Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Контрольная «Роланд-идеальный герой французского героического эпоса» по Зарубежной литературе (Пронин В. А.)

Министерство образования РФ

Московский государственный университет печати

Кафедра издательского дела и журналистики

Контрольная работа по дисциплине: основы зарубежной литературы

На тему: Роланд-идеальный герой французского героического эпоса

Выполнила: студентка группы ЗКЖ

Казеннова А.Д.

Москва,2009 Роланд-идеальный герой французского героического эпоса.

План:

1. История французского эпоса

2. Исторические предпосылки и идейный замысел

3. О чем же повествует песнь о Роланде?

4. Персонажи эпоса. Роланд –идеал рыцаря.

5. Доспехи Роланда

6. Оливьер и Роланд

7. Заключение ИСТОРИЯ ФРАНЦУЗСКОГО ЭПОСА

Э́пос (от греч. — «слово», «повествование») — поэмы о героях, возникающие на ранней стадии развития литературы. Эпос романских народов — французов и испанцев — целиком укладывается в рамки X—XIII вв. Только с IX в. отчетливо выделяются романские языки и начинается на них литературное творчество. Не ранее чем ко второй половине VIII в. относятся исторические события, отголоски которых слышны в эпосе. Это, разумеется, не исключает того, что народная поэзия романских народов унаследовала какие-то элементы фольклорной традиции германцев, создавших на этой территории первые «варварские государства» — франков и визиготов.

Переход от народной латыни к старофранцузскому языку и начало этнической консолидации будущих французов, а также первый этап феодализации падают во Франции на эпоху Каролингов (VIII—IX вв.). Эта эпоха выступает в героической поэзии как своего рода эпическое время. Самый выдающийся из Каролингов, коронованный в 800 г. западноримским императором Карл Великий стал эпическим королем, неизменно благородным, величественным и могучим «седобородым Карлом», властителем эпической «милой Франции». Поэмы эти именуются "жестами" (от французского "chansons de geste", что буквально значит "песни о деяниях" или "песни о подвигах"). Они имеют различный объем - от 1000 до 2000 стихов - и состоят из неравной длины (от 5 до 40 стихов) строф или "тирад", называемых также "лэссами" (laisses). Строки связаны между собой ассонансами, которые позднее, начиная с XIII века, сменяются точными рифмами. Поэмы эти предназначались для пения (или, точнее, декламации нараспев). Исполнителями этих поэм, а нередко и составителями их были жонглеры - странствующие певцы и музыканты. Жонглеры исполняли поэмы напевным речитативом, аккомпанируя себе на маленькой арфе или виоле. Они выступали в рыцарских замках и на городских площадях во время ярмарок. Дошедшие до нас книжные поэмы хранят весьма отчетливые следы устной эпической традиции. Первоначальный объем героических песен был, вероятно, невелик. Большие поэмы исполнялись в несколько приемов, о чем свидетельствуют встречающиеся через определенные промежутки как бы краткие резюме предшествующего изложения или намеки, предваряющие предстоящий рассказ, чтоб заинтересовать слушателей.

Впрочем, упоминание о еще несовершившихся событиях, «забегание вперед» — не только профессиональный прием устного рассказчика, он имеет и чисто художественное значение: рассказчик обращает внимание слушателей на перспективу драматического развертывания событий, на печальную судьбу героев.

Во французских жестах немало всякого рода эпических клише, постоянных эпитетов, повторов, параллелизмов и т. п. Часто в сходных выражениях описывается собирание войск, поединок

мечами или копьями, рукопашная схватка, поношение врага перед боем, сожаление о погибшем герое, преследование убегающего противника, сон и отдых, приближение гостя, вооружение и т. п.

Заключительная строка строфы часто повторяется с некоторыми изменениями в начале следующей. Темы, фигурирующие в одной строфе, повторяются и развиваются в следующих, причем это «подхватывание» выражается порой в весьма четких структурных формах.

Эпическое творчество средневековых французов отличается редким богатством: только до нашего времени дошло около 100 поэм. Их принято делить на три цикла (или "жеста").

Цикл королевский.

Он повествует о мудром и славном короле Франции Карле Великом, о его верных рыцарях и коварных врагах.

Цикл Гильома де Оранжского (или "верного вассала").

Эти поэмы привязаны к событиям, происходившим после смерти Карла Великого, когда на троне оказался его сын Людовик Благочестивый. Теперь король изображен как человек слабый, нерешительный, неспособный управлять страной. Противопоставлен Людовику его верный вассал Гильом де Оранжский — истинный рыцарь, мужественный, деятельный, верная опора страны.

Цикл Доона де Майанса {или "баронский цикл").

Героические поэмы, входящие в этот цикл, связаны с событиями IX—XI вв. — временем заметного ослабления королевской власти во Франции. Король и феодалы находятся в состоянии неутихающей вражды. Причем воинственным феодалам противостоит король, вероломный и деспотичный, неизмеримо далекий по своим достоинствам от величавого Карла Великого.

Недолгий поход превратился в семилетнюю войну, цель которой в интерпретации жонглеров стала исключительно благородной: Карл хотел обратить неверных сарацин в христианскую веру. Король изрядно постарел, в песне говорится, что седобородому старцу двести лет. Это подчеркивает его величие и благородство. Сарацины были собирательным наименованием арабских племён, вторгшихся на Пиренейский полуостров.

Они были мусульманами, а не язычниками. Но для сказителей они были просто нехристями, которых должно наставить на путь истинной веры.

Хруодланд стал Роландом, но главное он обрёл исключительное богатырское могущество. Вместе со своими сподвижниками: рыцарем Оливьером, епископом Турпином и другими храбрыми рыцарями, он на поле брани уложил тысячи врагов. У Роланда и необыкновенные боевые доспехи: меч Дюрандаль и волшебный рог Олифант. Стоило ему затрубить в рог, и король, где бы он ни был, услышал бы его и пришёл ему на помощь. Но для Роланда величайшая честь погибнуть за короля и милую Францию. Его патриотизм контрастирует с предательством его отчима Ганелона, вступившего в подлый сговор с противниками франков.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И ИДЕЙНЫЙ ЗАМЫСЕЛ

Идейный замысел сказания о Роланде выясняется из сопоставления «Песни о Роланде» с теми историческими фактами, которые лежат в основе этого предания. . 778 года на самом деле происходил военный поход под началом Карла Великого и тогда же в ущелье погиб большой отряд воинов во главе с графом Роландом. Но автор эпического произведения довольно свободно трактует эти события. Песня создана уже в XI веке, т.е. позже после обозначенных событий. В конце концов, автор волен на художественный вымысел, создавая более полные образы героев, описывая их внутренний мир. Автор изменяет или интерпретирует и целиком реальные исторические детали. Например, на самом деле отряд Роланда погиб от племени басков, которые были христианами, но в произведении баски заменены на сарацин (арабов). В конце концов, вопрос художественного вымысла и исторической правды остается дискуссионным и неоднозначным: насколько автор произведения имеет право изменить и осмыслить исторические события? Никто из читателей, критиков или литературоведов не может дать однозначный ответ.

Центральное место в королевском цикле занимает "Песнь о Роланде". Поэма дошла до нашего времени в нескольких рукописных списках, наиболее авторитетным из них считается "Оксфордский вариант", названный так по месту, где он был найден, — библиотеке Оксфордского университета. Запись датируется XII в., опубликована поэма впервые в 1837 г.

Трагедия, а не ликование победы, необходима эпосу. Необходима потому, что именно трагедия и определяет высоту героики поэмы. Героическое, по представлениям того времени, это неслыханное, невероятное, избыточное. Именно только в те моменты, когда жизнь и смерть как бы сходятся воедино, герой и может проявить свое невиданное величие, Роланда предает его отчим Гвенелон; и поступок предателя оправдания не знает. Но, согласно поэтике эпоса, смерть нужна Роланду — только благодаря ей он восходит на высшую ступень своей славы.

Но если судьба героя решается в трагическом ключе, то судьба истории — в свете поэтической идеализации. Так возникает вопрос о правде истории и правде эпоса, или специфике эпического историзма.

Эпос привязан к истории. Но в отличие от летописи он не стремится к передаче точных фактов, дат, судеб исторических лиц. Эпос не летопись. Эпос — история, созданная народным поэтическим гением. Эпос выстраивает свою модель истории. Он судит об истории по самому высокому счету, выражает ее высшие тенденции, ее дух, ее конечный смысл. Эпос — история в свете ее героической идеализации. Важнейшее для эпоса — не сущее, а должное.

В яркой форме эти особенности отражены в "Песне о Роланде". Героическая поэма французов, связанная с событиями исторической жизни VIII в., говорит не только о том, что действительно было тогда, но в еще большей степени о том, что должно было произойти.

О ЧЕМ ЖЕ ПОВЕСТВУЕТ ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ?

«Песнь о Роланде» повествует о битве в Ронсевальском ущелье, в Пиренеях, французского отряда, подвергшегося нападению сарацин (мавров) в конце испанского похода Карла Великого. Арьергард французского войска, возглавленный племянником и любимцем Карла Роландом, героически погибает во имя «милой Франции» и христианства, сражаясь с несметными полчищами мавров-мусульман. Главным виновником гибели отряда представлен отчим Роланда — Ганелон, из ненависти к пасынку вступивший в сговор с царем Сарагосы Марсилием. За смерть Роланда, его друга Оливье и всех «двенадцати пэров» мстит Карл, истребивший огромную армию, собранную с разных концов мусульманского мира. Ганелон казнен после окончательно изобличившего его «божьего суда» — судебного поединка его противника (Тьерри) и родича (Пинабеля).

Развитие действия отчетливо включает завязку (предательство Ганелона), кульминацию (битва) и развязку (месть Карла), которые, в свою очередь, делятся каждая на два этапа, по-своему между собой контрастирующие. Завязка включает в себя посольство Бланкандрина и посольство Ганелона, кульминация — два сражения с ратью Марсилия (одно успешное, другое гибельное для франков), развязка — месть сарацинам и месть Ганелону.

Принцип контраста лежит в основе системы образов: Роланд противопоставлен королю Карлу, Оливье и Ганелону. Величественный, могучий император Карл выступает как эпический монарх, а его юный племянник — активное действующее лицо, инициатор и главный участник основных событий. Роланд — типичный для эпоса героический характер, подобно Ахиллу, Гильгамешу и т. п. Ему также свойственна неистовость, безмерность (démesure — по определению французского эпоса), богатырская переоценка своих сил. Роланд отказывается вовремя затрубить в рог и призвать на помощь Карла Великого. По этому поводу и возникает конфликт с разумным Оливье.

Разумен Оливье, Роланд отважен,

и доблестью один другому равен.

(Перевод Ю. Корнеева)

Оливье при всей своей личной отваге выполняет в поэме как бы и роль эпического резонера, а истинный герой — Роланд с его богатырским удальством. В «Песни о Роланде» достигнуто понимание диалектики героического характера, не менее глубокое, чем в «Илиаде» («гнев Ахилла»). Трактовка богатырского своеволия выступает в форме «трагической вины»: поскольку Роланд отказался вовремя затрубить в рог, то он в известной мере повинен в гибели и своей, и своего отряда, но эта вина вытекает из его самых привлекательных качеств. Вину Роланда нельзя, конечно, поставить ни в какое сравнение с поступком изменника Ганелона. Богатырское своеволие Роланда не может умалить его верности «милой Франции» и активности в ее интересах (в этом его отличие от Ахилла). Ганелон, лицемерно сохраняющий личную вассальную верность Карлу, из эгоизма, из ненависти к Роланду предает «милую Францию». В этом плане образ Ганелона противопоставлен Роланду. Когда эпос выходит за родо-племенные границы, образ изменника, повинного в проигранной битве, становится характерной фигурой (ср. Витеге в песнях о Дитрихе Бернском и особенно Вук Бранкович в сербских юнацких песнях о Косовской битве с турками).

В героической поэме образы делятся обычно на три группы. В центре — главный герой, его товарищи по оружию, король, выражающий интересы государства. Другая группа — плохие соотечественники: предатели, трусы, инициаторы смут и раздоров. И наконец враги: к ним относятся захватчики родной земли и иноверцы, очень часто эти качества совмещены в одном лице.

Эпический герой — это не характер, а тип, и его нельзя уравнять с историческим лицом, имя которого он носит. Более того, прототипа у эпического героя нет. Его образ, созданный усилиями многих певцов, обладает целым набором устойчивых чет. На определенном этапе эпического творчества эта поэтическая "модель" связывается с именем конкретного исторического лица, охраняя уже присущие ей качества. Несмотря на парадоксальность, относительно эпоса верно утверждение о "вторичности прототипа". Определяющее свойство эпического героя — исключительность. Все, чем он обычно наделен — сила, мужество, дерзость, строптивость, неистовство, самоуверенность, упрямство, — исключительно. Но эти черты — не знак личного, неповторимого, а общего, характерного. Проходит на миру и носит публичный характер и эмоциональная жизнь героя. Наконец, и задачи, решаемые героем, связаны с достижением целей, стоящих перед всем коллективом.

ПЕРСОНАЖИ ЭПОСА .РОЛАНД -ИДЕАЛ РЫЦАРЯ.

Роланд — идеал доблестного рыцаря. Но Роланд не только храбрый рыцарь и верный вассал короля Карла; в своем героизме он движим и высоким патриотическим чувством любви к родине — «милой... сладостной Франции». Свой воинский долг он понимает не только как дело личной чести феодала, но и как дело чести родной страны.

Подоспев к месту битвы, Карл настигает бежавших в страхе сарацинов и разбивает их войско. Вернувшись во Францию, он собирает баронов со всех концов империи, чтобы судить Ганелона. Предателя казнят.

Изменник Ганелон противопоставлен в поэме идеальному рыцарю, воплощающему честь и верность,— Роланду. В Ганелоне, предавшем родину из-за личной вражды к Роланду, показаны черты человека, которые народ осуждал.

Во всех песнях о подвигах отражены идеалы рыцарской эпохи — воинская доблесть и честь, боевая дружба, верность рыцаря своему королю. Но в «Песни о Роланде» впервые в западноевропейской поэзии выражен и общенародный взгляд на исторические события.

Отметим, что в процессе развития эпоса менялась и главная черта героя. В ранних формах эпоса такой чертой была сила, затем на первый план выдвигалась смелость, мужество, как осознанная готовность свершить любой подвиг и если нужно — принять смерть. И наконец еще позже такой чертой становится мудрость, разумность, естественно, в сочетании с отвагой и мужеством. Не случайно, что в "Песнь о Роланде" в качестве более поздней вставки вводится образ Оливье, побратима Роланда: "Разумей Оливье, Роланд отважен, и доблестью один другому равен". Вступая в спор с Роландом, Оливье утверждает: "Быть смелым мало — быть разумным должно".

Главное и единственное призвание героя — его ратное, воинское дело. Личная жизнь для него исключена. У Роланда есть невеста Альда, бесконечно преданная ему. Не в силах перенести весть о смерти возлюбленного» Альда скончалась в те минуты, когда к ней пришло роковое известие. Сам же Роланд ни разу не вспоминает об Альде. Даже в предсмертные минуты ее имя не появилось на устах героя, а его последние слова и мысли были обращены к боевому мечу, к милой Франции, Карлу, Богу.

Долг верного вассального служения — вот смысл жизни героя. Но вассальная преданность состоятельна только тогда, когда служение отдельному лицу является служением коллективу, воинскому содружеству. Родине. Так понимает свей долг Роланд. В отличие от него Гвенелон служит Карлу Великому, но не служит Франции, ее общим интересам. Непомерное честолюбие толкает Гвенелона на не знающий прощения шаг — предательство.

Мое особое внимание как читателя предрасполагает главный образ произведения - образ Роланда. Можно было бы переповедать сюжет, но в самой «Песне…» сказано достаточно о нем, даже самые слова Роланда достаточно характеризуют героя:

Могучий Карл промолвил к Роланду: «Лишая здесь с тобой, дорогой граф, Всего своего я войска половину, Оно тебя от смерти спасет». «Этого не надо, - ответил Роланд, - Себя и род свой я не посрамлю! Оставьте с мной двадцать тысяч франков и идите спокойно: пока я жив - Никто вас уже никак не потревожит».

Возможно, кто-то назвал бы мужество Роланда самоуверенностью, а мне кажется, что именно на таких людях и держится наш мир. Именно таким людям и происходят все главнейшие победы, а другие, не такие смелые, , не теряют надежды на лучше. Рядом с Роландом в произведении действует Ганелон - отчим Роланда. Ганелон - измены. Измене нет прощения. Каждый раз испытываю удивление, когда в произведениях, написанных десятки или и сотни лет тому, встречают темы и проблемы, актуальные для всех времен, или действуют типы персонажей, которые выдаются целиком реальными и правдоподобными.

Роланд стал на самом деле народным героем, позднее этот образ переходил с одного произведения к другому, странствуя и литературными произведениями, и народными. Что же именно привлекает людей в оскорблении Роланда? Мне кажется, есть определенные черты, которые остаются стоимостными безотносительно к времени, исторической эпохе, народу и т.п.. Именно такие черты имеет Роланд. Роланд возникает перед читателем охранником своей Родины, мужественным и сильным, настоящим рыцарем, и вместе с тем верным подданным своего сюзерена - Карла Большого. Объединяя в себе мужество, решительность с религиозностью, благородством, Роланд становится одним из центральных героев давнего французского эпоса.

Роланд в поэме — могучий и блестящий рыцарь, безупречный в выполнении вассального долга, сформулированного поэтом так:

Вассал сеньору служит своему, Он терпит зимний холод и жару, Кровь за него не жаль пролить ему.

Он в полном смысле слова — образец рыцарской доблести и благородства. Но глубокая связь поэмы с народно-песенным творчеством и народным пониманием героизма сказалась в том, что все рыцарские черты Роланда даны поэтом в очеловеченном, освобожденном от сословной ограниченности виде. Роланду чужды эгоизм, жестокость, алчность, анархическое своеволие феодалов. В нем чувствуется избыток юных сил, радостная вера в правоту своего дела и в свою удачу, страстная жажда бескорыстного подвига. Полный гордого самосознания, но вместе с тем чуждый какой-либо спеси или своекорыстия, он целиком отдает свои силы служению королю, народу, родине.

В его образе воплотились представления французского народа о рыцарстве, героизме и патриотизме.

Неустрашимый и гордый, Роланд душой и сердцем предан своему королю Карлу, ради которого храбро сражается с коварными сарацинами, завоевывает новые земли. Друзья и преданные вассалы всегда придут на выручку и поддержат смелого рыцаря:

Чудесен бой, и грозен он, и страшен.

Роланд и Оливер разят исправно,

Архиепископ им не уступает,

И с ними пэров Франции двенадцать;

Французы все сражаются в согласье.

Не уйти неверным от тяжелого франкского меча, однако и Французам немало досталось. За гибель многих соотечественников Роланд чувствует себя виноватым, однако война есть война — тут уж ничего нельзя поделать:

Бароны франкские, кончину

Пришлось из-за меня вам здесь найти.

Вас защитить, увы! я не был в силах.

Через множество испытаний прошел Роланд, многое повидал, однако смерть самых близких друзей по оружию была для него настоящим горем.

Многими достоинствами обладал мужественный рыцарь. Он, даже будучи смертельно раненным, бесконечно дорожит святыми для себя вещами — мечом Дюрендалем, подаренным самим Карлом, и рогом Олифантом:

Тебя, мой меч, мне несказанно жаль.

Умру, но не отдам тебя неверным псам!

Ты Францию, Господь, избавь от срама!

Честь и достоинство, гордость и храбрость остаются отличительными чертами Роланда даже в момент его смерти. Сожалея, что не сможет больше оказать услуг любимой Франции и своему господину — Карлу Великому, Роланд умирает, как настоящий рыцарь.

Свой меч и Олифант покрыл он телом,

Лицо не повернул к земле враждебной.

Увидит Карл, что он не оробел,

Врагов не устрашился перед смертью;

Что умер он, увенчанный победой,

Любезный граф Роланд, воитель смелый.

Для персонажей поэмы в высшей степени характерна вера в бессмертие, которое герой обретает благодаря своим героическим деяниям. Любопытно, что в Европе повсеместно возникла традиция устанавливать на фасадах скульптуру могучего Роланда, опирающегося на свой меч. Рыцарь воспринимался защитником дома от всех иноземных недругов. Суровый характер Роланда наделен привлекательными чертами постоянства в незнающей границ дружбе, в верности служения Франции и ее государю; этой последней черте придается особое значение, поскольку Роланж арактеризуется, как идеальный рыцарь, верный вассал своего сюзерена и защитник "истинной" веры - христианства. Если тема дружбы отчетливо выражена в характере Роланда, то тема любви не занимает в поэме заметного места: угроза Оливьера отказать Роланду в руке своей сестры Альды не создает особого конфликта.

Я считаю, что именно в характере и поступках Роланда ярчайше воплотилось представление народа об истинном воине-рыцаре: храбром и честном, преданном отчизне до последней минуты жизни, беспощадного к врагам и бескорыстным в дружбе, нежного в любви к своей прекрасной Альде. Роланд возглавил двадцатитысячный арьергардный отряд и должен был обеспечить отход основных войск Карла от Сарагосы: «И вот в своем панцире чудесном, В золотом сверкающем шлеме, Щит расписан райскими цветами…На вершину Роланд выходит». Роланд не знает о коварной измене Ганелона и о том, что «кругом тайными тропами на конях язычники скачут». Роланд мужественно идет в бой. Мудрый наставник Горневаль научил его не только хорошо драться мечом, стрелять из лука, метать диск и перепрыгивать глубокие рвы верхом на коне. Он учил его «ненавидеть вранье, помогать слабому, держать слово». Перенял Тристан у своего учителя и умение петь и играть на арфе.

ДОСПЕХИ РОЛАНДА Наступательное оружие

Главное оружие – это меч. Меч - в высшей степени рыцарское оружие. Человек становится рыцарем per spatam (ударом меча) (равно как и per balteum - ударом перевязи или per alapam - пощечиной во время посвящения в рыцари : считалось, что это первое и последнее оскорбление, которое может снести рыцарь, не потеряв чести). Тем не менее, именно меч считается отличительным знаком рыцаря. Меч - это, в некотором роде, живое существо. Ему давали имя: Joyeuse (Радостный) - меч Карла Великого (строка 2989); Almace - меч Турпена (2089); Durendal - меч Роланда (988); Halteclere - меч Оливера (1363); Precieuse (Ценный) - меч Эмира (3146) и т.д. Обыкновенно, герой хранит один и тот же меч всю свою жизнь; здесь можно вспомнить длинный перечень побед, которые одержал Роланд благодаря своему мечу: Si l'en cunquis e Peitou e le Maine (я им завоевал Пуату и Мэн); Jo l'en cunquis Normandie la franche (я им завоевал свободную Нормандию) (2315). Меч настолько важен, в глазах рыцаря, что иногда сам Бог может послать его героям через какого-нибудь посланника.

Именно таким образом ангел принес Карлу Великому меч Дюрандаль, чтобы тот вручил его лучшему воину своей армии (2319). Поэтому не надо удивляться, что герои любят свой меч и говорят с ним, как с умной подругой, с живым и мыслящим существом...

Но перейдем и внешним деталям. Скорее всего, меч рыцарей данной поэмы был довольно длинным. Сарацин Тургис говорит: Veez m'espee ki est e bone e lunge - взгляните на этот меч, хороший и длинный (925). Впрочем, это единственное свидетельство, которое можно дать на этот счет. Нормандский меч был, однако, с коротким и широким лезвием и по всей длине имел выемку. Меч вешался на левом боку: Puis ceint s'espee a l' senestre costel - он пристегивает меч на левую сторону (3143). Меч хранился в ножнах, которые упомянуты всего один раз в "Песне о Роланде". Когда Марсилий оскорбляет Ганелона, тот mist la main a s'espee; - cuntre dous deie l'ad del FURRER getee. - кладет руку на свой меч и вытаскивает его на длину двух пальцев. (444-445). Оливер жалуется, в разгаре битвы, что у него нет времени вытащить меч из ножен: Ne l'a poi traire - не могу его вытащить (1365). На коврах из Байе изображено около сотни ножен. Нигде не упоминается перевязь.

Меч сделан из стали. Желая похвалить меч, говорят, что он хорошо начищен. Joyeuse, меч Карла Великого, очень ярко блестит: Ki cascun jur muet trente clartez - который (т.е. меч) 30 раз на день меняет свой блеск (2502); ki pur soleill sa clartet ne muet - чей блеск соревнуется с блеском солнца (2990). Одно из качеств Дюрандаля, это его "блеск и белизна" (1316). Венская сталь, видимо, была особенно знаменита (997), если только - что весьма возможно - "Вена" не написана ради сохранения ассонанса. Также ценились французские и испанские клинки (3889). Острие меча делалось незаметным сужением клинка. Оно носило то же название, что и острие копья: l'amure - De l' brant d'acier l'amure li presentet - он направляет на него острие своего стального меча (3918). Меч заканчивается дужками (helz) и набалдашником (punt).

Набалдашник сделан из горного хрусталя (1364, 3435); он позолочен: En l'oret punt l'ad faite manuvrer - он приказал позолотить набалдашник (2506, 2344). Набалдашник пуст внутри и в него рыцари обычно помещали разные реликвии: En l'oret punt asez i ad reliques - в золоченом набалдашнике есть много реликвий (2344, 2503). Карл Великий поместил в набалдашник своего меча острие копья, которым Иисус Христос был ранен на кресте (2503). Что касается меча Роланде, Дюрандаля, в нем хранились четыре реликвии: кусочек одежды Девы Марии, зуб святого Петра, кровь святого Василия и волосы святого Дениса (2343). Короче, набалдашник - это место, где можно было устроить реликварий.

Helz - это две дужки сразу под рукояткой; они были прямыми, а иногда изогнутыми. Обычно они были позолоченными; отсюда фраза espeees enheldrees d'or mier - прикрепляют мечи к дужкам чистого золота (3866). Между дужками и набалдашником находилась la poignee или la fusee, т.е. рукоятка. Обычно она очень узкая и тонкая. Это видно на картинке, которая также дает представление о мечах, упоминаемых в "Песне о Роланде".

Оборонительное оружие

Три главных части доспехов – это шлем (le heaume),кольчуга(le haubert) и щит (l'ecu).

Шлем предназначен для защиты головы рыцаря. Судя по сохранившимся изображениям, шлем составлен из трех частей: обруча (le cercle), железного колпака (la calotte de fer) и "назеля". Колпак должен был быть остроконечным: Sur l'helme a or agut - На золотом остром шлеме (1954). Как у всякого другого шлема, колпак сделан из стали: Helmes d'acier - стальные шлемы (3888). Обычно это вороненая сталь (строка 3603). Эпитет, который чаще всего дают шлему, это cler - ясный (3274, 3586, 3805) или flambius - сияющий (1022). Надо полагать, что эта сталь была часто позолочена: по крайней мере, так объясняется выражение helmes a or - золотой шлем (3911, 1954), если только речь не идет о золоте обручей или гребней, прикреплявшихся к шлему. Обруч? Это слово не встречается в "Песне": но, скорее всего, речь шла именно об обруче, когда говорили, что шлем золотой и усыпанн драгоценными камнями: L'helme li freint u li gemmes reflambent - Ломает ему шлем, где блестят драгоценные камни (3616); L'helme li freint u li carbuncle luisent - Ломает ему шлем, где сверкают карбункулы (1326); Luisent cil helme as pierres d'or gemmes - блестят шлемы, покрытые золотом и драгоценностями (1452, 3306).

Наконец, слово "назель" часто встречается в "Песне": Tut li detrenchet d'ici que a l'nasel - Разрубает ему (шлем) вплоть до "назеля" и др. "Назель" - это железная четырехугольная полоса (или других форм), которая защищает нос.

Одна особенность шлема очень четко указана в "Песне", а именно то, что шлем привязывался к кольчуге; когда Роланд приходит на помощь Турпену, он sun helme a or li deslacat de l'chief - развязывает на голове золотой шлем (2170). И наоборот, когда герои собираются на битву, они lacent lur helmes - привязывают свои шлемы (2989). Где же находились эти завязки (lacs), бывшие, без сомнений, кожаными шнурками. Проходили ли они через отверствия в кольчуге и шлеме? На это трудно ответить. Известно лишь, что этих завязок было несколько: Нэм получает от Канабе удар, который разрезает ему ПЯТЬ завязок на шлеме: Si fiert Naimun en l'helme principal; - A l'brant d'acier l'en trenchet dinq des laz. - Li capeliers un denier ne li valt; - Trenchet la coife entresque a la carn (3432) - ...и ударяет Нэма по княжескому шлему; ломает половину шлема, и стальным лезвием разрезает пять завязок, удерживающих его; капюшон не помогает, а шлем разрезан до кожи. (3432...).

Coife - это капюшон, продолжение кольчуги, который носили под шлемом. Ясно, что, чтобы шлем удерживался на кольчужной "шапочке" (capelier), его нужно было привязывать. Capelier - это часть капюшона (coife), носимая под капюшоном. Особенно знамениты были сарагосские шлемы (996).

ОЛИВЕР И РОЛАНД

Уяснению облика средневекового воителя способствует образ Оливьера.

Характеры двух друзей противопоставляются словами самой песни: "Мудр

Оливьер, а граф Роланд бесстрашен". Эта мудрость помогает Оливьеру трезво смотреть на вещи, понимать обстановку и правильно оценивать качества своих соратников и врагов. Он не только помогает Роланду в тяжелой Ронсевальской битве, но именно ему удается верно понять коварный замысел Гвенелона и все его последствия. Качества личной храбрости сочетаются в Оливьере с большим полководческим талантом. В нем нет показной рисовки и той доли зазнайства, которой обладает его друг. Он резок и прям в своих суждениях, и в его уста вложен окончательный приговор безрассудствуРоланда:

"Лишь вы,Роланд,несчастия виновник!

Достойней тот, кто мудр, чем тот, кто бешен!

Безумство наше всех нас погубило, -

Не будем больше Карлу мы служить!…"

Особым драматизмом отличается сцена, в которой смертельно раненный

Оливьер, не узнав Роланда принимает его за врага и тяжелым ударом меча рассекает его шлем. В последние минуты жизни своего друга Роланда проникается нежностью к нему и находит выражение своему горю в причитании над бездыханным трупом. Так лирическая форма плача по умершим как бы нарушает единство эпического сказа. Роланд и Оливьер принадлежат к числу двенадцати лучших полководцев франкских пэров. Но не типичные черты которые свойственны им обоим, не находят повторения в образах остальных полководцев Карла. Их храбрость, доблесть, умение владеть оружием и вести бой как на коне, так и в пешем строю не имеют отчетливого индивидуального приурочения.

Они больше отличаются своим внешним видом, вооружением, противниками, с которыми их сводит судьба, чем личными качествами, только им присущими.

Немон Баварский и Оджер-датчаним хотя и обладают некоторыми особенностями, однако их образы не так значительны, как образы двух друзей и архиепископа

Турпина.

Особым драматизмом отличается сцена, в которой смертельно раненный Оливьер, не узнав, Роланда принимает его за врага и тяжелым ударом меча рассекает его шлем. В последние минуты жизни своего друга Роланда проникается нежностью к нему и находит выражение своему горю в причитании над бездыханным трупом. Так лирическая форма плача по умершим как бы нарушает единство эпического сказа. Роланд и Оливьер принадлежат к числу двенадцати лучших полководцев франкских пэров. Но не типичные черты которые свойственны им обоим, не находят повторения в образах остальных полководцев Карла. Их храбрость, доблесть, умение владеть оружием и вести бой как на коне, так и в пешем строю не имеют отчетливого индивидуального приурочения. Они больше отличаются своим внешним видом, вооружением, противниками, с которыми их сводит судьба, чем личными качествами, только им присущими. Немон Баварский и Оджер-датчаним хотя и обладают некоторыми особенностями, однако их образы не так значительны, как образы двух друзей и архиепископа Турпина. Характеры двух друзей противопоставляются словами самой песни: "Мудр Оливьер, а граф Роланд бесстрашен". Эта мудрость помогает Оливьеру трезво смотреть на вещи, понимать обстановку и правильно оценивать качества своих соратников и врагов. Он не только помогает Роланду в тяжелой Ронсевальской битве, но именно ему удается верно понять коварный замысел Гвенелона все его последствия. Качества личной храбрости сочетаются в Оливьере с большим полководческим талантом. В нем нет показной рисовки и той доли зазнайства, которой обладает его друг. Он резок и прям в своих суждениях, и в его уста вложен окончательный приговор безрассудству Роланда.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Повествовательная структура и образные средства "Песни о Роланде" очень характерны для героического эпоса. Общее во всем господствует над индивидуальным, распространенное — над неповторимым. Преобладают постоянные эпитеты и формулы. Много повторов — они и замедляют действие, и говорят о типичности изображаемого. Господствует гипербола. Причем укруплено не отдельное, а весь мир предстает в масштабах грандиозных. Тон нетороплив и торжествен.

"Песнь о Роланде" — это и величественный реквием по павшим героям, и торжественный гимн во славу истории.

В современном мире так часто люди путают самосохранения или желание заботиться об безопасности и собственные интересы с простой трусливостью… Примеры Роланда и Ганелона выразительные и однозначные, но и события, в который эти люди проявили себя, довольно необычно, если не сказать больше. А вот в нашей повседневной жизни, когда не идет речь о военных походах, когда не речь идет об измене целой страны или жизнь людей, люди так часто разрешают себе предавать одно одного или предавать идеалы, пользуясь поводом «забочусь о собственных интересах». И это досадно. Хорошо что и до сих пор существуют такие произведения, как «Песня о Роланде», и до сих пор много кто руководствовался самым идеалами, которыми руководствовался этот давний герой французского эпоса.

Список использованной литературы:

1. История французской литературы, т. 1, М.—Л., 1946,

2. Песнь о Роланде .Перевод: Юрий Корнеев Западноевропейский эпос. Л.,1977.

3. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М., 1972.

4. Федотов О. История зарубежной литературы средних веков: Учебник-хрестоматия. М., 1999

5. http://www.russianplanet.ru

6. Михайлов А. Д. Французский рыцарский роман и вопросы типологии жанра в средневековой литературе. М., 1976.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении