объяснения психической жизни человека, излагается и интерпретируется широкая проблематика средневековых психологических взглядов.

С конца 12 века на Руси издается "Пчела" - сборник изречений из "священного писания", отцов церкви и ученых античности. В ее составе - целый ряд статей, раскрывающих содержание психологического знания русских мыслителей: "Слово об уме", "Слово о душе", "Слово о мудрости", "Слово о памяти", "Слово о сне", "Слово о ярости и гневе" и т.д.

"Толковая Палея" (1406) представляет рассказы о Ветхом завете. В них аккумулировались взгляды на природу человека. Особое место отведено решению проблем соотношения души и тела, развития человеческого организма.

В сочинении "О главных знамениях" - одном из сборников библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря 15 века, дается конспективное изложение анатомо-физиологических и психологических представлений на Руси. Обращается внимание на единообразие процессов природы, единство закономерностей физических и психических процессов, необходимость обращения к опыту и наблюдению как средствам познания. К этому же времени относится статья из русских сборников "Галиново на Ипократа" - о взглядах Гиппократа и Галена.

16.2. Эволюция российской психологической мысли в эпохи Нового времени и Просвещения

Петр Васильевич Постников (род 1676). После обучения в Московской славяно-греко-латинской академии, в 1692г., он по указу Петра на 5 лет отправляется в Падуанский университет в Италию, где получает степень доктора философии и медицины.

В 1697-1701гг. Постников по поручению Петра едет в Амстердам. Знакомство Петра (по рекомендации Постникова) с голландским анатомом Рьюишем послужило к развитию в России анатомо-физиологического направления в медицине (создание Кунсткамеры, коллекции препаратов Рьюиша, образование медицинских школ, подбор талантливых учеников и.т.д) Коллекция Рьюиша, собранная за 40 лет, переходит в созданную в 1725 г. Академию наук, где среди первых научных подразделений были кафедры анатомии и физиологию

Первый начальник кафедры - Даниил Бернулли (1700-1782) - был одним из представителей швейцарской семьи выдающихся математиков. Его первые лекции были посвящены применению математических начал к физиологии. Он явился автором первой физиологической работы в России "О движении мышц" (лат. -1726, русс.-1758), исследований "О гидрофобии, т.е. болезни от воды по угрызении бешенной собаки" (1729), "О годах степенных", "О симпатии и антипатии", а также по вопросам о возможности оживления "утопших птиц" под влиянием электричества и др.

Огромное значение для развития физиологии сыграло творчество М.В.Ломоносова, особенно его "Размышления о причине тепла" (1756), в которых произведено химическое обоснование окисления как основы дыхания организмов и закона сохранения материи. Проблемам психологии в его "Риторике" (1748) посвящена глава "О возбуждении, утомлении и изображении страстей".

Яков Павлович Козельский (1728-1794). В "Философских предположениях" (1768) в теоретическую философию он включает теорию познания, логику и психологию, в практическую - политику. Впервые в русской литературе развивает взгляд, согласно которому человек раскрывается в общественной деятельности и познать его можно лишь "через отправление им своих общественных обязанностей". Ученым разработана практически вся проблематика психологии 18 века.

Дмитрий Алексеевич Голицын (1734-1803) - ученый и дипломат, посол во Франции и Нидерландах, друг Вольтера и других энциклопедистов, почетный академик, натуралист издал книгу Гельвеция "О человеке", сыгравшую огромную роль в формировании научного мировоззрения в психологии.

Николай Иванович Новиков (1744-1818) - издал более 1000 трудов и произведений по всем отраслям знания, в т.ч. работы более Радищева. Теоретические основы психологии отражены в издаваемом им журнале "Утренний свет" в статьях: "О душе", "О страстях", "О воображении", "О достоинстве человека в отношении к богу и миру". Проблематика психологических изысканий Новикова очень обширна: психологические явления и процессы, педагогическая психология, вопросы врожденности психических качеств, субстанциональности психического и т.д. В 1785 г. он издал первый в России журнал для детей "Детские чтения для сердца и разума" с поучительными статьями о науке, в т.ч. по нравственно психологической проблематике.

Матвей Пеккен, будучи военным врачом, он вместе с Е.А.Мухиным организовал работу первой терапевтической клиники. Им подготовлен труд "Физиология, или наука о естестве человеческом" (1788), который интересен рассуждениями о методе. К последним он относил наблюдения над здоровыми и больными людьми (сравнительные методики), а также "повторительные опыты" над животными и по аналогии с человеком. Ученый описал все известные психические процессы.

Александр Николаевич Радищев (1749-1802) написал трактат "О человеке, его смертности и бессмертии" (1792). Радищев подчеркивал, что его мысль в ряде вопросов "разнствует от гельвециевой": а) французский энциклопедист не показал, что "человек паче всех есть существо соучаствующее", т.е. социальное; б) Радищев искал ключ к психологии людей в условиях их общественной жизни: "...человек существо общественное и созданное, чтобы жить в обществе себе подобных".

В 1796г. выходит в свет первая русская книга по психологии "Наука о душе". Ее автор Иван Михайлов, имея духовный сан, стоял на позициях английского эмпиризма (Локк): душа то, "что познают и ощущают обстоящие нас вещи". Михайлов определяет 4 закона душевной жизни:1) если внешний раздражитель оказывает воздействие на не поврежденные органы чувств, то "тогда мы чувствуем, хотя б и не хотели"; 2) определяет интенсивность ощущений относительно к силе последовательно действовавших раздражителей; 3) душа определяется воздействиями внешнего мира; 4) если нет воздействия на органы, то нет и чувства.

16.3. Этапы развития психологической мысли в 19 веке

Первая половина 19 века характеризуется активным применением достижений естественной науки к познанию психических процессов. Содержание этапа заключается в выходе множества трудов по психологии, разработке ее мировоззренческих и научных основ и принципов. Издается ряд систематических руководств по различным направлениям психологии.

П.Любовский, магистр Харьковского университета, подготовил "Краткое руководство к опытному душесловию" (1815) - вторую после И.Михайлова систематизацию психологического знания. Это была по сути "экспериментальная психология". Работа состоит из 3 частей: 1) чувствительность; 2) познание; 3) стремление, влечение и воля.

Философ-идеалист А.И.Галич (1783-1848) доказывал подчиненность мышления законам объективного мира. Его работа "картина человека" (1834) включала следующие компоненты: 1ч. - "телесная дидактика" (отправления, система и части тела), "телесная феноменология" (здоровье, патология, сон, уродство) и "семиотика" (учение о темпераментах); 2ч. - "дух" (психологическая система); 3ч. - "соотношение между телесной и душевной жизнью".

Следует выделить "Общую психологию" (1835) К.В.Лебедева, в которой он также подчеркивает оригинальность русской школы, отечественной материалистической физиологии. О.М.Новицкий подготовил "Руководство к опытной психологии" (1840), которое содержит научные обоснования и описание фактических данных по психологии

Ряд трудов подготовил выдающийся русский мыслитель А.И. Герцен: "Дилентатизм в науке"(1842), "Письма об изучении природы" (1844-1845). Его сын Ал-др Ал-дрович Герцен (1839-1906) - физиолог, написал сочинения: "Общая физиология души", "Физиологическая деятельность нерва и электрические явления, сопровождающие ее".

Одоевский Владимир Федорович (1803-1869), представитель княжеского рода, написал "Психологические заметки" (1843), в которых отразил вопросы о соотношении языка и чувства, языка и мысли.

Белинский В.Г. в годичном обзоре русской литературы за 1846г. пишет "Вы, конечно, уважаете ум в человеке? - Прекрасно! - так не останавливайтесь же в благоговейном изумлении и перед этой массой мозга, где происходят все умственные отправления (...) Иначе, вы будете удивляться в человеке следствию, мимо причины и удовлетворитесь ими. Психология, не опирающаяся на физиологию, так же не самостоятельна, как и физиология, не знающая о существовании анатомии".

50-е годы 19 века отмечены выходом в свет общих работ по утверждению научных принципов психологии: Н.Г.Чернышевского "Эстетическое отношение искусства к действительности" (1856); М.С.Волкова "Френология" (1857). В трудах Добролюбова Н.А. утверждается первичность материи и вторичность психического.

60-е гг. называют "великим десятилетием" утверждения принципа психофизического монизма в психологии и физиологии, научного опровержения идеалистических теорий в этих науках. Чернышевский издает сочинение "Антропологический принцип в философии" (1860) о природной принадлежности человека, возможности объяснения психических его процессов физическими, химическими и медицинскими принципами. В 1863г. выходят в свет "Рефлексы головного мозга" И.М.Сеченова. К.Д.Ушинский пишет труд "Человек как предмет воспитания" (1867).

80-е гг. 19 века выделяются огромным количеством работ, увеличением интереса к психологической проблематике. Н.Я.Грот пишет "Психологию чувствования" (1879-1880); М.И.Владиславлев (1840-1890) - профессор (1868) и ректор (1887) Петербургского университета, выступил против материалистического и гегелевского методов в психологии. Он возглавил в университете пореформенную психологическую и философские науки. Им переведена на русский язык "Критика чистого разума" И.Канта, написаны труды - "Современные направления в науке о душе" (1866), "Психология" (1881) в двух томах, где дал систематизацию экспериментального психологического знания.

Профессор Харьковского университета П.И.Ковалевский основал первый русский психиатрический журнал "Архив психиатрии, нейрологии и судебной психопатологии", в котором печатались результаты экспериментально-психологических исследований и обзоры западной психологической литературы (с переводами статей В.Ф.Чижа). В.Ф.Чиж - профессор, руководитель Юрьевской лаборатории, написал книгу "Научная психолгия в Германии". Он публикует в 80-е гг. экспериментальные исследования: "Измерение времени элементарных психических процессов у душевнобольных", "Объем сознания о здоровых и душевнобольных". В 1886г. В.М.Бехтерев издает работу "Сознание и его границы".

В 80-90гг. начинают выходить журналы "Вопросы психологии и философии", "Вестник психиатрии" с отделом психологии.

90-е гг. охарактеризовались появлением более двухсот капитальных трудов и статей, экспериментальных исследований по психологии. Лесгафт П.Ф. "Семейное воспитание ребенка" (1890); Ланге Н.Н. "Душа в первые годы жизни" (1892) и "Психологическое исследование" (1893); Сеченов И.М. "Предметная жизнь и действительность" (1892); Токарский А.Н. "Экспериментальные материалы по памяти" (1894-1895); Бернштейн А.Н. "О восприятии постоянных и переменных раздражителей" (1895), "Мир звуков как объект восприятия и мысли", "Методика экспериментально-психологического исследования душевнобольных", Чиж В.Ф. "Экспериментальное исследование памяти звуковых восприятий" (1896), "Широта восприятия у душевнобольных", "Время ассоциаций у здоровых и душевнобольных", "Интеллектуальное чувствование душевнобольных"; Челпанов Г.И. "Проблема восприятия пространства" (1896); Гервер Г.И. "О памяти зрительных восприятий" (1899).

16.4. Деятельность российских психологов конца 19 - начала 20 века.

Даниил Михайлович Велланский (1773-1847) - профессор медико-хирургической академии, представлял натурфилософское направление в развитии психофизиологии конца 19 в. В 1812г. вышел его большой труд "Биологическое исследование природы в творящем и творимом ее качестве, содержащее основные очертания всеобщей физиологии" Среди научных трудов Велланского следует выделить перевод книги Клюге "Животный магнетизм, представленный в историческом и теоретическом содержании", "Физиологическая программа о внешних чувствах, внутренних действиях мозга и наружных очертаниях головы" (1819), перевод учебника Прохазки "Физиология, или наука о естестве человеческом", "Опытная наблюдательная и умозрительная физика" (1831), "Основное начертание общей и частной физиологии или физики органического мира" (1836), одних первых русских учебников физиологии; "Животный магнетизм и теллюризм" (1840)

Иван Михайлович Сеченов (1829-1905) Его первый трактат, вошедший в книгу "Психологические этюды", назывался "Рефлексы головного мозга" (1863). Трактат получил широкий резонанс в русском обществе, журналистике, литературе. По свидетельству современников, в России не считался образованным тот, кто его не прочитал. Сеченов, бросая вызов психологии старого закала, утверждал: "Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к Родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создаст ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге - везде окончательным фактом является мышечное движение".Сеченов не отождествлял психический акт с рефлекторным. Он указывал на сходство в их строении. Согласно Сеченову, начальным звеном рефлекса является не внешний, механический толчок, а раздражитель - сигнал. На различие между раздражителем-стимулом , и раздражителем-сигналом, следует обратить особое внимание. Действие стимула ограничено возбуждением нервных волокон. Сигнал же играет двоякую роль. Он связан и с организмом, который его воспринимает, и с внешней средой, свойства которой он различает. Благодаря этому он информирует организм о ситуации, к которой должны приладиться рабочие органы (мышцы). Последние обладают чувствительностью. В них встроены сенсорные приборы, которые передают в мозг сигналы о достигнутом эффекте, вынуждая, если требуется, автоматически корректировать поведение. Модель рефлекторной дуги Сеченов заменил моделью рефлекторного кольца. Если кольцо не замыкается, действие нарушается. В качестве примера приводилось поведение больных (атактиков), у которых расстроена мышечная чувствительность. Им очень трудно ходить из-за того, что они не ощущают почвы (их мозг не получает "обратных" сигналов из мышц), хотя сами мышцы не повреждены.

Саморегуляция поведения организма посредством чувствований - сигналов - таковым было физиологическое основание сеченовской схемы психической деятельности.

Среди главных достижений Сеченова выделялось открытие им центрального торможения. До него считалось, что в головном мозгу протекает только один нервный процесс - возбуждение. Сеченов обнаружил в эксперименте способность головного мозга задерживать рефлексы. Это открытие он истолковал как нервный механизм психических функций - воли и мышления. Волевого человека отличает умение противостоять неприемлемым для него влияниям, какими бы сильными они не были, подавлять нежелательные влечения. Это и достигается аппаратом торможения.

Благодаря этому аппарату возникают и незримые акты мышления. Сеченов писал, что "около самого сердца" он выносил мысль, согласно которой мышца является органом не только движения, но и познания. С ее помощью организм воспринимает объекты внешней среды ( в построении зрительного образа, например, важную роль играют как бы бегающие по предметам, непрерывно работающие мышцы глаз), сравнивает их, анализирует, т.е. производит операции, которые уже являются умственными. Механизм торможения задерживает внешнее выражение этих действий. Однако они не исчезают. Из внешних они преобразуются во внутренние. Впоследствии этот процесс был назван интериоризацией (переходом извне вовнутрь).

