Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
бесплатно
docx

Реферат «Анализ произведения Гофмана Крошка Цахес» по Зарубежной литературе (Шевякова Э. Н.)

Анализ произведения Гофмана "Крошка Цахес”

Образ и характер Цахеса

В центре произведении история отвратительного уродца, наделённого волшебным даром присваивать себе заслуги окружающих. Ничтожное существо благодаря трём золотым волоскам пользуется всеобщим почётом, вызывая восхищение, и даже становится всесильным министром. Цахес – отвратителен, и автор не жалеет средств, чтобы внушить это читателю. Сравнивая его то с обрубком корявого дерева, то с раздвоенной редькой. Цахес ворчит, мяукает, кусается, царапается. Он одновременно страшен и смешён. Страшён тем, что нелепо пытается слыть прекрасным наездником и виртуозным виолончелистом, а страшен тем, что при своих мнимых дарованиях обладает явной и несомненной властью.

Детали произведения

Данная сказка было создана во втором периоде творчества Гофмана. Последние восемь лет своей жизни он живёт в Берлине, находясь на службе в государственном суде. Негодность существовавшего судоведения привили его к конфликту с Прусской государственной машиной, и в творчестве его происходят изменения: он переходит к социально критике действительности и обрушивается на общественные порядки Германии. Его сатира становится более острой, более политически окрашенной. В этом заключается трагичность судьбы Гофмана и его высокое предназначение. Понять это можно с помощью деталей этого произведения. Во-первых, гротескно-фантастический образ Цахеса: в нём он выразил своё неприятие действительности. Кроме того, в сказочной форме автор отразил мир, где жизненные блага и почёт воздаются не по труду, не по уму и не по заслугам. Действие сказки происходит в сказочном царстве, где на равных с людьми существуют волшебники и феи – в этом Гофман изобразил реальное существование мелких германских княжеств. Образ Валтазара – это противоположный образ Чахесу, он писатель светлого идеала. Ему одному открывается ничтожная сущность маленького уродца, отнявшего у него невесту и славу.

Суть финала произведения

В финале сказки Балтазар венчает свою победу над Цахесом женитьбой на прекрасной Кандине и получает в дар от своего покровителя дом с великолепной мебелью, с кухней, где кушанья никогда не перекипают и с огородом, где раньше, чем у других поспевает салат и спаржа. Насмешки простираются не только на самого героя, но и на саму сказочную фантастику. Возникает сомнение в возможности и необходимости бегства от действительной реальности в широкие романтические мечты.

Сказочная повесть Гофмана завершает собой развитие немецкой романтической литературной сказки. В ней находят отражение многие проблемы, связанные не только с эстетикой и мировоззрением романтизма, но и с современной действительностью. Сказочная повесть осваивает пласты современной жизни, используя при этом «сказочные» художественные средства. В «Крошке Цахесе» присутствуют традиционные сказочные элементы и мотивы. Это и чудеса, столкновение добра и зла, волшебные предметы и амулеты; Гофман использует традиционный сказочный мотив околдованной и похищенной невесты и испытание героев золотом. Но автор скомбинировал сказку и реальность, тем самым нарушив чистоту сказочного жанра.

Гофман определил жанр «Крошки Цахеса, по прозвищу Циннобер» как сказку, но при этом отказался от принципа сказочной гармонии. В этом произведении компромисс «чистоты» сказочного жанра и серьезности мировоззрения: и то, и другое половинчато, относительно. Автор видел сказку ведущим жанром романтической литературы. Но если у Новалиса сказка превращается в сплошную аллегорию или в сновидение, в котором исчезало все реальное, земное, то в сказках Гофмана основой фантастического является реальная действительность.

Хотя действия в «Крошке Цахесе» развертываются в условной стране, но, вводя реалии немецкого быта, подмечая характерные черты социальной психологии персонажей, автор тем самым подчеркивает современность происходящего.

Герои сказки – обыкновенные люди: студенты, чиновники, профессора, придворные вельможи. И если с ними порой случается нечто странное, они готовы найти этому правдоподобное объяснение. И испытание героя-интузиаста на верность чудесному миру заключается в способности видеть и чувствовать этот мир, верить в его существование.

Сказочная сторона произведения связана с образами феи Разабельверде и мага Проспера Альпануса, но изменяется характер подачи фантастического: волшебным героям приходится приспосабливаться к реальным условиям и скрываться под масками канониссы приюта для благородных девиц и доктора. Повествователь ведет «ироническую игру» и с сами стилем повествования – чудесные явления описываются нарочито простым, обыденным языком, в сдержанном стиле, а события реального мира вдруг предстают в каком-то фантастическом освещение, тон повествователя становится напряженным. Смещая высокий романтический план в низкий житейский, Гофман тем самым разрушает его, сводит на нет.

Особое значение обретает новая для сказочного жанра категория – театральность, которая усиливает в сказке эффект комического. Театральность определяет принципы построения сюжетных ситуаций, характер их подачи, выбор фона, выражение персонажами чувств и намерений. Все эти аспекты подчеркивают условность происходящего, его искусственность.

Основной романтический конфликт – это столкновение добра и зла, на этом основан принцип двоемирия.

Конфликт является главным двигателем в любом произведении. Однако у Гофмана он приобретает особое значение. Столкновение добра и зла – конфликт универсальный и вечный, лежащий в основе любой формы осмысления мироздания. В «Крошке Цахесе» он преимущественно романтический, т.е. зло здесь «мировое», абстрактное, глобально разрушительное, а добро (романтический герой) особенно беззащитно и уязвимо. Но сказочные законы в сочетании с романтической иронией сглаживают остроту конфликта, делая его в некотором смысле «игрушечным», что не снимает серьезности проблемы. Наконец, сказка требует счастливого финала, и Гофман дарит его своим героям и читателям.

Формально конфликт разворачивается между Цахесом и Бальтазаром, но каждый герой олицетворяет некую силу, вступившую в противоборство. Цахес-Циннобер выступает в роли некой фатальной силы, обличающей бессмысленные законы мироустройства, несправедливое распределения материальных и духовных благ в обществе, которое изначально предрасположено к процветанию пороков. Дар феи Розабельверде – это условная причина сказочного конфликта, Гофман уклоняется от рационального объяснения его истоков.

Мир, преклоняющийся перед Цахесом – мир филистерской действительности, чуждый романтическому мечтателю Бальтазару. Художник-энтузиаст ищет спасения от жестокости и несправедливости жизни в поэзии, грезах, в слиянии с природой, т.е. в идеальном, сказочном мире. В этом магическом мире он находит душевное умиротворение и помощь волшебных сил. Но и волшебные силы живут в двух мирах – магическом и земном.

Двоемирие воплощается не только в том, что «истинные музыканты» несчастны оттого, что филистерский мир их не понимает, но и оттого, что они сами не могут найти естественной связи с реальным миром. Искусственно сконструированный искусством мир тоже не выход для души, уязвленной неустроенностью человеческого бытия.

Уродливому княжеству Барсануфа противостоит мир мечтателей, поэтический мир возвышенных чувств. Студент Бальтазар и волшебник Проспер Альпанус совместными усилиями разгоняют наваждение Цахеса. Но этот мир не изымается из общей иронической стихии, царящей в повести.

Столкновение двух миров разрешается в повести сокрушительным поражением филистеров и триумфальной победой энтузиастов. Но у этого триумфа есть специфическая особенность: он оформляется автором подчеркнуто театрально. В этом фейерверке чудес отчетливо ощутима нарочитый перебор. Режиссерская сделанность счастливой концовки оттеняется еще одним мотивом, уже содержательного плана: свадебным подарком Проспера Альпануса. Идиллистическая картина сельского домика, «отменная капуста», небьющаяся посуда и т.п., оборачивается филистерским, мещанским уютом.

Золотые волоски “крохотного оборотня” будут присваивать, отчуждать лучшие свойства и достижения окружающих. Гротескно представлена карьера Цахеса, ставшего при княжеском дворе министром и кавалером ордена зелено-пятнистого тигра с двадцатью пуговицами. Чем выше поднимается маленький уродец по общественной лестнице, тем больше ставится под сомнение разум, просвещение, общество, государство, если подобные нелепости происходят в разумно устроенном обществе, просвещенном государстве. Здравый смысл превращается в бессмыслицу, рассудок становится безрассудным.

В золотых волосках Цахеса содержится гротескная метонимия. Чары Циннобера начинают действовать, когда он оказывается напротив монетного двора: золотые волоски метонимически подразумевают власть денег. «Разумная” цивилизация одержима золотом, манией накопительства и расточительства. Безумная магия золота уже такова, что в оборот поступают, присваиваются и отчуждаются природные свойства, таланты, души.

Вещи в обществе заслоняют суть, за вещами уже не видят ни человека, ни природы, что явственно демонстрирует Проспер Альпанус в игре с рукавами и фалдами Фабиана. Тем самым обличая раздутую условность, преувеличенное значение пустяков, длине фрака, например. Если кто-то ходит в слишком длинном или слишком коротком фраке — значит, еретик, смутьян-“рукавианец” или заговорщик-“фалдист”. Так рассуждают здравомыслящие люди, ослеплённые культом вещей.

Даже доброе волшебство, обеспечивающее счастливую сказочную концовку, не лишено гротеска: отныне оно будет направлено на то, чтобы кастрюли в доме Бальтазара и Кандиды никогда не перекипали, а блюда — не подгорали. Магия убережёт мебельные чехлы от пятен, не даст разбиться фарфоровой посуде и обеспечит на лугу позади дома хорошую погоду, чтобы быстро сохло бельё после стирки. Так романтический гротеск разрешается романтической иронией.

Цахес - сын бедной крестьянки Лизы, пугающий окружающих своей внешностью, нелепый уродец, до двух с половиной лет так и не научившийся говорить и хорошо ходить. Принимая во внимание то, что Цахес действует в условиях уродливой общественной среды, уродство Циннобера, подчеркиваемое на протяжении всего произведения, можно признать символическим, а образ героя – типическим.

В образе Цахеса заключен как социальный, так и нравственный смысл. Его историю можно рассматривать как одну из иллюстрацией взаимодействия добра и зла.

В стремлении феи устранить несовершенство, допущенное природой, заключено доброе начало. Пожалев бедную крестьянку, Розабельверде наделяет ее маленького сына-уродца чудесным даром, благодаря которому, все значительное и талантливое приписывается Цахесу. Он делает блестящую карьеру. И все это было связано с тем, что другие, действительно достойные, незаслуженно испытывали обиду, позор и крах в карьере или в любви. Добро, содеянное феей, превращается в неиссякаемый источник зла.

Цахес совсем не активен. Все получается само собой, Циннобер лишь охотно принимает то, что само плывет в руки. Вина же его, по словам феи, в том, что в душе его не пробудился внутренний голос, который бы сказал: «Ты не тот, за кого тебя принимают, но стремись сравняться с теми, на чьих крыльях ты, немощный, бескрылый, взлетаешь ввысь». Но разлагающий характер незаслуженного восхищения состоит в том, что Цахес легко предался уверенности в своем совершенстве. Упав с лошади, Циннобер отрицает этот факт, утверждая, что он прекрасный наездник, и чем далее, тем более он чувствует себя вправе не считаться с высокими авторитетами: дерзко отвечает на любезности князя, высокомерно общается со своей покровительницей феей.

Своевременное вмешательство доброго волшебника кладет конец химерной карьере Цахеса. Потеряв волшебные волоски, он стал тем, кем был на самом деле – жалким подобием человека. Страх перед толпой, вдруг увидевшей в окне дома министра маленькое чудовище, заставляет Циннобера искать надежного укрытия в ночном горшке, где он и умирает, как констатирует врач, «от боязни умереть». То, что он стал жертвой незаслуженного головокружительного успеха, признает осознавшая свою роковую ошибку фея: «Если бы ты не поднялся из ничтожества и остался маленьким неотесанным болваном, ты б избежал постыдной смерти».

Автор высмеивает не только никчемную и лживую фигуру Цахеса, которая вобрала в себя многое из того, что было враждебно миру поэзии, любви, красоты, справедливости, добра счастья. Похождения Цахеса вовсе не персональные, они обусловлены строением государства и его тайными или явными потребностями. Одна из особенностей гофмановской сатиры состоит в том, что противоречие между видимостью и сущностью заглавного персонажа возникает и реализуется только в обществе, которое и создает эту видимость. Это противоречие носит социальный характер и не заложено в самом образе Цахеса, духовному уродству которого вполне соответствует уродство физическое. Комизм несоответствия возникает только тогда, когда общество, наделяя Циннобера всяческими талантами и всевозможными достоинствами, постепенно раздувает его славу.

Само по себе это общество изначально предрасположено к процветанию Цахеса. Людей ценят не по их истинным качествам, награды раздаются не по труду и не по реальным заслугам. Мать Цахеса со своим мужем работают до седьмого пота, и едва могут утолить голод; девицу Розенгрюшен отказываются помещать в приют ввиду того, что она не может предоставить свою родословную; камердинер князя Пафнутия становится министром потому, что вовремя одалживает своему господину, забывшему кошелек, шесть дукатов и т.д.

Корысть, жажда славы и наживы, преклонение перед властью денег проявляются в поведении людей. Мош Терпин мечтает женить уродца на своей дочери, чтобы подняться по общественной лестнице; министр фон Мондшейн надеется заслужить похвалу князя, дав прочитать некий мемориал его любимчику и т.п. Через сатирический образ Цахеса Гофман обнажает искажение понятия о ценности личности. Критерии ценности фантастически смещаются: в обществе главенствует корыстно-материальные интересы, репутация определяется табелем о рангах.

Сатирической осмеянию Гофман подвергает не «пасынка природы» маленького Цахеса, глупого и беспомощного избранника феи, а среду, способствующую процветанию Циннобера, то общество, которое склонно принимать урода – за красавца, бездарность – за талант, тупость – за мудрость, недочеловека – за «украшение отечества». Таким образом предстает очень серьезная социальная проблема: механизация и автоматизация общественного сознания. Идея, легшая в основу сказки о Цахесе, скорее страшна: ничтожество захватывает власть путем присвоения (отчуждения) заслуг, ему не принадлежащих, а ослепленное, оглупленное общество, утратившее все ценностные критерии, принимая ничтожество за важного человека, творит из него кумира.

Студент Бальтазар – один из немногих положительных персонажей сказки. Он представляет собой «энтузиаста», романтического героя-мечтателя, недовольного окружающим его обществом филистеров, схоластикой университетских лекций, и находит забвение и отдых лишь в уединении на лоне природы. Говоря о его частом бегстве из города в тенистую рощу, автор буквально поет гимн чарующей и исцеляющей природе. В отличие от Моша Терпина, Бальтазар ревностно охраняет мир природы и поэзии от вторжения в него чуждой истинной красоте мещанской обыденности. Город для него неуютен и он находит истинное блаженство наедине с природой, которая всякий раз спасает его от гибели и дарит надежду. Из природы появляется и спаситель Бальтазара – маг Проспер Альпанус.

Герои обретают свой идеал не в стране чудес. Поэтичный Балтазар находит свое счастье с шумно-жизнерадостной, домовитой Кандидой. И самое большое чудо, которым может наградить молодую чету добрый волшебник, - горшки, где не подгорают и не перекипают кушанья. Валтазар со своей возлюбленной остаются благополучно существовать в мире жалком и недобром. И в "Маленьком Цахесе", и во всех фантастических историях, созданных Гофманом в последние пять лет его жизни, ясно ощущается, что рядом со счастливой сказочной развязкой притаилась невеселая правда.

Крошка Цахес, по прозванию Циннобер

Пересказал Д. Л. Быков

В маленьком государстве, где правил князь Деметрий, каждому жителю предоставлялась полная свобода в его начинании. А феи и маги выше всего ставят тепло и свободу, так что при Деметрий множество фей из волшебной страны Джиннистан переселилось в благословенное маленькое княжество. Однако после смерти Деметрия его наследник Пафнутий задумал ввести в своем отечестве просвещение. Представления о просвещении были у него самые радикальные: любую магию следует упразднить, феи заняты опасным колдовством, а первейшая забота правителя — разводить картофель, сажать акации, вырубать леса и прививать оспу. Такое просвещение в считанные дни засушило цветущий край, фей выслали в Джиннистан (они не слишком сопротивлялись), и остаться в княжестве удалось только фее Розабельверде, которая уговорила-таки Пафнутия дать ей место канониссы в приюте для благородных девиц.

Эта-то добрая фея, повелительница цветов, увидела однажды на пыльной дороге уснувшую на обочине крестьянку Лизу. Лиза возвращалась из лесу с корзиной хвороста, неся в той же корзине своего уродца сына по прозвищу крошка Цахес. У карлика отвратительная старческая мордочка, ножки-прутики и паучьи ручки. Пожалев злобного уродца, фея долго расчесывала его спутанные волосы… и, загадочно улыбаясь, исчезла. Стоило Лизе проснуться и снова тронуться в путь, ей встретился местный пастор. Он отчего-то пленился уродливым малюткой и, повторяя, что мальчик чудо как хорош собою, решил взять его на воспитание. Лиза и рада была избавиться от обузы, не понимая толком, чем её уродец стал глянуться людям.

Тем временем в Керепесском университете учится молодой поэт Бальтазар, меланхоличный студент, влюбленный в дочь своего профессора Моша Терпина — веселую и прелестную Кандиду. Мош Терпин одержим древнегерманским духом, как он его понимает: тяжеловесность в сочетании с пошлостью, еще более невыносимой, чем мистический романтизм Бальтазара. Бальтазар ударяется во все романтические чудачества, столь свойственные поэтам: вздыхает, бродит в одиночестве, избегает студенческих пирушек; Кандида же — воплощенная жизнь и веселость, и ей, с её юным кокетством и здоровым аппетитом, весьма приятен и забавен студент-воздыхатель.

Между тем в трогательный университетский заповедник, где типичные бурши, типичные просветители, типичные романтики и типичные патриоты олицетворяют болезни германского духа, вторгается новое лицо: крошка Цахес, наделенный волшебным даром привлекать к себе людей. Затесавшись в дом Моша Терпина, он совершенно очаровывает и его, и Кандиду. Теперь его зовут Циннобер. Стоит кому-то в его присутствии прочесть стихи или остроумно выразиться — все присутствующие убеждены, что это заслуга Циннобера; стоит ему мерзко замяукать или споткнуться — виновен непременно оказывается кто-то из других гостей. Все восхищаются изяществом и ловкостью Циннобера, и лишь два студента — Бальтазар и его друг Фабиан — видят все уродство и злобу карлика. Меж тем ему удается занять место экспедитора в министерстве иностранных дел, а там и тайного советника по особым делам — и все это обманом, ибо Циннобер умудрялся присваивать себе заслуги достойнейших.

Случилось так, что в своей хрустальной карете с фазаном на козлах и золотым жуком на запятках Керпес посетил доктор Проспер Альпанус — маг, странствующий инкогнито. Бальтазар сразу признал в нем мага, Фабиан же, испорченный просвещением, поначалу сомневался; однако Альпанус доказал свое могущество, показав друзьям Циннобера в магическом зеркале. Выяснилось, что карлик — не волшебник и не гном, а обычный уродец, которому помогает некая тайная сила. Эту тайную силу Альпанус обнаружил без труда, и фея Розабельверде поспешила нанести ему визит. Маг сообщил фее, что составил гороскоп на карлика и что Цахес-Циннобер может в ближайшее время погубить не только Бальтазара и Кандиду, но и все княжество, где он сделался своим человеком при дворе. Фея принуждена согласиться и отказать Цахесу в своем покровительстве — тем более что волшебный гребень, которым она расчесывала его кудри, Альпанус хитро разбил.

В том-то и дело, что после этих расчесываний в голове у карлика появлялись три огнистых волоска. Они наделяли его колдовской силой: все чужие заслуги приписывались ему, все его пороки — другим, и лишь немногие видели правду. Волоски надлежало вырвать и немедленно сжечь — и Бальтазар с друзьями успел сделать это, когда Мош Терпин уже устраивал помолвку Циннобера с Кандидой. Гром грянул; все увидели карлика таким, каков он был. Им играли, как мячом, его пинали ногами, его вышвырнули из дома, — в дикой злобе и ужасе бежал он в свой роскошный дворец, который подарил ему князь, но смятение в народе росло неостановимо. Все прослышали о превращении министра. Несчастный карлик умер, застряв в кувшине, где пытался спрятаться, и в виде последнего благодеяния фея вернула ему после смерти облик красавчика. Не забыла она и мать несчастного, старую крестьянку Лизу: на огороде у Лизы вырос такой чудный и сладкий лук, что её сделали личной поставщицей просвещенного двора.

А Бальтазар с Кандидой зажили счастливо, как и надлежит жить поэту с красавицей, которых при самом начале жизни благословил маг Проспер Альпанус.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении