Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Курсовая «Иван Федоров и начало книгопечатания» по Истории книжного дела (Смирнова Е. М.)

Курсовая работа

«Иван Федоров и

начало книгопечатания»

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

§1. Иван Федоров и формирование личности

1.1. Годы и место рождения. Происхождение

1.2. Годы учения

§2. Предпосылки и условия для книгопечатания в России

§3. Возникновение книгопечатания в Москве

§4. Жизнь Ивана Федорова после отъезда в Литву

4.1. Типография Ивана Федорова в Заблудове

4.2. Иван Федоров во Львове

4.3. Иван Федоров в городе Остроге

4.4. В конце жизненного пути

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ

Введение

Тема данной курсовой работы «Иван Федоров и начало книгопечатания». Мой выбор остановился на данной теме, потому что меня заинтересовала история первой печатной книги.

Передо мной стоит такая цель: показать историю книгопечатания.

Также мне предстоит ответить на такие вопросы: когда, где, кем, при каких обстоятельствах оно изобретено. Этот вопрос принадлежит к числу наиболее сложных и спорных исторических вопросов. Книгопечатание имело обычную судьбу великих новых явлений, открытий и изобретений. Для раскрытия поставленных вопросов мной будут использованы несколько источников, а также печатных изданий.

Источником моей работы является «Хрестоматия по истории русской книги» послесловия к «Псалтыри» Никифора Тарасиева и Невежи Тимофеева (1568 год), послесловие «Апостола» 1564 года.

Основной литературой была «400 лет русского книгопечатания». В этой книге дается обзор книгопечатания в многонациональной стране. Показывает историю книг от времени возникновения в Москве до наших дней.

В книге «История письменности и книги», автором которой является Е.И. Кацпржак, я нашла ответы на очень важные вопросы: где началось, распространялось книгопечатание, кто был первопечатником.

Книга Е.Л. Нимеровского «Начало славянского книгопечатания» помогла мне дополнить информацию, в каких странах и когда появилось книгопечатание. В книге Л.И. Владимирова «Всеобщая история книги» прослеживается происхождение книжного дела с самого зарождения письменности до XVII в., когда складываются многие традиции книжной культуры общества, привычное уже и для нашего времени.

Остальная литература помогла мне дополнить и расширить информацию о книгопечатании.

Большое значение изобретению книгопечатания предавали ученые разных эпох.

В России книгопечатание началось в середине XVI века, тогда как в Европе оно утвердилось уже в 40-50 годы XV века.

В первой главе речь пойдет о начале книгопечатания, а именно о зарождении в Китае и Европе. До или после Гутенберга изобрели китайцы книгопечатание? Мы остановимся на любопытных фактах из истории жизни первого печатника Гутенберга. Он изобрел печатный станок, в основу которого была положена конструкция пресса, применяющегося в виноделии и в производстве бумаги. Кроме того, одним из главных его изобретений явилось удобное и практическое устройство для отливки литер, т.е. букв.

Во второй главе мы рассмотрим эпоху инкунабул и палеотипов; а также первые кириллические издания.

В третьей главе мы проследим причины зарождения книгопечатания в России. В Московском государстве книгопечатание было правительственным мероприятием. В Кремле в году стали выходить первые русские книги - безвыходные или анонимные издания, как принято их называть. Мы рассмотрим освоение московского типографского искусства.

§1. Иван Федоров и формирование личности

1.1. Год и место рождения. Происхождение

Мы не знаем, где и когда родился мальчик, которому при крещении дали хорошее русское имя Иван. Какие-либо документальные свидетельства об этом событии не сохранились. Однако мнений — сколько угодно. И. Галактионов с ссылкой на «одно предание» утверждает, что первопечатник «родился около 1520 г. в Лихвинском уезде Калужской губернии». В. Е. Румянцев предлагал дату «1520—1523 гг.», П. И. Березов — «20-е гг. XVI в.», И. Бас — «около 1525 г.». Известен один документ 1582 г., в котором идет речь о побоях и ранах, нанесенных «друкарем» некоему Якову Суконнику с львовского Подзамчья. Исходя из того соображения, что Иван Федоров, будучи 60 с лишним лет от роду, не мог бы вступить в драку, М. Н. Тихомиров предлагает перенести дату его рождения на 30-е гг. — около 1533 г.

Все эти точки зрения достаточно субъективны, поэтому мы не счи-таем возможным присоединиться к какой-либо из них. Указать абсолютно достоверную дату невозможно. Остается принять что-либо расплывчатое и неопределенное: «20—30-е гг. XVI в.».

Лихвинский уезд Калужской губернии, как место рождения Ивана Федорова, совершенно апокрифичен. Об этом пойдет речь ниже. Пока же отметим, что за пределами Московской Руси Иван Федоров всюду называл себя «Москвитином», «печатником з Москвы».

Выводы о происхождении Ивана Федорова могут быть только косвенными. С полным убеждением можно сказать, что первопечатник не имел никакого отношения к высшим слоям господствующих классов, где в то время были обычными родовые прозвища и фамилии, а также отчества, оканчивающиеся на «ич». Последнее строго выдерживалось и было при-вилегией. В Юго-Западной Руси была совершенно иная практика. Попав туда, многие москвичи тотчас же обзаводились отчествами на «ич». Так поступили и первопечатники, которые уже в первой напечатанной за пре-делами Московской Руси книге — Учительном Евангелии 1569 г.— име-нуют себя «Иван Федорович Москвитин» и «Петр Тимофеевич Мстиславец».

«Федоров», таким образом, не фамилия и не родовое прозвище. По-этому сведения о нашем первопечатнике в энциклопедиях и словарях правильнее было бы помещать не на букву «Ф», а под именем «Иван». Отчество «Федоров», не бывшее фамилией, не могло перейти к детям первопечатника. Сын его впоследствии именовался Иваном Ивановичем или Иваном Друкаревичем. Приписывать сыну Ивана Федорова отчество первопечатника неверно. Это приводит к таким нелепым утверждениям, как мнение И. Огиенко о том, что Иван Иванович напечатал в 1604 г. в Дермани Октоих, подписанный инициалами «ГОД».

Делались попытки установить происхождение Ивана Федорова, исходя из геральдической трактовки его типографского знака. Знак впервые появился в Апостоле 1574 г., а затем был повторен (с графическими вариантами) на страницах Букваря 1574 г., Нового завета 1580 г. и Библии 1580—1581 гг. Впоследствии он был изображен и на надгробной плите первопечатника. Знак представляет собой гербовый щит, на котором изображена изогнутая ленточка («река»), увенчанная сверху стрелкой. По обе стороны ленточки — буквы, из которых составляется имя «ШАН» (в Апостоле и Букваре) или инициалы «IQ» (в Новом завете, Библии и на надгробной плите).

Еще П. Кеппен и Е. Бандтке указывали на сходство типографского знака Ивана Федорова с польскими дворянскими гербами «Сренява» и «Дружина». Однако в последующие годы в литературе преобладали все-возможные символические толкования. В. Е. Румянцев, верный своей итальянской теории, связывал знак первопечатника с типографской маркой Альда Мануция. И. Токмаков, а впоследствии Ф. Булгаков и А. И. Некра-сов сочли изображенную на знаке стрелочку типографским угольником, который «служит здесь эмблемой типографского искусства». М. Н. Куфаев посчитал «реку» символом известного крылатого выражения древне-русского книжника «книги суть реки напояющие вселенную», а помещен-ную над «рекой» стрелу—указанием на «функциональную роль» книг— распространение просвещения. К этому курьезному мнению в последнее время вернулся Г. И. Коляда.

В. К. Лукомский в помянутой выше статье вернулся к указанию Е. Бандтке. Произведя подробные и тщательные геральдические изыскания, он сопоставил типографский знак Ивана Федорова с гербом дворянского рода Рагозиных. Отсюда следует предположение о происхождении Ивана Федорова «из русской ветви белорусского рода Рагоз». Предположение это компрометирует сам В. К. Лукомский, отмечая «непонятное отсутствие» упоминания Федоровым о своем родовом прозвании на всем протяжении его жизни, равно как и отсутствие в родовых росписях этих фамилий упоминания о «славном их сородиче».

Второе предположение Лукомского состоит в том, что Рагозины в бытность Ивана Федорова в Литовской Руси «приписали» первопечатника к своему гербу. Это мнение опровергается тем, что жизненный путь первопечатника, известный нам достаточно хорошо по многочисленным упоминаниям в актовой документации, ни разу не пересекался ни с одним из Рагозиных.

Мы считаем, что типографский знак «изобрел» сам Иван Федоров во Львове по примеру многочисленных краковских печатников, обязательно имевших собственные марки. С печатниками этими Федоров вступил в контакт тотчас же по приезде. Образцом ему могли послужить водяные знаки французской бумаги. Очень близкий по рисунку водяной знак мы нашли в рукописном Четвероевангелии (собрание Московской Синодальной типографии), в котором имеются оттиски гравированных заставок из безвыходных изданий.

1.2. Годы учения

Каких-либо документальных материалов о жизни и деятельности Ивана Федорова в Москве у нас нет. Единственным памятником ему остались напечатанные им книги. Отсутствие точною знания сплошь и рядом восполняется гипотезами. Недостатка в предположениях нет. По мнению одних авторов, дьякон Иван Федоров «приблизительно в тридцатилетнем возрасте» овдовел. «По закону он должен был постричься в монахи... Но Федоров не желал стать монахом-затворником. Оставалось заняться мирской, светской работой». Таким образом, основной побудительной причиной к возникновению книгопечатания на Руси объявляется раннее вдовство Ивана Федорова.

Когда такими утверждениями пестрит популярная литература, это еще можно понять. К сожалению, голословные утверждения встречаются и в работах Г. И. Коляды, который, например, категорически утверждает:

«Стремление к ученым занятиям продиктовало (Ивану Федорову) решение принять сан диакона. Как «Николы чюдотворца Гостунского диякон» он в соответствии с постановлением Стоглава, несомненно, был «избран» учителем. Начавшаяся подготовка к устройству типографии раскрывала перед ним гораздо большие просторы для деятельности просветителя. И его потянуло туда. Сначала Иван Федоров был справщиком...» и т. д. и т. п.

Исследователь должен чувствовать ответственность перед современ-никами, а еще больше — перед грядущими поколениями. Неосторожно брошенное слово, документально не подкрепленное предположение, будучи преданы печати, приобретают значение документа. На него начинают ссылаться, его цитируют. Так создается традиция, ошибка возводится в норму, становится фактом истории.

Где учился Иван Федоров типографскому ремеслу? Ответов на этот вопрос предлагалось немало. В учителях ходили Ганс Мейссенгейм Бог-биндер, Максим Грек, неизвестные итальянцы... В. В. Стасов даже отправлял Ивана Федорова и Петра Мстиславца в Германию учиться книгопечатанию. Все эти, с позволения сказать, гипотезы не имеют решительно никаких оснований.

Документальных материалов и по этому вопросу нет. Здесь, однако, ничто не помешает нам высказать категорическое убеждение — Иван Фе-доров работал и учился своему мастерству в типографии, которой вышли безвыходные издания.

В свое время был подробно рассмотрен вопрос об иностранных учителях наших первопечатников. Мы выяснили, что таких учителей не су-ществовало. Московские типографы самостоятельно осваивали основы полиграфической техники. Издания их постепенно улучшаются, техника совершенствуется. Они ищут — и это хорошо видно по делам рук их.

Был ли среди этих первых мастеров Иван Федоров? А. С. Зернова отвечает категорическим нет. По ее мнению, «анализ анонимных изданий со стороны шрифтов и орнамента в целом, манеры печатания, манеры нумерации тетрадей указывает на других мастеров». Как мы знаем, безвыходные издания не составляют единой группы по всем этим при-знакам. Как шрифты и орнаментика, так и «манера» печатания и нумера-ции тетрадей в первопечатных книгах различны. Если быть последова-тельным, точку зрения А. С. Зерновой следовало бы довести до крайности и утверждать, что безвыходные издания вышли по крайней мере из трех различных типографий. Выше было показано, почему такое предположе-ние неправильно.

Веские доказательства в пользу того, что Иван Федоров работал в первой московской типографии, дает анализ полиграфической техники. Наши первопечатники изобрели ряд типографских приемов, подобных которым история книгопечатания не знала. Иван Федоров заимствует некоторые из этих приемов. Он широко применяет метод набора с «пере-крещиванием» строк. Освоить его он мог только в первой московской типографии. Отсюда же заимствован метод орнаментального слепого тиснения.

Техника набора и верстки (прием «перекрещивания» строк) Апо-стола 1564 г. и Часовника 1565 г. полностью совпадает с техникой шести (из семи) безвыходных изданий. Техника двухкрасочной печати та же, что и в широкошрифтных изданиях.

Еще раз подчеркнем, что изучить все эти методы и приемы где-ни-будь в другом месте Иван Федоров не мог — ни в одной типографии мира, например, набор с «перекрещиванием» строк никогда ранее не приме-нялся. Вывод может быть лишь один — Иван Федоров принимал участие в выпуске безвыходных изданий. Именно в первой московской типографии вместе с другими мастерами ее он осваивал полиграфическую технику, шел от незнания к знанию, от неумения к мастерству.

Вывод этот логически вытекает из предпринятого ранее изучения первопечатной техники. Мы могли бы пойти дальше и высказать предпо-ложение, что Иван Федоров был из тех воспитанников Сильвестра, кото-рых благовещенский поп «на свободу попущах», «зде на Москве вскормих и вспоих, до совершена возраста, изучих, хто чево достоин, многих гра-моте, п писати и пети, иных иконного писма, инех книжного рукоделия». Но это предположение увело бы нас на стезю бездоказательных гипотез, против которых мы только что возражали.

§2. Причины введения книгопечатания в Московском государстве

Невозможно представить современное общество без книг. Однако люди прожили большую часть своей истории. Накопленные знания одно поколение передавало другому устно, или же показывая, как надо работать, чтобы обеспечить себя пищей, жильём, одеждой. Когда люди перестали жить большими группами, когда сложились первые государства, объем, и разнообразие знаний стали слишком велики, чтобы их можно было сохранить в памяти. Да и передаваться такие сведения должны были уже не только сородичам или ближайшим соседям. Нужно было изобрести письменность и размножать написанное. Уже в Древнем мире появилась письменность.

В середине XVI в. в эпоху царствования Ивана Грозного книгопечатание проникает в Московское государство. Введение книгопечатания в Москве – результат социально-экономического развития феодального общества Руси XVI в. Развитие производства и ремесла создавало необходимые технические предпосылки для учреждения в Москве типографии и перехода от рукописного способа размножения книг к более совершенному и производительному – книгопечатанию.

Эпоха книгопечатания – напряженная борьбы за укрепление централизованного государства и глубоких изменений во всем укладе русской жизни. Центральная государственная власть укрепилась, крупные завоевания Московского государства не только расширили территорию государства, но и усилили его в борьбе с бывшими захватчиками-монголами. Московское государство в этот период присоединило обширные царства Казанское и Астраханское. Одновременно с расширением государственных границ шло расширение деятельности церкви. Во вновь завоеванные области посылали многочисленных православных проповедников-миссионеров, строили церкви и монастыри. Естественно, что для новых церквей понадобились богослужебные книги в большем количестве, чем их могло дать руко-писное производство. Кроме того, рукописные книги всегда страдали недостатком, связанным со способом их изготовления, — обилием ошибок и неточностей. На это обстоятельство уже давно обращали внимание образованные люди. Ученый монах Максим Грек, вызванный из Греции в Москву при Василии III в качестве переводчика, обнаружил в рукописных книгах множество ошибок и пытался внести исправления в переводы. На церковном соборе 1551 года, получившем название Стоглавого, царь Иван IV говорил: «Божественные книги писцы пишут с неправленных пере-водов, а написав, не правят же; опись к описи прибывает, и недописи, и точки непрямые».

Единственный способ устранения этих недостатков состоял в том, чтобы перейти от ручного производства книг к механическому; так зародилась мысль о заведении в Москве типографии.

В политическом плане введение книгопечатания в Москве было одним из тех государственных мероприятий, которые проводил Иван Грозный в 50-60-х гг. XVI в. с целью укрепления самодержавия (реформа суда, создание стрелецкого войска, губные и земские учреждения и т.д.).1

В первом столетии восьмой тысячи лет, когда над Россией царствовал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руссии, вложил ему бог в ум благую мысль, как лучше устроить в Русской земле и вечную память по себе сотворить: произвести от письменных книг печатные, ради полного исправления и утверждения, скорого выполнения и дешевой цены; и ради своей славы так же бы устроить и по всей России, как у греков и в Немецких землях, в Венеции и в Италии и в Белой Руси, в Литовской земле и прочих тамошних странах, чтобы всякому православному христианину возможно было правильно и ясно прочитывать святыя книги и говорить по ним; и повелеть бы распространять их по всей Русской земле по святым божиим церквам ради прославления имени божия и пречистой богородицы и всей святых.2

В послесловии к Апостолу 1564 г. - в одном из основных источников по истории начального московского книгопечатания - указываются две причины, побудившие Ивана Грозного ввести книгопечатание в Москве: потребность в большом количестве церковных книг для вновь строящихся церквей в Москве и других городах, особенно в городе Казани «и в пределах его», и необходимость исправления «растленных» книг.

В завоеванной в 1552 г. Казани правительство Ивана IV насильственно вводило христианство среди татар и всячески поощряло тех, кто принимал крещение. Чтобы удовлетворить возросший спрос на церковную литературу, Иван Грозный повелел покупать святые книги на торгу «и в святых церквах полагати».1

И тако благоверный царь и великий князь Иван Васильевичи всея Русии повеле святая книги на торжищих куповати и в святых церквах полагати псалтыри, и евангелии, и апостолы, и прочая святыя книги. В них же мали обретошася потребни, прочий же вси растлени от преписующих ненаученых сущих и неискусных в разуме, овоже и неисправлением пищущих. И сие доиде и царю в слух, он же начат помышляти, како бы изложити печатныя книги, якоже в грекех, и в Венецыи, и во Фригии, и в прочих языцех, дабы впредь святыя книги изложилися праведно.2 Но тогда возникло еще одно затруднение - большинство книг оказалось непригодными, было искажено «несведущими и неразумными» переписчиками, содержало различные ошибки. «Порча» книг порождала ереси, вела к религиозному вольнодумству. В условиях обострения классовой борьбы в XVI в. неисправные церковно-служебные книги использовались в политических интересах противниками господствующих порядков. Ко времени начала «поисков» печатного мастерства относится «ересь» сына боярского Матвея Башкина и Артемия, бывшего игумена Троицкого монастыря. На церковном соборе, созванном для разоблачения еретиков, Матвей Башкин, используя разночтения в рукописном тексте Апостола, толковал его по-своему, «развратно». Вольнодумно толковал церковные тексты и другой «еретик», Феодосий Косой, призывавший к неповиновению властям и проповедовавший равенство всех народов.

Вопрос об исправлении церковных книг был доставлен на Стоглавом соборе высших духовных и светских сановников, созванном Иваном IV и митрополитом Макарием в 1551 г. для обсуждения необходимых реформ в государственном и церковном управлении. В постановлении Собора «О божественных книгах» было сказано: «Божественные книги писцы пишут с направленных переводов, а написав, не правят же, опись к описи прибывает и недописи и точки не прямые. И по тем книгам в церквах божиих чтут и поют, и учатся, и пишут с них». Собор постановил ввести строгую духовную цензуру, конфисковать неисправные рукописи. Однако осуществить контроль над переписыванием книг, которое велось во многих местах Русского государства, было трудно. Этот контроль можно было обеспечить лишь при централизованном способе размножения книг. Книгопечатание вызвало функциональное размежевание между печатной и рукописной книгой:

С середины XVI в. правительство Ивана IV приступило к изысканию средств и людей для освоения типографского искусства. Попытки завести в Москве книгопечатание с помощью иностранцев не увенчались успехом. Это не значит, что осваивая трудное искусство книгопечатания, разрабатывая самобытную, оригинальную технологию набора, русские первопечатники не были знакомы с существовавшим во многих странах Европы, в том числе и в славянских странах, искусством книгопечатания. И в области полиграфической техники, и в художественном оформлении первых русских печатных книг заметно иноземное влияние. По словам Ивана Федорова, великий князь Иван Васильевич «начат помышляти, как бы изложить печатные книги, якоже в грекех, в Венеции, и во Фригии и в прочих языцех». С опытом издательского дела за границей мог познакомить наших книгопечатников просвещенный писатель-публицист Максим Грек. Обучаясь в конце XV – начале XVI в. в Италии, он был близок к знаменитому в то время издателю Альду Мануцию. В 1518 г. по просьбе Василия III он приехал в Россию для исправления переводов церковных книг. В Москву он привез с собой и образцы изданий типографии Альда. Русским книгопечатникам были, разумеется, известны и другие печатные книги, созданные как в западных, так и в югославянских странах. Они сумели творчески, с учетом национальных традиций, свойственных русскому книжному искусству, переосмыслить чужой опыт, а в ряде случаев вносили и новое в технику печати.1

§3. Начало книгопечатания в России

ПОСЛЕСЛОВИЕ К "АПОСТОЛУ", 1564 г.

Изволением отца и помощью сына и свершением святого духа, по повелению благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича всея великия России самодержца и по благословению преосвященного Макария митрополита всея Русии многие церкви воздвигались в царствующем граде Москве и по окрестным местам и по всем городам царства его, особенно же в новокрещенном месте, в городе Казани и в пределах ее. И все эти святые храмы благоверный царь украшал чтимыми иконами и святыми книгами, и сосудами и ризами и прочими церковными вещами, по преданию и по правилам святых апостолов и богоносных отцов и по постановлению благочестивых царей греческих, в Царьграде царствовавших, - великого Константина и Юстиниана и Михаила и Феодоры и прочих благочестивых царей, в свое время бывших. И поэтому благочестивый царь и великий князь Иван Васильевич всея Русии повелел покупать святые книги на торгу и полагать их во святых церквах - псалтыри, евангелия, апостолы и прочие святые книги. Но из них мало оказалось годных, остальные же все искажены несведущими и неразумными переписчиками, а иные оттого, что пишущие оставляли их без исправления. И это стало известно царю, и он начал размышлять, как бы издать печатные книги, как у Греков, и в Венеции, и в Италии, и у прочих народов, чтобы впредь святые книги излагались правильно. И так возвещает мысль свою преосвященному Макарию митрополиту всея Русии.

Святитель же, услыхав, весьма обрадовался и, воздав благодарение богу, сказал царю, что мысль эта ниспослана богом и есть дар, нисходящий свыше. И так, по повелению благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии и по благословению преосвященного Макария митрополита начали изыскивать мастерство печатных книг в год 61-й восьмой тысячи (1553); в 30-й же год (1563) царствования его благоверный царь повелел устроить на средства своей царской казны дом, где производить печатное дело.

И, не жалея, давал от своих царских сокровищ делателям, диакону церкви Николы чудотворца Гостунскому Ивану Федорову да Петру Тимофееву Мстиславцу на устройство печатного дела и на их обеспечение до тех пор, пока дело их не пришло к завершению. И начали печатать впервые эту святую киигу, Деяния апостольские и послания соборные и святого апостола Павла послания в год 7070 первый (1563), апреля 19-го. На память преподобного отца Иоанна Палеврета, т.е. из древней Лавры. Окончены же были в год 7070 второй (1564), марта в 1 день при архиепископе Афанасии, митрополите всея Русии, в первый год святительства его, во славу всемогущей живоначальной Троицы отца и сына и святого духа. Аминь.

Введение книгопечатания в России стало возможно и благодаря тому уровню знаний русских людей, техническим умениям, которые позволили быстро создать "неведомый до того" печатный стан.

Одной из самых загадочных страниц в истории отечественного книгопечатания является вопрос об Анонимной типографии и безвыходных изданиях, получивших такое наименование в связи с отсутствием в них выходных сведений.

В настоящее время известны следующие издания, датируемые по бумаге, вкладным и владельческим записям, орнаментике, расположению шрифта, строк: Узкошрифтное Четвероевангелие (1553-1554), Триодь Постная (1555-1556), Триодь Цветная (1556-1557), Среднешрифтное Четвероевангелие (1558-1559), Среднешрифтная Псалтырь (1559-1560), Широкошрифтное Четвероевангелие (1563-1564), Широкошрифтная Псалтырь (1564-1565). Исследователями точно установлено их московское происхождение.

Таким образом, очевидна деятельность особой типографии в Москве в 1550 - начале 1560-х годов. Судя по тому, что в изданиях отсутствует указание на царское повеление их печатать, исследователи предполагают частный характер их производства. Тематика книг, например, выпуск Четвероевангелия, истолковывается некоторыми авторами как свидетельство принадлежности Анонимной типографии к кругам, близким к нестяжателям. Некоторые исследования показывают связь Анонимной типографии с Избранной радой Ивана IV - Адашевым, попом Сильвестром (замечательным писателем, автором Домостроя, духовником царя).

Сложным является вопрос и о работниках Анонимной типографии. В письме Ивана Грозного в Новгород называется Маруша Нефедьев – "мастер печатных дел", и другой мастер Васюк Никифоров. Исследование типографской техники печати, а также косвенные свидетельства более поздних источников говорят о работе в Анонимной типографии Ивана Федорова и Петра Мстиславца.

Значение анонимных изданий различно оценивается учеными. Одни видят в них пробные издания перед выпуском "Апостола" 1564 г., другие - продукцию частной типографии. Как бы то ни было, безвыходные издания подготовили появление "Апостола" - шедевра полиграфического искусства.

1 марта 1564 г. повелением Ивана Васильевича IV и благословением митрополита всея Руси Макария вышла первая русская точно датированная книга "Апостол", и Иван Федоров с Петром Мстиславцем вошли в историю как русские первопечатники. Исследователями установлено, что, хотя Иван Федоров и Петр Мстиславец использовали технику набора, верстки, печати, аналогичную анонимным изданиям, они трудились в самостоятельной типографии. Очевидно, что заведение новой "друкарни" требовало долгого времени. Из послесловия к "Апостолу" известно, что работа над ним велась в течение года с 19 апреля 1563 г. по 1 марта 1564 г. Для напечатания "Апостола" необходимо было отлить шрифты, сделать оборудование. Продолжительное время заняла и подготовка текста "Апостола". Он был отредактирован при участии митрополита Макария.

Судя по тому, что в "Апостоле" указаны имена царя и митрополита как непосредственных заказчиков книги, типография Ивана Федорова могла носить государственный характер, и потому вопрос о ее организации должен был решаться непосредственно царем. По мнению ученых, решение было принято в 1562 г., так как до 1561 г. успешно работала мастерская Сильвестра и потребности в типографии не было, а в мае 1562 г. царь ушел из Москвы в военные походы. Таким образом, подготовка "Апостола" 1564 г. заняла несколько лет, если считать и обустройство типографии, которая была размещена в Москве в палатах на Никольской улице.

Выбор " Апостола" для первого издания государственной типографии, несмотря на то, что эта книга не являлась первой необходимостью для вновь освященного храма (освящение и служба в храме невозможны без Напрестольного Евангелия), оправдан тем, что "Апостол" в Древней Руси использовался для обучения духовенства. В нем заключены первые образцы толкования учениками Христа Св. Писания, а несколько ранее Московские соборы выступили с осуждением ересей, причиной которых называлось неправильное толкование Св. Писания. В этом отношении издание "Апостола" еще раз показывает его государственно-национальное значение в борьбе со "смутой" путем церковного просвещения. Отпечатанная Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем первая датированная книга стала образцом для последующих изданий.

В 1565 г. в Москве Иван Федоров и Петр Мстиславец издают Часовник (двумя изданиями), книгу богослужебную по своему характеру, но, как и "Апостол" в Древней Руси, служащую для обучения, но не духовенства, а только приобщающихся к грамоте детей.

Часовник по своему полиграфическому исполнению ниже "Апостола", что может быть объяснено не только спешкой типографов, но и назначением книги, ее использованием. "Апостол" украшает фронтисписная гравюра с изображением апостола и евангелиста Луки, по преданию автора Деяний апостольских. Он изображен сидящим на низкой скамейке в плаще-гиматии, перед пюпитром, его фигура заключена в декоративную рамку, по предположению исследователей повторяющую гравюру немецкого мастера Эргарда Шена (ок. 1491-1542), помещенную в Библиях 1524 и 1540 гг., но значительно переработанную русским мастером. Орнаментика федоровских изданий отличается изяществом и во многом восходит к образцам орнаментальных украшений в рукописях и гравюрах Феодосия Изографа, но у Федорова, например, в Часовнике есть заставки, не встречающиеся в рукописях, образцы которых он, возможно, вывез из Польши.

Исследователями доказано символическое значение орнаментальных украшений в книгах Ивана Федорова, где текст и орнамент неразделимы и истолковывают друг друга.

После издания Часовника деятельность Ивана Федорова и Петра Мстиславца в Москве вскоре прекращается, и они покидают пределы Московского государства. Отъезд первопечатников (вместе с шрифтами и оборудованием) из Москвы, конечно, не был тайным, но назвать его причины однозначно невозможно. Говорили о преследованиях властей, о специальном отправлении Ивана Федорова в Литву по просьбе гетмана Г.А. Ходкевича для поддержания православия. Сам Иван Федоров в послесловии к львовскому "Апостолу" (1574 г.) пишет о людях, которые "зависти ради многие ериси умышляти", суть которых, по Федорову, заключалась в невежественном толковании их работы, возможно, по редактированию текста "Апостола". Но это мог быть лишь повод для отъезда. Считается, что Иван Федоров относился к числу людей определенного политического, религиозного направления и в период изменения внутренней политики самодержца (в 1565 г. Иван Грозный объявляет об оставлении царства, вскоре вводится опричнина) считает за благо покинуть Москву. Однако это здравое рассуждение не может быть окончательно принято, ибо, оставляя столицу, первопечатник увозит с собой оборудование, то есть государственную собственность, что без ведома власти сделать было невозможно. Как видим, причины отъезда Ивана Федорова и Петра Мстиславца из Москвы по-прежнему остаются загадкой.

В XVI в. в Москве было отпечатано всего восемнадцать наименований книг, при этом тираж в несколько сотен экземпляров считался большим. Читать в Древней Руси учились обычно по Псалтыри, книге церковных псалмов. Но были и специальные буквари или «азбуки». Первый букварь напечатал еще в 1574 г. сам Иван Федоров.

Книгопечатание в Москве развивалось и после Ивана Федорова. В столице первопечатник оставил своих учеников Никифора Тарасиева и Андроника Тимофеева Невежу. В 1567-1568 гг. они возродили московскую типографию, из которой в 1568 г. вышло первое послефедоровское издание - Псалтырь. В 1571 г. пожар уничтожил Печатный двор. В 1577 г. по поручению Ивана Грозного была организована типография в Александровской слободе, где также выпустили Псалтырь. После долгого перерыва в 1589 г. в Москве вновь начинает работать Печатный двор, на котором Андроник Невежа издает Триодь постную. Всего в XVI веке на территории Московского государства было выпущено 19 изданий, средний тираж которых составлял 1000-1200 экземпляров. Главный итог работы мастеров XVI столетия заключается в организации крупной типографии европейского типа на государственной основе Московского Печатного двора, которым до 1602 г, руководил мастер Андроник Невежа.

§4. Жизнь Ивана Федорова после отъезда в Литву

Уже в царствование Михаила Федоровича и Алексея Михайловича в Москве появилось несколько новых типографий. Еще больше их стало в XVIII в. в эпоху так называемого русского Просвещения. А в XIX в. книга уже занимала очень большое место в жизни москвичей, причем не только состоятельных. Наряду с ведомственными и специализированными издательствами, вроде университетского, синодального, в городе работали частные книгоиздательские фирмы, имена основателей которых и сегодня с уважением произносит всякий образованный москвич.

ИВАН ФЕДОРОВ (ок. 1510—5.XII. 1583)—выдающийся деятель русской культуры, первый известный по имени русский типограф, гравер, литейных дел мастер, В 1532 г. получил степень бакалавра Краковского университета. В 50-е гг.— дьякон церкви Николы в Московском Кремле. Возможно, работал еще в первой типографии в Москве, анонимно выпустившей 7 изданий в 50-е гг. С апреля 1563 по март 4564 г. И. Ф. совместно с Петром Мстиславцем работал над подготовкой текста, литьем шрифта и изготовлением гравюр для издания Апостола. Совокупность художественных приемов оформления текста, разработанная И. Ф., повлияла на все последующее русское, а также и украинское книгопечатание. В послесловии к Апостолу 1564 г. непосредственным инициатором создания типографии назван царь Иван Грозный. До 1565 г. И. Ф. и Петром Мстиславцем были напечатаны еще 2 Часовника. Через некоторое время по не вполне ясным причинам оба типографа покинули Москву и обосновались в Заблудове, имении литовского гетмана Ходкевича, впоследствии сторонника Ивана Грозного как претендента на польский престол. Существует предположение, что типографы бежали из Москвы от преследования бояр. Н. А. Мещерский выдвинул гипотезу, что они отправились в Западную Русь для проповеди православия. Этим можно было объяснить то, что И. Ф. сумел вывезти шрифт и граверные доски.

В Заблудове были напечатаны Учительное Евангелие и Псалтырь с Часословцем. Обе книги украшены заставками и инициалами. Евангелие — геральдической композицией, а Псалтырь — двумя гравюрами. Предисловия написаны И. Ф. и Г. А. Ходкевичем.

В 1572 г. И. Ф. переезжает во Львов уже без Петра Мстиславца. Там в 1573— 1574 гг. он работает над новым изданием Апостола, украшенным заставками, инициалами, концовками и тремя гравюрами. В послесловии И. Ф. рассказывает о своей типографской деятельности в Москве и Литве и о переезде во Львов. Там же в 1574 г. была издана первая восточнославянская Азбука.

В 1578 г. И. Ф. перебирается в Острог во владения князя К. К. Острожского, воеводы Киевского. Здесь он сначала печатает новую Азбуку с параллельными греко-славянскими текстами.

В 1580 г. И. Ф. издает Новый завет с Псалтырью и отдельно указатель к нему. В 1580—1581 гг. И. Ф. издает первую полную славянскую Библию по одному из списков Геннадиевской Библии (т. н. Острожская Библия) с собственным послесловием. Вышло два тиража, в каждом своя редакция текста послесловия И. Ф. В 1581 г. выходит последнее издание И. Ф.— “Хронология” Андрея Рымши на одном листе.

И. Ф. сам написал предисловие к Заблудовской Псалтыри, послесловия к Апостолу 1564 г., Львовскому Апостолу и Львовской Азбуке. В литературном отношении наибольший интерес представляет послесловие к Львовскому Апостолу, где И. Ф. пишет о том, что заставило его взяться за нелегкий труд типографа и продолжать его в самых тяжелых обстоятельствах. И. Ф. первым опубликовал древнейшие памятники славянской литературы: болгарское “Сказание о письменах” Черноризца Храбра (нач. Х в.) в приложении к Острожской Азбуке и одно из слов Кирилла Туровского в Учительном Евангелии.

Последние два года жизни И. Ф. прошли в разъездах. Известно, что в 1583 г. он посетил Краков и Вену, где показывал императору Рудольфу I свое изобретение — многоствольную пушку со съемными стволами. Попытка организовать новую типографию во Львове окончилась неудачей. В конце того же 1583 г. И. Ф. скончался во Львове и был похоронен в Онуфриевском монастыре.

Русское книгопечатание и литература конца XV-XVI вв.

Вы помните, что в Западной Европе в середине XV в. стало развиваться книгопечатание. Точно установлено, что в Москве книги начали печатать за десять лет до широко известного "Апостола" Ивана Фёдорова. Началом книгопечатания в России является 1 марта 1564 г., когда вышла на свет эта ставшая легендарной книга.

Для культурного роста России введение книгопечатания имело огромное значение. Пользоваться печатной книгой, хранить её было удобнее, чем рукописную, хотя переписка книг продолжалась ещё долгое время. Распространение книг открывало более широкие возможности общения духовными ценностями.

По неизвестным причинам Фёдоров покинул Москву и продолжал свою деятельность на Украине. Во Львове он выпустил первый русский букварь. Но в Москве печатное дело не заглохло. Его продолжали печатники Никифор Гарасиев и Андроник Тимофеев Невежа. К концу 70х гг. XVI в. в России были напечатаны основные богослужебные книги. XVI в. столетие породило немало литературных произведений, которые нередко носили острый, полемический характер. И в иносказательной форме, на примерах успешной деятельности некоего турецкого султана выразил свои взгляды Иван Пересветов, сторонник возвышения дворянства и противник бояр - "ленивых богатин".

Значительным трудом, имевшим долгий и противоречивый отклик в общественной мысли, стало сочинение монаха одного из псковских монастырей Филофея. Касаясь истории Рима и Константинополя, Филофей объяснял их падение отходом от истинной христианской веры.

Конец XV-XVI в. примечательный созданием обще русских летописных сводов. Был подготовлен грандиозный "Лицевой" (иллюстрированный) летописный труд, призванный изобразить всю историю Руси, начиная с первых киевских князей. Изрядно постарались художники, создав для него до 16000 миниатюр (маленьких картинок) на исторические темы.

Огромная работа была проделана церковными писателями под руководством митрополита Макария. Собрали жития русских святых и расположили по месяцам и дням поминовения. Труд был назван "Великие минеи-четьи". Им руководствовались при богослужениях, а как познавательное и назидательное чтение использовали в кругу семьи. Обобщением культурно-бытового уклада жизни русского народа стал свод правил под названием "Домострой", составленный Сильвестром и одобренный церковным собором. На русский язык перевели сочинения "Назиратель" о ведении сельскохозяйственных работ. Несмотря на решение Стоглавого собора создать в России много школ, это не было осуществлено.

Иван Фёдоров - основатель книгопечатания в России и на Украине. Был дьяконом одной из кремлёвских церквей в Москве. После открытия в 1563 г. в Москве типографии приступил совместно с П. Т. Мстиславцем к печатанию "Апостола", явившегося первой русской датированной печатной книгой. Спасаясь от преследования реакционных элементов, обвинявших его в ереси, Фёдоров уехал в Литву, а затем во Львов. Там Фёдоров организовал типографии. Все издания Федорова представляют собой первоклассный памятник русского типографского искусства XV в.

1. Введение.

2. Переезд из Москвы в Заблудов.

3. Во Львове. 4. В Остроге.

5. В конце жизненного пути.

Появление типографского станка – важная веха в истории культуры. До изобретения книгопечатания, по словам академика В.И.Вернадского, «человеческая личность не имела никакой возможности предохранять, хотя бы несколько, свою мысль от исчезновения, распространить ее широко, переждать неблагоприятное время и сохранить ее до лучших времен. Вечно и постоянно все создавалось и вновь разрушалось тлетворным влиянием всеразрушающего времени».

С изобретением печатного станка устное слово, будучи записано, а затем воспроизведено в десятках, сотнях, тысячах оттисков, становится активным средством воздействия на массы, орудием просвещения и воспитания, инструментом распространения знаний. Книга стала дешевле, легче в изготовлении, и, следовательно, доступнее. Она начинает играть значительную роль в истории человечества, превращается в мощное политическое и идеологическое оружие. Ее воздействие отныне можно проследить в самых различных сферах общественной жизни.

«Мы сможем и должны начинать историю нашего научного мировоззрения с открытия книгопечатания», - утверждал В.И.Вернадский.

Изобретению книгопечатания посвящены тысячи трудов. Появление способа многократного воспроизведения изображения и текста предопределило начало книгопечатания в современном значении этого слова. Воспроизведение текста с наборной формы революционизировало технику изготовления книги, открыло эру книгопечатания в современном понятии этого явления.

Принцип набора был известен человечеству с глубокой древности. На диске из Феста, относящемся ко II тысячелетию до нашей эры, найденном на острове Крит, отдельными штампиками оттиснуты знаки лишь недавно расшифрованной системы письма.

Примеры наборного принципа встречаются у Цицерона. Можно говорить о начале книгопечатания лишь тогда, когда текстовая печатная форма становится наборной.

Начало наборного печатания в Европе относят к 40-м годам XV столетия и связывают с именем брюгера из прирейнского города Майнца Иоганна Генсфлейша, чаще называемого Иоганном Гуттенбергом (между 1394 и 1399-1468 гг.).

Руководства по типографскому делу в ту пору не существовало. Опыт передавался от учителя к ученику. У каждого мастера были свои секреты, свои излюбленные приемы. Приходилось овладевать самостоятельно тонкостями ремесла, особенно при осваивании новых систем шрифта или алфавита.

Тот же путь прошел Иван Федоров(1510-1583) – основатель книгопечатания в России и Украине. По отдельным данным, учился в Краковском университете, где получил степень бакалавра.

Имя первопечатника Ивана Федорова хорошо известно как в нашей стране, так и за ее пределами. Исследования последних десятилетий открыли новые, ранее неизвестные стороны деятельности Ивана Федорова. В прошлом столетии его считали не более чем ремесленником; теперь мы видим в нем просветителя, писателя, педагога, художника, общественного деятеля.

Свою деятельность начал вместе с П.Мстиславцем в 1563 году в Москве, где напечатал первую русскую книгу «Апостол». В ней он выступил не только как печатник, а и как редактор. В издании много иллюстраций: на форзаце изображен апостол Лука. Заставки и концовки, а их 48, выполнены на высоком художественном уровне. Шрифт разработан на базе московского полуустава. Кроме «Апостола» в Москве вышло два издания «Часовника».

Но в 1566 году Иван Федоров вместе с П.Мстиславцем оставил Москву и переехал в Украину. По одной версии, это было обусловлено гонением ортодоксальной верхушки церкви, по другой – культурная миссия.

В июле 1568 года в Заблудове, небольшом местечке на западе Белоруссии, заработал станок типографии Ивана Федорова. Существовала типография недолго – около двух лет, но ее роль в истории славянского книгопечатания исключительно велика. В те далекие времена она являла собой пример дружественных связей братских народов, связей, ставших столь плодотворными в наши дни.

Когда Иван Федоров и Петр Тимофеев Мстиславец переступили границу Великого княжества Литовского, оно переживало трудную пору своей истории. В 1559 году литовцы вступили в затяжной спор с Россией, Швецией и Данией о судьбе ливонского наследства.

Основные тяготы войны ложились на плечи литовского мелкопоместного дворянства, которое в ту пору вело борьбу с крупнейшими феодалами за экономические права и за участие в политической жизни Великого княжества.

Узнав о прибытии в Великое княжество Литовское московских типографов, Г.А.Ходкевич пригласил их в Заблудов.

Шрифт, гравированные доски заставок, концовок и буквиц, а также несложный инструментарий, как известно, печатники привезли из Москвы. Не было, по-видимому, типографского стана – по указаниям Ивана Федорова его изготовили плотники. Встал вопрос о том, на каком языке печатать книги – на старославянском, применявшемся в церковном богослужении, или же на народном, белорусском. Г.А.Ходкевич хотел издать книги на белорусском языке, но принять окончательное решение самостоятельно не хотел. На совет были призваны «люди мудрые в том письме, ученые». Внимая совету, Г.А.Ходкевич решил отпечатать «Учительное Евангелие» по старым рукописям, «яко з давна писаную».

В процессе подготовки оригиналов к печати Иван Федоров пользовался богатым по тем временам собранием книг Супрасльского монастыря, находившегося неподалеку от Заблудова.

Над первенцем заблудовской типографии, «Учительным Евангелием», Иван Федоров начал работать 8 июля 1568 года и закончил 17 марта 1569 года. Летом 1569 года друг и соратник первопечатника Петр Тимофеев Мстиславец перебрался в Вильну и здесь на средства богатых купцов Мамоничей основал новую типографию. Второе заблудовское издание, «Псалтырь» с «Часословцем», Иван Федоров печатал с 26 сентября 1569 года по 23 Марта 1570 года.

В предисловии к «Псалтыри» с «Часословцем» 1570 года гетман Г.А.Ходкевич обещал финансировать славянское книгоиздательство, но «Псалтырь» оказалась последней книгой заблудовской типографии, которая вскоре после выхода издания в свет 23 марта 1570 года прекратила свою деятельность.

По словам Ивана Федорова, основной причиной закрытия типографии была старость Г.А.Ходкевича. Ивану Федорову была предоставлена возможность вести безбедную жизнь шляхтича-землевладельца, но он решил иначе: собрал типографские инструменты, шрифты, нехитрые пожитки и направил стопы свои во Львов, где в скором времени основал типографию, первую на украинской земле.

Путь Ивана Федорова во Львов не был легким. Путешествие осложнила эпидемия моровой язвы. Эпидемия свирепствовала в 1572 году, достигнув наибольшей интенсивности к осени, а затем пошла на убыль.

Иван Федоров приехал в «преименитый град» Львов осенью 1572 года. Чтобы основать типографию, нужны были немалые средства. Иван Федоров прежде всего обратился за помощью к зажиточным горожанам, но мольбы успеха не имели. Тогда Иван Федоров попросил священника объявить в церкви о приезде в город типографа и о его нуждах. На первых порах и это не возымело успеха. Львовская православная иерархия в ту пору жила конфликтом между Гедеоном Балабаном и Иваном Лопаткой-Осталовским, претендовавшими на епископское достоинство. Богатые горожане были заняты восстановлением своих домов после пожара 1571 года. Момент для создания типографии был выбран неудачный.

И все же нашлись люди, поддержавшие Ивана Федорова. «Неславные в мире» – это ремесленники-украинцы, не столь богатые, но все же достаточно зажиточные, чтобы ссудить Ивану Федорову необходимую сумму. Одно из имен может быть названо точно – Семен Каленикович, чаще называемый в документах Семеном Седляром. В 1573 году он дал в долг типографу 700 злотых. По тем временам это была большая сумма. Семен Каленикович, один из образованнейших людей своего времени, сыграл положительную роль в основании первой украинской типографии.

Во Львове Иван Федоров столкнулся с цеховой организацией ремесла. Типографов здесь не было. Не было, естественно, и такого цеха. Никто не мог запретить пришельцу заняться печатным ремеслом. Но, чтобы начать работу, нужно было изготовить типографский стан, наборные кассы, ящики для хранения шрифта. Для этого Ивану Федорову потребовался столяр. Вот тут-то и столкнулся с суровыми цеховыми законами печатник. Цех столяров строго-настрого запретил пришельцу держать у себя на службе столяра. Иван Федоров обратился в Городской совет. Жалоба рассматривалась 26 января 1573 года. Совет поддержал цеховых старшин. Типографу было запрещено постоянно держать столяра. Но он мог обратиться в цех и нанять там ремесленника, который бы, с дозволения своего мастера, сделал для Ивана Федорова необходимые работы. Однако никто из мастеров столярного цеха не захотел помочь Ивану Федорову. Тогда совет обратился за консультацией к Краковским типографам Матвею Зибенайхеру и Миколе Пренжине.

Ответ на запрос пришел 31 января 1573 года Зибенайхер и Пренжина сообщали, что «в городе Кракове книгопечатники не держат в своих домах подмастерий столярного мастерства». Если же кому из них понадобится столяр, они обращаются к цехмейстеру и за плату получают работника. Ответ удовлетворил Ивана Федорова, но цех по-прежнему отказался дать столяра.

Так или иначе, но 25 февраля 1573 года Иван Федоров начал печатать первую точно датированную украинскую печатную книгу – «Апостол», и почти год спустя закончил – 15 февраля 1574 года. В книге есть послесловие «Повесть … откуда начася и како свершися друкарня сія»,- это первый образец украинской мемуарной литературы. Одновременно, а может быть и раньше, в Львовской типографии печаталась «Азбука», первый известный нам печатный учебник кирилловского шрифта. Издание этого учебника демонстрирует Ивана Федорова как просветителя украинского народа.

В течение 1574 года Иван Федоров заботится о распространении тиража «Апостола». Часть книг типограф отдал в долг, возможно на комиссионных началах. Некоторые из должников впоследствии отказались платить, и с ними пришлось судиться.

В начале 1575 года крупный украинский феодал князь Константин Константинович Острожский, давно уже думавший об издании полной славянской Библии, пригласил Ивана Федорова к себе на службу. Увидя в этом возможность продолжать любимое дело, а также выход из финансовых затруднений, печатник согласился.

Иван Федоров покидает Львов, став «типографом и служебником его милости Константина князя Острожского». Четвертая в его жизни типография была наиболее продуктивной. За неполные четыре года – с 1578 по 1581 года – она выпустила пять изданий и среди них прославленную Острожскую Библию.

Дорога была недолгой. Типограф и его спутники переехали реку Збитенку, миновали село Межирич с древней Троицкой церковью и вскоре на высоком левом берегу реки Вилии, заросшей камышом, увидели над Замковой горой купола церкви Богоявления и высокий шпиль башни с часами, поднимавшейся над замком.

Город был окружен крепостной стеной. Попасть в него можно было через строго охраняемые ворота.

Типография Ивана Федорова находилась неподалеку от замка. Двор, на котором находились типография и школа, назывался «Булсардиновым» – он стоял на Замковой улице у подножия Замковой горы, неподалеку от костела Вознесения, построенного в XV веке, Успенского собора и Николаевской церкви.

Князь К.К.Острожский задумал грандиозный по тем временам план: выпустить в свет первую полную славянскую Библию. Для этого нужно было разработать рисунки и отлить по ним новые шрифты, выгравировать доски заставок и запастись большим количеством бумаги, что было самым трудным. Поэтому Иван Федоров решил завязать связи с бумагоделательными мастерами.

Заботы Ивана Федорова в связи с заготовкой бумаги для печатания Библии привели его в бумагоделательную мастерскую, находившуюся неподалеку от Львова – в городе Буске.

Работая в Остроге, Иван Федоров в 1578 – 1581 годах ездит во Львов, Луцк по делам, связанных с закупкой бумаги и типографских принадлежностей. Первопечатник был человеком дела.

Острожская Библия сыграла исключительно большую роль в истории культуры восточнославянских народов. В свое время она явилась для Запада своеобразным свидетельством идеологической и нравственной зрелости русских, украинцев, белорусов. Важно подчеркнуть и роль этой книги в развитии естественнонаучных и технических представлений на Руси: Библия содержала сведения по астрономии и математике, химии и географии, биологии и медицине.

Иван Федоров - фигура ренессансной поры. Как и много кто в этот период, он был разносторонне просвещен, наряду с издательским делом отливал пушки, изобрел многоствольную мортиру с частями, которые взаимозаменялись. Определенное время (на протяжении 1583 года) работал в Кракове, Вене и, возможно, Дрездене. Имел тесные связи с просвещенными людьми Европы. В частности, в Дрезденском архиве найдена переписка Ивана Федорова с саксонским курфюрстом Августом.

Свой жизненный путь Иван Федоров закончил во Львове в 1583 году. Украинский и русский народы отдают должное своему первопечатнику, а все книгоиздатели и книговеды в 1959 году начали и регулярно проводят ежегодные научные сессии, посвященные актуальным проблемам истории книги и книжному делу – «Федоровские чтения». Вышло большое количество научных трудов, посвященных жизни и деятельности «друкаря книг пред тем невиданных».

Книгопечатание на Руси

Большим культурным достижением явилось начало книгопечатания в России во время Ивана Грозного в XVI веке. Русским первопечатником был Иван Федоров: родился в 20-х годах XVI века, умер 6 декабря 1583 года во Львове. Строительство первой государственной типографии в Москве закончилось в 1563 году, а 1 марта 1564 года здесь вышла первая книга «Апостол», техническое и художественное исполнение которой было превосходным. В дальнейшем типография напечатала еще несколько книг религиозного содержания, затем деятельность ее прерывается. Иван Федоров и его помощник Петр Мстиславец, преследуемые церковными и светскими реакционерами, были вынуждены покинуть Родину и поселиться за ее пределами, став зачинателями книгопечатания в Литве, в Белоруссии и на Украине.

Послесловие "Апостола", напечатанного Иваном Федоровым во Львове. 1574.

Первая неудача не остановила Ивана Грозного, и он завел новую типографию в Александровской слободе. Но печатание развивалось сравнительно медленно.

Наряду с Иваном Федоровым в числе первых русских печатников следует назвать и Марушу Нефедьева, Невежу Тимофеева, Андроника Невежу и его сына Ивана, Анисима Радишевского, Аникиту Фофанова, Кондрата Иванова. Многие из них были и граверами и литейщиками шрифтов.

Иван ФЕДОРОВ

(1520-1583) В 1803 г., когда исполнилось 250 лет с начала русского книгопечатания и 100 лет со дня выхода первой русской газеты, историк Карамзин говорил: "История ума представляет две главные эпохи: изобретение букв и типографии".

Назвать Ивана Федорова создателем первого русского печатного станка — мало. Он первооткрыватель. С его именем связано начало книгопечатания в России.

Дата и место рождения Ивана Федорова точно неизвестны. Родился он около 1520 г. Можно считать достоверной версию о его происхождении из новгородских мастеров рукописной книги. Исторические сведения, связанные с истоками русского книгопечатания, таковы.

Первые печатные славянские книги появились на Балканах, но это были глаголические письмена, которые в России в XV—XVI вв. хождения не имели. К концу XV в. в Кракове были напечатаны первые четыре книги на кириллической основе; две из них датированы 1491 г. Имя их печатника известно — Швайпольт Феоль. Белорусский просветитель Франциск Скорина начал печатать книги на родном языке в Праге в 1517 г. Более того, известно семь книг, напечатанных непосредственно в России в 50-е годы XVI в., то есть лет за десять до первопечатного "Апостола".

Однако до сих пор не установлено точно ни место, ни дата выпуска этих книг, ни имена их печатников. "Апостол" Ивана Федорова, изданный в 1564 г. в Москве, — первая печатная русская книга, о которой известно, кто, где, зачем и когда ее напечатал. Эти сведения содержатся в летописи на выходном, или титульном, как мы теперь скажем, листе книги и в послесловии Ивана Федорова. В этом послесловии, а еще более детально в предисловии ко второму изданию "Апостола" Иван Федоров излагает историю создания русской типографии, историю бед и невзгод, обрушившихся на первопечатника русской книги.

Первая печатня в Москве была открыта в 1.563 г., и в ней 19 апреля того же года Иван Федоров и Петр Мстиславец начали работу над "Апостолом", набирая его первую страницу. "Начаша печатати... святые книги Деяния апостольска и Послания соборная и святого апостола Павла Послания". Книга вышла почти ровно через год -1 марта 1564 г.

В отличие от западноевропейских московская типография являлась не частным, а государственным предприятием, средства на создание печатни были отпущены из царской казны. Устройство типографии было поручено дьякону Николо-Гостунской церкви в Московском Кремле Ивану Федорову — опытному переплетчику, переписчику книг и резчику-художнику. Для типографии требовалось особое помещение, и решено было построить специальный Печатный двор, для которого отвели место вблизи Кремля, на Никольской улице. Иван Федоров вместе со своим помощником Петром Мстис-лавцем, белорусом из Мстиславля, принимал самое деятельное

участие в строительстве Печатного двора.

После окончания строительства началась организация самой ти-пографии, конструирование и изготовление печатного станка, отливка шрифта и т. п. Сам принцип печати подвижными литерами Иван Федоров вполне понял со слов других. Возможно, Федоров посетил в Троице-Сергиевой лавре Максима Грека, который долгое время жил в Италии и лично знал знаменитого итальянского типографа Альда Мануция. Однако технику книгопечатания вряд ли кто мог ему подробно объяснить. Федоров делал многочисленные пробы и в конце концов добился успеха, он научился отливать добротные литеры, набирать их и делать оттиски на бумаге. Федоров, несомненно, был знаком с западноевропейскими печатными книгами. Но создавая форму своих печатных букв, он опирался на традиции русской письменности и русской рукописной книги. . Первопечатный "Апостол" — наивысшее достижение типографского искусства XVI в. Мастерски изготовленный шрифт, удивительно четкий и ровный набор, превосходная верстка полос. В анонимных изданиях, предшествовавших "Апостолу", слова, как правило, не отделяются друг от друга. Строки получаются то короче, то длиннее, и правая сторона страницы извилистая. Федоров ввел шпации между словами и добился совершенно ровной линии с правой стороны страницы. В книге 46 орнаментальных заставок, выгравированных на дереве (черным по белому и белым по черному фону). Строки вязи, также гравированные на дереве, как правило, печатались красной краской, выделяя начало глав. Ту же роль выполняют 22 орнаментальные "буквицы", то есть инициальные или заглавные буквы. Иван Федоров применил совершенно своеобразный, нигде более не встречающийся способ двухцветной печати с одной печатной формы.

В 1565 г. в Москве Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем была выпущена еще одна книга — "Часовник". Иван Федоров и его товарищ в Москве были людьми весьма заметными и уважаемыми. Но опричнина, введенная Иваном Грозным, внушала им большое беспокойство. "На нас многие зависти ради многие ереси умышляли", — писал впоследствии Иван Федоров, объясняя свой и Метиславца отъезд в Белоруссию, которая тогда принадлежала Польской Литовскому государству. Так что Иван Федоров и Петр Мстиславец выпустили в Москве всего две книги, но и этого вполне достаточно, чтобы Иван Федоров навсегда остался первопечатником Руси. Имевший церковный сан дьякона, Иван Федоров вывез из Москвы не только жену и детей, но и необходимые для продолжения книгопечатания инструменты и материалы.

Вскоре Федоров и Мстиславец смогли возобновить работу в Литве, в имении гетмана Ходкевича в Заблудове. Здесь в 1569 г. было напечатано "Евангелие Учительное". В отличие от московских эта книга была не богослужебной и предназначалась для домашнего чтения. Из имения Ходкевича Иван Федоров в 1572 г. переехал во Львов, несмотря на то, что Ходкевич в награду за труды подарил Федорову сельцо, где первопечатник мог заниматься земледелием, безбедно жить. Но Федоров отказался от оседлой жизни, считая свою печатную деятельность апостольским служением. (Апостолами, что в переводе с греческого значит "посланные", назывались ученики Христа, которых он отправил по всему миру рассказывать о себе.)

Во Львове 14 февраля 1574 г. вышла первая на Украине точно датированная печатная книга, так называемый львовский "Апостол";

Шрифт и часть заставок в этой книге были заимствованы из москов-ского "Апостола", но концовки и узорные инициалы были изготовлены заново. В том же году в Львове Иван Федоров впервые напечатал книгу для русских детей — "Азбуку".

Второе издание "Азбуки" вышло в 1576 г. в городе Остроге, куда Федорова пригласил князь Константин Острожский. В 1580 г. Федоров выпустил Новый завете Псалтирью небольшого формата, удобного для чтения. Это первая книга в русской истории, которая сопровождена алфавитно-предметньм указателем.

Но настоящим подвигом Ивана Федорова являлась колоссальная работа над полной славянской Библией. Этот гигантский Труд занимал 1256 страниц. Федоров и его помощники использовали не только греческий, но и еврейский текст Ветхого завета, а также чешский и польский переводы. А в основу был положен текст Геннадиевской Библии.

Именно к этой "Острожской библии", как называют ее теперь историки, восходит тот славянский библейский текст, который существует и в современных изданиях. На подобный героический труд, да еще впервые в истории России, был способен только незаурядный человек, Иван Федоров именно таким и являлся. Он в совершенстве владел несколькими языками — греческим, латинским, польским. Отлично разбирался в тонкостях церковно-славянской грамматики.

"Острожская библия", вышедшая в 1580—1581 гг., была последним печатным трудом Федорова. После Библии Федоров выпустил лишь "Хронологию" Андрея Рымши — первое сочинение светского характера, отпечатанное на Украине. Князь Константин Острожский охладел к издательской деятельности Федорова, и первопечатнику снова пришлось искать средства для продолжения дела его жизни.

В эти годы Иван Федоров изобретает разборную пушку и занимается усовершенствованием ручных бомбард. В поисках заказчика он отправляется из Львова в далекое и нелегкое по тем временам путешествие — в Краков и Вену, где встречается с императором Рудольфом II и демонстрирует ему свое изобретение. Рудольфа II оно вполне удовлетворило, но от условий, выдвинутых Федоровым, он отказывается. Тогда Иван Федоров написал письмо саксонскому кур-фюрту Августу: "...Итак, я владею искусством изготовления складных пушек... каждую без исключения такого рода пушку можно разобрать на отдельные, строго определенные части, а именно на пятьдесят, сто и даже, если потребуется, на двести частей..." Об изобретении в письме говорится неясно, можно лишь судить, что это была многоствольная мортира с взаимозаменяемыми частями.

Возвращаясь во Львов, Федоров занемог и 3 августа 1583 г. "впал в болезнь к смерти". Иван Федоров скончался в одном из предместий Львова, которое называется Подзамче. Умер он в бедности, не имея средств, чтобы выкупить заложенное ростовщику типографское имущество и отпечатанные книги.

Его похоронили на кладбище при храме святого Онуфрия, храм принадлежал Львовскому православному братству. На могиле Федорова был поставлен надгробный камень с надписью: "Друкарь книг, пред тым невиданных". В этих словах содержится, быть может, наиболее точная характеристика великого дела, совершенного Иваном Федоровым.

О жизни и деятельности Ивана Федорова известно не очень много. То, что мы о нем знаем, известно из выпущенных мастером книг, вернее из послесловий к ним, которые он писал к каждому из своих изданий. Первая точно датированная печатная книга на русском языке "Деяния Апостольские" ("Апостол") вышла в свет в Москве в государственной типографии. Это великое событие для Руси произошло в марте 1564 г. По распоряжению Ивана IV в 1553 г. в Москве была создана большая государственная типография - Государев Печатный двор. Ее руководителем был дьякон Николо-Гостунской церкви в Московском Кремле Иван Федоров.

Работа над книгой продолжалась с 19 апреля 1563 г. по 1 марта 1564 г. Выход в свет "Апостола" и принято началом книгопечатания на Руси. Вместе с тем известен ряд изданий "анонимной" типографии, работавшей в Москве в начале 50-х гг. XVI в., и, таким образом, Ивана Федорова следует считать лишь продолжателем книгопечатания в России. В издании и оформлении книги Ивану Федорову помогал Петр Тимофеев Мстиславец (т.е. уроженец белорусского города Мстиславль). Книга напечатана "старопечатным" стилем, который разработал сам Иван Федоров на основе московского полууставного письма середины XVI в., и богато орнаментально украшена. В конце "Апостола" было помещено обстоятельное послесловие, в котором рассказывалось, кто печатал, где, как и когда была основана московская типография. В октябре 1565 г. в свет двумя изданиями вышла следующая книга Ивана Федорова - "Часовник" ("Часослов"). "Часовник" являлся сборником молитв, который использовался при богослужении; по нему же обучали на Руси грамоте детей.

В 1566 г. с согласия царя Ивана IV Васильевича печатники, захватив с собой часть типографских материалов, навсегда покинули Москву и переехали в Великое Княжество Литовское. Причиной отъезда были нападки со стороны земского духовенства и боярства, как впоследствии писал сам Федоров в предисловии к львовскому изданию "Апостола" 1574 г., он испытал гонения от "многих начальник и священоначальник". Другой причиной отъезда печатников из Москвы было, в условиях угрозы создания союза-унии Великого Княжества Литовского с Польским королевством, распространение печатного слова в целях православной пропаганды в Белоруссии и на Украине. В 1569 г. в имении великого гетмана Григория Александровича Ходкевича, Заблудове, печатниками на средства последнего была основана новая типография, где были напечатаны "Учительское евангелие" (1569 г.) - собрание святоотеческих слов и поучении на воскресные и праздничные дни и "Псалтырь" с "Часословцем" (1570 г.). В этих книгах Иван Федоров впервые назвал себя "Иваном Федоровичем Московитином", т.е. выходцем из Москвы. Последняя книга была напечатана уже одним Иваном Федоровым, так как Петр Мстиславец уехал в Вильно. Из Литвы, испытав "беды и невзгоды всяческие и самые злейшие", Иван Федоров перебрался во Львов. Здесь в 1574 г. он издал "Апостол" и первый славянский печатный учебник - "Азбуку" (сохранился лишь один экземпляр издания "Азбуки", который хранится в настоящее время в библиотеке Гарвардского университета США).

В дальнейшем Иваном Федоровым была основана новая, четвертая по счету, типография в родовом имении киевского воеводы князя Константина Константиновича Острожского - Остроге. Здесь им были изданы пять изданий - "Азбука" (1578 г.), "Новый завет" и "Псалтырь" (1580г.), алфавитный предметный указатель к новому завету - "Книжка собрание вещей нужнейших вкратце скорого ради обретения в книге Нового завета по словесам азбуки" (1580 г.), совместно с Герасимом Смотрицким - замечательный памятник мирового типографского искусства, первая полная славянская библия, получившая название "Острожская Библия" (1580-1581 гг.) и первый печатный календарь-листовку на двух страницах "Хронология", составленный приближенным князя Радзивилла белорусским поэтом Андреем Рымшей (1581 г.). Книги Ивана Федорова поражают своим художественным совершенством, многие из них хранятся сейчас в музеях и частных коллекциях Москвы, Санкт-Петербурга, Киева и Львова, а также - в Польше (Варшаве и Кракове), Югославии, Великобритании, Болгарии и США.

Средневековое книгопечатание

История развития.

Предыстория. Невозможно представить современное общество без книг. Однако люди прожили большую часть своей истории. Накопленные знания одно поколение передавало другому устно, или же показывая, как надо работать, чтобы обеспечить себя пищей, жильём, одеждой. Когда люди перестали жить большими группами, когда сложились первые государства, объем, и разнообразие знаний стали слишком велики, чтобы их можно было сохранить в памяти. Да и передаваться такие сведения должны были уже не только сородичам или ближайшим соседям. Нужно было изобрести письменность и размножать написанное. Уже в Древнем мире появилась письменность. Греки усовершенствовали финикийский алфавит, создали целую культуру письма. Писали в Древнем мире на разных материалах: папирус, глиняные таблички, восковые дощечки, остраконы... В III в. до н.э. возникла самая известная библиотека древности - Александрийская в Египте. В I в. до н.э. в ней было около 700 тыс. свитков. Появился новый прочный материал - пергамент.

Средние века. Но потребность в размножении текстов становилась всё больше, а возможности переписчиков были ограничены. Для того, чтобы решить эту проблему, в китайских монастырях стали вырезать из дерева рельефные тексты и иконы в зеркальном отражении. Постепенно изготовление книг увеличилась. Книги были дорогими. Бумага пришла в Европу от арабов. Предполагают, что они заимствовали способ её изготовления у китайцев. Дешевизна материала позволила выпускать гораздо больше книг, чем это было возможно раньше. На Руси книги появились с появлением христианства. Новгородцы писали друг другу письма на бересте. В XIV - XV вв. в Европе изготовление книг вышло за стены монастырей. Теперь этим занимались не церковные служители, а ремесленники; торговали книгами купцы. Изготовление бумаги за два века распространилось по всей Европе. И наконец, Иоганн Гутенберг, ювелир, гравёр, резчик по камню, изобрёл книгопечатание. Он первым применил разборный шрифт, хотя считается, что в Европе у него всё таки есть предшественники. Металлические буквы-литеры для шрифта отливали из сплава, в котором преобладал свинец. Их помещали в наборную кассу, откуда наборщик брал необходимые и подбирал в особой рамке строку. Строку выкладывали на наборную доску. Набор для страницы обматывали суровой ниткой, чтобы он не разъезжался, и смазывали типографской краской из сажи и льняного масла (олифы). На набор укладывали помещённый в рамку лист увлажнённой бумаги. Просушив лист, на нём делали оттиск текста оборотной стороны. Печатный станок был ручным. Готовые листы разглаживали под прессом, складывали в кипы, разравнивали и переплетали. Первые книги Гутенберга появились в Германии в 40-х гг. XV в. Почва для этого изобретения была подготовлена: к концу 1500 г. книги выпускали уже в 200-300 городах Европы, где действовало 1100-1700 типографий. В них было отпечатано 35-45 тыс. изданий, а общий тираж их мог доходить до 20 млн. За первые 50 лет книгопечатания человечество получило книг больше, чем за сотни лет до этого. В XV в. книгопечатание распространилось по всей Европе. В Восточной Европе одним из первых деятелей книгопечатания был Франциск Скорина. Он хорошо знал церковно-славянский язык. В 1560-х при царе Иване Грозном в Москве возникла первая типография. Имя основателя и месторасположение неизвестны. В 1564 г. первопечатники Иван Фёдоров и Пётр Мстиславец выпустили первую российскую книгу - Апостол. Известны мастера средневекового книгопечатания на Руси: Андроник Невежа, Анисим Радишевский. В XIX в. появилась полиграфическая индустрия. Книги стали доступны всем. Иоганн Гутенберг родился в 1394 году в городе Майнце. Его отец занимал почётную и доходную должность. Он следил за чеканкой монет в Майнце. В 1530-х семья временно уехала в Страсбург. Источников, рассказывающих о том, где учился Иоганн Гутенберг, не найдено. Несмотря на это, его биографы высказывают обоснованные предположения, что изобретатель книгопечатания получил хорошее начальное и высшее образование. Чтению и письму Иоганн научился при монастыре или церковном братстве. Здесь он овладел азами латыни. Почти все издания, приписываемые Гутенбергу, напечатаны на латинском языке. Изобретатель, вероятно, хорошо владел этим языком, а также был хорошо знаком с естественными науками и богословием. Существуют косвенные доказательства, что Иоганн Гутенберг учился в Эрфуртском университете. Находясь в Страсбурге, Иоганн Гутенберг проводил первые опыты книгопечатания, стараясь держать их в тайне. Одновременно с этим он занимался изготовлением зеркал и обучал этому несколько учеников. Принято считать, что изобретение книгопечатания произошло около 1440 года. Иоганн Гутенберг к этому времени, скорее всего, уже вернулся в Майнц. В 1440-х Гутенберг напечатал первые наборные книги: это были так называемые Донаты (пособия по грамматике) и календари. Совместно со своим учеником Петером Шеффером Гутенберг в середине 1450-х гг. напечатал наиболее известные первые наборные издания: 42-строчную Библию (на странице помещалось 42 строки) и Псалтырь. Гутенберг продолжал работать до середины 1460-х годов. Он получал множество заказов. Иоганн Гутенберг умер в 1468 году в возрасте 74 года.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении