Реферат «Полемика 20 - 30-х годов» по Книговедению (Беловицкая А. А.)

Кирилл Николоев сб, 19.03.2016 17:13

Введение После победы в революции 1917 г. идеологи партии большевиков требовали всю историю изучать заново. Основной акцент был сделан на оправданность революционных мер и советского строя. Все прежние концепции небольшевистских историков объявлялись искажением. Для подготовки общественного сознания к безоговорочному принятию марксистских доктрин выделялись средства, создавались коллективы ученых, несмотря на труднейшее социально-экономическое положение.

Капитальный труд “Книга в России” (1924-1925), созданный коллективом виднейших исследователей - не только книговедов, но и историков, стремился подвести итог всему, что в этой области было наработано до революции, и дать этому марксистскую оценку. Здесь же были сформулированы методологические задачи на будущее. Инициатором выступил выдающийся русский ученый, признанный авторитет в области книговедения Алексей Алексеевич Сидоров, который впоследствии в своем сборнике книговедческих работ “Книга и жизнь” оценивал мероприятия послереволюционной эпохи так: “Подлинная история была зачастую заменена навешиванием “этикеток”, спорами о классовости” [3, c.]. За марксистскую точку зрения выступал историк Павел Наумович Берков. В работах “Развитие истории книги как науки” (1931) и “Предмет и объем истории книги как науки” (1936) он подверг критике многих ученых, особенно таких, как А.М. Ловягин (“Основы книговедения”, 1926), чьи историко-философские идеи, независимые от партийных, были охарактеризованы им как “психобиологический метод с социологическим гарниром” [3, c.]. Михаил Ильич Щелкунов был разгромлен за попытку буржуазной аполитичной трактовки проблем истории книги. Между тем, этот исследователь своеобразно, творчески подходил к структурному построению своей науки. В капитальных трудах, таких как “Искусство книгопечатания в его историческом развитии” (1923) и “История, техника, искусство книгопечатания” (1926), он разрабатывает схему “Классификации библиологии”. В ней он перечисляет 52 научные дисциплины, по его мнению, выделившиеся из прежней традиционной истории книги. В их числе он называет “Историю антикварного дела”, “Историю расстановки книг”, “Историю регистрации книг” и т.д. Однако единой теоретической базы у него не было” [3, c.].

Господство идеологии партии привело к устранению многих, в том числе талантливых ученых. Марксизм, так или иначе, стремился пропагандировать осмысленное создание системы исследований. К сожалению, бюрократическое давление, со временем, привело к тому, что книговедение, подобно и многим другим наукам, подчинилось пагубному влиянию партийной дисциплины, а затем и вовсе было объявлено буржуазной наукой.

Книговедческая полемика начала 1930-х годов Главный идеолог и руководитель Советского государства В.И.Ленин ставил следующую задачу: “Нужно взять всю науку, технику, все знания, искусство. Без этого мы жизнь коммунистического общества построить не можем” [4].

При Всероссийском Совете народного хозяйства были назначены специальные лица, ответственные за ознакомление с европейской и американской научно-технической информацией. Более того, было создано специальное Бюро иностранной науки и техники (БИНТ). К сожалению, все эти начинания не были осуществлены, причем не только по идеологическим соображениям, а в большей степени - из-за отсутствия соответствующих профессиональных кадров. Для развития советского книговедения чрезвычайно важным было сосредоточение усилий именно на идеологических вопросах методологии науки. Однако реально процесс этот протекал в форме резкой, уничтожающей критики “старого” книговедения и критики этой критики, доведенной до вульгарного социологизирования, до формализма, до полного ниспровержения прежних теоретических достижений [5, c. 395].

Были предприняты первые попытки создания научных учреждений в области библиографии. Первым из них стал Петроградский (затем - Ленинградский) институт книговедения, реорганизованный из бывшей Российской книжной палаты в Петрограде. Официальной датой его создания считается 14 октября 1920 г., после того как в Москве 3 августа того же года была основана Российская центральная книжная палата. Среди часто меняющихся структурных подразделений института была и секция теории, методологии и истории библиографии. На организованных при институте курсах активно готовились книговедческие кадры, в том числе читался ряд библиографических дисциплин. Институт выпускал научные труды “Книга о книге” (1927-1932). Среди штатных и внештатных сотрудников были известные отечественные библиографы – Павел Наумович Берков, Михаил Николаевич Куфаев, Александр Михайлович Ловягин, Александр Григорьевич Фомин и многие другие. Однако уже в 1933 г. институт был закрыт.

Скачать файлы

Похожие документы