Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
pdf

Студенческий документ № 071054 из МИТРО

ПО СТОПАМ

ГРАФА Н. Н. МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО

И МИТРОПОЛИТА ИННОКЕНТИЯ

(ВЕНИАМИНОВА) - ВОЗРОДИМ РОДНОЙ КРАЙ

Православная религиозная организация - учреждение высшего профессионального религиозного образования

Русской Православной Церкви

Хабаровская духовная семинария

ПО СТОПАМ

ГРАФА Н. Н. МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО

И МИТРОПОЛИТА ИННОКЕНТИЯ

(ВЕНИАМИНОВА) - ВОЗРОДИМ РОДНОЙ КРАЙ

Материалы научно-практической конференции Хабаровск, 10 июня 2008 г.

2009 УДК 281.93(063) ББК 86.372

П 41

ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ

архиепископа Хабаровского и Приамурского Марка, ректора Хабаровской духовной семинарии

РЕДАКТОР:

игумен Петр (Еремеев), доктор богословия,

проректор Хабаровской духовной семинарии.

ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР:

Тепляшин А. О., кндидат богословия, заведующий кафедрой церковно-практических дисциплин Хабаровской духовной семинарии

РЕЦЕНЗЕНТЫ:

протоиерей Георгий Митрофанов, магистр богословия, профессор,

преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии иерей Василий Писцов, кандидат богословия,

заведующий кафедрой церковной истории Хабаровской духовной семинарии

По стопам графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митро-

П 41 полита Иннокентия (Вениаминова) - возродим родной край: Материалы научно-практической конференции. - Хабаровск: Хабаровская духовная семинария, 2009. - 199 с.

В сборнике представлены материалы научно-практической конференции, посвященной государственным и миссионерским трудам на Дальнем Востоке двух выдающихся деятелей XIX столетия - Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова). Конференция проводилась Хабаровской духовной семинарией в рамках празднования 150-летия подписания Айгунского договора и 70-летия Хабаровского края. На конференции были рассмотрены экономическое и геополитическое состояние российского Дальнего Востока, сложившееся на момент подписания Айгунского договора с Китаем; роль графа Н. Н. Муравьева-Амурского в деле присоединения к России левого берега Амура и духовная поддержка, оказанная графу святителем Иннокентием (Вениаминовым), а также миссионерские труды, которые нес митрополит Иннокентий на Дальнем Востоке и в Русской Америке.

УДК 281.93(063)

ББК 86.372

(c) Хабаровская духовная семинария, 2009

(c) Издательство РИОТИП Хабаровской

ISBN ?????????? краевой типографии, 2009

ПРЕДИСЛОВИЕ

10 июня 2008 года в г. Хабаровске состоялась юбилейная научно-практическая конференция "По стопам графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова) - возродим родной край", приуроченная к 150-летию подписания Айгунского договора и 70-летию Хабаровского края. В докладах участники конференции всесторонне осветили экономическое и геополитическое состояние российского Дальнего Востока, сложившееся на момент подписания Айгунского договора с Китаем; роль графа Н. Н. МуравьеваАмурского в деле присоединения к России левобережья Амура и духовную поддержку, оказанную графу святителем Иннокентием (Вениаминовым), а также миссионерские труды, которые нес митрополит Иннокентий на Дальнем Востоке и в Русской Америке и, как продолжение их, московский период служения владыки.

Форум был организован Хабаровской духовной семинарией по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II при поддержке правительства Хабаровского края.

В конференции приняли участие представители Правительства Хабаровского края, Учебного комитета при Священном Синоде Русской Православной Церкви, Миссионерского отдела Русской Православной Церкви, Хабаровской епархии, вузов Хабаровского края, Московской духовной академии, Белгородской православной духовной семинарии (с миссионерской направленностью), а также студенты и преподаватели Хабаровской духовной семинарии.

5

ПРИВЕТСТВЕННЫЕ РЕЧИ

ПРИВЕТСТВИЕ

СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА

МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ II

Организаторам, участникам и гостям научно-практической конференции "По стопам графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова) - возродим родной край"

Ваши Высокопреосвященства, Ваше Превосходительство, многоуважаемый господин губернатор, собратья-архипастыри, всечестные отцы, дорогие братья и сестры!

Сердечно приветствую всех вас, собравшихся ныне в стенах Хабаровской духовной семинарии для участия в научно-практической конференции "По стопам графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова) - возродим родной край".

Отрадно, что уже стало ежегодной традицией проведение в стенах Хабаровской духовной семинарии конференций и чтений, собирающих воедино церковных, государственных и общественных деятелей, представителей сфер науки, культуры и образования.

Нынешняя конференция посвящена просветителю Дальнего Востока - святителю Иннокентию (Вениаминову) и первому генерал-губернатору Восточной

Сибири - графу Николаю Николаевичу Муравьеву-

9 Амурскому, ибо в этом году празднуется 150-летие подписания исторического Айгунского договора, окончательно утвердившего российскую принадлежность приамурских земель. Именно благодаря их совместным трудам Россия сумела сохранить и утвердить свою государственность в дальневосточном крае, а мы ныне - узреть яркий пример плодотворного взаимодействия светской и церковной власти в благом деле созидания нашего Отечества.

Сегодня как никогда важны примеры, воспитывающие в подрастающем поколении любовь к нашему Отечеству, жертвенность и ответственность. Личности святителя Иннокентия (Вениаминова) и Николая Николаевича Муравьева-Амурского, их жизнь и деятельность являются теми образцами, на которые мы призваны ориентировать молодежь в ходе изучения истории российского Дальнего Востока, а также их дальнейшего следования по жизненному пути и выборе истинных ценностей

Желаю всем вам плодотворной работы. Пусть по молитвам святителя Иннокентия Господь вспомоществует вам в трудах во благо Церкви и Отечества, с усердием совершаемых.

Призываю на всех вас Божие благословение.

+ АЛЕКСИЙ,

Патриарх Московский и всея Руси

ПРИВЕТСТВИЕ

ГУБЕРНАТОРА ХАБАРОВСКОГО КРАЯ

В. И. ИШАЕВА

Участникам региональной научно-практической конференции "По стопам графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаинова) - возродим родной край"

Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства, досточтимые пастыри, уважаемые участники конференции!

10 11 Проведение второй научно-практической конференции, посвященной выдающимся российским государственным деятелям - генерал-губернатору Восточной Сибири Николаю Николаевичу Муравьеву-Амурскому и митрополиту Иннокентию (Вениаминову), свидетельствует об актуальности вопросов ускоренного социальноэкономического развития Дальневосточного региона России, формирования у дальневосточников духовности и высокой нравственности. Двести лет назад присоединением приамурских земель завершилось формирование границ Российского государства на Дальнем Востоке. Сегодня этот регион может и должен стать примером реализации грамотной государственной политики, выработанной на основе передовых достижений науки и многовековой практики.

В настоящее время на наших глазах меняется отношение федеральной власти к региону. Реальное наполнение ресурсами получила Президентская федеральная целевая программа развития Дальнего Востока и Забайкалья. Государство приступило к активному развитию региона: создается и совершенствуется инфраструктура, строятся промышленные и социальные объекты.

Особое внимание уделяется улучшению демографической ситуации в регионе за счет повышения уровня жизни. Регион должен стать комфортным местом проживания дальневосточников и быть привлекательным для переселения.

Многие из проблем, которые сегодня стоят перед нами, могут найти решение с учетом опыта освоения российских дальневосточных территорий.

Приращение российских земель Сибирью и Дальним Востоком не имеет аналогов в истории. Кроме экономической, здесь активно присутствовала духовная составляющая. Политика Российского государства позволяла сохранять самобытность коренных народов. Во взаимодействии культур складывались уникальная ментальность и духовность дальневосточников, основой которых были и есть традиционные православные ценности.

Яркий след в истории российского Дальнего Востока оставили граф Николай Николаевич МуравьевАмурский и его сподвижник митрополит Иннокентий Московский. Их деятельность - пример беззаветного служения для пользы Отечества и Церкви. Именно им принадлежит решающая роль в осознании на государственном уровне геополитической значимости Дальнего Востока для России.

Непреходящее историческое значение имеют главные достижения генерал-губернатора МуравьеваАмурского - подписание Айгунского договора, обустройство приамурских границ империи. В ряду выдающихся руководителей Дальневосточного региона Муравьев-Амурский выделялся сочетанием неординарного ума, государственного мышления, патриотизма и принципиальной честности. Для современных руководителей не потерял значения опыт графа по борьбе с коррупцией, с бюрократизмом. Также примером должно служить умение генерал-губернатора досконально вникать в суть проблем и самостоятельно их решать.

Митрополит Иннокентий Московский посвятил освоению Дальнего Востока более сорока лет своего служения. В его личности ярко выражены твердая вера и несгибаемая воля в единстве с сильным интеллектом - качества, всегда остающиеся востребованными в обществе. Он проявил себя и как ревностный православный христианин-миссионер, и как государственный деятель и ученый.

Уверен, что осмысление жизненного пути генералгубернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова) будет способствовать более глубокому пониманию истории освоения российского Дальнего Востока, роли Православия в становлении на этой земле российской государственности, в формировании единого этнокультурного пространства.

Конференция, несомненно, внесет вклад в активизацию духовно-просветительской и воспитательной деятельности на территории Хабаровского края и в Дальневосточном регионе.

12 13 Желаю участникам конференции плодотворной работы.

ПРИВЕТСТВИЕ

ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ

ДУМЫ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ Ю. И. ОНОПРИЕНКО

Ваши Высокопреосвященства, уважаемые участники конференции!

От имени депутатов Законодательной Думы Хабаровского края разрешите приветствовать участников научно-практической конференции. Тема ее актуальна не только с точки зрения научно-теоретического осмысления вклада двух выдающихся россиян в окончательное присоединение Приамурья и всего Дальнего Востока к России, но и имеет практическую значимость. Наша современность сегодня такова, что суждения геополитиков о территориальной целостности России не всегда носят положительную окраску. Появились даже отдельные территориальные притязания, в том числе и к Дальнему Востоку нашей страны, поэтому проведение конференции в год 150-летия подписания международного Айгунского договора, в год 70-летия Хабаровского края, в период, когда возрастает роль нашего региона, для дальнейшего развития России имеет исключительно важное значение. Бурная российская история всегда выдвигала на поле общественно-политических событий значительное количество ярких и неординарных личностей. Золотыми буквами в историю освоения и исследования Дальнего Востока России вписаны имена графа Муравьева и митрополита Иннокентия (Вениаминова).

С самого начала освоения российских дальневосточных земель Русская Православная Церковь шла рука об руку с государством. Одновременно с экономическим становлением этого региона происходило и духовное просвещение его жителей. Будучи для России культурообразующей религией, Святое Православие помогло формированию духовного облика дальневосточного края.

Святитель Иннокентий (Вениаминов), первый Приамурский архиерей, впоследствии митрополит Московский, был настоящим другом и сподвижником генерал-губернатора Приамурья Н. Н. Муравьева. Почти полвека святитель Иннокентий отдал делу просвещения народов Камчатки, Алеутских островов и Аляски. Он крестил десятки тысяч человек, строил храмы, создавал школы и сам обучал детей и взрослых основам христианской жизни. Результатом подвижнической деятельности святителя Иннокентия стало мирное социокультурное и духовное присоединение коренных народов Севера и Дальнего Востока, находившихся на первобытной стадии развития, к великому российскому народу. Святой Иннокентий активно поддерживал деятельность Н. Н. Муравьева в решении проблемы Амура и принимал непосредственное участие в исторических сплавах Николая Николаевича по Амуру и в подписании Айгунского трактата 1858 года. Государственный муж и православный архиерей прекрасно понимали, что Дальний Восток без судоходного Амура, без выхода к берегам Тихого океана не сможет экономически развиваться и приносить пользу Российской державе.

14 15 Договор, ставший по существу союзническим актом, закрепил совпадение стратегических интересов России и Китая в середине XIX века и законное возвращение России на Амур.

Многолетняя деятельность Н. Н. Муравьева по освоению и закреплению за Россией исторических земель была высоко оценена. Генерал-губернатор Восточной Сибири стал графом Муравьевым-Амурским. Труды его на благо России продолжались. По инициативе и при активном участии губернатора проведены административно-территориальные преобразования Восточной Сибири, учреждены Забайкальское и Амурское казачьи войска, а также Амурская флотилия; основаны многие посты и административные центры Дальнего Востока - Хабаровск, Николаевск-на-Амуре и Императорская (впоследствии Советская) Гавань. При участии святителя Иннокентия заложен храм Благовещения, а станица Усть-Зейская переименована в Благовещенскую. Так родился город Благовещенск, куда святой Иннокентий перенес свою резиденцию, сделав ее православным центром, и где продолжал нести просвещение в нехристианский мир. Апостольский подвиг святителя Иннокентия принадлежит не только церковной истории. Его труды по изучению быта и нравов коренных жителей Дальнего Востока, приобщение их к Православию, просветительская деятельность внесли неоценимый вклад в дальнейшее экономическое и духовно-нравственное развитие малых народов. Тесное сотрудничество святителя Иннокентия и Н. Н. Муравьева-Амурского способствовало всестороннему освоению территорий и стало залогом успешного социально-экономического развития Дальневосточного региона. Через освоение мощного ресурсного потенциала Дальнего Востока, исследование и эффективное использование природных богатств происходит интеграция России в мировую экономику на современном этапе.

Уровень внешнеполитических отношений на современном этапе между Россией и Китайской Народной Республикой создает хорошие условия для развития экономических контактов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И мы, благодарные потомки, бережно храним память о выдающемся государственном деятеле России, генерал-губернаторе Восточной Сибири графе Н. Н. Муравьеве-Амурском и о святителе Иннокентии (Вениаминове), учитываем их историческую значимость для Хабаровского края и Дальнего Востока.

Желаю всем участникам конференции плодотворной работы, успехов в научно-исследовательской деятельности и новых творческих свершений во благо жителей родного края.

16 17

ПРИВЕТСТВИЕ

МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ

ХАБАРОВСКОГО КРАЯ

А. В. ФЕДОСОВА

Ваши Высокопреосвященства, уважаемые участники конференции!

Разрешите поздравить вас с началом работы научно-практической конференции, проводимой в рамках мероприятий, посвященных 70-летию со дня образования Хабаровского края, а также одной из важных дат российской истории - 150-летию подписания Айгунского договора, определившего границы России с Китаем.

Благодаря этому событию, произошедшему в 1858 г., мы имеем возможность жить и трудиться на дальневосточной земле. Это наши российские земли, ставшие таковыми благодаря совместным трудам графа Н. Н. Муравьева-Амурского и выдающегося деятеля Православной Церкви святителя Иннокентия (Вениаминова), в котором генерал-губернатор нашел единомышленника и помощника во всех своих начинаниях. Их имена и деяния навечно останутся в памяти потомков.

Проведение настоящей конференции будет иметь большое значение для ученых, работников культуры, патриотов родного края и для дальнейшего развития совместной деятельности всех ее участников. Только совместными усилиями мы сможем эффективно сотрудничать в деле дальнейшего духовного и нравственного возрождения нашей великой Родины - России, дальнейшему процветанию родного Хабаровского края. Хотелось бы пожелать всем участникам конференции счастья, благополучия, новых свершений во всех делах и начинаниях. 18 19 СТАНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В ПРИАМУРЬЕ:

СОРАБОТНИЧЕСТВО

ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКВИ

АЙГУНСКИЙ ДОГОВОР - ВЕНЕЦ СОРАБОТНИЧЕСТВА

ГРАФА Н. Н. МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО

И СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ

(ВЕНИАМИНОВА)

Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк, ректор Хабаровской духовной семинарии,

г. Хабаровск

В 2008 году исполнилось 150 лет со дня подписания исторического Айгунского договора, утвердившего россий ский статус Приамурья. Вспоминая события, связанные с его заключением, почитая память графа Николая Николаев ича Муравьева-Амурского, мы не можем обойти стороной ту роль, которую сыграл в "амурском деле" его сподвиж ник - святитель Иннокентий (Вениаминов), ставший близ ким другом, мудрым советником и духовным наставником генерал-губернатора Восточной Сибири.

Единомышленники

После хиротонии во епископа Камчатского и Алеут ского в 1840 году, святитель Иннокентий (Вениаминов) рас пространил свою апостольскую деятельность с Северной Америки и на Дальний Восток России. В 1842 году владыка предпринял первое миссионерское путешествие по Кам чатке. А через год он совершил вторую

23 подобную поездку, во время которой посетил Аянский порт и открыл там приход. Путешествуя по Дальнему Востоку, святитель наглядно убе дился в необыкновенной важности для России этого обшир ного края. В связи с этим у него родилась мысль о полезно сти перенесения архиерейской кафедры с Алеутских остро вов на российские дальневосточные земли. Одним из первых кандидатов в кафедральные города был Аянский порт.

В 1850 году за свои апостольские труды святитель Ин нокентий был возведен в сан архиепископа. К этому моменту практически все свое время он уже проводил на Дальнем Востоке. Основным местом своего пребывания владыка изб рал Якутск, куда были переведены епархиальное управле ние и духовная семинария.

Будучи крепким государственником, архиепископ Ин нокентий оказал серьезное влияние на многих деятелей ад министрации Восточной Сибири. Так, его связывали взаимн ая поддержка и сотрудничество с начальником Аянского порта, а затем камчатским губернатором В. С. Завойко, с Якутским губернатором Ю. И. Штубендорфом и другими. Тех, кого владыка одобрял, он хвалил за строгость к чиновникам, за щиту простых людей и интересов государства, за энергичную деятельность и справедливость.

Но наиболее близкие отношения связывали святителя Иннокентия с генерал-губернатором Восточной Сибири графом Николаем Николаевичем МуравьевымАмурским. Это был выдающийся политик, государственный деятель, патриот. Муравьев был назначен на генерал-губерна торскую должность в 1847 году. Его знакомство с архиепископом Ин нокентием состоялось в 1849 году в Петропавловске-Камчат ском. Николай Николаевич нашел в лице святителя Инно кентия единомышленника, помощника во многих своих на чинаниях, советчика и молитвенника.

Сам владыка писал о Муравьеве так:

"Благодарение Богу, что, наконец, Он послал нам та кого человека".

Все на чинания Н. Н. Муравьева, направленные на борьбу с корруп цией, защиту простого народа, неизменно встречали благо словение, одобрение и помощь со стороны святителя Инно кентия. Но самым важным совместным де лом владыки ар хиепископа и генералгубернатора стало присоединение к России Амура и его дальнейшее освоение.

В 1849 году сподвижник Муравьева капитанлейтенант Геннадий Иванович Невельской на транспорте "Байкал" достиг устья Амура и доказал, что оно судоходно. Устье Амура в то время не принадлежало никакой державе, и су ществовала реальная опасность захвата этих земель Англией или Францией. Так, в 1854 и 1855 годах англо-французский военный флот пытался уничтожить Петропавловскую эс кадру и занять наши восточные берега и Камчатку, но безус пешно.

Воочию оценив положение наших восточных окраин, наблюдая, как американские, английские и французские суда промыш ляют в Охотском море, Муравьев настойчиво стал доби ваться укрепления артиллерией наших портов, организации мощной флотилии, формирования Забайкальского казачь его войска, срочного занятия устья Амура. С этого и начались его труды по возвращению Приамурья в законную собствен ность Российской Империи.

24 25 Ясно понимая огромную важность присутствия Право славной Церкви на землях в устье Амура, архиепископ Ин нокентий направляет в 1853 году в амурскую экспедицию первого русского священника в Приамурье, отца Гавриила Вениаминова - своего родного сына. Посылая его на крайне трудное и важное служение, святитель тем самым на первое место ставил не семейные узы, а служение Церкви и Отече ству. Именно отец Гавриил, исполняя свой миссионерский труд, привел первых аборигенов нижнего Амура в лоно Пра вославия.

Святитель Иннокентий впервые побывал на Амуре в 1856 году. Этой миссионерской поездкой он внес большой вклад в дело русского освоения Приамурья. В своей записке "Нечто об Амуре" владыка на основании личных наблюден ий и опросов обосновал возможность навигации по Амуру и заселения его берегов. Святитель писал:

"Главная и важ нейшая из отдаленных целей занятия левого берега Амура, по мнению моему, есть та, чтобы благовременно и без столкновений с другими держав ами приготовить несколько мест для заселения рус ских, когда для них тесно будет в России, а это может быть очень в непродолжительном времени... За двести лет и даже менее кто бы мог думать, что из Германии и Ирландии должны будут переселяться люди в Аме рику? Следовательно, заблаговременно приготовить место для бу дущих поселений отнюдь нелишне и не безрассудно, напро тив того, надобно это сделать как можно скорее, дабы кто-нибудь из европейцев не пре дупредил нас".

Как человек, преданный своей Родине, близко прини мавший к сердцу ее интересы и радеющий о ее величии, свя титель проявлял большую заботу о благоприятном для Рос сии разрешении амурского вопроса. Вместе с генерал-губер натором он участвовал в знаменитых муравьевских сплавах по Амуру, положивших начало возвращению русских в При амурье.

Об этих сплавах следует сказать отдельно. В маеиюне 1854 года впервые по Амуру прошла целая флотилия из семидесяти семи лодок и плотов, загруженных продовольствием, оружием, солдатами и казаками. Флотилию сопровождала чудотвор ная икона Божией Матери "Албазинская". Протоиерей Нер чинского Богоявленского храма Симеон Боголюбский пере дал святыню генерал-губернатору Муравьеву, а тот принял ее с чувством глубокого христианского благоговения как Бо жие благословление его делу.

В 1855 и 1856 годах прошли по Амуру еще более масштабные сплавы. Размах передислокаций наших войск и переселенцев из Сибири на восточные рубежи был так велик, что не мог не запугать, но также и не вызвать уважение маньчжуров. Они во очию видели проплывавшую флотилию, которая включала 104 больших судна, 4 парохода, 50 малых судов. К устью реки переправлялось 8 000 человек, сотни лошадей, рогатый скот, мощные орудия и снаряды. И в 1856 году левый берег Амура фактически уже стал российским.

26 27 В это время маньчжурское правительство Китая было занято подавлением мятежей в своей стране и больше боя лось агрессии со стороны Англии, которая уже в 1840 году развязала войну с Китаем. Поэтому, хотя маньчжурские вла сти и настороженно наблюдали за действиями генерал-гу бернатора Муравьева, вступать в конфликт боялись. С нашей стороны были также оправдательные для маньчжуров до воды - желание защитить устье Амура и свои приморские земли от иностранных посягательств.

Айгунский договор

Князь П. А. Кропоткин, служивший в Иркутске в 1862 году, писал о Муравьеве:

"Он был очень умен, очень деятел ен, обаятелен как личность. Все необъятное левое побере жье Амура и бе рег Тихого океана, вплоть до залива Петра Великого, были присоединены графом Муравьевым почти против воли петербургских властей и уже, во всяком слу чае, без какой-либо значительной помощи с их сто роны".

И действительно, убеждать петербургских чиновников в нужности и полезности амурских дел было не так-то легко. И не раз Муравьев оказывался едва не на грани отчаяния. И в эти моменты очень важную поддержку оказывали ему два его близких друга и соратника: капитан Невельской и святи тель Иннокентий (Вениаминов). Они всегда находили нуж ные слова, для того, чтобы укрепить и вдохновить Николая Николаевича на дальнейшие труды, независимо ни от чего.

И во многом именно благодаря поддержке владыки Иннокентия и Невельского Муравьев довел амурское дело до победного конца.

5 мая 1858 года святитель Иннокентий вместе с

Н. Н. Муравьевым прибывает в Усть-Зейскую станицу. Уже 10 мая 1858 года генерал-губернатор на своем катере отпра вился в Айгун для переговоров с китайцами о подписании нового трактата о границах.

В трудах российских ученых - историка Ивана Платоновича Барсукова и географа Михаила Ивановича Венюкова, совре менников Муравьева, были названы имена главных участ ников этой дипломатической акции.

От Российской Империи - Николай Николаевич Му равьев, генерал-губернатор Восточной Сибири; архиепископ Иннокентий (Вениаминов), будущий митрополит Москов ский и Коломенский; Е. Г. Бютцев, управляющий диплома тической канцелярией, титулярный советник; П. Н. Перов ский, статский советник Министерства иностранных дел; В. Д. Карпов, управляющий путевой канцелярией губернии; К. Ф. Будагосский, подполковник генерального штаба; В. Е. Языков, подполковник; Я. П. Шишмарев, губернский секре тарь дипломатической канцелярии, переводчик; священник Алек сандр Сизой и другие.

От Дайцинского государства - князь И Шань, амурский главнокомандующий; полковник Джирмайнга, дивизион ный начальник; айгунский амбань (губернатор) Дзираминга и другие.

На основании этих свидетельств в 1947 году известным художником Василием Романовым было создано монумент альное полотно "Айгунский договор", на котором запечат лен исторический момент подписания этого документа. На картине по правую руку от Николая Муравьева мы видим фигуру его друга, сподвижника и духовного наставника - святителя Иннокентия. Оригинал полотна хранится в Хабар овском краевом краеведческом музее имени Н. И. Гроде кова.

28 29 Сложнейшие переговоры длились шесть дней. 16 мая (28 мая по новому стилю) 1858 года между Российской Им перией и Дайцинской Империей был подписан историче ский Айгунский договор, возвращавший Приамурье в за конное владение нашего государства. С российской стороны документ был подписан Н. Н. Муравьевым. Активное участие и в подготовке этого договора, и в его подписании прини мали святитель Иннокентий и благове щенский священник Александр Сизой.

Китайская сторона не раз потом пыталась оспорить Ай гунский договор. Тем не менее, он задал вектор развития отношений между двумя странами, и в 1860 году он был ратифицирован и подтверж ден Пекинским договором. В результате этой серии ди пломатических ходов Россия добилась неизмеримо лучших результатов, чем Англия, приобрела значительные террито рии и получила право торговать в Китае наравне с Англией и Францией. При этом России не потребовалось тратить ог ромные деньги и вести многолетнюю войну. Это был потряс ающий успех российской дипломатии, прошедший для многих незамеченным.

Сразу после подписания Айгунского договора и воз вращения Н. Н. Муравьева и святителя Иннокентия в ста ницу Усть-Зейскую, 21 мая 1858 года они закладывают храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. При этом происходит переименование станицы в город Благовещенск. Здесь Н. Н. Муравьев и святитель Иннокентий решили осно вать главный город Приамурья. Благовещенском его на звали по предложению генералгубернатора - в честь преос вященного Иннокентия, в память о Благовещенской церкви в Иркутске, где он начинал свое служение.

Преосвященный Иннокентий открыл крестный ход к походной Николаевской церкви города Благовещенска при участии всего тогдашнего населения, и здесь генерал Му равьев и святитель Иннокентий, преклонив колена, воздали Господу Богу благодарение за возвращение в достояние Росс ийской державы Приамурского края. После благодарствен ного молебна в честь радостного события владыка Иннокен тий сказал следующую речь:

30 31 "Наконец Господь помог вам совершить одно из веко вых дел. Благословен Господь Бог наш, вложивый в сердце монарха нашего такую мысль и избравший тебя, богоизбранный муж, в орудие такого великого дела, и укрепляв ший, и укрепляющий тебя Своею си лою! Благословен Гос подь Бог твой, и благословен ты Богом Вышним, устроив шим это дело так вожделенно, мирно, дружелюбно и без средства оружия! Нет над обности говорить здесь о том, какие выгоды, какие блага могут произойти от этого края для России. Это очевидно при самом простом взгляде. Скажем только, что это есть вместе благо и счастье для самих соседей наших, ибо рано или поздно они через нас просветятся светом Христо вым. А этого какое благо может быть выше и прочнее? Не время также и не место, да и не по нашим силам исчислять или оценять все твои заботы, усилия, труды, борения, твои подвиги, понесенные то бою к достижению этой одной из главнейших твоих целей. Их вполне может оценить только будущее насе ление сего края и история. Но если бы, паче чаяния, когда-нибудь и забыло тебя потомство, и даже те са мые, которые будут наслаждаться плодами твоих подв и гов, то никогда, никогда не забудет тебя наша Православная Церковь, всегда вспоминающая даже создат елей храмов. А ты, богоизбранный муж, открыл воз можность, надежды и виды к устроению тысячи храм ов в сем неизмеримом бас сейне Амура. Но нет со мнения, что и в настоящее время если и не вся Россия, то вся Сибирь, и все благомыслящие россияне, и все твои сподвижники с радостью, с благодарностью и с восторгом примут известие о совершенном тобою ныне деле".

Труды и подвиги генерал-губернатора Н. Н. Муравьева были высоко оценены Императором Александром II. За подп иса ние Айгунского договора ему был пожалован графский ти тул. Высочайший рескрипт, данный в Москве 26 августа 1858 года, гласил:

"Граф Николай Николаевич! ... В воздаяние за тако вые услуги ваши я возвел вас указом сего числа, Прави тельствующему Сенату данным, в графское Рос сийской Им перии достоинство, с присоединением к имени вашему на звания Амурского...".

С этого времени генерал-губернатор Восточной Сибири и начинает именоваться Муравьевым-Амурским.

Для того чтобы вполне воспользоваться выгодами Ай гунского договора, надо было заселить Приамурский край, развить пароходство по Амуру, т. е. сделать из этой реки то, к чему она была предназначена самой природою - быть великим торговым путем для Восточной Сибири. Но это все было делом будущего. А пока Н. Н. Муравьев-Амурский вме сте со своим соратником, преосвященным Иннокентием, от плыли к устью Амура, выбирая удобные места для поселе ний, за кладывая храмы, окрыленные надеждой на процвета ние этого края. Вскоре, на берега великой реки, в Благове щенск, святитель перенес и свою кафедру.

После Айгуна

Тесное соработничество святителя Иннокентия и графа Муравьева-Амурского продолжалось все четырнадцать лет генерал-губернаторства последнего. В 1861 году Николай Николаевич оставил эту должность и был назнач ен членом Государственного Совета. Он мог бы вполне поработать в Приамурье еще, но считал:

"Никто не дол жен быть на одном месте более десяти лет, иначе он обрастает жиром, и толку от него нет".

Его уговаривали, но он отве чал: "Переслуживать - преступ ление".

А служение святителя Иннокентия на Дальнем Вос токе продолжалось еще семь лет и завершилось в 1868 году с наз начением его митрополитом Московским и Ко ломенским. Все эти годы владыка провел в постоянных миссионерских путешествиях по епархии. Подписание Айгунского и Пекин ского договоров открыло возмож ность проповеди многочис ленным народам, населявшим Приамурье и Приморье: ги лякам, орочонам, гольдам, маньчжурам и др. К ним присое динялись и корейцы, на чавшие в те годы переселяться в рос сийские пределы.

Благодаря трудам святителя Иннокентия и его уче ни ков, Православие было утверждено на Дальнем Востоке Росс ии. Этим были окончательно закреплены результаты подп исанного графом Н. Н. МуравьевымАмурским Айгунского дого вора, поскольку именно Православная вера является фундам ентом российской культуры и государственности.

32 33

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА

СИМФОНИИ ДУХОВНОЙ И СВЕТСКОЙ

ВЛАСТИ КАК ФАКТОР УКРЕПЛЕНИЯ

ГОСУДАРСТВЕННОСТИ НА ДАЛЬНЕМ

ВОСТОКЕ РОССИИ В XIX ВЕКЕ

В. В. Кулыгин, доктор юридических наук,

профессор Хабаровской государственной академии экономики и права,

г. Хабаровск

Россия, как евразийская держава и наследница византийской цивилизации, в течение нескольких столетий, несмотря на гражданские войны, крестьянские бунты и нашествия иноземцев, упорно выполняла свою историческую миссию продвижения на Восток. Наконец, русские создали огромную мощную империю, которая до самых последних десятилетий XIX века продолжала расширять свои азиатские пределы. На протяжении веков русский народ выдерживал громадное напряжение, которого требует поддержание такого массивного государственного здания. Фактически вся жизнь российских подданных была устроена так, что каждый без исключения на своем месте служил интересам государственного целого: по своей ли воле, помимо ли нее. По мнению С. В. Лурье,

"сферы жизни, непосредственно связанные с государственными или военными функциями, всегда были сильно развиты, порой даже

1 гипертрофированы, а прочие запущены" .

Феномен русского этатизма и русского государственного сознания есть тема самостоятельного чрезвычайно интересного исследования. Здесь же хотелось бы отметить, что в триаде "власть, православная вера и народ", именно последнему были присущи мессианские стремления. Ставшая модной в определенных кругах прозападной интеллигенции, начитавшейся сочинений различных авторов, от маркиза де Кюстина до видного американского "славяноведа" Р. Пайпса, якобы критика примитивного и безнравственного быта русского крестьянства, не соответствует элементарной исторической правде. Лучший ответ этим "горе-историкам" дал в свое время митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн:

"Как же русский народ, столь склонный к анархии и произволу, столь ленивый, косный и непредприимчивый, столь равнодушный к личной свободе и правовым нормам общежития, сумел построить величайшую в мире Державу, не только первую по величине занимаемой территории и составу вошедших в нее племен, но и самую устойчивую исторически, вот уже пять столетий подряд являющуюся "гармонизатором" огромного евразийского геополитического региона? Как этот невежественный народ сумел создать богатейшую культуру, плодами которой в области литературы и философии, живописи, поэзии и ар-

34 35 1 Лурье С. В. Историческая этнология. М., 1998. С. 261.

хитектуры до сих пор питается одряхлевшей

2 и изверившийся Запад?"

В контексте исследуемой темы слова митрополита Иоанна как нельзя лучше характеризуют процесс освоения, колонизации русским народом огромных просторов Сибири и Дальнего Востока. Еще в самом начале тяжелейшего для русского государства XVII века началось активное продвижение в Сибирь, строительство городов и крепостей (острогов). Причем освоение Сибири происходило централизованно, под контролем правительства. Уже в самых ранних наказах землепроходцам Москва требовала собирать сведения о месторождениях руды, других полезных ископаемых, о флоре и фауне. Приказ Рудного сыска рассылал сибирским воеводам запросы о геологических богатствах края, а Аптекарский приказ требовал "по государеву указу" сведений о местных лекарственных растениях с отправкой в столицу и самих этих растений.

Вместе со всем "служилым людом", казаками и простыми переселенцами все трудности дальних походов переносили и православные священники. Известен, например, такой факт, что после учреждения Якутского уезда назначенные туда воеводами стольники Петр Головин и Богдан Глебов добирались до места целых два года. И не в последнюю очередь длительность их пути объяснялась тем фактом, что везли они с собой святы-

3 ню - колокола .

Эпоху освоения собственно Приамурья принято отсчитывать с 1644 года, когда отряд Василия Пояркова, преодолев Становой хребет, достиг реки Зеи, где, построив новые суда, вышел на Амур и двинулся дальше к его низовьям. И в эти же годы на Верхней Лене, в устье

2 Иоанн (Снычев), митр. Русь Соборная. Очерки христианской государственности. СПб., 1995. С. 62-63.

3 Шамбаров В. Е. Тайна воцарения Романовых. М., 2007. С. 558.

Киренги, "угнездился" бывший крестьянин Ерофей Хабаров, владелец двадцати шести десятин распаханной земли, кузниц и солеварен, где трудились десятки на-

4 емных рабочих . Пройдет еще несколько лет, и уже сам Ерофей Павлович Хабаров в 1649-1659 гг. совершит ряд походов в Приамурье, составит чертеж и описание реки Амур и фактически присоединит этот богатый край к территории Российского государства.

Однако, уже четыре десятилетия спустя, в 1689 году, по Нерчинскому договору русские поселенцы вынуждены были уступить уже освоенные земли Приамурья Маньчжурской империи. Потребовалось почти полтора века, незаурядный государственный и дипломатический талант генерал-губернатора Н. Н. Муравьева, подвижническая деятельность святителя Иннокентия (Вениаминова), ратные подвиги и каждодневный труд тысяч и тысяч простых русских людей, чтобы земли Приамурья снова и уже навсегда стали русскими.

К сожалению, объем статьи не позволяет даже частично осветить все аспекты военно-политической деятельности графа Н. Н. Муравьева-Амурского и апостольского служения святителя Иннокентия на огромных просторах Дальнего Востока и Русской Америки. Известно, что граф Н. Н. Муравьев прибыл в Иркутск в качестве генерал-губернатора Восточной Сибири в 1848 году, т. е. семь лет спустя прибытия святителя Иннокентия в Ново-Архангельск уже в сане епископа. Однако, несмотря на удаленность от центра, владыка был хорошо осведомлен о характере, энергии и, возможно, планах деятельности нового генерал-губернатора:

36 37 4 Шамбаров В. Е. Тайна воцарения Романовых. М., 2007. С. 563.

"Благодарение Господу, - писал он Н. Н. Муравьеву, - что, наконец, Он послал нам тако-

5 го человека" .

Действительно, одним из первых начинаний молодого генерал-губернатора было наведение порядка во вверенных ему огромных владениях. С самого начала своего пребывания на вверенной должности ему пришлось разбирать огромное число жалоб от частных лиц и целых общин на притеснения чиновников. В особенности поражали Николая Николаевича жалобы инородцев - бурят Иркутского округа, которые толпами при-

6 ходили в губернский город .

О характере Муравьева-Амурского как государственного деятеля лучше всего свидетельствует его письмо императору по поводу состояния золотопромышленности Восточной Сибири, клонившейся к упадку в результате беззакония и произвола:

"Соображая различные законоположения, по этому предмету существующие, местное по ним исполнение, порядок судопроизводства, я осмеливаюсь сказать, что в настоящем виде при всех благих намерениях Вашего Величества, предмет этот, возбуждающий до высшей степени наиболее свойственную человеку слабость - корысть и любостяжание, будет источником несправедливостей, не-

5 Матханова Н. П. Свт. Иннокентий и деятели администрации Восточной Сибири // Тальцы. 1999. №1 (5). С 56.

6 Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич МуравьевАмурский. Биографические материалы. Репринтное издание.

Хабаровск, 1999. С. 182.

правосудия и общего развращения нравов во

7 всех состояниях, до него касающихся" .

В эти же годы епископ Камчатский, Курильский и Алеутский Иннокентий, проезжая тысячи верст по вверенной ему епархии, совершает богослужения, разбирает жалобы и неустанно проповедует слово Божие не только немногочисленным русским поселенцам, но и кочующим камчадалам, корякам и тунгусам. Именно его перу принадлежат знаменитые "Особые наставления относительно учения, богослужения и обхождения с инородцами", в которых, в частности, есть слова, ставшие, по выражению иеромонаха Никанора (Лепешева), подобно пастырским посланиям апостола Павла, на все времена руководством для православных священнослужителей и миссионеров:

"Чтобы вернее и более быть полезным своим прихожанам, ты должен в непродолжительном времени узнать язык их, на первый раз, по крайней мере, до того, чтобы понимать... Старайся узнать обстоятельно их веру, обряды, обычаи, наклонности, характер и весь быт твоих прихожан, особенно для того, что-

8 бы вернее и удобнее действовать на них" .

Тем временем вокруг Приамурья завязывался узел сложной политической интриги, не последнюю роль в которой играли агенты Британской империи, посещавшие Иркутск под видом туристов. Обеспокоенный их интересом к Амуру Муравьев пишет записку

7 Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич Муравьев-

Амурский.. С 183.

8 Путь апостольского служения святителя Иннокентия (Вениаминова). Материалы научно-практической конференции. Хабаровск, 2007. С. 34-35.

38 39

Николаю I, и уже 29 января 1849 года в Петербурге формируется комитет, целью деятельности которого было решение проблемы Амура. В 1850 году во время экспедиции Г. И. Невельского было заложено первое русское поселение в устье Амура - военный пост Николаевский, причем активную помощь в этом первопоселенцам оказали местные жители - гиляки, страдавшие от набегов маньчжуров.

В этом же 1850 году святитель Иннокентий был возведен в сан архиепископа, а с 1852 года, когда к Камчатской епархии была присоединена Якутская область, святитель избирает основным местом своего пребывания Якутск, откуда не только пристально наблюдает, но и всячески поддерживает начинание светских властей по возвращению России Приамурья.

Весь дальнейший ход исторических событий с неизбежностью готовил встречу двух выдающихся людей своего времени. Еще весной 1852 года капитан Невельской вопреки инструкциям из Петербурга и во исполнение замыслов Муравьева, основал русские поселения в Де-Кастри и Кизи, а год спустя усилиями Российско-Американской компании были основаны и первые русские поселения на Сахалине. В 1854 году генерал-губернатор Н. Н. Муравьев, преодолев интриги и опасения столичных недоброжелателей, организовал большую экспедицию на Амур, в которой собирался принять участие самолично. И в это же время, после продолжительного путешествия по Якутской области в Иркутск для совещания с Муравьевым о присоединении

9 к России Приамурья прибыл архиепископ Иннокентий . Эта встреча положила начало их долгой и плодотворной совместной деятельности на благо Отечества.

9 Барсуков И. П.

Амурский. С. 358.

"Для отношений этих двух выдающихся исторических деятелей были характерны взаимная поддержка и сотрудничество, основанное не только на личной симпатии, но и на близости взглядов по многим важным вопросам. Как и Муравьев, Иннокентий в высшей степени недоброжелательно относился к деятельности откупа. Оба они считали необходимым учитывать региональные особенности и критиковали центральные власти за недооценку этого фактора, оба были склонны не доверять традиционному чиновничеству, предпочитая коллегиям и подьячим личное управление и личную ответственность. Наконец, многие мысли святителя Иннокентия о необходимости изменений в положении духовенства и его роли в обществе вошли в официальные документы генерал-губернатора Восточной

10 Сибири" .

Экспедиция 1854 года фактически была первой военной экспедицией русских на Амуре. Со свойственной ему решимостью Муравьев предпринимал ее, не дожидаясь разрешения пекинских чиновников. Не стоит забывать, что для России это было тяжелое время Крымской войны, героической обороны Петропавловска от англо-французского вторжения.

В следующем 1855 году началось организованное переселение крестьянских семей на берега Амура. И в этом же году святитель Иннокентий предпринял туда миссионерское путешествие через Аян и положил основание Амурской миссии. Оставленный на зимовку в Кизи на случай военного вторжения англо-французской эскадры гарнизон терпел лишения из-за цинги и холо-

40 41 10 Матханова Н. П. Свт. Иннокентий и деятели администрации Восточной Сибири. С. 56.

дов, что привело к упадку духа и высокой смертности. В это время зимующих посетил архиепископ Иннокентий.

По словам И. П. Барсукова,

"...его простое, христианское, ко всем одинаковое отношение, высокая любовь к ближнему и гуманная снисходительность к людям при строгости только к себе лично внушали всем, без всякого различия вероисповеданий, какое-то особое теплое чувство; все шли к нему одинаково и за помощью и за советом... всех принимал он одинаково, со всеми вел длинные разговоры, и всякий уходил от

11 него, укрепившись духом" .

Еще до окончания Крымской войны генералгубернатор Н. Н. Муравьев, добившись права действовать напрямую от имени российского самодержца, начал переговоры с китайскими властями об определении границы и режиме судоходства по Амуру. Говоря языком современной дипломатии, он мог позволить себе действовать с позиции силы, учитывая слабость центральной власти в Пекине и ссылаясь на общую угрозу, которую представляли для России и Китая англичане. Состоялась третья военная экспедиция по Амуру, и практически явочным порядком продолжалось заселение левобережья Амура русскими крестьянскими семьями. Понимая важность этих событий, святитель Иннокентий в 1856 году предпринимает новую поездку по Амуру, уже по всему его течению, и основывает церкви в ряде населенных пунктов, включая Николаевск и Мариинск. Целиком одобряя замысел генерал-губернатора в отношении Приамурья, архиепископ Иннокентий решает перенести кафедру поближе к берегам Амура и фактически убеждает в этом Святейший Синод.

11 Барсуков И. П.

Амурский. С 437.

Из переписки архиепископа и генерал-губернатора известно, что святитель Иннокентий полностью поддер-

12 живал все начинания Муравьева в Амурских делах и, как только позволили обстоятельства, святитель вновь прибыл на Амур, в Николаевск, а затем поднялся вверх по реке, где встретился с генерал-губернатором Н. Н. Муравьевым. 26 апреля началась их совместная поездка по Амуру, в ходе которой архиепископ Иннокентий принимал личное участие в переговорах с китайскими властями. Практически во всех источниках отмечается, что

"не без помощи святителя решался вопрос о возвращении исконно русских земель на

13 Востоке" .

16 мая 1858 года состоялось подписание знаменитого Айгунского трактата, возвратившего Амур с миллионами квадратных верст и приморским берегом в законную собственность России, а уже 21 мая в Усть-Зейском посту архиепископом Иннокентием был заложен храм во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, и одновременно с этим Усть-Зейский пост был переименован генерал-губернатором в город Благовещенск. После благодарственного молебствования архиепископ Иннокентий обратился к Н. Н. Муравьеву с речью, в которой высоко оценил его личные заслуги в одном из важнейших для Отечества дел, и высказал мысль, свидетельствующую и о гениальной прозорливости святителя, и о его государственном мышлении:

"Нет надобности говорить здесь о том, какие выгоды, какие блага могут произойти

12 Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич МуравьевАмурский. С. 493.

42 43 13 Камедина Л. В. Святитель Иннокентий Вениаминов - Апостол Сибири и Америки // Иннокентьевские чтения. Избранное. Чита, 2006. С. 21.

от этого края для России. Это очевидно при самом простом взгляде... Не время также и не место, да и не по нашим силам исчислять или оценять все твои заботы, усилия, труды, борения, твои подвиги, понесенные тобой к достижению тобой этой одной из главнейших твоих целей. Их полнее может оценить

14 только будущее сего края и история" .

Продолжая совместный сплав по Амуру, генералгубернатор и архиепископ Иннокентий у места слияния Уссури с Амуром основали поселение 13-го линейного батальона, названное Хабаровским постом. По прибытии в Николаевск, разросшийся уже до размеров небольшого города, в котором стоял военный гарнизон с артиллерией, святитель вновь совершил благодарственное молебствие о заключенном договоре, отметив, что он радуется, видя себя среди деятелей этого края в такую минуту, когда труды их вознаграждены возвращением Амура к России.

На обратном пути вверх по Амуру, во время остановки в Мариинском посту, владыка освятил первый на берегах Амура православный храм, постройка которого была завершена полностью. Вообще же известно, что во время совместного плавания по Амуру святитель Иннокентий обсуждал с генерал-губернатором Н. Н. Муравьевым планы строительства двенадцати храмов, четыре из которых он успел освятить к концу 1858 года.

Присоединение Амурского края к России имело величайшее значение для будущего всего Дальневосточного региона. Биограф Н. Н. Муравьева и святителя Иннокентия И. П. Барсуков дал очень емкую характеристику трем путешествиям генерал-губернатора на Амур:

14 Барсуков И. П.

Амурский. С. 514.

"В первое, в 1854 г., Н. Н. Муравьев открыл Амур; во второе, в 1855 г., защитил его от врагов; и в третье, в 1858 г., возвратил Амур

15 России" .

Известно, что вопросы заселения Приамурья и его обороны всегда оставались главной заботой генералгубернатора, получившего за свои заслуги графский титул и почетную приставку "Амурский" к фамилии Муравьев. Уже в следующем 1859 году ему пришлось совершить новую длительную поездку на Амур. После присоединения к России Уссурийского края по Пекинскому договору 1860 года, Н. Н. Муравьев-Амурский предложил проект реорганизации Восточно-Сибирского генерал-губернаторства, которое фактически было осу-

16 ществлено уже при Александре III в 1884 году .

В 1861 году граф Н. Н. Муравьев-Амурский навсегда покидает Дальний Восток и Сибирь, измученный происками недругов и завистников и, как он сам говорил, "переслуживший". Однако святитель Иннокентий остался фактически продолжателем их совместных планов и замыслов. Не имея возможности, как лицо духовное, задействовать административный ресурс, он использовал другое оружие - проповедь слова Божия - как среди русских переселенцев, так и среди местных племен, населяющих Приамурье и Уссурийский край. Несколько раз он бывал и в Хабаровске, а свое последнее апостольское путешествие по Амуру, который, в том числе и его трудами, стал русской рекой, святитель Иннокентий совершил в 1867 году, незадолго до его назначения митрополитом Московским и Коломенским.

15 Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич Муравьев-

Амурский.. С. 527.

16 Дубинина Н. И. Генерал-губернаторская власть в Приамурском крае: ее особенности и эволюция // История и культура Приамурья. 2007. № 1.

44 45

Подводя некоторые итоги, следует, в первую очередь, сказать, что в середине XIX века на восточных окраинах России русский народ совершил очередной, не первый и не последний свой подвиг, освоив в течение полутора десятилетий в сложнейших условиях громадные просторы Приамурья, а затем и Приморского края.

И, хотя история не терпит сослагательного наклонения, нельзя с полной уверенностью сказать, что та часть Евразийского континента, который называется сейчас российским Дальним Востоком, была бы действительно российской, если бы некая случайность, неумолимый ход самой истории или же Промысел Божий не пересек в свое время жизненные пути двух выдающихся русских людей, патриотов Отечества - графа Н. Н. Муравьева-Амурского1 и святого равноапостольного Иннокентия - небесного покровителя дальневосточной земли.

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК В ЭПОХУ

ГРАФА Н. Н. МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО

И МИТРОПОЛИТА ИННОКЕНТИЯ

(ВЕНИАМИНОВА) - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ

СОСТАВЛЯЮЩИЕ

А. В. Алепко, доктор исторических наук,

профессор Тихоокеанского государственного университета,

г. Хабаровск

К началу XIX века владения Российской Империи на побережье Тихого океана простирались на Азиатском континенте от устья р. Уды до мыса Дежнева, а на Американском - от Берингова пролива вдоль северо-западного побережья континента до 55° с. ш., объявленного с 1799 года правительственным указом территорией вновь образованной Российско-Американской компании (далее РАК). Русские купцы и зверопромышленники присоединили к России также многочисленные острова, прилегающие к побережью двух континентов, среди которых большое значение принадлежало Курильскому и

46 47 Алеутскому островным архипелагам. Здесь проживали в основном племена аборигенов, находившиеся на стадии родового строя. Оседлое русское население было крайне немногочисленным, и его основные центры - Охотск, Петропавловск-Камчатский, Ново-Архангельск и редкие деревянные крепостцы-остроги располагались вдоль тихоокеанского побережья на огромных расстояниях друг от друга. Такое положение дел позволяло иностранным купцам и зверопромышленникам наряду с законной торговлей и промыслами активно заниматься контрабандным и браконьерским промыслами.

Главным видом деятельности российского населения на тихоокеанском побережье была добыча ценного меха морских животных, обитавших здесь в большом изобилии. Ценный мех с успехом сбывался русскими промышленниками не только в России, но и в странах Западной Европы, Америке и Китае. Поэтому вести о морских богатствах тихоокеанского прибрежья России довольно быстро распространились среди представителей зарубежного делового мира.

Началу успешной экспансии иностранцев в американские и дальневосточные владения России во многом способствовал тот факт, что русские берега практически не охранялись. Закрепление англичан у берегов Русской Америки способствовало более активному проникновению английского капитала в российские владения. В конце 1815 года шкипер У. Пигот, агент лондонского купца Т. Вильсона, хорошо известный администрации Русской Америки своими торговыми операциями, продал шкуры морских котиков, полученные у РАК за

проданный ей товар, камчатскому комиссионеру РАК А. Юдину. При этом необходимо отметить, что меховой товар, купленный У. Пиготом в русских колониях в Америке, был перепродан в Петропавловске в 10 раз дороже! Торговая сделка англичанина грубо нарушила монополию пушной торговли, данную РАК правительством России. В результате мер, принятых российским правительством после разбирательства по этому вопросу, векселя РАК, выданные А. Юдиным У. Пиготу в обмен на шкуры котиков, не были оплачены, а товар воз-

1 вращен У. Пиготу .

Торгово-экономическая экспансия иностранцев наблюдалась не только на Аляске, но и на тихоокеанских берегах Сибири. В 1817 году в Охотский порт из Калькутты прибыло английское торговое судно "Seven brothers". Товар, доставленный его шкипером П. Горденом, состоял из шестисот ведер рома, бенгальского полотна, красных сукон, продовольствия, материалов и инструментов. Однако продажа товара была запрещена командиром Охотского порта. В мае 1818 года российское правительство разрешило англичанам распродать свой товар в Охотске, запретив в то же время им записываться в местное купечество и селиться в Охотске и на

2 Камчатке .

Тем не менее, английские предприниматели не прекращали попыток экономического проникновения в тихоокеанский регион России. В 1818 году на Камчатку прибыл бывший великобританский подданный, надворный советник П. Добел, назначенный правительством России консулом в Манилу. По прибытии в Петропавловск он записался во вторую гильдию местного купечества и обязался поставлять продовольствие для военных гарнизонов Камчатки и Охотского порта с Гавайских

1 РГИА, ф. 18, оп. 5, д. 1229, лл. 9 (об), 11, 14 (об), 20, 52, 60 (об), 199-199 (об). Переписка директора департамента мануфактур и внешней торговли с директорами ГП РАК, министерством внутренних дел, санкт-петербургским иностранным гостем Брюксолером. 1817-1824 гг.

48 49 2 Там же. Д. 1265, лл. 2,2 (об), 6-12, 15-16 (об), 25-26. Донесения директоров ГП РАК, переписка департамента мануфактур и внутренней торговли с департаментом внешней торговли ми нистерства финансов. 1818-1824 гг.

островов. При этом он поставил условие, что перевозкой продовольствия будут заниматься американские предприниматели, которым местное начальство должно предоставить право занятия китобойным промыслом у

3 русских берегов .

В этот же период шло дальнейшее усиление позиций американского капитала на Тихом океане, чему в немалой степени способствовала идея о "неизбежности" распространения североамериканцев по всему континенту, витавшая среди членов правительства США. В 1819 году государственный секретарь США Джон Куинси Адамс заявил, что все другие государства мира должны примириться с мыслью о том, что континент Северной Америки - законное владение Соединенных Штатов. В отношении русских колоний на Аляске Дж. К. Адамс придерживался точно такой же точки зрения, отрицая какие-либо права России в Северной Америке. Он считал, что для отторжения Аляски у России лучшим ору-

4 жием будут терпение и время . Его точку зрения активно

3 Там же. Д. 1246, лл. 8-8 (об). А. Северин - министру финансов 25.11.1819 г. П. Добел прибыл в Россию в 1914 году из США и обратился к русскому правительству с предложением открыть торговлю между Филиппинами и Камчаткой. В период кругосветного плавания И. Ф. Крузенштерна П. Добел оказал услугу российскому путешественнику в снабжении продовольствием экипажа "Надежды", когда корабль находился в Гуаньчжоу. (См: Там же. Л. 13-13 (об). К. В. Нессельроде - директору департамента мануфактур и внутренней торговли 08.03.1820 г.)

4 Мысль о "неизбежности" распространения североамериканцев по всему континенту родилась еще в XVII в., в период основания в Новом Свете первых английских колоний. Все же, в отношении Русской Америки в то время Соединенные Штаты были вынуждены отложить осуществление экспансионистских планов Адамса и по договору от 17 апреля 1824 года признать в качестве южной границы российских колониальных владений

поддерживал конгрессмен Дж. Флойд, создавший в декабре 1820 года в Конгрессе США специальный комитет для изучения положения на Тихоокеанском побережье и целесообразности оккупации указанного района. Итогом работы этого комитета стал доклад, переданный в Конгресс. В нем признавались вполне обоснованными претензии США на занятие бассейна реки Колумбии. Под давлением правительства США в январе 1823 года правительством Мексики был принят закон о колонизации, предусматривавший раздачу земли иностранцамкатоликам, гарантировавший охрану их прав и предоставлявший им существенные льготы и привилегии. Этот закон фактически поощрял проникновение американских поселенцев на тихоокеанское побережье Кали-

5 форнии . А в мае 1823 года сенатор Дж. Ллойд писал в письме президенту США Дж. Монро, что доступ к берегам России

"в пределах признаваемой за ней территории, без сомнения, имел бы для нас огромное

6 значение" .

В конце 30-х - начале 40-х годов XIX века открылась одна из наиболее ярких страниц беспрецедентной деятельности ино странцев в российских водах Тихого океана - бесконтрольные китобойные промыслы,

в Новом Свете параллель 54о 40' с. ш. (См: История США. Том первый. 1607-1877. М., 1983. С. 295, 296, 300).

5 История внешней политики и дипломатии США. 1775-1877 / Отв. ред. Н. Н. Болховитинов. М., 1994. С. 183, 203.

50 51 6 Болховитинов Н. Н. Торговля и разграничения владений России, США и Англии на Северо-западе Америки (1824-1825) // История Русской Америки. 1732-1867 / Отв. ред. Н. Н. Болхови тинов. М., 1999. Т. II. С. 402.

7 главную роль в которых играл американский капитал . "Вековому спокойствию" российского побережья Тихого океана пришел конец в 1835 году, когда капитан американского судна "Ганджес" из Нан такета Б. Фолджер обнаружил в районе о. Кадьяк китовые стада, а к на чалу 40-х годов у российских бере гов уже вели промыслы де-

8 сятки кито бойных судов США .

О появлении трехмачтовых кораблей иностранных китобоев у берегов и островов Русской Америки

7 Возникновение первого американского китобойного предприятия от носится к 1719 году, когда в водах Баффинова за лива и Дэвисова пролива были обнаружены стада гладких ки тов. Промысел этих морских животных здесь длился до конца XVIII в., когда в этих районах киты были истреб лены. Об исчезнувших тысячных стадах китов напоминали лишь го рода на восточном побережье США, построенные и разрос шиеся в связи с развитием китобойного промысла: Нантакет, Нью-Бэдфорд, НьюЛондон, Саг-Харбор. Даже Нью-Йорк обязан своим появлением китам, истреблен ным его основателями. К 1770 году американский парусный флот в количестве 125 суд ов уже промышлял китов в различных районах Атлантики от Ньюфаундленда до Фолклендских островов. В 1785 году к этому вы годному промыслу при соединяется также Англия, а в 1789 году одно из лондонских судов, обо гнув мыс Горн, начало промысел китов в Тихом океане и возвратилось с богатейшей добычей китового жира. Тихоокеанский промысел растет бы стро, а богатые китами районы побережья Чили, Перу и Галапагосских островов становятся постоянными местами охоты. В 1820 году анг личане обнаруживают огромные скопления китов в водах Япо нии, и эти районы становятся местами активного промысла (прим. авт.).

8 Начало китобойного промысла США в Тихом океане, по мнению некоторых исследователей, относится к 1712 году, когда американцы здесь добыли первого кита - кашалота (См. Трофимов И. П. Морской зверобойный промысел на Дальнем Востоке в эпоху капитализма // Ученые записки ДВГУ. Владивосток, 1971. Т. 55. Сер. историч. С. 20.)

свидетельствовали донесения капитанов флотилии РАК. Командир брига "Наследник Александр" капитанлейтенант Н. К. Кадников в 1842 году встретил на пути из Ново-Архангельска в Охотский порт американское китобойное судно "Парашют" из Нью-Бедфорда. Его капитан Вильсон сообщил, что

"в составе 30 судов прибыл с Сандвичевых островов для промысла китов... по обе стороны западной оконечности полуострова Аляска и Восточной Алеутской гряды"

и, что

"сюда намериваются прийти 200 китоловных судов из США".

По сообщению этого же капитана, в 1841 году у русских берегов вели промыслы не менее пятидесяти

9 американских судов .

В 1845 году к берегам Камчатки пришло до пятисот ки тобойных судов. По сведениям начальника Камчатки Р. Г. Машина, эти суда "легко приобрели полные грузы" от пром ысла у российских берегов и отправились для его сбыта в Европу и на Гавайские острова. Он также сообщал, что 44 судна иностранных китобоев заходили в Петропавловский порт. Надо сказать, что с этого года иностранные китобойные суда стали массово посещать Петропавловск. Стараясь организовать отдых команд после шестимесячного плавания, капитаны судов отпускали экипажи на берег. В отдельные дни их число в Петропавловске достигало более ста человек. Здесь зачастую между китобоями возникали пьяные драки.

9 РГИА, ф. 18, оп. 5, д. 1313, лл. 1-4. Директора ГП РАК - Е. Ф. Кан крину от 19.11.1842 г.

52 53

Кроме того, экипажи иностранных китобойных судов, стоявших на рейде, скрытно высаживались на берега Авачинской бухты, где производили незаконную рубку леса на дрова и пускали пожоги. В ответ на информацию об их поведении, получаемую от администрации Петропавловского порта, капитаны иностранных китобойных судов отвечали, что не имеют права

"взыскивать с команд за проступки на

10 берегу" .

В 1847 году на о. Беринга шкипер иностранного китобойного судна, приставшего к русскому берегу, прогнал управляющего островом, прибывшего для осмотра. Затем по собственному усмотрению иностранец организовал незаконную высадку экипажа на берег для охоты на сивучей. Но решительные действия жителей острова, выдвинувших в качестве ультиматума вооруженную обо-

11 рону, заставили иностранных браконьеров удалиться .

В январе 1848 года советник Верховного суда и корреспондент националь ного инсти тута в Вашингтоне А. Палмер в записке президенту США Дж. Полку сообщал, что в Тихом океане находилось около семисот американских китобойных судов, на которых занято промыслом более двадцати тысяч человек. При затратах на снаряжение этой флотилии в 40 млн. долларов, чистая прибыль от китоловства в 1847 году составила 10 млн. долларов. Учит ывая интересы представителей

10 РГИА, ф. 18, оп. 5, д. 1321, Л. 26. Р. Г. Машин - Руперту от 9.01.1846 г.; Д. 752, лл. 4-5. Руперт - К. В. Нессельроде от

20.05.1847 г.

11 Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ее до настоящего времени / Сост. П. Тихменев. СПб., 1863. Ч. II. Приложение. С. 132; РГИА, ф. 18, оп.5, д.

1321, л. 109 в. Зыбин А. Н. - Руперту от 05.09.1848 г.

американ ского китобойного бизнеса, А. Палмер открыто ставил вопрос о допуске американского флага в порты Сибири, Камчатки, Аляски, Ку рильских и Алеутских

12 островов .

Летом 1848 года капитан Ройс на барке "Сьюпириор" прошел через Берингов пролив и положил начало китобойному промыслу у русских берегов Северного Ледови того океана, где уже в следующем 1849 году побывало 154 американс ких кито бойных судна. В продолжение лета американцы до были здесь 206 850 бо чек китового жира и 2 480 600 фунтов уса. В 1850 году американцы натопили здесь 243 680 бочек жира и заготовили 2 654 000 фунтов уса. Сообщая 5 апреля 1852 года о результатах этих экспедиций Сенату, правительство США заявило:

"Вся американская торговля не приносит того, что могут добыть эти промышленные суда... Бо гатства правительства в эти годы увеличились более чем на 8 млн. долл."

К 1853 году годовой оборот американ ского капита-

13 ла в китобойном деле достиг более 140 млн. долларов .

Необходимо особо подчеркнуть, что в проведении китобойной и мехоторговой экспансии в бассейн Тихого океана были заинтересованы влиятельные круги США. На этой основе объединились сенаторы У. Сьюард

12 Пальмер А. Х. Записка о Сибири, Маньчжурии и об островах северной части Тихого океана. 10 января 1848 года. СПб., 1906. С. 2. Записка была опубликована в материалах Конгресса США в марте 1848 года (авт.).

54 55 13 Starbuck A. History of the American Whale Fishery: Vol. 1. Washington D. C., 1878. Р. 98-100; Скальковский К. А. Русская торговля в Тихом океане. СПб., 1883. С. 87.

и У. Гвин. Они единодушно утверждали, что подробное обозрение и исследование берегов Тихого океана приведет к развитию американского китобойного промысла в водах, омывающих владения России в Америке и Азии. В январе 1852 года У. Сьюард по неофициальному поручению Госдепартамента США внес в Сенат предложение организовать особую экспедицию к тихоокеанским берегам Восточной Сибири и ассигновать для этой цели 125 тыс. долларов. После дебатов по этому вопросу в августе этого же года Конгресс США принял решение о посылке военно-морской экспедиции

"для составления карт и ознакомления в интересах американского мореплавания и торговли с теми районами Берингова пролива, северной части Тихого океана и китайских морей, которые часто посещаются американскими китобойными и торговыми кораблями на их пути между США и Китаем".

Подготовка экспедиции была поручена морскому

14 министру Д. Кеннеди . Начальником этой экспедиции был назначен коммодор К. Риндгольд. В составе экспедиции было четыре военных корабля и транспорт, вооруженные двадцатью артиллерийскими орудиями. Общая

15 ее численность составляла 392 человека . Наряду с океанографическим описанием прибрежья Алеутских, Курильских и Шантарских островов, Татарского пролива,

14 История Русской Америки. 1732-1867 / Отв. ред. Н. Н. Болховитинов. М., 1999. Т. III. С. 194-195; Нарочницкий А. Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке 1860-1895 гг. М., 1956. С. 164.

15 Полевой Б. П. Экспедиция Е. В. Путятина и ее задачи // В. А. Римский-Корсаков. Балтика-Амур. Хабаровск, 1980. С.

380-381.

Охотского и Японского морей, экспедиция в 1853-1856 гг. провела подробную экономическую разведку российских берегов. Так капитан корабля "Джон Хэнкок" лейтенант Д. Стивенс сделал подробную опись Шантарских островов. Негласной пристанью этого корабля при проведении исследований была б. Лебяжья на о. Феклистова. Американский лейтенант отмечал высокое качество строевого леса на Шантарах. Впоследствии Д. Стивенс предлагал американскому правительству создать постоянную базу для китобоев на Курильских островах или в

16 заливе Анива на Сахалине .

В конце 40-х - 50-е годы XIX века центр иностранных китобойных промыслов перемещается в Охотское море, где была обнаружена редкая порода круглоголовых китов. Промысловую монополию в этом районе занимает американский "North Pacific Whaling Fleet" из Нью-Бэдфорда. По свидетельству Восточно-Сибирского генерал-губернатора Н. Н. Муравьева, в 1849 году в Охотском море было до двухсот пятидесяти иностранных китобойных судов. Это были трехмачтовые парусники водоизмещением более 500 т. Особый интерес для зарубежных китобоев представляли Тугурский, Ульбанский, Усальгинский заливы и Пенжинская, Гижигинская и Тауйская губы. Однако больше всего китами был богат Тугурский залив, так как здесь происходило наиболее раннее таяние льдов из-за его относительного мелководья и впадения в него большого количества рек. Это было главное место нерестилища охотских китов. В этом глухом районе на российском побережье иностранцы незаконно организовывали свои зимовки, чтобы с приходом весны начать китобойный промысел. В 1854 году здесь, по сведениям начальника Аянского порта Эфль-

56 57 16 Полевой Б. П. Экспедиция Е. В. Путятина и ее задачи. С. 381-382; В. Гапенко. Пропало море // Вокруг света. 1991. № 8. С. 9.

сберга, зимовала шхуна "Каролина", принадлежавшая американскому китобою Лонгу. Среднее количество добываемого иностранцами китового жира в этом районе на промысловое судно, по данным П. Тихменева, состав-

17 ляло от одной до двух тысяч баррелей .

Выступая в июне 1852 года в Сенате, У. Сьюард обратил внимание своих коллег, что Охотское и Анадырское моря, воды к северу и к югу от Берингова пролива стали посещать сотни китобойных судов США, доход от промыслов которых превысил стоимость американско-

18 го импорта из Китая . Весть о китобойном эльдорадо у тихоокеанского побережья России облетела весь мир, и в русские восточные воды ринулись сотни ки тобоев из разных стран. Популяции китов у дальневосточных берегов России были настолько велики, что наиболее предприимчивые из иностранцев задавались далеко идущими целями: прибрать к своим рукам весь китобойный промысел в восточ ных русских водах и одновре менно начать проникновение на русскую территорию. На берегах Кам чатки и на Охотском по бережье зарубежные китобои создавали свои пункты, где разделывали китовые туши и перетапливали жир, выре зали ус, привле кая для работ местное население.

17 РГИА, ф. 1265, оп. 1, д.211, л. 42. Записка Н. Н. Муравьева от

14.04.1850 г.; Историческое обозрение образования РоссийскоАмериканской компании и действий ее до настоящего времени / Сост. П. Тихменев. СПб., 1863.Ч. II. Приложение. С. 139-142. По данным А. Старбука наибольшее число промысловых китобойных судов США у российских берегов Восточной Сибири приходится на 1852 год. В этом году 278 американских судов добыли 373 450 баррелей китового жира (См: Starbuck A. History of the American Whale Fishery: Р. 104).

18 История Русской Америки. С. 198.

"Иностран ные кито бои, беспошлинность промысла, бесконтрольное ис требление зверя - отмечал К. А. Скальковский, - вносят в среду местных жителей разврат, пьянство, сифилис и экономическое расстройство".

Для жиротопок кито бои вырубали редкий на тихоокеанском побережье лес, добывали камен ный уголь в районе Пенжинской губы. Строевой лес с Шантарских остр о вов вывозился на судах в Сан-Франциско и на Га-

19 вайи .

А. М. Гаврилов, командир брига "Константин", принадлежавшего Россий ско-Амери канской компании, крейсируя на нем в этот пе риод времени вдоль Курильских островов, писал, что ино странцы,

"производя во множестве промысел у островов, пок рыли море жиром, а берега китовыми остовами и китами, из дохшими от ран. Китобойные же вельботы пристают к бе регу, в особенности по ночам, и разводят повсюду огни, от дыму кото рых бегут не одни бобры, но и сивучи и нерпы".

"В Шантарских водах - сообщал морской офицер В. Збышевский - американцы распоряжаются, если не так, как дома, то как в покоренной ими стране: жгут и рубят леса, бьют дичь и китов, торгуют с тунгуз ами мехами, оленями и оставляют после себя следы, напоми нающие если не древних варваров,

19 АВПРИ, ф. посольство в Вашингтоне, оп. 512/1, д. 573, л. 204205. Отчет российского вице консула из Сан-Франциско за 1889 год; Скальковский К. А. Русская торговля в Тихом океане. С. 79.

58 59

то, по крайней мере, татар ские и запорож-

20 ские пожоги" .

Таким образом, вполне очевидно, что с середины 40-х годов XIX века воды Тихого океана, омывавшие берега российских владений, стали глав ным районом китобойной экспансии американцев, что доказывается многочисленными историческими источниками, хранящимися в российских архивах. В водах Рус ской Америки промышляло в этот период более двухсот пятидесяти, а в Охотском море до двухсот американских кито бойных судов ежегодно. Успехи китобойного промысла США у русских бе регов Аляски и Вос точной Сибири превзошли все ожидания. На протяже нии четырнадцати лет (в период расцвета американского китобойства в русских во дах) с 1848 по 1861 годы США вывезли китового жира

21 и уса на 130 млн. долларов .

Беспрецедентная деятельность зарубежных браконьеров в этот период, по данным российского официального представителя Н. В. Слюнина, привела к уничтожению до девяноста процентов китов в российских водах. При этом подавляющую часть иностранных китобоев, ведущих свои промыслы у тихоокеанского побережья России, составляли американцы. Но ряд современных исследователей США отрицают этот факт. Например, известный профессор Гавайского университета Джон Стефан утверждает, что большая часть китобоев, бесконтрольно промышлявших у тихоокеанских берегов

20 Збышевский В. Замечания о китоловном промысле в Охотском море // Морской сборник. 1863. Т. 65. №4. С. 229-231.

21 Tower W. S. History of American Whale Fishery. Philadelphia,

1907. Р. 51; Скальковский К. Русская торговля в Тихом океане.

С. 87.

России в XIX веке, были не американскими граждана

22 ми, а представителями других государств .

Однако изучение документальных источников, мемуарной литературы того периода, работ американских ученых, написанных до 1917 года, а также результатов экспедиций российских ученых на Шантарские острова, показывает, что американские китобойные суда в 40-е - 70-е годы XIX столетия составляли 90-95 процентов от общей численности всех судов промышлявших в тихоокеанских водах России. В частности, по сведениям Д. Д. Турмакина, из 533 посещений китобойных судов, зарегистрированных в 1853 году на их главной перевалочной базе в Тихом океане - Гавайях, 500 приходи-

23 лось на американские . Таким образом, не вызывает сомнения тот факт, что именно американским китобоям принадлежит главная роль в уничтожении самой крупной в мире популяции китов в Охотском, Беринговом и Чукотском морях. В первой половине XIX века это была крупнейшая экологическая катастрофа антропогенного характера.

Отношение российского правительства к экономическому проникновению иностранцев на территорию государства всецело зависело от его внешнеэкономической стратегии, которая изменяла свое направление от строгих мер протекционистского характера до умеренного фритредерства. Тем не менее, к 90-м годам XVIII века в европейской части страны была создана таможенная стража, и проникновение иностранного капитала через западные границы России носило в целом регулируе-

22 Stephan J. The Russian Far East. A History. Stanford, 1994. P. 87.

60 61 23 Турмакин Д. Д. Гавайский народ и американские колонизаторы. 1820-1865. М., 1971. С. 287.

мый характер. Однако на почти безлюдных протяженных восточных границах Империи экономическую деятельность иностранцев правительство России было не в состоянии контролировать. Это объяснялось и громадной удаленностью этих территорий от экономического и политического центра государства, отсутствием дорог в Сибири, трудным и продолжительным кругосветным плаваньем в эти районы российских парусных судов.

Поэтому появление иностранцев у российских берегов в этом регионе не могло не вызывать беспокойства в правительственных кругах. Уже в 1799 году при учреждении РАК, которой на двадцать лет даровались неограниченные привилегии на занятие торговопромышленной деятельностью в тихоокеанском регионе страны, правительство России определило свое отношение к участию иностранцев в делах этого предприятия. Иностранцы со своими капиталами могли участвовать в предприятии, но только при условии принятия "в вечное российское подданство" и строгого исполнения ими положений устава компании. В то же время РАК "для мореплавания и промыслов" закон разрешал нанимать

24 иностранных специалистов и рабочих .

Следует заметить, что создание единой и сильной организации в лице РАК, с одной стороны, позволяло российскому правительству эффективнее решать вопросы налогового обложения и расширения торговопромышленной деятельности российского купечества на

25 далекой окраине . Другой стороной этого законодатель-

24 ПСЗРИ с 1649 г. Т. XV. 1798-1799 гг. СПб., 1830. №19030.

25 Российско-Американская компания была утверждена правительством России 8 июля 1799 года после объединения трех торговых компаний рыльского купца Г. И. Шелихова (СевероВосточной, Северной и Курильской) с компаниями иркутских купцов И. Л. Голикова, Н. П. Мыльникова, П. Д. Мичурина,

ного шага было противодействие иностранным конку рентам в северной части Тихого океана, что соответствовало желаниям русских купцов, добивавшихся устранения зарубежных соперников в этом регионе.

26 августа 1818 года Александр I утвердил положение Комитета министров "О правилах, по коим с 1819 г. дозволяется привоз в Охотский порт и полуостров Камчатский и вывоз оттуда товаров".

Согласно сведениям Н. В. Слюнина, такое решение российского правительства явилось необходимой мерой после 1816-1817 гг., когда в крае вспыхнула эпидемия сибирской язвы, вызвавшая повсеместный падеж скота и

26 голод .

Однако принятие этого закона не могло не беспокоить акционеров РАК, которые занимали монопольное положение в тихоокеанской торговле России. Они открыто выступали против беспошлинной торговли иностранцев. Директор Главного правления РАК А. Северин

Е. И. Деларова и др. Всего в РАК вошло 20 российских купеческих семей. Совместный капитал компании составлял на 1 января 1800 года 2 643 356 руб., распределенных на 724 акции. В 1802 году по ходатайствам наследников Г. И. Шелихова главное правление РАК было переведено из Иркутска в Санкт-Петербург. В число акционеров предприятия вошли Александр I и великие князья, крупные государственные деятели. Однако в целом РАК оставалась преимущественно купеческим объединением. Компания имела свой устав и флаг. Ее торговые конторы находились в Москве, Иркутске, Кяхте, Якутске, Охотске, на Камчатке, островах Ситке и Уналашке и в форте Росс (См: Болховитинов Н. Н. Россия открывает Америку. 1732-1799. М., 1991. С. 189-191; Исаков А. И. История торговли на Северо-востоке России (XVIIXX вв.). Магадан, 1994. С. 23).

62 63 26 Слюнин Н. В. Охотско-камчатский край. Естественноисторическое описание. СПб., 1900. Т. II. С. 38.

в январе 1818 года писал в департамент внутренней торговли:

"...дозволение иностранцам привозить в Камчатку и Охотск всякие без различия товары, без платежа за них пошлин, есть истинный вред как государству, равно тамошним жителям и торгующим в тех местах русским купцам".

А после принятия российским правительством вышеупомянутого закона и получения сообщения из Охотска от К. Волкова, А. Северин в сентябре 1818 года отправил донесение министру внутренних дел. Он писал:

"Оседлость иностранцев в Охотске, как в крае малонаселенном и по положению своему беззащитном, удаленном от скорых пособий, не только не обещает никаких России выгод, но явно колониям ко вреду Отечественной торговли... Хотя нельзя именно определить цели их поселения в столь отдаленном крае, но, судя по тому, что эти расчетливые коммерсанты не захотят употребить без пользы капиталов. Капиталы их могут принести значительнейшие выгоды в других местах лучше Охотского края населенных, нельзя предполагать, чтобы они в сих заведениях не имели каких-либо посторонних, а может быть и политических видов насчет наших колоний и

27 промыслов на них..." .

27 РГИА, ф.18, оп. 5, д. 1265, лл. 9 (об), 15(об) Донесения А. Северина от 03.01.1818 г. и от 20.09.1818 г.

В 1820 году министр финансов обратился с докла дом по этому вопросу к Александру I. В нем он высказал мнение о запрещении иностранцам вступать в гильдейское купечество и селиться на Камчатке и в Охотске, торговать и приставать к портам Восточной Сибири, а иностранные товары "дозволить привозить" на дальневосточное побережье только РАК. Император утвердил предложения министра финансов, и с 31 марта 1820 года

28 они приобрели силу закона .

Толчком к принятию этого закона послужила также и предпринимательская деятельность англичанина У. Пигота, который, как уже было сказано ранее, в ноябре 1819 года заключил контракт с начальником Камчатки о добыче китов у побережья Восточной Сибири сроком на десять лет. Обеспокоенный таким положением дел Сибирский генерал-губернатор М. М. Сперанский в феврале 1820 года писал министру иностранных дел К. В. Нессельроде, что выгода России от китобойного предприятия У. Пигота

"весьма отдаленна, и если правительство предполагает производить сию промышленность, то едва ли когда-нибудь оно может иметь успехи".

Далее сибирский генерал-губернатор сделал вполне обоснованный вывод о том, что "с учреждением прибрежных иностранных заведений" Камчатка перейдет "в руки иностранцев".

Для рассмотрения этого вопроса в марте 1820 году состоялось заседание Комитета Министров. Члены

64 65 28 РГИА, ф.18, оп. 5, д. 1265, Л. 25 (об). Директор департамента внешней торговли - директору департамента мануфактур и внутренней торговли 09.10.1824 г.

Комитета постановили, что контракт, заключенный с

У. Пиготом,

"ни под каким видом не должен быть утвержден", а правительство России должно принять все меры

"дабы удалять иностранцев от Восточных берегов Сибири и от колоний наших в

29 Америке" .

Понимая важность вопроса закрепления России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Александр I в феврале 1821 года утвердил предложение М. М. Сперанского о создании Сибирского комитета. В состав нового правительственного учреждения вошли министр финансов гр. Д. А. Гурьев, управляющий царской канцелярией, гр. А. А. Аракчеев, министр духовных дел и народного просвещения кн. А. Н. Голицын, государственный казначей барон Б. Кампенгаузен. А 4 сентября 1821 года при активном лоббировании Главного Правления РАК последовал императорский указ, согласно которому право торговли и морских промыслов вдоль тихоокеанского побережья России в Азии и Америке предоставлялось только российским подданным. Иностранным судам не только запрещалось приставать, но и приближаться к российскому побережью и островам на расстояние не менее ста итальянских миль. В случае нарушения зарубежными мореходами этих требований их суда подле-

29 РГИА, ф.18, оп. 5, Д. 1246. Л. 1б. Главное правление РАК - министру Финансов 14.11.1819 г.; Письмо М. М. Сперанского цитировано по: Историческое обозрение образования РоссийскоАмериканской компании и действий ее до настоящего времени / Сост. П. Тихменев. СПб, 1861. Ч. 1. С. 195; РГИА, ф. 18, оп. 5, Л.

61. Журнал Комитета Министров от 30.03.1820 г.

жали конфискации вместе с перевозимыми на них гру

30 зами .

Важно заметить, что принятый закон породил множество дипломатических проблем и до предела обострил продовольственное положение Русской Америки, так как основную часть продовольствия она получала от иностранных торговцев. Лишь экстренные вынужденные закупки продуктов в Калифорнии и на Гавайских островах спасли американские колонии России от голода. Против торговой монополии РАК на побережье

Восточной Сибири и за разрешение в крае иностран-

30 Очерк об административной организации Сибири и деятельности М. М. Сперанского в этом направлении // Голос. 1872. 1113 июля; Указ Его Императорского Величества из Правительствующего Сената 4 сентября 1821 г. // Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ее до настоящего времени / Сост. П. Тихменев. СПб, 1861. Ч. 1. С. 27 (прилож.). В связи с принятием закона 1821 года начальник Охотского порта В. Г. Ушинский, активно выступавший за отмену иностранной торговли, арестовал все товары англичанина Т. Добеля как предмет роскоши и выдал их только через три года, когда они все от долгого хранения в сырых складах пришли в негодность. Кроме того, по слухам жителей Охотска, В. Г. Ушинский был причастен к смерти поверенного в делах американской торговой компании Кларка, который выступал против деспотизма командира Охотского порта. В апреле 1824 года В. Г. Ушинский по указу Александра I был смещен с занимаемой должности и отдан под суд (См. Слюнин Н. В. Охотскокамчатский край. Естественно-историческое описание. СПб., 1900. Т. II. С. 34; Морской биографический справочник Дальнего Востока России и Русской Америки. XVII - нач. XX вв. / Сост. Б. Н. Болгурцев. Владивосток, 1998. С. 189).

66 67

ной торговли активно выступал начальник Камчатки

31 П. И. Рикорд .

Экономическая нецелесообразность принятых мер и дипломатическое давление со стороны США и Великобритании вынудили правительство России отказаться от принятого закона. Уже 5 апреля 1824 года в Санкт-Петербурге между Россией и США была заключена конвенция, разрешившая американским и российским подданным в течение десяти лет

"пользоваться беспрепятственно с полною свободою мореплаванием, производством рыбной ловли, и правом приставать к таким берегам, которые еще не заняты, для торговли с природными тамошними жителями",

во всех внутренних морях, гаванях и бухтах Тихого океана. Но при этом запрещалась продажа оружия и спиртных напитков туземцам. А 16 февраля 1825 года подобная конвенция была заключена российским пра-

32 вительством с Великобританией .

В 1827 году в Сибирский комитет поступила "Записка об улучшении Камчатки" от начальника Камчатки капитана 2 ранга А. В. Голенищева. В ней он ходатайствовал о восстановлении иностранной торговли на тихоокеанском побережье Восточной Сибири. А. В. Голенищев писал:

"... В 1818 г., когда была разрешена внешняя иностранная в Камчатке торговля по

31 Гринев А. В. Российская колонизация Аляски. Автореферат дисс. ... докт. ист. наук. СПб., 2000. С. 29-30; Слюнин Н. В. Охотско-камчатский край. Т. I. С. 675.

32 ПСЗРИ с 1649 г. Т. XХХIХ. 1824 г. СПб., 1830. №29861а; Там же. Т. XL. 1825 г. СПб., 1830. №30233а.

уважению крайнего ее положения, сей край стал оживать и на протяжении трехлетнего счастливого для Камчатки времени коммерции там... все начинало продаваться по цене умеренной... Но в 1820 году коммерция была остановлена и Камчатка вверглась в прежнее тяжелое положение".

В ней он также обвинял РАК, которая в течение восьми лет так и не смогла выполнить своих обещаний по снабжению Камчатки продовольствием и промыш-

33 ленными товарами .

После рассмотрения записки начальника Камчатки члены Сибирского комитета в июне 1827 года приняли решение о восстановлении иностранной торговли на Камчатском полуострове. Об этом министр финансов доложил рапортом в августе 1828 года членам Госсовета, которые поддержали решение Сибирского комитета. В январе 1828 года во время доклада законопроекта, Николай I написал на журнале Сибирского комитета:

"Согласен. Торговлю заграничную (в Камчатке) разрешить на 10 лет. Начальнику морского штаба приказать не замедлить распоряже-

34 ниями по его части" .

Контроль над исполнением принятого закона возлагался на начальника Камчатки, который по прибытии каждого иностранного корабля был обязан предоставлять в Министерство финансов подробную ведомость.

33 РГИА, ф. 1264, оп. 1, д. 166, лл. 50(об)-52(об). Записка А. В. Голенищева от 30.04.1827 г.

68 69 34 Там же. Л. 35. Положение сибирского комитета от 20.06.1827 г.; Там же. Д. 167, л. 121. Выписки из журналов Сибирского комитета от 22 декабря 1827 года и 26 января 1828 года.

Начальнику Камчатки также предписывалось принимать посреднические меры к скорейшему снабжению иностранными товарами всего населения полуострова. В то же время была строго запрещена продажа спирт-

35 ных напитков туземцам .

Следует заметить, что закон о беспошлинной иностранной торговле на Камчатском полуострове продолжал действовать длительное время. В 1837 году по случаю приближения к окончанию срока действия этого закона генерал-губернатор Восточной Сибири ходатайствовал о продлении беспошлинной иностранной торговли на Камчатке сроком на пять лет - до августа 1843 года. Его ходатайство было одобрено Комитетом министров, а 14 декабря 1837 года утверждено Николаем I. Впоследствии действие этого закона продлевалось российским правительством до 1860 года по ходатайствам представителей

36 Сибирской и Восточно-Сибирской администраций .

В то же время массовое проникновение иностранных китобоев в Берингово и Охотское моря вызывало тревогу у представителей местной российской администрации на Тихоокеанском побережье. В 1841 году Главное правление РАК обратилось к правительству России с просьбой о запрещении промыслов иностранцев в колониальных водах. Однако министр иностранных дел дал ответ, что на основании конвенции 1824 года американ-

35 ПСЗРИ. Собрание второе. Т. III. 1828 г. СПб., 1830. С. 795. О разрешении на Камчатке заграничной торговли 27.08.1828 г.

36 Там же. Т. ХII. Отд. втор. 1837 г. СПб., 1838. С. 1015. О продолжении на пять лет срока производить в Камчатке беспошлинную иностранную торговлю; Там же. Т. ХVIII. Отд. перв. 1843 г. СПб., 1844. №16968; Там же. Т. ХIX. Отд. перв. 1844 г. СПб., 1845. №18017; Там же. Т. ХXV. Отд. перв. 1850 г. СПб., 1851. №23935; Там же. Т. ХXX. Отд. перв. 1855 г. СПб., 1856. №29072.

ские граждане имеют право на промысел в Тихом океа-

37 не на всем пространстве .

В 1845 году начальник Камчатки, капитан 2 ранга Р. Г. Машин представил Восточно-Сибирскому генералгубернатору на утверждение разработанные им правила, которые должны были соблюдать команды иностранных китобойных и торговых судов в Петропавловском порту. Согласно этим правилам, командиры иностранных судов обязаны были являться к начальнику Камчатки и предъявлять паспорта, а также фактуру на привезенные товары. При этом паспорта они должны были оставлять у начальника Камчатки до отхода судна из порта. Устанавливалось место причала шлюпок с экипажами, ограничивалось время пребывания в порту, вводилась система наказаний для иностранных матросов, преступивших правила. Очевидно, что эти правила нарушали нормы международного права и условия договоров, заключенных Россией с иностранными державами и поэтому не были утверждены после рассмотрения российским пра-

38 вительством .

В июле 1846 года генерал-губернатор Восточной Сибири В. Я. Руперт направил представление в министерство внутренних дел, в котором предлагал для ограничения деятельности иностранных китобоев запретить им подходить к тихоокеанским берегам России ближе сорока итальянских миль. Кроме того, он предлагал взимать за право промысла китов по 100 рублей с каждого

судна, а для наблюдения за промыслами иностранцев "содержать военный бриг для крейсерства". После рас-

37 Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ее до настоящего времени РГИА, ф.18, оп. 5, д. 1265, Л. 25 (об). / Сост. П. Тихменев. СПб, 1863. Ч. II. С. 131.

70 71 38 РГИА, ф. 18, оп. 5, д. 752, л. 6. Объявление командирам иностранных судов, прибывшим в Петропавловский порт. 1847 г.

смотрения этого вопроса членами правительства, министр иностранных дел К. В. Нессельроде в июне 1847 года дал ответ. Он сообщал, что на основании конвенций 1824 и 1825 годов, заключенных с США и Англией, правительство не имеет права "воспретить иностранцам плавать в сих водах" или "брать с них сбор", и что части Тихого океана, окруженные русскими владениями, не могут считаться внутренними морями, а поэтому российское правительство не может там запретить плавание иностранных судов. Кроме того, К. В. Нессельроде писал, что согласно международному праву, прибрежными территориальными водами государств считается

"только то пространство, которое ограничивается пушечным выстрелом, то есть расстоя-

39 нием около 3-х итальянских миль" .

В этом же году Главное правление РАК представило императору донесение подпоручика А. М. Гаврилова о незаконных действиях иностранных китобоев на побережье Охотского моря. Николай I приказал передать все подробности этого дела начальнику Главного морского штаба (далее ГМШ) и обязал его представить свои предложения по вопросу организации охраны тихоокеанского побережья. В ноябре 1848 года начальник ГМШ сообщал, что "военное судно может быть назначено", но все издержки на его содержание будут приняты на счет РАК. Стоимость снаряжения охранного крейсера по подсчетам Морского ведомства составляла более 270 тыс.

39 Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ее до настоящего времени / Сост. П. Тихменев. СПб, 1863. Ч. II. С. 134; РГИА, ф. 18, оп. 5, д. 1321, л. 1-4, 8, 2629, 50-52. Переписка Главного правления РАК с министерством иностранных дел за 1847-1848 гг. и письмо К. В. Нессельроде - Ф. П. Вронченко от 04.06.1847 г.

рублей, а расходы на его ежегодное содержание - более 85 тыс. рублей. Эти суммы превосходили финансовые возможности РАК, и Главное правление компании вынуждено было отказаться от охраны границ Русской

Америки и побережья Восточной Сибири военными су-

40 дами .

Тем не менее, в 1850 году для охраны тихоокеанских берегов России по высочайшему повелению был отправлен корвет "Оливуца", а Главному правлению РАК российское правительство поручило составить свои предложения по охране морских границ Дальнего Востока от браконьерской деятельности иностранных китобоев. Надо сказать, что эти предложения были получены российским правительством в 1853 году. Главное правление РАК предлагало возложить "наблюдение за этим на один из крейсеров камчатской флотилии" и сделать постоянной базой для него Шантарские острова с целью

41 удаления от них иностранных китобоев .

Однако это пожелание не было учтено в инструкции охранным крейсерам, утвержденной императором 9 декабря 1853 года. При этом в инструкции было сказано, что российское правительство

40 Донесение А. М. Гаврилова в Главное правление РАК от 03.07.1847 г., Нач. ГМШ - министру финансов 08.11.1848 г., нач. ГМШ - министру финансов 24.02.1849 г. // Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ее до настоящего времени / Сост. П. Тихменев. СПб., 1863. Ч. II. С. 135-136; РГИА, ф. 18, оп.5, д. 1321, л. 21. Директора ГП РАК - управляющему департамента мануфактур и внешней торговли от 05.08.1849 г.

72 73 41 Цит. по: ГП РАК - МИД 22.03.1853 г. // Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ее до настоящего времени/ Сост. П. Тихменев. СПб., 1863. Ч. II. С. 138.

"не только не желает запрещать или стеснять производимого иностранцами китового промысла в северной части Тихого океана, но даже дозволяет иностранцам ловлю китов в Охотском море", составляющем, как это было замечено здесь же "по географическо-

42 му положению внутреннее русское море" .

Таким образом, Охотское море в 50-е годы XIX века фактически было объявлено правительством России открытым для иностранных китобоев.

Необходимо отметить, что российское правительство попыталось противостоять иностранному китобойному бизнесу с помощью создания в Тихом океане отечественного китобойного предприятия. В декабре 1850 года был высочайше утвержден устав "РоссийскоФинляндской китобойной компании", которой предоставлялось право ведения промыслов во всех бухтах и

43 гаванях тихоокеанского побережья России . Но практическая деятельность этого предприятия оказалась малорентабельной. Это объяснялось тем, что, с одной стороны, ее главная база находилась не на побережье Тихого Океана, а в Балтийском море, и экипажам приходилось

42 Цит. по: Историческое обозрение образования Российско-Американской компании. С. 138-139.

43 Устав Российско-Финляндской китоловной компании, высочайше утвержденный 13.12.1850 г. // Историческое обозрение образования Российско-Американской компании. Сост. П. Тихменев. СПб, 1863. Ч. II. Приложение С. 1-2. Следует заметить, что согласно действовавшему в это время российскому законодательству, ввиду недостатка опытных морских специалистов в России, на русских судах после 1850 года разрешалось иметь не более 25 процентов иностранных матросов от общей численности экипажа. (См. ПСЗРИ. Собрание второе. Т. V. 1830 г. Отд.

перв. СПб., 1831. № 3485.)

совершать всякий раз продолжительные кругосветные плаванья к месту промысла. С другой стороны, численность китового стада в тихоокеанских водах России значительно уменьшилась в результате беспрецедентного промысла иностранных китобоев. Поэтому уже в 1862 году правление "Российско-Финляндской китобойной компании" было вынуждено прекратить деятельность предприятия.

Экономическое освоение районов Восточной Сибири, Дальнего Востока и Аляски поставило вопрос перед правительством России об использовании Амура как важнейшего транспортного пути в этом регионе. Возникла также и проблема защиты дальневосточных рубежей России от угрозы их занятия западными державами. В 50-х годах XIX века российское правительство вело активную политику и предпринимало практические шаги, направленные на присоединение Приамурья к России. А с началом Крымской войны Россия заняла устье Амура, имевшее стратегически важное положение. В 1856 году министр иностранных дел направил запрос генерал-губернатору Восточной Сибири, суть которого заключалась в возможности разрешения американской торговли на Амуре. Н. Н. Муравьев отвечал, что усиление российской торговой деятельности

"посредством плавания по Амуру и особенно сближения с Северо-Американскими Соединенными Штатами столь важны для будущности России, что должны быть предметом всей нашей заботливости".

74 75 При этом он предложил объявить в Вашингтоне через посольство России о разрешении американцам привозить беспошлинно всякие без ограничения товары в бухту Де-Кастри, к устью Амура и на о. Сахалин.

Н. Н. Муравьев выступил также за разрешение американским предпринимателям учреждения на Нижнем Амуре торговых контор и аренды земли. В обмен на это, по мнению генерал-губернатора Восточной Сибири,

Россия могла бы

"требовать, чтобы наши товары, отправляемые с берегов Охотского моря и Тихого океана, были изъяты в портах Северо-Американских штатов от таможенного осмотра и платежа

44 пошлин" .

При докладе своего решения по поводу предложения Н. Н. Муравьева императору, министр иностранных дел К. В. Нессельроде подчеркнул, что Приамурский край "занят нашими военными силами" и "определение границ его с Китайской империей еще не последовало", а переговоры с Китаем по этому вопросу длятся "без видимого успеха и вообще вопрос этот не определен путем дипломатическим". В связи с этим, по мнению министра, "следовало бы избегать всяких гласных мер" связанных с Амуром, "которые бы могли обратить на него все внимание иностранных кабинетов".

Тем не менее, К. В. Нессельроде, соглашаясь с Н. Н. Муравьевым, предложил Александру II разрешить беспошлинную иностранную торговлю в портах Приамурского края и острова Сахалин, предоставив при этом российской миссии в Вашингтоне,

"негласно известить о сем торгующее сословие Северо-Американских Соединенных Штатов, не подавая никакого повода к со-

44 Цит. по: РГИА, ф. 1265, оп. 6, д. 96, лл. 7-7 (об). Копия доклада министра иностранных дел от 12 сентября 1856 года.

мнению о принадлежности России, по праву,

45 Приамурского края" .

На основании доклада министра иностранных дел император постановил

"разрешить беспошлинную иностранную торговлю в... портах Приамурского края и острова Сахалина"

на тех же основаниях, которые предоставлены Камчатской области по 1860 год на основании "высочайше утвержденного 23 февраля 1855 г. положения Сибирского комитета". При этом извещение об этом законе "торгующего сословия" США предписывалось осу-

46 ществить "негласно" .

В то же время, преследуя главную стратегическую цель - закрепление за Россией Тихоокеанского региона, российское правительство в январе 1858 года утвердило устав вновь образованного для торговли на Амуре отечественного предприятия - "Амурской компании". Компании предоставлялось монопольное право

"вести заграничную торговлю через порты Восточного океана",

заниматься китобойным промыслом у тихоокеанских берегов и островов Восточной Сибири и СевероЗападной Америки. Ей предоставлялось право получать бесплатно казенные земли для строительства верфей, пристаней, магазинов и других объектов, а также бесплатно пользоваться углем и лесом на отведенных для

45 РГИА, ф. 1265, оп. 6, д. 96, лл. 8-8 (об). Копия доклада министра иностранных дел от 12 сентября 1856 года.

76 77 46 Там же. Л. 4. Копия с секретного отношения министра финансов к генерал-губернатору Восточной Сибири от 03.10.1856 г.

нее участках. "Амурская компания" поручалась особому покровительству генерал-губернатора Восточной Сиби-

47 ри . Однако ее дальнейшая деятельность не достигла желаемых результатов.

Необходимо отметить, что плавание иностранных торговых судов по Амуру запрещалось. В соответствии с утвержденными царем положениями Амурского комитета от 1 ноября 1856 года и 4 ноября 1857 года о разрешении беспошлинной иностранной торговли в Приамурском крае, оно не допускалось выше Мариинска. Однако на Амуре ощущался существенный недостаток российских транспортных судов. В связи с этим, Н. Н. Муравьев в сентябре 1858 года обратился к Александру II с рапортом, ходатайствуя о разрешении плавания иностранных судов под русским флагом до Софийска, который планировалось соединить прямой грунтовой дорогой с бухтой Де-Кастри. Через полтора месяца он отправил новое ходатайство императору, изложив в нем свой новый взгляд на иностранную торговлю на Амуре. Генерал-губернатор Восточной Сибири писал, что российские купцы на Амуре не обладали не только достаточной предприимчивостью, но и "большими капиталами", которых в Приамурье "крайний недостаток". Изложив подробно сложное положение дел в местной торговле, Н. Н. Муравьев сделал неожиданный и смелый вывод, идущий вразрез с охранительной политикой российского правительства на Дальнем Востоке.

Он писал, что

"при таком незавидном положении здешнего купечества... остается одно средство: предоставить право иностранным торговцам

47 ПСЗРИ. Собрание Второе. Т. ХХХIII. Отд. перв. 1858 г. СПб., 1860. № 32668.

иметь склады своих товаров не в одних только портовых и пограничных городах, но и в других".

Далее Н. Н. Муравьев просил дозволения Его Императорского Величества разрешить "иностранному купечеству учредить склады привезенных товаров по всем приамурским портам и городам на Амуре" и далее "от Читы до Иркутска по тракту". Кроме того, он просил у императора разрешить иностранцам "устраивать дома" и записывать их в иностранные гости, а в портах предоставить им "оптовую и розничную торговлю без

48 ограничений" .

Второе ходатайство генерал-губернатора Восточной Сибири заставило обеспокоенного Александра II принять меры к его немедленному рассмотрению в Сибирском комитете, которое состоялось 22 ноября 1858 года (через 21 день после отправки его Н. Н. Муравьевым!). А 8 декабря 1858 года царь уже утвердил положение Сибирского комитета, которое оставляло торговлю иностранцев в Приамурском крае на прежних основаниях. Тем не менее, плавание иностранных судов под русским флагом разрешалось уже от устья Амура до Со-

49 фийска .

В августе 1860 года истекло действие закона 1855 года о продлении беспошлинной иностранной торговли

48 РГИА, ф. 394, оп. 1, д. 39, лл. 4-4 (об). Рапорт Н. Н. Муравьева от 13 сен-тября 1858 года. Там же. Лл. 1-3. Ходатайство Н.Н. Муравьева от 1 ноября 1858 года.

49 РГИА, ф. 394, оп. 1, д. 39, Лл. 5-5(об). Председатель Сибирского комитета - министру финансов от 01.11.1858 г.; Там же. Лл. 20-22. Выписка из журнала Сибирского комитета от 22.11.1858 г.; ПСЗРИ. Собрание второе. Т. ХХХIII. Отд. втор. 1858 г.

78 79 СПб.,1860. №33869.

на Камчатке. Поэтому генерал-губернатор Восточной Сибири обратился к управляющему делами Сибирского комитета с ходатайством о распространении "дарованного Приамурскому краю права свободной иностранной торговли" на все порты Приморской области, в состав которой с 1856 года была включена территория Камчатской области. После обсуждения данного вопроса с министрами иностранных дел и финансов, Сибирский комитет в ноябре 1860 года составил проект закона, который 22 декабря 1860 года был утвержден императором. Новый закон распространил право беспошлинной иностранной торговли на все порты Приморской области Восточной Сибири, в состав которой после заключения Пекинского договора с Китаем (1860 г.) вошла так-

50 же и территория Уссурийского края .

Таким образом, проникновение иностранного капитала на безлюдные территории тихоокеанской окраины России в первой половине XIX века заставляло российское правительство принимать необходимые законы, ограничивавшие и регулировавшие этот процесс. При этом прослеживается основное направление принимаемых мер. Прежде всего, оно было направлено на решение важной стратегической задачи закрепления России на берегах Тихого океана, что составляло смысл всей государственной политики в этом отдаленном регионе. Естественно, что закрепление на берегах Тихого океана, во-первых, гарантировало российскому правительству сохранение громадных пространств Сибири, богатых неисчерпаемыми природными и биологическими ресурсами, а во-вторых, обеспечивало безопасность страны от внешних вызовов с востока.

50 Дополнение к Т. ХХХV. Собрание второе. ПСЗРИ. № 36429а // ПСЗРИ. Собр. втор. Т. ХХХVII. Отд. втор. 1862 г. СПб., 1865.

В 50-х годах XIX века усилилось проникновение американского капитала на Нижний Амур. Тем не менее, частная иностранная торговля на Амуре большого развития так и не получила. Ограничение экономической деятельности иностранцев в Приамурье российскими властями в конце 50-х годов XIX века вызывалось, в основном, одной главной целью - укреплением российского влияния в крае. Несмотря на существование в портах Приморской области беспошлинной торговли, иностранцам запрещалась торговля по Амуру - главной транспортной коммуникации, связывающей районы Восточной Сибири и Северо-Восточного Китая с тихоокеанским побережьем. Бесперспективность такого положения для полной свободы иностранной торговли резко сократила приток западного капитала в Приамурье.

80 81

ЗНАЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ТРУДОВ

ГРАФА Н. Н. МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО

ПО УТВЕРЖДЕНИЮ РОССИЙСКОЙ

ГОСУДАРСТВЕННОСТИ НА ДАЛЬНЕМ

ВОСТОКЕ РОССИИ

Н. И. Дубинина, доктор исторических наук,

профессор Дальневосточного государственного гуманитарного университета,

г. Хабаровск

В 2008 году отмечается 150-летие заключения Айгунского российско-китайского трактата и включения Приамурья в состав России. 23 августа 2009 года исполнится 200 лет со дня рождения графа Н. Н. МуравьеваАмурского - генерал-губернатора и командующего войсками Восточной Сибири, члена Государственного совета. Внушительная временная дистанция является серьезным поводом для поднятия планки исторической оценки личности Муравьева-Амурского и главного дела его жизни - возвращения Приамурья в состав России.

Как известно, русские люди, открывшие Амур в XVII веке и начавшие его осваивать, затем были вынуждены уйти с приамурских земель под напором военной силы маньчжуров. Но память об Амуре жила. М. В. Ломоносов в оде императрице Елизавете Петровне выразил ее так:

Где солнца всход и где Амур В зеленых берегах крутится,

Желая паки возвратиться В твою державу от маньчжур.

Потребности экономического развития обширного Восточно-Сибирского края в первой половине XIX в. настойчиво выдвинули вопрос об обеспечении его выходом к Тихому океану. Ключом выхода являлся Амур - мощная речная магистраль, которая по Нерчинскому договору (1689 г.) была для русских недоступна. Российское правительство вновь и вновь обращалось к амурской проблеме, ища подходы к ее решению. В большой степени этому способствовали возникшие в середине XIX века внешнеполитические факторы. Успешные военные действия Англии и Франции против России в Крымской войне (1853-1856 гг.) подвигли их на активные действия против России на востоке, где ее власть распространялась на Камчатский полуостров, побережье Охотского моря, северную часть Тихоокеанского побережья и Русскую Америку.

Появление в северо-восточной акватории Тихого океана английских и французских военных судов, осада ими Петропавловска-на-Камчатке создали серьезную опасность для российских владений и реальную угрозу захвата европейцами устья Амура. Потеря его исключила бы возможность для России иметь удобный речной выход на тихоокеанское побережье. Это же обстоятельство встревожило и власть Дайцинской империи, юг которой колонизировали европейцы, и она опасалась захвата ими и своих северных провинций.

82 83 Так складывались внешнеполитические предпосылки для совместного противодействия России и Китая действиям Англии и Франции.

Помимо экономических и политических факторов для решения амурской проблемы благоприятно сложился и личностный фактор. В 1847 году император Николай I назначил генерал-губернатором и командующим войсками Восточной Сибири генерал-майора, участника Кавказской войны, бывшего тульского губернатора Николая Николаевича Муравьева, происходившего из известного российского рода служилых дворян.

Самый молодой в России генерал-губернатор (ему было 38 лет) выдвинул, как сейчас говорят, амбициозную задачу - вернуть России Амур.

Этой идеей он увлек своих единомышленников из числа молодых офицеров и чиновников. По оценке П. А. Кропоткина, сформированная Муравьевым администрация была

"гораздо более просвещенной и, в общем, гораздо лучше, чем администрация любой гу-

1 бернии в Европейской России" .

Ближайшими помощниками и сподвижниками

Н. Н. Муравьева стали Г. И. Невельской, М. С. Корсаков, П. В. Казакевич, Б. В. Струве, М. И. Венюков, С. М. Волконский. Все тяготы жизни сибирского генералгубернатора разделила его жена - Екатерина Николаевна, участница похода из Иркутска через Якутск на Камчатку и одного из сплавов по Амуру.

Настойчивые предложения Н. Н. Муравьева об активизации действий России в устье Амура побудили императора Николая I создать Особый комитет для обсуждения амурского вопроса. Комитетом было принято важное решение о посылке новой экспедиции для обследования устья Амура. Возглавляемая талантливым

1 Кропоткин П. А. Записки революционера. М., 1990. С. 160.

морским офицером Г. И. Невельским экспедиция летом 1849 года вошла на транспорте "Байкал" в лиман Амура и открыла доступность входа в Амур морских судов, а также доказала, что Сахалин - остров. В 1850 году Невельской основал Николаевский военный пост, в котором был поднят русский флаг, что означало: нижнее Приамурье вошло в состав России. Началось фактическое заселение русскими Приамурья.

Одновременно с исследованием устья Амура шло изучение района прохождения сухопутной границы с Китаем в бассейне Амура экспедицией Н. Х. Ахте. Экспедиция готовилась Генеральным штабом. Предложенный Муравьевым маршрут экспедиции, ориентированный на изучение Амура, был утвержден императором. За три года экспедицией был выполнен огромный объем работы - обследован район от Усть-Стрелки в Забайкалье до Охотского моря, составлены карты горных хребтов и отрогов. Итоги экспедиции были рассмотрены на заседании Особого комитета в присутствии Николая I и Н. Н. Муравьева. Был издан императорский указ о приз-нании территории левобережного Приамурья от

2 реки Буреи до устья Амура - российскими владениями . Г. И. Невельской получил разрешение поставить военные посты в заливе Де-Кастри, на озере Кизи и на Сахалине.

При выполнении грандиозного замысла - возвращения Приамурья России - Н. Н. Муравьеву приш-лось опираться на собственные, весьма ограниченные силы, поскольку у военного министра не было лишних солдат, а у министра финансов - свободных денег. К тому же он должен был действовать в сжатые сроки, чтобы поста-

84 85 2 Шиндялов Н. А. Основатели Благовещенска. Благовещенскна-Амуре, 2006. С. 22.

вить западноевропейских дипломатов перед свершившимся фактом. Так возник официальный план сплавов по Амуру для снабжения продовольствием и снаряжением русских людей в низовьях реки.

Получив на сплав разрешение Николая I, "чтобы при этом не пахло порохом", поставив в известность правительство Дайцинской империи, Н. Н. Муравьев в 1854 году провел первый сплав по Амуру. Караваны барж в сопровождении небольших пароходов отправились вниз по течению Амура, везя скот, амуницию, продовольствие. По пути солдаты сибирских линейных батальонов под командой офицеров основывали военные посты, определяли места будущих поселений.

Добившись в столице разрешения возвратить гражданские права бывшим ссыльнокаторжным, приписанным к кабинетным промыслам, генерал-губернатор из них сформировал Забайкальское казачье войско, казаки которого стали первыми поселенцами на берегах Амура и Уссури.

Муравьев, участник трех сплавов, так оценил их: первым сплавом открыл Амур, вторым - защитил его, третьим - присоединил к России.

Во время сплавов Н. Н. Муравьев намечал места для поселений, каждому новому поселению на Амуре давал названия.

Однажды Н. Н. Муравьев признался, что он видит в себе продолжателя дела первопроходца Ерофея Хабарова. По его просьбе был отслужен молебен на месте древнего Албазина, некогда выдержавшего длительную осаду маньчжурских войск и разрушенного согласно Нерчинскому договору.

Военный пост на крутом берегу Амура, где в него впадает река Уссури, Муравьев назвал Хабаровкой. Высадившись на берег, солдаты 13-го линейного сибирского батальона под командованием капитана Якова Дьяченко стали первостроителями нашего славного города, отмечающего ныне свое 150-летие.

При личном участии Муравьева были основаны ключевые города Дальнего Востока: Благовещенск, Хабаровск, Владивосток, а также десятки сел и станиц.

Обладая незаурядными дипломатическими способностями, Н. Н. Муравьев сумел оформить присоединение амурских земель международным договором с Дайцинской империей. Это произошло 16 мая 1858 года в городе Айгуне, где по поручению российского правительства он подписал с главнокомандующим И Шанем Айгунский трактат.

"Левый берег реки Амура, начиная от реки Аргуни до морского устья р. Амур, - говорилось в Ст. 1 договора, - да будет владением Российского государства, а правый берег, считая вниз по течению до р. Уссури, владе-

3 нием Дайцинского государства" .

В отношении границы по р. Уссури и далее до моря стороны не пришли к соглашению. Айгунским договором были устранены существовавшие ранее территориальные ограничения в русско-китайской торговле, в нем отсутствовали какие-либо неравноправные условия. Более того, по предложению маньчжурской стороны в преамбуле Айгунского трактата было записано, что договор заключен

"по общему согласию, ради большой вечной взаимной дружбы двух государств,

86 87 3 Мясников В. С. Договорными статьями утвердили. Дипломатическая история русско-китайской границы XVII - XX вв. Хабаровск, 1997. С. 309.

для пользы их подданных и для защиты от

4 иностранцев" .

Договор закрыл доступ судам европейских государств в реки Амур, Уссури и Сунгари и устанавливал, что по этим рекам

"могут плавать только суда Дайцинского и Российского государств".

Подписание российско-китайского договора стало звездным часом жизни Н. Н. Муравьева. Об этом он так объявил в приказе по войску:

"Товарищи! Поздравляю Вас! Не тщетно трудились мы: Амур сделался достоянием России. Святая Православная Церковь молит за Вас. Россия - благодарит. Да здравствует император Александр II и да процветает под кровом его вновь приобретенная страна!

5 Ура!" .

Ознакомившись с текстом договора, Александр II сделал на нем надпись:

"Лучшего мы и ожидать не можем".

Своим именным указом он возвел Н. Н. Муравьева в графское достоинство с именованием МуравьевАмурский.

4 Мясников В. С. Договорными статьями утвердили. Дипломатическая история русско-китайской границы XVII - XX вв. Хабаровск, 1997. С. 309.

5 Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский. М., 1891; Хабаровск, 1999. С. 514.

Ратифицированный в Российской и Поднебесной Империях Айгунский договор стал основой для заключения Тяньцзиньского (1858 г.) и Пекинского (1860 г.) договоров, по которым Россия получила право вести торговлю с соседним государством не только сухим путем (как было раньше), но и морем, а главное - весь Уссурийский край вошел в состав России.

Установление российско-китайской границы отвечало национальным интересам как Российского государства, так и Китая.

В день, когда Муравьев донес императору Александру II о заключении договора с Китаем о разграничении территории по Амуру, великий просветитель архиепископ Иннокентий (Вениаминов) заложил храм во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Одновременно Муравьев переименовал Усть-Зейский пост в город Благовещенск в память того, что Камчатский архиерей Иннокентий первоначально в сане священника служил в Иркутске при Благовещенской церкви.

Владыка Иннокентий обратился к Н. Н. Муравьеву с речью по случаю заключения Айгунского трактата, в которой сказал:

"Благословен Господь Бог твой, и благословен ты Богом Вышним, устроившим это дело так вожделенно, мирно, дружелюбно и без

6 посредства оружия" .

Впоследствии эта чрезвычайно важная мысль, характеризующая методы решения амурского вопроса, вылилась в такую емкую поэтическую фразу о Н. Н. Муравьеве:

88 89 6 Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский. М., 1891; Хабаровск, 1999. С. 514.

Завоеватель - без сраженья, Победитель - без войны.

Этим Муравьев опередил свое время. Только после двух мировых войн в XX веке получает признание решение спорных межгосударственных проблем без применения оружия, путем переговоров и компромиссов.

Таким образом, итогом умелых энергичных административных, политических и дипломатических решений к России мирно, при минимальной поддержке правительства, в короткий срок, малыми средствами была присоединена территория в 1,5 млн. км2, равная нескольким европейским государствам. Это придало России евразийский характер и окончательно вывело ее на побережье Тихого океана.

На присоединенных землях графом МуравьевымАмурским были заложены устойчивые основы российской государственности.

Неотложной задачей генерал-губернатора явилось устройство административно-территориального управления в Приамурье и Приморье. В начале 1850-х годов ему удалось добиться образования Якутской, Камчатской и Забайкальской областей, выведенных из состава Иркутской области и получивших самостоятельность. В столице согласились с новыми муравьевскими предложениями. Была образована Приморская область (1856 г.) с центром в г. Николаевске. Первым военным губернатором ее стал сподвижник Н. Н. Муравьева и Г. И. Невельского - контр-адмирал П. В. Казакевич. В 1858 году была образована Амурская область с центром в г. Благовещенске. Первым ее начальником стал сподвижник Муравьева Н. В. Буссе. Обе области вошли в состав Восточно-Сибирского края.

В письме брату Валериану Николаевичу 13 апреля 1858 года Н. Н. Муравьев писал:

"Исключительная моя теперь забота состоит в том, чтобы заселять Амур, развивать по нем пароходство и торговлю, учредить города, архиепископскую кафедру и открыть золото... в устьях Амура и окрестных морских берегах надобно соорудить укрепленные порты и со-

7 общения с ними железными дорогами" .

В этом частном письме граф Н. Н. МуравьевАмурский изложил по существу программу своей созидательной деятельности в интересах упрочения российской государственности.

На первых порах колонизация приамурских земель осуществлялась в основном военными и казаками по приказу командиров и носила во многом принудительный характер. Муравьев настойчиво, но почти тщетно добивался от петербургских властей учреждения проектов вольной колонизации, понимая, что только свободное заселение может дать надежные результаты. Правительство отклонило предложенную Муравьевым легализацию фактически существовавшего в Сибири разрешения поселяться беглым крепостным. Из муравьевского проекта правил для переселения в Приморскую и Амурскую области был изъят пункт, гласивший, что

7 Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич Муравьев-

90 91 Амурский. М., 1891; Хабаровск, 1999. С. 508.

"зашедшие в эти области крепостные люди становятся свободными со дня поступления в

8 пределы одной из них" .

Важно подчеркнуть, что Муравьев последовательно выступал за отмену крепостного права в России. Еще в бытность тульским губернатором он первым из своих коллег внес антикрепостнический проект решения крестьянского вопроса.

В результате активной переселенческой политики Н. Н. Муравьева-Амурского в верховьях Амура появилось 39 казачьих станиц с пятью тысячами жителей. В среднем течении Амура насчитывалось 36 казачьих станиц. Приамурские земли становились обитаемыми и обживаемыми. В этом следует видеть главный итог созидательной деятельности генерал-губернатора.

Решение амурского вопроса стало возможным благодаря подвижничеству тысяч русских людей: солдат, казаков, крестьян, которые поселились на новых землях и обильно полили ее потом, слезами и кровью.

Сибирский генерал-губернатор был исключительно настойчив в доведении своих созидательных планов и предложений до власти: слал в Петербург обширные записки с огромными приложениями: картами, схемами, расчетами, при встречах горячо убеждая императора в своей правоте. Так, он обосновал необходимость разделить Восточно-Сибирское генерал-губернаторство на два:

8 Граф Н. Н. Муравьев-Амурский в воспоминаниях современников. Новосибирск, 1998. С. 18.

"Возлагать управление всем этим краем на однолицо, - считал Муравьев, - значит тре-

9 бовать невозможного от человека" .

Но это предложение было отвергнуто (лишь в 1884 году было создано Приамурское генералгубернаторство). Такая же участь постигла и другой муравьевский проект о строительстве железнодорожной линии между рекой Амур и заливом Де-Кастри.

По воспоминаниям известного исследователя и ученого В. И. Венюкова, "умственное движение" в столице Восточной Сибири - Иркутске 1850-1860-х годов было значительно. По инициативе генерал-губернатора был организован Сибирский отдел Императорского Русского географического общества (ИРГО), сыгравший важную роль в объединении интеллектуальных сил в изучении Дальнего Востока. Сибирский отдел ИРГО послужил основой для создания в 1884 году Общества изучения Амурского края (Владивосток) и в 1894 году Приамурского отдела ИРГО (Хабаровск).

Н. Н. Муравьев в своей деятельности пользовался результатами науки, опирался на помощь ученых, оказывал покровительство местной печати, литературным вечерам и воскресным школам.

Современники оставили немало воспоминаний о графе Муравьеве-Амурском. Они рисовали сложный, противоречивый его характер, свидетельствовали не только о демократизме, феноменальной энергии, но и о вспыльчивости, склонности к произволу, к жестоким наказаниям, к властолюбию.

92 93 9 Граф Н. Н. Муравьев-Амурский в воспоминаниях современников. Новосибирск, 1998. С. 53.

"...Все недостатки и слабости Муравьева, - писал близко его знавший Б. В. Струве, - меркнут перед его проницательным административным умом и его светлым взглядом на государственные вопросы, перед его последовательностью в их реализации и перед его

10 геройской решимостью..." .

На первый взгляд, порядки эпохи императорареформатора Александра II (1855-1881 гг.) должны были отвечать характеру инициативного, энергичного, склонного к либерализму сибирского генерал-губернатора. Но этого не случилось. Н. Н. Муравьев чувствовал стесненность в своих действиях, в новом царе Александре II он не нашел полного доверия к себе, которое он считал необходимым для полезного управления отдаленной и обширной территорией.

Так, Муравьев считал целесообразным ввести в Восточной Сибири такой же порядок, какой существовал на Кавказе, где наместник имел права, равные с министрами, которые могли действовать только через него. Другими словами, Муравьев предложил вывести генерал-губернатора Восточной Сибири из-под контроля всех министерств для облегчения и ускорения принятия решений. Исключение он сделал только для морского ведомства.

Видя опасность сепаратизма, император эту идею не поддержал. В письме к брату, великому князю Константину Николаевичу, Александр II писал о Н. Н. Муравьеве:

10 Граф Н. Н. Муравьев-Амурский в воспоминаниях современников. Новосибирск, 1998. С. 74.

"... Он постоянно стремится к достижению такой власти, которая сделала бы его независимым от центральных управлений, чего я

11 никак допустить не могу" .

Представления Н. Н. Муравьева о наградах служившим в Восточной Сибири и участвовавшим в освоении Амура чиновникам и офицерам император посчитал чрезмерными и пересмотрел их. Это очень сильно возмутило Н. Н. Муравьева. По поводу отказа в награждении орденом св. Владимира одного из своих любимцев, вышедшего из казаков и ставшего позже видным дипломатом, Якова Шишмарева, Н. Н. Муравьев восклицал:

"Неужели человек, написавший Айгунский договор, не достоин того, чтобы сделать его дворянином!"

Награждение орденом св. Владимира означало возведение в первое благородное сословие России - дворянство.

Что же касается репутации сибирского генералгубернатора в столичных высших бюрократических сферах, то она была парадоксальной. Консервативно настроенная высшая бюрократия считала Н. Н. Муравьева "красным генералом", "революционером". Для высших чиновников-либералов он оставался чужаком, деспотом, "сибирским сатрапом".

Самым яростным критиком Н. Н. МуравьеваАмурского и его деяний был декабрист Д. И. Завалишин.

94 95 11 Переписка Императора Александра II с Великим Князем Константином Николаевичем: 1857-1861. // Дневник Великого Князя Константина Николаевича / Сост.: Л. Г. Захарова и Л. И. Тютюнник. М., 1994. С. 73.

Цель своего публичного выступления против сибирского генерал-губернатора он определил таким образом:

"Прямо провозгласить все его (Муравьева) подвиги вымыслом, мыльными пузырями, а все заслуги - положительным вредом делу,

12 краю и государству" .

Присоединитель Приамурья и Приморья был назван "шарлатаном", "честолюбцем", "себялюбцем". Н. Н. Муравьева сильно возмутило не столько содержание завалишинских записок, сколько публикация их в официальном правительственном органе - "Морском сборнике".

В последние сибирские годы особенно заметным стало отсутствие у Н. Н. Муравьева серьезной опоры в Петербурге и полного доверия императора. В письме брату он писал:

"Высшее правительство может меня отозвать или выгнать какими-нибудь несовременными распоряжениями или мерами, но из собственных видов или для собственного спокойствия, я отсюда проситься не стану, покуда сам не буду убежден, что в лице моем

13 здесь нет крайней необходимости!" .

Считая, что главное дело его жизни сделано -

Амурский край принадлежал России, - граф МуравьевАмурский подал прошение об отставке. Формальным поводом к отставке послужило состояние здоровья. Кстати,

12 Граф Н. Н. Муравьев-Амурский в воспоминаниях современников. С. 107.

13 Барсуков И. П. Указ. соч. С. 508.

в годы пребывания на посту генерал-губернатора Николай Николаевич необыкновенно много времени провел в дороге, проехав в общей сложности около 120 тысяч километров.

27 января 1861 года Муравьев-Амурский, после 13летней верной службы трону и Отечеству, навсегда покинул Иркутск. Высочайшим рескриптом объявлялось об его отставке с поста генерал-губернатора и назначении в Государственный совет. Муравьев был еще сравнительно молод - ему не исполнилось и пятидесяти двух лет - и он вправе был рассчитывать на продолжение активной деятельности. Но этого не случилось. Архиепископ Иннокентий, узнав о крушении некоторых планов будущей деятельности Н. Н. Муравьева-Амурского, горестно восклицал:

"Ужели он не вступит опять на поприще службы! Если так, то слова мои, сказанные ему после молебствования о заключении Ай-

14 гунского трактата, вполне сбываются" .

А в архиерейской речи тогда говорилось:

"Но если бы, паче чаяния, когда-нибудь и забыло тебя потомство... то никогда, никогда не забудет тебя наша Православная Церковь...

15 " . Отмечавший свое 70-летие выдающийся религиозный деятель России архиепископ Иннокентий (Вени-

14 Матханова Н. П. Генерал-губернаторы Восточной Сибири. Новосибирск, 1998. С. 240.

96 97 15 Барсуков И. П. Указ. соч. С. 514.

аминов) в 1867 году письмом духовно поддержал находившегося не у дел графа. Он писал:

"Простите и примите уверения, что я и ныне остаюсь неизменно с теми чувствами к Вам, как был, с тем же уважением, с той же благо-

16 дарностью и с тем же почитанием" .

Поселившись вместе с супругой Екатериной Николаевной во Франции, Муравьев лишь изредка наезжал в Россию. Граф сознавал свои заслуги, хотя и чувствовал себя глубоко оскорбленным, попав в полуопальное положение.

"Бог не дал мне заслужить внимание моих современников, - писал он брату, - не рассчитываю я на внимание потомства, но, тем не менее, жизнь моя проведена и сокращена на службе Отечеству, и слава Богу еще, что не

17 называют меня изменником" .

Н. Н. Муравьев-Амурский скончался в Париже 18 ноября 1881 года и был похоронен на Монмартре. И если столичный чиновничье-бюрократический бомонд постарался предать забвению имя российского патриота и великого гражданина, то на Дальнем Востоке память о графе Муравьеве-Амурском свято сохранялась и передавалась в поколениях русских людей, осваивавших Приамурье и Приморье. Годы же губернаторства стали называть "муравьевским временем", подчеркивая масштаб его деяний.

16 Барсуков И. П. Указ. соч. С. 653.

17 Матханова Н. П. Указ. соч. С. 24.

Сподвижники графа инициировали создание памятника графу Муравьеву-Амурскому, который был поставлен на Хабаровском утесе в 1891 году. Тогда же (при непосредственном участии друзей и на средства М. С. Волконского) вышла в свет написанная известным историком И. П. Барсуковым фундаментальная и до сих пор самая полная биография графа Н. Н. МуравьеваАмурского в двух томах.

Спустя более ста лет, в 1999 году, первый том книги в виде репринта был переиздан в Хабаровске. К 200летию со дня рождения графа Муравьева-Амурского выйдет еще одно репринтное издание первого тома.

Вместе с тем было бы полезно осуществить репринтное издание не переиздававшегося второго тома книги И. П. Барсукова, который содержит 160 документов, главным образом относящихся к сибирскому периоду деятельности Н. Н. Муравьева-Амурского. Ныне второй том является библиографической редкостью.

Резюмируя сказанное, необходимо подчеркнуть, что с присоединением обширного Приамурья, а затем и Уссурийского края, завершился многовековой поход русских первопроходцев на Восток. Были достигнуты естественные пределы - тихоокеанские рубежи, и тем самым было завершено территориальное оформление Российской Империи. Помимо малодоступных выходов к Тихому океану на северо-востоке материка, которыми Российское государство владело с XVII века, она приобрела сравнительно удобный речной путь к Великому океану. Россия по-настоящему стала евроазиатской державой. В ее внешней политике обозначились новые подходы в дальневосточном направлении. Она вступила в сношения со странами Азиатско-Тихоокеанского регио-

на. Это направление в XXI веке приобрело для России приоритетное значение.

98 99

Решение Н. Н. Муравьевым амурского вопроса привело к переселению тысяч людей на новые земли, значительно расширило ареал Православия, предопределило судьбы миллионов россиян в XIX веке и в последующие времена. Энергичная преобразовательная деятельность графа Н. Н. Муравьева-Амурского, направленная на утверждение российской государственности в Приамурье и Приморье, охватывала все направления политики, все области управления и положила начало формированию дальневосточной России. Полуторавековое ее развитие дает полное основание утверждать: Н. Н. Муравьев-Амурский является выдающимся государственным деятелем, военоначальником, дипломатом, великим гражданином России.

Традициям управления дальневосточным краем, заложенным Н. Н. Муравьевым-Амурским, следовали приамурские генерал-губернаторы: А. Н. Корф, Н. И. Гродеков, П. Ф. Унтербергер, Н. Л. Гондатти и другие.

Муравьевские традиции и в XXI веке способствуют превращению Дальнего Востока в экономически развитый, социально благополучный регион России.

ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

АЙГУНСКОГО ДОГОВОРА 1858 ГОДА

МЕЖДУ РОССИЕЙ И КИТАЕМ

А. В. Бережнов, старший преподаватель

кафедры философии и истории Отечества

Дальневосточного государственного медицинского университета,

г. Хабаровск

К середине XIX века можно выделить две группы предпосылок вхождения Приморья и Приамурья в состав России - исторические и правовые. Первые были заданы объективными потребностями России середины XIX столетия в обороне и освоении своих тихоокеанских владений. Правовыми предпосылками стали принципиальная незавершенность русско-китайских соглашений XVII-XVIII вв. по поводу Приамурья (прежде всего Нерчинского мира 1689 года), а также некоторые данные о регионе, полученные русскими исследователями непосредственно перед Айгунским договором.

Главной правовой предпосылкой заключения Айгунского и Пекинского соглашений являлось крайнее несовершенство основного документа, определявшего на тот момент границу между дальневосточными владениями России и Китая - Нерчинского договора.

100 101 Как известно, Нерчинский договор был силой навязан России Цинской империей в 1689 году после ряда вторжений в русское Приамурье (Албазинское воеводство) и Забайкалье (Нерчинское воеводство) с 1652 по 1689 годы.

Договор содержал следующие положения: Цинская империя отказывалась от своего первоначального требования уступки Приамурья и Забайкалья, разграничению подвергся только район Верхнего Амура по рекам Аргунь и Горбица. Русские обязывались уничтожить все свои укрепления и поселения в Приамурье, однако от права создавать их там отказывались и маньчжуры.

При этом территория Приамурья фактически не считалась после соглашения китайской - в официальных документах Цинской империи выезд за так называемый "Ивовый палисад" (800-1000 км к югу от Амура) рассматривался как выезд за границу, а территория к северу от него называлась "внешние земли".

Демаркацию территории Нижнего Амура Нерчинский договор откладывал на будущее, причем никаких попыток разграничения вплоть до заключения Айгунского договора предпринято не было.

Разграничение же Верхнего Амура осталось крайне несовершенным. Три текста Нерчинского договора (латинский, русский и маньчжурский) не совпадали друг с другом, не было произведено обмена картами, значительный участок границы был тогда попросту не исследован. Однако эти недостатки договора не тревожили Пекин, стремившийся не к приобретению новых земель для хозяйственного освоения, а к созданию обширной "буферной" зоны между своими и русскими владениями, в полном соответствии со своей средневековой доктриной пограничных соглашений с сопредельными "варварами".

Стремление Цинских императоров к созданию не государственной границы, а широкой нейтральной полосы подтверждается, в частности, данными экспедиций

А. Ф. Миддендорфа в 1846 году и полковника Н. Х. Ахте в 1849-1858 гг., отмечавших отсутствие восточнее Горбицы какой бы то ни было китайской границы. По мнению Ахте, китайским можно назвать лишь Верхний Амур от Усть-Стрелки до устья Буреи. "Нейтральным" Северное Приамурье называли и маньчжурские купцы, встреченные здесь Г. И. Невельским, не заставшим на Нижнем Амуре (1849 г.) никаких китайских госструктур и "караулов".

Нейтральный характер левобережья Амура подтверждают и данные упомянутой экспедиции А. Ф. Миддендорфа о проживающих в "нейтральной" полосе амурских племенах, уже состоящих в русском подданстве. В связи с истощением пушных ресурсов в Сибири ряд "русских" эвенкских родов (так называемых "амурских орочонов") перекочевал в Приамурье. Цинское правительство никак не прореагировало на это вторжение.

Коренные же народы Приамурья, Приморья и Сахалина (нивхи, эвенки, айны) считали себя на момент прибытия Г. И. Невельского совершенно независимыми и никому не платили ясака.

В качестве исторических предпосылок присоединения Приамурья к России можно указать следующие положения.

102 103 1. Открытие Амурской экспедицией Г. И. Невельского 1849-1855 гг. устья Амура и доказательство судоходности этой реки на всем протяжении ее течения привело к резкой переоценке стратегического значения Амура как русским правительством, так и ведущими колониальными державами - Великобританией и Францией. Из бесполезной водной преграды он в одночасье стал важнейшей транспортной магистралью от Тихого океана вглубь Азиатского континента. Причем эта магистраль могла быть использована как с запада на восток, для отправки войск и стратегических грузов в русскую Северо-Восточную Азию и на Аляску, так и в обратном направлении, для развития иностранной (прежде всего американской) торговли в русской Восточной Сибири.

2. Крымская война 1853-1856 гг. показала уязвимость русских владений в Америке, на Чукотке и Камчатке и жестко поставила вопрос о путях их снабжения и защиты. Поскольку практически единственным видом связи с этими регионами были морские перевозки вокруг мысов Горн или Доброй Надежды, столкновение России с любой морской державой (например, с Великобританией) тут же приводило их к изоляции от Европейской России. При отсутствии в Северной и Центральной Азии железных дорог, вплоть до строительства Транссибирской магистрали, единственным эффективным путем их снабжения через Сибирь являлось течение Амура.

К середине XIX века необходимость оперативной связи с Аляской стала критической также в силу крайнего распространения иностранного браконьерства в Беринговом и Охотском морях. Последнее приводило к истреблению пушного зверя во владениях РоссийскоАмериканской компании и падению цен на шкуры в

Китае. То и другое сильно подрывало финансовую базу Российско-Американской компании, а значит, и русского присутствия в Америке.

3. Итоги так называемых "опиумных" войн Великобритании и Франции в Китае в 1839-1842 и 1856 гг. привели к его экономическому закабалению этими странами, а в перспективе, и к утрате Цинской империей самостоятельности во внешней политике. Требовалось немедленно заключить русско-китайское территориальное соглашение, пока Китай мог заключить его в своих интересах и имел в виду Россию как единственного дружественного европейского партнера.

Разграничение в Приамурье отвечало интересам обеих стран, так как позволяло однозначно отклонить притязания колониальных держав на "нейтральные", согласно Нерчинскому миру, дальневосточные территории. Об этих притязаниях открыто писала в то время британская пресса. Также было отмечено, что активность иностранных судов у сахалинского и охотского побережий резко возросла.

4. Коренные народы Приамурья и Сахалина (в частности, нивхи) сами обращались к Г. И. Невельскому и русским властям в Аяне с просьбой защитить их от систематических нападений американских браконьеров.

11 января 1854 года генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев получил официальные полномочия для заключения территориального соглашения с Китаем, подтвержденные поручением в июне 1855 года недавно вступившего на трон императора Александра

II. 104 105 Еще до этого Муравьев предпринял в мае 1854 года первый сплав русских войск и поселенцев на судах вниз по Амуру. Целью этих сплавов было укрепление обороны Охотского побережья и Камчатки против нападений союзной эскадры (шла Крымская война), а также первичное заселение Приамурского края. Сплавы осуществлялись с предварительным уведомлением китайской стороны, но без ее согласия. Тем не менее, при первом сплаве власти Айгуна (центра китайской провинции Хейлунцзян по правому берегу Амура) приняли объяснения Муравьева о военной опасности русским территориям от союзных эскадр, а при следующих сплавах даже помогали русским с ремонтом судов. Всего за пять сплавов с мая 1854 по май 1858 года Муравьевым был основан на Амуре ряд новых казачьих станиц, а на русском Дальнем Востоке было сосредоточено до 22 тыс. войск при 40 орудиях.

Подготовка Россией территориального договора с Китаем не обошлась без определенных внутренних трудностей. Дело в том, что, несмотря на полномочия Муравьева, из Петербурга для заключения договора направили в Китай миссию адмирала Е. В. Путятина, которая в апреле 1857 года прибыла в Кяхту, намереваясь следовать оттуда в Пекин. Хотя Путятин уже успел заявить о себе на дипломатическом поприще заключением Симодского трактата с Японией, Муравьев резко возражал против его миссии, считая, что сначала следует занять Приамурье, а затем вести переговоры с Китаем. Россия не должна спрашивать у него позволения занять нейтральные земли, тем более что предварительные переговоры китайцы неизбежно затянут. Тем не менее, Путятин выехал из Кяхты в Пекин, однако Цинские власти отказались пропустить его в столицу. Тогда Путятин спустился вниз по Амуру до устья и на пароходе "Америка" вошел в Чжилийский (Печелийский) залив. Здесь он связался с китайскими властями в Тяньцзине, вновь предложив переговоры. Однако ему снова было отказано, а переговоры предложено провести в пограничных районах. Цинские дипломаты были верны своим вековым традициям общения с иностранными "варварами".

Интересно, что уже в декабре 1857 года русское правительство сообщило в Пекин, что полномочным представителем России на Дальнем Востоке вновь является Н. Н. Муравьев. Через полгода после этого генералгубернатор Восточной Сибири заключает с Китаем территориальный Айгунский договор.

У автора есть лишь одно объяснение такой странной "забывчивости" Петербурга, направившего Е. В. Путятина для заключения договора с Китаем в обход дважды (в 1854 и 1855 годах) подтвержденных полномочий Н. Н. Муравьева, а затем вновь вспомнившего о них после срыва путятинской миссии. Зная жесткий и самостоятельный характер генерал-губернатора, правительство предпочло поручить заключение соглашения человеку из центра, чтобы поставить будущие переговоры под свой непосредственный контроль. Известно, что Муравьев резко возражал против миссии Путятина, считая, что оказать воздействие на Китай можно лишь путем одновременного с переговорами укрепления обороны края посредством сплавов. Однако, когда при попытке Путятина провести обычные переговоры власти Поднебесной империи вновь проявили свою китаецентристскую внешнеполитическую доктрину, администрация Александра II предпочла снова отдать полномочия Муравьеву, зная, что тот при необходимости "проучит" надменного восточного соседа военным давлением (хотя сплавы войск по Амуру нельзя считать вторжением в силу нейтральной принадлежности осваиваемой с их помощью территорий). Во всяком случае, Муравьев покажет, что Россия твердо намерена освоить нейтральные территории Приамурья с признанием, однако, определенных прав Китая на правый берег Амура. Не случайно Муравьев заключил Айгунский договор как бы "между делом", т. е. во время пятого сплава по Амуру войск и поселенцев мимо Айгуна. А при попытках маньчжур вновь объявить Приамурье своими "природными" землями 14 мая пригрозил прекратить переговоры и продолжать сплав. Угроза возымела свое действие, и 16 мая 1858 года договор после пятидневных споров был, наконец, заключен.

От имени русского правительства Айгунский договор был подписан генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым, а цинскую сторону представлял маньчжурский губернатор провинции Хейлунцзян по правому берегу Амура князь И Шань.

Условия соглашения в Айгуне были следующими.

1. Левый берег Амура от Аргуни до устья переходил к России. Правый берег Амура вниз до реки Уссури

106 107

отходил Китаю. Земли от Уссури до моря временно находились в совместном владении (получили статус кондоминиума).

2. По Амуру, Сунгари и Уссури разрешалось плавание только русских и китайских судов.

3. Маньчжурские жители на левом берегу Амура от реки Зеи на юг до деревни Хормолдзинь оставались на своих прежних местах и в ведении маньчжурского правительства.

4. Стороны обязались оказывать взаимное покровительство своим торговцам в регионе.

2 июня 1858 года Айгунский договор был ратифицирован Цинским императором. Следующей задачей дипломатов обеих сторон стало определение статуса Уссурийского края.

1 июня 1858 года был заключен Тяньцзиньский договор, согласно которому Россия получила в Китае равные права с другими западными державами. Со своей стороны, Россия предложила Китаю для отражения союзной агрессии в ходе второй "опиумной войны" крупную партию оружия - 10 000 новейших винтовок и 50 орудий. В договоре особо указывалось, что дополнительной статьей к нему будет соглашение по Уссурийскому краю. Это соглашение было заключено в Пекине русским посланником Н. П. Игнатьевым 2 ноября 1860 года. По этому договору Уссурийский край отходил к России.

Таким образом, Айгунский договор 1858 года стал первым и самым важным в серии русско-китайских соглашений, оформивших дальневосточную границу России.

ПЕРВАЯ КАЗАЧЬЯ ЧАСОВНЯ НА АМУРЕ

В. Г. Попов, кандидат исторических наук,

г. Хабаровск

В середине XIX века Российская Империя имела отлаженную административную и идеологическую систему - самодержавие и Православие. Казаки только что созданного Забайкальского казачьего войска были православными. Именно казачеству предстояло сыграть главную и определяющую роль в военно-хозяйственном присоединении левобережья Приамурья к Российской Империи. Именно казакам предстояло на постах, выставленных по левому берегу Амура, выжить и выстоять и, тем самым, проверить выказанную на словах соседямиманьчжурами решимость не допустить возврата россиян на Амур.

Теорию и практику казачьих постов генералгубернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев освоил и применил на практике еще на Черноморском побережье Кавказа, где черноморское казачество было главной опорой управляемой им пограничной линии. Именно за успехи в административном продвижении этой линии вглубь Западного Кавказа Муравьев стал одним из самых молодых генералов Российской Империи.

108 109 Генерал Н. Н. Муравьев, сосредоточив в 1855 году войска в устье Амура, отбил атаку англичан и французов на дальневосточные опорные пункты Российской Импе-

Попов Владимир Гиоргиевич

рии. Продемонстрировав превосходство русских войск над европейцами на морских границах Восточной Сибири, он эту победу делает залогом другой. Временные посты, выставленные на левом берегу Амура для помощи продовольствием возвращающимся войскам, Муравьев приказывает превратить в постоянные пограничные посты России на Амуре. Тем самым, маньчжурские правители трех северных провинций ставились перед фактом реального существования русских военных опорных пунктов на Амуре - постов, обороняемых победоносными солдатами, только что одержавшими победу над англичанами, постоянно наносившими китайским армиям поражения, одно унизительнее другого.

Генерал Муравьев показал себя грамотным стратегом, четко понимавшим геополитическую ситуацию в Азии, настаивая на сохранении казачьих постов. Именно с этих казачьих постов началась героическая и победоносная колонизация пустынных приамурских земель россиянами. Надо отметить, что каждый выход любой военной команды на Амур обязательно начинался с молебна, укреплявшего дух офицеров, солдат и казаков.

Самый известный казачий пост на среднем Амуре был выставлен ранней весной 21 мая (2 июня н. ст.) 1856 года на левом берегу Амура у устья реки Зеи по прямому приказу генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева. Одновременно, по распоряжению императора Александра II, Н. Н. Муравьев получил право самостоятельно вести переговоры с маньчжурскими правителями Китая и с тремя губернаторами пограничных провинций Манчжурии о прохождении очередного сплава войск, оружия и продовольствия по Амуру, о выставлении постов по левому берегу Амура для охраны складов продовольствия для возвращающихся с устья Амура казачьих и солдатских команд. Государь разрешил Мура-

Первая казачья часовня на Амуре

вьеву сделать губернаторам пограничных маньчжурских провинций следующее предложение: в ответ на эту уступку купить современные русские артиллерийские орудия и боеприпасы к ним. Этим российское правительство пыталось подтолкнуть китайского императора к более энергичным военным действиям против англичан на юге Китая. Личный посланник Н. Н. Муравьева в Манчжурии

М. С. Волконский заявил маньчжурам в Урге, что

"...главнокомандующий готов помогать Китаю против кого угодно - англичан и французов, лишь бы китайское правительство попросило об этом наше правительство".

И это был не дипломатический ход, а реальное предложение творцов российской внешней политики, реализация на практике старого римского правила: "Враг моего врага - мой друг".

110 111 Весьма показательной была поездка с дипломатической миссией вглубь Маньчжурии младшего офицера М. С. Волконского для встречи с губернаторами трех северных провинций Цинского Китая. Он просто информировал губернаторов о воле генерала Н.Н. Муравьева. М. С. Волконский заявил о наличии в распоряжении генерал-губернатора Восточной Сибири 100-тысячной армии и о его приказе выставить посты на левом берегу Амура. При этом переговоры с русским представителем проходили без обсуждения данного вопроса и без дачи каких-либо обязательств по снятию постов после выполнения ими своей первоначальной миссии. По прямому приказу генерала Н. Н. Муравьева все офицеры, так или иначе вступавшие в контакт с маньчжурскими офицерами и чиновниками на Амуре или в Забайкалье, проводили четко спланированную кампанию дезинформации противника. Им и сообщались данные о численности

Попов Владимир Гиоргиевич

войск, их вооружения, завышенные в несколько раз. Постоянно проводились учения казаков и солдат в прямой видимости от наблюдательно-разведывательных пограничных караулов маньчжур.

Выполнением воли генерала Муравьева и расстановкой постов на Среднем Амуре руководил военный губернатор и наказной атаман Забайкальского казачьего войска, полковник М. С. Корсаков.

29 мая 1856 года на смену временным командам казаков и солдат на посты прибыла 1-я сводная Амурская сотня под командованием сотника М. Г. Травина. 3 сентября 1856 года войсковой старшина Н. А. Хилковский получил приказ вернуться в Забайкалье для формирования 2-й Амурской сотни и передал командование пятью амурскими постами сотнику Травину. На главном УстьЗейском посту оказалось 138 казаков, которые, получив приказ наказного атамана зимовать на постах, приступили к строительству из бревен плотов, доставивших их и продовольствие к устью реки Зеи, а также постройке лазарета, часовни и землянок для казаков. К сожалению, до последнего времени было неизвестно ни число казаков, ни их имена, ни число умерших в первую зимовку русских на Среднем Амуре. Только спустя 150 лет мне удалось открыть в архиве г. Читы фамилии сотен первых русских, вышедших по воле Н. Н. Муравьева на Амур. Среди них были и умершие в первую зимовку на Усть-Зейском посту. Это:

1. Казак Ефим Перфильев. Умер 7 октября 1856 г.

2. Приказной Ксенофонт Перфильев. Умер 12 октября.

3. Казак Сидор Терский. Умер 22 октября.

4. Казак Ерофей Трухин. Умер 28 октября.

5. Казак Никифор Забелин. Умер 3 ноября.

6. Казак Иван Трухин. Умер 13 ноября.

Первая казачья часовня на Амуре

7. Казак Афанасий Курбатов. Умер 14 ноября.

8. Старший Урядник Клим Курбатов. Умер 20 ноября.

9. Казак Адриан Курбатов. Умер 28 ноября.

10. Казак Иван Салтанов. Умер 29 ноября.

11. Казак Евлампий Забелин. Умер 4 декабря.

12. Казак Николай Власов. Умер 8 декабря. 13. Казак Ефим Казанцев. Умер 13 декабря.

14. Приказной Трофим Забелин. Умер 13 декабря.

15. Казак Софрон Тюменцев. Умер 18 декабря.

16. Казак Василий Трухин. Умер 28 декабря.

17. Казак Самсон Агарышев. Умер 24 января

1857 г.

18. Казак Елизар Матвеев. Умер 28 января.

19. Казак Иван Трухин. Умер 2 февраля.

20. Казак Никита Тюменцов. Умер 3 февраля.

21. Казак Иван Забелин. Умер 12 февраля.

22. Казак Симон Постников. Умер 14 февраля.

23. Казак Матвей Трухин, Умер 23 февраля.

24. Казак Иринцен Далаев. Умер 3 мая. 25. Казак Никита Власов. Умер 8 июля.

26. Казак Ефим Перфильев. Умер 1 августа.

Казаками АКВ уже был установлен памятный крест на месте их захоронения на окраине г. Благовещенска, но фамилии их были неизвестны.

112 113 Списки умерших казаков были переданы атаману возрождающегося Амурского казачьего войска (АКВ), войсковому старшине В. В. Крюкову. 27 марта 2008 года в Благовещенске впервые по ним была отслужена панихида. Это важная патриотическая задача АКВ назвать поименно своих первых героев. Это долг чести амурских казаков. Но еще предстоит опубликовать полные списки 1-й и 2-й амурских сотен. Опубликованы списки офице-

Попов Владимир Гиоргиевич

ров и солдат 13-го батальона, высадившихся 15 июня 1858 года на месте будущего города Хабаровска.

Но вернемся к строительству. В отчете сотника М. Г. Травина указано, что на строительство часовни им было отпущено "12 листов стекла" и "1 лист на образ". Вероятно, первая казачья часовня, получившая название "Походной Николаевской церкви Якутской епархии" или "Якутской походной Николаевской церкви", была заложена с благословения преосвященного Иннокентия (Вениаминова). 29 мая 1856 года с 8 до 10 часов он был на Усть-Зейском посту, после чего по приглашению манчжурского губернатора провинции Хэйлунцзян прибыл в город Айгун, где имел беседу с амбанем. Часовня была в основном построена к началу ноября 1856 года, и в ней проводилось отпевание первых умерших казаков. Вероятно, первые отправления обрядов, в меру своих полномочий, совершал сотник М. Г. Травин. Весной 1857 года ехавший в Пекин архимандрит Аввакум по приглашению Н. Н. Муравьева отслужил панихиду по казакам.

В следующем, 1857 году среди высадившихся в процессе проведения третьего вооруженного сплаваэкспедиции под непосредственным руководством Н. Н. Муравьева солдат 14-го сибирского линейного батальона и казаков Усть-Зейской сводной сотни (казаки 1-й Амурской сводной сотни после годовой службы были отправлены по приказу Муравьева в свои станицы в Забайкалье) был священник Александр Сизой. Кроме него в причте состоял его родной брат, дьячок Евгений Поликарпович Сизой. В 1860 году в причт вошел диакон Лев Конаровский. Только в мае 1858 была заведена метрическая книга этой часовни. И она хранится в государственном архиве Амурской области.

Доклад основан на архивных данных: ГАЧО, ф. 30, оп. 2, лл. 1-17.

РОССИЙСКО-КИТАЙСКИЕ

ДОГОВОРЫ 1858 ГОДА И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

АМУРСКОЙ ДУХОВНОЙ МИССИИ

Н. А. Самойлов, кандидат исторических наук,

доцент восточного факультета

Санкт-Петербургского государственного университета,

г. Санкт-Петербург

В 1858 году на основании Айгунского и Тяньцзиньского договоров земли на левом берегу реки Амур вошли в состав России. Развернулись хозяйственное освоение этих территорий и заселение их русскими переселенцами. Православные священники начали активную проповедь христианства.

Существенным было то, что, согласно Айгунскому договору, подданные Цинской империи, проживавшие на названных территориях, фактически оставались под юрисдикцией цинского правительства. В соответствии со статьей 1 указанного договора:

"Находящихся по левому берегу р. Амура от р. Зеи на юг, до деревни Хормолдзинь, маньчжурских жителей оставить вечно на прежних местах их жительства под ведением маньчжурского правительства с тем, чтобы

114 115

русские жители обид и притеснений им не

1 делали" .

Тяньцзиньский трактат между Россией и Китаем подтвердил и развил многие положения Айгунского договора. Согласно ему гарантировались безопасность и неприкосновенность собственности подданных обоих государств:

"Личная безопасность и неприкосновенность собственности русских, живущих в Китае, и китайцев, находящихся в России, будут всегда состоять под покровительством и защитою

2 правительств обеих империй" .

Россия, в отличие от западных держав, не настаивала на предоставлении ее гражданам в одностороннем порядке права экстерриториальности и консульской юрисдикции. В этом отношении Тяньцзиньский трактат устанавливал равные права для подданных как Российской, так и Цинской империй. Статья 7 гласила:

"Разбирательство всякого дела между русскими и китайскими подданными в местах, открытых для торговли, не иначе должно производиться китайским начальством, как сообща с русским консулом, или лицом, представляющим власть российского правительства в том месте. В случае обвинения русских в каком-либо проступке или преступлении виновные судятся по русским законам.

1 Российско-китайские отношения. 1689-1916. Официальные документы. М., 1958. С. 29.

2 Там же. С. 31.

Равно и китайские подданные за всякую вину или покушение на жизнь или собственность русских, будут судиться и наказываться по

3 постановлениям своего государства" .

Значение русско-китайского Тяньцзиньского договора состояло также и в том, что он гарантировал свободу православной проповеди, как на территории Китая, так и среди подданных Цинской империи, проживавших на левом берегу Амура. Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви в данном регионе, таким образом, получила международно-правовое основание.

Цинское правительство давало обязательство не преследовать и не притеснять своих подданных, принявших Православие. Этим вопросам специально была посвящена статья 8 Тяньцзиньского трактата:

"Китайское правительство, признавая, что христианское учение способствует водворению порядка и согласия между людьми, обязуется не только не преследовать своих подданных за исполнение обязанностей христианской веры, но и покровительствовать им наравне с теми, которые следуют другим допущенным в государстве верованиям. Считая христианских миссионеров за добрых людей, не ищущих собственных выгод, китайское правительство дозволяет им распространять христианство между своими подданными и не будет препятствовать проникать им из всех открытых мест внутрь империи, для чего определенное число миссионеров будет снаб-

116 117 3 Российско-китайские отношения. 1689-1916. Официальные документы. М., 1958. С. 31.

жено свидетельствами от русских консулов

4 или пограничных властей" .

Договор также предусматривал изменение условий пребывания в Китае членов Российской Духовной Миссии, статус которой был впервые определен русскокитайским Кяхтинским договором 1727 года. Согласно положениям Тяньцзиньского трактата, сотрудники Миссии не обязаны были находиться в Пекине строго фиксированный период времени, а могли

"по усмотрению высшего начальства возвращаться в Россию через Кяхту или иным путем

5 во всякое время" ,

а на их место могли прибывать иные лица. Все издержки по пребыванию Миссии в Китае брало на себя российское правительство, освобождая тем самым правительство Китая от расходов на ее содержание.

Таким образом, русско-китайские договоры 1858 года не только определили линию прохождения границы между двумя соседними странами и урегулировали некоторые аспекты межгосударственных отношений, но и открыли новые возможности для распространения Православия в Дальневосточном регионе.

Именно поэтому святитель Иннокентий (Вениаминов) уделял такое большое внимание их подготовке и подписанию. Еще в 1856 году им собственноручно был составлен набросок пространной и обстоятельной записки, озаглавленной "Нечто об Амуре", в которой он изложил свое видение перспектив освоения приамурских

4 Российско-китайские отношения. 1689-1916. Официальные документы. М., 1958. С. 31.

5 Там же.

6 земель . Святитель Иннокентий указывал на большое значение левобережья Амура для дальнейшего развития российского Дальнего Востока, подчеркивая при этом, что правый берег реки, безусловно, принадлежит Китаю. В качестве одной из важнейших ближайших целей освоения речного пути по Амуру он называл необходимость снабжения Камчатки и других отдаленных российских территорий хлебом и иными продуктами, производившимися в Сибири и глубинных районах России, называя этот путь "удобнейшим, вернейшим и дешевейшим".

Святитель Иннокентий подробнейшим образом рассмотрел, насколько пригоден Амур для судоходства, удобен ли его левый берег для заселения, где следует основать первые поселения и как необходимо заселять эти территории. Предложения и обоснования были изложены с большим знанием дела, что было обусловлено огромным опытом, накопленным за годы служения на Дальнем Востоке.

Особое внимание при обосновании необходимости для России укрепления в Приамурье святитель Иннокентий уделял военно-стратегическому фактору, а именно, созданию условий для отражения возможного нападения военно-морского флота Великобритании, что стало реальностью в годы завершившейся незадолго до указанного времени Крымской войны. По этому поводу он писал:

"Англия явно может готовить огромнейший флот,чтобы напасть на нас. Но мы не будем

118 119 6 Барсуков И. П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. М., 1883. С. 380-450.

знать, с которой стороны они нападут на нас;

7 значит, нам надобно быть сильными везде" .

20 апреля 1857 года, узнав о том, что русское правительство направило в Китай миссию Е. В. Путятина с целью урегулирования вопроса о прохождении российско-китайской границы, владыка Иннокентий, в то время архиепископ Камчатский, написал Н. Н. Муравьеву:

"Не могу не радоваться тому, что, наконец, наше правительство взялось за Амурское дело. И, судя по обстоятельствам, в каких находится Китай, кажется, нельзя сомневаться

8 в успехе переговоров г. Путятина" .

Перспективы пограничного урегулирования очень серьезно беспокоили святителя, и он старался активно помогать Н. Н. Муравьеву в этом вопросе.

26 апреля 1858 года преосвященный Иннокентий прибыл в Сретенск, где встретился с Н. Н. Муравьевым, и они вместе направились по Амуру на особых баржах для переговоров о разграничении Приамурья. 5 мая они прибыли в станицу Усть-Зейскую, куда на следующий день приехал айгунский амбань и сообщил, что цицикарский цзянцзюнь и уполномоченный из Пекина уже прибыли из Цицикара в Айгун (Айхунь) и просят на несколько дней отложить дальнейшую поездку, чтобы провести переговоры о территориальном разграничении.

7 Барсуков И. П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. М., 1883. С. 380-450.

8 ского. СПб., 1898. Т. 2. С. 64.

Н. Н. Муравьев принял это предложение и отправился в Айгун на переговоры, а владыка остался в Усть-Зейской станице, где был заложен храм во имя Благовещения, а

9 сама станица переименована в город Благовещенск . Как отмечал протоиерей П. Громов,

"Н. Н. Муравьев имел привычку присваивать новым поселениям на Амуре названия, происходившие от его собственного имени или от имени его супруги или помощников; но главному городу на этих землях он решил дать имя Благовещенск в память того, что самый выдающийся его сподвижник - преосвященный Иннокентий - начально в сане священника служил в церкви Благовещения

10 в Иркутске" .

Этому мнению по поводу происхождения названия города стоит доверять, так как протоиерей П. Громов был духовником Н. Н. Муравьева.

После подписания 16 (28) мая 1858 года Айгунского договора Н. Н. Муравьев возвратился в Благовещенск. Преосвященный Иннокентий совершил благодарственный молебен в честь столь важного для России события и обратился к Н. Н. Муравьеву с речью, в которой подчеркнул значимость совершенного акта и роль, которую сыграл в этом сам генерал-губернатор Восточной Сибири:

9 Барсуков И. П. С. 422.

120 121 10 Иркутские епархиальные ведомости. 1879. №31. С. 345. Данной версии появления названия города Благовещенск придерживаются и современные авторы. См.: Апостол нашего времени. Жизнь и апостольские труды митрополита Иннокентия (Вениаминова) (1797-1879). М., 1996. С. 20.

"Наконец Господь Бог помог Вам совершить одно из вековых дел. Благословен Господь Бог наш, вложивший в сердце монарха нашего такую мысль и избравший тебя, богоизбранный муж, в орудие такого великого дела и укреплявший и укрепляющий тебя Своею силою! Благословен Господь Бог твой, и благословен ты Богом Вышним, устроившим это дело так вожделенно, мирно, дружелюбно и без посредства оружия! Нет надобности говорить здесь о том, какие выгоды, какие блага могут произойти от этого края для России. Это очевидно при самом простом взгляде. Скажем только, что есть вместе благо и счастие для самых соседей наших. Ибо, рано или поздно, они чрез нас просветятся светом Христовым, а этого какое благо может быть выше и прочнее?.. Но если бы паче чаяния, когда-нибудь и забыло тебя потомство, и даже те самые, которые будут наслаждаться плодамитвоих подвигов, то никогда, никогда не забудет тебя Православная Церковь, всегда вспоминающая даже создателей храмов; а ты, богоизбранный муж, открыл возможность, надежды и виды по устроению тысячи храмов в сем неизмеримом бассейне

11 Амура..." .

Таким образом, святитель Иннокентий не только высоко оценил политическое и экономическое значение вхождения приамурских земель в состав России, но и наметил широкие перспективы христианизации края, от-

11 Барсуков И. П. С. 423-424.

метив тот вклад, который внес в создание предпосылок для этого процесса лично Н. Н. Муравьев.

Генерал-губернатор также был неописуемо рад тому, что дело об установлении границы с Цинской империей удалось уладить мирным путем. Подводя итог этому предприятию и обращаясь со словами благодарности к своим сподвижникам и подчиненным, восклицал:

"Товарищи! Поздравляю вас! Не тщетно трудились мы: Амур сделался достоянием России! Святая Православная Церковь молит за вас! Россия - благодарит! Да здравствует император Александр II, и да процветает под кровом его вновь приобретенная страна!

12 Ура!" .

За успешное подписание Айгунского договора император возвел Н. Н. Муравьева в графское достоинство с правом присоединить к его фамилии именование Амурский. Были вознаграждены также все лица, принимавшие участие в этом деле. Так, например, сын преосвященного Иннокентия, протоиерей Гавриил Вениаминов, как сказано в его послужном списке,

"за содействие своими трудами и усердием в возвращении России Амурских владений

122 123 12 Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич МуравьевАмурский по его письмам, официальным документам, рассказам современников и печатным источникам: Материалы для биографии. Т. 1. М., 1891. С. 514.

сопричислен к ордену Св. Владимира 4-й

13 степени" .

Во время пребывания на Амуре святитель Инно-

14 кентий совершил освящение еще четырех церквей , продолжая активно проповедовать Православие среди местных народов. Во время этой поездки он задумался о том, где лучше будет учредить архиерейскую кафедру.

Его выбор пал на Благовещенск, в котором к тому вре-

15 мени насчитывалось 95 домов и до 1500 жителей .

По этому поводу святитель Иннокентий 20 мая 1858 года направил письмо графу А. П. Толстому. Поздравив его с подписанием Айгунского договора и кратко изложив содержание основных статей указанного трактата, преосвященный Иннокентий отметил, что чем ниже по течению Амура будет находиться место пребывания архиерея, тем ближе он окажется к устью Амура, Камчатке и Америке и так ему будет легче направлять миссионерскую деятельность в этом обширном регионе. Очень существенным в данном случае он считал то обстоятельство, что Благовещенск расположен вблизи тех мест, где жили маньчжуры.

Святитель Иннокентий полагал необходимым развернуть миссионерскую деятельность среди подданных Цинской империи. Он писал, что маньчжуры проживают не только на правом берегу Амура, но и расселены на нашем, левом берегу

13 Барсуков И. П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский... С. 424.

14 Очерк жизни и апостольских трудов Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского. М., 1886. С. 90.

15 ского. СПб., 1898. Т. 2. С. 113.

"на расстоянии от 3 до 80 верст, где они по силе упомянутого трактата могут оставаться

16 пока им будет угодно" .

Владыка отмечал, что, как летом, так и зимой, существует очень удобное сообщение с теми местами, где проживают маньчжуры, и что

"они сами весьма охотно и посещают, и принимают наших у себя".

Святитель Иннокентий обратил внимание на то, что незадолго до этого русский священник проехал по маньчжурским селам, расположенным на левом берегу Амура до Хинганского хребта, где общался с местным населением. По словам святителя Иннокентия, Благовещенск был расположен в зоне весьма благоприятного климата, и добираться оттуда до центральной части России было гораздо удобнее, чем из других мест в низовьях Амура. Из всего сказанного архиепископ Камчатский сделал вывод, который и был изложен в письме:

"И потому я, призвав Бога в помощь, решился лучше пожертвовать некоторыми выгодами и удобствами жизни, дабы открыть большую возможность и удобство к перенесению Евангелия соседям нашим, еще не ведающим Спасителя мира, нежели жить в лучшем месте преимущественно для своего наслаждения и действовать на маньчжуров издали, и потому изъявил г. генерал-губернатору мое желание и согласие основать кафедру Камчатского архиерея в Благовещенске, а между тем и спосо-

124 125 16 Письма Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского. СПб., 1898. Т. 2. С. 109.

бы, и средства к построению наших зданий, в распоряжении г. генерал-губернатора находящиеся, здесь гораздо больше, чем в других

17 местах" .

В этой связи он предложил план постройки нескольких новых церквей на берегах Амура.

Определив Благовещенск местом своего пребывания, святитель Иннокентий с большим энтузиазмом занялся просвещением местного населения, не забывая при этом о строительных делах. В письме к Андрею Николаевичу Муравьеву, написанном в октябре 1858 года, он указывал, что церковь в Благовещенске будет построена к следующему лету, а в 1860 году планировалось начать строительство семинарии, куда предполагалось

18 принимать, в том числе, и маньчжуров . В этом письме он также дал высокую оценку положениям Тяньцзиньского договора, гарантировавшим свободу православной проповеди на территории Китая:

"8-ой пункт... есть самый важный и самый благодетельный, то есть что китайцы не будут преследовать своих подданных за исполнение христианских обязанностей и дозволяют миссионерам нашим проникать внутрь их земли, куда угодно, без всякого препятствия. На основании этого, конечно, католики бросятся во все углы Китая. Было бы грешно, и стыдно нам, если бы мы не стали ничего предпринимать касательно сего. Мне бы хотелось как можно скорее и как можно пода-

17 Письма Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского. СПб., 1898. Т. 2. С. 110.

18 Там же. С. 128.

лее в Маньчжурию послать миссионера нашего, дабы по возможности преградить путь западным миссионерам в Маньчжурию. Для этого у меня есть деньжонки, и находится даже человек - иеромонах Пекинской Миссии Евлампий (Иванов), имеющий выехать

19 оттуда в 1859 году" .

Миссионерская деятельность на территории Северного и Северо-Восточного Китая представлялась преосвященному Иннокентию чрезвычайно перспективной. У него были конкретные замыслы и планы, в которые он посвящал своих помощников, готовя из них продолжателей начатого им дела.

18 января 1868 года в Благовещенске преосвященный Иннокентий получил от обер-прокурора Святейшего Синода графа Д. А. Толстого эстафету следующего содержания:

"Государь император всемилостивейше назначил Ваше Высокопреосвященство митрополитом Московским; искренне поздравляю Вас и с Вами московскую Вашу паству; желательно было бы, если бы Вы скорее прибыли в Москву, если здоровье дозволит. Потрудитесь телеграфировать, кого бы полагали

20 иметь своим преемником на Амуре" .

После получения данного письма святитель Иннокентий в течение всего дня пребывал в задумчивости

19 Письма Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского. СПб., 1898. Т. 2. С. 129.

126 127 20 Барсуков И. П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский... С. 559.

и волнении. Поручение было очень ответственным, но и расставаться с начатым им делом на Амуре было тяжело. 19 января он отправил Д. А. Толстому письмо, суть которого сводилась к главной фразе:

"Да будет воля Господня во всем и всегда!"

Там же владыка Иннокентий высказал пожелание видеть в качестве своего преемника преосвященного Вениамина:

"Он, по искреннему моему мнению, не только может заменить меня в этом крае, но при его опытности в миссионерстве и в управлении епархиальными делами, при его отличном характере может сделать гораздо более. А между тем он привык к путешествиям и су-

21 шею, и морем..." .

После отъезда святителя Иннокентия в Москву деятельность Амурской Духовной Миссии проходила под началом преосвященного Вениамина. Ему удалось внести большой вклад в дело православного просвещения населения Приамурья.

Владыка Вениамин (в миру Василий Антонович Благонравов) снискал известность на ниве миссионерской работы. Он родился в 1825 году в семье священника Тамбовской епархии. По окончании обучения в местной семинарии он поступил в Казанскую Духовную Академию, курс которой окончил в 1850 году. Тогда же он был определен бакалавром по кафедре церковной истории, а в 1856 году был утвержден экстраординарным профессором и возведен в сан архимандрита. 21 января 1858 года

21

ского. СПб., 1901. Т. 3. С. 146.

отец Вениамин назначен инспектором Казанской духовной академии, с апреля того же года занял должность ректора только что открытой Томской духовной семинарии, а в августе 1861 года стал ректором Костромской духовной семинарии. После двенадцати лет безупречной педагогической деятельности 5 февраля 1862 года отец Вениамин был возведен в сан епископа Селенгинского, викария Иркутской епархии. Его святительское служение было ознаменовано неусыпными трудами по проповеданию слова Божия в Восточной Сибири.

После шести лет управления Забайкальской Миссией преосвященный Вениамин 18 марта 1868 года по рекомендации святителя Иннокентия (Вениаминова) был перемещен на самостоятельную кафедру епископа Камчатского, Курильского и Алеутского. Здесь для него открылось широчайшее поле деятельности. В первый же год после вступления на Камчатскую кафедру владыка объехал большую часть своей обширной епархии. По его инициативе во всех приходах были введены воскресные беседы о духовных предметах, а также духовное чтение и пение. При этом он рекомендовал не читать ничего непонятного для народа. Будучи сам опытным миссионером, преосвященный Вениамин неоднократно посещал миссионерские станы, наставляя деятелей Миссии в том, что они должны не просто крестить представителей коренных народов Дальнего Востока, но и заниматься их просвещением и образованием, открывать школы и обучать детей грамоте.

128 129 Владыка Вениамин также четко осознавал наличие внешнего фактора в деятельности своей Миссии. Опираясь на соответствующие статьи Тяньцзиньского договора 1858 года, он строил планы активного перенесения православной миссионерской деятельности на территорию Северо-Восточного Китая. С этой целью он заботился об изучении маньчжурского языка в Благовещенской семинарии, выписывал из Китая книги Священного Писания в переводе на маньчжурский язык и труды сотрудников Российской Духовной Миссии в Китае, ходатайствовал перед Святейшим Синодом об отпуске средств и напечатании в Пекине православного катехизиса на маньчжурском языке.

Преосвященный Вениамин постоянно учитывал тот факт, что на территории его епархии продолжали проживать маньчжуры и другие подданные Цинской империи, фактически получившие по Тяньцзиньскому трактату право экстерриториальности. Среди них можно было вести проповедь Православия, но делать это приходилось с постоянной оглядкой на позицию Цинских властей на противоположном берегу Амура. В отчете о деятельности Амурской Духовной Миссии за 1870 год владыка по этому поводу писал следующее:

"По трактатам нашим с Китаем мы имеем право свободно распространять православную веру между китайскими подданными. И местное приамурское начальство никогда не скажет ничего русскому против этой свободы; потому проповедовать здесь всегда можно свободно. Но зато оно зорко следит за своими подданными и их отношениями к русским. Простые маньчжуры, кроме торгующих, не имеют права посещать русские деревни, и сами торгующие, имеющие лавки в Благовещенске, всякий день обязаны на ночлег отправляться на другую сторону Амура, как бы ни была трудна переправа. Заимствование чего-либо, хотя бы самого полезного, от русских жестоко преследуется... Китайцы очень завидуют русским стеклам в окнах, но все попытки употребления их торгующими китайцами и маньчжурами сопровождаются побитием стекол и наказанием нововводителей. А что касается до русской веры, то принятие ее в глазах здешнего китайского начальства равняется принятию русского подданства. Такой взгляд приамурского китайского начальства есть следствие - с одной стороны господствующего у китайцев убеждения, что русские не остановятся на том, что взяли у них; а с другой - слишком явного расположения самих амурских инородцев к России, в которой они видят человеколюбие со стороны правительства, в противоположность жестокости их начальства, и свободу от податей на Амуре для русских, при тяжких поборах,

22 господствующих у них" .

К началу служения преосвященного Вениамина в его епархии не было ни одного миссионера, владевшего маньчжурским языком, поэтому при вступлении на кафедру он взял с собой из состава Забайкальской Миссии одного миссионера, знавшего монгольский язык, и трех православных бурят, полагая, что им будет легче освоить маньчжурский язык. Один из них, Роман Цыренпилов, по окончании обучения в Верхнеудинском уездном училище работал учителем в бурятских школах, а после крещения в 1867 году был учителем книжного монгольского языка в училище Посольского монастыря. С 1869

22 Вениамин (Благонравов), еп. Амурская Духовная Миссия в 1870 году // Сборник сведений о православных миссиях и деятельности Православного Миссионерского Общества. М., 1872. Т. 2. С. 433-434.

130 131

года именно он стал первым преподавателем маньчжур-

23 ского языка в Благовещенском духовном училище .

Преосвященный Вениамин проявлял большую заботу о средствах духовного общения с маньчжурами и другими подданными Цинской империи на территории Приамурья. С этой целью он старался активно использовать опыт Пекинской Духовной Миссии, выписывал подготовленную сотрудниками этой Миссии литературу. Владыка отмечал в своем отчете:

"Прежде всего, нужно было позаботиться о средствах духовного общения с маньчжурами. В этом помогла нам Пекинская Духовная Миссия. Чрез нее выписаны мною из Пекина в значительном количестве экземпляров Новый Завет на маньчжурском языке и разного содержания христианские книги на китайском. Евангелие на маньчжурский язык переведено бывшим членом Пекинской Миссии Липовцевым, а издано Лондонским миссионерским обществом. Китайские книги - большей частию переводы с русского нынешней Пекинской Миссии. Как маньчжурские, так и китайские переводы оказались понятными для амурского, маньчжурского и китайского населения, и ими-то пока и пользуется Амурская Миссия для распространения христианских познаний между живущими около Бла-

24 говещенска язычниками" .

23 Вениамин (Благонравов), еп. Амурская Духовная Миссия в 1870 году. С. 435.

24 Там же. С. 435-436. Следует отметить, что автором отчета, опубликованного в "Прибавлениях к Иркутским епархиальным

Проповедь Православия среди маньчжуров и китайцев в Приамурье велась очень деликатно, с учетом национальных особенностей и чувств представителей этих народов. Преосвященный Вениамин, продолжая дело святителя Иннокентия, подходил к выполнению своих задач весьма тщательно, однако ему явно не хватало хорошо подготовленных для этих целей кадров.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что подписание российско-китайских договоров 1858 года не только коренным образом изменило политическую ситуацию на Дальнем Востоке и создало предпосылки для его интенсивного экономического развития, но и способствовало активному распространению Православия в этом регионе.

132 133 ведомостям", также был епископ Вениамин, а не Нерчинскозаводский протоиерей Симеон Боголюбский, как указывалось ранее. См: Православие на Дальнем Востоке. СПб.: Андреев и сыновья, 1993. С. 53.

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ

Н. Н. МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО

В СОЗДАНИИ СИСТЕМЫ ОХРАНЫ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ РОССИИ

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

В. В. Писаренко, преподаватель Хабаровской духовной семинарии,

г. Хабаровск

Деятельность Николая Николаевича Муравьева на посту генерал-губернатора Восточной Сибири является бесценным образцом служения своему Отечеству. Родился Н. Н. Муравьев 9 (22) августа 1809 года в Петербурге в семье морского офицера, влиятельного царедворца Николая Назарьевича Муравьева, потомка старинного рода, восходящего корнями к XV веку. Закончив Императорский Пажеский корпус, в чине прапорщика он начал с 1828 года военную службу в Лейб-гвардии Финляндского полка. Участник кампаний: Балканской (1829-1830 гг.), Польской (1831-1832 гг.), Кавказской (1839-1846 гг.). Генерал в 35 лет.

С 1847 по 1861 год Н. Н. Муравьев - генералгубернатор Восточной Сибири. Лично посетил Камчатку, Якутию, Охотское побережье. Сумел разрешить неразрешимую до него в течение 150 лет задачу: разграничить Амурский и Уссурийский край с Китаем. В результате его деятельности к России были присоединены колоссальные территории, составляющие большую часть современного Дальнего Востока. По его инициативе и при его активном участии были созданы два казачьих воска - Забайкальское и Амурское, а также Сибирская военная флотилия. При его участии были заложены основы системы охраны государственной границы.

За свои выдающиеся заслуги Н. Н. Муравьев был удостоен графского титула с приставкой к фамилии "Амурский", награжден множеством орденов, в том числе орденом святого Георгия 4-й степени. Уволен был в отставку по личной просьбе в день отмены крепостного права 19 февраля 1861 года. В том же году введен в Государственный Совет. С 1862 года постоянно жил в Париже. Умер от гангрены ног в ноябре 1881 года. Н. Н. Муравьев, граф Амурский, генерал от инфантерии, похоронен во Владивостоке на полуострове, носящем его имя.

Настоящий материал посвящен роли и значению Н. Н. Муравьева-Амурского в создании системы охраны государственной границы на Дальнем Востоке.

12 декабря 1845 года военный министр граф Чернышев направил министру внутренних дел графу Перовскому следующее отношение:

134 135 "Государь Император по всеподданнейшему докладу Его Величеству отношения Вашего Высокопревосходительства, Высочайше соизволяет на причисление состоящего по армии генерал-майора Муравьева к Министерству внутренних дел для исполнения поручений, по случаю предполагаемого назначения его впоследствии в должность военного губернатора, с сохранением военного чина. О таком Монаршем соизволении, объявленном генерал-майору Муравьеву, имею честь уведомить Ваше Высокопревосходительство к

1 зависящему распоряжению" .

О новом назначении исполняющего должность Иркутского и Енисейского генерал-губернатора, командующего войсками, расквартированными в Восточной Сибири, объявил Муравьеву лично император Николай I. Произошло это около семи часов утра 5 сентября 1847 года на постовой станции Сергиевской, когда император

2 совершал поездку через Тулу по Орловскому тракту .

Назначение наделало много шума. Муравьеву было тогда только 38 лет. Только один человек искренне порадовался этому назначению. Это был отставной генерал Евгений Александрович Головин, у которого Муравьев был порученцем и адъютантом. Головин направил Муравьеву письмо, в котором дал ему отеческое напутствие:

"Не мудрено, что у тебя будут завистники. Немного было таких, кто бы, как теперь ты, не имел перед собой на таком важном месте лет тридцать постоянной деятельности. Если Бог продлит жизнь твою, ты будешь иметь время для приобретения опытности. Мне остается только пожелать, чтобы надежда твоя на помощь свыше не осталась тщетною; а она, наверное, не будет тщетною тогда только, когда будет основана на живой вере по точному смыслу учения Евангельского, то есть Христова. Свет этот, открывающийся в сердце, один только может вывести человека

1 Кутузов М. А. Дело его жизни. Владивосток: Приморский полиграфкомбинат, 1997. С. 61.

2 Там же. С. 64-65.

из толпы vulgaire, ибо разум наш, светом живой веры не озаренный, сам по себе останется всегда vulgaire, какими бы способностями одарен ни был и какие бы ни вмещал в себе познания. Такая голова может много возвыситься над другими, но не выйдет из толпы, "вюльгера", и самые светоносные истины будут для нее буйством, безумием или глупостью, паче всего не желаю тебе увлечься раболепным уважением к так называемому progres, кумиру, перед которым мнимо про-

3 свещенная Европа преклоняет колена" .

На деятельность генерал-губернатора Н. Н. Муравьева оказывали влияние и другие известные люди. Так, во время посещения Камчатки в 1849 году состоялась встреча, оставившая в душе Муравьева неизгладимое впечатление. Будучи человеком глубоко верующим, он был очень требователен к священнослужителям, сходясь близко лишь с некоторыми из них. На камчатской земле ему довелось познакомиться с одним из величайших деятелей Русской Православной Церкви - преосвященным Иннокентием, епископом Алеутским и Камчатским, впоследствии митрополитом Московским. Именно с ним Муравьев обсуждал неоднократно наиболее насущные камчатские дела. Прежде всего - присоединение Якутской области к Алеутской епископской

4 кафедре .

Большая работа велась генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым по подготовке возвращения приамурских земель. К числу важнейших

3 Кутузов М. А. Дело его жизни. С. 73-74.

4 Там же. С. 89.

136 137

шагов, предпринятых им, относились: административное переустройство края, организация экспедиционных исследований, совершенствование вооруженных сил, в том числе создание казачьих войск на востоке страны.

29 января 1849 года в Петербурге был созван Особый комитет для обсуждения проблемы Амура, принявший решение о посылке очередной экспедиции для обследования амурского устья. Решение комитета оказалось несколько запоздавшим. 31 мая 1849 года, с ведома генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева из Петропавловска вышла экспедиция на транспорте "Байкал", возглавляемая талантливым офицером Г. И. Невельским. В 1850 году было основано зимовье на берегу Охотского моря и заняты посты на Амуре, в том числе был основан Николаевский пост, охранявшийся пятью казаками.

Н. Н. Муравьев предложил создать восточнее озера Байкал самостоятельное, организационно оформленное казачье войско. 17 марта 1851 года было утверждено "Положение о Забайкальском казачьем войске", в котором указывалось:

"Пограничные казаки в Иркутской губернии принимают название Забайкальского каза-

5 чьего войска" .

Войско должно было содержать шесть конных полков: четыре русских и два бурятских шестисотенного состава. Полки должны были образовать три бригады:

первую и вторую бригады из 1, 2, 3, 4-го русских полков, третью бригаду из 5 и 6-го бурятских полков. Войсковое Управление учреждалось в Чите. Общая численность

5 Полное собрание законов Российской Империи (Далее - ПСЗРИ). Собр. 2-е. Т. XXVI. №25039.

Забайкальского казачьего войска в 1851 году составляла

6 51 461 человек .

Для управления казачьим населением при главном управлении Восточной Сибири в 1851 году было об-

7 разовано особое казачье отделение .

В декабре 1853 года генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев утвердил "Инструкцию об обязанностях Забайкальского войскового начальства и

8 чинов оного по пограничным делам" . В ней определялись участки государственной границы и части войска, за которыми закреплялось их охранение.

Были определены также обязанности наказного атамана, командиров казачьих бригад, полков и сотен. В отношении охраны границы командиры казачьих частей обязаны были вести

"наблюдение за исправностью разъездов и караулов", наблюдать "за происшествиями на границе и производство по оным исследований".

Задачу охраны и наблюдения за пограничной линией инструкция предписывала осуществлять посредством непрерывных разъездов между пограничными караулами, станицами и казачьими деревнями. Разъезды наряжались ежедневно, по два казака от каждого караула, и отправлялись в известное, но разное время дня в обе стороны от караула станицы или деревни. Продви-

6 Столетие Военного Министерства: 1802-1902. Т. 11. Ч. 1. СПб. 1902-1911. С. 254-255.

7 ПСЗРИ. Собр. 2-е. Т. 26. №25038. "Отпуск из государственного казначейства суммы, потребной на содержание особого казачьего отделения при Главном Управлении Восточной Сибири".

138 139 8 РГВИА, Ф. 1, оп. 7, д. 21177, лл. 83-87 (об).

гаясь до середины расстояния между караулами, разъез ды должны были встретиться с соседними разъездами, обменяться информацией о происшествиях, вернуться в караул и доложить обо всем замеченном начальнику караула.

Для связи Забайкалья с приморской территорией, включая низовья Амура, принадлежавшие России, по предложению генерал-губернатора Н. Н. Муравьева в 1856 году была создана "Амурская линия", проходившая по левому берегу Амура между Усть-Стрелочным караулом и Мариинским постом и предназначавшаяся для заселения казаками Забайкальского войска.

Решением Государственного Совета от 14 ноября 1856 года была образована Приморская область из бывшей Камчатской области, территории Нижнего Амура и Сахалина. В связи с образованием Приморской области, "Амурская линия" 25 июня 1857 года была разделена на два отделения: от Усть-Стрелочного караула до Хинганского хребта и от последнего до Мариинского поста. Первое отделение было подчинено забайкальскому губернатору, второе - приморскому губернатору. После решения вопроса о воссоединении приамурских территорий с Россией,

8 декабря 1858 года была образована Амурская область с административным центром - станицей Благовещенской, получившей, как и Чита, статус города.

9 "Амурская линия" и ее отделения были упразднены .

27 октября и 1 ноября 1856 года особое совещание, состоявшееся в Санкт-Петербурге, определило выселить на Амурскую линию, созданную для связи Забайкалья с Приморьем, два полка и четыре батальона Забайкальского казачьего войска. В 1857 году были переселены

9 История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. - февраль 1917 г.). М., 1991. С. 226.

три сотни: Кумарская, расположившаяся небольшими поселениями ниже Албазина до станицы Бибиковой; Нижне-Благовещенская - на устье реки Зеи, и Буреинская - ниже устья реки Буреи до Хингана. В 1858 году Константиновская и Поярковская сотни заняли места по Амуру от реки Зеи до реки Буреи. В 1859 и 1860 годах к ним были присоединены еще две сотни пеших казаков. Из всех этих сотен была создана конная казачья бригада.

В 1858 году началось также переселение на Амур и на Уссури пеших казаков Забайкальского казачьего войска. Первоначально был сформирован сводный полубатальон, который был расселен от Хингана до устья Уссури. С 1859 по 1863 годы из пеших батальонов Забайкальского казачьего войска на Амур было переведено еще до 750 семейств казаков. В устье Уссури было поселено 54 семьи, составившие станицы Корсакову, Казакевичеву и Невельскую. В 1859 году 284 казачьи семьи заняли все пространство вверх по Уссури до станицы Буссе, а в период 1860-1862 гг. к ним было приселено

10 еще около четыреста семей .

Благодаря деятельности генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева, Приамурье вновь вошло в состав российского государства. Русско-китайская граница была определена тремя договорами: 16 мая 1858 года был заключен Айгунский договор о переходе к России левобережья Амура и о русско-китайской торговле в Приамурье; 1 июня 1858 года подписан Тяньцзиньский трактат между Россией и Китаем об условиях политических взаимоотношений; 2 ноября 1860 года - Пекинский дополнительный договор об определении русско-

140 141 10 Столетие Военного Министерства: 1802-1902. С. 389-391.

китайских границ, порядке дипломатических сношений

11 и о торговле в Кульдже .

16 мая 1858 года был подписан Айгунский договор, по которому левый берег Амура от реки Аргунь до устья Амура отходил России, а правый берег реки до впадения Уссури - Китаю. Земли от реки Уссури до моря оставались в совместном владении обоих государств.

1 июня 1858 года Россия и Китай после Айгунского трактата подписали Тяньцзиньский договор. Он распространил на Россию все торговые права европейских держав; для русской морской торговли был открыт доступ в главные китайские порты. В договоре была специальная статья, обязывающая стороны

"исследовать на местах неопределенные участки границы и заключить соглашение о граничной черте".

Но этого сделано не было.

2 ноября 1860 года был подписан Пекинский договор, который подтверждал, развивал и пояснял Айгунский и Тяньцзиньский договоры 1858 года. Этим документом за Россией утверждался левый берег Амура, а также Уссурийский край. Для постановки пограничных знаков были назначены комиссары от обеих сторон.

К концу 1858 года на Амур и Уссури было переселено из Забайкальского казачьего войска несколько сотен конных и пеших казаков. Это дало правительству возможность принять решение о создании нового казачьего войска. Указ императора Александра II об образовании Амурского казачьего войска был принят 29 декабря 1858 года, в нем говорилось:

11 Русско-китайские отношения. 1689 - 1916. Официальные документы. М., 1958. С. 29-40.

"Для охранения юго-восточной границы нашей и содержания сообщений по рр. Амуру и Уссури, образовать во вновь учрежденных Именным указом Правительствующему Сенату 8 декабря 1858 года (33862) Амурской и Приморской областях казачье войско, под

12 названием Амурского казачьего войска..." .

1 июня 1860 года было утверждено Положение об Амурском казачьем войске. В нем указывалось:

"Амурское казачье войско, получающее по сему Положению свое военное и гражданское устройство, расположено на юго-восточной границе Российской Империи и составляет новое заселение и охранение оной... Правый фланг сей новой пограничной линии начинается от станицы Покровской, на реке Амуре, в четырех верстах ниже соединения рек Шилки и Аргуни; далее пограничная линия идет вниз по реке Амуру до устьев реки Усури (так в документе - прим. автора), отсюда вверх по сей последней реке до верховьев ея и затем по сухопутной границе России до морского

13 прибрежья" .

Этим указом предусматривалось формирование: двух конных четырехсотенного состава полков (1 и 2-й Амурские), двух действующих пеших батальонов пятиротного состава (Амурский и Уссурийский) и двух резервных, формируемых только в военное время. Конные полки должны были составить конную бригаду.

12 ПСЗРИ. Собр. 2-е. Т. 33. №33988.

142 143 13 ПСЗРИ. Собр. 2-е. Т. 34. №35857.

Для командования этими полками назначался коман дир бригады из регулярных штаб-офицеров. Первым командиром Амурской конной казачьей бригады был назначен майор Георгий Федорович Черняев (18581866 гг.). 9 февраля 1866 года он был отозван в Иркутск и впоследствии назначен Якутским губернатором. 28 сентября 1866 года командиром бригады был назначен войсковой старшина Рудольф Оттович фон Буксгевден. Впоследствии командирами бригады были полковник

Александр Петрович Сумароков (1868-1870 гг.), затем

14 Иннокентий Федорович Петров (1870-1880 гг.) .

Известный русский исследователь Н. М. Пржевальский, совершая экспедицию по Амуру в 1867-1869 гг., сделал следующее описание:

"По всему левому берегу Амура, начиная от слияния Шилки с Аргунью при УстьСтрелочном пограничном карауле до города Благовещенска, поселен конный казачий полк, который вместе с другим, занимающим пространство от Благовещенска до Буреинских гор, составляет конную казачью бригаду в числе 7400 душ обоего пола. Эти казаки живут в станицах, занимаются земледелием и ежегодно выставляют на службу около ста пятидесяти человек, но в случае нужды могут выставить до восьмисот, т. е. по четыреста с

15 каждого полка..." .

14 Памятка амурского казака. Благовещенск, Типография Войскового Правления Амурского Казачьего войска, 1909. С. 67; Иванов Р. Краткая история Амурского казачьего войска. Благовещенск, 1912.

15 Пржевальский Н. Путешествие в Уссурийском крае: 1867-1869 гг. Владивосток, 1990. С. 39.

К 1862 году были сформированы два пеших казачьих батальона: Амурский пеший казачий батальон пятиротного состава, штаб сотни в поселке Пашково и Уссурийский пеший казачий батальон пятиротного со-

16 става, штаб сотни в станице Казакевичево .

Служба Амурского казачьего войска разделялась на полевую и внутреннюю. Полевая служба казаков включала наряду с другими обязанностями охрану границы. Кроме этого, местное начальство использовало казаков для службы на казенных пароходах, и служба эта считалась за полевую.

Длительное время охрана границы частями Амурского казачьего войска осуществлялась в соответствии с Положением, особых инструкций разработано не было. На обязанности военных губернаторов в отношении подчиненных им частей Амурского казачьего войска лежало наблюдение,

"чтобы войско исполняло надлежащим образом местные обязанности свои по охранению границ...".

При экстренной необходимости военные губернаторы давали соответствующие распоряжения для выставления дополнительных постов. Сами же наряды казаков на службу делали бригадные и батальонные командиры согласно утвержденному расписанию.

С 1860 года Амурское казачье войско подчинялось двум военным губернаторам - Амурской и Приморской областей. Утвержденное 3 ноября 1879 года положение Военного Совета изменило управление Амурским войском. Согласно новому положению звание наказного атамана Амурского казачьего войска было присвое-

144 145 16 РГИА ДВ, Ф. 1, оп. 1, д. 927, лл. 199-201, 206.

но военному губернатору Амурской области. При этом были упразднены: бригадное управление Амурской конной бригады, батальонные управления Амурского и Уссурийского батальонов, должности командующих конными полками и сотенные управления. Округ Амурской конной бригады был переименован в полковой, а округа Амурского и Уссурийского батальонов - в полубатальонные. Делопроизводство по военному и хозяйственному управлению было передано из военных управлений Амурской и Приморской областей во вновь учрежденное войсковое правление Амурского войска, а делопроизводства упраздненных войсковых управлений были переданы в штабы конного полка и пеших полубатальонов.

Все управление войском передавалось наказному атаману Амурского казачьего войска - вновь введенной должности. Должность эта занималась военным губернатором и командующим войсками Амурской области. Первым наказным атаманом Амурского казачьего войска стал военный губернатор Амурской области генералмайор И. Г. Баранов. Первым председателем войскового правления Амурского казачьего войска был избран полковник И. Ф. Петров.

С 1879 года Забайкальское войско также стало подчиняться военному губернатору Забайкальской области.

16 июня 1884 года было создано Приамурское генерал-губернаторство, в состав которого вошли Забайкальская, Амурская и Приморская области, а также Владивостокское военное губернаторство. Первым Приамурским генерал-губернатором был назначен барон А. Н. Корф. Деятельность его по организации охраны границы была весьма активна.

В 1883 году по указу императора Александра III было образовано Совещание под председательством генерал-адъютанта графа И. Г. Баранова для всестороннего обсуждения военного и политического положения в Приамурском крае. Совещание постановило:

"В виду пользы, которую может представить заселение пограничной полосы ЮжноУссурийского края казаками для охраны крестьянских поселений от шаек китайских разбойников (хунхузов), а также для увеличения наших боевых сил в том крае, вопрос о заселении казаками пограничной полосы передать на соображение и распоряжение во-

17 енного министра" .

26 июня 1889 года император Александр III утвердил мнение Государственного Совета выделить казачье население Уссурийского полубатальона Амурского казачьего войска из состава последнего и образовать из

18 него Уссурийское казачье войско . Согласно этому указу из земель уссурийского пешего полубатальона была образована округа Уссурийского казачьего войска в составе Приморской области. Начальнику округи были присвоены по гражданской части права и обязанности окружных исправников Приморской области, и он был подчинен в этом отношении военному губернатору и областному правлению Приморской области.

В соответствии с указом "О подчинении Уссурийского казачьего войска военному губернатору Примор-

19 ской области" войско в военно-административном и

17 Столетие Военного Министерства: 1802-1902. С. 556.

18 ПСЗРИ. Собр. 3-е. Т. 9. №6139.

146 147 19 ПСЗРИ. Собр. 3-е. Т. 9. №6200.

хозяйственном отношении с 1889 года стало подчи няться военному губернатору Приморской области. Ему были предоставлены те же права и обязанности, которые были присвоены наказному атаману и войсковому правлению Амурского казачьего войска в отношении к Уссурийскому полубатальону. Одновременно с образованием Уссурийского казачьего войска в 1889 году пеший полубатальон был преобразован в конный дивизи-

20 он .

Южно-Уссурийский край длительное время оставался без пограничного надзора. В 1869 году для охраны государственной границы в Южно-Уссурийском крае была создана Уссурийская конная казачья сотня. С целью организации несения службы сотней была разработана "Инструкция для исполнения кордонной службы на границе с Маньчжурией в Южно-Уссурийском крае", утвержденная 7 апреля 1879 года генерал-губернатором Восточной Сибири генерал-адъютантом бароном П. Фредериксом. В ней было указано:

"В виде опыта на два года, по истечении которых комиссару и командиру сотни донести мне, насколько они удовлетворяют своему назначению".

Военный губернатор и командующий войсками Приморской области контр-адмирал Г. Эрдман в своем отношении пограничному комиссару ЮжноУссурийского края от 22 ноября 1879 года за № 284 указывал:

"Выработан в комиссии под моим председательством проект инструкции пограничным

караулам в Южно-Уссурийском крае. Пред-

20 ПСЗРИ. Собр. 3-е. Т. 9. №6200, Т. 10. №6569.

писано командиру Уссурийской конной казачьей сотни принять ее, вплоть до утверждения командующим войсками округа, к исполнению и руководству".

В связи с обострением отношений России с Китаем в 1880 году было принято решение послать для охраны пограничной линии в Южно-Уссурийском крае две сотни 1-го конного полка Забайкальского казачьего войска. Сотни с занимаемых ими пограничных пунктов Западной Сибири в Семипалатинской области, по указу императора Александра II от 29 апреля 1880 года, выступили 20 мая для возвращения в Читу. В то же время из Читы две сотни, сформированные из казаков, находившихся при штабе в Чите, были направлены в Южно-Уссурийский край. В последующие годы две сотни конного полка Забайкальского казачьего войска несли службу на кордонной линии в Приморской области. Позднее сюда же были направлены еще три сотни. Одна из них была размещена в станице Полтавской, другая - в урочище Барабаш, а прибывшая в 1884 году третья - в

21 Камень-Рыболове .

С целью усиления охраны границы и установления полицейского надзора в Приморской области генерал-губернатор Восточной Сибири и командующий войсками Восточно-Сибирского военного округа генерал-лейтенант Д. Анучин 23 августа 1880 года своим постановлением возложил обязанность постоянного охранения всей пограничной линии от озера Ханка до устья реки Тумень-Ула на казачьи части. Командовав-

148 149 21 РГИА ДВ. Ф.701, оп. 1, д. 233, лл. 92-102 об.; Васильев А. П. Забайкальские казаки: Исторический очерк. Чита, 1918. Т. 3. С. 207, 209-210.

ший ими войсковой старшина Г. Винников назначался также и начальником кордонной линии.

В 1881 году военный губернатор и командующий войсками Приморской области генерал-майор М. П. Тихменев утвердил "Временную инструкцию военным и гражданским властям Уссурийского края по исполнению пограничной службы, наблюдению за государственной границей и по охране внутреннего порядка

22 в крае" .

22 августа 1883 года командир Уссурийского пешего казачьего полубатальона представил на утверждение наказному атаману Амурского казачьего войска "Инструкцию о порядке сбора и вызова казаков, составляющих поселковую стражу, а равно и подчинение их

23 начальникам стражи" .

Этим документом к составу поселковой стражи относились казаки строевого и запасного разрядов и десяти младших возрастов ополчения. По составу поселковая стража станиц и поселков Уссурийского пешего казачьего полубатальона разделялась на три категории. К первой категории был отнесен поселок Барановский Полтавского станичного округа, стража которого состояла из 13 казаков: трех казаков строевого разряда, пяти казаков запасного разряда и пяти казаков десяти младших возрастов ополчения. Ко второй категории были отнесены станицы и поселки, лежавшие в 1-ой пограничной линии: станица Платоно-Александровская, поселок Комиссаровский, Нестеровский, Лесной, станица Полтавская и поселки Константиновский и Фадеевский Полтавского округа. Поселковая стража этих станиц состояла из 277 казаков: 142 - казаки строевого разряда,

22 РГИА ДВ. Ф.701, оп. 1, д. 233, лл. 93-102 об.

23 РГВИА. Ф. 1573, оп. 2, д. 660, лл. 20-28 об.

57 - запасного и 78 казаков - десяти младших возрастов ополчения.

К третьей категории были отнесены поселки Благодатный Платоно-Александровского станичного округа и Алексей-Никольский Полтавского станичного округа. Поселковая стража этих станиц состояла из 49 казаков: 31 казака строевого разряда, шести - запасного и 12 казаков - десяти младших возрастов ополчения.

Вся поселковая стража Уссурийского пешего казачьего полубатальона состояла из 339 казаков, выставлявшихся от станиц, расположенных по правому берегу Уссури. Инструкцией определялось, что стража собиралась по приказанию начальника стражи в случае появления в окрестностях шаек хунхузов или в случае тревоги на пограничной линии. Собрав стражу, начальник ее, проверив численный состав людей и вооружения, оценив обстановку, разделял ее на резерв и дежурную часть.

В дежурную часть назначалось не более одной трети всего состава стражи, остальные казаки оставались в резерве и находились в поселках. Дежурная часть выдвигалась на посты, от которых выставлялись часовые.

"Часовые, по возможности конные, размещаются на возвышенной местности так, чтобы могли видеть всю впереди лежащую местность и соседних часовых", -

указывалось в инструкции. В целом инструкция подробно раскрывала обязанности поселковой стражи и порядок действий в случае обнаружения нарушителя границы и спокойствия населения.

При подписании Айгунского договора в 1858 году

150 151 русская сторона пошла на уступку цинской стороне и согласилась на оставление на прежних местах маньчжурских жителей, воздвигнувших в нарушение Нерчинско го трактата поселения близ устья Зеи. На лучших землях здесь расположились 44 деревни (по мнению китайских историков - 64 деревни). Подданные Цинского Китая оставлялись

"вечно на прежних местах их жительства, под ведением маньчжурского правительства с тем, чтобы русские жители обид и притес-

24 нений им не делали" .

Однако в 1884 году в даурской деревне Дончифа произошло столкновение амурских казаков с зазейскими маньчжурами, которые противодействовали установке на их территории телеграфных столбов. С целью предупреждения в дальнейшем конфликтов с маньчжурским населением за рекой Зеей на левом берегу Амура были учреждены два поста: Петровский и Степановский, названные так в честь наказного атамана Амурского казачьего войска Петра Степановича Лазарева. Наказной атаман Амурского казачьего войска, военный губернатор и командующий войсками Амурской области генерал-майор генерального штаба А. С. Беневский (1886-1892 гг.) утвердил 3 апреля 1886 года "Инструкцию начальнику постов Петровского и Степановского в районе Амурского казачьего конного полка, расположенных среди маньчжурского населения левого берега Амура".

В "Инструкции" указывалось:

"Цель расположения постов - видимо показать маньчжурскому населению левого берега Амура, между Благовещенском и Низменной, что хотя земли отмежеваны этому

24 Русско-китайские отношения. 1689-1916. С. 29-30.

населению особой границей от соседних земель Государственных крестьян, казачьих и других; но что, тем не менее, весь район ими занятый принадлежит Русскому Государству; и - что государственной границей между Россией и Китаем в этом районе служит река

25 Амур, а не вышеупомянутая межа" .

Инструкция оговаривала особенности организации службы на самих постах, обязанности начальника постов:

"На вверенных ему постах должно быть соблюдено строгое и бдительное отправление службы, как на постах пограничных; с учреждением разъездов между постами и в обе стороны к Благовещенску и Низменной. Разъезды же для ознакомления с населением всего района и время их предоставляются усмотре-

26 нию начальника постов" .

Согласно расписанию наряда на службу от Амурского казачьего войска на 1894 год для пограничной службы на постах Петровском и Степановском выделялось соответственно: урядник - один, приказных и казаков - десять, всего - 22 человека.27

26 августа 1898 года Приамурский генералгубернатор Н. И. Гродеков утвердил "Инструкцию пограничному комиссару Амурской области", в которой указывалось:

25 РГИА ДВ. Ф. 704, оп. 5, д. 561, л. 2-3 об.

26 РГИА ДВ. Ф. 704, оп. 5, д. 561, л. 3 об.

152 153 27 РГВИА. Ф. 330, оп. 61, д. 7, л. 8 об.

"Казачьи посты №1 и №2, расположенные за Зеей, подчиняются Пограничному Комиссару по всем делам, касающимся пограничной службы и сношений их с зазейскими

28 маньчжурами" .

До 1900 года сохранялась необходимость несения службы казаками на этих постах. После событий 1900 года и подавления так называемого боксерского восстания в Китае, зазейские маньчжуры покинули занимавшуюся ими территорию. Земли эти остались во владении России. В связи с уходом маньчжурского населения оба поста, выставляемые Амурским казачьим войском, приказом наказного атамана Амурского казачьего войска №5681 от 30 апреля 1903 года были упразднены.29

В 1889 году военный губернатор Амурской области и наказной атаман Амурского казачьего войска генералмайор А. Беневский утвердил "Инструкцию офицеру, имеющему постоянное пребывание в станице МихайлоСеменовской согласно приказу по Амурскому казачьему войску 28 февраля 1889 г. за №10". Пост находился на российском берегу Амура вблизи устья реки Сунгари. В инструкции указывалось:

"Одну из главнейших забот ваших составляет собрание достоверных слухов и справок о соседях наших, в особенности о действиях и распоряжениях китайского правительства пограничных и внутренних, обо всем, что касается р. Сунгари...".

28 РГИА ДВ. Ф.702, оп. 1, д. 654, л. 64.

29 РГВИА. Ф. 1573, оп. 2, д. 628, л. 8.

Приамурский генерал-губернатор А. Н. Корф своим предписанием военному губернатору Приморской области №3850 от 9 июля 1890 года установил новый порядок охраны границы в Южно-Уссурийском крае. Был принят смешанный способ охраны границы, сочетавший применение кавалерии и пехоты.

В 1893 году новым генерал-губернатором Приамурья был назначен генерал-лейтенант С. М. Духовской, который отстаивал ведущую роль казачества в деле охраны государственной границы. В том же году помощником Приамурского генерал-губернатора, командующего войсками военного округа и войскового наказного атамана Приамурских казачьих войск был назначен генерал-лейтенант Н. И. Гродеков. Вскоре он возглавил созданную генерал-губернатором комиссию по обсуждению проекта таможенного тарифа. Особое совещание с участием Приамурского генерал-губернатора генераллейтенанта С. М. Духовского предполагало увеличить число казачьих поселений настолько, чтобы расстояние между ними не превышало десяти верст. Однако Государственный совет подверг сомнению предпринимаемые местной администрацией меры по переселению казаков. Приамурский генерал-губернатор, в свою очередь, во "всеподданнейшей записке" настаивал:

"Совершенно необходимо развивать начатое усиление состава Уссурийского казачьего войска с распространением той же меры на Амурское".

На записке рукой императора было начертано:

"Обязательно".

154 155 26 марта 1898 года император Николай II подписал указ о назначении генерал-лейтенанта Н. И. Гродекова Приамурским генерал-губернатором, командующим во йсками Приамурского военного округа и войсковым наказным атаманом Приамурских казачьих войск. В 1900 году по распоряжению Н. И. Гродекова во Владивостоке и Благовещенске были образованы комиссии для обсуждения вопроса о мерах по ограничению наплыва в край китайцев. Предложения комиссии легли в основу проектов ряда постановлений, представленных Гродековым в Министерство иностранных дел. Они касались выдачи китайским подданным паспортов на право пребывания в крае и других вопросов.

Охрану государственной границы в XIX веке осуществляли, наряду с другими войсками, линейные батальоны. Линейными войсками в русской армии являлись войска, которые несли службу по охране государственной границы и пограничных укрепленных линий. В 1804 году было сформировано четыре Оренбургских линейных батальона. К 1856 году в русской армии было 84 линейных батальона. К началу XX века все линейные войска в русской армии были переформированы в стрелковые и резервные.

В 50-е годы XIX века в Забайкалье были передислоцированы четыре линейных батальона, которые получили наименование 13, 14, 15 и 16-го Сибирских линейных батальонов. Солдаты-линейцы в 1857 и 1858 годах строили от Усть-Стрелки до Хинганского ущелья и далее до самых низовий Амура и по правому берегу Уссури десятки сел, прокладывали в 1861 году первую на Дальнем Востоке телеграфную линию из Николаевска в Новгородскую гавань, сплавляли переселенцев и охраняли край.

В приказе №3 по 1-му отделению Амурской линии, отданном генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым от 7 июля 1857 года в Усть-Зейском посту указывалось:

"13-й линейный батальон, под командою капитана Дьяченко, переходит на Кумарский пост и содействует в работе всей 1-й сотне

30 Амурского конного полка" .

Весной 1858 года 13-й Сибирский батальон, возглавляемый капитаном Я. В. Дьяченко, выступил впереди пятой Амурской экспедиции из Шилкинского завода, где находился на зимних квартирах. 11 мая 1858 года капитан Я. В. Дьяченко получил приказ основать военный пост на главном русле Амура, в месте, указанном на приложенной к приказу карте. 19 мая передовой отряд высадился на правом высоком берегу Амура, где стоит ныне город Хабаровск. 31 мая Н. Н. Муравьев вместе с военным губернатором Приморской области П. В. Казакевичем посетил лагерь 13-го батальона, который занимался строительством станицы, названной впоследствии именем Казакевича.

24 декабря 1858 года произошло переименование Сибирских линейных батальонов в Восточно-Сибирские, и одновременно изменилась их нумерация. С 24 декабря 13-й линейный Сибирский батальон стал третьим Восточно-Сибирским, 14-й батальон, расположенный в Благовещенске - вторым, 15-й, занимавший Нижний Амур - четвертым, а 16-й - первым.

В 1860 году после заключения Пекинского договора 4-й линейный батальон во главе с прапорщиком Комаровым заложил крепость Владивосток. 3-й линейный

156 157 30 Наволочкин Н. Тринадцатый линейный батальон и его командир: Дальневосточные путешествия и приключения. Хабаровск, 1979. С. 286.

батальон и его командир Я. В. Дьяченко находились в Хабаровке до 1863 года. В 1863 году 3-й линейный батальон был переведен в пост Камень-Рыболов. Капитану Я. В. Дьяченко было предписано принять Уссурийский казачий пеший батальон, штаб которого находился в

станице Казакевичево.2

18 февраля 1866 года Я. В. Дьяченко был назначен начальником Новгородской постовой команды, которая охраняла государственную границу в бухте Посьета. В 1869 году Я. В. Дьяченко был произведен в звание (чин) полковника.3

В 1897 году, в связи с началом строительства Китайско-Восточной железной дороги, была учреждена особая охранная стража. 9 января 1901 года она была преобразована в Заамурский округ пограничной стражи. В числе проходивших службу в округе немало известных государственных и военных деятелей. С 1902 по 1911 годы начальником округа являлся Н. Чичагов, начальником второго отряда в 1910-1913 гг. являлся Л. Корнилов. В 1905 году в округе служил будущий генерал А. Деникин. Здесь же проходили службу полковник П. Мищенко - герой русско-японской войны 1904-1905 гг., прапорщик запаса армейской пехоты А. Гучков - будущий крупный политический деятель и военный министр первого состава Временного правительства, и другие.

В начале XX века события, происходившие в Китае, вновь заставили правительство России принять меры по укреплению безопасности дальневосточных границ.

Начавшаяся в 1911 году революция в Китае грозила выплеснуть на территорию Приамурского края массу китайского населения. Не имея возможности обезопасить население края от враждебных действий со стороны Китая, очередной приамурский генерал-губернатор Н. Гондатти 12 апреля 1912 года подписал "Обязательное постановление Приамурского генерал-губернатора, изданное на основании правил о местностях, объявляемых на военном положении", которое действовало на Дальнем Востоке до 1917 года. Указанное постановление вводило дополнительные меры по охране границы, по предотвращению незаконного пересечения ее китайскими гражданами.

* * *

Благодаря деятельности генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева-Амурского, в середине XIX века были заложены основы системы охраны государственной границы России и Китая. Дело, начатое первым генерал-губернатором, продолжили вновь назначенные сподвижники: М. Волконский, М. Корсаков, сменивший Н. Н. Муравьева на его посту, Н. Казакевич, первый командир Тихоокеанской эскадры. Во второй половине XIX - начале XX веков на протяжении всей российско-китайской границы казачество играло важную роль в деле ее охраны. На рубеже XIX-XX веков российское правительство продолжило осуществлять меры по совершенствованию системы охраны дальневосточной границы.

158 159

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И НАСЛЕДИЕ

СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ

МОСКОВСКОГО В ПРИАМУРЬЕ

ТРУДЫ СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ МОСКОВСКОГО

ПО РАЗВИТИЮ ДУХОВНОГО

ПРОСВЕЩЕНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ

В РУССКОЙ АМЕРИКЕ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Архиепископ Верейский Евгений, профессор, председатель Учебного комитета

при Священном Синоде Русской Православной Церкви,

ректор Московской духовной академии и семинарии,

г. Москва

Новоархангельск

Более полутора веков прошло с того времени, когда на Аляске трудами святителя Иннокентия (Вениаминова) открылась первая на американском континенте православная школа - Новоархангельское духовное училище. История этого училища, несомненно, является одним из наиболее ярких эпизодов служения святителя Иннокентия. Мы постараемся показать сегодня это в нашем докладе. Деятельность великого миссионера на ниве духовного образования, к сожалению, до сих пор остается малоизученной темой, которая еще ждет своих исследователей.

163

Создание духовной школы на острове Ситка в полной мере соответствовало поддерживаемой Святейшим Синодом концепции положения Православной Церкви в структуре государства, согласно которой Церкви вменялось в обязанность христианское просвещение всех российских подданных. Можно со всей уверенностью говорить о том, что в развитии просвещения святитель Иннокентий видел не только условие, но и одну из основных задач христианизации Аляски.

Идея этой программы была сформулирована святителем Иннокентием в 1844 году в письме к оберпрокурору Святейшего Синода графу Н. А. Протасову:

"Мы как пастыри, как учители, как преемники апостолов, - писал святитель, - непременно должны соответствовать своему званию, то есть мы должны учить... Учить - и учить с начала, с основания, то есть начать учить детей с самого малого возраста, даже с двух лет, учить всех детей простого народа - вот мысль, которая давно меня занимает".

В этих словах выражено жизненное кредо святителя. За двадцать лет до того, как они были написаны, молодой священник Иоанн Вениаминов, только что прибывший из Иркутска в Новоархангельск, первым делом обратился с просьбой предоставить ему место учителя в училище Российско-Американской компании.

Свои первые планы по духовному просвещению инородцев святитель Иннокентий смог осуществить на Уналашке, где он в течение девяти лет являлся приходским священником. Уже через год после своего прибытия на остров он извещал иркутское епархиальное начальство об открытии на Уналашке школы. Обращает внимание на себя тот факт, что школа была открыта исключительно по его собственной инициативе, хотя и при моральной поддержке епархиального начальства. На первых порах единственным источником финансирования школы служили добровольные пожертвования служащих Российско-Американской компании. С 1829 года на содержание школы стали поступать средства от Иркутской епархии.

У местных жителей Уналашкинская школа имела большой успех. Не в последнюю очередь он был обусловлен ориентацией школы на решение социальных проблем островитян. По случаю десятилетия Уналашкинской школы главный правитель Российско-Американской компании Ф. П. Врангель с удовлетворением сообщал в Петербург об успехах учеников и учителей. К этому времени в школе существовало два отделения: низшее, в котором преподавали русский и алеутский языки и катехизис, и высшее, в программе которого были чтение, чистописание, арифметика, русская грамматика, катехизис, священная история, церковный устав и нотное пение. В течение 30-х - 40-х годов XIX века на Уналашке было открыто еще семь подобных школ. Однако первая оставалась крупнейшей. На момент продажи Аляски в ней насчитывалось около ста учащихся.

Верой в то, что миссия Церкви будет успешной только при условии создания хороших образовательных учреждений, была проникнута деятельность святителя Иннокентия и во главе Камчатской епархии (1840-1858 гг.). Эти годы стали для Аляски временем впечатляющего подъема церковно приходских школ.

164 165

"С половины 1842 года по всем американским церквам, а также в Камчатском соборе настоятели церквей от одного до двух раз в неделю собирают детей обоего пола в церковь и учат Закону Божию и вообще обязанностям их... По сие время всех детей, собирающихся в церковь для слушания, по всей епархии можно считать до четырехсот, кроме обучающихся в училищах и школах...", -

писал святитель Иннокентий митрополиту Московскому Филарету. К 1847 году катехизические школы действовали в шести православных приходах РоссийскоАмериканской компании. Пример в организации таких школ подавал сам святитель Иннокентий.

"С 11 января сего 1844 года я начал собирать к себе в домовую церковь всех детей обоего пола, не учащихся в училищах, и учить их Закону Божию... Ко мне собирается до 150 человек".

При этом занятия во всех церковноприходских школах Аляски проходили по пособиям, составленным самим святителем Иннокентием.

В первые пятнадцать лет своего служения в русскоамериканских колониях святитель Иннокентий создал на Аляске эффективную систему просвещения, которая являлась образцом и для западнохристианских миссий на севере Америки. В этом контексте его стремление учредить в Русской Америке православное духовное училище было вполне закономерным.

Замысел такого училища возник у епископа Иннокентия в 1840 году, когда он был поставлен во главе только что образованной епархии. Можно предположить, что идея создания духовной школы на Аляске обсуждалась святителем Иннокентием в Синоде во время его визита в Петербург в 1840 году. Во всяком случае, к осени 1841 года в столицу Русской Америки - Новоархангельск - поступил синодальный указ об открытии духовного училища. Торжественное открытие училища состоялось 17 декабря 1841 года. В первый и второй классы одновременно были приняты 23 человека в возрасте от семи до семнадцати лет. Из них, как сообщал в Синод главный правитель Российско-Американской компании,

"в училище поступил 21 креол и туземец".

Программа обучения была рассчитана на четыре года и включала в себя русскую и славянскую грамматику, алеутский язык, арифметику, географию, историю, риторику, катехизис и Священное Писание.

166 167 Вероятно, уже на следующий год после открытия училища у святителя Иннокентия появилась идея преобразовать его в духовную семинарию. Эта идея свидетельствовала о масштабе планов святителя по развитию Церкви на Аляске. Ведь к началу 40-х годов XIX века в русско-американских колониях было только четыре храма и семь священников. В 1843 году святитель обратился в Синод с предложением открыть на базе Новоархангельского духовного училища семинарию и присоединить к ней Камчатскую семинарию в Петропавловске. Это предложение Камчатского епископа было поддержано, и в декабре 1845 года училище в Новоархангельске было преобразовано в духовную семинарию. В указе Синода говорилось:

"Открыть в Новоархангельске семинарию, применяясь в устройстве оной к общим основаниям отечественных духовно-учебных заведений, но с приспособлением к особенным обстоятельствам и существенным потребностям Камчатской паствы".

Предполагалось, что будущая семинария должна была иметь минимальное количество преподавателей и сотрудников. На этом настаивала администрация Российско-Американской компании. Главный правитель колоний М. Д. Тебеньков предостерегал Синод, что в случае, если план преосвященного Иннокентия был бы реализован в полном объеме, количество лиц духовного ведомства в Новоархангельске возросло бы до ста человек. Это неизбежно обострило бы проблему снабжения города продовольствием. Вот почему в штатном расписании семинарии было только семь преподавателей. Тем не менее, это были выпускники Иркутской, Владимирской и Петербургской духовных семинарий, Петербургского главного педагогического института и Медико-хирургической академии.

По замыслу администрации Российско-Американской компании, Новоархангельская семинария должна была больше, чем другие духовные школы уделять внимание общеобразовательной подготовке - вопервых, потому что значительную часть учащихся составляли дети коренных народов Аляски, а во-вторых, по той причине, что администрация Российско-Американской компании видела в семинарии единственное учебное заведение Русской Америки, дававшее систематическое среднее образование. По мнению администрации, доступ к обучению в семинарии должны были иметь не только православные, но и лютеране, поскольку каждый третий служащий Российско-Американской компании в начале 40-х годов XIX века был выходцем из Германии, Швеции или Финляндии. Лютеранство являлось второй по численности конфессией Русской Америки.

В новой семинарии было четыре класса, в три из которых набор учеников был сделан уже в 1845 году. Первые два двухлетних класса по программе соответствовали духовному училищу, а третий и четвертый, по три года каждый, - собственно семинарии. Учебный план включал в себя cвященную историю, катехизис, церковный устав, богословие, историю Русской Церкви, русскую и славянскую грамматику, русскую историю, риторику, поэзию, пение, арифметику, географию, физику, анатомию и психологию. В 1847 году по инициативе святителя Иннокентия в семинарии начали преподавать ремесло и медицину. Спустя шесть лет в учебное расписание были включены латинский и греческий языки. А в 1854 году был открыт класс иконописи, которым руководил воспитанник семинарии Григорий Петухов.

168 169 Ректором семинарии был назначен протоиерей Петр Литвинцев. В 1838 году, по окончании Иркутской семинарии, он подал прошение о направлении его на Аляску. На посту ректора семинарии отец Петр стремился воплощать замыслы святителя Иннокентия. Все в жизни духовной школы заботило святителя - от здания семинарии, которое было построено по его чертежам и эскизам, до подготовки учащихся к экзаменам, в приеме которых святитель сам постоянно участвовал. За короткое время семинария стала центром духовной жизни Русской Америки. К середине 50-х годов в ее стенах насчитывалось более семидесяти учащихся. В 1853 году состоялся первый выпуск - шесть человек, окончивших полный курс.

Тем не менее, состояние семинарии в эти годы тревожило святителя Иннокентия. Уже к весне 1848 года у него сложилось мнение о преждевременности открытия этой духовной школы. В мае 1848 года святитель писал в Петербург графу Н. А. Протасову:

"Об учениках семинарии надобно сказать, что если бы не было в ней детей камчатского духовенства, можно сказать решительно, что для здешних туземцев и креолов еще рано заведение такого разряда училища".

Таким образом, замысел создания миссионерской семинарии в тех обстоятельствах в полной мере не смог реализоваться.

Выход из этой ситуации святитель Иннокентий видел только в том, чтобы

"избирать миссионеров для Америки и Азии не иначе как в Центральной России или в Сибири".

Тем не менее, ситуация, сложившаяся к концу 40-х годов в семинарии, и так остро переживавшаяся святителем Иннокентием, отнюдь не свидетельствовала о кризисе православной миссии в Америке. Все дальнейшее развитие Православия на Аляске показало, что именно в 40-е - 50-е годы, т. е. спустя полвека после начала служения Русской Церкви в американских колониях, начался постепенный, но необратимый процесс укоренения Православия, принесенного русскими миссионерами, на почве народов американского Севера.

Якутск

В 1850 году святитель Иннокентий был возведен в сан архиепископа и большую часть своего времени стал проводить в Сибири, избрав местом жительства Якутский Спасский монастырь, куда впоследствии были переведены епархиальное управление и духовная семинария. По свидетельству очевидца,

"под его руководством перелагается евангельское слово на их скудное, не имеющее гражданства между нашими языками, наречие. Все духовные лица здесь знают якутский язык... Сличались греческий, славянский, русский тексты с переводом на якутский язык. Каждое слово и выражение строго взвешивалось и поверялось всеми членами".

27 августа 1852 года по определению Святейшего Синода Якутская область вошла в состав Камчатской епархии. 5 июня 1852 года святитель Иннокентий подал "Записку о разных предметах, касающихся церквей и причтов по Якутской области" на имя генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н. Н. Муравьева-Амурского. В этом послании он поднимает целый ряд проблем, которые, по его мнению, было необходимо решить, например, об увеличении количества священников.

170 171 Он пишет, в частности, что

"для занятия священнических мест по Якутской области необходимо требовать людей из других сибирских епархий, потому что Сибирская семинария или причетники, более или менее знакомы с обстоятельствами (и морозом) Сибири, и для них не покажется ужасным расстояние даже из Тобольска до Якутска".

К "Записке" он приложил проект об увеличении церковного штата в Якутии до 83 священников, 12 диаконов, 83 дьячков, 35 пономарей, 28 просвирен.

В целях более эффективной подготовки духовенства для увеличившейся епархии, святитель Иннокентий в 1853 году перевел с о. Ситка в Якутию Новоархангельскую духовную семинарию, которая стала первым средним учебным заведением края. Ее ректором стал ближайший сподвижник святителя протоиерей Димитрий Хитров. Семинария просуществовала до 1874 года, когда по указу Святейшего Синода была переведена в Благовещенск, но успела оставить по себе добрую память, воспитав целое поколение молодых и ревностных священников-миссионеров. Она выпускала ежегодно по десять-двенадцать человек. Всех выпускников святитель Иннокентий благословил принимать на службу в духовное ведомство.

По штатам 14 мая 1867 года в Якутской семинарии получали образование 79 человек в шести классах. Ее выпускники трудились на всей территории Восточной Сибири и Дальнего Востока, вплоть до Камчатки, Аляски и Русской Америки. При этом 77 процентов духовенства было из местных жителей, 36 процентов от общего числа составляли якуты. Роль православного духовенства в образовании и просвещении жителей края огромна, так как они были в те годы самыми образованными людьми в улусах, и им часто приходилось выступать в роли врачей, педагогов, писарей и судей. Некоторые из них занимались и научно-исследовательской деятельностью, участвовали в работе различных экспедиций.

Много доброго успел сделать для Якутской области святитель Иннокентий, пока проживал здесь. Но, пожалуй, самым главным остается то, что его личным трудом и трудом его последователей была создана и распространена через систему церковно-приходских школ якутская письменность и был сделан перевод на якутский язык богослужебных текстов. 19 июля 1859 года в Троицком кафедральном соборе впервые состоялась Божественная литургия на якутском языке. Во время службы Евангелие на якутском языке прочел сам святитель Иннокентий.

Благовещенск

10 апреля 1853 года святитель Иннокентий назначил на Амур миссионером своего сына - священника Гавриила Вениаминова, через которого хотел скорее обустроить православную миссию на Амуре и содействовать скорейшему закреплению левобережья Амура за Россией. В этом важном государственном деле святитель Иннокентий был ближайшим сподвижником и вдохновителем генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н. Н. Муравьева-Амурского (1809-1881 гг.) и адмирала

Г. И. Невельского (1813-1876 гг.).

172 173 О проблеме скорейшего заселения и освоения Приамурья святитель Иннокентий писал в своей записке под названием "Нечто об Амуре":

"Главная и важнейшая из отдаленных целей занятия левого берега Амура, по мнению моему, есть та, чтобы благовременно и без столкновений с другими державами приготовить несколько мест для заселения русских, когда для них тесно будет в России, а это может быть очень в непродолжительном времени... За 200 лет и даже менее кто бы мог думать, что из Германии, Ирландии должны будут переселяться люди в Америку? Следовательно, заблаговременно приготовить место для будущих поселений отнюдь не лишне и не безрассудно, напротив того, надобно это сделать как можно скорее, дабы кто-нибудь из

1 европейцев не предупредил нас..." .

Сам святитель Иннокентий впервые побывал на Амуре в 1856 году. 16 мая 1858 года генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев-Амурский подписал Айгунский договор о границах с Китаем, которым восстанавливался суверенитет России над левобережьем Приамурья, утраченный по Нерчинскому договору 1689 года. 5 июля 1858 года последовал указ императора Александра II об основании города Благовещенска. В выборе названия для главного города Приамурья решающее значение имело мнение графа Н. Н. Муравьева-Амурского. Протоиерей П. Громов, духовник Н. Н. МуравьеваАмурского, писал, что тот назвал устраиваемый на Амуре город Благовещенском

1 Барсуков И. П. Творения Иннокентия, митрополита Московского: В 3 ч. Ч.2, М., 1887. С. 414-447.

"в память того, что самый деятельный его сподвижник, преосвященный архиепископ Камчатский Иннокентий, начально в сане священника служил в Иркутске при Благовещенской церкви".

В январе 1858 года указом Святейшего Синода кафедра правящего архиерея Камчатской, Курильской и Алеутской епархии была перенесена на новое место - в город Благовещенск-на-Амуре. Это решение было принято, на основании предложения самого святителя Иннокентия,

"для укрепления Амурского края".

В то же время в Якутске и в Новоархангельске были созданы викариатства.

Архиепископ Иннокентий выехал из Якутска 11 февраля 1860 года, а 24 мая того же года прибыл в Благовещенск

"с тем, чтобы здесь, по обозрении церквей, находящихся ниже по Амуру, остаться на жительство навсегда".

В 1862 году по плану святителя Иннокентия в Благовещенске был выстроен архиерейский дом. Обустраивая новый епархиальный центр, святитель Иннокентий, прежде всего, стал заботиться об открытии в Благовещенске духовной семинарии. Он считал, что в Новоархангельске и Якутске достаточно духовных училищ, а в Благовещенске непременно должна быть семинария. Вскоре после переезда в Благовещенск святитель Ин-

174 175 нокентий устраивает здесь духовное училище. Перенесение из Якутска семинарии оказалось делом затруднительным, и создать новую семинарию довелось только его преемнику по Благовещенской кафедре.

По прибытии в Благовещенск святитель Иннокентий сразу стал проповедовать гольдам, маньчжурам, ламутам. Ежегодно летом он совершал путешествия вверх и вниз по Амуру и Уссури и везде проповедовал, строил храмы, совершал богослужения. В этих миссионерских поездках ему помогал сын, священник Гавриил Вениаминов. Однако здоровье преосвященного постепенно ослабевало, он начал терять зрение, и все больше давали о себе знать травмы, полученные в путешествиях. В 1865 году он в последний раз отправился в путешествие - на Камчатку. Сил становилось все меньше, и святитель Иннокентий уже писал митрополиту Филарету (Дроздову), что хочет уйти на покой и просит дать ему приют в своей епархии. Но Господь рассудил иначе.

Святитель Иннокентий (Вениаминов), прославляемый Русской Православной Церковью как апостол народов Сибири и Америки, наверное, мог бы вместе с апостолом Павлом сказать, что не имеет на земле постоянного града (Евр 13. 14). Для него кафедральным градом был тот населенный пункт, откуда ему было удобнее всего совершать свои апостольские путешествия и руководить огромной по территории епархией. В одном из своих писем он говорит, что смотрит на свое служение

2 как на "миссию, в обширном значении сего слова" .

Задачи этой миссии неизменно подразумевали создание церковно-приходских и духовных школ как

2 Крылов В. Письмо из Благовещенска от 30 ноября 1867 г. // Административные документы и письма Высокопреосвященнейшего Иннокентия, архиепископа Камчатского. Казань, 1908. С. 422.

очагов христианского просвещения и центров подготовки будущих миссионеров.

Везде, где бы ни совершал свое служение святитель Иннокентий, он выступал как истинный поборник христианского просвещения. Его с уверенностью можно назвать одним из основателей миссионерского направления в духовном образовании. Уверен, что это направление в наше время становится еще более актуальным, поэтому всем, кому не безразлична судьба российского Дальнего Востока, и особенно тем, кто посвятил себя служению Церкви в этом регионе, необходимо уделить самое пристальное внимание изучению опыта великого миссионера по распространению духовного просвещения.

176 177

ЗНАЧЕНИЕ ЛИТЕРАТУРНОЙ

И ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ

(ВЕНИАМИНОВА) В ДЕЛЕ ИНТЕГРАЦИИ НАРОДОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА В РОССИЙСКУЮ ЯЗЫКОВУЮ КУЛЬТУРУ

Иеромонах Никанор (Лепешев), секретарь Ученого совета

Хабаровской духовной семинарии,

г. Хабаровск

Отличительная черта православной миссии вообще и миссии Русской Церкви в частности - ее вселенский характер. Проповедники несли другим народам не "греческого" или "русского" Христа, а Христа, Спасителя всего человечества во всем его разнообразии. Для этого они старались как можно глубже узнать язык, историю и культуру той земли, в которой они благовествовали. Русскими миссионерами это понималось как продолжение традиции святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, просветителей славян.

Этот принцип находил воплощение и в бережном сохранении культур просвещаемых народов, и в переводе Священного Писания и богослужения на национальные языки, и в создании алфавитов для этносов, не имевших прежде собственной письменности. Через это новопросвещенные племена, не утратив своей неповторимости, органически соединялись с большой семьей православных народов, включались в христианскую ойкумену, обретая доступ к сокровищам, накопленным в иных культурах, подобно тому, как славянские народы, будучи крещены, получили возможность приобщиться к достижениям византийской цивилизации.

Именно этих принципов придерживался святитель Иннокентий (Вениаминов). Он явился создателем письменности для аборигенов российских окраин и переводчиком для них текстов Священного Писания, катехизиса, молитв, а также составлял для них школьные учебники по различным отраслям знания. По его инициативе в духовных учебных заведениях Русской Америки, Якутии и Приамурья вводилось преподавание языков коренных народов. Наличие алфавита, переводных книг и учебников позволило святителю Иннокентию и его преемникам создать большую сеть школ и училищ для местного населения. Кроме основ Православной веры, аборигены приобщались в них к лучшим достижениям русской и мировой науки и культуры. Таким образом, сохраняя свою уникальность, эти этносы интегрировались в российскую языковую культуру и стали составлять неразрывное целое с другими народами, населявшими просторы нашей страны.

Русская Америка

178 179 С 1824 по 1828 годы, в течение первых четырех лет жизни и служения будущего святителя Иннокентия в Русской Америке, им была разработана первая алеутская грамматика с алеутско-русским словарем, создана алеутская письменность, на алеутский язык переведены Евангелие от Матфея и частично - от Луки, Деяния святых Апостолов, краткий катехизис, Священная История, составлены некоторые поучения. А вскоре увидел свет один из самых ярких трудов святителя, написанный на алеутско-лисьевском языке - "Указание пути в Царствие Небесное", выдержавший впоследствии десятки изданий на разных языках народов мира. Вскоре из под его пера вышла и знаменитая работа "Замечания о колошском и кадьякском языках и отчасти о прочих наречиях в российско-американских владениях", которая, как и грамматика алеутского языка, удостоилась восторженных отзывов специалистов и внесла много нового в науку.

И в свой американский период служения, и впоследствии будущий святитель особое значение придавал обучению, поэтому на всех местах своего служения он создавал школы, составлял учебники и сам занимался преподаванием церковных и светских дисциплин, а также ремесел.

Камчатка

С 1842 года святитель распространяет свою пастырскую заботу и на жителей Камчатского полуострова. Хорошо изучив их жизнь, объездив всю Камчатку на лошадях, оленях и собаках, узнав трудности местных народов, святитель Иннокентий составил "Особые наставления относительно учения, богослужения и обхождения с инородцами", состоящие из 33 пунктов. Среди них есть такие:

"Отнюдь не показывай явного презрения к их образу жизни, обычаям и прочему, как бы они ни казались того стоящими... Чтобы вернее и более быть полезным своим прихожанам, ты должен в непродолжительном времени узнать язык их, на первый раз, по крайней мере, до того, чтобы понимать. Дьячку же... в непременную обязанность поставляется узнать язык их совершенно".

Помимо проповеди и наставлений в Законе Божием, епископ Иннокентий предписывал миссионерам учить детей и всех желающих грамоте, как на местном, так и на русском языке, что население делало очень охотно, и вскоре грамотность туземного населения стала даже выше, чем грамотность населения коренной России.

Якутия

С 1850 года святитель Иннокентий все свое основное время проводил на Дальнем Востоке, поначалу избрав местом жительства Якутск. Верный своим принципам, он немедленно принялся за просвещение страны, открывая храмы и часовни, переводя на якутский язык священные и богослужебные книги, для чего им была организована специальная комиссия.

Известный русский писатель Иван Александрович Гончаров, возвращаясь в Россию из Японии через Сибирь, осенью 1853 года оказался в Якутске. В это время там находился святитель Иннокентий. Гончаров так вспоминает о деятельности владыки:

180 181 "Под его руководством перелагается евангельское слово на их скудное, не имеющее гражданства между нашими языками наречие. Я случайно был в комитете, который собирается в тишине архипастырской кельи, занимаясь переводом Евангелия. Все духовные лица здесь знают якутский язык... Сличались греческий, славянский, русский тексты с переводом на якутский язык. Каждое слово и выражение строго взвешивалось и проверялось всеми членами. Почтенных отцов нередко затруднял недостаток слов в якутском языке для выражения многих не только нравственных, но и вещественных понятий, за неимением самих предметов. Например, у якутов нет слова плод, и хлеб они называют по-русски, потому что русские научили их есть хлеб".

Несмотря на трудности этого перевода, комиссия успешно справилась со своей задачей, и 19 июля 1859 года в Якутском Троицком соборе впервые было совершено богослужение на якутском языке. Преосвященный сам служил Литургию и читал Евангелие. Якутов до того тронуло это событие, что старейшины их от лица всех своих собратьев представили владыке Иннокентию просьбу, чтобы день этот навсегда стал праздничным.

Кроме этого велась работа по переводу священных и богослужебных книг и на тунгусский язык.

По свидетельству современников, все выпускники организованной им семинарии прекрасно владели якутским и тунгусским наречиями. В Якутской семинарии готовились священнослужители также из числа коренных национальностей.

Приамурье

В это же время святитель Иннокентий начинает заботиться об организации миссии и просвещения в Приамурье. Наиболее благоприятные для этого условия создались после подписания Россией и Китаем в 1858 году исторического Айгунского договора. Владыка Иннокентий устраивал миссионерские станы, строил по Амурскому краю церкви и школы, выписывал через китайскую миссию христианские книги на маньчжурском языке, содействовал составлению новых переводов местными переводчиками, особенно на гольдском наречии.

Наряду с обязательными предметами, изучаемыми во всех семинариях, в приамурских духовных школах преподавался маньчжурский язык, знание которого было необходимо миссионерам. Частным образом изучались и другие языки коренных народностей Дальнего Востока.

Вся последующая миссия среди малых народов, населяющих Приамурье и другие дальневосточные регионы, строилась по заветам святого равноапостольного Иннокентия. Нелишним будет вспомнить в связи с этим "Туземный словарь" и "Грамматику гольдского языка", составленные его учеником, приамурским миссионером священником Александром Протодиаконовым, а также "Русско-гольдский" и "Русско-инородческий" словари, составленные священником Прокопием Протодиаконовым.

Созданные на основе кириллицы алфавиты помогали амурским аборигенам органично включиться в единое российское духовное и социокультурное пространство.

182 183

Апостол Дальнего Востока

Из всего вышесказанного мы видим, что святитель Иннокентий действительно стал продолжателем кирилло-мефодиевских традиций на Дальнем Востоке России. И значимость его личности и его трудов для аборигенов этих земель ничуть не меньшая, чем значение святых Мефодия и Кирилла для славянских народов. Благодаря ему, коренные обитатели Северной Америки, Якутии и Дальнего Востока были интегрированы в российскую языковую культуру. А через это они получили возможность приобщения ко всему богатству культур, населяющих христианскую ойкумену, и их собственная культура оказалась преображена светом Евангелия Христова.

ВОПРОС О МИССИОНЕРСКОМ

БОГОСЛУЖЕНИИ В КОНТЕКСТЕ

МИССИОНЕРСКОГО НАСЛЕДИЯ

СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКОГО

Протоиерей Димитрий Карпенко, сотрудник Миссионерского отдела

Русской Православной Церкви,

г. Белгород

Необходимость возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви есть одна из первоочередных задач неизменного служения Церкви. Возрождение церковной жизни во всей своей полноте невозможно без активизации миссионерских усилий Церкви, которая, в свою очередь, невозможна без нашего обращения к преданию Церкви и ее святоотеческому наследию. Один из основных вопросов развития современной миссионерской деятельности связан с

"передачей опыта Богообщения посредством личного участия человека в таинственной жизни евхаристической общины".

184 185 Таким образом, созидание евхаристических общин есть важнейшая цель наших миссионерских усилий. Каждый приход должен стать такой общиной братьев и сестер во Христе, которая осознает свою ответственность перед Богом, Церковью и людьми в не обходимости всеобщего свидетельствования, всеобщей совместной молитвы и всеобщего совместного участия в Таинствах Церкви. Все это невозможно без разрешения основополагающего вопроса - нашего отношения к Таинству Таинств - Святой Евхаристии.

"Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви" - общецерковный документ, принятый на заседании Священного Синода 27 марта 2007 года,

"формулирует общие принципы, цели и задачи миссионерского служения Русской Православной Церкви, которые могут творчески развиваться в ее епархиях, исходя из местных условий и конкретных возможностей".

Концепция подчеркивает необходимость преодоления проблем современной церковной действительности, которые, в первую очередь, связаны с тем, что достаточная часть формальных членов Церкви остается не наученной основам православного вероучения.

Оторванность жизни большинства людей, считающих себя православными, от таинственной церковной жизни во многом связана с тем, что в историческом своем развитии в Церкви был практически полностью утрачен институт оглашения, т. е. постепенного и полноценного научения основам христианской веры лиц, желающих принять Таинство Крещения.

Миссионерская концепция - один из первых церковных документов современности, который на общецерковном уровне говорит о

"недопустимости в обычных случаях крещения взрослых людей и молодежи без предварительной полноценной катехизации". При этом подчеркивается, что

"Крещение без оглашения запрещается 78-м правилом VI Вселенского собора и 46-м правилом Лаодикийского собора".

Святитель Иннокентий Московский в своем "Наставлении священнику, назначаемому для обращения иноверных и руководствования обращенных в христианскую веру" пишет:

"К сподоблению Святого Крещения инородцев приступать не ранее, как они будут научены тобою вышеизложенным предметам веры и закона, и когда они сами изъявят на то свое согласие".

186 187 К сожалению, множество всевозможных трудностей встречается на пути у тех священнослужителей, которые стремятся воплотить в жизнь бессменное требование Церкви научать людей основам веры прежде их введения в таинственную жизнь. Эти трудности подчас сопряжены как с непониманием некоторых собратьевсвященников, которые привыкли крестить "по обычаю", так и с нежеланием людей тратить свое время для церковного научения. На этом непростом фоне накопившихся проблем подчас невозможно понять, каким образом разрешать вопрос, связанный с тем, что достаточная часть людей считающих себя вошедшими в церковную ограду не всегда способна к пониманию нашего православного богослужения. Люди могут годами ежевоскресно посещать богослужения, абсолютно при этом, не зная и не понимая смысла совершаемых литургиче ских молитв.

Каким образом эти проблемы разрешать? Вариантов может быть несколько.

Конечно, самый простой способ - это совсем не замечать проблемы или считать ее надуманной. Такой способ мысли может быть понятен, но принимать его - значит вовсе закрывать глаза на существующую действительность. Идеальный вариант - это полноценное возрождение огласительной практики, которое помогло бы всем желающим принять Таинство Крещения, осмысленно войти в благодатную жизнь Церкви. Несомненно, что усилия по возрождению повсеместного оглашения готовящихся к Крещению и научению основам веры людей, уже являющихся членами Церкви, но не знающих основ православного вероучения, является приоритетной задачей развития миссионерского служения Русской Православной Церкви на современном этапе.

Тем не менее, мы должны быть реалистами и понимать, что одного принятия документов недостаточно для того, чтобы разрешить накопившиеся проблемы, необходимо совместное усилие всего народа Божия и ежедневный кропотливый труд по созиданию церковного организма. В связи с этим "Концепция миссионерской деятельности" в качестве варианта осуществления поставленной задачи видит возможность совершения так называемого миссионерского богослужения.

В Определении Архиерейского Собора 1994 года "О Православной миссии в современном мире" записано:

"Собор считает исключительно важным глубокое изучение вопроса о возрождении миссионерского воздействия православного богослужения" и усматривает

"крайнюю необходимость развития практических церковных усилий"

в том направлении, чтобы сделать более доступными пониманию людей смысл священнодействий и богослужебных текстов. Таким образом, миссионерское богослужение есть прямое исполнение соборного постановления, направленное на реализацию подобных усилий. Миссионерская концепция считает необходимым ради облегчения вхождения и пребывания невоцерковленного человека в Церкви предоставить приходам, по благословению священноначалия, право проведения особых миссионерских богослужений, в которые были бы внесены элементы катехизации. Т. е. миссионерское богослужение - это такое богослужение, которое по ходу своего совершения может сопровождаться разъяснением смысла совершаемых священнодействий и молитвословий.

Сразу возникает законный вопрос, каким образом сделать так, чтобы не нарушить цельность богослужебного чина? Основанием для совершения подобных богослужений является верность церковному преданию и святоотеческому наследию Церкви. Святитель Иннокентий Московский в упомянутом "Наставлении..." пишет:

188 189 "Поставь себе правило: во время посещения отдаленных мест (таких, где уже положено начало христианства) не начинать отправления богослужений и треб дотоле, пока не предложишь посещаемым тобою прихожанам хотя краткого поучения".

Таким образом, проповедь перед началом богос лужения дает возможность священнослужителям обратиться с пояснительным словом к собравшимся и рассказать о той части богослужения, которая именуется Литургией оглашенных. Литургия есть общее дело всего Народа Божия, поэтому необходимо постоянно напоминать людям о том, что все совершаемые священнодействия и молитвословия есть выражение молитвы всех верных, а не только лишь служащего духовенства. Проповедь перед богослужением не нарушает установленного чина и является прямым исполнением "Наставления" святителя Иннокентия.

Следующей законной остановкой для необходимого поучения является место после прочтения Священного Писания. Проповедь после евангельского чтения имеет в своем основании верность святоотеческому преданию. Святой мученик Иустин Философ пишет:

"В так называемый день солнца (т. е. воскресенье - прим. автора) бывает у нас собрание в одно место всех живущих по городам и селам; и читаются, сколько позволяет время, сказания апостолов или писания пророков. Потом, когда чтец перестанет, предстоятель посредством слова делает наставление...".

Т. е. не только чтение Писания, но и обязательная проповедь являются двумя главными элементами Литургии оглашенных. Проповедь после евангельского чтения может быть посвящена как смыслу прочитанного отрывка, так и последующей части богослужения, т. е.

Литургии верных.

Третья остановка для произнесения катехизического поучения, разъясняющего смысл богослужения, - это время после пения запричастного стиха, когда у нас, по обычаю, во многих храмах и произносится проповедь.

Таким образом, три поучительных проповеди за богослужением дают возможность для священнослужителя разъяснить смысл литургических действий и молитвословий, не нарушая богослужебного чина и традиций Церкви.

Говоря о возможности истолкования богослужения во время его совершения необходимо вспомнить евхаристические беседы апостола Павла:

В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел.... беседовал с ними и продолжал слово до полуночи (Деян 20. 7-11).

Причем поучения апостола были настолько продолжительны, что один из слушающих,

юноша, именем Евтих, сидевший на окне, погрузился в глубокий сон, и, пошатнувшись, сонный упал вниз с третьего жилья (этажа) (Деян 20. 9).

Евхаристические беседы апостола Павла - это совершенно особое литургическое богословие. Достаточно напомнить его знаменитую доксологическую формулу, которая вошла во все последующие литургии:

Благодать Господа нашего Иисуса Христа, любовь Бога и Отца и причастие Святого

Духа... (2 Кор 13. 13).

Следующим важным моментом миссионерского богослужения является возможность чтения Священ-

190 191

ного Писания на национальных языках. В "Концепции миссионерской деятельности" записано:

"При необходимости Священное Писание может быть прочитано на национальном языке просвещаемого народа или на русском языке с богословскими комментариями".

Очень часто понимание смысла прочитанного евангельского отрывка, не говоря уже о ветхозаветных чтениях и апостольских посланиях, остается за рамками восприятия собравшегося народа. В качестве одного из вариантов разрешения существующей ситуации предлагается возможность использования различных национальных языков, русского в том числе. Принцип использования различных национальных языков за богослужением есть непреходящий миссионерский принцип. Святитель Иннокентий Московский постоянно обращал внимание на необходимость изучения местных национальных языков и, соответственно, перевод книг Священного Писания и богослужения на эти языки. Однако часто приходится слышать о том, что предлагаемые переводы страдают неточностями и ущербны по отношению к оригиналу. В своем Предисловии к Евангелию от Матфея, переведенному на алеутско-лисьевский язык для уналашкинцев, святитель Иннокентий пишет:

"В сей книге есть несколько слов, которые не вполне выражают слова русского языка, и это поэтому, что в вашем языке нет равнозначащих слов; и таковые неравнозначащие слова напечатаны иначе. И поэтому не думайте, чтобы сей перевод никогда не потребовал исправления. И Вы не привязывайтесь к одним словам сего перевода, но вникайте в самое значение и дух сего Божественного Слова".

Не секрет, что имеющийся Синодальный перевод книг Библии на русский язык также не во всем совершенен и в нем присутствуют неточности по отношению к первоисточнику. Все это говорит о том, что переводческая миссия в Церкви должна творчески развиваться, переводы требуют необходимого уточнения и исправления обнаруженных ошибок. Проблема перевода - это всегда проблема переводчика, но, несмотря на то, что качество перевода по отношению к оригиналу будет всегда относительным, подобная деятельность есть необходимая составляющая миссионерского служения Церкви, которая основывается не на букве, а на духе Священного Писания.

192 193 Таким образом, миссионерское богослужение, которое сегодня, к сожалению, в некоторых церковных кругах вызывает резкое неприятие и даже обвинения в "профанации богослужения", основывается на верности церковному преданию и святоотеческому миссионерскому наследию Церкви. Укорененность в Предании Церкви является неизменным основанием ее спасительной миссии.

СВЯТООТЕЧЕСКАЯ МЕТОДИКА МИССИИ.

ОПЫТ МИТРОПОЛИТА ИННОКЕНТИЯ (ВЕНИАМИНОВА)

Игумен Агафангел (Белых), сотрудник Миссионерского отдела

Русской Православной Церкви,

г. Белгород

Русская Православная Церковь на протяжении своего тысячелетнего бытия исполняла высокое исключительное служение благовествования Слова Божия. Светом Евангельской истины были просвещены многие народы российского государства на просторах Европы и Азии. Выдающееся место в российской миссии принадлежит святителю Иннокентию (Вениаминову), митрополиту Московскому. Он был миссионером от Бога, миссионером по глубокому убеждению, готовым на любые жертвы ради успеха своего дела. Один из историков миссионерства так писал о святителе Иннокентии:

"Аляска и Алеуты, Камчатка и Курилы, Восточная Сибирь от Лены до Берингова моря и российский Дальний Восток севернее Амура до Японского моря - вот арена трудов, без сомнения, величайшего миссионера, которого когда-либо производила Русская Православная Церковь. Юность в нищете и нужде, миссионерская жизнь, наполненная тяжелым трудом и препятствиями, старость в почете и наградах. Таким был путь сибирского мальчика, который умер митрополитом Московским. Ремесленник и художник, лингвист и естествоиспытатель, богослов и душепопечитель, монах-архиерей - все это в одном лице был Иннокентий (Вениаминов)".

Опыт святителя Иннокентия (Вениаминова) актуален для нас, потому что само нынешнее время требует этого. Георгий Федотов писал восемьдесят лет назад:

"Придет время и Русская Церковь станет перед задачей нового крещения обезбоженной России. Тогда на нее ляжет ответственность за судьбы национальной жизни".

Мы с вами знаем, что это время пришло, но из-за границы на территорию нашей страны хлынули многочисленные миссионеры иных конфессий. На больших пространствах Сибири и Дальнего Востока, где особенно активно действуют секты, миссионерская работа Православной Церкви просто безотлагательна. И мы должны снова учиться миссионерству у святителя Иннокентия, перенимать его опыт. Мы знаем, что он умел проповедовать Слово Божие даже в такой агрессивной среде, как колоши на острове Ситка.

194 195 Для нас важно еще вот что. Время, в которое жил святитель, было очень похоже на наше нынешнее время. На место патриархального размеренного уклада приходила европейская цивилизация с ее приоритетом материальных ценностей над духовными, поэтому знакомство с личностью апостола Сибири и Америки, изучение его жизни и трудов имеют большое воспитательное значение для сегодняшнего поколения миссионеров.

В этом кратком сообщении мы попытаемся выделить несколько основополагающих моментов опыта святителя Иннокентия (Вениаминова), которые будут для нас назиданием в нашем миссионерском делании. Для этого мы воспользуемся двумя текстами. Это жизнеописание святителя Иннокентия, составленное И. П. Барсуковым и изданное в 1893 г., и "Наставление Нушагакскому миссионеру иеромонаху Феофилу", написанное святителем Иннокентием.

Миссионерство невозможно без призвания. Это первый основополагающий пункт, с которого начинается наше делание. О том, как появилось желание у отца Иоанна отправиться в столь далекое путешествие, он сам написал:

"Когда же этот выходец, Иван Крюков, уже простившись со мною совсем, на прощание все еще убеждавший меня ехать на Уналашку, в тот же самый день при прощании своем с Преосвященным стал рассказывать об усердии алеутов к молитве, то я, вдруг, можно сказать, весь загорелся желанием ехать к таким людям. Живо помню и теперь, как я мучился нетерпением, ожидая минуты объявить о моем желании Преосвященному".

Итак, это один из ключевых моментов. Это очень важный момент призвания к миссии и осознания этого человеком, как это было у пророка Иеремии. Когда Господь влек его к его деланию, он говорил:

...Господи Боже! я не умею говорить, ибо я еще молод (Иер 1. 6).

Но Господь ему сказал:

...ко всем, к кому пошлю тебя, пойдешь, и все, что повелю тебе, скажешь (Иер 1. 7).

Если в нашем сердце нет хотя бы отблеска такого горения, то если нам, вообще, определять миссию делом нашей жизни, не лучше ли нам заняться чем-нибудь иным, более полезным для Церкви. В наставлении Феофилу святитель говорит:

"Помни всегда, что если проповедник не будет иметь в себе любви, как к своему делу, так и к тем, кому проповедует, то и самое лучшее и красноречивейшее изложение учения может остаться без всякого успеха, ибо только любовь созидает, и поэтому старайся иметь в себе дух святой любви".

Читаем далее житие святителя.

"По прибытии своем на Уналашку отец Иоанн нашел там только одну ветхую деревянную часовню. Первым его делом было построение нового храма. Будучи сам хорошим плотником и столяром, он начал учить этим ремеслам туземцев. И, когда уже достаточно преуспел в этом, приступил к постройке церкви. Там же он начал сажать огород и обучать этому алеутов".

Что мы видим здесь? Мы видим, что, приступая к служению, будущий святитель не начинает с призы-

196 197

ва креститься всем немедленно. Он начинает с обучения аборигенов умению трудиться, работать с деревом и заниматься огородничеством. Он живет своей искренней органичной жизнью христианина: устрояет церковь, насаждает огород (в этом была необходимость, так как он приехал с семьей и детьми), помогает нуждающимся. И вот здесь алеуты, видя свет его жизни, тот самый свет, который должен просветиться в нас, по слову Господню, приходят и просят его о крещении, желая быть такими, как он.

Миссионер, являясь проводником традиции православной, отеческой, призван передать не только все богатство богословского наследия Церкви, но также свой личный опыт следования за Христом. Опыт миссии являет нам следующие качества, которые необходимы миссионеру: приветливость, ревность о Боге, бескорыстие, смирение и терпение, готовность с преданностью Богу преодолевать трудности мира сего, молитвенность и самоотверженность. Святитель Иннокентий (Вениаминов) обладал всеми этими качествами.

"Приход его был обширный - на несколько тысяч верст - приходилось путешествовать с острова на остров, из одной деревни в другую, и он подвергал себя опасности и лишениям, переплывая на байдарке по океанским волнам. Приходилось терпеть голод, холод, быть под дождем и ночевать в убогих юртах".

Святитель в "Наставлении Феофилу" писал:

"Первое и действительное приготовление к сему есть молитва, которая одна может отверзать источник высших наставлений и низводить благословение на всякое благоначинание и дело, а потому всегда, особенно пред всякою беседою с теми, которых желаем просветить светом истины обращайся, к Богу с теплою молитвою. Имей всегда скромное и смиренное расположение духа, и не обещай себе самонадеянно необычайных или верных успехов по твоему делу. Таковыя обещания происходят от гордости, а гордым не дается благодать. Помни всегда, что обращение на путь истины грешника или язычника отнюдь не зависит от нас, или от нашего искусства, но прямо и единственно от Бога".

Жизнеописание святителя говорит:

"Приехав в алеутскую деревню, отец Иоанн собирал жителей и учил их слову Божию, убеждая принять крещение, но до тех пор не совершал над ними Таинства, покуда они сами не вызывались на это".

Современным миссионерам в своей деятельности, как никогда ранее, приходится искать новые нестандартные решения. Для них особенно важно донести опыт апостольской святоотеческой традиции на языке, понятном современникам. Какой же опыт здесь мы можем почерпнуть из наследия святителя Иннокентия? В его житии говорится:

198 199 "Изучая язык алеутов, отец Иоанн старался разузнать их обычаи, предания, чтобы быть более понятным им и сделать более понятным преподавание слова Божия. Он говорил им поучения, приспособленные к их понятиям. Будучи уже архиепископом, он увидел, что якуты, принимая крещение, главным образом, из-за подарков и некоторых льгот, оставались почти что в полном неведении христианства, и, вследствие редкого посещения их священниками, часто сохраняли свои прежние языческие верования и обычаи".

Верный своим принципам архиепископ Иннокентий немедленно принимается за просвещение, переведя на якутский язык священные и богослужебные книги, для чего им была организована специальная комиссия. Мы уже слышали сегодня о том, что 19 июля специально был назначен праздничным днем, потому что в этот день впервые совершилось богослужение на якутском языке, и сам архиепископ Иннокентий читал Евангелие. Чем для нас важен этот опыт? Мы должны понимать, что язык богослужения создан для человека, а не человек для языка, и поэтому, при необходимости, как минимум, Священное Писание читается на понятном пастве языке. Каков же был результат подобной деятельности будущего митрополита Московского? Пробыв на Уналашке десять лет, отец Иоанн Вениаминов обратил к вере всех жителей острова до единого. Вся его 15-летняя деятельность, включая пребывание на Ситке, отличалась тем же самым рвением, которое издревле прославило проповедников Евангелия. Это был воистину святоотеческий опыт, который вошел в золотой фонд миссионерской деятельности Русской Православной Церкви.

Завершить это краткое обозрение метода святителя Иннокентия хотелось бы его словами из "Наставления иеромонаху Феофилу":

200 201 "Оставить родину и идти в места отдаленные, дикие, лишенные многих удобств жизни, - для того, чтобы обращать на путь истины людей, еще блуждающих во мраке неведения, и просвещать светом Евангелия еще не видевших сего спасительнаго света, - есть дело, поистине, святое и равноапостольное. Блажен, кого изберет и поставит Господь на такое служение; но сугубо блажен тот, кто со всею ревностию, искренностию и любовию подвизается в деле обращения и просвещения, перенося труды и скорби, встречаемые на поприще своего служения, ибо мзда его многа на небеси (Мф 5. 12)!".

МОСКОВСКИЙ ПЕРИОД

ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

АПОСТОЛА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

И СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ

(ВЕНИАМИНОВА)

А. К. Светозарский, профессор Московской духовной академии,

заместитель Председателя учебного комитета

Русской Православной Церкви,

г. Москва

Московский период, являющийся венцом жизни святителя Иннокентия (Вениаминова), не был временем пребывания на покое заслуженного человека, который много видел, много испытал, многое прошел. Это был очень деятельный период, и те апостольские черты, которые были свойственны владыке в предыдущие годы, несомненно, проявлялись в его трудах на Московской кафедре.

Назначение на Московскую кафедру

18 января 1868 года святитель совершал Литургию в домовой церкви в Благовещенске и по возвращении от богослужения получил депешу от обер-прокурора Святейшего Синода А. П. Толстого:

"Святейший Синод назначил Вас, Ваше Высокопреосвященство, митрополитом Московским. Искренне поздравляю Вас и с Вами московскую паству Вашу. Желательно было бы, чтобы Вы скорее прибыли в Москву, если позволит здоровье".

Святитель, получив это известие, никого не принимал в течение целого дня, казался потрясенным, во всяком случае, находился в глубоком раздумье. Большую часть ночи он провел в молитве, стоя на коленях перед иконой Спасителя. На следующий день он отправил ответ:

"С изумлением и трепетом получил 18 января телеграмму от Вашего Сиятельства. С полной преданностью Царю Небесному и благоговейным послушанием царю земному приемлю новое назначение меня на служение Церкви без всякого рассуждения о моих силах и трудностях на предстоящем мне поприще. Да будет воля Господня во всем и всегда".

Новое назначение было встречено с сочувствием, в частности, Андрей Николаевич Муравьев, брат Николая Николаевича, писал патриарху Константинопольскому Григорию:

"Мы благодарим Бога, что, по крайней мере, избран достойный Филарету преемник, если не по гению, ибо подобные гении родятся веками, то по апостольскому характеру своему. Это Иннокентий, архиепископ Камчатский,

202 203

который подвизался около тридцати лет в необъятной своей епархии".

Это назначение могло совершиться, пожалуй, только в эпоху Александровских реформ, в эпоху перемен, когда таким образом были оценены личные качества святителя, его миссионерский подвиг. Формально для этого особых оснований не было, известно, что назначению предшествовала целая борьба в верхах, борьба в кулуарах, которая все же склонила чашу весов в пользу святителя Иннокентия, хотя он, мы это тоже обязательно отметим, не имел академического образования.

28 января 1868 года, в воскресенье, в Москве, в прочих же храмах Московской епархии в ближайший воскресный и праздничный день, было совершено молебствие о благополучном путешествии владыки Иннокентия. Москва его ждала, Москва о нем молилась и возносила его имя за богослужением.

25 мая 1868 года, в девять часов тридцать минут утра состоялась встреча святителя на московской станции Нижегородской железной дороги. По пути он проследовал в Покровский монастырь и встретился с епископом Петром (Екатериновским), членом Синода, который был управляющим подмосковного Новоиерусалимского монастыря.

На следующий день, в Неделю всех святых, в Большом Успенском соборе Кремля святитель совершил первую Божественную литургию на новом месте своих трудов в сослужении двух викариев и многочисленного духовенства, сказав перед Литургией очень смиренное слово - он всех поражал своим смирением. Литургии предшествовал крестный ход из Казанского собора. Один из современников замечает такой контраст. Вряд ли Владыка когда-нибудь видел такое количество митр, которым блистало духовенство, поскольку он в свое время совершал богослужение очень скромно: в сослужении двух священников, дьякона и при пении четырех мальчиков на клиросе.

Затем владыка отправляется на Троицкое подворье, которое к тому времени было постоянной резиденцией московских святителей. Там скончался святитель Филарет, туда к нему, мудрому Филарету, как называл его император Николай I, приходили за советом и наставлениями, ну а иногда, надо сказать, за весьма серьезной выволочкой представители духовенства, которые провинились. Место это было окружено у московского духовенства совершенно особенным отношением. Принимая священников своей большой епархии, святитель Иннокентий говорил:

"Если раньше все ездили за советом на Троицкое подворье, то теперь приезжайте с советом".

Этим он давал понять, что для него это совершенно новая ситуация, и дивился при этом огромному количеству духовенства, которое шло и шло постоянным потоком за его благословением. Конечно, запомнить твердо кого-либо он не мог, поэтому попросил сделать для него фотографии московских благочинных, а также членов консистории, которые в дальнейшем помогали ему в делах церковного управления.

Управление Московской епархией

204 205 Для того чтобы себе представить, какое поле деятельности представлялось святителю, приведем некоторые официальные статистические данные за 1868 год о состоянии Московской епархии, опубликованные в Московских епархиальных ведомостях. Границы епархии совпадали с границами Московской губернии. Всего в епархии насчитывалось 1728 церквей. В Москве храмы делились на "сороки" (это традиционная единица административно-территориального деления): Китайский, Пречистенский, Никитский, Сретенский, Ивановский, Замоскворецкий "сорока". А церкви непосредственно за пределами столицы, церкви епархиальные (то, что мы сейчас называем "в области") делились по уездам. Всех уездов было тринадцать: Московский, Коломенский, Серпуховской, Дмитровский, Звенигородский, Можайский, Подольский, Бронницкий, Волоколамский, Клинский, Богородский, Русский и Верейский.

В Москве соборы и церкви принадлежали трем ведомствам. Дело в том, что Москва, имевшая статус первопрестольной столицы, второго столичного города России, являлась также и городом, где находилась императорская резиденция, поэтому некоторые храмы были отнесены к придворному ведомству. Это Благовещенский собор Кремля, традиционно домовый храм еще великих князей московских, затем царей и императоров; Верхоспасский собор, Спасский на Бору, а также десять Кремлевских церквей, которые находились, и находятся сейчас, хотя доступ туда достаточно ограничен, в комплексе Большого кремлевского дворца и кремлевских теремов.

Синодальному ведомству принадлежал большой Успенский собор. Дело в том, что до упразднения патриаршества при Петре Великом, это был храм, где служили предстоятели нашей Автокефальной Церкви сначала в сане митрополита, а с 1589 года в патриаршем сане. После упразднения патриаршества, Собор подчинили

Синоду, равно как и храм Двенадцати апостолов при синодальной конторе и Церковь святого апостола Филиппа при патриаршей ризнице.

Также это были соборы и церкви епархиального ведомства: Архангельский собор Московского Кремля, Храм св. Василия Блаженного, или Покровский-на-Рву собор на Красной площади и находящийся там же Казанский собор, и иные приходские церкви.

Кроме того, учебные заведения духовного ведомства. Знаменитая Московская духовная академия, к тому времени давно уже располагавшаяся в стенах ТроицеСергиевой Лавры в Сергиевом Посаде. Академия не была соединена с семинарией, представляла собой элитное учебное заведение Русской Церкви, высшую ступень духовного образования.

Семинарии, основанные митрополитом Платоном (Левшиным), располагались в Москве и в Вифании. Помогала святителю Иннокентию в его административной деятельности Московская духовная консистория. Это орган с церковно-административными и церковносудебными функциями, который подчинялся и епархиальному архиерею, и Святейшему Синоду (двойное подчинение в силу положения Церкви, которое существовало в то время), в составе четырех лиц духовного звания, нескольких секретарей, письмоводителей, повытчиков, столоначальников, регистраторов и прочих чиновников. Святитель Иннокентий заботился о них: запрашивал Синод и изыскивал возможности увеличить им жалованье и вообще доставить средства к существованию.

206 207 Круг обязанностей архиерея обширен. В частности, сюда входит вопрос о кандидатах в священство. Здесь святитель Иннокентий обозначил свою позицию следующим образом. Эпоха Александра II - это время, когда духовное сословие перестает быть замкнутым. Таковым оно стало в результате Петровских реформ после введения образовательного ценза. Теперь в духовные училища, составляющие начальную ступень духовного образования, могут поступить лица любых сословий. Понятно, что дворяне не шли туда. Это дети мещан, дети так называемых почетных граждан, и представители иных сословий, в частности, даже крестьянского сословия, поэтому святитель высказывает опасение:

"Этих людей мы не знаем, поэтому следует особую осторожность соблюдать при рукоположении в священный сан".

Почему не знаем? Потому что в духовной школе, начиная с духовного училища и заканчивая Академией, как правило, на уровне семинарии все друг друга знают. Приходили учиться к тем же наставникам уже дети, внуки, племянники их прежних выпускников. Об этом очень красноречиво свидетельствует мемуарная литература. В этом были свои плюсы, свои минусы, но ситуация изменилась, и святитель на нее чутко реагирует. Рукополагать нужно не ранее двадцати пяти лет, с пребыванием в течение трех лет в духовном звании. Вот ты пришел откуда-то, ты получил образование, да, все к твоим услугам. Ты хорошо, прилежно учился, но три года мы будем смотреть как ты, человек другой социальной среды, другого психологического склада, проявишь себя в новом качестве.

С эпохой реформ связан вопрос о духовном суде. Его смысл был в том, что будущий преемник митрополита Иннокентия по Московской кафедре, церковный историк и богослов, в то время архиепископ Литовский Макарий (Булгаков) в 1872 году составил проект церковного суда, который предполагал, что он будет действовать по той же модели, что и суд светский. В соответствии с судебной реформой Александра II, это независимый межъепархиальный суд из выборных духовных судей в священном сане, который возглавляет архиерей, не управляющий епархией, т. е. абсолютно независимый. Святитель Иннокентий был против этого. После довольно долгой кулуарной борьбы он пишет своему корреспонденту:

"Дело о суде, слава Богу, кончили поправославному".

Проблема состояла в том, что такой независимый суд, несмотря на массу привлекательных сторон, нарушал канонический строй Русской Церкви. Святитель Иннокентий отвергал такие нововведения, и в Московской епархии суд совершался по старинке: в основном там рассматривались известные преступления - проступки и тяжбы, связанные с имуществом, нетрезвое поведение некоторых духовных лиц, корыстолюбие и т.д.

В ведении святителя находись и дела о построении и освящении церквей. Прошения об этом принимались и утверждались митрополитом и передавались в консисторию. Для нас очень интересно будет посмотреть на то, что Москва - город сорока сороков, поэтому приходских храмов вполне хватало, хотя Москва достаточно интенсивно расширялась, строилась, наблюдался рост населения. Вот какие храмы освящены при святителе Иннокентии: Всего числом 18 - не так много, но, учитывая, что он одиннадцать лет был на Московской кафедре, получается довольно внушительная цифра: Храм иконы Божией Матери "Взыскание погибших" в колокольне у церкви Софии на набережной (это прямо напротив Кремля); Петра и Павла при ПетроНиколаевской богадельне в Кожевниках; Воскресения

208 209 Словущего в колокольне Никитского монастыря; Александра Невского при Усачевско-Черняевском училище; Покрова в Александро-Мариинском институте на Пречистенке, - в основном, это храмы при благотворительных учебных заведениях, приютах и при общинах сестер милосердия.

Святитель призывал ставленников проповедовать каждый праздник без лени, давая такое трогательное поучение:

"Не бойся, если твоя проповедь окажется неумелая. Раз скажешь неумно, в другой поумнее и, таким образом, привыкнешь говорить хорошие проповеди".

Владыка, несомненно, наблюдал за порядком богослужения. Не из мелочей, а из деталей состоит картина благоговейного православного богослужения, которое и привлекает к себе сердца людей. Здесь самые простые замечания: совершать богослужение с подобающим благоговением, читать ясно и отчетливо, ничего не опуская и т.д.

Святитель требовал от духовенства ношения духовной одежды. Это, вообще, было общепринятым. А замечания митрополита касались, в основном, младших клириков - псаломщиков. Владыка попрекал тех, кто не носит духовной одежды, присущей сану, как людей, которые стыдятся своего звания и своего служения.

Заботился святитель и об улучшении быта духовенства. Этот вопрос занимает довольно серьезное место в общественном сознании Александровского царствования. Святитель предлагает строить на приходские средства казенные дома при приходах, чтобы священнослужители были обеспечены жильем.

В качестве митрополита Московского святитель Иннокентий одновременно являлся первенствующим членом Московской консистории. Помогали ему епископ Дмитровский Леонид (Краснопевков), ученый иерарх, автор очень интересных воспоминаний, и епископ Можайский Игнатий (Рождественский), которые с благословения святителя поделили между собой сферы влияния по уездам Московской епархии. Каждый из них отвечал за целый ряд уездов.

Еще одно интересное московское начинание - это учреждение миссионерского монастыря в древней Покровской обители, основанной в XVII столетии. Монастырь предназначался для отдыха, для пребывания на покое заслуженных миссионеров. Там, действительно, было несколько очень ярких лиц, окончивших в этом монастыре дни своей жизни и погребенных там.

Что касается воспоминаний, то святитель Иннокентий, конечно же, помнил о десятилетиях своего миссионерского служения. Как это было ему свойственно, часто многие вещи он обращал в шутку, потому что не всегда чувствовал себя уверенным в какой-то сфере. Это видно по его отношению к Троице-Сергиевой Лавре, Московской духовной академии и по складу характера, простоте и доступности, которыми он всегда отличался. В новом статусе митрополита Московского владыка, конечно же, передвигается в карете, иначе и быть не могло. Его спрашивают, удобно ли ему. Он отвечает:

210 211 "По правде говоря, в карете очень спокойно, но вот беда: к этому спокойствию я никак не могу привыкнуть, чувствуешь себя как-то расслабленным, связанным, то ли дело было на Камчатке - пройдешь несколько верст пешком, да еще в пургу, с каким удовольствием сядешь потом в нарту, полетишь на собаках.

Я как-то здоровей себя чувствовал. Воздух - великое дело".

В момент вступления в права Московского митрополита святителю исполнился 71 год, ростом владыка был высок, довольно полный, но, вследствие долгой привычки к деятельной жизни, живой, легкий в своих движениях. Лицо его, нося черты жителей Севера, было приятное, благообразное, спокойно-величественное. Как все движения, так и разговор его, отличались безыскусностью, совершенной простотой, приветливостью и добродушием. Он смеялся громко и искренне, нисколько никем не стесняясь и, вообще, про владыку можно сказать, что он остался до конца своей жизни таким, каким был прежде, каким привык быть, нимало не ставя себя в зависимость от своего нового высокого положения.

"Хорош ли я, дурен ли, каков бы я ни был, но изменять и перевоспитывать себя я не намерен, чем был прежде, тем останусь и теперь".

Кроме того, он - душа общества, он - весельчак, говорун, остроумец без обиды и насмешки над своими собеседниками. При этом он сторонник общежительного монашества, по крайней мере, с организационной точки зрения, монашества более аскетичного. Даже об этом он составляет записку и направляет ее в Синод, и записка рассылается для сведения преосвященным и консисториям. На местах записка признана весьма дельной. Проект этот, по возможности, рекомендовалось каким-либо образом приводить в действие и исполнение.

Благотворительность

При святителе Иннокентии появляются первые общины сестер милосердия. Это Покровская община, или Владычне-Покровская, которая была учреждена в 1869 году, на месте бывшей царской резиденции в Покровском Рубцове. Сестры участвовали в русско-турецкой и русско-японской войнах.

Знаменитая община "Утоли моя печали", Александровская, или имени княгини Шаховской, учреждена в 1875 году. Храм был построен в том же году. Сестры очень активно участвовали в оказании милосердия, как тогда говорили - медицинской помощи во время действия на Балканах, начиная с 1876 и кончая 1878 годами заключением Сан-Стефанского мирного договора. Это тоже показатель времени, потому что оживление общественной жизни при Александре II, в основном, проявлялось в начинаниях общественно-благотворительных. Святитель Иннокентий их, конечно, только приветствовал.

Особая благотворительность - личная. Это помощь христианам в Боснии, страдавшим от турецкого засилия и благотворительные начинания для детей. Святитель Иннокентий, как человек, владеющий не одним ремеслом, понимающий, насколько ему лично пригодился этот опыт, учреждает в Москве епархиальное училище иконописания, а также ремесленное училище для детей духовенства, не способных учиться. Он прекрасно сознает, что это дар не каждого, но этим детям нужно дать профессию, с помощью которой они могли бы зарабатывать хлеб насущный.

Отношения с Лаврой и Академией

Первый приезд в Лавру - 31 мая 1868 года для благодарственной молитвы преподобному Сергию.

212 213 1 июня - посещение Московской духовной академии, с полным обзором: с посещением библиотеки, больницы и студенческих комнат. В Троицком соборе Лавры перед мощами преподобного Сергия после молебствия он говорит:

"Хотя я более четверти века ношу звание инока, но готов учиться иночеству, даже у последнего из братии, потому считаю излишним преподавать наставление о жизни иноческой в обители преподобного Сергия, который с другими угодниками Божиими неотступно пребывает духом в своей обители".

И обращаясь к раке преподобного, с поклоном произносит:

"Прости меня, преподобне отче Сергие, что я дерзнул сказать здесь слово".

Оборачиваясь к монахам:

"Простите и вы меня, братья, малокнижного".

Монахи обомлели, поглядев друг на друга. Ни один из них не нашел ничего, что можно было бы ответить смиренному митрополиту.

Академию в то время возглавлял протоиерей Александр Горский, выдающийся ученый. В Академии вводился новый устав, приближающий систему обучения к светской университетской системе. Это Устав 1869 года. Высшим органом становился совет Академии во главе с ректором. Святитель не входил близко в академические дела так глубоко, как его предшественник. Митрополит Филарет пестовал Академию, создавал Академию в том виде, в каком она существовала у нас до революции, наблюдал за ней. И, надо сказать, вмешивался в ее жизнь весьма решительно, требовал конспекты профессорских лекций, выговаривал иногда при студентах, мог даже и назвать всяким острым словом профессора, если тот, по его мнению, зарапортовался. Святитель Иннокентий на приглашение Горского посетить экзамен в Академии отвечает отказом.

Он не чувствует себя компетентным, поэтому деликатно отходит в сторону, предоставляя поле деятельности другим людям. Но когда встает вопрос о том, что ректор Академии должен выбираться корпорацией, он в этом видит отступление от порядка, обоснованного церковной традицией, добивается, чтобы выборность ректора была отменена Синодом и с тех пор ректоров назначают.

Таким образом, мы видим, что московский период жизни святителя Иннокентия ознаменовался новыми трудами во славу Божию и Его Святой Церкви. Служение на первосвятительской кафедре стало достойным завершением его славного пути.

214 215

ИТОГОВЫЙ ДОКУМЕНТ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ

КОНФЕРЕНЦИИ

"ПО СТОПАМ

ГРАФА Н. Н. МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО

И МИТРОПОЛИТА ИННОКЕНТИЯ

(ВЕНИАМИНОВА) - ВОЗРОДИМ РОДНОЙ КРАЙ"

10 июня 2008 года в стенах Хабаровской духовной семинарии состоялась научно-практическая конференция "По стопам графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова) - возродим родной край", приуроченная к празднованию 150-летия Айгунского договора и 70-летия Хабаровского края. Форум был организован Хабаровской духовной семинарией при поддержке Правительства Хабаровского края. В нем приняли участие представители Учебного комитета при Священном Синоде Русской Православной Церкви, Миссионерского отдела Русской Православной Церкви, Правительства Хабаровского края, Хабаровской епархии, вузов Хабаровского края, Московской духовной академии и Белгородской духовной семинарии.

Участники конференции рассмотрели аспекты деятельности графа Н. Н. Муравьева-Амурского и святителя Иннокентия (Вениаминова), их совместные труды в деле укрепления российской государственности на Дальнем Востоке, в деле создания прочных основ для

Итоговый документ

общения народов, проживающих в регионе, в духе братской любви и взаимного культурного обогащения.

Участники конференции выражают глубокую убежденность в важности изучения событий, связанных с деятельностью графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова), в необходимости более широкого ознакомления с ними жителей города и края, в популяризации идей, носителями которых являлись эти великие государственные и церковные деятели.

Участники конференции:

- предлагают Министерству образования Хабаровского края поощрять проведение в учебных заведениях всех уровней конференций, симпозиумов, выставок и иных мероприятий, посвященных графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому и митрополиту Иннокентию (Вениаминову);

- предлагают Министерству культуры Хабаровского края поощрять культурно-массовые мероприятия, а также выставочные и иные мероприятия в учреждениях культуры края, посвященные трудам графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова);

- предлагают средствам массовой информации, осуществляющим свою деятельность на территории Хабаровского края, уделять больше эфирного времени, увеличить число публикаций, посвященных графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому и митрополиту Иннокентию (Вениаминову);

216 217 - поддерживают общественную инициативу о наименовании одной из улиц города Хабаровска именем соработника графа Н. Н. Муравьева-Амурского митрополита Иннокентия (Вениаминова) и установке в столице края памятника ему.

Итоговый документ

- поддерживают общественную инициативу по восстановлению первого храма города Хабаровска - часовни святой равноапостольной Марии Магдалины, созданной по благословению митрополита Иннокентия (Вениаминова) хабаровскими первостроителями.

- поддерживают инициативу Хабаровской духовной семинарии о переиздании трудов И. П. Барсукова, посвященных графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому и святителю Иннокентию (Вениаминову) (Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский. М., Синодальная типография, 1891. 704 с.; Барсуков И. П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. М., Синодальная типография, 1883. 769, 14, XIV c.).

- предлагают Хабаровской епархии Русской Православной Церкви проводить ежегодные конференции, посвященные государственным и церковным деятелям, внесшим вклад в освоение российского Дальнего Востока; а конференцию в 2009 году посвятить 200-летию со дня рождения графа Н. Н. Муравьева-Амурского.

Участники конференции отмечают важность содействия краевых властей организации и проведению форума и выражают благодарность Правительству и лично губернатору Хабаровского края В. И. Ишаеву за ставшую традиционной поддержку мероприятий, посвященных памяти двух выдающихся соработников - графа Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова).

СОДЕРЖАНИЕ

5 Предисловие

Приветственные речи

9 Приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

11 Приветствие Губернатора Хабаровского края В. И. Ишаева

14 Приветствие Председателя Законодательной Думы Хабаровского края Ю. И. Оноприенко

18 Приветствие министра культуры Хабаровского края А. В. Федосова

Становление российской государственности в Приамурье: соработничество государства и Церкви

23 Айгунский договор - венец соработничества графа Н. Н. Муравьева-Амурского и святителя Иннокентия (Вениаминова)

Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк, ректор Хабаровской духовной семинарии (г. Хабаровск)

34 Реализация принципа симфонии духовной и светской власти как фактор укрепления государственности на Дальнем Востоке России в XIX веке

218 219 В. В. Кулыгин, доктор юридических наук, профессор Хабаровской государственной академии экономики и права (г. Хабаровск)

47 Дальний Восток в эпоху графа Н. Н. МуравьеваАмурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова) - экономическая и геополитическая составляющие

А. В. Алепко, доктор исторических наук, профессор Тихоокеанского государственного университета (г. Хабаровск)

82 Значение деятельности и трудов графа

Н. Н. Муравьева-Амурского по утверждению российской государственности на Дальнем Востоке России

Н. И. Дубинина, доктор исторических наук, профессор Дальневосточного государственного гуманитарного университета (г. Хабаровск)

101 Историко-правовые предпосылки Айгунского договора 1858 года между Россией и Китаем

А. В. Бережнов, старший преподаватель кафедры философии и истории Отечества Дальневосточного государственного медицинского университета (г. Хабаровск)

109 Первая казачья часовня на Амуре

В. Г. Попов, кандидат исторических наук (г. Хабаровск)

115 Российско-китайские договоры 1858 года и деятельность Амурской духовной миссии

Н. А. Самойлов, кандидат исторических наук, доцент восточного факультета СанктПетербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург)

134 Роль и значение Н. Н. Муравьева-Амурского в создании системы охраны государственной границы России на Дальнем Востоке

В. В. Писаренко, преподаватель Хабаровской духовной семинарии (г. Хабаровск)

Деятельность и наследие святителя Иннокентия Московского в Приамурье

163 Труды святителя Иннокентия Московского по развитию духовного просвещения и образования в Русской Америке и на Дальнем Востоке

Архиепископ Верейский Евгений, профессор, председатель Учебного комитета при Священном Синоде Русской Православной Церкви, ректор Московской духовной академии и семинарии (г. Москва)

178 Значение литературной и переводческой деятельности святителя Иннокентия (Вениаминова) в деле интеграции народов Дальнего Востока в российскую языковую культуру

Иеромонах Никанор (Лепешев), секретарь Ученого совета Хабаровской духовной семинарии (г. Хабаровск)

185 Вопрос о миссионерском богослужении в контексте миссионерского наследия святителя Иннокентия, митрополита Московского

Протоиерей Димитрий Карпенко, сотрудник Миссионерского отдела Русской Православной Церкви

(г. Белгород)

194 Святоотеческая методика миссии. Опыт митрополита Иннокентия (Вениаминова)

Игумен Агафангел (Белых), сотрудник Миссионерского отдела Русской Православной Церкви (г. Белгород)

202 Московский период жизни и деятельности апостола Дальнего Востока и Северной Америки святителя Иннокентия (Вениаминова)

220 221 А. К. Светозарский, профессор Московской духовной академии, заместитель Председателя учебного комитета Русской Православной Церкви (г. Москва)

216 Итоговый документ научно-практической конференции "По стопам графа

Н. Н. Муравьева-Амурского и митрополита Иннокентия (Вениаминова) - возродим родной край"

222 ПО СТОПАМ

ГРАФА Н. Н. МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО

И МИТРОПОЛИТА ИННОКЕНТИЯ

(ВЕНИАМИНОВА) - ВОЗРОДИМ РОДНОЙ КРАЙ

Материалы научно-практической конференции, Хабаровск, 10 июня 2008 г.

В подготовке сборника приняли участие Дидур А. В. Жуков В. С.

Суворов М. А.

Селиванов Д. В.

На обложке:

Авдеев А. Г. "Год 1858-й (Граф Н. Н. Муравьев-

Амурский и святитель Иннокентий (Вениаминов), апостол Дальнего Востока и Северной Америки)" (фрагмент), 2008. Х., м., 95?119.

Подписано в печать ????.

Формат 60?90/16. Объем ?? п. л. Заказ № ???. Тираж ??? экз.

Издательство "РИОТИП" краевой типографии. 680038, г. Хабаровск, ул. Серышева, 31.

Отпечатано в КГУП

"Хабаровская краевая типография".

680038, г. Хабаровск, ул. Серышева, 31.

Хабаровская духовная семинария

680000 г. Хабаровск, ул. Тургенева, 26 http://seminary.pravostok.ru

Тел. приемной комиссии: (4212) 22 10 65

ПРАВИЛА ПРИЕМА

В ХАБАРОВСКУю ДУХОВНУю

СЕМИНАРИю

В Хабаровскую духовную семинарию принимаются лица православного исповедания мужского пола в возрасте до 35 лет, имеющие среднее или высшее образование, холостые или женатые первым браком.

Поступающие в семинарию и сдают экзамены по следующим дисциплинам:

- Библейская история Ветхого Завета;

- Библейская история Нового Завета;

- Общая церковная история;

- История Русской Православной Церкви;

- Катехизис;

- Церковный устав;

- Церковное пение (прослушивание музыкальных данных) - Сочинение или изложение на церковно-исторические темы.

Также поступающие должны знать наизусть ряд общеупотребительных молитв, свободно читать на церковнославянском языке.

Желающие поступить в семинарию должны представить в канцелярию семинарии до 15-го августа следующие документы: прошение на имя ректора; рекомендацию приходского священника; фотографии (две 3?4 и шесть 6?8) и заполненную анкету; автобиографию; паспорт (в паспорте должны быть отмечены регистрация по месту жительства и гражданство); военный билет или приписное свидетельство (должна быть отметка о постановке на воинский учет); документы об образовании; справку о составе семьи; свидетельства о рождении, о крещении, о венчании (для женатых); стандартную медицинскую справку; медицинский полис.

Почтовый адрес:

680000, г. Хабаровск, ул. Тургенева, 26.

1 Вообще, кажется не случайным, что вслед за особым значением и почитанием рек на Руси величайших государственных деятелей народ связывал с речными топонимами. Такими примерами являются Александр Невский, Дмитрий Донской, и в этом ряду заслуженное место занимает Муравьев-Амурский.

2 Наволочкин Н. 13-й линейный батальон и его командир // Дальний Восток. 1971. №5. С. 142-145, 147-148.

3 Наволочкин Н. Тринадцатый линейный батальон и его командир: Дальневосточные путешествия и приключения. Хабаровск, 1979. С. 305.

---------------

------------------------------------------------------------

---------------

------------------------------------------------------------

Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк Айгунский договор - венец соработничества...

Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк Айгунский договор - венец соработничества...

Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк Айгунский договор - венец соработничества...

Кулыгин Владимир Владимирович Реализация принципа симфонии духовной и светской власти...

Кулыгин Владимир Владимирович Реализация принципа симфонии духовной и светской власти...

Реализация принципа симфонии духовной и светской власти...

Кулыгин Владимир Владимирович Реализация принципа симфонии духовной и светской власти...

Кулыгин Владимир Владимирович Реализация принципа симфонии духовной и светской власти...

Граф Николай Николаевич Муравьев-

Граф Николай Николаевич Муравьев-

Кулыгин Владимир Владимирович Реализация принципа симфонии духовной и светской власти...

Граф Николай Николаевич Муравьев-

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

-

-

Кулыгин Владимир Владимирович

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

-

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

-

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

-

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

Алепко Александр Валентинович Дальний Восток в эпоху графа Н.Н. Муравьева-Амурского...

Дубинина Нина Ивановна Значение деятельности и трудов графа...

Дубинина Нина Ивановна Значение деятельности и трудов графа...

Значение деятельности и трудов графа...

Бережнов Андрей Валерьевич Историко-правовые предпосылки Айгунского договора...

Бережнов Андрей Валерьевич Историко-правовые предпосылки Айгунского договора...

Дубинина Нина Ивановна

Бережнов Андрей Валерьевич

Самойлов Николай Анатольевич Российско-китайские договоры 1858 года...

Самойлов Николай Анатольевич Российско-китайские договоры 1858 года...

Письма Иннокентия, митрополита Московского и Коломен-

Самойлов Николай Анатольевич Российско-китайские договоры 1858 года...

Роль и значение Н. Н. Муравьева-Амурского...

Писаренко Валерий Васильевич Роль и значение Н. Н. Муравьева-Амурского...

Самойлов Николай Анатольевич Российско-китайские договоры 1858 года...

Писаренко Валерий Васильевич Роль и значение Н. Н. Муравьева-Амурского...

Писаренко Валерий Васильевич Роль и значение Н. Н. Муравьева-Амурского...

-

Писаренко Валерий Васильевич Роль и значение Н. Н. Муравьева-Амурского...

Архиепископ Верейский Евгений Труды святителя Иннокентия Московского...

Архиепископ Верейский Евгений Труды святителя Иннокентия Московского...

Архиепископ Верейский Евгений Труды святителя Иннокентия Московского...

Архиепископ Верейский Евгений Труды святителя Иннокентия Московского...

Иеромонах Никанор (Лепешев) Значение литературной и переводческой деятельности...

Иеромонах Никанор (Лепешев) Значение литературной и переводческой деятельности...

Значение литературной и переводческой деятельности...

Протоиерей Димитрий Карпенко Вопрос о миссионерском богослужении...

-

Протоиерей Димитрий Карпенко Вопрос о миссионерском богослужении...

-

Иеромонах Никанор (Лепешев)

Святоотеческая методика миссии. Опыт митрополита...

Игумен Агафангел (Белых) Святоотеческая методика миссии. Опыт митрополита...

Протоиерей Димитрий Карпенко Вопрос о миссионерском богослужении...

Московский период жизни и деятельности апостола...

Игумен Агафангел (Белых) Святоотеческая методика миссии. Опыт митрополита...

Игумен Агафангел (Белых) Святоотеческая методика миссии. Опыт митрополита...

Светозарский Алексей Константинович Московский период жизни и деятельности апостола...

Светозарский Алексей Константинович Московский период жизни и деятельности апостола...

Светозарский Алексей Константинович Московский период жизни и деятельности апостола...

Показать полностью… https://vk.com/doc-71949042_448407452
2 Мб, 20 июля 2017 в 5:08 - Россия, Москва, МИТРО, 2017 г., pdf
Рекомендуемые документы в приложении