Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
бесплатно
docx

Лекции «Древнерусское государство» по Истории России (Столяров А. А.)

Древнерусское государство, или Киевская Русь, - первое крупное устойчивое объединение восточных славян. Его образование стало возможным со становлением феодальных (поземельных) отношений. В состав государства вошли 15 крупных областей - территорий племенных объединений (полян, древлян, дреговичей, ильменских словен, радимичей, вятичей, северян и др.). Наиболее развитыми в экономическом и политическом отношениях были земли ильменских словен (Новгород) и полян (Киев), объединение которых новгородским князем Олегом подвело экономическую базу под складывавшееся государство.

В истории Древнерусского государства академик Б.А. Рыбаков выделил следующие этапы:

 800-882 гг. - начальный этап объединения восточно-славянских племен, образование двух центров государственности (Киев и Новгород) и объединение их Олегом;

 882-912 гг. - укрепление Древнерусского государства Олегом, включение в его состав соседних восточно-славянских племен. Первые торговые договоры Олега с Византией (907 и 911);

 912-1054 гг. - расцвет раннефеодальной монархии, подъем производительных сил, развитие феодальных отношений, борьба с кочевниками, значительный рост территории за счет вхождения в государство всех восточно-славянских племен. Установление тесных отношений с Византией. Принятие христианства (988-989). Создание первого свода законов - «Правда Ярослава» (1016). Наиболее крупные политические деятели этого периода - Игорь, Ольга, Святослав, Владимир I, Ярослав Мудрый;

 1054-1093 гг. - первые ощутимые явления распада раннефеодального государства, удельные княжества наследников Ярослава Мудрого, усиление межкняжеской борьбы; на киевском великом княжении сменяют друг друга Изяслав, Святослав, Всеволод - триумвират Ярославичей. Дальнейшее развитие феодальных отношений. Рост народных восстаний. Появление нового свода законов - «Правда Ярославичей» (1072), который дополнил «Правду Ярослава» и стал называться «Русская Правда»;

 1093-1132 гг. - новое усиление феодальной монархии. Натиск половцев заставил удельных князей объединить свои усилия под властью великого киевского князя. Совершенствование правовых и политических отношений. Новый законодательный свод - «Устав Владимира Мономаха» (1113) - вошел составной частью в «Русскую Правду», которую принято считать отныне «Пространной Русской Правдой». После исчезновения половецкой угрозы государство распадается. Наиболее видные политические деятели - Владимир II Мономах и Мстислав Великий.

Процесс образования Русского государства имеет несколько исторических толкований. Первое из них - так называемая норманнская теория. Авторами ее были приглашенные в XVIII в. в Россию немецкие ученые - члены российской Академии наук Г. Байер, Г. Миллер, А. Шлёцер. Суть их теории: создание Русского государства стало возможным только при участии варягов, т.е. представителей германских племен. Цель теории: доказать неспособность восточных славян, а следовательно, и русской нации к самостоятельному историческому творчеству; обосновать утверждение о том, что славянами должны управлять более способные в государственном строительстве нации, в частности немцы.

В основе этого утверждения лежит летописная легенда из «Повести временных лет» о призвании, т.е. приглашении северными племенами (восточно-славянскими и угро-финскими) в качестве князя Рюрика (то ли с братьями, то ли с родней и дружиной), который якобы и стал создателем Древнерусского государства. Однако ученые до сих пор не могут однозначно ответить на вопрос, кто же были эти варяги, покорившие сначала Новгород, а затем Киев.

Историк С.Ф. Платонов на основе анализа различных источников и исторических толкований этого спорного и неясного вопроса приходит к выводу, что варягами греческие, арабские и скандинавские источники называют наемные дружины норманнского происхождения. На Руси варяги выступали в качестве воинов-наемников, купцов, посланцев славянских князей.

Итак, варяги - это норманны, жившие по берегам Балтийского моря. Норманнов принято отождествлять со скандинавами. Но этот вывод не решает вопроса о происхождении этнонима «русь». По одним сведениям, русь - те же скандинавы (т.е. германские племена), по другим - русь - это народ, живший у Черного, а не у Балтийского моря, в соседстве с хазарами и печенегами. Так, древние арабские писатели не раз говорят о народе русь и помещают его у Черного моря, на побережье которого указывают и город Русию.

Первым критиком норманнской теории стал М.В. Ломоносов. Он отрицал варяжское происхождение слова «русь», связывая его с сарматами-роксоланами, рекой Рось на юге. Опираясь на «Сказание о князьях Владимирских», Ломоносов доказывал, что Рюрик был родом из Поруссии, которая в более поздние времена стала называться Пруссией, а так как руссы, по его мнению, были славянами, то и пруссы также являлись славянами.

Критики норманнской теории, как и сторонники ее, в последующие годы стали различать два аспекта этого вопроса: причины образования государства у восточных славян и этническое происхождение династии киевских князей.

Точку зрения о скандинавском происхождении династии киевских князей разделяли Н.М. Карамзин, М.Н. Погодин, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский. При этом они подчеркивали, что процесс образования Киевской Руси - объективный процесс, который не зависел от личностей Рюрика или Олега.

Ломоносовскую гипотезу славянского происхождения названия «Русь» развили в XIX в. историки Д.И. Иловайский, М.С. Грушевский и другие, а также советские историки 30-50-х годов XX в.

Для выработки окончательного решения по этому вопросу нельзя не согласиться с выводами С.Ф. Платонова: «Даже не решая вопроса, к какому племени принадлежали первые русские князья с их дружиною, мы должны признать, что частые известия летописи о варягах на Руси указывают на сожительство славян с людьми чуждыми, именно германских племен. Каковы же были отношения между ними, и сильно ли было влияние варягов на жизнь наших предков? Вопрос этот не раз поднимался и в настоящее время может считаться решенным в том смысле, что варяги не повлияли на основные формы общественного быта наших предков-славян. Водворение варяжских князей в Новгороде, затем в Киеве не принесло с собой ощутительного чуждого влияния на жизнь славян, и сами пришельцы, князья и их дружины подверглись на Руси быстрой славянизации».

Еще более определенно на сей счет высказались авторы сборника «Наше отечество. Опыт политической истории»: «Призвать на княжение можно только в том случае, если есть где княжить, т.е. имеется хотя бы полугосударственное образование. Второе - летопись свидетельствует, что произошло объединение разноязычных племен: двух славянских и по меньшей мере двух финских. Очевидно, что более ранний хозяйственный и культурный симбиоз их дополнился политическим».

Существуют несколько теорий, объясняющих происхождение государства:

• теократическая - теория божественного происхождения, согласно которой государство дается человеку Богом;

• патриархальная - государство возникает как система отношений в разросшейся семье;

• договорная - переход от догосударственного состояния общества к государственному достигается путем соглашения, заключения договора, с помощью которого люди объединяются в одно государство и подчиняются ими же установленной власти. Назначение последней - регламентировать отношения в этом обществе и самого общества с окружающим его миром людей, вещей, явлений. Своеобразным вариантом договорной теории стала норманнская теория;

• марксистская - государство появилось с разделением труда и появлением социальных групп, основными из которых являются классы. К. Маркс и Ф. Энгельс считали государство орудием господствующего класса для сохранения своего господства и выделяли такие его черты, как историчность, классовый характер, обусловленность способом производства.

Государство, которое сформировалось у восточных славян в IX в., имело ряд черт, позволяющих историкам считать его раннефеодальной монархией:

• процесс социальной дифференциации шел медленно и был еще далек от завершения (класс крестьян оформится лишь к XIV в., а класс феодалов - к XVII в.); феодальные отношения только зарождались и были выражены слабо;

• в политическом строе существовали и крепко держались элементы системы организации общества периода военной демократии: вече, вооружение свободных общинников, зависимость князя от дружины, родовой характер наследственной власти, кровная месть, действие норм обычного права;

• примитивный аппарат государственной власти включал в себя не столько органы власти, сколько властные функции различных категорий общественных верхов: от родственников великого князя и племенных князьков до бояр-дружинников и их окружения.

Аппарат власти выполнял следующие функции:

• сбор дани с подвластных земель в пользу великого князя киевского. Называлось это полюдьем. В полюдье (продолжалось с глубокой осени до весны) принимали участие местные племенные князья со своими дружинами, посадники в городах и волостели в сельской местности, добровольно или под угрозой насилия признавшие власть киевского князя. Весной добытое грузилось в ладьи и направлялось для продажи в столицу Византии - Константинополь (Царьград). Размер дани устанавливал князь с дружиной. Жертвой чрезмерных поборов стал князь Игорь, убитый древлянами в 945 г. Он нарушил нормы обычного права. Смерть Игоря побудила его жену Ольгу провести ряд преобразований. Жестоко отомстив древлянам за смерть своего мужа, она установила точный размер дани (урока), выделила лиц для сбора дани (даньщиков) и места ее сбора (погосты). С этого времени сбор дани приобретает регулярный и упорядоченный характер общегосударственного налога. С XI в. сбором налогов с отдельных земель, входивших в состав Киевской Руси, занимались сыновья и ближайшие родственники великого князя, которые отсылали в Киев установленную часть дани, а остальное оставляли себе;

• поддержание общественного порядка в своей земле. Князья судили и разбирали конфликты и защищали свои земли от внешних врагов, особенно кочевников. Князь Игорь ходил в походы на печенегов. Святослав в 964-965 гг. предпринял длительный военный поход, в результате которого был разгромлен Хазарский каганат. В итоге Русь перестала выплачивать дань хазарам, Нижний Дон снова колонизировали славянские поселенцы, а на полуострове Тмутараканском образовалось русское княжество. Владимир I возводил на юге страны линии укреплений и засечных черт, строил крепости-заставы;

• внешнеполитическая деятельность. Предпринимались военные походы на соседние государства с целью захвата добычи, заключались союзы, устанавливались торговые и дипломатические отношения. Наиболее активными были связи с Византией. Летом 907 г. Олег с большим войском осадил Константинополь, разорил его окрестности. Византии, откупившись от Олега щедрыми дарами, вынуждена была согласиться на выгодный для Руси договор о торговле, который был подписан Олегом и императором Львом VI в 911 г. Подобные походы предпринимал Игорь, они закончились подписанием мирного договора (944). Владимир I как союзник византийского императора Василия II помог подавить восстание Варды Фоки в малоазийской провинции Византии. При Ярославе Мудром Киевская Русь установила отношения со многими европейскими королевскими домами посредством династических браков.

Историк Л.И. Семенникова считает, что Древнерусское государство строилось на основе института вассалитета. Высший слой общества - бояре являлись вассалами великого князя киевского и обязаны были служить в его дружине. Но одновременно они были полными хозяевами в «своих» землях, где имели менее знатных вассалов. В систему боярского иммунитета входило право перехода на службу другому князю. Великий князь был весьма зависим от своих «лучших людей». «Повесть временных лет» зафиксировала характер отношений князя и его ближайшего окружения: «...Владимир (речь идет о Владимире I. - Авт.) любил свою дружину и с нею совещался об устройстве земли, и о войнах, и о законах...» Имеется ряд указаний, что при великом князе действовал своеобразный боярский совет как совещательный орган, куда входили родственники князя, руководители дружины, представители местной боярской знати. О существовании такого совета еще в дохристианские времена свидетельствует летописный рассказ о выборе веры при Владимире I.

В условиях слабых экономических связей между землями, отдаленности областей от Киева сохранялась значительная автономия территорий от центральной власти. Местные бояре, став собственниками земельных владений - вотчин, являлись подлинными выразителями и защитниками местных интересов, с которыми вынужден был считаться великий князь киевский.

Местная автономия еще более усиливается в период удельного княжения (после 1054 г.), когда складывается новая форма государственно-политической организации древнерусского общества, - своеобразная федерация земель под номинальной эгидой великого киевского князя. Возникает новая властная структура - совет князей, где киевский князь становится только первым среди равных. Владимир Мономах (1113-1125) смог укрепить на время авторитет великокняжеской власти и единство государства именно потому, что умело сочетал интересы центра и земель-уделов.

Власть великого киевского князя ограничивалась не только его ближайшим боярским советом, зависимостью от старшей дружины и автономией земель-уделов, но и сохранявшейся традицией народоправства, которое в условиях государства трансформировалось в вечевое начало. Поэтому киевский князь не был самодержавным государем-правителем. Историк С.Г. Пушкарев отмечает это своеобразие: «Княжеская власть была необходимым элементом в составе государственной власти всех русских земель. Однако государственный строй древнерусских земель-княжеств нельзя назвать монархическим. Государственный строй древнерусских княжеств в XI-XII вв. представляет собой неустойчивое равновесие между двумя элементами государственной власти: монархическим, в лице князя, и демократическим, в лице народного собрания, или веча старших волостных городов. Власть князя не была абсолютной, она везде была ограничена потенциально или фактически властью веча. Но власть веча (везде, кроме Новгорода и Пскова) и вмешательства его в дела проявлялись только в случаях чрезвычайных, тогда как власть княжеская была постоянно и повседневно действующим органом управления.

Государство строилось на принципах общественного договора. Приезжая в ту или иную волость, князь должен был заключить ряд - договор с народным собранием (вечем). А это значит, что он тоже был элементом общинной власти, призванным блюсти интересы общества, коллектива. Государственное устройство держалось на договоре земель и княжеской власти, который предусматривал взаимные обязательства.

В истории Киевской Руси часто встречаются сведения о том, что население старших волостных городов на вече решало вопрос о приглашении на княжение какого-нибудь популярного князя или об изгнании князя, нелюбимого народом, при этом не принимались во внимание родовые счеты князей. Вече посылало своих послов к избранному кандидату на престол с приглашением: «Пойди, княже, хочем тебе», а к нелюбимому князю обращались с кратко мотивированным требованием: «Поеди, княже, прочь, не хочем тебе...»

Таким образом, политическая организация Древней Руси представляла собой сочетание и переплетение монархического, аристократического и демократического элементов управления, причем демократическое начало усиливалось еще двумя факторами: неограниченной компетенцией веча и всеобщим вооружением народа. Вечевые собрания в городах обладали большими правами. Они не только давали согласие принять того или иного князя на княжение и определяли сферу его управления, но и решали кардинальные вопросы войны и мира, местного законодательства и управления, сбора денежных средств и их использования и т.п. В каждом городе все свободные мужчины входили в народное ополчение (десятки, сотни, тысячи). К помощи ополченцев с согласия веча вынуждены были прибегать местные князья, если дело касалось больших военных походов или отражения внешних вторжений. В этих условиях власть князя не была абсолютной, она ограничивалась фактически и аристократическими, и демократическими элементами управления.

По мере развития государственности устанавливались правовые нормы. Сначала существовало так называемое обычное право, в основе которого лежали обычаи, традиции, сложившиеся в обществе с давних времен, и конечно, право сильного. Затем законодательство осуществлялось по так называемому Закону Русскому - целой системе права, с которой считалась даже Византия в своих отношениях с русичами. О Законе Русском можно составить представление только по косвенным источникам, например, он упоминается в договоре Олега с греками (911). Наконец, в XI-XII вв. появился один из крупнейших юридических сводов средневековья и древнейший памятник славянского права - «Русская Правда». Традиция связывает его с именем Ярослава Мудрого и его потомков.

«Русская Правда» дает ценные сведения не только о юридических нормах Х-ХII вв., но и о развитии феодальных отношений в Киевской Руси, образовании социальных слоев и групп, социальной борьбе, категориях феодально-зависимого населения, землевладении и земельной собственности, политическом строе, даже о быте и нравах - человека.

«Русская Правда» не раз переписывалась и редактировалась на протяжении нескольких столетий. До нашего времени дошло более ста ее списков и три редакции: «Краткая», «Пространная» и «Сокращенная».

«Краткая Правда» состоит из 43 статей, из которых первые 17 приписывают Ярославу Мудрому. «Правда Ярослава» появилась после восстания в Новгороде в 1015 г., где в это время княжил Ярослав. Причиной восстания явился конфликт между дружиной Ярослава (варяжской) и новгородцами.

«Правда Ярослава» ограничивала кровную месть кругом ближайших родственников. Если мстить было некому, виновный платил штраф - виру великому князю. Если же убийца скрывался, то виру должна была заплатить община - вервь, на территории которой произошло убийство (так называемая общая, или дикая вира). Тем самым вводилось общее поручительство, общая ответственность в общине (деревенской, посадской).

Законы Ярослава Мудрого разбирали споры между свободными людьми. «Правда» различала разбойничество (убийство) и убийство в пылу ссоры (непреднамеренное убийство). Разбойников с семьей отдавали князю «на поток», т.е. изгнание. «Правда Ярослава» разбирала также сложные вопросы о наследовании имущества.

Другая часть «Краткой Правды» - «Правда Ярославичей», сыновей Ярослава Мудрого - Изяслава, Святослава и Всеволода. Историки считают, что дети Ярослава дополнили отцовский свод в 1072 г., когда собрались в Вышгороде для перенесения мощей Бориса и Глеба. Вероятно, заняться законотворчеством князей заставили восстания 1068-1072 гг. В «Правде Ярославичей» имеются детали, указывающие на крупные народные выступления, в условиях которых она была создана. Дело в том, что особенно большие денежные штрафы устанавливались за убийство княжеских людей.

К «Правде Ярославичей» примыкают и некоторые дополнительные статьи Краткой Правды.

«Краткая Правда», по мнению большинства историков, наиболее древняя редакция. По ней можно проследить становление феодальных отношений в Киевской Руси:

• отменена кровная месть;

• увеличена разница в размерах штрафа за убийство различных категорий населения, что свидетельствовало о стремлении защитить жизнь, собственность и имущество феодалов. Так, за убийство старшего дружинника, княжеского дворецкого (огнищанина), подъездного (сборщика налогов) платили штраф 80 гривен; жизнь зависимых крестьян (закупов, рядовичей) и рабов (холопов) оценивалась в 5 гривен;

• за убийство денежный штраф (виру) могла платить вервь, т.е. община, в случае, если на ее территории найден труп убитого, а меры к розыску преступника не приняты. Причем плата за «княжа мужа» была вдвое больше, чем за простолюдина.

Наиболее распространенной в судопроизводстве XII в. и последующих веков являлась Пространная редакция «Русской Правды». Кроме «Правды Ярослава» и «Правды Ярославичей» она включала в себя «Устав Владимира Мономаха» и ряд специальных уставов. В Пространной Правде отразилось уже развитое древнерусское феодальное право.

Владимир Мономах, ставший великим князем после восстания в Киеве 1113 г., начал свое правление с законотворчества, чтобы регламентировать наиболее острые социальные противоречия в Киевском государстве. «Устав Владимира Мономаха» упорядочил взимание процентов ростовщиками, установив его верхний предел -50% и максимальный срок уплаты - 3 года, после чего долг списывался; улучшил правовое положение купцов, «застраховав» их на случай гибели имущества при пожаре, кораблекрушении и т.п.; регламентировал запись в холопство (рабство), определил «источники» холопства: женитьба на холопке, рождение от холопа, продажа «хоть за полгривны».

Особое внимание Владимир Мономах уделил правовому положению закупов (взявших у феодала в долг купу - деньги, часть урожая, скота и зависимых от него до выплаты долга): закупу предоставлялось право ухода с господского двора, если он шел на поиск денег для уплаты долга, жаловаться князю или судье; за несправедливое наказание закупа, т.е. «обиду», хозяин платил штраф в казну князя; в случае продажи закупа феодал был обязан заплатить штраф в казну (12 гривен); сам закуп в этом случае получал свободу и освобождался от всех долгов; закуп получал право свидетельствования в небольших судебных делах.

Столь большое внимание к правовому статусу закупов в Уставе Мономаха говорит о том, что закабаление свободных людей шло быстрыми темпами и закупничество стало распространенным институтом. В целом же «Устав Владимира Мономаха» считают завоеванием народных масс, добившихся определенных уступок и некоторого улучшения экономического и юридического положения городских ремесленников, купечества и крестьян.

При Владимире I и Ярославе Мудром были созданы «церковные уставы», которые определили в пользу церкви десятину (десятую часть отчислений от княжеских доходов - штрафов, судебных и торговых пошлин и «от всякого стада и от всякого жита»). Позднее в ведение церкви были отданы судебные разбирательства семейных и соседских конфликтов. Сфера судебного разбирательства, закрепленная за церковью, была оформлена в так называемой Кормчей книге, или Номоканоне.

Социальная структура общества изменялась и усложнялась по мере развития феодальных отношений. Об эволюции социального состава можно составить представление по двум основным источникам: летописям и «Русской Правде».

Некоторые дореволюционные историки утверждали, что свободное население Киевского государства не знало сословных делений и перегородок. Все пользовались одинаковыми правами, но, конечно, различные группы населения отличались друг от друга по своему фактическому положению, т.е. по богатству и социальному влиянию. Общественные верхи назывались: лучшие люди (мужи), лепшие, большие, первые, нарочитые, бояре (боляре). Общественные низы составляли люди молодшие, меньшие, черные, простая чадь, смерды.

Советская историческая школа выделяла в раннефеодальном обществе два основных формирующихся класса: феодалов - землевладельцев и крестьян (смердов) - земледельцев. И верхи, и низы общества не были по своему составу однородными.

В.О. Ключевский и историки его школы отмечают, что высший слой населения (боярство) состоял из двух элементов: земских бояр (название, принятое в исторической литературе, но не встречающееся в источниках) - местной племенной аристократии (потомки родовых старейшин, племенных князьков), а также военно-торговой аристократии (вооруженное купечество больших городов); служилого княжеского боярства («княжи мужи») и высшего слоя княжеских дружинников. Со второй половины XI в. в формирующийся господствующий класс влились верхи духовенства.

Советская историография в классе феодалов выделяет верхушку - представителей великокняжеского дома с великим князем во главе, которые с XI в. рассматривали Киевскую Русь как родовую вотчину. Об этом свидетельствует раздел Руси Ярославом Мудрым между своими сыновьями (1054).

Средние слои Киевского государства (по В.О. Ключевскому) составляли: рядовая масса княжеских дружинников, которые содержались и кормились на княжеском дворе и в качестве добавочного вознаграждения получали свою долю из дани и военной добычи; средние слои городского купечества.

Низшие слои - городское и сельское простонародье - составляли основную массу населения Киевской Руси. К ним относились: свободные общинники-земледельцы, обязанные князю данью; городские и посадские ремесленники, работавшие на заказ и платившие дань князю; закупы и рядовичи, несшие материальную ответственность перед господином, но имевшие собственное хозяйство; смерды - несвободные или полусвободные данники, сидевшие на земле князя и несшие повинности в его личную пользу.

Несвободное население Киевской Руси составляли холопы -военнопленные, кабальные холопы, т.е. добровольно или в силу принуждения продавшие себя в рабство, изгои (изгнанные из общины). Холопы обслуживали княжеские и боярские дворы и назывались челядью. Понятие челядь упоминается уже в договоре Олега с Византией. В «Русской Правде» появляется слово «холоп».

Особую категорию составляли церковные люди - священнослужители разного ранга; они находились в юрисдикции церковного законодательства.

Экономический строй можно считать раннефеодальным. При феодальном способе производства материальных благ - главное средство производства (земля) находится в руках крупных собственников - феодалов, а само производство строится на эксплуатации земледельца-крестьянина, который за пользование наделом отдает часть производимого им прибавочного продукта феодалу в виде феодальной ренты. Разнообразные виды этой ренты можно свести к натуральной, денежной и отработочной.

Уже в XI в. в Киевской Руси начался процесс выделения частной собственности: церковной, княжеской, боярской. Крупное земельное владение называлось вотчиной и являлось экономической основой Руси. Вотчину обслуживали различные категории феодально-зависимых людей, но главным образом - холопы. На ранней стадии вотчина сохраняла натуральный характер, что не исключало ее участия в обмене товарами (с ремесленниками, купцами). Но в целом вотчина не играла ведущей роли в экономике Древней Руси, где доминировали свободные земледельческие общины, основанные на коллективной форме собственности.

Сельская община базировалась на принципах коллективизма и уравнительности, являлась собственником земли и угодий.

Центрами ремесла и торговли являлись города. Накануне монгольского вторжения на Руси было около 300 городов. В городах мелкотоварное производство и торговля сочетались с натуральным хозяйством, что характерно для раннего феодализма.

Очевидны отличия феодального строя Руси от «классического» западноевропейского образца. Они заключаются:

• в огромной роли государственного сектора в экономике страны, т.е. в наличии значительного числа свободных крестьянских общин, находящихся в зависимости только от великокняжеской власти (платили налоги - дань и несли повинности);

• в наличии рабства и первобытно-патриархальных отношений. Все это позволяет историкам называть экономику Руси многоукладной, имевшей переходный характер.

Большое значение в общественно-политической жизни Древней Руси имело принятие христианства в качестве государственной религии (988-989).

С укреплением раннефеодального государства языческая религия пришла в противоречие с новым укладом жизни, перестала соответствовать новым общественным отношениям и социальной структуре, так как не освящала и не поддерживала складывавшийся общественный порядок. Власть нуждалась в новой религии мирового порядка, способной идеологически обосновать происходившие перемены и объединить общество. Такой религией стало христианство.

Достоверные сведения о христианах на Руси относятся к IX в. Известно, что киевский князь Аскольд, убитый Олегом, принял христианство в Византии.

В X в. христиане были среди торговых людей, которые годами жили в Византии. Встречались они среди дружинников князя Игоря. В самом Киеве была сооружена деревянная церковь Святого Илии (945). А это значит, что имелся уже постоянный приход. В середине века христианство принимает княгиня Ольга и ее окружение.

Неудивительно, что первая религиозная реформа Владимира I - создание единого пантеона языческих богов во главе с Перуном - не удалась. Поиск новой религии продолжался, о чем красочно повествует Нестор в «Повести временных лет». В результате Владимир избрал православное христианство (а не ислам, иудаизм или католическое христианство).

С принятием христианства государство получило мощную идеологическую опору. Церковь выступала за государственное единство, сильную княжескую власть. Она оказалась способной смягчать социальную конфронтацию, так как проповедовала извечность неравенства людей, призывала от имени Бога к смирению и послушанию властям.

Первые признаки распада Древнерусского государства обнаружились во второй половине XI в. Умирая, Ярослав Мудрый разделил Русь между сыновьями в удельное правление. Старший из них - Изяслав получил Киев. Ярослав завещал своим сыновьям во всем подчиняться великому князю киевскому. Историк С.М. Соловьев, анализируя политическое устройство Руси после 1054 г., пришел к выводу, что подвластные великому князю земли не дробились на отдельные владения, а рассматривались как общее достояние всего рода Рюриковичей. Князья получали во временное управление какую-либо часть этого общего владения, тем лучшую, чем «старше» считался тот или иной князь. Старшинство определялось следующим образом: за властвующим киевским князем шли все его братья (родовой принцип наследования), после их смерти наступал черед их старших сыновей, они наследовали отцовские столы, постепенно передвигаясь от менее престижных к более значимым (лествичная система наследования). При этом на титул великого князя имели право претендовать только те князья, чьи отцы успели побывать на столичном княжении. Так появились князья-изгои, которые могли рассчитывать только на самые отдаленные и захудалые княжества. Схема оказалась нежизнеспособной, запутывался порядок наследования, возникали острые конфликты между братьями, а также между дядьями и племянниками. Все это стало поводом для межкняжеских усобиц и конфликтов с применением силы.

В конце XI в. на съезде князей в Любече (1097) по инициативе Владимира Всеволодовича Мономаха было принято решение, чтобы каждая княжеская семья наследственно владела своими землями («каждой да держить отчину свою»). Передвижения княжеского домена из удела в удел прекратились. По существу, это стало переходом к новой политической системе. Съезд князей отныне стал новой политической структурой в устройстве формально единого государства. Он символизировал независимость удельных князей и их согласие в решении общезначимых вопросов. Но после смерти сына Мономаха -великого князя Мстислава (1125-1132) Русь окончательно распадается. Под 1132 г. летописец записал: «И разъдрася вся русская земля...» На месте единого государства сложились суверенные государственные образования, по масштабам равные западноевропейским королевствам. Историки подчеркивают, что политическая раздробленность (т.е. процесс дробления единого государства) - это закономерный этап в развитии государств в эпоху раннего феодализма. На Руси он в силу ряда причин продолжался до конца XV в.

Русь распалась на полтора десятка новых государственных образований. Большинство из них оформились как раннефеодальные монархии в виде княжеств (Полоцкое, Черниговское, Ростово-Суздальское (впоследствии Владимиро-Суздальское), Галицко-Волынское, Рязанское и др.). В Новгородской земле закрепилась иная государственная форма - боярская республика. Псков окончательно выделился из Новгородской земли и стал центром второй феодальной республики (1348). В Вятской земле сложилась система народоправства.

Ряд причин, внутренних и внешних, предопределили такой характер развития русских земель.

Переход к новой политической системе осуществлялся в условиях роста производительных сил и в значительной степени был обусловлен этим процессом. Совершенствовались орудия труда (ученые насчитывают более 40 их видов только из металла); утверждалась трехпольная система пашенного земледелия. Но в условиях господства натурального хозяйства территории огромных областей экономически не были связаны между собой. Вотчины и общины могли максимально удовлетворить свои потребности за счет внутренних ресурсов или же местных рынков. Отсутствие единого экономического пространства неизбежно вело к обособлению, усиливало тенденции самостоятельного существования.

В XII в. на Руси главную роль играли города. Многие из них обладали значительной экономической и политической силой. Они являлись торгово-ремесленными центрами, а наиболее крупные из них уже в условиях удельного княжения превратились в административные, военные и духовные центры отдельных земель.

Окрепло экономически и политически местное боярство, активизировалась местная жизнь. Появилась необходимость в местной административной и судебной власти, которая была бы быстрой и эффективной при решении социальных конфликтов и защите земли от внешних врагов. Великий киевский князь с его дружиной, воеводами, вирниками, мечниками и пр. не устраивал местное боярство именно в силу его отдаленности. Нужен был местный правитель, заинтересованный в развитии данной области как собственного владения.

Отделению земель от Киева способствовала система наследования владений, к которой пришли Рюриковичи после Любечского съезда. Ссоры князей, рост междоусобных княжеских войн истощали Русь. Появилась тенденция отгородиться, защититься от соседей-родичей, которые нередко призывали себе на помощь «поганых» половцев и в союзе с ними грабили и опустошали владения братьев или племянников, уводили в «полон» население.

Киевским князьям не удалось создать единого государства, ни централизованного, ни федеративного. Роль Киева как общерусского центра падала по мере усиления экономической и политической жизни областей-земель. После появления в причерноморских степях воинственных половцев (середина XI в.) путь вниз по Днепру («из варяг в греки») стал опасным. «Засорение» торговых путей Руси в Византию и другие европейские и восточные страны кочевниками и одновременно перемещение мировых торговых путей - две причины, которые в XII в. привели внешнюю торговлю Руси в упадок, подорвали экономическое благополучие великого киевского княжества. Земледелие также не могло развиваться в непосредственной близости к половецким кочевьям. Усилился отток населения из Киева и соседних земель на северо-восток и запад.

Хотя Киев оставался номинальным центром Руси, действительная власть перешла к князьям и боярам на местах. Перестав быть столицей империи Рюриковичей, Киев продолжал оставаться крупнейшим центром Южной Руси. Права занять великое княжение киевское домогались представители различных ветвей династии Рюриковичей. Однако реальное соотношение сил было таково, что великий князь киевский не мог уже навязывать свою волю суверенным и могущественным правителям Чернигова, Полоцка, Смоленска и других земель.

Переход к новой политической системе имел как положительные, так и отрицательные последствия.

На начальном этапе феодального дробления возможности для более эффективного развития каждого государства значительно возросли. Поэтому современные историки отказались от трактовки всей эпохи феодальной раздробленности как времени регресса, упадка.

Удельные князья были временными правителями отдельных земель с присущей временщикам психологией - «после нас хоть потоп». Наследственные князья ощущали себя законными и суверенными властителями. Они заботились о процветании своих земель, возводили новые и обустраивали старые города, способствовали развитию торговли, земледелия, ремесленного производства. Охотно принимали новоприходцев-мигрантов из южных земель, предоставляли им льготы на время обустройства.

Опорой наследственных князей являлось местное боярство, экономические позиции которого неуклонно укреплялись, в то время как его политическая роль в разных землях была не равнозначной: правительственная в Новгородской республике, на паритетных началах с княжеской в Галицко-Волынской земле и подчиненная во Владимиро-Суздальском княжестве. XII век - время экономического подъема каждой из земель. Чем сильнее и благополучнее было княжество, тем авторитетнее выглядел его князь, тем более широкими возможностями он располагал в отношениях с соседями (в навязывании своей политической линии), тем больше он мог оставить своим наследникам, обеспечив им могущество.

Политическая и экономическая децентрализация Древнерусского государства не сопровождалась культурной обособленностью. Древнерусская культура поднялась на более высокий уровень, обогатилась новыми художественными школами, литературными направлениями, архитектурными стилями. Складывается местное летописание, совершенствуется местное законодательство (княжеские уставные грамоты, республиканские судные грамоты).

Сохранению культурного единства русских земель способствовала русская церковь. Церковная организация оставалась единой и неделимой для всех земель. Митрополит играл важную роль в межгосударственных коллизиях и межкняжеских счетах, его поддержки искали все князья. Церковь оставалась хранительницей общего религиозного сознания и мировоззрения, стержнем будущего объединения.

Негативные последствия феодальной раздробленности стали очевидны не сразу. Возрастало дробление русских земель, так как княжеские владения делились между наследниками. В середине XII в. было полтора десятка княжеств и земель, к началу XIII в. - около 50, а к XIV в. - уже примерно 250 великих и удельных княжеств.

Результатом княжеских разделов стал процесс измельчания земель. Княжества слабели экономически и политически, становились более зависимыми от более сильных соседей. Это в свою очередь провоцировало межкняжеские войны - расширение границ собственных земель за счет соседних земель. Конфликты, обиды, недоверие делали невозможными даже временные союзы князей перед лицом общего противника. Катастрофически дробились вооруженные силы, ослаблялся общий военный потенциал, что облегчало иноземные вторжения и завоевания. Неудивительно, что к концу XIII в. западные и юго-западные земли оказались в составе Великого Литовского княжества, а северо-восточные попали в вассальную зависимость от Золотой Орды.

Период феодальной раздробленности является закономерным этапом в поступательном развитии феодализма. Расчленение раннефеодальных грандиозных империй (Киевская Русь или империя Каролингов в Центральной Европе) на ряд фактически (а иногда и юридически) суверенных государств было неизбежным этапом в развитии феодального общества.

Еще в IV в. (395 г.) Римская империя распалась на две самостоятельные части - Западную и Восточную. Столицей Восточной части стал Константинополь, основанный императором Константином на месте прежней греческой колонии Византии. Византия смогла устоять в бурях так называемого «великого переселения народов» и сохранилась после падения Рима (в 1410 г. вестготы после длительной осады взяли Рим) как «империя ромеев». В VI в. Византия занимала обширные территории европейского континента (ненадолго была отвоевана даже Италия). На протяжении всех средних веков в Византии сохранялось сильное централизованное государство.

Свержение Ромула Августина (1476 г.) принято считать концом Западной Римской империи. На ее развалинах возникли многочисленные «варварские» государства: остготское (а затем лангобардское) на Апеннинах, королевство вестготов на Пиренейском полуострове, англосаксонское королевство в Британии, государство франков на Рейне и др.

Франкский вождь Хлодвиг и его преемники (династия Меровингов, конец V-VII вв.) расширили границы государства, оттеснили вестготов и вскоре стали гегемонами на территории Западной Европы. Еще более позиции империи усилились при Каролингах (VIII-IX вв.). Однако за внешней централизацией империи Карла Великого скрывалась ее внутренняя слабость и непрочность. Созданная путем завоевания, она была очень пестра по своему этническому составу: в нее входили саксы, фризы, аламаны, тюринги, лангобарды, бавары, кельты и многие другие народы. Каждая из земель империи была мало связана с другими и без постоянного военного и административного принуждения не хотела подчиняться власти завоевателей.

Такая форма империи - внешне централизованного, но внутренне аморфного и непрочного политического объединения, тяготевшего к универсализму, - была характерна для многих наиболее крупных раннефеодальных государств в Европе (Великоморавская держава в IX в.; империя Отгонов в X в.; держава Кнута Великого, объединявшая в начале XI в. Англию и Скандинавские страны и др.).

Распад империи Карла Великого (после смерти его сына Людовика Благочестивого) в 40-е годы IX в. и формирование на ее основе Франции, Германии и Италии означали начало новой эпохи в развитии Западной Европы.

Х-ХII вв. являются периодом феодальной раздробленности на территории Западной Европы. Идет лавинообразный процесс дробления государств: Феодальное государство в Западной Европе в Х-ХII вв. существует в виде мелких политических образований - княжеств, герцогств, графств и т.п., располагавших значительной политической властью над их подданными, иногда совсем самостоятельных, иногда лишь номинально объединенных под властью слабого короля.

Многие города Северной и Средней Италии - Венеция, Генуя, Сиена, Болонья, Равенна, Лукка и др. - в IX-XII вв. стали городами-государствами. Многие города Северной Франции (Амьен, Суссан, Лан и др.) и Фландрии также стали самоуправляющимися государствами-коммунами. Они выбирали совет, его главу - мэра, имели свой суд и ополчение, свои финансы и налоги. Часто города-коммуны сами выступали как коллективный сеньор по отношению к крестьянам, жившим на территории, окружавшей город.

В Германии аналогичное положение заняли в XII-XIII вв. наиболее крупные из так называемых имперских городов. Формально они подчинялись императору, но на деле были независимыми городскими республиками (Любек, Нюрнберг, Франкфурт-на-Майне и др.). Они управлялись городскими советами, имели право самостоятельно объявлять войну, заключать мир и союзы, чеканить монету и т.п.

Отличительной чертой развития Германии периода феодальной раздробленности было возобладание в ее политической организации территориального принципа над племенным. На месте старых племенных герцогств появилось около 100 княжеств, из которых свыше 80 были духовные. Территориальные князья заняли место племенных герцогов и в феодальной иерархии, образуя сословие имперских князей - непосредственных ленников короны. Многие германские имперские князья в XII в. оказались в вассальной зависимости и от иностранных государей (иногда даже от нескольких государств).

В целом период феодальной раздробленности был периодом экономического подъема Европы. В Х-ХII вв. феодальный строй в Западной Европе принял общеевропейский характер и переживал пору взлета: рост городов, товарного производства, углубленное разделение труда превратили товарно-денежные отношения в важнейший фактор общественной жизни. Расчистки под пашни сопровождались вырубкой лесов и мелиоративными работами (Ломбардия, Голландия). Возрос вторичный ландшафт; сократилась площадь болот. Качественный скачок переживало горно-металлургическое производство: в Германии, Испании, Швеции, Англии горно-металлургические промыслы выросли в самостоятельные, особые отрасли. Подъем переживает и строительство. В XII в. сооружается первый водопровод с элементами канализации в Труа. Начинается производство зеркал (Венеция). В ткачестве, горном деле, строительстве, металлургии и других ремеслах создаются новые механизмы. Так, во Фландрии в 1131 г. появился первый ткацкий станок современного вида и т.д. Наблюдался рост внешней и внутренней торговли.

С другой стороны, увеличение потребностей феодалов в связи с развитием рынка не только обусловило рост эксплуатации крестьянства, но и усилило стремление феодалов к захватам чужих земель и богатств. Это порождало множество войн, конфликтов, столкновений. В них оказывались втянутыми (в силу запутанности и переплетения вассальных связей) многие феодальные сеньоры и государства. Границы государств постоянно менялись. Более могущественные государи стремились подчинить себе других, выступая с претензиями на мировое владычество, пытались создать универсалистское (всеобъемлющее) государство под своей гегемонией. Главными носителями универсалистских тенденций выступали римские папы, византийские и германские императоры.

Лишь в XIII-XV вв. в странах Западной Европы начинается процесс централизации государства, которое постепенно принимает форму сословной монархии. Здесь уже относительно сильная королевская власть сочетается с наличием сословно-представительных собраний. Наиболее быстро процесс централизации проходил в следующих западноевропейских государствах: Англии, Франции, Кастилии, Арагоне.

На Руси период феодальной раздробленности начинается с 30-х годов XII в. (в 1132 г. умирает великий князь киевский Мстислав, сын Владимира Мономаха; под 1132 г. летописец записал: «И разъдрася вся русская земля...»). На месте единого государства начали жить самостоятельной жизнью суверенные княжества, по масштабам равные западноевропейским королевствам. Раньше других обособились Новгород и Полоцк; вслед за ними - Галич, Волынь и Чернигов и т.д. Продолжался период феодальной раздробленности на Руси до конца XV в.

Внутри этого более чем трехвекового отрезка времени существовал четкий и тяжелый рубеж - татарское нашествие 1237-1241 гг., после которого иноземное иго резко нарушило естественный ход русского исторического процесса, сильно замедлило его.

Каковы же причины перехода к феодальной раздробленности? И как оценить этот период?

Феодальная раздробленность стала новой формой государственности в условиях бурного роста производительных сил и в значительной степени была обусловлена этим развитием. Совершенствовались орудия труда (ученые насчитывают более 40 их видов только из металла); утвердилось пашенное земледелие. Крупной экономической силой стали города (на Руси их было тогда около 300). Связи с рынком отдельных феодальных вотчин и крестьянских общин были весьма слабыми. Они стремились максимально удовлетворить свои потребности за счет внутренних ресурсов. В условиях господства натурального хозяйства имелась возможность для каждого региона отделиться от центра и существовать как самостоятельные земли.

Многотысячное местное боярство получило в последние годы существования Киевской Руси Пространную Русскую Правду, определявшую нормы феодального права. Но книга на пергаменте, хранившаяся в великокняжеском архиве в Киеве, не способствовала реальному осуществлению боярских прав. Даже сила великокняжеских вирников, мечников, воевод не могла реально помогать далекому провинциальному боярству окраин Киевской Руси. Земскому боярству XII в. нужна была своя, близкая, местная власть, которая сумела бы быстро претворить в жизнь юридические нормы Правды, помочь в столкновениях с крестьянами, быстро преодолеть их сопротивление.

Феодальная раздробленность явилась (как это ни парадоксально на первый взгляд!) результатом не столько дифференциации, сколько исторической интеграции. Шел рост феодализма вширь и укрепление его на местах (при господстве натурального хозяйства), оформлялись феодальные отношения (вассальные отношения, иммунитет, право наследования и др.).

Оптимальные для феодальной интеграции того времени масштабы, географические пределы были выработаны самой жизнью, еще накануне сложения Киевской Руси - «союзы племен»: поляне, древляне, кривичи, вятичи и т.д. - Киевская Русь распалась в 30-е гг. XII в. на полтора десятка самостоятельных княжеств, более или менее сходных с полутора десятками древних племенных союзов. Столицы многих княжеств были в свое время центрами союзов племен (Киев у полян, Смоленск у кривичей и т.д.). Союзы племен были устойчивой общностью, складывающейся веками; географические пределы их были обусловлены естественными рубежами. За время существования Киевской Руси здесь развились города, соперничавшие с Киевом; родовая и племенная знать превратилась в бояр.

Существовавший в Киевской Руси порядок занятия престола в зависимости от старшинства в княжеском роду (так называемое «лествичное право») порождал обстановку нестабильности, неуверенности. Переход князя по старшинству из одного города в другой сопровождался перемещением всего домениального аппарата. Для решения личных распрей князьями приглашались иноземцы (поляки, половцы и др.). Временное пребывание в той или иной земле князя и его бояр порождало усиленную, «торопливую» эксплуатацию крестьян и ремесленников, Нужны были новые формы политической организации государства с учетом сложившегося соотношения экономических и политических сил. Такой новой формой государственно-политической организации и стала феодальная раздробленность. В центрах каждого из княжеств сложились свои, местные династии: Ольговичи - в Чернигове, Изяславичи - на Волыни, Юрьевичи - во Владимирско-Суздальской земле и т.д. Каждое из новых княжеств полностью удовлетворяло потребности феодалов: из любой столицы XII в. можно было доскакать до границы этого княжества за три дня. В этих условиях нормы Русской Правды могли быть подтверждены мечом властителя своевременно. Расчет был сделан и на заинтересованность князя - передать свое княжение детям в хорошем хозяйственном состоянии, помочь боярству, которое помогло здесь обосноваться.

Необходимо отказаться от понимания всей эпохи феодальной раздробленности как времени регресса, движения вспять. Академик Б.А. Рыбаков предлагает отказаться от привычной, не слишком удачной научно-учебной терминологии («Киевская Русь распалась...», «единое государство раздробилось на ряд княжеств...»), предпочесть другие обозначения (например, «Киевская Русь была зерном, из которого вырос колос, насчитывающий несколько новых зерен-княжеств»).

В каждом из княжеств велась своя летопись; князья издавали свои уставные грамоты. В целом начальная фаза феодальной раздробленности (до того, как в нормальное развитие вмешался фактор завоевания) характеризуется бурным ростом городов и ярким расцветом культуры XII - начала XIII вв. во всех ее проявлениях. Новая политическая форма содействовала прогрессивному развитию, создала условия для выражения местных творческих сил (в каждом княжестве возникает свой архитектурный стиль, свои художественные и литературные направления).

Обратим внимание и на отрицательные стороны эпохи феодальной раздробленности:

1. Явное ослабление общего военного потенциала, облегчающее иноземное завоевание. Однако и здесь нужна оговорка. Авторы книги «История государства Российского. Историко-библиографические очерки» ставят вопрос: «А смогло бы Русское раннефеодальное государство устоять против татар? Кто решится ответить утвердительно?». Сил лишь одной из русских земель - Новгородской - чуть позже оказалось достаточно для разгрома немецких, шведских и датских захватчиков Александром Невским. В лице же монголо-татар произошло столкновение с качественно иным противником.

2. Междоусобные войны. Но и в едином государстве (когда речь шла о борьбе за власть, за великокняжеский престол и т.д.) княжеские усобицы были порой более кровопролитными, чем в период феодальной раздробленности. Цель усобиц в эпоху раздробленности была уже иной, чем в едином государстве: не захват власти во всей стране, а укрепление своего княжества, расширение его границ за счет соседей.

3. Возрастающее дробление княжеских владений: в середине XII в. было 15 княжеств; в начале XIII в. (накануне нашествия Батыя) - около 50, а в XIV в. (когда уже начался объединительный процесс русских земель) количество великих и удельных княжеств достигало примерно 250. Причиной такого дробления был раздел владений князьями между своими сыновьями: в результате княжества мельчали, слабели и итоги этого стихийного процесса рождали у современников иронические поговорки («В Ростовской земле - князь в каждом селе»; «В Ростовской земле у семи князей один воин» и т.д.). Татаро-монгольское нашествие 1237-1241 гг. застало Русь цветущей, богатой и культурной страной, но уже пораженной «ржавчиной» феодальной удельной раздробленности.

В каждом из выделившихся княжеств-земель на начальном этапе феодальной раздробленности происходили сходные процессы:

1. рост дворянства («отроки», «детские» и т.п.), дворцовых слуг;

2. укрепление позиций старого боярства;

3. рост городов - сложного социального организма средневековья. Объединение ремесленников, купцов в городах в «братства», «обчины», корпорации, близкие ремесленным цехам и купеческим гильдиям городов Западной Европы;

4. развитие церкви как организации (епархии в XII в. территориально совпадали с границами княжеств);

5. усиление противоречий между князьями (титул «великий князь» носили князья всех русских земель) и местным боярством, борьба между ними за влияние и власть.

В каждом княжестве, вследствие особенностей его исторического развития, складывалось свое соотношение сил; на поверхность выступало свое, особенное, сочетание перечисленных выше элементов.

Так, история Владимиро-Суздальской Руси характеризуется победой великокняжеской власти над земельной аристократией к концу XII в. Князья здесь смогли подавить сепаратизм бояр, власть установилась в форме монархии.

В Новгороде (а позднее в Пскове) бояре смогли подчинить себе князей и установили боярские феодальные республики.

В Галицко-Волынской земле наблюдалось крайне обостренное соперничество между князьями и местными боярами, существовало своеобразное «равновесие сил». Боярская оппозиция (к тому же постоянно опиравшаяся то на Венгрию, то на Польшу) не сумела превратить землю в боярскую республику, но существенно ослабила великокняжескую власть.

Особая ситуация сложилась в Киеве. С одной стороны, он стал первым среди равных. Вскоре некоторые русские земли догнали и даже опередили его в своем развитии. С другой стороны, Киев оставался «яблоком раздора» (шутили, что не было ни одного князя на Руси, не стремившегося «посидеть» в Киеве). Киев «отвоевывал», например, Юрий Долгорукий - владимиро-суздальский князь; в 1154 г. он добился киевского престола и просидел на нем до 1157 г. На Киев посылал полки и его сын - Андрей Боголюбский - и т.д. В таких условиях киевское боярство ввело любопытную систему «дуумвирата» (соправительства), которая продержалась всю вторую половину XII в. Смысл этой оригинальной меры заключался в следующем: одновременно в Киевскую землю приглашались представители двух враждующих ветвей (с ними заключался договор - «ряд»); тем самым устанавливалось относительное равновесие и отчасти устранялись усобицы. Один из князей жил в Киеве, другой - в Белгороде (или Вышгороде). В военные походы они выступали совместно и дипломатическую переписку вели согласованно. Так, дуумвирами-соправителями были Изяслав Мстиславич и его дядя - Вячеслав Владимирович; Святослав Всеволодович и Рюрик Мстиславич.

2.2.

Монголо-татары и Русь.

Монгольское государство возникло благодаря военно-дипломатической деятельности Тэмуджина, в будущем Чингис-хана, направленной на сплочение монгольских племен. К последним относились собственно монголы, к которым принадлежал и Тэмуджин, меркиты, кераиты, ойра-ты, найманы, татары. Наиболее крупным и воинственным из монгольских племен являлось племя татар. Тангуты, чжуржэни, китайцы, граничившие с монголами, нередко переносили название «татары» вообще на все монгольские племена XI-XII вв.

Будущий Чингис-хан родился, по одним данным, в 1162 г., по другим - в 1155 г. Имя Тэмуджин он получил при рождении, потому что его отец, внук Хабул-хана, Есугэй-багатур, враждовавший с татарами, взял накануне в плен татарского предводителя Тэмуджин-угэ.

В своей борьбе за власть над другими племенами Тэмуджин достиг значительных успехов. Около 1180 г. его избрали ханом собственно монгольского племенного союза. Решающим фактором стала та реальная сила, которую обрел Тэмуджин благодаря своим способностям. Представители монгольской степной аристократии, избрав ханом Тэмуджина, дали ему титул Чиигис-хан.

В 1185г. Тэмуджин в союзе с главой племени кереитов Ван-ханом нанес поражение меркитскому союзу племен. Эта победа укрепила его позиции.

Весной 1202 г. Чингис-хан разгромил наголову татар. Все взятые в плен татарские мужчины были перебиты, а женщин и детей раздали по разным племенам. Двух татарок сам хан взял себе в жены.

Рано или поздно логика борьбы должна была привести Чиигис-хана к столкновению с кереитским Ван-ханом, из которого он в конечном счете вышел победителем. Сокрушив в 1204 г. последнего сильного соперника Таян-хана, главу найманского союза племен, Чингис-хан стал единственным могущественным предводителем в монгольских степях.

В 1206 г. на съезде (курултае) монгольской знати в верховьях реки Онон Чингис-хан снова был провозглашен ханом, но уже единого Монгольского государства.

Монгольское государство строилось по военному образцу. Вся территория и население делились на три части: центр, правое и левое крыло. Каждая часть, в свою очередь, подразделялась на «тьмы» (10 тыс. человек), «тысячи», «сотни», «десятки» во главе с темниками, тысячниками, сотниками, десятниками, Во главе этих военно-административных образований находились сподвижники Чингис-хана - его нойоны и нукеры.

Каждая военно-административная единица начиная с низшего звена должна была не только выставлять установленное число воинов с лошадьми, снаряжением, провиантом, но и нести различные феодальные повинности.

Создав сильную державу, устройство которой способствовало быстрому развертыванию военных сил, Чингис-хан приступил к осуществлению планов завоевания соседних государств.

Страшным предостережением служили доходившие до северо-востока Руси известия о разгроме и захвате монголо-татарами крупнейших государств Азии, опустошении обширных территорий с цветущими городами и многолюдными селениями.

Вполне допустимо предположение, что Владимир и Владимиро-Суздальское княжество являлись одним из наиболее информированных районов Европы. Близость и постоянная связь с Волгой позволяли получать достоверную и разнообразную информацию о Востоке, Азии, татарах.

Судя по всему, на Руси знали и о монгольском походе 1219-1224 гг. в Среднюю Азию, о его огромных разрушительных последствиях для земледельческих областей и городской жизни Средней Азии. Знали, что ожидало мирное население в случае вторжения кочевых завоевателей.

Следует отметить, что при Чингис-хане применялись организованные грабеж и раздел военной добычи, опустошение целых районов и истребление мирного населения. Сложилась целая система массового организованного террора, которая проводилась сверху (а не снизу, рядовыми воинами, как прежде, во время вторжений кочевников), будучи нацеленной на уничтожение способных к сопротивлению элементов населения, устрашение мирных жителей.

При осаде города жители получали пощаду лишь при условии немедленной сдачи, хотя данное правило иногда не соблюдалось, если монголам это представлялось невыгодным. Если город сдавался только после долгого сопротивления, жители его выгонялись в поле, где их оставляли на пять-десять дней и более под надзором монгольских воинов. После ограбления города и дележа добычи принимались за горожан. Военных убивали, семьи их обращались в рабство. Девушки и молодые женщины также становились рабынями и делились между знатью и воинами. По словам современника, арабского историка Ибн ал-Асира, после взятия Бухары жители выгонялись в поле и затем были разделены по приказу Чингис-хана между воинами. По свидетельству Ибн ал-Асира, татары насиловали доставшихся им женщин тут же на глазах у горожан, которые «смотрели и плакали», не в состоянии что-либо сделать.

Ремесленников и искусных мастеров распределяли в качестве рабов между монгольскими царевичами и знатью, но их участь была несколько лучшей, поскольку их часто не разлучали с семьями. Здоровая мужская молодежь забиралась в «толпу», т.е. использовалась для тяжелых осадных работ и обозной службы, а во время сражений «люди толпы» находились впереди войска, служа мишенью для выстрелов их же соотечественников. Остальным жителям дозволялось возвратиться в их разоренные жилища.

Если же город брался только штурмом после упорного сопротивления, или если в уже покорившемся городе начиналось восстание, монголы осуществляли всеобщую резню. Уцелевшие жители, выгнанные предварительно в поле, распределялись между воинами, которым предстояло перебить оставшихся еще в живых. Порою вместе с городами вырезались и их сельские округи, После резни пленных писцов заставляли подсчитывать число убитых.

После поражения на реке Калке в 1223 г. на Руси начинают внимательно следить за действиями монголо-татар. Обратим внимание на то, что летопись Владимирского княжества содержит записи о победе монголов над саксинами и восточными половцами в 1229 г., о зимовке монголо-татар около границ Волжской Булгарии в 1232 г. Под 1236 г. в летописи помещено сообщение о покорении Волжской Булгарии монголами. Летописец описывает разгром столицы Булгарии - Великого города. Это сообщение владимирского летописца несло откровенное предупреждение о грозящей катастрофе. Через год она разразилась.

Отметим, что в 1235 г. на курултае принимается решение об общемонгольском походе на Запад. Как сообщает персидский автор Джувейни (умер в 1283 г.), на курултае 1235 г. «состоялось решение завладеть странами Булгара, асов и Руси, которые находились по соседству становища Бату, но не были еще окончательно покорены и гордились своей многочисленностью».

Разгромив в 1236 г. Волжскую Булгарию, развернув в 1237 г. широкое наступление против половцев в прикаспийских степях, на Северном Кавказе, к осени 1237 г. монголо-татары сконцентрировали свои силы у границ Северо-Восточной Руси. Первым испытало на себе силу монголо-татарского войска Рязанское княжество. Взяв в декабре 1237 г. Рязань, Батый по льду Оки направился к Коломне. Под Коломной монголо-татар поджидали владимиро-суздальские полки во главе с сыном великого владимирского князя Всеволодом. Состоявшееся в январе 1238 г. сражение у Коломны отличалось упорством, ожесточением. Известно, что в битве получил смертельное ранение царевич Кюлькан (единственный царевич, погибший в ходе западного похода монголов). Это дает основание заключить , что сражение носило исключительно напряженный характер (как и все чингисиды, младший сын Чингис-хана Кюлькан в соответствии с монгольскими правилами войны располагался в тылу войск). Несмотря на то, что, по словам летописца, владимиро-суздальские и рязанские ратники «бишася крепко» под Коломной, остановить монголо-татар не удалось. Подвергнув разгрому в январе 1238 г. Москву, монголы в начале февраля подошли к Владимиру. Ввиду значительных потерь, понесенных владимиро-суздальским войском под Коломной, великий князь Юрий Всеволодович отправился на север для сбора сил, оставив своих сыновей Всеволода и Мстислава во Владимире. Несмотря на то, что город располагал достаточно мощными укреплениями, защитники Владимира при всем своем героизме и мужестве смогли противостоять монголам, использовавшим осадные, стенобитные орудия, только в течение нескольких дней, до 8 февраля. А далее последовал ужасающий разгром столицы великого княжества Владимирского. 4 марта 1238 г. монгольский полководец Бурундай застал врасплох великого князя Юрия Всеволодовича, расположившегося лагерем на реке Сити. Вместе с великим князем Юрием Всеволодовичем приняли смерть многие русские волны. Монгольские отряды захватили Тверь, появились в пределах Новгородской земли. Не дойдя 100 верст до Новгорода, монголо-татары повернули на юг и, пройдя «облавой» по русским землям (в том числе по окраинам Смоленского и Черниговского княжеств), возвратились в степь.

Проведя лето 1238 г. в придонских степях, Батый осенью вновь вторгся в Рязанскую землю. В 1239 г. основной удар монголо-татар пришелся на южнорусские земли. Весной 1239 г. подверглось разгрому Переяславское княжество, осенью пришла очередь Чернигова, который был осажден 18 октября 1239 г. Оборонялся город до последней возможности. Многие его защитники погибли на стенах, В конце 1240 г. пал Киев. В 1241 г. Батый вторгся в Галицко-Волынское княжество.

Сообщая о монгольском нашествии, летописец замечал, что татар появилось бесчисленное множество, «яко прузи, траву поядающие» Вопрос о численности войск Батыя уже около 200 лет привлекает внимание историков. Начиная с Н.М. Карамзина большинство дореволюционных исследователей (И.Н. Березин, С.М. Соловьев, М.И. Иванин, Д.И. Иловайский и др.) произвольно оценивали численность монгольского войска в 300 тыс. человек или же, некритически используя данные хронистов, писали о 400-, 500- и даже 600-тысячной армии.

Подобные цифры, безусловно, явное преувеличение, ибо это значительно больше, чем было мужчин в Монголии в ХШ в.

Историк В.В. Каргалов в результате исследования проблемы пришел к выводу, что численность армии Батыя составляла 120-140 тыс. человек. Однако и эту цифру следует признать завышенной.

Ведь каждому монгольскому воину необходимо было иметь не менее трех лошадей: ездовую, вьючную и боевую, которую не нагружали, чтобы та сохранила силы к решающему моменту боя. Обеспечение кормом полмиллиона лошадей, сосредоточенных в одном месте, - задача крайне сложная. Лошади гибли, шли в пищу воинам. Не случайно монголы требовали у всех городов, вступавших с ними в переговоры, свежих коней.

Известный исследователь Н. Веселовский определял численность монгольского войска в 30 тыс. человек. Этой же оценки придерживался Л.Н. Гумилев. Сходная позиция (численность армии Батыя - 30-40 тыс. человек) свойственна историкам И.Б. Грекову, Ф.Ф. Шахмагонову.

Согласно самым последним подсчетам, которые можно признать вполне убедительными, численность собственно монгольских войск, находившихся в распоряжении Батыя, составляла 50-60 тыс. человек.

Распространенное суждение, что каждый монгол являлся воином, нельзя считать достоверным. Как комплектовалось монгольское войско? Определенное количество кибиток выставляло одного-двух воинов и снабжало их всем необходимым для похода.

Высказывается мнение, что кроме собственно монгольских войск в 50-60 тыс. человек в армию Батыя входили вспомогательные корпуса из покоренных народов. Однако в действительности подобных корпусов у Батыя не было. Обычно монголы поступали так. Пленные, захваченные в бою, и мирные жители сгонялись в штурмовую толпу, которую гнали в бой перед монгольскими частями. Так же использовались отряды союзников и вассалов. Позади этой «штурмовой толпы», обреченной на гибель в авангардном бою, ставились монгольские заградительные отряды.

Кстати, приближение к реальной цифре численности монгольских войск помогает понять характер военных действий в 1237-1238 гг. Понеся чувствительные потери в боях с рязанцами и владимирцами, монголы затем с трудом взяли небольшие города Торжок и Козельск и вынуждены были отказаться от похода на многолюдный (около 30 тыс. жителей) Новгород.

При выяснении реальной численности армии Батыя необходимо принимать во внимание следующее. Военная техника монголо-татар превосходила европейскую. Они не носили тяжелых лат, зато халаты в несколько слоев войлока лучше железа защищали от стрел. Дальность полета стрелы у английских лучников, лучших в Европе, составляла 450 м, а у монголов - до 700 м. Это преимущество достигалось благодаря сложной конструкции их лука, тому, что у монгольских лучников с детства тренировались определенные группы мышц. Монгольские мальчики, с шести лет садясь на коня и беря в руки оружие, подрастая, становились своего рода совершенными военными машинами.

Как правило, русские города выдерживали не более одной-двух недель осады, поскольку монголы при этом вели непрерывные изматывающие атаки, сменяя отряды. К примеру, подобному непрерывному штурму с 16 по 21 декабря 1237 г. подверглась Рязань, после чего город был разграблен и сожжен, а жители перебиты.

Какими военными силами располагала Русь? Русские и советские историки со времен С.М. Соловьева, следуя сообщению летописца, полагали, что Владимиро-Суздальская Русь вместе с Новгородом и Рязанью могла выставить 50 тыс. человек и столько же Южная Русь. Есть основания сомневаться в реальности подобных цифр.

Было бы необоснованным сводить существо проблемы к рассмотрению этой конкретной цифры. Можно допустить, что все русские княжества потенциально могли выставить вместе войско подобной численности. Но все дело в том, что русские князья оказались неспособными объединить усилия даже в час грозной опасности.

Безуспешно рязанский князь Юрий Игоревич обращался за помощью во Владимир и Чернигов. Почему же великий князь Владимирский и верховный сюзерен рязанских князей Юрий Всеволодович не прислал помощи? Трудно даже предположить, что Юрий Всеволодович желал разгрома вассалов, что лишало его буфера между степью и границами собственного княжества. Разгром Волжской Булгарии, гибель населения, о чем великий князь был осведомлен, не оставляли никаких сомнений в том, что предстоит борьба не на жизнь, а на смерть.

Конечно, объяснение можно искать в том, что помощь не успела дойти. Однако вот что пишет летописец: «Князь же Юрьи и сам не иде, не послуша князей Рязаньских молбы, но хоте сам особь створити брань...». То есть, по существу, возникла та же ситуация, что и в битве на Калке в 1223 г. Каждый князь желал сражаться в одиночку, без союзников.

Идет ли речь только о простом стремлении к индивидуальному действию? Думается, что мы сталкиваемся с проявлением одной из черт социальной психологии, свойственной рыцарству периода феодальной раздробленности, когда каждый рыцарь, каждый полководец, каждое феодальное воинство преследовали цель собственного личного участия в сражении, зачастую вовсе не считаясь с общими действиями, чем предопределялся неблагоприятный исход битвы. Так было и на Западе, так происходило и на Руси.

Продолжались усобицы. Летописец рядом с рассказом о разгроме монголами Переяславля и Чернигова спокойно повествует о походе Ярослава Всеволодовича, во время которого тот взял город Каменец, в котором находилась семья его соперника Михаила Всеволодовича Черниговского, захватил множество пленных.

Не прекращались раздоры из-за киевского стола. Занимая киевское княжение, Михаил Всеволодович, не надеясь защитить город, бежал в Венгрию. Освободившийся киевский престол поспешил занять смоленский князь Ростислав Мстиславич, однако его вскоре изгнал Даниил Галицкий, не подготовивший город к обороне, Покинув Киев, Даниил оставил за себя тысяцкого Дмитра.

По монгольским правилам войны те города, которые подчинялись добровольно, именовались «гобалык» - добрый город. С таких городов бралась умеренная контрибуция лошадьми для кавалерии и съестными припасами. Но ведь вполне естественно, что русские люди перед лицом безжалостных завоевателей всеми силами стремились защитить родную землю и отбрасывали мысль о капитуляции. Свидетельство тому, например, продолжительная оборона Киева (по данным Псковской третьей летописи, в течение 10 недель и четырех дней, с 5 сентября по 19 ноября! 1240 г.). Раскопки других городов Киевской земли (Вышгород, Белгород и др.) также указывают на героическую оборону этих центров. Археологи обнаружили мощные слои пожарищ, сотни человеческих костяков найдены под сожженными домами, крепостными стенами, на улицах и площадях.

Да, можно привести факты откровенного сотрудничества с татарами. Так, мелкие князья Болоховской земли (Верхнее Побужье), поддерживавшие галицких бояр в борьбе против Даниила Романовича, быстро договорились с монголо-татарами. Последние освободили их от набора в свое войско при условии, что будут снабжаться пшеницей и просом.

Монгольская армия нуждалась в пополнении, поэтому монголы предлагали захваченным в плен купить свободу ценой вступления в их армию. В хронике Матвея Парижского приведено письмо двух монахов, в котором сообщалось, что в монгольской армии «много куманов и псевдохристиан» (т.е. православных). Первый набор среди русских был произведен в 1238-1241 гг. Заметим, что в данном случае речь опять идет, видимо, о «штурмовой толпе».

Подобное имело место в реальной жизни, но акценты должно расставить по-другому.

Последствия монгольского вторжения были крайне тяжелы. В культурных отложениях городов, принявших удар монголо-татар, обнаружены слои сплошных пожарищ и сотни скелетов со следами ран. Тела погибших некому было собирать и хоронить. Когда Даниил Романович возвратился во Владимир-Волынский, его взору предстало страшное зрелище. В опустевшем городе, как отмечал Н.И. Костомаров, церкви были заполнены грудами трупов. В церковных зданиях жители искали убежища и там погибали.

Итальянский монах Плано Карпини, посетивший Русь в 1246 г., писал, что «когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле». В Киеве, по свидетельству Плано Карпини, осталось всего лишь 200 домов.

Граница земледелия отодвинулась на север, южные благодатные земли получили название «Дикое поле». Русские люди, угонявшиеся в Орду, частью оставались там в качестве слуг и рабов, частью продавались в другие страны. В работорговле Золотой Орды с Египтом, Сирией, Францией, Италией основным товаром являлись женщины. На западноевропейском рынке самая значительная сумма (в 15 раз больше обычной цены) была заплачена за семнадцатилетнюю русскую девушку.

Несмотря на тяжелейшие последствия монголо-татарского похода на русские земли, жизнь продолжалась. Монголы не оставляли нигде гарнизонов, и после ухода монгольского войска жители возвращались в свои разоренные дома, города. Уцелели такие крупные центры, как Новгород, Псков, Полоцк, Смоленск. Часто население при приближении татар уходило в лес. Леса, овраги, реки, болота укрывали от татарской конницы и деревни, и людей. Украинский археолог В.О. Довженок исследовал ряд селищ, где есть следы пожарищ, датируемых 1240 г., но нет людских костяков, отсутствуют и ценные вещи. По мнению В.О.Довженка, люди покинули эти города, захватив с собой ценный скарб, а когда опасность исчезла, возвратились и возродили свои жилища. Укрытий же было предостаточно в Днепровской пойме, покрытой лесом и кустарником, изрезанной множеством озер, болот, притоков и рукавов.

Важно констатировать такое важное обстоятельство, как сохранение государственности. После гибели 4 марта 1238 г. в сражении на реке Сити великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича великокняжеский стол наследовал его брат Ярослав Всеволодович.

Значение сохранения государственности, думается, в известной мере осознавали и современники. Вот почему звучит необычайно торжественно летописная запись о восшествии Ярослава: «Ярослав сын Всеволода великого седе на столе в Володимери. И бысть радость велика хрестья-ном, их же избави Бог рукою своею крепкою от безбожных татар...» Летописец подчеркивал, что обычный порядок, традиция государственного устройства сохранены. Князь рядит ряд с вечем, заключает договор, садится на стол великого княжения во Владимире, управляет и судит. Иными словами, подчеркивалось возвращение к повседневному функционированию государственных институтов, к обычной жизни общества. В Лаврентьевской летописи в статье под 1238 г., где говорилось о начале княжения Ярослава, сообщалось: «Того ж лета было мирно». Эта запись даже выделена киноварью.

Л.Н. Гумилев считал, что нельзя говорить о завоевании Руси монголами, поскольку последние в 1249 г. ушли из русских земель, а вопрос о взаимоотношениях между Золотой Ордой и великим княжеством Владимирским решался в княжение Александра Невского таким образом, что благодаря усилиям Александра Невского устанавливается выгодный союз с Золотой Ордой и вообще какое-либо политическое или военное давление на Владимирское княжество Орда оказывать не могла и не оказывала.

Так что же было на самом деле: союз или же иго?

В 1243 г. Ярослав Всеволодович явился на поклон к Батыю и получил от него ярлык на великое княжение. Первый акт ордынской власти - назначение Ярослава Всеволодовича великим князем - являл перелом в политических отношениях на Руси: впервые права великого князя были дарованы ханом.

Отметим, что получение князем ярлыка на княжение предусматривало прибытие ханского посла, в присутствии которого происходило торжественное возведение на княжеский стол. Великие князья Владимирские совершали обряд посажения на великокняжеский стол в Успенском соборе Владимира, и за этой процедурой наблюдали ханские послы.

Из источников известно о поездках ряда русских князей в Золотую Орду и в Каракорум (столицу Монгольской империи) на поклон и для подтверждения прав на свои княжения. Не все возвращались обратно. Так, в Орде были убиты черниговские князья Михаил Всеволодович и Андрей Мстиславич, в Монголии отравили великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича в 1247г.

Сопротивление русских князей Орда подавляла военной силой. Великий князь Владимирский Андрей Ярославич отказался служить хану, установил связь с Даниилом Галицким, не признававшим власти Золотой Орды. В 1252 г. его брат Александр Ярославич Невский сумел добиться передачи ему великого княжения и использовал военные силы Орды для утверждения своих позиций. Батый направил на Русь войско под командованием Неврюя, которое заняло и разорило Владимиро-Суздальскую землю, близ Переяславля разбило владимирское ополчение. Андрею удалось через Тверь, Новгород, Псков и Ревель бежать с женой в Швецию.

Население русских земель подвергалось податному обложению. Сбор дани обычно отдавался на откуп. Согласно свидетельству Плано Карпини, во время его пребывания на Руси (1246 г.) туда был прислан от монгольского хана Гуюка и от Батыя для учета населения «один сарацин», часть людей выделивший для увода в рабство, а с остальных потребовавший дань натурой (шкурами зверей). Сложно однозначно установить, что имел в виду Плано Карпини: чрезвычайный сбор или систематическое взимание дани с территории всей Руси либо с определенной области.

В 1257 г. в Монгольской империи вводилась новая система обложения, предусматривавшая взимание поголовной подати.

Зимой 1257 г. монгольские численники (от слова «число» - перепись) и баскаческие отряды под монгольским командованием расположились в землях Суздальской, Рязанской, Муромской, Тверской, Смоленской.

В 1257 г. начались волнения в Новгороде, причиной которых стали известия о намерениях хана распространить перепись и обложение на непокоренные города. В город прибыли татарские послы вмеете с князем Александром Ярославичем и уже официально предъявили требование об уплате тамги и десятины. Новгородцы отказались выполнить это требование, но послов отпустили с миром, передав с ними дары хану.

В 1259 г. новгородцы получили через боярина Михаила Пинешиница, побывавшего в Суздальской земле, предупреждение, что если они не дадут добровольно согласие на перепись для податного обложения, то тогда будет использована военная сила. В итоге боярское правительство согласилось на перепись.

Зимой 1259 г. в Новгород прибыли писцы Берка и Касачик с женами и свитой. Поведение писцов вызвало возмущение населения, выражавшего особое недовольство взысканием «туски» (провиант и подарки для послов и других официальных лиц). Начавшееся в городе и сельских местностях восстание стало настолько угрожающим, что писцы стали просить князя Александра Ярославича предоставить им вооруженную охрану. Александр приставил к писцам охрану по ночам. Однако восстание разрасталось. Тогда один из ханских чиновников прямо обратился к народу на вечевой площади: «Или дайте нам число, или мы убежим!», что было равносильно вызову основных монгольских сил. Как следует из летописи, писцы разъезжали в сопровождении князя Александра Ярославича и вооруженной охраны и описывали дворы, внося в свои списки каждого жителя.

В 1262 г. вспыхнули восстания в ряде городов Северо-Восточной Руси. В летописных сводах упоминаются Ростов, Ярославль, Суздаль, Владимир, Устюг.

Восстания 1262 г. были направлены в основном против монголо-татарских откупщиков - бесермен, которые, взяв на откуп сбор дани, доводили народ до разорения. Помимо взыскания дани они занимались ростовщичеством, ссужая деньги под проценты и обращая в рабство тех, кто не мог их выплатить. «Бысть вечье на бесермены по всем градех русским, - читаем в летописи, - и побиша татар везде, не терпяще насилия от них, занеже умножашась татарове во всех градех русских...»

По мнению известного историка Р.Г. Скрынникова, Орда попыталась утвердить на Руси монгольскую военную систему, предусматривавшую военные мобилизации взрослого мужского населения. Когда иранский правитель Хулагу в 1262 г. вторгся в кавказские владения хана Золотой Орды Берке, последний распорядился провести принудительный набор войск и среди русских. Александр Ярославич отправился в Сарай, дабы уговорить хана не требовать с русских земель новых воинов. «Бе же тогда нужа велика от поганых, - подчеркивается в древнейшей редакции Жития Александра Невского, - и гоняхуть люди, веляхоуть с собою воинь-ствовати. Князь же великий Олександро поиде ко царю, дабы отмолил люд от беды».

В 70-90-е годы XIII в. татарские отряды не раз совершали опустошительные походы в земли Северо-Восточной Руси. При оценке ситуации на Руси важно не упустить из виду следующее обстоятельство: в 70-х годах XIII в. темник Ногай, ранее посланный в Северное Причерноморье, сумел создать в Юго-Западной Руси свою сферу влияния, обособившись от Сарая,

Ногай стремился распространить свое влияние и на Северо-Восточную Русь. Ханы же Волжской Орды преследовали цель - подорвать позиции своевольного темника, вытеснить последнего из Юго-Западной Руси.

Новый виток соперничества Ногая и Сарая приходится на начало 80-х годов XIII в. Лишенный ханом ярлыка на великое княжение, Дмитрий Александрович Переяславский в 1281 г. сменил ориентацию и связал свои планы с Ногаем. Хан Телебуга, обеспокоенный подобным развитием событий, предпринял ряд карательных походов на Русь, которые можно рассматривать и как попытку парализовать влияние Ногая в Северо-Восточной Руси. Князь же Дмитрий Александрович покинул Ногая и вновь возвратился на великое княжение Владимирское.

Тяжелое разорение русских земель повлекло татарское нашествие в 1293 г Тогда ряд князей во главе с Андреем Александровичем Городецким, находясь во вражде с великим князем Дмитрием Александровичем, привели из Орды, от хана Тохты, войско под предводительством Тудана (Дюденя). Разорению подверглось 14 волостей Северо-Восточной Руси.

В целом за последнюю четверть XIII в. монголы совершили 15 походов на Русь.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении