Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
docx

Студенческий документ № 071072 из МИТРО

Митрополит Иларион (Алфеев)

Митрополи?т Иларио?н (в миру Григо?рий Вале?риевич Алфе?ев; род. 24 июля 1966, Москва, СССР) - иерарх Русской православной церкви, митрополит Волоколамский, викарий Патриарха Московского и всея Руси, богослов, патролог, церковный историк, композитор и педагог.

Из книги "Преподобный Симеон Новый Богослов и православное предание"

Жизнь преподобного Симеона

???Основным источником биографических сведений о преподобном Симеоне Новом Богослове является житие, написанное его учеником Никитой Стифатом спустя тридцать лет после кончины Симеона. Никита придерживается основных правил классического византийского жизнеописания святого и раз­вивает стандартные темы: его герой родился в благородном семействе; с раннего детства он добродетелен и серьезен, избегает детских забав; он посещает школу, но отвергает "языческую мудрость"; при поступлении в монастырь он отказывается от родового наследства; он борется с бесовскими искушениями и всегда побеждает; он совершает чудеса и исцеления. Все эти темы мы находим уже в "Житии преподобного Антония" (IV век), которое стало прототипом многих последующих житий святых. Другой, еще более важный источник биографических сведений о Симеоне - его собственные писания: в отличие от творений большинства Отцов Церкви как более раннего, так и последующего периодов, все его творения носят явно выраженный автобиографический характер. Портрет Симеона, начертанный Никитой, отли­чается от образа, который вырисовывается при чтении сочинений самого Симеона. Произведение Никиты - скорее икона жизни Симеона, чем его биография: оно стилизовано и полно условностей. Читая самого Симеона, не перестаешь удивляться полному отсутствию позы или стилизации, столь характерных для многих византийских писателей его времени, а также откровен­ности Симеона, необычной для византийской традиции: он излагает свой внутренний мистический путь ясно и исчерпывающе. Однако Симеон немного сообщает о внешних событиях своей жизни: в этом отношении приходится полагаться главным образом на сведения, сообщаемые Никитой.

???Согласно хронологии И.Озэрра, Симеон родился в 949 году по Р.Х. Согласно другой хронологии, предложенной греческим патрологом П.Христу, дата рождения Симеона - 956 год. Место рождения Симеона - селение Галати в Пафлагонии. Родители Симеона, Василий и Феофана, были богатыми и влиятельными провинциальными аристократами. С одиннадцатилетнего возраста Симеон жил со своим дядей в Константинополе, где тот занимал видный пост при императорском дворе. Симеон обучался в "грамматической" (средней) школе, изучал тахиграфию (скоропись) и выработал, по свидетельству Никиты, прекрасный почерк, но отказался продолжить "внешнее образование" в риторике и философии.

???По словам Никиты, юный Симеон отказался от чести быть представленным братьям-императорам Василию и Константину Порфирородным и предпочел остаться в тени. Тем не менее он был возведен в ранг спафарокубикулария и сделан членом синклита (государственного совета), почему и провел несколько лет при императорском дворе.

???В одном из Гимнов Симеон так говорит о своей юности:

??? Родители не питали ко мне естественную любовь.

??? Братья и друзья мои все насмехались надо мною...

??? Сродники, посторонние и мирские начальники

??? Тем более отвращались от меня и не выносили видеть меня,

??? Чем более [хотели] погубить меня со своими беззакониями.

??? Часто я безгрешно желал славы,

??? Но не нашел еще ее в настоящей жизни... Сколько раз желал я, чтобы люди любили меня,

??? [И чтобы] я имел с ними близость и откровенность,

??? Но из благомыслящих никто не выносил меня. Другие же, напротив, желали видеть и знать меня,

??? Но я убегал от них как делателей зла...

??? Добрые избегали меня из-за [моего] внешнего вида,

??? Злых же я избегал по собственному произволению. Очевидно, что при всем своем внешнем благополучии, Симеон очень рано испытал большие внутренние страдания из-за одиночества, отсутствия друзей и своей неспособности удовлетвориться земными благами. Ранняя неудовлетворенность жизнью в миру побудила Симеона к чтению духовной литературы и к поискам святого человека, который стал бы его учителем. Это устремление Симеона не встретило одобрения окружающих, которые наперебой утверждали, что "ныне нет такого святого на земле". Однако Симеон продолжал поиск духовного отца, и в конце концов его усилия увенчались успехом. Заметим попутно, что полемика с теми, кто утверждал, что в его время невозможно достичь святости (таковых Симеон именовал "новыми еретиками"), стала одной из главных тем его позднейших сочинений. Встреча с монахом Константинопольского Студийского монастыря, Симеоном Благоговейны, который стал духовным отцом юного Симеона, оказалась решающей. Симеон Благоговейный был пожилым иноком; он не имел священного сана, но обладал глубоким духовным опытом: в его лице Симеон-младший обрел того, кого долго искал. Юный Симеон так любил своего учителя, что почитал его за святого и считал себя недостойным прикоснуться к его одежде или поцеловать место, где тот стоял во время молитвы. Однажды старец дал ему на прочтение книгу преподобного Марка Подвижника (около V в.), в которой его особенно поразили три мысли - о необходимости следовать голосу совести, исполнять заповеди Божий ради стяжания "даров Святого Духа" и искать внутреннего духовного гнозиса, который приобретается через молитву. Юный Симеон принял слова святого Марка как руководство к немедленному действию. Он начал во всем слушаться голоса совести, исполнять заповеди Христовы и усердно молиться. Каждый вечер он, следуя внутреннему голосу, увеличивая свое правило: его молитвы стали продолжительными, внимательными и усердными, часто они сопровождались слезами. Именно в это время, стоя на ночной молитве, Симеон получил свое первое мистическое откровение, которое он описывает в 22-м Огласительном Слове, говоря о некоем Георгии, но имея в виду самого себя:

???Однажды, когда он стоял и произносил "Боже, милостив буди ми, грешному" скорее умом, чем устами, внезапно явилось сверху обильно Божественное осияние и наполнило все место. Когда это произошло, юноша перестал сознавать себя и забыл, был ли он в доме и находился ли под крышей. Ибо отовсюду видел он только свет... Всецело пребывая в нематериальном свете и, как казалось, сам сделавшись светом и забыв обо всем мире, он преисполнился слез, несказанной радости и ликования. Потом на небо взошел ум его и другой свет увидел - ярче того, который был поблизости. Неожиданно явился ему, стоя близ того света, вышеупомянутый святой и равноангельный старец...

???Когда видение кончилось, юноша пришел в себя, и вскоре возгласил петух: ночь прошла незамеченной. Несмотря на такое явное видение свыше, Симеон" еще довольно долго оставался в миру: период между первым посещением света и вступлением в монастырь он считал годами своего духовного падения. В одном из Гимнов Симеон говорит об этих годах в выражениях, весьма необычных для автобиографической литературы:

???

Я был убийцей - слушайте все!..

??? Я был, увы мне, и прелюбодеем в сердце,

??? И содомитом на деле и в произволении.

??? Я был блудником, магом и деторастлителем,

??? Употребителем клятв и стяжателем,

??? Вором, лжецом, бесстыдником, похитителем - горе мне! -

??? Оскорбителем, братоненавистником, преисполненным зависти,

??? Сребролюбцем, наглецом и совершителем

??? Всякого другого вида зла.

??? Да, поверьте, я говорю об этом правду

??? Без притворства и без лукавства!

??? Подобных признаний мы не встретим даже в таких произведениях, как "Исповедь" Блаженного Августина. Понимать ли слова Симеона в буквальном или переносном смысле? Очевидно, что буквальное понимание в данном случае невозможно, хотя сам он и настаивает на его необходимости: "Если кто заподозрит, что я, может быть, написал ложь, подай ему прощение как Милосердный, ибо, не сознавая Твоего долготерпения, Спаситель... и услышав о непристойности дел моих, он справедливо вынес такое суждение, говоря: "Если справедливость безнаказанным оставила его, значит, нет суда!"" Позднейшие комментаторы Симеона склонялись к тому, чтобы воспринимать его слова из 24-го Гимна в переносном смысле: "Виждь глубину смирения этого святого... - пишет комментатор XIII века. - Ибо говорит он это, желая... в смирении сохранить в себе благодать Святого Духа". Как бы там ни было, ясно, что Симеон в молодости вел мирской образ жизни, хотя и не порывал общения с духовным отцом. Ему он и обязан своим окончательным исходом из мира. Симеону было около двадцати семи лет, когда он поступил послушником в Студийский монастырь. Позднее он опишет свой исход в ярких красках, рассказывая о том, как старец, подобно Моисею, вывел его из египетского плена:

??? И сказал он: "Подойди, чадо, я отведу тебя к Богу".

??? Я же от великого неверия ответил ему:

??? "Какой знак покажешь ты мне, чтобы убедить меня?"...

??? "Огонь, - сказал он, - разожги великий, дабы я вошел в него,

??? И если не останусь неопаленным, не следуй за мною!"

??? Слово это поразило меня, я сделал приказанное,

??? И разожжено было пламя, а он встал внутрь [него].

??? Целый и невредимый, он и меня приглашал [туда].

??? "Боюсь, владыко, - сказал я. - Я - грешник".

??? Он вышел [из огня], подошел ко мне и облобызал меня.

??? "Чего ты боишься, - сказал он мне, -отчего ужасаешься и трепещешь?

??? Велико и страшно это чудо, [но] ты большее этого увидишь".

??? "Я в исступлении, - сказал я. - Господин, приблизиться не дерзаю к тебе...

??? Ибо я вижу, что ты человек, превосходящий человека,

??? И не дерзаю смотреть на тебя, которого огонь почтил".

??? Привлекши меня ближе, он обнял меня

??? И снова облобызал меня лобзанием святым...

???Что это: аллегория или рассказ о действительном событии? Подобные рассказы встречаются в житиях некоторых святых. Во всяком случае, Симеон младший немедленно последовал за наставником:

??? "Скорее! Бежим! - [сказал Моисей] -

??? Так повелевает Бог!.."

??? "Пойдем, господин, - сказал я, -

??? я не разлучусь с тобою..."

???Вступив в братию Студийской обители, Симеон ревностно предался аскетическим подвигам. Однако ему не суждено было долго пробыть в Студийском монастыре: игумена и братию смущала его, на их взгляд, чрезмер­ная привязанность к старцу Симеону Благоговейному. Отношение Симеона-младшего к Симеону-старшему было основано на полном послушании: он прислуживал своему учителю и не смел ни шагу сделать без его указания. Игумен неоднократно высказывал пожелание, чтобы юный послушник отказался от руководства своего старца, но Симеон не соглашался на это, результатом чего стало его изгнание из монастыря.

???Покинув Студийскую обитель, Симеон поступил в монастырь святого мученика Мамаса в Константинополе, где был пострижен в монашество. Вот как Никита описывает жизнь Симеона в обители святого Мамаса:

???Он посвящает себя совершеннейшим деланиям добродетели и, все прочее оставив, предается только молитве, безмолвию и изучению Божественных Пи­саний и совершенным образом соединяется с Богом в созерцании света... Пищей же его ежедневной был животворящий Хлеб, которым он совершенно очищался, честная Кровь Христова, овощи и семена. Сохраняя ими жизнь тела своего, ничего другого во все дни недели, кроме воскресенья, он не принимал. В праздничные дни он участвовал в общей трапезе братии, опустив лицо и [пребывая] в непрестанном сокрушении, после чего, поблагодарив, восставал со всеми, убегал в келлию, запирал дверь свою и вставал на молитву. Затем, немного почитав, он принимал немного отдыха, преклонившись к земле, ибо не имел ни постели, ни одеяла, ни чего-либо иного потребного для тела... После чтения он занимался рукоделием, переписывая текст Божественных Писаний: он был великолепным писцом, и всякий, кто видел его письмена, исполнялся радости. Когда ударяли в било, он незамедлительно вставал на Божественное псалмопение, и когда совершалось Божественное Приношение (????????)... он предстоял на молитве и со слезами беседовал с Богом, пока священник не возносил хлеб. После сего, исполнившись Божественного огня, он принимал Пречистые Тайны и тотчас молча удалялся в келлию свою.

???Обратим особое внимание на то, что Симеон практиковал ежедневное причащение, сопровождаемое слезами. В этом он следовал древней монашеской традиции, а также совету своего духовного отца Симеона Благоговейного, который говорил: "Брат, никогда не причащайся без слез". Позднее, будучи игуменом, Симеон-младший старался возродить традицию ежедневного причащения; он также настоятельно указывал на необходимость причащаться со слезами. Обычай ежедневно причащаться со слезами Симеон сохранил до конца дней. В первые годы после пострижения Симеон неодно­кратно видел Божественный свет: он упоминает одно такое видение в том же слове, в котором речь идет о юноше Георгии, но замечает, что второе видение было слабее первого: это был всего лишь "малый луч того сладчайшего и Божественного света". Другое видение описано в 16-м Огласительном Слове: оно снова было ярким и привело подвижника в состояние глубокого экстаза. После двух лет жизни в монастыре святого Мамаса Симеону было поручено наставлять братию в храме. В 980 (988) году, когда скончался игумен монастыря, монахи избрали на его место Симеона. В возрасте около тридцати одного года он был рукоположен в священный сан и возведен в достоинство игумена патриархом Константинопольским Николаем II Хрисовергом. Во время рукоположения Симеон снова имел видение света: его биограф пишет, что когда епископ читал над ним молитву посвящения,

??? он увидел Духа Святого, Который, сойдя как простой и беспредельный свет, безвидно покрыл всесвященную его голову; совершая Литургию, он видел [этот свет] сходящим на предложенную им жертву Богу в течение всех сорока восьми лет своего священства, как он рассказывал кому-то сам словно бы о ком-то другом, скрывая себя, и как написано в его изречениях .

???Когда Симеон стал игуменом, монастырь святого Мамаса был в упадке, и Симеон взялся за дело его восстановления. Он успешно справился с задуманными реставрационными работами и занялся экономическими потребностями монастыря. Никита сообщает нам, что Симеон восстановил монастырский храм, покрыл пол мрамором и приобрел новую церковную утварь, а именно облачения, иконы и каменные светильники. Он также организовал библиотеку и ризницу. Возможно, прежние связи Симеона в аристократических кругах помогли ему найти финансовую поддержку своей деятельности по восстановлению монастыря.

???Однако главной задачей Симеона было поднятие духовного уровня братии, которая на протяжении многих лет оставалась без духовного руководства. Он обращался к монахам с горячими увещаниями, призывая их бороться со страстями и исполнять заповеди Христовы. Из его сочинений этого периода, например, 1-го Огласительного Слова, произнесенного вскоре после того, как он стал игуменом, ясно, что он рассматривал монастырь как единую семью, духовным отцом которой он был поставлен по воле Божией. Поразительно, - пишет архиепископ Василий (Кривошеин), - как с первого же обращения к сво­им монахам Симеон стремится установить с ними личную духовную связь. Нелегко было воплотить на практике высокие идеалы нового игумена в монастыре, где духовная жизнь была на довольно низком уровне. Зная это, Симеон вновь и вновь старается заручиться поддержкой братии в общем деле возрождения монастыря. Он не перестает призывать их начать новую жизнь. Пламенная проповедь Симеона не осталась без ответа: вскоре монастырь пополнился новыми монахами, среди которых было немало преданных учеников Симеона. Молодой игумен приобрел известность среди жителей Константинополя: многие из тех, кто состоял на государственной службе, а также зажиточные патриции стали его последователями. Главная тема большинства его проповедей - призыв к мистическому единению со Христом, которое, как он считал, доступно всякому, кто возжелает его.

???Призывы и увещания Симеона были основаны на его собственном опыте. Главной и общей темой всех его проповедей был Божественный свет, который сам он созерцал все чаще и чаще. Однако долгое время он не осознавал, что под видом света ему являлся Христос, - пока Сам Христос не обратился к нему со словом. Во 2-м Благодарении Симеон подробно рассказывает о том, как однажды услышал голос Христа, сказавшего ему:

??? Я Бог, ради тебя ставший человеком, и так как ты от всей души взыскал Меня, отныне ты будешь братом Моим и сонаследником Моим и другом Моим ". Из других сочинений Симеона явствует, что после этой особой личной встречи со Христом мистическое чувство постоянного присутствия Христа не покидало его. Симеон не считал свои мистические видения чем-то необычайным; он был уверен, что каждый, кто взыщет Dora всем сердцем, удостоится увидеть Божественный свет. Поэтому в проповедях, обращенных ко всей общине, он открыто говорил о собственном опыте, считая, что это побудит братию следовать его примеру и в конечном итоге приведет их к такого же рода опыту, который, по его мнению, составляет самую сердцевину подлинно христианской жизни. Однако далеко не все слушатели Симеона были способны принять его учение и последовать ему: многим его духовный идеал казался слишком высоким. Некоторым монахам, привлеченным его ревностью, позднее недостало усердия, и они покинули монастырь. С другой стороны, среди тех, кто оставался в монастыре, постепенно нарастало сопротивление; между игуменом и братией усиливались трения. Симеону ставили в вину то, что он слишком часто говорит о собственном опыте: "то могло показаться нарушением монашеской этики, согласно которой монах не должен говорить о себе. Требовательная настойчивость, с которой Симеон призывал стремиться к достижению духовных даров, раздражала тех, кто был лишен их. Наконец, некоторые мнения Симеона не могли остаться незамеченными - о бесполезности Крещения для тех, кто остается нечувствительным к полученной им благодати Святого Духа, о недейственности причащения для тех, кто не видит Христа душевными очами, о невозможности спасения для тех, кто сознает за собой хотя бы малейшую страсть и т.д. Подобные мысли, высказанные в остро полемическом тоне, могли послужить поводом для об­винения Симеона в неправославии. Атмосфера в монастыре постепенно накалялась. В патриаршество Сисинния I (995-998) некоторые монахи открыто выступили против игумена: когда он проповедовал во время утрени, они с громкими криками бросились к нему, готовые изгнать его из монастыря, но Симеон, по утверждению Никиты, стоял на месте, не поднимая рук и глядя на своих ненавистников с улыбкой и "светлым лицом". Вне себя от злобы, они выскочили из храма, сорвали запоры монастырских ворот и побежали через весь город к патриарху. Тот вызвал Симеона и, допросив, убедился в его невиновности. Он хотел изгнать непокорных, но Симеон умолил его вернуть их в обитель. После этого он оставался игуменом до тех пор, пока в 1005 (1013) не передал полномочия своему ученику Арсению. Симеон, вероятно, предполагал, что, уйдя в затвор, проведет остаток дней в безмолвии, но его ждали новые испытания. Бывший митрополит Никомидийский Стефан открыто возвысил против него голос и обвинил в том, что он чрезмерно почитает своего духовного отца, к тому времени давно уже почившего. Ежегодно в день памяти своего старца Симеон устраивал в обители тор­жественное богослужение, за которым присутствовало множество почитателей старца. Была также написана икона Симеона Благоговейного и составлена служба ему. Стефан упрекал Симеона за то, что последний прославлял своего духовного отца прежде, чем тот был официально канонизирован. Никита описывает этот конфликт как столкновение законнического формализма с подлинной духовностью: для Симеона- святость его духовного отца была вне сомнений, и он не нуждался в официальном ее подтверждении.

???Однажды Стефан встретил Симеона в здании патриархии и спросил его: "Как ты отделяешь Сына от Отца, мыслью или делом?" Вопрос Стефана отражал один из самых значительных догматических споров того времени, хотя задан был, вероятнее всего, с тем чтобы показать недостаточную начитанность и необразованность Симеона. Из вопроса Стефана можно заключить, что Симеон был вовлечен в какого-то рода триадологический спор; в таком случае, возможно, что его разногласие со Стефаном отражало различие их позиций в "том споре. У нас нет достаточных данных, подтвер­ждающих это предположение, да и богословская подоплека спора до сих пор неясна. В последующих главах работы нам еще придется обращаться к этому конфликту, немаловажному для истории восточной духовности, И пытаться прояснить его природу.

???Симеон не ответил сразу, но пообещал дать ответ в письменной форме, после чего вернулся в келлию и написал послание в стихах, известное как Гимн 21. Изложив сначала свое учение о Святой Троице, он затем резко выступает против тех, кто дерзает богословствовать, не обладая мистическими дарами: эта тема очень Характерна для Симеона, и здесь она развита с особой полемической заостренностью. По мнению Симеона, Святой Дух посылается:

??? Не неверующим, не славолюбивым,

??? Не риторам, не философам,

??? Не изучившим эллинские писания,

??? Не ведущим актерский образ жизни ( ??????? ????),

??? Не говорящим изящно и красноречиво,

??? Не удостоившимся высоких титулов...

??? Но нищим духом и жизнью,

??? Чистым сердцем и телом,

??? Стяжавшим простое слово и еще более простую

??? Жизнь и более простой образ мыслей .

???Косвенно обличив таким образом Стефана, Симеон затем переходит в открытую атаку:

??? Прекрати, человек, содрогнись, смертный по природе...

??? Как только дерзаешь ты, будучи сам весь плотью

??? И еще не сделавшись, подобно Павлу, духом,

??? Философствовать и говорить о Духе?..

??? Да, оставь любопытство,

??? Отвергни богохульство своих слов...

??? И, как змея, всячески приобрети мудрость,

??? Яд же злобы изблюй!..

???Можно представить, в какое негодование привело это послание честолюбивого митрополита. Он подал жалобу на Симеона патриарху и епископам: под его давлением в начале 1009 (1020) года был созван Синод, который и принял решение об изгнании Симеона из обители святого Мамаса. Одновременно Стефан организовал налет на обитель, в ходе которого иконы Симеона Благоговейного были по его приказанию варварски уничтожены. Изгнанный из Константинополя, Симеон поселился при храме святой Марины близ Хрисополя, где основал небольшой монастырь. Вскоре его друзья в столице добились от патриарха Сергия II и от Синода полного его оправдания, и ему было предложено вернуться в прежнюю обитель или даже занять епископскую кафедру. Однако Симеон отверг эти предложения и провел оставшиеся годы жизни в монастыре святой Марины в окружении своих учеников. Несмотря на бурные события и связанные с ними душевные потрясения, внутренняя мистическая жизнь Симеона, как кажется, никогда не ослабевала. По слонам Никиты, он получил многие духовные дары, в том числе прозорливость, пророчество и чудотворение. Биограф сообщает, что однажды Симеон исцелил от тяжелого недуга некую игумению, явившись ей в видении имеете со своим старцем Симеоном Благоговейным. В другой раз он исцелил юношу, который не мог принимать пищу: он благословил кусок хлеба и дал его юноше, после чего тот сразу выздоровел. Он также вернул здоровье парализованному мальчику, пролежавшему в болезни четыре года, помазав его маслом от лампады при иконе святой Марины. Симеон также исцелил одного из своих друзей, у которого случился инсульт, и лицо было так перекошено, что он не мог открыть рот. Рассказывая об этих случаях, биограф Симеона всякий рез подчеркивает, что Симеон проявлял к больным великое сострадание и при виде человека, пораженного болезнью, проливал слезы. Незадолго до кончины Симеон заболел сам. Его тело истощилось до крайности, он не мог двигаться и проводил целые дни лежа на кровати. Он уже не мог совершать каждый день Литургию, как делал всю жизнь, но По-прежнему ежедневно причащался. Время его кончины было ему открыто заранее. Он также предсказал ученикам, что спустя тридцать лет после его смерти его останки будут торжественно перенесены в Константинополь; так оно и случилось впоследствии. Симеон "кончался 12 марта 1022 (1037-38) года, окруженный учениками, которые со слезами на глазах и с возжженными свечами пели ему отходную.

2

Показать полностью… https://vk.com/doc407435457_444047832
357 Кб, 7 апреля 2017 в 23:12 - Россия, Москва, МИТРО, 2017 г., docx
Рекомендуемые документы в приложении