Глубинные преобразования в категории рефлекса открыли перспективу нового понимания предмета психологии. В работе "Кому и как разрабатывать психологию" (1873) Сеченов определяет ее как "науку о происхождении психических деятельностей". Термин "Происхождение" следует пояснить. Задача науки виделась в том, чтобы объяснить, каким образом совершаются различные деятельности (восприятие, память, мышление и т.п.). они строятся по типу рефлекса, т.е. также являются "Трехчленными" (имеют начало, середину и конец). Они включают вслед за восприятием среды и его переработкой в головном мозгу ответную работу двигательного аппарата. Впервые в истории психологии предмет этой науки охватывал не только явления и процессы сознания (или бессознательной психики), но весь цикл взаимодействия организма с миром, включая его внешние телесные действия.

Именно таков смысл сеченовского понятия о психической деятельности. Она, подобно рефлексу, совершается объективно. Поэтому и для психологии единственно надежным является объективный, а не субъективный (интроспективный) метод, на котором строились программы Вундта и Брентано.

Сеченов был пионером науки, предметом которой стало психически регулируемое поведение. Сеченовские идеи оказали влияние на мировую науку. Но в основном они получили развитие в России в учениях И.П.Павлова и В.М. Бехтерева. В западной психологии понятие о сеченовском торможении воспринял З.Фрейд, идею об интериоризации внешнего действия - П.Жане.

Принципиально новый подход к предмету психологии сложился под воздействием работ Ивана Петровича Павлова (1859-1936) и Владимира Михайловича Бехтерева (1857-1927). Экспериментальная психология возникла из исследований органов чувств. Поэтому она и считала в те времена своим предметом продукты деятельности этих органов - ощущения.

Павлов и Бехтерев обратились к высшим нервным центрам головного мозга - органам управления поведением целостного организма в окружающей среде. Вслед за Сеченовым они утверждали взамен изолированного сознания новый предмет, а именно - целостное поведение. Поскольку теперь взамен ощущения в качестве исходного понятия выступил рефлекс, это направление приобрело известность под именем рефлексологии.

И.П.Павлов обнародовал свою программу в 1903г., назвав ее "Экспериментальная психология и психопатология на животных". В дальнейшем от слова "психология" он отказался и даже брал со своих сотрудников штраф, когда они, обсуждая опыты над собаками, применяли психологические термины. Поводом служила отягощенность этих терминов родимыми пятнами субъективной психологии сознания, тогда как главным делом Павловской школы было строго объективное изучение поведения.

Павлов открыл законы высшей нервной деятельности. За каждым, на первый взгляд несложным опытом, крылась густая сеть разработанных Павловской школой понятий (О сигнале, временной связи, подкреплении, торможении, дифференцировке, управлении и др.), позволяющая причинно объяснять, предсказывать и модифицировать поведение.

Идеи, сходные с Павловскими, развивал в книге "Объективная психология" (1907) В.М. Бехтерев, давший условным рефлексам другое имя - сочетательные.

16.5. Проблемное поле российской психологии: поиски и результаты.

Блонский Павел Петрович (1884-1941) - один из выдающихся русских психологов, отверг трактовку психологии как науки одуше или явлениях сознания, доказав, что ее доступным научному методу объектом является поведение. Она, как писал Блонский в книге "Реформа науки" (1920), "изучает свой предмет - поведение живых существ, обычными методами естественно-научного познания".

При этом Блонский рассматривал поведение с точки зрения его развития как особый исторический процесс, зависящий у человека от социальных воздействий ("Очерки научной психологии" (1921)). При этом особое значение он придавал практической направленности психологии, позволяющей "политику, судье, моралисту" действовать эффективно. Эта книга Блонского была первым очерком научной психологии, ориентированной на марксизм.

Развивая сравнительно-генетический подход к психике, Блонский проанализировал ее эволюцию, которая трактовалась как ряд периодов, имеющих отличительные особенности, причем различие между периодами считалось обусловленным изменениями большого комплекса факторов, относящихся к биологии организма, его химизму, соотношению между корой и подкорковыми центрами.

Наиболее значительным из психологических работ Блонского является его труд "Память и мышление" (1935). Здесь, опять-таки придерживаясь генетического подхода, он выделяет различные виды памяти, сменившие друг друга в качестве доминирующих в различные возрастные периоды. В онтогенезе он выделяет моторную память, которая сменяется аффективной, последняя - образной памятью, а на высшем уровне развития - логической. Новый принцип в развитие памяти вносит человеческая речь. Формируется вербальная память, которой принадлежит ключевая роль в создании культурных ценностей.

Выступая за комплексное изучение ребенка, Блонский стал одним из лидеров педологии. В то же время его работа в качестве психолога побудила выдвинуть на передний план роль обучения в умственном развитии школьников. Так в брошюре "Трудные школьники" Блонский отмечал: "Ум максимально зависит от условий жизни и воспитания и минимально наследственен".

Для исследований Блонского характерна установка на соотнесение умственного развития ребенка с развитием других сторон его организма и личности. Особое значение он придавал труду как фактору формирования позитивных личностных качеств, рассматривая его как деятельность, оценка результатов которой со стороны других людей стимулирует позитивное эмоциональное отношение человека к собственной жизненной позиции, повышает творческий потенциал человека и общественную активность.

Специальное внимание уделялось проблеме полового воспитания подростков, которую в те времена педагогика и психология обычно ханжески обходили молчанием. Между тем Блонским специально были изучены переживания, сопряженные с развитием сексуальной сферы. В освещении вопросов детской сексуальности Блонский выступил с критикой фрейдизма, считая его концепцию неадекватной реальным стадиям сексуального развития детей и настаивая на необходимости уделять специальное внимание этой считавшейся "закрытой" тематике с тем, чтобы научно обосновать систему воспитания, позволяющую избегать невротических срывов, воспитывать уважение к человеческому достоинству.

Труды Блонского сыграли важную роль в научном объяснении как интеллектуальных, так и эмоциональных процессов, трактуемых в контексте единства решения психологических и педагогических задач с акцентом на воспитание любви к труду.

Константин Николаевич Корнилов (1879-1957), используя идею диалектического единства, надеялся преодолеть как агрессивную односторонность рефлексологии Бехтерева и Павлова (она претендовала на единственно приемлемое для материалиста объяснение поведения), так и субъективизм интроспективного направления (лидером которого в России был Г.И.Челпанов, создавший в Москве на средства известного мецената С.И.Щукина Психологический институт по типу вундовского).

Основным элементом психики Корнилов предложил считать реакцию. В ней объективное и субъективное нераздельны. Реакция наблюдается и измеряется объективно, но за этим внешним движением скрыта деятельность сознания. Став директором бывшего челпановского института, Корнилов предложил сотрудникам изучать психические процессы в качестве реакций (восприятия, памяти, воли и т.д.). реальная экспериментальная работа свелась к изучению скорости и силы мышечных реакций. Таковой на деле оказалась предложенная Корниловым "марксистская реформа психологии".

Автором новаторской концепции, оказавшей влияние на развитие мировой психологической мысли, был Лев Семенович Выготский (1896-1934). Все помыслы Выготского были сосредоточены на том, чтобы покончить с версией о "двух психологиях", которая расщепляла человека. На первых порах опорным для него служило понятие о реакции. Однако он понимал ее не так, как Корнилов, поскольку считал главной для человека особую реакцию - речевую. Она, конечно, является телесным действием, но в отличие от других телесных действий придает сознанию личности несколько новых измерений.

Во-первых. Она предполагает процесс общения, а это значит, что она изначально социальна.

Во-вторых, у нее всегда имеется психический аспект, который принято называть значением или смыслом слова.

В-третьих, слово имеет независимое от субъекта бытие как элемент культуры. За каждым словом бьется океан истории народа.

Так. в единственном понятии речевой реакции сомкнулись телесное, социальное (коммуникативное), смысловое и историко-культурное.

В системе этих 4 координат (индивид, общение, смысл, культура) Выготский стремился объяснить любой феномен психической жизни человека.

Принципиальное нововведение, сразу же отграничившее его теоретический поиск от традиционной функциональной психологии. Заключалось в том, что структуру функции (внимания, памяти, мышления и др.) вводились особые регуляторы, а именно - знаки, которые создаются культурой.

Знак (слово) - "психологическое орудие", посредством которого строится сознание. Это понятие было своего рода метафорой. Оно привносило в психологию восходящее к Марксу объяснение специфики человеческого общения с миром. Специфика заключается в том. что общение опосредовано орудиями труда. Они изменяют внешнюю природу и в силу этого - самого человека. Речевой знак. Согласно Выготскому, это тоже своего рода орудие, но направленное не на внешний мир, а на внутренний мир человека. Прежде чем человек начинает оперировать словами, у него уже имеется доречевое психическое содержание. Этому "материалу", полученному от более ранних уровней психического развития (элементарных функций), психологическое орудие придает качественно новое строение. И законы культурного развития сознания, качественно иного, чем "натуральное", природное развитие психики (какое наблюдается, например, у животных).

Новшество Выготского не ограничилось идеей о том, что высшая функция организуется посредством психологического орудия. Не без влияния гештальтизма он вводит понятие о психологической системе. Ее компонентами являются взаимосвязанные функции. Развивается не отдельно взятая функция (память или мышление), но целостная система функций. При этом в различные возрастные периоды соотношение функций меняется (например, у дошкольника ведущей функцией среди других является память, а у школьника - мышление).

Выготский экспериментально показал, что эгоцентрическая речь, вопреки Пиаже, не сводится к оторванным от реальности влечениям и фантазиям ребенка. Она исполняет роль не аккомпаниатора. А организатора реального практического действия. Размышляя с самим собой, ребенок планирует действие. Эти "мысли вслух" в дальнейшем интериоризируются и преобразуются во внутреннюю речь, сопряженную с мышлением в понятиях.

"Мышление и речь" (1934) Выготский, опираясь на экспериментальный материал, проследил развитие понятий у детей. Теперь на передний план утверждению выступило значение слова. История языка свидетельствует, как изменяется значение слова от эпохи к эпохе. Выготским же было открыто развитие значений слов в онтогенезе, изменение их структуры при переходе от одной стадии умственного развития ребенка к другой. Когда взрослые общаются с детьми, они могут не подозревать, что слова, ими употребляемые, имеют для них совершенно другое значение, чем для ребенка, поскольку детскя мысль находится на другой стадии развития и потому строит содержание слов по особым психологическим законам.

Выготским была обоснована идея, согласно которой "только то обучение является хорошим, которое забегает вперед развитию". В связи с этим он ввел понятие о "зоне ближайшего развития". Под ней имелось в виду расхождение между уровнем задач, которые ребенок может решить самостоятельно под руководством взрослого. Обучение, создавая подобную "зону", ведет за собой развитие.

Михаил Яковлевич Басов (1892-1931). Его исследования было принято относить к особой науке - педологии. Под ней имелось в виду комплексное изучение ребенка, охватывающее все аспекты его развития, - не только психологические, но и антропологические, генетические, физиологические и др.

Басов как психолог первоначально примыкал к функциональному направлению. Сознание понималось как система взаимосвязанных психических функций. Но ее центром Басов считал волю как функцию, предполагающую усилия личности по достижении осознанной цели. Это было связано с его общей установкой на научный экспериментальный анализ активности субъекта. В особенности его интересовал конфликт между волевым импульсом и непроизвольными, независящими от сознания движениями. Данный вопрос он изучал путем объективного наблюдения за развитием поведения ребенка. Поскольку изучение было сосредоточено не на внешних движениях самих по себе (рефлексах), а на их внутреннем смысле, басов, чтобы отграничить свой подход от подхода рефлексологов и бихевиористов, применил вместо термина "поведение" (который они использовали, чтобы обозначить предмет своих исследований) термин "деятельность".

Он подчеркивал, что понимает под ней "предмет особого значения", такую область, "которая имеет задачи, никакой другой областью не разрешаемые". Если до Басова в воззрениях на предмет психологии резко противостояли друг другу сторонники давно признанного убеждения, согласно которому этим предметом является поведение, то после Басова картина изменилась. Он как бы поднялся над этим конфликтом, чего требовала сама логика развития науки. Басов считал, что нужно перейти в совершенно новую плоскость. Подняться и над тем, что осознает субъект, и над тем, что проявляется в его внешних действиях. Не механически объединить одно и другое, а включить их в качественно новую структуру. Он ее назвал деятельностью.

Из чего она состоит, из каких элементов складывается? Приверженцы структурализма считали, что психическая структура складывается из элементов сознания; гештальтизма - из динамики психических форм - гештальтов; функционализма - из взаимодействия функций (восприятия, памяти, воли и т.п.); бихевиоризма - из стимулов и реакций; рефлексологии - из рефлексов.

Басов же предложил считать деятельность особой структурой, состоящей из отдельных актов и механизмов, связи между которыми регулируются задачей. Структура может быть устойчивой, стабильной (например, когда ребенок овладел каким-либо навыком). Но она может также каждый раз создаваться заново (например, когда задача, которую решает ребенок, требует от него изобретательности). В любом случае деятельность является субъектной. За всеми ее актами и механизмами стоит субъект, говоря словами Басова "человек как деятельность в среде".

Центральной для Басова, который был поглощен изучением ребенка и фактора его формирования как личности, выступала проблема развития деятельности, ее истории. Именно это составляет главное содержание книги Басова "Основы общей педологии" (1931). Но чтобы объяснить, как строится и развивается деятельность ребенка, следует, согласно Басову, взглянуть на нее с точки зрения высшей ее формы, каковой является профессионально-трудовая деятельность (в том числе и умственная).

Труд - особая форма взаимодействия его участников между собой и с природой. Он качественно отличается от поведения животных, объяснимого условными рефлексами. Его изначальным регулятором служит цель, которой подчиняются и тело, и душа субъектов трудового процесса. Эта цель осознается ими в виде искомого результата, ради которого они объединяются и тратят свою энергию. Иными словами, психический образ того, к чему стремятся люди. А не внешние стимулы, влияющие на них в данный момент, загодя "как закон" (говоря словами Маркса) подчиняет себе отдельные действия и переживания этих людей.

Игры детей и их обучение отличается от реального трудового процесса. Но и они строятся на психологических началах, присущих труду: осознанная цель, которая регулирует действия, осознанная координация этих действий и т.п.

Специфика труда как особой формы взаимоотношения людей с предметным миром стала прообразом разработки марксистски ориентированной психологии в Советской России. Дальнейшее развитие принцип деятельности получил в трудах С.Л. Рубинштейна и А.Н.Леонтьева.

М.Я.Басов, руководя педологическим отделением Ленинградского педагогического института А.И.Герцена, пригласил Сергея Леонидовича Рубинштейна на кафедру психологии, где он написал свой главный труд "Основы общей психологии" (1940). Лейтмотивом труда служил принцип "единства сознания и деятельности". Как отмечалось, вопрос о системном и смысловом строении сознания был центральным для Выготского, а вопрос о структуре деятельности - центральным для Басова. В тоже время роль предметной деятельности в построении сознания оставалась вне поля зрения Выготского, а категория сознания - вне поля зрения Басова.

Сомкнуть сознание с процессом деятельности, объяснив, каким образом оно формируется в этом процессе, - таков был подход Рубинштейна к предмету психологии. Это существенно изменяло перспективу конкретных исследований, призванных теперь исходить из того, что "все психические процессы выступают в действительности как стороны, моменты труда, игры, учения, одного из видов деятельности. Реально они существуют лишь во взаимосвязи и взаимопереходах всех сторон сознания внутри конкретной деятельности, формируясь в ней и ею определяясь".

Идея о том, что обращение человека с миром не является прямым и непосредственным (как на биологическом уровне), но совершается не иначе, как посредством его реальных действий с объектами этого мира, изменяла всю систему прежних взглядов на сознание. Его зависимость от предметных действий, а не от внешних предметов самих по себе становится важнейшей проблемой психологии.

Сознание, ставя цели, проектирует активность субъекта и отражает реальность в чувственных и умственных образах. Предполагалось, что природа сознания является изначально социальной, обусловленной общественными отношениями. Поскольку же эти отношения изменяются от эпохи к эпохе, то и сознание представляет собой исторически изменчивый продукт.

Положение о том, что все, что совершается в психической сфере человека, укоренено в его деятельности, развивал также Алексей Николаевич Леонтьев (1903-1979). Сперва он следовал линии, намеченной Выготским. Но затем, высоко оценив идеи Басова о "морфологии" (строении) деятельности, он предложил свою схему ее организации и преобразования на различных уровнях: в эволюции животного мира, истории человеческого общества, а также в индивидуальном развитии человека ("Проблемы развития психики", 1959).

Леонтьев подчеркивал, что деятельность - это особая целостность. Она включает такие структурные компоненты, как деятельность, действия, операции, психофизиологические функции. Компонентом структуры деятельности соответствуют компоненты мотивационной сферы: мотив, цель, условие, а также компоненты сознания: смыслы, значения, "чувственная ткань". Их нельзя рассматривать порознь. Они образуют систему. Различие между деятельностью и действием он пояснил на следующем примере, взятом из истории деятельности людей в первобытном обществе. Участник первобытной коллективной охоты в качестве загонщика спугивает дичь, чтобы направить ее к другим охотникам, которые скрываются в засаде. Мотивом его деятельности служит потребность в пище. Удовлетворяет же он свою потребность, отгоняя добычу, из этого следует, что деятельность определяется мотивом, тогда как действие - той целью, которая им достигается (спугивание дичи) ради реализации этого мотива.

Аналогичен психологический анализ ситуации обучения ребенка. Школьник читает книгу, чтобы сдать экзамен. Мотивом его деятельности может служить сдача экзамена, получение отметки, а действием - усвоение содержания книги. Взможна, однако, ситуация, когда содержание само станет мотивом и увлечет учащегося настолько, что он сосредоточится на нем независимо от экзамена и отметки. Тогда произойдет "сдвиг мотива (сдача экзамена) на цель (решение учебной задачи)". Тем самым появится новый мотив. Прежнее действие превратится в самостоятельную деятельность.

Из этих простых примеров видно, насколько важно, изучая одни и те же объективно наблюдаемые действия, раскрывать их внутреннюю психологическую подоплеку.

Обращение к деятельности как присущей человеку форме существования позволяет включить в широкий социальный контекст изучение основных психологических категорий (образ, действие, мотив, отношение, личность), которые образуют внутренне связанную систему. Многовековая история человеческой деятельности запечатлела основные контуры картин психической жизни, каковыми они являлись исследовательскому уму. В системе категорий и представлен предмет психологии как науки. Не избежала наполненного драматическими событиями поисков своего - оригинального пути и советская психология.

17. Этапы развития российской психологии в советский период

В условиях тоталитарного режима культивировалась версия об "особом пути" марксистской психологии как "единственно верной" отрасли знания. Только к концу 50-х годов появляются признаки того, что психология в СССР получила возможность развиваться в общем контексте мировой науки. Железный занавес, ограждавший отечественную психологию от мирового научного сообщества, если не исчез, то приподнялся. Советские ученые начали участвовать в международных конференциях и конгрессах (на протяжении 20 лет подобное было невозможно), переводились книги зарубежных психологов, оказалось возможным развивать отрасли науки, которые считались заведомо реакционными (к примеру, социальную психологию), стали впервые за многие годы доступными книги Л.Выготского, М.Басова, П.Блонского и др.

17.1. Психология в 20-е гг: особый путь развития

До Октябрьского переворота у российской психологии, имевшей существенно значимые естественнонаучные традиции и интересные философские разработки, не было принципиальных отличий от развития науки на Западе. Были все основания рассматривать отечественную науку как один из отрядов мировой научной мысли. Вместе с тем, отражая специфику социальных запросов России, психология в нашей стране отличалась рядом особенностей.

Философам-психологам, стоявшим на позициях идеалистической философии (А.И.Веденский, Л.М.Лопатин, Н.О.Лосский, С.Л.Франк и др.) противостояло естественнонаучное направление ("объективная психолоия" или "психорефлексология", В.М.Бехтерева; "биопсихология" В.А.Вагнера), развившееся в тесной связи с идеями И.М.Сеченова. Получила развитие экспериментальная психология (А.Ф.Лазурский, А.П.Нечаев и др.), видную роль в ее становлении сыграл организатор Московского психологического института Г.И.Челпанов, тяготевший в общетеоретических построениях к идеалистической психологии ("Мозг и душа" 1910).

В первые годы Октябрьского переворота в психологической науке ведущую роль играло Естественнонаучное направление, провозглашавшее союз с естествознанием (биологией, физиологией, эволюционной теорией) и выступившее с идеями построения психологии как объективной науки. В развитии этого направления важнейшее место принадлежало учению И.П.Павлова о высшей нервной деятельности. В работах В.М.Бехтерева и К.Н.Корнилова определились черты ведущих направлений психологии тех лет - рефлексологии и реактологии.

На 1-м Всероссийском съезде по психоневрологии (1923) в докладе Корнилова впервые было выдвинуто требование применить марксизм в психологии, что явилось началом идеологизированной "перестройки" психологической науки. Вокруг Московского психологического института, возглавляемого с 1923 г. Корниловым, группировались молодые научные работники, стремившиеся реализовать программу построения "марксистской психологии" (Н.Ф.Добрынин, А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия и др.); видная роль среди них принадлежала Л.С.Выготскому. Эти психологи испытывали значительные трудности при определении предмета психологии: в реактологии и рефлексологии сложилась механистическая трактовка ее науки о поведении.

Уже в начале 20-х гг., став объектом жесткого идеологического прессинга, психология в советской России обрела черты, которые не могут быть поняты без учета политической ситуации, в которой оказались как теоретики, так и практики психологии. То, что произошло с психологией в 20-е гг., выступило в качестве своего рода прелюдии к ее дальнейшему репрессированию.

Первая волна репрессий ударила по психологии на рубеже 20-х - 30-х гг. и сопровождалась физическим уничтожением многих ученых (Шпильрейн, Ансон и др.).

Середина 30-х гг. имела своим апофеозом объявление педологии реакционной лженаукой, а психотехники "так называемой наукой". Была проведена жесткая чистка рядов психологов. Укоренилось подозрительное отношение к педагогической и детской психологии как отраслям науки и практики, "возрождающих педологию".

Вторая волна репрессирования психологии пришлась на конец 40-х - начало 50-х гг.: борьба с "безродным космополитизмом" (погромные выступления против С.Л.Рубинштейна и др.), попытки вытеснения психологии и замена ее в научных и образовательных учреждениях физиологией ВНД. В результате на протяжении 30-35 лет в психологии сложилась своеобразная тактика выживания, которая учитывала систематический характер репрессий и во многом определялась ожиданием новых гонений. С этим связана демонстративная присяга психологов (как и представителей всех других общественных и естественных наук) на верность "марксизму-ленинизму".

Вместе с тем психологи стремились использовать то в марксистском учении, что могло послужить прикрытием конкретных исследований (главным образом связанных с разработкой психогноселогической и психофизической проблем, обращением к диалектике психического развития). Использовались взгляды и работы многих зарубежных психологов под видом их идеологизированной критики.

Навязанные политической ситуацией специфические условия выживания и сохранения кадров ученых и самой науки оказались основным препятствием на пути ее нормального развития. Это выразилось прежде всего в отказе от изучения сколько-нибудь значимых и актуальных социально-психологических проблем. До начала 70-х гг. исследования межличностных отношений и личности фактически исключались из научного обихода. Отсюда полное отсутствие работ по социальной, политической, экономической и управленческой психологии. Идеологическое табу уводило психологию в сторону от социальной практики и ее теоретического осмысления.

Используя метафору, можно сказать: в научном "кровотоке " возник идеологический "тромб". В результате образовались обходные пути. Изучение личности заменяли идеологически нейтральные исследования типов ВНД, темпераментов и способностей. (Теплов, Мерлин, Небылицин и др.). Развитие личности путем "двойной редукции" было сведено к развитию психики, а последнее к развитию познавательных процессов (памяти, внимания, восприятия, мышления и т.д.). Фактически все наиболее заметные результаты работы видных психологов (а.Леонтьева, А.Смирнова, А.Запорожца, П.Зинченко, Д.Эльконина и др.) локализованы в сфере "механизмов" когнитивных процессов. Тактика выживания спасла психологию, позволив ученым внести значимый вклад в ряд ее отраслей. В то же время она во многом деформировала ее нормальное развитие.

17.2. Марксизм и советская психология

1. Марксизм как идеология

Марксизм известен как идеология, повсеместно пустившая глубокие корни. Ему присуща, как и любой идеологии, философская подоплека (своя версия о предназначении человека в социальном мире). Если отвлечься от кровавой реальности политических реализаций марксизма и обратиться к науке, то его притязания на научность общеизвестны. "Сертификатом" научности служил уже рассмотренный выше принцип детерминизма, а применительно к истории - постулат о закономерном переходе от одних социальных форм к другим. В марксизме этот постулат оборачивался выводом о том, что капитализм сменяется социализмом с неотвратимостью смены времен года.

Психология в силу уникальности своего предмета изначально обречена быть, говоря словами Н.Н.Ланге, двуликим Янусом, обращенным и к биологии, и к социологии. Экспансия марксизма в конце 19 - начале 20 вв совпала со все нараставшей волной социоисторических идей в психологии.

Известный американский психолог Д.Болдуин, в частности, назвал в 1913г. "Капитал" К.Маркса в числе работ, под воздействием которых произошел коренной переворот во взглядах на соотношение индивидуального и общественного сознания. Это было сказано Болдуином не попутно, а в книге "История психологии", сам жанр которой предполагал общую оценку эволюции одной из наук. В книге речь шла только о западной психологии.

Нельзя ничего сказать по поводу того, оказал ли марксизм влияние на дореволюционную психологическую мысль, хотя его всеопределяющая роль в движении России к 1917 г. изучена досконально. Нет заметных следов увлечения марксизмом в предсоветский период и молодыми учеными (Выготский, Блонский, Рубинштейн, Узнадзе и др.), которым предстояло вскоре стать главными фигурами в новой психологии.

2. Марксизм в новой России

В новой России воцарялась новая духовная атмосфера. В ней утверждалась вера в то, что учение Маркса всесильно не только в экономике и политике, но и в науке, в том числе психологической. Даже идеалист Челпанов, директор Московского института психологии, заговорил о том, что марксизм и есть то, что нужно его институту. Правда, Челпанов оставлял на долю марксизма только область социальной психологии, индивидуальную же по-прежнему считал глухой к своему предмету, когда она не внемлет "голосу самосознания". Между тем вопрос о том, каким образом внести в психологию дух диалектического материализма, приобрел все большую актуальность. К ответу побуждал не только диктат коммунистической идеологии с ее агрессивной установкой на подчинение себе научной мысли. Ситуация в психологии приобрела характер очередного кризиса, на сей раз более катастрофического, чем предшествующие. Это был всеобщий, глобальный кризис мировой психологии.

Еще в 1926 г. Л.С.Выготский, осознавший себя приверженцем марксистской реформы психологии, написал свой главный теоретический трактат, в котором попытался объяснить, в чем же заключается общеисторический (а не только локально русский) смысл психологического кризиса. Молодая поросль советских психологов, к которой Выготский принадлежал (это было поколение 20-30-летних), с энтузиазмом восприняла в идейном климате начала 20-х гг., когда повсеместно шла ломка старого, призыв преобразовать психологию на основах диалектического материализма. Лидером движения стал К.Н.Корнилов, в прошлом сотрудник Челпанова. Не имея фундаментального философского образования, он перевел ряд сложных положений марксизма на уровень тогдашней "политграмоты".

Впервые в истории психологии марксизм приобрел силу официальной и обязательной для нее доктрины, отказ от которой становился равносильным оппозиции государственной власти и тем самым караемой ереси. Очевидно, что ситуация в данном случае существенно отличалась от описанной Болдуином. Этот американский автор, анализируя положение дел в психологии, отметил, что под влиянием Маркса наметился поворот в понимании вопроса о соотношении индивидуального сознания (как главной темы психологии) и социальных факторов. К этому западных психологов направляло знакомство с "Капиталом" К.Маркса, а не с комиссарами и чекистами, вернувшимися с полей гражданской войны, чтобы в социалистической, а затем в коммунистической академии и других учреждениях партийного "агитпропа" воевать за новую идеологию.

Уже тогда заработал аппарат репрессий, и высылка в 1922 г. большой группы ученых-гуманитариев (в том числе автора книги "Душа человека" С.Л.Франка, профессора психологии И.И.Лапшина и др.) стала сигналом предупреждения об остракизме, грозящем каждому, кто вступит в конфронтацию с марксистской философией. Это вовсе не означало, что пришедшая в психологию молодежь (воспитанная в чуждом марксистской философии духе) встала под освященное властью государства знамя из чувства самосохранения. В действительности она искала в новой философии научные решения, открывающие выход из контроверз, созданных, как было сказано, общим кризисом психологической науки, а также специфической ситуацией в России. Здесь сложившееся в дореформенный период, восходящее к Сеченову естественнонаучное направление переживало в послеоктябрьские годы великий триумф, выступив в виде наиболее адекватной материалистическому мировоззрению картины человека и его поведения (учения Павлова, Бехтерева, Ухтомского и др.). По именем рефлексологии оно приобрело огромную популярность.

3. Марксизм и рефлексология

В свете рефлексологии навсегда померкли искусственные, далекие от жизни, от удивительных успехов естествознания схемы аналитически интроспективной концепции сознания. Но именно эта концепция традиционно идентифицировалась с психологией как особой областью изучения субъекта, его внутреннего мира и поведения. Возникла альтернатива: либо рефлексология, либо психология.

Что касается рефлексологии, то учеников Павлова и Бехтерева ( но не самих лидеров школ) отличал воинствующий редукционизм. Они считали, что серьезной науке, работающей объективными методами, нечего делать с такими, темными понятиями, как сознание, переживание, акт души и т.п. Их притязания, получившие широкую поддержку, отвергла небольшая (в несколько человек) группа начинающих психологов. Признавая достоинства рефлексологии, для которой эталоном служили объяснительные принципы естествознания, они надеялись придать столь же высокое достоинство своей науке. Вдохновляла их версия диалектического материализма, которая рассматривала психику как особое, нередуцируемое свойство высокоорганизованной материи (принадлежащая, кстати, не марксизму, а французскому материализму 18 века). Эта версия воспринималась в качестве обеспечивающей перед лицом рефлексологической агрессии право психологии на собственное место среди позитивных наук и утверждающей собственный предмет (не отступая от материализма).

В ситуации начала 20-х гг., которую определяла альтернатива: либо рефлексология, либо отжившая свой век субъективная эмпирическая психология (а другая в русском научном обществе тогда не разрабатывалась), - именно обращением к марксизму психология обязана тем, что не была сметена новым идеологическим движением, обрушившимся на так называемые психологические фикции (среди них значилось также представление о душе). Казалось, именно учение о рефлексах проливает свет на истинную природу человека, позволяя объяснять и предсказывать его поведение в реальном, земном мире, без обращения к смутным, не прошедшим экспериментального контроля воззрениям на бестелесную душу.

Еще раз подчеркнем, что это была эпоха крутой ломки прежнего мировоззрения, стало быть, и прежней "картины человека". Рефлексологию повсеместно привечали как образец новой картины, и ее результаты вовсе не являлись в те времена предметом обсуждения в узком кругу специалистов по нейрофизиологии. Рефлексология переместилась в центр общественных интересов, преподавалась (на Украине) в школах, увлекала деятелей искусств (к примеру, В.Мейерхольда), а Павловская физиология ВНД - К.Станиславского. По поводу нее выступали и философы, и вожди партии (Н.Бухарин, Л.Троцкий).

4.Марксизм и реактология

Защищая отвергнутую рефлексологами категорию сознания, немногочисленные приверженцы надеялись наполнить ее новым содержанием. Но каким? К марксизму обращались с целью "примирить" три главных противопоставления, сотрясавших психологию и воспринимаемых как симптомы ее грозного кризиса. Споры вращались вокруг вопроса о том, как соотносятся телесное (работа организма) и внутрипсихическое (акты сознания), объективное (внешне наблюдаемое) и субъективное (в образе, данного в самонаблюдении), индивидуальное (поскольку сознание зависит от общественного). Эти антитезисы возникали перед каждым, кто отважился вступить на зыбкую почву психологии. Взятое К.Н.Корниловым из арсенала экспериментальной психологии понятие о реакции родилось в попытках примирить указанные антитезисы под эгидой диалектического материализма.

Реакция и объективна, и субъективна. И телесна, и нематериальна (хотя способность материи являть особые нематериальные свойства - это нечто рационально непостижимое). Она индивидуальна и в то же время представляет собой реакцию на социальную (точнее "классовую") среду.

Разъятые и противопоставленные друг другу ряды явлений сцеплялись в общем понятии (с расчетом на то, что они не утратят при этом своей специфики). В таком подходе усматривалось преимущество марксистской диалектики, одним из стержневых начал которой служит принцип диалектического единства. С тех пор ссылка на диалектическое единство стала "палочкой-выручалочкой" во всех случаях, когда мысль не могла справиться с реальными трудностями выяснения связей между различными порядками явлений. Термин "единство" в лучшем случае намекал на неразлучность этих связей. Но сам по себе он не мог обеспечить приращение знаний об их динамике и логике, детерминационных отношениях.

При всей ограниченности методологических ресурсов реактология Корнилова открыла путь к новым контактам психологии с марксизмом. Интересна и позиция Л.С Выготского. Говоря о важности для психологии обрести новую методологию, он подчеркнул: "Работы Корнилова кладут начало этой методологии, и всякий, кто хочет развивать идеи психологии и марксизма, вынужден будет повторять его и продолжать его путь. Как путь эта идея не имеет себе равной по силе в европейской методологии". Это писалось не в 1924 г., когда Выготский был принят на работу в институт, где директорствовал Корнилов, а в 1927г., когда Выготский пришел к принципиально иному, решительно отличному от корниловского пониманию отношений между философией и конкретной наукой - с одной стороны, природой и структурой самой этой науки - с другой.

Тем не менее именно реактология идентифицировалась в тот период (середина 20-х годов) с марксизмом в психологии. Наряду с ней процветала, как сказано, рефлексология, освященная великим авторитетом В.М.Бехтерева. Обе они, совместно с учением И.П.Павлова, воспринимались на Западе как "русские психологические школы". Именно так их назвал в известной "Психологии" (1930) Карл Марчесон, предоставив в ней слово наряду с Адлером, Келером, Жане и другими знаменитостями Павлову, Корнилову, а от имени рефлексологии Бехтерева ( к тому времени, как тогда да и позднее предполагали, отравленного по распоряжению Сталина за поставленный диктатору психиатрический диагноз) - Александру Шнирману.

И.П.Павлов шел своим путем. Но и его затронули веяния времени. Своими соображениями о второй сигнальной системе он явно вводил фактор, указывающий на решительное отличие человеческого уровня организации поведения от животного, притом фактор, который представлял социальный мир и его порождение - язык. Сохранились намеки на интерес Павлова к популярным в те времена апелляциям к диалектике.

5. Рефлексологические и реактологические дискуссии

Что касается реактологии и рефлексологии, то оба направления с различной степенью настойчивости заверяли о своей приверженности марксизму и диалектическому методу. Различия между направлениями становится все менее значимыми. "Диалектический материализм в психологии (школа Корнилова), - отмечал Шнирман, - близок рефлексологии, поскольку он стремился базировать свое учение на принципах диалектического материализма. Однако вопреки большой эволюции, которую эта школа проделала на пути к объективизму, она не смогла полностью порвать со старым психологическим аутизмом, так как она оказалась неспособной отвергнуть само имя "психологии". Следы методологического аутизма, а потому и идеализма, до сих пор можно найти в этой школе".

Что касается Корнилова, то его рассказ о реактологии в этой книге содержал пространственное изложение взглядов Маркса и Энгельса на психику со ссылкой на законы диалектики и на важность изучения реакции отдельного человека с социально-классовой точки зрения (это подкреплялось авторитетом Бухарина и Плеханова). Говоря о конкретно-научных достижениях реактологии, Корнилов прежде всего упоминал изучение А.Р. Лурией аффективных реакций у преступников.

Перепалка между реактологией и рефлексологической группами не имела серьезного теоретического значения. Это стало очевидно и для адептов обоих направлений. Корнилов стал призывать их к единению. Он писал: "Не вести же борьбу из-за одних лишь наименований. Тем более, что это наименование и предрешено, ибо и здесь, как и во всех других сферах жизни, марксизму и только марксизму принадлежит ближайшее будущее".

Среди рефлексологов появилась энергичная молодежь, также потребовавшая примирения с психологами. Она призывала обращаясь к сторонникам реактологии, уточнить понятие реакции, "полностью преодолеть субъективную психологию" открыто признать свои ошибки.

Однако соединение, на которое рассчитывали обе стороны, не получилось. Вопреки их клятве в верности диалектическому материализму, они были на рубеже 20-х и 30-х гг. изобличены в измене ему и разгромлены с "истинно партийных" позиций в специально организованных, так называемых рефлексологических и реактологических дискуссиях.

6. Марксизм и творчество Выготского

В годы, когда разгорелась жаркая полемика между реактологами и рефлексологами, примирившимися в конце концов на общей приверженности философии марксизма, Л.С.Выготский независимо от них, размышлял о том, что же эта философия может дать сотрясаемой кризисами психологии. Он шел к ней собственным путем, и его решения и поиски разительно отличались от всего, что говорилось по этому поводу в тогдашних журналах и брошюрах. Его главные мысли стали известны научному социуму через 50 лет.

Печать трагизма лежит на личности и творчестве Л.С.Выготского. Это сказывается, в частности, и в том, что он не увидел опубликованными свои главнейшие труды, в том числе такие, как "Психология искусства", "Исторический смысл психологического кризиса", "История развития высших психических функций", "Орудие и знак", "Учение об эмоциях", "Мышление и речь". При его жизни вышли из печать только "Педагогическая психология" и несколько пособий по педологии для заочного обучения. Подавляющая часть рукописей увидела свет через несколько десятилетий. Выготский не мог не ощущать глубокий личностный дискомфорт от того, что самое для него сокровенное не стало достоянием научного сообщества.

Выготский прочел Маркса другими глазами, чем современники, и он не искал в нем готовых формул, а вел диалог, вслушиваясь при этом во множество голосов научного сообщества его эпохи. Только удерживаясь в этой зоне "слышания" смог Выготский дать свой ответ на вопрос о смысле кризиса и перспективе марксизма в психологии. Смысл, если кратко определить, он видел в незримой за борьбой школ, исторически созревшей и диктуемой социальной практикой потребности в "общей психологии", которая понималась им не как система категорий и принципов, организующих производство знаний в данной области, строящих именно эту предметную область в отличие от других. Тем самым в "теле" психологии различались ее теоретико-эмпирический состав, т.е. материал концепций и фактов, из которых она строится, и способ его организации и разработки. Это способ и есть не что иное, как методология научного познания. В дискуссиях той поры ею повсеместно считался диалектический метод в его перевернутом Марксом "С головы на ноги" гегелевском варианте.

7. Разделение двух уровней методологического анализа

Первый важный шаг Выготского состоял в разделении двух уровней методологического анализа: глобально-философского и конкретно-научного. Это позволило сразу же по-новому решать вопрос о марксизме в психологии. Корнилов и те, кто следовал за ним, не проводили различий между двумя уровнями и сразу же "сталкивали лбами" пресловутые законы диалектики с частными психологическими истинами. Согласно же Выготскому, "общая психология" (или как он е еще называл, "диалектика психологии") имеет свои законы, формы и структуры. В доказательство этого тезиса он апеллировал к политэкономии Маркса, которая оперирует не гегелевской триадой и ей подобными "алгоритмами", а категориями "товара", "прибавочной стоимости", "ренты" и др. Метод же, который в этом случае применяется, Выготский назвал аналитическим.

Выготский, излагая свои соображения об аналитическом методе, трактует его как строго объективный. Путем мысленной абстракции создается такая комбинация объективно наблюдаемых явлений, которая позволяет проследить сущность скрытого за ним процесса.

В качестве образцов применения аналитического метода в естественных науках Выготский ссылался на открытия Павлова, Ухтомского и Шеррингтона. Опыты на животных ничего не прибавили к изучению собак, кошек и лягушек как таковых, но они открыли посредством указанного метода общие законы нервной деятельности. Весь "Капитал", по Выготскому, написан этим методом. В "клеточке" буржуазного общества (форме товарной стоимости) Маркс "прочитывает структуры всего строя и всех экономических формаций". Такой же метод, по мнению Выготского, нужен психологии. "Кто разгадал бы клеточку психологии - механизм одной реакции. - нашел бы ключ ко всей психологии". Итак, адекватная марксистской методологии стратегия изучения сознания им виделась в открытии его "клеточки", причем в качестве таковой был назван "механизм одной реакции".

Вскоре Выготский стал принимать за "клеточку" другие психические формы. Выстраивая их в восходящий ряд, можно проследить "генеалогию" и основные периоды его творчества: сперва "инструментальный акт", затем "высшая психическая функция", "значение", "смысл", "переживание". Поисками пресловутой "клеточки" занимались после Выготского многие психологи. И неудивительно, что безуспешно, ибо структура и динамика психической организации по самой своей сути "многоклеточны" и потому из одной "единицы" или "молекулы" не выводимы.

8. Критика Выготским классиков марксизма

Для Л.С. Выготского был неприемлем сам стиль мышления, зародившийся в начале 20-х гг., а затем на десятилетия определивший характер философской и методологической работы в советской науке, в том числе психологической. Вопреки догмату, согласно которому в трудах классиков заложены основополагающие идеи о психике и сознании, которые остается лишь приложить к конкретной дисциплине, он подчеркивал, что научной истиной о психике не обладали "ни Маркс, ни Энгельс, ни Плеханов ... Отсюда фрагментарность, краткость многих формулировок, их черновой характер, их строго ограниченное контекстом значение".

Официальная идеология ставила на каждой букве в текстах классиков знак непогрешимости. Поэтому столь вольное с ее позиций обращение с этими каноническими текстами не могло быть воспринято иначе, как "еретическое". Да и в предперестроечные времена, когда трактат Выготского о кризисе психологии наконец-то удалось опубликовать, он воспринимался как недооценка вклада классиков марксизма. Выготский же считал, что по "Капиталу" Маркса следует учиться не объяснению природы психики, а методологии ее исследования.

9. Идея Выготского о целостной личности и ее развитии

Вместе с тем, вчитываясь а Маркса, он почерпнул у него две идеи, осмыслив их соответственно логике собственного поиска. Идея Маркса об орудиях труда как средствах изменения людьми внешнего мира и в силу этого своей собственной организации (стало быть, и психической) переломилась в гипотезе об особых орудиях - знаках, посредством которых природные психические функции преобразуются в культурные, присущие человеческому миру в отличие от животного. Гипотеза дала жизнь исследовательской программе по инструментальной психологии, которая стала разрабатываться сразу же после трактата о кризисе психологии. Если эта программа составила эпоху в деятельности школы Выготского, то вторая программа сохранилась в виде некой "завязи", не получившей дальнейшего развития. К ней Выготский обратился, когда в его руки попала книга французского психолога-марксиста Ж.Политцера, где был набросан проект построения психологии не в терминах явлений сознания или телесных реакций, а в терминах драмы. За единицу анализа принималось целостное событие жизни личности, ее поступок, имеющий смысл в системе ролевых отношений.

Мысль Выготского о том, что в центр психологии должна переместиться (взамен отдельных процессов) целостная личность, развитие которой исполнено драматизма, стало доминантой последнего периода его творчества. Выготский пишет блестящий трактат (также оставшийся незамеченным), где излагалась история учения об эмоциях от Декарта до Кеннона (не чисто описательная, но методологически ориентированная история).

Ее изложение имело своей задачей доказать, что ключ к научному объяснению эмоций следует искать у Спинозы (по недоразумению этот трактат иногда озаглавливали "Спиноза"). Со времен юности Спиноза неизменно был главным философским кумиром Выготского. Но идеи 17-го века не могли решить научные задачи 20-го века. Делясь воспоминаниями о Выготском, Б.В.Зейгарник (работавшая вместе с Выготским в психиатрической клинике) сообщила, что еще в 1931г. Выготский говорил об "аффективной деменции", т.е. расстроствах умственной деятельности, вызванных слабостью ее эмоциональной подкрепленности.

Отныне предполагается, что "ткань" сознания образуют две "клеточки" значение и смысл. Понятие о значении (умственного образа) слова было изучено в школе Выготского под углом зрения его эволюции в индивидуальном сознании, подчиненной собственным психологическим факторам. И здесь его главные открытия.

Понятие о смысле слова указывало не на его контекст (как обычно предполагается), в котором оно обретает различные оттенки, а на его подтекст, таящий аффективно-волевую задачу говорящего. К представлению о подтексте Выготский пришел под влиянием К.С.Станиславского. Вновь (как в проектк психологии в терминах драмы) опыт искусства театра обогатил научную психологию. Но этим Выготский не ограничился.

Наряду с этой линией мысли он во внутреннем строе личности выставляет еще одну "клеточку" - переживание. Древний термин приобретал в различных системах различные обличья, в том числе неизменно вызывавшие резкую критику Выготского. "Действительной, динамической единицей сознания, т.е. полной, из которой складывается сознание, будет переживание", - заключает он.

10. Марксизм в эпоху сталинизма

Во второй половине 20-х гг. в стране произошел социальный переворот - экономический, политический, идеологический. Наступила эпоха сталинизма. Наряду с карательными органами на службу репрессированной научной политике была поставлена философия, из которой вытравлялись следы творческого и критического духа марксизма.

"Обвинительный уклон", отличавший выступления тех, кто собрался "под знаменем марксизма", распространился и на психологию. Одним из первых подал сигнал (в1931г.) изменивший рефлексологии Б.Г.Ананьев. "В психологии, - заявил он, - не должно быть никаких школ, кроме единственной, основанной на трудах классиков марксизма", к лику которых он тогда же, раньше других, причислил Сталина. Наряду с беспартийным Ананьевым ретивую активность развили молодые коммунисты из Московского института психологии. Главным занятием, поглотившим их энергию, стало изобличение в идеологических грехах различных школ и концепций, среди которых оказались рефлексология Бехтерева, учение Павлова о ВНД, реактология Корнилова, психотехника Шпильрейна, "бихевиоризм" Боровского, "культурническая" концепция Выготского и Лурия и др. Все многоцветье идей и направлений, определивших картину изысканий прежних лет, было замазано черной краской. На смену диалогу с марксизмом пришла операция "склеивания цитат". Хотя это делалось руками самих психологов, а не партаппаратчиков, ментальность последних на многие годы пропитала теоретическую работу в науке. Тогда же была заклеймена группа Выготского как ведущая к "идеалистической ревизии исторического материализма и его конкретизации в психологии".

Волна разоблачений и "саморазоблачений", которая прокатилась после постановления ЦК ВКП(б) от 1931 г., поглотила среди других психологических концепций и "культурно-историческую" теорию Выготского.

Л.С.Выготский разделял внешние и внутренние факторы развития науки. Он относил материалистические или идеалистические влияния к разряду первых. "Внешние факторы толкают психологию по пути ее развития... могут ускорить или замедлить этот ход..., но не могут отменить вековую работу в самой психологической науке".

Итак, марксизм как "внешний фактор" представлялся Выготскому как фактор, имеющий для психологии эвристическую ценность в пределах, в каких он способен содействовать развитию ее собственной внутренней логической структуры знания. Очевидна несовместимость этого воззрения со сложившейся в те годы и надолго сохранившейся установкой - от Корнилова до Леонтьева - на создание особой марксистской психологии как "высшего этапа", преимущества которого обусловлены его враждебной миру частной собственности классовой сущностью.

17.3. Репрессии в советской психологической науке. Разгром педологии

Кульминация наступления на психологию на "идеологическом фронте" - разгром педологии в связи с принятым ЦК ВКП(б) Постановлением 4 июля 1936г. "О педологических извращениях в системе Наркомпроса". Трагические последствия этой акции сказывались на судьбах психологической науки многие годы и определили ее взаимоотношение с другими смежными отраслями знания.

Целесообразно зафиксировать и привести некоторые документальные материалы, относящиеся к этому периоду социальной истории психологии: "Педология - антимарксистская, реакционная буржуазная наука о детях..."; "Контрреволюционные задачи педологии выражались в ее "главном законе - фаталистической обусловленности судьбы детей биологическими и социальными факторами, влиянием наследственности и какой-то неизменной среды"; "Антимарксистские утверждения педологов полностью совпадали с невежественностью антиленинской "теорией отмирания школы", которая также игнорировала роль педагога и выдвигала решающим фактором обучения и воспитания влияние среды и наследственности"; "Исключительно велика роль т.Сталина в подъеме школы, в развитии советской педагогической теории. Т.Сталин в заботе о детях, о коммунистической направленности воспитания и образования лично уделяет большое внимание педагогическим вопросам. Вреднейшие влияния на педагогику при содействии вражеских элементов проявились в педагогической теории так называемой педологии и педологов в школьной практике" ("Правда" от 5 июля 1936г.)

В учебнике "Педагогика" (1983) содержится следующее утверждение "В 1936г. ЦК партии принял постановление, потребовавшее покончить с распространением в нашей стране лженауки педологии, искаженно трактующей влияние среды и наследственности, и способствовал укреплению позиции советской педагогики как науки о коммунистическом воспитании подрастающих поколений".

Понять, как происходило развитие психологии, не обратившись к проблеме ее взаимоотношений с педологией, попросту невозможно.

1. Распространение педологии в России в начале 20 века

Возникнув в конце 19 века на Западе (Стенли, Холл, Прейер, Болдуин и др.), педология,или наука о ребенке, в начале 20 века распространяется в России как широкое психологическое движение, получившее значительное развитие в годы, непосредственно предшествующие Октябрю. В русле этого движения оказываются работы психологов А.П.Нечаева, Г.И.Россолимо, И.А.Сикорского, К.И.Поварнина, а также педагогов (физиологов и гигиенистов) П.Ф.Лесгафта, Ф.Ф.Эрисмана. Вопросы педологии получили отражение на съездах по педагогической психологии и экспериментальной педагогике. Об интересе к педологии свидетельствует организация Педологических курсов и Педологического института в Петербурге.

После 1917 г. педологическая работа получила значительный размах. Развертывается обширная сеть педологических учреждений - центральных, краевых и низовых, находящихся главным образом в ведении трех наркоматов: Наркомпроса, Наркомздрава и Наркомпути.

Можно сказать, что в этот период вся работа по изучению психологии детей проводилась под эгидой педологии и все ведущие советские психологи (как и физиологи, врачи, педагоги), работавшие над изучением ребенка, рассматривались как педологические кадры. "Сейчас каждого, изучающего детей считают педологом и всякое изучение ребенка называют педологией, - писал в 1930г. П.П.Блонский. - Но вряд ли следует так чрезвычайно расширять значение этого слова. В результате такого расширения все проигрывают и никто не выигрывает: с одной стороны, педология присваивает себе то, что по праву принадлежит другим наукам - физиологии, психологии, социологии и добыто именно ими, с другой стороны, как раз вследствие этого педология как самостоятельная наука перестает существовать, ибо оказывается без своего особого специфического предмета".

Действительно, педология за весь период существования так и не смогла научно определить предмет своего исследования. Формулировка "педология - это наука о детях", являясь простым переводом, калькой, не могла претендовать на положение научной дефиниции. Это прекрасно понимали сами педологи (Блонский, Басов), прилагая немало усилий к тому, чтобы найти специфические проблемы своей науки, которые не сводились бы к проблемам смежных областей знания.

2. Четыре принципа педологии

Педология как наука стремилась строить свою деятельность на четырех важнейших принципах, существенным образом менявших сложившиеся в прошлом подходы к изучению детей.

Первый принцип - отказ от изучения ребенка "по частям", когда что-то выявляет возрастная физиология, что-то - психология, что-то - детская невропатология и т.д. Справедливо считая, что таким образом целостного знания о ребенке и его подлинных особенностях не получишь (из-за несогласованности исходных теоретических установок и методов, а иногда и из-за разнесенности исследований во времени и по месту их проведения и т.д.), педологи пытались получить именно синтез знаний о детях. Драматически короткая история педологии - это цепь попыток уйти от того, что сами педологи называли "винегретом" разрозненных, нестыкующихся сведений о детях, почерпнутых из смежных научных дисциплин, и прийти к синтезу разносторонних знаний о ребенке.

Второй ориентир педологов - генетический принцип. Ребенок для них - существо развивающееся, поэтому понять его можно, принимая во внимание динамику и тенденции развития.

Третий принцип педологии связан с коренным поворотом в методологии исследования детства. Психология, антропология, физиология если и обращались к изучению ребенка, то предмет исследования традиционно усматривался в нем самом, взятом вне социального контекста, в котором живет и развивается ребенок, вне его быта, окружения, вообще вне общественной среды. Не принималось в расчет, что различная социальная среда зачастую существенным образом меняет не только психологию ребенка, но и заметно сказывается на антропологических параметрах возрастного развития.

Отсюда, например, интерес педологов к личности трудного подростка. При вполне благоприятных природных задатках, но в результате общей физической ослабленности от систематического недоедания, влияния затянувшейся безнадзорности или иных социальных причин дезорганизуются поведение и психическая деятельность такого подростка, снижается уровень обучаемости. Если учесть, что педологи 20-х гг. имели дело с детьми, покалеченными превратностями послереволюционного времени и гражданской войны, непримиримой "классовой" борьбой, то очевидно все значение подобного подхода к ребенку.

И наконец, четвертый принцип педологии - сделать науку о ребенке практически значимой, перейти от познания мира ребенка к его изменению. Именно поэтому было развернуто педолого-педагогическое консультирование, проводилась работа педологов с родителями. Делались первые попытки наладить психологическую диагностику развития ребенка. Несмотря на значительные трудности и несомненные просчеты педологов при широком внедрении психодиагностических методов в практику школы, это был серьезный шаг в развитии прикладных функций науки о детях. Педология оказалась первой стадией среди научных дисциплин позже объявленных "лженауками".

3. Достоинства и недостатки педологии

Педология обладала как достоинствами, так и недостатками. Исключительно ценной была ее попытка видеть детей в их развитии и изучать их в целом, комплексно. Это было безусловно шагом вперед от абстрактных схем психологии и педагогики прошлого. К тому же, как уже было сказано, она пыталась найти свое практическое применение в школе; создавался прообраз - пусть пока еще очень несовершенный - школьной психологической службы. Свой вклад в изучение психологии детей внесли выдающиеся психологи Л.С.Выготский, П.П.Блонский, М.Я.Басов и др. По этой причине их имена и труды в дальнейшем на десятилетия были исключены из научного оборота.

Вместе с тем творческого синтеза разных наук, изучавших ребенка "по отдельности", педологи не сумели добиться - объединение оставалось во многом механическим. Педологи-практики нередко использовали недостаточно надежные диагностические методы, которые не могли дать точного представления о возможностях тестируемых детей. На рубеже 20-х и 30-х гг. по всем этим вопросам в педологии развернулась острая и продуктивная дискуссия. Осознавалось, что для становления науки нужен глубокий теоретический анализ, что к применению тестов надо относиться осторожно, но не отбрасывать их вовсе.

4. Уничтожение педологии

Поток обвинений и клеветы обрушился на педологию после постановления ЦК. Полностью были ликвидированы все педологические учреждения и факультеты, как, впрочем, и сама эта специальность. Последовали исключения из партии, увольнения с работы, аресты, "покаяния" на всевозможных собраниях. Только за шесть месяцев после принятия постановления было опубликовано свыше 100 брошюр и статей, громивших "лженаучных". Последствия расправы над педологией были поистине трагическими.

Особенно тяжелые последствия имели обвинения (так и не снятые за последующие 50 лет историей педагогики) в том что педология якобы всегда признавала для судьбы ребенка "фатальную роль" наследственности и "неизменной" среды (откуда в постановлении ЦК ВКП(б) возникло это слово "неизменная", так и не выяснено). А потому педологам приписывали, по шаблонам того времени, пособничество расизму, дискриминацию детей пролетариев, чья наследственность будто бы отягощена, согласно "главному закону педологии", фактом эксплуатации их родителей капиталистами.

На самом же деле ведущие педологи уже с начала 30-х гг. подчеркивали, что социальное (среда обитания) и биологическое (наследственность) диалектически неразрывны. "Нельзя представить себе влияние среды как внешнее наслоение, из-под которого можно вышелушить внутреннее неизменное биологическое ядро", - говорилось в учебнике "Педология" под редакцией А.Б.Залкинда (1934).

Подоплека этого главного обвинения легко распознается: "советский человек" - это же новая особь, рожденная усилиями коммунистических идеологов. Он должен быть "чистой доской", на которой можно писать все, что будет угодно.

Не менее тяжелыми результатами обернулось обвинение в фатализации среды существования ребенка. В этом отчетливо видны политические мотивы. Активно развернутое педологами изучение среды, в которой росли и развивались дети, было опасно и чревато нежелательными выводами. В 1932 -1933 гг. в ряде районов страны разразился голод, миллионы людей бедствовали, с жильем в городах было крайне трудно, поднималась волна репрессий. В таких обстоятельствах партийное руководство не считало возможным допустить объективное исследование среды и ее влияния на развитие детей. Кто мог позволить согласиться с выводом педолога, что деревенский ребенок отстает в учебе, потому что недоедает? Отсюда следовал единственный вывод: если школьник не справляется с требованиями программы, то тому виной лишь учитель. Ни условия жизни в семье ученика, ни индивидуальные особенности, хотя бы и умственная отсталость или временные задержки развития, во внимание не принимались. Учитель отвечал за все.

Уничтожение педологии в эпоху сталинизма получило значительный резонанс и отозвалось тяжелыми осложнениями и торможением развития ряда смежных областей знания и прежде всего во всех отраслях психологии, в педагогике, психодиагностике и других сферах науки и практики. Обвинение в "протаскивании педологии" нависало над психологами, педологами, врачами и другими специалистами, зачастую никогда не связанными с "лженаукой". Типична и показательна в этом отношении судьба учебников по психологии.

Так, в одном фактически директивном материале, опубликованном в виде брошюры влиятельным функционером, работавшим в это время в аппарате ЦК ВКП(б), по поводу преподавания психологии сказано: "Если не вызывает больших сомнений вопрос о необходимости вооружения учителей знаниями по анатомии и физиологии, в особенности в отношении ребенка, то совершенно неразработанным является вопрос, каким же должен быть в нашей, советской педагогической школе курс психологии. Возможная опасность здесь заключается в Ом, что представители психологической науки, после разоблачения и ликвидации псевдонауки педологии и ее носителей - педологов, могут проявить большое желание объявить свою "монополию" на изучение ребенка. Такой монополии на изучение ребенка мы не можем допустить ни со стороны психологии, ни со стороны представителей других наук (анатомии, физиологии и т.д.), изучающих детей. Некоторые профессора психологии не прочь сейчас выступить с "прожектами" преподавания в педагогических учебных заведениях вместо педологии таких отдельных курсов, как "детская психология", "педагогическая психология", "школьная психология" и т.д. и т.п. По нашему мнению, сейчас не имеется никакой необходимости заниматься разработкой каких-то "новых" особых курсов, которые заменили бы прежнюю "универсальную" науку о детях - педологию. Создавать... новые, какие-то "особые" курсы детской психологии, педагогической психологии и т.д. означало бы идти назад путем восстановления "педологии" - только под иным названием".

Предупреждение было недвусмысленным и по тем временам чреватым тяжкими последствиями - психология оказалась кастрированной, в учебниках для педвузов тех лет авторы явно стремятся не допустить проникновения в умы будущих учителей "детской", "педагогической", "школьной" психологии, чтобы убежать от обвинения в попытках "восстановить" педологию. Студенты педвузов получали еще очень долго фактически выхолощенные психологические знания. Обвинения в педологических ошибках постоянно нависали над психологами. Учебные курсы, программы и учебники по детской и педагогической психологии педвузы получили только через 35 лет.

5. Отсутствие системного подхода к изучению ребенка

Несмотря на содержащееся в постановлении указание на необходимость создать "марксистскую науку о детях", так и не была разработана теоретическая платформа, которая могла бы обеспечить интегрирование знаний о ребенке, добываемых возрастной психологией, возрастной физиологией, социологией и этнографией детства, педиатрией и детской психопатологией. До сих пор не обеспечен системный подход к развивающемуся человеческому организму и личности. Перерыв в становлении науки о детях длительностью в 50 лет, даже если она на первых порах была весьма несовершенной, является немаловажным обстоятельством, и современным поколениям психологов приходится преодолевать его негативные последствия.

После разгрома педологии должна была быть "восстановлена в правах педагогика". Однако, победив педологию, педагогика одержала пиррову победу. Она не сумела воспользоваться полученными правами. Некоторые историки педагогики еще в 80-е гг. продолжали писать о педологии как о лженауке и предъявляли ей все те же лишенные обоснованности обвинения якобы в неизменном во все времена следовании "реакционным буржуазным идеям". Они не делали попытки осуществить исторический анализ тех политических обстоятельств, в которых развертывались критика педологии с середины 30-х гг., а также проследить эволюцию взглядов педологов, которая была тогда резко пресечена. Они оставляли без внимания оценку значения выдвинутого педологами принципа целостного изучения развивающегося ребенка, осуществление которого, хотя на первых порах и сопровождалось некоторыми неверными решениями и ошибками, в методологическом отношении было продуктивно, поскольку ориентировало психологов, физиологов, педиатров, социологов и педагогов на синтезирование их научных данных и объединение усилий. Наконец, они неизменно умалчивали об ущербе, который был нанесен в ходе разгрома педологии развитию не только детской и педагогической психологии, но и самой педагогике, надолго оставшейся оторванной от понимания реальных закономерностей развивающегося организма и личности ребенка. Ни одна из этих проблем не нашла отражения в учебниках педагогики.

Опасения по поводу возможных обвинений в попытках реставрации "педологических извращений" долгое время сдерживали развитие детской и педагогической психологии не только непосредственно после 1936г., но и в дальнейшем, в особенности после августовской (1948) сессии ВАСХНИЛ, на которой был окончательно "определен" статус генетики как следующей после педологии "лженауки". Причины этого очевидны - в центре внимания сессии ВАСХНИЛ вновь оказалась проблема наследственности и среды.

Изучение того, что есть ребенок, все более заменялось декларированием того, каким он должен быть. В результате складывалось положение (и сейчас препятствующее решению многих практических педагогических задач), при котором представление о том, каким должен быть ребенок, превращается в утверждение, что таков он и есть. Установки, идущие от плохо знавшей реального ребенка или подростка педагогики воспитания, в настоящее время начинают преодолеваться, но долгое время они были господствующими. Реальные достижения психологов, а их отрицать невозможно, возникали не благодаря, а вопреки разгрому педологии.

6. Кризис психодиагностики

Имелись серьезные основания для критики ошибок педологии, выразившихся в широкой практике тестирования в школе. В самом деле, в результате недостатков диагностических тестов при их применении на практике ребенок нередко без должных оснований зачисляется в разряд "умственно отсталых". В последующие годы, очевидно, во многом под влиянием опасений воспроизвести "педологические заблуждения" разработка психологической диагностики была надолго прервана.

Несмотря на то, что критика тех лет была направлена против тестов, "выявлявших коэффициент умственного развития" (тесты интеллекта), недоверие к тестам вообще стало препятствием в разработке так называемых тестов достижений, с помощью которых можно было выявлять реальный уровень обученности школьников, сравнивать эффективность различных форм и методов обучения. Надолго установилось недоверие к "личностным тестам", различным опросникам и "проективным методикам", которые строились на иных принципах, чем тесты интеллекта. Только в последние годы началась работа по созданию психологической диагностики, валидизации и стандартизации тестов, адаптации зарубежных медик к нашим условиям.

7. Кризис прикладной психологии (психотехники и психологии труда)

Драматические последствия разгрома педологии сказались на судьбах всей прикладной психологии в СССР, интенсивно развивавшейся в 20-е гг. и оказавшейся пресеченной в середине 30-х гг., в период ликвидации еще одной "псевдонауки", в роли которой на этот раз выступила психотехника - особая ветвь психологии, видевшая свою задачу в осуществлении практических целей психологическими средствами, в использовании на производстве законов человеческого поведения ("субъективного фактора") для целесообразного воздействия на человека и регулирования его поведения.

Психотехника возникла в начале 20в. и получила теоретическое оформление в работах В.Штерна, Г.Мюнстерберга и других психологов-экперименталисов. Ее основная задача заключалась в разработке основ профотбора и профконсультации, изучении утомления и усталости в процессе труда, закономерностей формирования навыков в упражнении, приспособлении человека к машине и машины к человеку, тренировке психических функций при подготовке рабочей силы и т.д. В 20-е гг. и в первой половине городах работали исследовательские институты и многочисленные психотехнические лаборатории, готовились кадры психотехников, издавался журнал "Советская психотехника", были проведены конференции и съезд психотехников.

7-ая Международная психотехническая конференция проходила в 1931 г. в Москве (960 участников). Характерной чертой психотехники к середине 30-х гг. становится перенесение центра тяжести в исследовательской работе с проблемы профотбора на рационализацию методов профессионального обучения и переподготовки кадров. Организацию трудового процесса, формирование навыков и умений, борьбу с аварийностью и травматизмом и др.

Психотехники в целом правильно понимали пути развития своей науки и ее основную проблематику. Анализ проблематики психологии труда и ее конкретных научных решений свидетельствует, что во второй половине 20-х - первой половине 30-х гг. психотехники внесли немалый вклад в практику. Этот вклад обещал и мог быть большим, если бы в середине 30-х гг. директивно не прекратилась разработка психотехнических проблем. Все это привело к замораживанию на весьма длительный период всей проблематики психологии труда и к изъятию из употребления самого слова "психотехника".

Ликвидация психотехники произошла во второй половине 30-х гг. Немаловажным обстоятельством было то, что И.Н.Шпильрейн, бессменный редактор журнала "Советская психотехника", председатель Всесоюзного общества психотехники и прикладной психофизиологии, был незаконно репрессирован. Вскоре после этого журнал прекратил свое существование, так же, как и Общество, чьим членом он являлся. Было свернуто и преподавание психотехники в вузах. Отрицательное отношение к психотехнике, которая именуется с той поры "так называемой психотехникой", а то и "псевдонаукой", еще более усиливается в период повсеместно развернувшейся разносной критики педологии. Усматривая в психотехнике общее с педологией (в связи с использованием тестов)), "критики" перечеркивали все достижения психотехнического движения и шли на ликвидацию всей проблематики психологии труда. В 1936 г. закрываются все лаборатории по промышленной психотехнике и психофизиологии труда, прекращается изучение вопроса о развивающей роли труда, сочетаемого с овладением теоретическими знаниями; в значительной степени свертывается работа Центрального института труда (ЦИТ) и местных институтов труда и т.д.

25-летний перерыв в развитии психологии труда отрицательно повлиял на общее состояние психологии, с отдаленными последствиями которого она сталкивается и по сей день. Дело не только в том, что не разрабатывалась многие годы (во всяком случае. До 60-х гг.) важнейшая проблематика инженерной психологии, хотя, к примеру, психологические условия предотвращения аварийности на производстве в эпоху атомных электростанций и ракетной техники, казалось бы, являются актуальными для психологической практики. Дело не только в том, что целые отрасли прикладной психологии, проходившие в первые 20 лет после Октября по "департаменту" психотехники, вообще так и не были восстановлены (например, библиотечная психология, которая в 20-е гг. развивалась весьма успешно), а другие и сейчас еще не могут оправиться (например, психология управления, торговли и др.). Главные потери, которые понесла психология в результате уничтожения психотехники (как и педологии), связаны с тем, что она на многие годы перестала ориентироваться на развитие прикладных проблем, подготовку для этого кадров, уходила от насущных нужд практики, замыкалась в рамках "чистой теории", тем самым все более отодвигаясь на задний план НТП.

17.4. Советская психология послевоенного периода

1. Годы "великого перелома"

В развитии общественных и естественных наук можно выделить критические точки развития или же деградации, определивших дальнейшее движение мысли ученых. Если обратиться к истории общественной мысли и науки в нашей стране в 30-е - 50-е гг., то в ней легко обнаружить критические временные точки, выступающие в качестве аналога года "великого перелома" в СССР, которым, как известно, был 1929г. Для философии в этой роли выступил 1931 г. - дата опубликования Постановления ЦК ВКП(б) "О журнале "Под знаменем марксизма", после чего философская мысль от рекомендованного в 1922 г. В.И.Лениным углубленного изучения гегелевской диалектики ускоренным темпом покатилась к уровню, задаваемому написанным И.В.Сталиным разделом "О диалектическом и историческом материализме" в четвертой главе "Краткого курса истории ВКП(б)". Год 1938-ой, когда вышел в свет "Краткий курс", был переломным не только для истории партии, но и для гражданской истории СССР. Годы "великого перелома" м.б. указаны и для других наук. К примеру, 1948 г. стал таким для всего цикла биологических наук после разгрома, который им учинил Т.Д.Лысенко на августовской сессии ВАСХНИЛ, а 1950 г. - для физиологических наук, когда они насильственным образом оказались оплодотворены публикацией брошюры Сталина "Марксизм и вопросы языкознания". Именно в 1950 г. произошел второй "Великий перелом" в развитии психологической науки (первый следует отнести к 1936 г., когда были разгромлены педология и психотехника). Второй "перелом" осуществила Объединенная научная сессия АН и АМН СССР, посвященная учению И.П.Палова. В дальнейшем ей присвоили имя "павловской".

2. "Павловская" сессия АН иАМН СССР

На сессии были сделаны два главных доклада. С ними выступили академик К.М.Быков и профессор А.Г.Иванов-Смоленский. С этого момента они обрели статус верховных жрецов культа Павлова. По тем временам всем было ясно, чья могущественная рука подсадила их на трибуну сессии. Уже не было необходимости сообщать, что доклад одобрен ЦК ВКП(б). Это разумелось само собой - на основе учета опыта августовской сессии ВАСХНИЛ, где информация об одобрении доклада ЦК была сообщена Т.Д.Лысенко уже после того, как некоторые выступающие в прениях неосторожно взяли под сомнение непогрешимость принципов "мичуринской" биологии. Подобного на "Павловской" сессии дожидаться не стали, и начались славословия в адрес главных докладчиков, "верных Павловцев", наконец якобы открывших всем глаза на это замечательное учение. При этом почему-то подразумевалось, что до той поры никто об этом не догадывался. Т.о., два человека оказались во главе целого куста наук: физиологии, психологии, психиатрии, неврологии, дефектологии, да и вообще всей медицины. Происходили трагические события (увольнения "антипавловцев", глумление, ынужденные покаяния, инфаркты).

Сессия с самого начала приобрела антипсихологический характер. Идея, согласно которой психология должна быть заменена физиологией ВНД, а стало быть, ликвидирована, в это время не только носилась в воздухе, но и уже материализовалась. Так, например, ленинградский психофизиолог М.М.Кольцова заняла позицию, отвечавшую санкционированным свыше указаниям: "В своем выступлении на этой сессии профессор Теплов сказал, что, не принимая учения Павлова, психологи рискуют лишить свою науку материалистического характера. Но имела ли она вообще такой характер? С нашей точки зрения, данные учения о ВНД игнорируются психологией не потому, что это учение является недостаточным, узким по сравнению с областью психологии и может объяснить лишь частные, наиболее элементарные вопросы психологии. Нет, это происходит потому, что физиология стоит на позициях диалектического материализма; психология же, несмотря на формальное признание этих позиций, по сути дела, отрывает психику от ее физиологического базиса и, следовательно не может руководствоваться принципом материалистического монизма".

Что означало в те времена отлучение науки от диалектического материализма? Тогда было всем ясно, какие могли быть после этого сделаны далеко идущие "оргвыводы". Впрочем, и сама Кольцова предложила сделать первый шаг в этом направлении. Она, заключая свое выступление сказала: "Надо требовать с трибуны этой сессии, чтобы каждый работник народного просвещения был знаком с основами учения о ВНД, для чего надо ввести соответствующий курс в педагогических институтах и техникумах наряду, а м.б., вместо курса психологии".

Перед историками психологии не раз ставили вопросы, связанные с оценкой этого периода ее истории: как объяснить покаянные речи психологов на сессии, так ли была реальна опасность для психологии, а если она была столь велика, то почему тогда все-таки психологию не прикрыли?

3. "Вождизм" в науке

В конечном счете, это была одна из многих акций, которые развертывались в этот период, начиная с 30-х гг. и почти до момента смерти Сталина, по отношению к очень многим наукам. Как уже было сказано, это касалось педологии и психотехники, еще раньше - философии. Такие кампании были и в литературоведении, языкознании, в политэкономии. Особо жесткий характер это приобрело в биологии. Т.о. определялась позиция каждой науки на путях ее бюрократизации и выделения группы неприкасаемых лидеров, с которыми всем и приходилось в дальнейшем иметь дело как с единственными представителями "истинной" науки. Происходила канонизация этих "корифеев", как был канонизирован "корифей из корифеев" Сталин. А так как они признавались единственными держателями "истины", то ее охрану обеспечивал хорошо налаженный командный, а в ряде случаев и репрессивный, аппарат. Поэтому речь идет об общем процессе. Впрочем, иначе и быть не могло. Было бы, в самом деле, странно, если бы все это произошло только с психологией. Поэтому вопрос о причинах, вызвавших созыв "павловской" сессии, д.б. переформулирован: как возникли монополизация, бюрократизация, вождизм в науке? Они определялись общей ситуацией, имеющей совершенно определенные исторические причины.

4. Тактика выживания психологии

Любая попытка прямого протеста и несогласия с утвержденной идеологической линией сессии двух академий была бы чревата самыми серьезными последствиями, включая прямые репрессии. И все-таки поведение психологов на сессии нельзя считать капитулянтским. Их ссылки на имена тогдашних "корифеев" были не более как расхожими штампами, без которых тогда не обходилась ни одна книга или статья по философии, психологии, физиологии. Иначе они просто не увидели бы света.

Нельзя отрицать, что психология фактически привязывалась к колеснице победительницы - физиологии ВНД. Однако цель оправдывала средства. На сессии психология отстаивала свое право на существование, которое оказалось под смертельной угрозой. Во время одного из заседаний Иванов-Смоленский получил и под хохот зала зачитал записку, подписанную так: "Группа психологов, потерявших предмет своей науки". Уже тогда многие предполагали, что эта записка была инспирирована самим Ивановым-Смоленским. Но если бы в резолюции съезда было сказано, что психология не имеет своего предмета, то это означало бы ее ликвидацию. Такого рода опыт уже был: педология, психотехника, генетика, психосоматика. Поэтому основной пафос и смысл выступлений психологов на съезде - отстаивание предмета своей науки. Причем любыми способами. Вот почему тогдашнее признание "ошибок" лидерами психологической науки, по-видимому, далеко не всегда искреннее, не должно вызывать сейчас никаких иных эмоций, кроме сочувствия и стыда за прошлое науки.

Менее всего есть основания считать, что это отвечало генеральной линии развития Павловского учения и позициям самого Павлова. Надо иметь в виду, что сам Павлов, запрещая в своих лабораториях использовать психологические термины, в то же время считал, что психология и физиология идут к своей цели разными путями. Примечательно, что он приветствовал открытие Психологического института в Москве, а уже при советской власти приглашал его бывшего ректора, проф. Челпанова, на работу в Колтуши. Поэтому не будем рассматривать "павловизацию" психологии со всеми ее драмами и курьезами (к примеру, попытками строить обучение школьника, ориентируясь на механизмы выработки условных рефлексов) как запоздалый результат каких-то волеизъявлений великого ученого. Надо сказать, что к концу жизни с ним вообще не очень-то считались. Он был нужен как икона и сталинскому режиму был полезен скорее мертвый, нежели живой. То же самое можно сказать о М.Горьком, В.Маяковском и некоторых других, официально причисленных к "лику советских святых".

5. Последствия "павловской" сессии

На протяжении долгого времени сохранялся миф о якобы благотворном влиянии "павловской" сессии на развитие психологической науки. Историю психологии как и предлагал Быков, делили всего лишь на два периода: "допавловский" (до 1950 г.) и "павловский". Где-то с середины 50-х гг, в особенности после 20 съезда, положение стало меняться: крайности антипсихологизма времен "Павловской" сессии явно начали преодолеваться, хотя это и вызвало неудовольствие "верных Павловцев". Поэтому надо выяснить не только, каковы были результаты проникновения естественнонаучных идей Павлова в психологию, но икаковы были как близжайшие, так и отдаленные последствия административной "павловизации" психологии.

Эти последствия имели в основном негативный характер. Вынужденное следование "компетентным" рекомендациям "Павловской" сессии предельно сузило рамки психологического исследования. Сводя их главным образом к единственно разрешенной проблематике - "психика и мозг". И хотя некоторое число психологов (к примеру, А.Р.Лурия, Е.Н.Соколов и др.) и в самом деле обогатили психофизиологию значительными работами, основная масса психологов занималась наполнением своих сочинений к месту и не к месту ссылками на Павлова.

Помимо ближайших последствий "Павловской" сессии существовали и отдаленные, которые проявляются в сегодняшнем дне психологической науки. Больше всего это затронуло три отрасли психологии.

"Верные павловцы" лишали своего благословения любую сколько-нибудь далекую от соприкосновения с ВНД психологическую проблематику. Социальная психология по понятным причинам не соприкасалась с физиологией мозга и поэтому лишалась необходимым приоритетов. Многолетний перерыв в развитии социальной психологии, длившейся с конца 20-х гг., затянулся в связи с этим на еще более продолжительное время, хотя в период "оттепели", казалось, для ее продвижения открылись шлюзы. Достаточно сказать, что на 1-м съезде Общества психологов в 1959 г. всего лишь несколько докладов м.б. отнесено к рубрике "социальная психология". Впрочем, до начала 60-х гг. сам термин "социальная психология" имел одиозный характер, фактически е употреблялся, а если использовался, то только применительно к западной "буржуазной" психологии. Именно рефлексология в прошлом продемонстрировала попытки представить социальную жизнь людей как совокупность рефлексов или "суперрефлексов". Наследники рефлексологии, не вспоминая собственную вульгаризацию социологии, препятствовали психологии исследовать с научных позиций взаимодействие личности и общества.

В не менее тяжелом положении на ряд лет оказалась психология личности. Само собой разумеется, что в годы сталинизма возможности объективного изучения целостной личности были предельно сужены. Значительная часть советских людей оказалась отчуждена от результатов собственного труда, и модель нового "советского человека" создавалась исключительно умозрительным путем, при декларировании того, что ему "жить стало лучше, жить стало веселее".

Надо сказать, что при этом возникла парадоксальная ситуация. С одной стороны, теоретики и методологи неустанно призывали бороться с "функционализмом", т.е. с исследованием изолированных психических функций и качеств по отдельности (мышления, воли, чувств, памяти и т.д.), а с другой стороны, при попытке "собрать" из этих элементов "целостную личность", живущую и действующую в конкретных исторических условиях, надо было бы отвечать на каверзные (небезопасные) вопросы. Как принцип диалектически мыслящих людей "подвергай все сомнению" может уживаться с верой в непогрешимость "великого вождя"? Как был организован "священный гнев" масс против "врагов народа", еще недавно ближайших друзей и сподвижников Ленина? Не требуется объяснять, насколько самоубийственно было в те годы не только искать ответы на эти вопросы, но даже ставить их.

6. Дифференциальная психофизиология

Тем не менее, после "павловской" сессии было определено одно из направлений психофизиологии: им послужило изучение индивидуальных свойств нервной системы человека - дифференциальная психофизиология. Здесь действительно успехи оказались значительными, и вклад в науку, бесспорно, велик. Отправляясь от работ И.П.Павлова о типах ВНД, Б.М.Теплову и его ученику и сотруднику В.Д.Небылицину удалось углубить понимание природы темперамента. Психологические свойства нервной системы проявляются прежде всего в особенностях темперамента: скорости, интенсивности, темпе психических процессов и состояний. Изучение темперамента - задача, безусловно, достойная, ее решение занимает ученых со времен Гиппократа и Галена, но для периода "Павловской" сессии она оказалась и достаточно удобной, не нарушающей "законопослушание" ученых, так как темперамент не характеризует содержательную сторону личности (ее мотивы, ценностные ориентации, интересы. Сомнения, веру и неверие и т.п.), не выявляет бедность или богатство душевной жизни человека. Душа человека оставалась забытой на обочине дороги, по которой двинулись многочисленные исследователи.

Правда, с течением времени удельный вес психофизиологических исследований существенно снижается, но принципы изучения личности, сложившиеся в предшествующий период, сохраняют надолго свою инерцию. Утверждается то, что было выше названо "коллекционерским" подходом к личности, превращающим ее в некую емкость, принимающую в себя черты темперамента, характера, способности, склонности и т.д. При этом задача психолога сводилась к инвентаризации всех этих накоплений и выявлению неповторимости их сочетаний для каждого отдельного человека. В значительной мере "коллекционерский" подход сказывается и сейчас в работах психологов, хотя пути его преодоления уже намечены.

7. Неорефлексологический подход в педагогике

Рефлексологический, точнее неорефлексологический, подход на протяжении двух десятилетий доминировал и в педагогической психологии, которую многие исследователи пытались строить на основе условных рефлексов или временных связей. Это вызвало возрождение господствовавших в психологии 19 века теорий, сводивших обучение и усвоение к ассоциациям. А у нас такой подход считался в 50-е гг.20 века прогрессивным и плодотворным только потому, что декларировался в качестве воплощения идей И.П.Павлова в психологии.

Вновь воспроизводилась классическая рефлексологическая схема. Что такое значение? Ассоциация. Что такое понимание? Ассоциация. Что такое память? Ассоциация. Что такое воображение? Ассоциация, и.т.д. Научная бесплодность подобных голых констанций очевидна. Теории обучения сводились к примату заучивания, механического запоминания и воспроизведения, новые же подходы, к примеру концепция теоретического обобщения В.В.Давыдова, с трудом прокладывали себе дорогу в школу, встречая сопротивление приверженцев "павловской психологии".

8. "Обездушивание" психологии

Административный произвол лишал науку творческого начала. В годы господства начальственных императивов не было привилегированных наук. Даже далекие от высоких идеологических сфер области знания были под тяжелым прессом. Психология подвергалась обездушиванию в этот период дважды. Во-первых, вместе со многими науками в годы "великих переломов". Интенсивно развивавшуюся в двадцатые годы, ее буквально срезали на взлете. Социальные психологические журналы, съезды и конференции, сотни издаваемых книг и брошюр, дискуссии, многочисленные прикладные лаборатории, поиски в области психодиагностики - все это за несколько лет отошло в небытие. Многие психологи притихли, поняв, что в их услугах не нуждаются. Психология начала терять самостоятельность, постепенно превращаясь в сателлита педагогики, а затем и физиологии.

Во-вторых, обездушивание психологической науки имело свойственную ей особенность - утрачивалась возможность увидеть и изучить личность человека в ее живой многосложности и неоднозначности. Это вело лишь к стерилизации науки, сворачиванию ее научной проблематики.

Психология при всех потерях выстояла, вышла из анабиоза, даже в застойные годы она понемногу начала набирать скорость, используя ускорение, которое придало ей осуждение культа личности. В последнее время она получила новые импульсы для развития. Наше трудное прошлое - хороший учитель, если мы не забываем его уроки.

17.5. Специфика развития современной отечественной психологии

Состояние современной психологии в России

В работе "Исторический смысл методологического кризиса" (датируется 1927 г.) Л.С.Выготский писал: "Очевидно, отдельные психологические дисциплины в своем развитии исследования, накопления фактического материала, систематизация знания и в формулировке основных положений и законов дошли до некоторого поворотного пункта. Дальнейшее продвижение по прямой линии, простое продолжение все той же работы, постепенное накопление материала оказывается уже бесплодными или даже невозможными".

В 1972 г., через полвека, ведущий отечественный психолог, автор теории деятельности А.Н.Леонтьев пишет практически о том же: "Возникающие в связи с этим в психологии кризисные явления сохраняются и сейчас; они только "ушли в глубину", стали выражаться в менее явных формах... Научный синтез разнородных комплектов, психологических фактов и обобщений, разумеется, не может быть достигнут путем их простого соединения с помощью общего переплета. Он требует дальнейшей разработки концептуального строя психологии, поиска новых научных категорий, способных стянуть разошедшиеся швы здания психологической науки".

Сегодня об этом же пишет, например, ведущий отечественный историк психологии, автор теории категориального анализа научных школ М.Г.Ярошевский.

Среди причин продолжающегося кризиса не только в отечественной, но и в мировой психологии, можно особо выделить невозможность удовлетворительно объяснить целый ряд объективно наблюдаемых фактов психической жизни человека - психические заболевания, нарушения восприятия, явление сновидений, эстетические переживания и др. Поэтому нельзя не согласиться с утверждением когнитивного психолога У.Найссера: "Психология, неспособная объяснить обыденный опыт, игнорирует свой естественный предмет чуть ли не во всем его объеме".

Многие современные психологи, устав от теоретических тупиковых ситуаций, обратились к живому опыту, к практике, что совпадало с социальным запросом общества: широкое распространение получило психологическое консультирование. Организация психотерапевтических групп, работа с родителями и подростками, в школах и учреждениях появились штатные психологи. Которые занимаются налаживанием психологического климата. Подбором и аттестацией персонала, проектированием деятельности сотрудников предприятий и др.

Резко возрос интерес ко всему кругу гуманитарных проблем, таких как судьба, назначение, смерть, жизненный путь, ответственность, в психологию хлынул поток новых теорий и дисциплин - культурология, новейшая социология, герменевтика, средовой и ситуационный подходы. Однако этот процесс сочетается с прямо противоположными негуманитарными тенденциями, стремлением к голому эмпиризму, математизации. За которыми полностью исчезает психологическое содержание исследований и специфика предмета психологической науки.

Несколько упрощая, можно сказать, что до последнего времени в отечественной психологии главенствовали два основных подхода к пониманию предмета психологии - естественнонаучный и деятельностный. Оба эти подхода сегодня подвергаются критике, а на ведущую роль претендуют другие подходы - например, гуманитарный и психотехнический.

Новая ситуация в психологии выводит к двум основным группам проблем. В первую группу входят вопросы о специфике предмета психологии как науки, вопросы о природе психического, о том, должны ли психологи изучать исключительно психический пласт реальности и абстрагироваться от физического и других уровней (аналогично тому, как физика "очищает" свои теоретические схемы от посторонних факторов, в том числе сознания, восприятия и др.), или исследовать единый психофизиологический процесс (или вообще признать психику эпифеноменом, иллюзорно самостоятельным явлением, порождаемым физиологическими механизмами), как они должны относиться к своим основаниям в других науках и т.д. Вторая группа проблем может считаться относительно новой, в нее входят вопросы о соотношении психологической теории и психологических практик (психотехник).

Надо отметить, что психология у нас и на Западе развивается по-разному, и кризис в отечественной науке ощущается намного острее. Говоря о кризисе, психологи имеют в виду резкое падение интереса к фундаментальным психологическим теориям и школам, усиливающуюся критику ее основ, разрыв академической науки с практикой, отсутствие ярко выраженных лидеров в современной науке. Неясно, помогает ли практический психолог, проводящий консультации и сеансы терапии, каковы более или менее отдаленные последствия его помощи, в каких случаях психолог имеет право помогать, и понимает ли он, в каком направлении сдвигает своего клиента.

Со всей определенностью можно сказать. Что замысел построить психологию по образцу естественных наук не удается; проблематичным остается и постановка валидного эксперимента (в том виде, как он понимается в естественных науках), а главное, не удалось построить такой теории, которая позволяла бы эффективно управлять психикой человека, подчинить ее и манипулировать ею в полном объеме. Все большее распространение получает гуманитарный тип исследований в психологии; после ряда лекций, прочитанных в конце 80-х - начале 90-х гг. в Москве теоретиками гуманистической психологии К.Роджерсом и В.Франклом, теоретический интерес к этому направлению закономерно перешел в практическое освоение методов работы гуманистической терапии. Однако для этого направления характерно отсутствие стройной и хорошо формализованной теории, а сама психология в рамках гуманистической парадигмы развивается скорее не как человеческие взаимоотношения, и много теряет в теоретическом, "книжном" изложении. Но в целом можно сказать, что современные отечественные психологи все же ориентируются на два кардинально отличных типа исследований - естественнонаучный и гуманитарный, хотя несостоятельность первого подхода в его теперешнем виде по отношению к психологии становится все более очевидным, а методологическая база и хорошо разработанные теоретические положения по второму подходу практически отсутствуют.

В 20-х гг. Выготский считал, что человек м.б. переделан ("переплавлен") с помощью естественнонаучных знаний о его природе. Сейчас же ученые сомневаются в целесообразности установок практического воздействия, связанного с подчинением и управлением. Однако человека можно "замышлять", т.е. формировать в соответствии с гуманистическими идеалами, по выбранному данной концепцией идеалу "будущего человека", "будущей психики", например, в теориях К.Роджерса, К.Г.Юнга, В.Франкла это человек, ищущий себя, свое предназначение, реализующий заложенные в нем возможности. Многие современные психологические теории представляют собой своеобразные психологические замыслы, проекты будущей психики.

Однако естественнонаучный тип исследования не должен окончательно отвергаться и дискредитироваться. Еще не все потенциальные точки роста внутри этой парадигмы испробованы в психологии, и первоочередная задача историка психологии - найти новые возможности в рамках естественнонаучного подхода, вскрыть на материале истории психологии реальные причины неуспеха сциентистски ориентированных программ. Инженерная установка не заслуживает полного изгнания из психологии, и она м.б. особенно плодотворной там, где человек выступает в качестве человека-оператора, т.е. в психологии труда, где он заменяет своей работой работу приборов или механизмов.

Несмотря на то, что все эти проблемы остаются нерешенными, отечественные психологи продолжают работать в областях общей, клинической, возрастной, инженерной и других областей психологии. Растет число городских психологических консультаций по вопросам семьи и брака, набирает силу профессиональное бизнес-консультирование, создаются новые диагностические методики, зарубежные тесты адаптируются для населения РФ. В то же время сохраняется противостояние разных школ и направлений - таких, как психоанализ, гештальттеория, когнитивная психология, теория установки, теория деятельности и др. - на фоне возрастающего интереса к психологической практике, которая переживает бурный расцвет.

17.6. Современные психологи, работающие в русле психологии управления

Беннис Уоррен (р. 1925г.) - американский психолог, специалист в области социальной и прикладной психологии. Один из авторов теории группового развития. Д-р наук, профессор. Ректор университета Цинцинати (с 1971г.)

Во второй половине 50-х гг. под влиянием психоаналитических ориентаций (З.Фрейд, Г.Салливан) и др. подходов совместно с Г.Шепардом разработал основания теории группового развития. Созданная на основе анализа деятельности Т-групп теория исследовала и объясняла два типа отношений: 1) лидер - рядовые члены группы и 2) взаимоотношения членов группы, в соответствии с которыми выделились две аналогичные фазы группового развития: а) зависимости (фаза власти) и б) взаимозависимости (межличностная фаза), каждая из которых подразделялась на три субфазы. В развитии группы приоритет отдавался смене ценностных ориентаций, нормативных характеристик и, соответственно, доминированию различных членов группы.

Автор книг: "Меняющаяся организация" (1966), "Интерперсональная динамика" (1968), "Менеджмент изменения и конфликта" (1973) и др.

Деркач Анатолий Алексеевич (р. 1944г.) - специалист в области психологии управления, социальной психологии, педагогической психологии и акмеологии. Д-р психологических наук (1982), профессор (1989), заслуженный деятель науки РФ. Лауреат премии Президента РФ в области образования за разработку научно-педагогического комплекса "Психологические основы эффективной профессиональной деятельности кадров управления и их непрерывного образования" (1999).

Профессиональную деятельность начал в Луганске учителем биологии и химии (1963-1968), был преподавателем кафедры педагогики и психологии ЛГПИ (1968-1969). После преобразования в 1995 г. РАУ в РАГС при президенте РФ, Деркач возглавил кафедру "Акмеологии и профессиональной деятельности", а с 2000 г. - первый проректор РАГС.

Вместе с сотрудниками развивает прикладные акмеологические исследования, методики и понятийный аппарат акмеологии. По мнению Деркача, акмеология - область знания в системе наук о человеке, выявляющая факторы и условия самореализации творческого потенциала человека на пути к высшим достижениям в жизни и деятельности (профессиональным и непрофессиональным).

Им были выделены этапы становления акмеологии, описан феномен "акме" как многомерное состояние человека, охватывающее определенный прогрессивный период его развития, который связан с большими профессиональными и личностными изменениями.

Акмеологический подход был распространен на самые различные виды трудовой деятельности: управленческую, военную, спортивную, педагогическую, политическую, юридическую, медицинскую.

Для исследований применялся лонгитюдный метод в сочетании с биографическим, акмеологическое описание, сравнение высокопродуктивной и малопродуктивной профессиональной деятельности, психограммы, акмеограммы.

Под редакцией Деркача подготовлено учебное пособие "Акмеология: личностное и профессиональное развитие человека" (М. 2000, 2001). Он автор монографии "Формирование и развитие инновационной культуры у кадров госслужбы" (1996), "Психолого-педагогические технологии развития профессионального мастерства кадров управления" (1997), "Психология профессиональной деятельности кадров государственной службы" (1998), "Формирование руководителем управленческой команды" (1999).

Ломов Борис Федорович ( 1927-1989) - специалист в области общей, инженерной и когнитивной психологии, психологии образования, психологии общения. Д-р психологических наук (1963) профессор, член-корреспондент АПН СССР.

С 1972-1989 гг. - Директор Института психологии АН СССР, создатель и главный редактор "Психологического журнала".

Окончил психологическое отделение факультета философии ЛГУ (1951), защитил кандидатскую по психологическим проблемам политехнического обучения (1954) и докторскую диссертацию "Человек и техника (очерки по инженерной психологии)" (1963)

Вместе с Б.Г.Ананьевым открыл в ЛГУ факультет психологии (1966), став его первым деканом.

Значительная часть работ Ломова посвящена исследованию общепсихологических проблем: особенностям пространственных направлений и бимануального осязания, взаимодействию рук в процессе ощупывания и роли осязания в осуществлении практических действий, формированию и преобразованию чувственных образов и графических навыков.

Еще одним важным направлением исследований было изучение коммуникативных функций психики. Анализируя проблему общения, Ломов использовал общепсихологический подход к ее изучению. Общение рассматривалось как особая, отличная от деятельности сфера бытия человека, система субъект-субъектных отношений, имеющая специфическую структуру и функции, но в то же время органически связанная с другими сторонами целостной жизнедеятельности человека ("Общение и познание" 1984).

Большое значение уделялось Ломовым психологии управления, рассмотрению психологических особенностей деятельности руководителя, специфике взаимодействия в системе "руководитель-подчиненный"

Ломов - один из создателей отечественной инженерной психологии. Им были разработаны основополагающие принципы, программа и задачи ее развития.

Большое внимание Ломов уделял разработке методолого-теоретических проблем психологической науки: анализу категориального аппарата психологии, ее законов и принципов; роли и месту психологии в системе других наук; раскрытию внутреннего единства и систем строения психологического знания; рассмотрению его состояния и тенденций развития; определению путей построения психологической теории; исследованию связи теории, экперимента и практики в психологии.

Шакуров Рафаил Хайрулович (р. 1930) - специалист в области социальной и педагогической психологии. Автор социально-психологической концепции руководства педагогическим коллективом. Д-р психологических наук (1980), профессор (1984), д. член АПН СССР (1989) и РАО (1993).

С 1997 - председатель Поволжского регионального отделения РАО.

Окончив географический ф-т Казанского ГУ (1953), работал директором школы (1955-1963).

Кандидатская диссертация по педагогике (в Киеве) "Вопросы национального развития ребенка" (1967).

В 1969 г. возглавил одну их первых в СССР лабораторий социальной психологии, где исследовались социально-психологические проблемы управления педагогическим коллективом ("Директор школы и пед. коллектив. Социально-психологический аспект" Киев, 1975)

В 1978 г. в Казани защитил докторскую диссертацию "Исследование социально-психологических механизмов руководства педагогическим коллективом".

С 1986 г. развернул новое направление исследований: психологическая перестройка личности ("Психологические перестройки" (Казань, 1988), "Перестройка управления: психологический аспект" (Киев, 1988).

В 1990-х гг. основное направление исследований переместилось в область проблем мотивации учения ("Мотивация и стимулирование качества педагогической деятельности в средне-специальных учебных заведениях" (Казань 1996 (в соавт.); "Ценностные ориентации студентов" (Казань, 1998 (в соавт.)

Журавлев Анатолий Лактионович (р. 1948) - специалист в области социальной, организационной, экономической психологии.

Ученик Б.Ф.Ломова, В.Ф. Рубахина, Е.В.Шороховой. Д-р психологических наук (1999), профессор (2001), чл-корресп. РАО (2004), Директор ИП РАН (с 2002), член НМС по психологии УМО университетов РФ (с 2003). Главный редактор "Психологического журнала" РАН (с 2003), член ред. Совета журнальной серии "Социальный психолог" (с 2004), журнала "Личность. Культура. Общество" (с 2001). Награжден медалью СССР "За трудовое отличие" (1986).

В 1976 г. защитил диссертацию "Стиль и эффективность руководства производственным коллективом"

Научная деятельность Журавлева прежде всего с исследованием области психологии управления: психологические особенности личности и деятельности различных категорий руководителей, психологические методы и стили руководства, управлению социально-психологическим климатом ("Индивидуальный стиль руководства производственным коллективом" М, 1976)

Исследовал психологические феномены трудовых групп, став автором психологической концепции совместной деятельности ("Совместная деятельность: теория, методология, практика" М, 1988).

Реализовывал ряд крупных проектов, посвященных изучению динамики социальной психологии личности и группы в изменяющемся российском обществе. Результаты этих исследований были систематизированы в докторской диссертации "Психология совместной деятельности в условиях организационно-экономических изменений" (1999) а также составили основу авторских и коллективных монографий ("Деловая активность предпринимателей: методы оценки и воздействия" М, 1995, "Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений" 1998, "Нравственно-психологическая регуляция экономической активности" 2003.

В 2005 г. издан труд "Проблемы экономической психологии" 2т. 2004-2005. Наряду с научно-исследовательской Журавлев активно ведет преподавательскую деятельность, возглавляя в Государственном университете гуманитарных наук кафедру социальной психологии (с 2003).

Асмолов Александр Григорьевич (р. 1949) - специалист в области методологии и теории психологии, психологии личности и психологии развития. Ученик А.Н.Леонтьева и А.Р.Лурия. Д-р психологических наук (1996), профессор (1997), чл-кор.РАО (с 1995 г.) Член президиума РПО (с 1996), гл. ред. Журнала "Вестник образования" (1993-1998), член редсовета журнала "Вопросы психологии" и ряда других журналов.

С 1992 по 1998 гг. Асмолов - зам. министра общего и профессионального образования РФ и председатель координационного совета по психологии МО РФ. Работая в этой должности, большое внимание уделял инновационной политике в образовании, разработке стретегий образования, его гуманизации и повышению уровня психологической культуры работников образования. Организовал и стал главным редактором журнала "Педология. Новый век". В 1993 г. возглавил в ПИ РАО лабораторию культурно-исторической психологии, продолжая одновременно преподавать на факультете психологии МГУ. В 1996 г. защитил докторскую: "Историко-эволюционный подход в психологии личности". В 1997 г. организовал кафедру психологии личности (на факультете МГУ).

Исследовательская и организационная работа Асмолова была в 1990 гг. посвящена не только воплощению идей педагогики развития в сферу образования, но и созданию системы подготовки практических психологов, а также организации психологической службы в России. При его содействии в ряде университетов были открыты специальные факультеты по практической психологии, цель которых готовить специалистов для психологической службы образования; была введена профессия "педагог-психолог".

В классификатор направлений и специальностей ВПО была введена новая специальность: "Клинический психолог". Асмолов был инициатором и научным руководителем ряда государственных программ в сфере образования: "Творческая одаренность", "Социально-психологическая служба помощи несовершеннолетним", "Дети Чернобыля: социально-психологические и медико-психологические аспекты".

С 1988 по 2001 г. разработал программу правительства РФ "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе"

Основные направления научных исследований Асмолова представлены в монографиях: "Деятельность и установка", "Личность как предмет психологического исследования", "Принципы организации памяти человека", "Системно-деятельностный подход к изучению познавательных процессов", "Психология индивидуальности: основы методологии историко-революционного подхода", "Психология личности: принципы общепсихологического анализа", "Культурно-историческая психология и конструирование миров".

Коломинский Яков Львович (р. 1934) - белорусский психолог, специалист в области возрастной, педагогической и социальной психологии. Д-р психологических наук (1981), профессор (1982). Действительный член белорусской академии образования. Гл. редактор журнала "Психология" (Минск). Вице-президент Общества психологов СССР (1989). Организатор и научный руководитель отделения психологии Национального института образования РБ.

Закончил педагогический факультет Минского государственного педагогического университета (1951-1955), преподавал педагогику и психологию в педучилище, был воспитателем и учителем школы-интерната (Минск, 1958-1960). Под руководством Л.И.Божович в 1963 г. защитил кандидатскую диссертацию "Опыт психологического изучения взаимоотношений между учениками в классе", где впервые в отечественной психологии был применен социометрический метод Дж.Морено.

В 1980 г. защитил докторскую: "Психология личностных взаимоотношений в группе сверстников. Общие и возрастные особенности"

Экспериментальные и теоретические исследования вел на стыке возрастной, педагогической и социальной психологии. Изучал развитие и формирование личности в малых группах и коллективах на основных стадиях онтогенеза в процессе совместной деятельности, межличностного взаимодействия и педагогического общения.

При изучении осознания человеком своих взаимоотношений со сверстниками установил закономерность, обозначенную как "парадокс сознания", сущность которого в том, что члены группы с высоким статусом, как правило, недооценивают , а с низким - переоценивают свое положение в группе.

5

Показать полностью… https://vk.com/doc-25587381_172390991
875 Кб, 12 апреля 2013 в 16:43 - Россия, Москва, МПСУ (бывш. МПСИ), 2013 г., doc
Рекомендуемые документы в приложении