Студенческий документ № 00112296 из ОМПУ

Пользователь вс, 18.10.2015 15:16

ПРОЛОГ Полю, казалось, не будет конца. И слева, и справа до самого горизонта тянулся непрерывный зелёный ковёр. Всё было каким-то ирреальным: и насыщено-голубое небо, точно выкрашенное краской, и яркая трава, и полное отсутствие ветра. Впрочем, солнца на этом странном небе, кажется, тоже не было, точно этот яркий свет испускал сам небосвод.

Впрочем, ей не было до этого дела, ведь человек, бежавший впереди, определённо был самым реальным, что она видела в этом странном месте. Чёрные волосы, кожаная куртка - всё до боли родное и знакомое. Она не знала, зачем она бежит, но почему-то была уверена, что так надо.

Она неслась, что было сил, падала, царапая колени о колючую жёсткую траву, поднималась и снова мчалась вперёд. Она бежала, умудряясь путаться в дурацком коротком платье грязно-серого цвета, которое было единственным безрадостным пятном в до боли красочном мире. Она отчаянно хватала ртом воздух, не в силах закричать, и продолжала бежать. Босые ноги болели, из нескольких тонких царапин сочилась кровь, оставляя едва заметные багряные капельки там, где она ступала.

Она не могла сказать, как долго они бегут; мир вокруг не менялся ни на йоту, и порой ей казалось, что здесь, точь-в-точь как в сказке про Алису, нужно мчаться во всю прыть, чтобы остаться на месте. И хотя ничего не менялось, отчего-то сердце бешено колотилось, будто хотело вылететь из груди. Всё её существо переполняла тревога, и она продолжала бежать, сама точно не зная, зачем.

Как она ни старалась, ей не удавалось приблизиться к своей цели ни на шаг. Наоборот, в какой-то момент она поняла, что расстояние между ними всё увеличивается. Чувствуя себя совершенно беспомощной, точно выброшенная на берег рыба, она выкрикнула в отчаянии:

- Сириус! Мир вокруг мгновенно потух, точно кто-то выключил лампочку. Небо почернело, словно обросло грозовыми тучами. Трава, и без того неживая, жёсткая, как-то усохла и разом потеряла свой сочный зелёный цвет. Бескрайний простор сжимался, сворачивался, скукоживался.

- Сириус! Сириус, подожди! Пространство закручивалось, превращаясь то ли в длинную пещеру, то ли в странный тёмный коридор. Из травы прорастали камни, поднимаясь к самому небу, которое по черноте своей уже могло соперничать с сажей в камине.

Неожиданно земля под ногами пошла вниз, превращаясь в широкие ступени, грубо высеченные из серого камня. Они казались древними, точно лежали тут не одну сотню лет. Впереди показалось что-то светлое, одновременно пугающее и отчего-то до дрожи манящее, но это было совершенно неважно, потому что человек впереди бежал всё быстрее и не оборачивался, точно не слышал её отчаянных криков.

Она споткнулась и упала, ободрав ладони до крови. Алые пятна на сером безжизненном камне на какой-то миг приковали её взгляд, а когда она вновь посмотрела вперед, то обомлела. Широкие ступени амфитеатром бежали вниз, где, словно на помосте, возвышалась древняя арка. Камни, из которых она была сложена, казались такими древними, что создавалось ощущение, будто арка вот-то рассыплется в пыль. Царило нагнетающее безветрие, но чёрный занавес колыхался, одновременно отпугивая и притягивая взгляд.

А перед занавесью стоял Сириус. Мужчина повернулся к арке спиной, и она могла теперь видеть его лицо. Сириус тепло улыбался и стоял, не двигаясь, точно ожидая её. Чёрная как ночь ткань колыхалась за ним, перешёптываясь на разные голоса.

- Сириус! Сириус! Пространство словно смеялось над ней; опять сбилось от бега дыхание, но чёртов помост был так же далеко, как и раньше. Она не знала, сколько осталось позади ступеней, но, наверно, немало. Мужчина всё так же спокойно улыбался ей, незримые голоса всё так же шептались, не выражая эмоций, но отчего-то её всё больше и больше окутывал первобытный, дикий ужас.

Когда же кончатся эти проклятые ступени?! Она твёрдо знала, что ей надо добежать туда, прежде чем Что-то случится. Что-то страшное. Темнота по углам становилась гуще - она заметила это краем глаза. Шёпот теней заполнил всё: она не слышала ни собственного тяжёлого дыхания, ни топота изодранных до крови ног. Безликие, неотличимые и при этом странно знакомые голоса продолжали переговариваться, но теперь они говорили по-другому.

Они звали. Нельзя было разобрать ни слова: шёпот сливался в единый рокочущий гул, но она наверняка знала, что - кто бы ни говорил там, за завесой - это зов. Сириус печально улыбнулся, махнул рукой на прощанье и сделал шаг назад.

Скачать файлы