Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
docx

Курсовая «Стилистическая классификация заимствованных слов» по Стилистике (Литвинова Ю. Н.)

Объектом исследования курсовой работы является заимствованная лексика. В наше время проблема заимствований приобрела особую остроту, так как в современном мире нет языков, словарный состав которых не обогащался бы за счет иноязычных слов. Процесс пополнения лексики новыми, в том числе иноязычными словами всегда присутствовал в языке. Однако за последние годы объем новаций и скорость их проникновения в язык заметно возросли. Словообразование приобрело лавинообразный характер. Новые слова, в том числе заимствования, образуются и входят в речевое употребление не постепенно, как это было в периоды "спокойного" языкового развития, а с ходу, стремительно, поэтому исследования заимствованной лексики и сфер ее употребления всегда актуальны.

Предметом исследования является употребление заимствованной лексики в произведениях В. Пелевина в стилистическом аспекте. Изучение данной проблемы актуально, так как практически отсутствуют строго лингвистические исследования работ Пелевина при большом наличии литературоведческих работ (в основном, критики). В частности, именно поэтому будем изучать проблему именно с точки зрения функциональной стилистики – для правильного понимания творчества Пелевина необходимо проводить анализ по всем трем «слоям» текста, в том числе, и по слою речевых средств, используемых писателем.

Целью работы является анализ стилистической функции заимствованной лексики на примере из произведения В. Пелевина «Чапаев и Пустота».

Исходя из цели, можем определить следующие задачи работы:

1. Анализ и составление классификации заимствованной лексики в произведении В. Пелевина «Чапаев и Пустота».

2. Определение стилистических функций заимствованной лексики в произведении В. Пелевина «Чапаев и Пустота».

Практическая значимость исследования заключается в дальнейшем использовании материалов исследования в процессе преподавания дисциплины "Стилистика современного русского языка" в университетах на факультетах филологии и журналистики.

1. Классификация заимствований, используемых в произведении В. Пелевина «Чапаев и пустота»

Научный подход к стилистической оценке употребления заимствованных слов в разных текстах требует учитывать все особенности лексики иноязычных источников: степень освоения ее русским языком, стилистическую закрепленность, отсутствие соответствующих русских наименований или, напротив, возможность синонимической замены чуждого слова, время его появления в языке, частотность использования в речи и т.д. Исходя из этих критериев, можно предложить классификацию заимствованных слов по степени их освоения русским языком. Выделенные при этом лексические пласты будут существенно отличаться в стилистическом отношении. Такая группировка заимствованной лексики, используемая в стилистике, преследует практические цели - выработать рекомендации к употреблению в речи тех или иных заимствований.

1. К иностранным источникам восходит заимствованная лексика, имеющая неограниченную сферу употребления в современном русском языке. По степени ассимиляции языком эти заимствования можно подразделить на три группы.

1.1. Слова, утратившие какие бы то ни было признаки нерусского происхождения

«- Позволь пальто надеть, - сказал я, лихорадочно думая, могу ли я сказать этому возбужденному собственной низостью человеку хоть что-нибудь способное изменить рисовавшееся развитие событий.»

«- Шофер внизу - ваш? - спросил я.»

«В каком-то оцепенении я спрятал банку от монпансье в саквояж, встал и пошел за ними. Задержавшись в коридоре, я попытался найти свою шапку, не смог и нацепил фуражку фон Эрнена.»

Такие слова не выделяются на фоне русской лексики ни фонетически, ни морфологически, ни стилистически - «иноязычность» не оказывает никакого влияния на их употребление в речи.

1.2. Слова, сохраняющие некоторые внешние признаки иноязычного происхождения:

• не свойственные русскому языку созвучия:

 Наличие начальной буквы «а». Русские слова с начальной «а», если не считать слов, образованных на основе заимствований, встречаются редко. В основном это междометия, звукоподражания и слова, образованные на их основе: ага, а, ай, ах, ахнуть, ау, аукаться и т. д.

« В этом фильме Чапаев представлен красным кавалерийским командиром, который сражается с белыми, ведет длинные задушевные разговоры со своим адъютантом Петькой и пулеметчицей Анкой и в конце тонет, пытаясь переплыть реку Урал во время атаки белых.»

 Наличие буквы «э» в корне слова. В исконно русских словах буква «э» встречается в словах междометного и местоименного характера — эй, эх, этот, поэтому, а также в словах, образованных в русском языке на основе заимствований (энный, энский, эсер).

« То, что стояло на круглом столе в центре комнаты, показалось мне - возможно, из-за соседства с распятием - натюрмортом с мотивами эзотерического христианства: литровка водки, жестяная банка от халвы в форме сердца, ведущая в пустоту лесенка из лежащих друг на друге трех кусков черного хлеба, три граненых стакана и крестообразный консервный нож.»

 Наличие в слове буквы «ф». Исключение составляют междометия, звукоподражания — фу, уф, фи, а также слово филин.

«А будущее, - я ткнул пальцем вверх, - все равно за кинематографом.»

 Наличие сочетаний двух и более гласных в корнях слов:

«Кажется, кто-то курил опиум.»

 Наличие сочетаний ге, ке, хе; шт, фт, дж (из англ. яз.) в корне. В русских словах такие сочетания обычно бывают на стыке основы и окончания: по дороге, к снохе, в песке.

«Название "Чапаев и Пустота" выбрано как наиболее простое и несуггестивное, хотя редактор предлагал два других варианта - "Сад расходящихся Петек" и "Черный бублик".»

«На нем был черный бархатный пиджак, белая сорочка и алая бабочка из такого же переливающегося муара, что и красные лампасы на его шинели.»

«Дойдя до штабного вагона, я ощутил такую усталость, что, даже не стряхнув с пиджака снежинок, вошел в свое купе и повалился на кровать.»

«- Вчера, - сказал он, пристально глядя на меня, - вы забыли в "Музыкальной табакерке" свой саквояж. Вот он.»

 Наличие сочетании «бю», «дю», «пю», «лю», «шю» и др. в корнях слов.

«На клетке третьего этажа, где горела одинокая лампа, я разглядел на спине Жербунова несколько крючков, которыми, наподобие бюстгальтера, были соединены пулеметные ленты.»

« Мария подтянула ноги и встала на косую дюралевую плоскость.»

«Оказалось, что она висит под крылом - капюшон ее куртки зацепился за какой-то оперенный выступ, в котором она с трудом узнала ракету.»

«Множеством действующих лиц, обилием деталей и запутанностью изображения он напоминал иллюстрацию к роману Толстого "Война и Мир" - я имею в виду такую иллюстрацию, на которой поместились бы все герои романа и все его действие.»

 Наличие двойных согласных в корнях слов. В исконно русских словах двойные согласные встречаются только на стыке морфем.

«Я, кстати, думаю, что ими двигал не сознательный сатанизм - для этого они были слишком инфантильны, - а эстетический инстинкт: красная пентаграмма великолепно дополняет желтую кофту.»

 Произношение твёрдого согласного звука перед гласными [э] (буквой «е»):

«У стены напротив помещалось большое зеркало. Рядом висело распятие в стиле модерн [модэрн], и на секунду я задумался о характере религиозного чувства, которое могло бы ему соответствовать.»

 Особым фонетическим признаком слов тюркского происхождения является гармония гласных (сингармонизм) - закономерное употребление в одном слове гласных только одного ряда: заднего [а], [у] или переднего [е], [и]:

«То, что стояло на круглом столе в центре комнаты, показалось мне - возможно, из-за соседства с распятием - натюрмортом с мотивами эзотерического христианства: литровка водки, жестяная банка от халвы (халва) в форме сердца, ведущая в пустоту лесенка из лежащих друг на друге трех кусков черного хлеба, три граненых стакана и крестообразный консервный нож.»

«Шварценеггер определенно знал, куда он ведет Марию. Они обогнули маленькую детскую площадку с качелями и нырнули в лабиринт узких проходов между ржавыми гаражами (гараж).»

• словообразовательные признаки:

 греческие приставки а-, анти-, архи-, пан-:

«Крыши домов остались далеко внизу, и перед Марией открылась величественная пан/орама Москвы.» (образованно сложением греч. pan «все» и horama «вид, обзор» (от horaō «смотрю»)).

 латинские приставки де-, контр-, транс-, ультра-, интер-:

«И классический пример выздоровления, переориентации сознания на реальный мир - это та, я бы сказал, контр/сублимация, которую он мастерски осуществил, трансформировав свою тоску по недостижимому и, может быть, никогда не существовавшему раю в простую, земную и немного грешную страсть к девочке - ребенку.»

«К этому моменту мною овладело новое состояние. Оставив фон Эрнена полусидеть в углу (все время транс/портировки я тщательно следил, чтобы его лицо не показалось из-за серой ткани пальто), я сел за рояль.»

«- Да, Китай. Если вы вспомните, то все их мировосприятие построено на том, что мир де/градирует, двигаясь от некоего золотого века во тьму и безвременье. Для них абсолютный эталон остался в прошлом и любые новшества являются злом - в силу того, что уводят от этого эталона еще дальше.»

«Несмотря на эти ультра/современные черты, "Воспаление придатков" играет в основном классическую музыку - правда, в своей интерпретации.»

«Если я точно так же не понимаю - или, что еще хуже, думаю, что понимаю - природу управляющих моей жизнью сил, то чем я лучше пьяного пролетария, которого отправляют помирать за слово "интер/национал"?»

 латинские суффиксы -изм, -ист, -ор, -тор и др.:

«Специалисты по литературе, вероятно, увидят в нашем повествовании всего лишь очередной продукт модного в последние годы критического солипс/изм/а, но подлинная ценность этого документа заключается в том, что он является первой в мировой культуре попыткой отразить художественными средствами древний монгольский миф о Вечном Невозвращении.»

«То, что вы сегодня увидите, я определил бы как один из ярких примеров искусства эгопуп/ист/ического постреализма.»

• Среди морфологических примет заимствованных слов самой характерной является их неизменяемость, отсутствие флексий. Так, некоторые иноязычные существительные не изменяются по падежам, не имеют соотносительных форм единственного и множественного числа:

«- Позволь пальто надеть, - сказал я, лихорадочно думая, могу ли я сказать этому возбужденному собственной низостью человеку хоть что-нибудь способное изменить рисовавшееся развитие событий.»

«Поразительно, но следующее, что он сделал, так это вынул из нагрудного кармана пенсне и нацепил его на нос.»

«Со всех сторон нас окружала волнующаяся толпа по-разному одетых вооруженных людей, построенных в неровное подобие каре.»

К этой группе относятся слова, которые, обозначая прочно вошедшие в нашу жизнь явления, широко используются в речи как единственные наименования распространенных предметов, понятий (о таких иноязычных словах А.С. Пушкин писал: Но панталоны, фрак, жилет - всех этих слов на русском нет). Такие заимствованные слова стилистически слились с исконно русской лексикой.

1.3. Большое место в составе заимствованной лексики занимают общеупотребительные слова из области науки, политики, культуры, искусства, известные не только в русском, но и в других европейских языках. Такие слова называются европеизмами, или интернационализмами.

«У стены напротив помещалось большое зеркало. Рядом висело распятие в стиле модерн, и на секунду я задумался о характере религиозного чувства, которое могло бы ему соответствовать.»

«Охватившая меня меланхолия не имела отношения к эксцессу с фон Эрненом; перед моими глазами встали бамбуковые кроватки из соседней комнаты, и на секунду представилось чужое детство, чей-то чистый взгляд на закатное небо, чей-то невыразимо трогательный мир, унесшийся в небытие. Но играл я недолго - рояль был расстроен, а мне, вероятно, надо было спешить.»

• Интернациональная лексика, особенно связанная семантически с политической тематикой, в русском языке очень активно закреплялась после 17-го года. Многие политические термины, осевшие в русском языке в первые годы революции, заимствованы из французского и восходят к эпохе Парижской коммуны.

«- Ну что, - сказал я, берясь за свой стакан, - как говорится, за победу мировой революции!»

«Если я точно так же не понимаю - или, что еще хуже, думаю, что понимаю - природу управляющих моей жизнью сил, то чем я лучше пьяного пролетария, которого отправляют помирать за слово "интернационал"?»

• Интернациональные слова, пришедшие в русский язык под влиянием технического прогресса. Они стилистически нейтральны, поскольку часто употребляются в речи.

«На них были белые халаты, а у Барболина из кармана торчал самый настоящий стетоскоп.»

«Самым неприятным в нем было то, что оно словно бы овладело не мной, а каким-то другим человеком, в которого меня превратил впрыснутый мне препарат. А этого другого человека, как я с ужасом ощутил, и в самом деле можно было вылечить.»

« Из дыма выныривали и опять ныряли в него какие-то беспокойные люди с автоматами в руках.»

Этого нельзя сказать о новейших заимствованиях этого типа. Они пока не получили всеобщего распространения и воспринимаются как книжные. Однако с улучшением благосостояния народа, повышением его культурного уровня и эти интернационализмы могут быть приняты всеми как наименования предметов, ставших привычными, или как термины, не имеющие русских эквивалентов:

«То, что вы сегодня увидите, я определил бы как один из ярких примеров искусства эгопупистического постреализма.»

«И в эту секунду - если удается достичь катарсического выхода патологического психоматериала на поверхность - ациент может сам ощутить относительность своих болезненных представлений и перестать отождествляться с ними.»

«А дальше произошло нечто странное - или, может быть, не произошло на самом деле, а только почудилось Марии: по темным очкам Шварценеггера изнутри замелькали какие-то чуть заметные красные буквы, как это бывает на бегущей строке, и одновременно что-то тихо заверещало в его голове, словно там включился компьютерный хард-диск.»

Заимствованные слова трех рассмотренных групп, не имеющие русских синонимов, используются в речи без всяких ограничений; большинство из них относится к межстилевой, нейтральной в эмоционально-экспрессивном отношении лексике. Иной стилистической оценки заслуживает следующий пласт заимствований.

2. Особое место занимает заимствованная лексика ограниченного употребления. В состав ее входят слова, неоднородные по степени освоения их русским языком и по стилистической окраске, что также позволяет выделить несколько групп заимствованной лексики ограниченного употребления.

2.1. Книжные слова, которые не получили всеобщего распространения. Эти слова, как правило, имеют русские или старославянские синонимы.

«И классический пример выздоровления, переориентации сознания на реальный мир - это та, я бы сказал, контрсублимация (опускание) которую он мастерски осуществил, трансформировав свою тоску по недостижимому и, может быть, никогда не существовавшему раю в простую, земную и немного грешную страсть к девочке- ребенку.»

«Дело было не только в ее банальности, но и в какой-то ее корпоративной подлости: все люди искусства так или иначе повторяли ее, выделяя себя в какую-то особую экзистенциальную (существование, бытие) касту, а почему?»

2.2. Значительную часть заимствованной книжной лексики составляют термины. Многие из них можно условно отнести к определенному иноязычному источнику. Например:

«Усилием воли я прогнал эти мысли - вся достоевщина, разумеется, была не в этом трупе и не в этой двери с пулевой пробоиной, а во мне самом, в моем сознании, пораженном метастазами (медицинский термин, заимствованный из греческого) чужого покаяния.»

У некоторых терминов невозможно определить реальный источник заимствования, потому что они образованы из латино-греческих корней, а значение свое получили уже в каком-то современном живом языке:

«Впрочем, пространство было не совсем пустым. Под ногами, как и положено, валялись бутылки, еще была пара старых покрышек, мятая дверь от "Лады" и большое количество разного квазимеханического (квази... [от лат. quasi - как будто, будто бы] + механика [от греч. mechanikē (technē) - наука о машинах]) мусора, который всегда скапливается возле гаражей.»

Термины иноязычного происхождения в большинстве своем не имеют русских синонимов, что делает их незаменимыми в научном стиле:

«Специалисты по литературе, вероятно, увидят в нашем повествовании всего лишь очередной продукт модного в последние годы критического солипсизма, но подлинная ценность этого документа заключается в том, что он является первой в мировой культуре попыткой отразить художественными средствами древний монгольский миф о Вечном Невозвращении. (Солипсизм - (от лат. solus — один, единственный и ipse — сам), крайняя форма субъективного идеализма, в которой несомненной реальностью признаётся только мыслящий субъект, а всё остальное объявляется существующим лишь в сознании индивида. С. находится в противоречии со всем жизненным опытом, с данными науки и практической деятельностью. В последовательном виде С. встречается крайне редко, у отдельных мыслителей (например, у французского философа и врача 17 в. К. Брюне)).»

Однако немало и таких иноязычных терминов, у которых есть русские или старославянские синонимы:

«Он занимал собой почти все свободное место, но Мария увидела его в последнюю очередь - наверно, потому, что ее мозг несколько секунд отфильтровывал поступающие из глаз сигналы как заведомую галлюцинацию (видение).»

У русских синонимов обычно ослаблен оттенок научности, официальности, поэтому в книжных стилях часто отдают предпочтение иноязычным терминам. В то же время стилисты не без основания отмечают, что научный стиль перегружен заимствованными словами.

2.3. В состав книжной лексики иноязычного происхождения входят и слова, не имеющие строго терминологического значения и ставшие широко употребляемыми. Они как правило имеют синонимы в русском языке:

«- Товарищи! Хоть мы и живем в визуальную (зрительную) эпоху, когда набранный на бумаге текст вытесняется зрительным рядом, или... хмм...»

2.4. Варваризмы, т.е. перенесенные на русскую почву иностранные слова, употребление которых носит индивидуальный характер. О варваризмах нельзя сказать, что они входят в состав русской лексики, они еще не освоены языком, не являются его принадлежностью, это «не закрепившиеся в общелитературном языке единицы» (Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. С. 161.). В отличие от всех лексических заимствований варваризмы не зафиксированы словарями иностранных слов, а тем более словарями русского языка. Варваризмы попадают в речь как окказиональные средства, их употребление не носит общепринятого характера. От других иноязычных заимствований варваризмы отличаются и тем, что имеют «иностранный» облик, резко выделяющий их на фоне русской лексики; в отличие от экзотизмов большинство варваризмов обозначает понятия, которые имеют в русском языке наименования; в отличие от иноязычных вкраплений варваризмы носят окказиональный характер, они лишены стилистической окраски книжности, научности. Варваризмы только условно можно отнести к заимствованной лексике, имеющей ограниченную сферу употребления; на самом же деле они остаются за пределами русского словаря.

Варваризмы, не сохраняющие своего иностранного написание и пишущиеся кириллицей «на слух»:

«- Си-Эн-Эн, - ответил Шварценеггер.»

сохраняющие свое написание в языке-оригинале:

«- O.K., - сказал Шварценеггер. - You are fired. (с анг. «Хорошо, вы уволены».).»

«Я оглядел комнату и увидел на стене большое деревянное распятие с изящной серебряной фигуркой Христа, при взгляде на которую у меня мелькнуло странное чувство, похожее на deja vu, (с англ. уже виденное) - словно я уже видел это металлическое тело в каком-то недавнем сне.»

«Interieur (с нем. интерьер) этой грозной машины очаровал меня с первого взгляда.»

«Я встал из-за стола, взял ее прохладную ладонь и хотел поднести к губам, но она не позволила мне сделать этого, ответив формальным рукопожатием в манере петербургских emancipe. (с исп. освобождать, раскрепощать).»

Такие иноязычные вкрапления обычно имеют лексические эквиваленты в составе русской лексики, стилистически от них не отличающиеся и закрепляются в той или иной сфере общения как специальные наименования или как выразительное средство, придающее речи особую экспрессию. Характерной чертой иноязычных вкраплений является их распространение не только в русском, но и в других европейских языках.

2. Функции заимствований в художественном стиле книги Пелевина «Чапаев и пустота»

1. Заимствования - отображение реалий современной жизни:

«Внутри лежала канцелярская папка с незаполненными ордерами на арест, еще две обоймы, жестяная банка, полная кокаина, какие-то медицинские щипцы крайне неприятного вида (их я сразу швырнул в угол), и толстая пачка денег, в которой с одной стороны были радужные думские сотни, а с другой - доллары.»

«Я бы сказал, просто-таки шекспировская психодрама. Столкновение таких разных на первый взгляд объектов сознания, как мексиканская мыльная опера, голливудский блокбастер и неокрепшая русская демократия. Знаете эти мексиканские телесериалы"Просто Мария"?»

«Чудом перескочив через неожиданно появившийся из дыма открытый канализационный люк, Мария замедлила шаг и стала лихорадочно шарить по карманам.»

2. Заимствования, передающие профессиональную речь.

«Петру четыре кубика таурепама прямо перед водными процедурами.» (медицина)

«Эта, в частности, демонстрировала метафизическую невозможность самоубийства - не его греховность, а именно невозможность.» (философия)

«И еще мне представилось, что все мы - всего лишь звуки, летящие из под пальцев неведомого пианиста, просто короткие терции, плавные сексты и диссонирующие септимы в грандиозной симфонии, которую никому из нас не дано услышать целиком.» (музыка)

3. Заимствования, передающие реалии какого-либо времени или места:

«Конечно, одет я был безобразно и безвкусно - на мне было грязное английское пальто с широким хлястиком, военная - разумеется, без кокарды - шапка вроде той, что носил Александр Второй, и офицерские сапоги.» (форменный знак на головном уборе советских войск)

«Он был с головы до ног в черной коже, на боку у него болталась коробка с маузером, а в руке был какой-то несуразный акушерский саквояж.» (немецкая винтовка, созданная в 1898 году фирмой «Маузер». Винтовка Маузер 98 была на вооружении германской армии вплоть до конца Второй мировой войны)

«Видны были и другие следы прежней жизни - на стене висел прелестный турецкий ковер, а под ним стоял секретер в разноцветных эмалевых ромбах - при взгляде на него я сразу понял, что тут жила благополучная кадетская семья.» (предмет мебели, тип небольшого шкафа, с ящиками и полками для хранения бумаг, а также с выдвигающейся или откидывающейся доской, заменяющей письменный стол. Был популярен в конце XVIIIв. во Франции)

4. Сатира. Некоторые заимствования последних лет получили в русском языке особую экспрессивную окраску: они звучат шутливо, что позволяет журналистам использовать их в ироническом контексте.

«Вчера в привокзальном клозете я нацепил было на грудь красный бант, но снял его сразу же после того, как увидел свое отражение в треснутом зеркале; с бантом я выглядел не только глупо, но и вдвойне подозрительно.»

«То, что вы сегодня увидите, я определил бы как один из ярких примеров искусства эгопупистического постреализма.»

Заключение

Проводя исследование, мы проанализировали и классифицировали заимствованную лексику на примере произведения В. Пелевина «Чапаев и Пустота». На основании этого можем сделать следующие выводы: лексика Пелевина изобилует заимствованиями, причем основная часть заимствованной лексики имеет чаще всего ограниченное употребление или еще не получила широкого распространения. Большое количество заимствованной лексики является варваризмами.

Проанализировав функции использования заимствованной лексики в произведении В. Пелевина «Чапаев и Пустота», можем сделать следующий вывод: заимствования в произведении выполняют важные стилистические функции: отображают пространственно-временные реалии, служат для передачи профессиональной речи, используются при сатире.

Конечно, в современном мире проблема заимствований стоит как никогда остро, ведь огромное количество иноязычной лексики приходит в русския язык постоянно. Однако на примере произведения Пелевина мы можем наблюдать как избыток заимствованной лексики может служить эстетическим целям.

Список литературы

1. Словари:

1.1. Крысин, Л.П. Толковый словарь иноязычных слов [Текст] / Л.П. Крысин.- М.: Русск. яз., 1998.

1.2. Словарь новых слов русского языка [Текст] / под ред. Н.З. Котеловой - СПб.: Дмитрий Буланин, 1995.

1.3. Толковый словарь русского языка конца XX в. [Текст] / ред. Г.Н. Скляревской. - СПб.: Фолио-пресс, 1998.

1.4. Краткий словарь современных понятий и терминов [Текст]: изд. 2-е / сост. и общ. ред. В.А. Макаренко.- М.: Республика, 1995.

1.5. Большой толковый словарь русского языка [Текст] / гл. ред. С.А. Кузнецов - СПб.: Норинт, 2000.

2. Научная литература:

2.1. Голуб, Б.И. Стилистика русского языка [Текст] / И.Б. Голуб; рецензенты: Н.Н. Кохтев, М.А. Теленкова.-8-е изд.-М.: Айрис-пресс, 2007.- 448с.-(Высшее образование).

2.2. Кожина, М.Н. Стилистика русского языка [Текст] / М.Н. Кожина - М.: Просвещение, 1983.-224 с.

2.3. Розенталь, Д.Э.Современный русский язык [Текст]/ Д.Э. Розенталь, И.Б. Голуб, М.А. Теленкова.- М.: Айрис-Пресс, 2002.

2.4. Ильина, О.В. Семантическое освоение русским языком иноязычных лексических инноваций "Языковые единицы и семантическом и лексикографическом аспектах" [Текст]/ О.В. Ильина. – Новосибирск, 1998.

2.5. Костомаров, В.Г. Наш язык в действии [Текст]: Очерки современной русской стилистики/В.Г. Костомаров. - М., 2005.

2.6. Костомаров, В.Г. Языковой вкус эпохи [Текст]: Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа/ В.Г. Костомаров.- 3-е изд, испр. и доп.- СПб.: Златоуст, 1999.

2.7. Валгина, Н.С. Активные процессы в современном русском языке. [Текст]/ Н.С. Валгина.-М.: Логос, 2001.

2.8. Калинин, А.В. Лексика русского языка[Текст]: учеб. пособие для вузов/ А.В. Калинин.- 3-е изд.- М.: Изд-во МГУ, 1978.

2.9. Горбачева, Т. Угроза русскому языку или неизбежное явление? [Текст]/ Т. Гобачев //Независимая газета.- № 205 (2267).- 2000.

2.10. Крысин Л.П. Заметки об иноязычных словах [Текст]/Л.П. Крысин // Русская речь.- № 6. – 2000.

2.11. Сергеева, Е.В. Заимствования 80-90-х годов в социолингвистическом аспекте [Текст] /Е.В. Сергеева // Русская речь.- 1996.- №5.

2.12. Авилова, Н.С. Слова интернационального происхождения в русском литературном языке нового времени/Н.С. Авилова.- М., 1997.

3. Источники:

3.1. Пелевин, В.О. Чапаев и пустота [Текст]:роман/В.Пелевин.-М.: Эксмо, 2007.-480с.-(Книги Виктора Пелевина)

Приложение

1. Специалисты по литературе, вероятно, увидят в нашем повествовании всего лишь очередной продукт модного в последние годы критического солипсизма, но подлинная ценность этого документа заключается в том, что он является первой в мировой культуре попыткой отразить художественными средствами древний монгольский миф о Вечном Невозвращении.

2. В этом фильме Чапаев представлен красным кавалерийским командиром, который сражается с белыми, ведет длинные задушевные разговоры со своим адъютантом Петькой и пулеметчицей Анкой и в конце тонет, пытаясь переплыть реку Урал во время атаки белых.

3. Не станем тратить времени на доказательства ее неаутентичности.

4. Название "Чапаев и Пустота" выбрано как наиболее простое и несуггестивное, хотя редактор предлагал два других варианта - "Сад расходящихся Петек" и "Черный бублик".

5. Конечно, одет я был безобразно и безвкусно - на мне было грязное английское пальто с широким хлястиком, военная - разумеется, без кокарды - шапка вроде той, что носил Александр Второй, и офицерские сапоги.

6. Вчера в привокзальном клозете я нацепил было на грудь красный бант, но снял его сразу же после того, как увидел свое отражение в треснутом зеркале; с бантом я выглядел не только глупо, но и вдвойне подозрительно.

7. Он был с головы до ног в черной коже, на боку у него болталась коробка с маузером, а в руке был какой-то несуразный акушерский саквояж.

8. Глядя друг на друга, улыбаясь и обмениваясь бессмысленными словами, мы пошли вниз по бульвару.

9. Мы учились в одной гимназии, но после этого виделись редко. Пару раз я встречал его в петербургских литературных салонах - он писал стихи, напоминавшие не то предавшегося содомии Некрасова, не то поверившего Марксу Надсона.

10. Многие декаденты вроде Маяковского, учуяв явно адский характер новой власти, поспешили предложить ей свои услуги.

11. Я, кстати, думаю, что ими двигал не сознательный сатанизм - для этого они были слишком инфантильны, - а эстетический инстинкт: красная пентаграмма великолепно дополняет желтую кофту.

12. Видны были и другие следы прежней жизни - на стене висел прелестный турецкий ковер, а под ним стоял секретер в разноцветных эмалевых ромбах - при взгляде на него я сразу понял, что тут жила благополучная кадетская семья.

13. У стены напротив помещалось большое зеркало. Рядом висело распятие в стиле модерн, и на секунду я задумался о характере религиозного чувства, которое могло бы ему соответствовать.

14. Значительную часть пространства занимала огромная кровать под желтым балдахином.

15. То, что стояло на круглом столе в центре комнаты, показалось мне - возможно, из-за соседства с распятием - натюрмортом с мотивами эзотерического христианства: литровка водки, жестяная банка от халвы в форме сердца, ведущая в пустоту лесенка из лежащих друг на друге трех кусков черного хлеба, три граненых стакана и крестообразный консервный нож.

16. Возле зеркала на полу валялись тюки, вид которых заставил меня подумать о контрабанде; пахло в комнате кисло, портянками и перегаром, и еще было много пустых бутылок. Я сел за стол.

17. А будущее, - я ткнул пальцем вверх, - все равно за кинематографом.

18. - О, совершенно абстрактное.

19. Поразительно, но следующее, что он сделал, так это вынул из нагрудного кармана пенсне и нацепил его на нос.

20. - Позволь пальто надеть, - сказал я, лихорадочно думая, могу ли я сказать этому возбужденному собственной низостью человеку хоть что-нибудь способное изменить рисовавшееся развитие событий.

21. Усилием воли я прогнал эти мысли - вся достоевщина, разумеется, была не в этом трупе и не в этой двери с пулевой пробоиной, а во мне самом, в моем сознании, пораженном метастазами чужого покаяния.

22. Внутри лежала канцелярская папка с незаполненными ордерами на арест, еще две обоймы, жестяная банка, полная кокаина, какие-то медицинские щипцы крайне неприятного вида (их я сразу швырнул в угол), и толстая пачка денег, в которой с одной стороны были радужные думские сотни, а с другой - доллары.

23. К этому моменту мною овладело новое состояние. Оставив фон Эрнена полусидеть в углу (все время транспортировки я тщательно следил, чтобы его лицо не показалось из-за серой ткани пальто), я сел за рояль.

24. Мне вспомнилось его стихотворение, года три назад напечатанное в "Новом Сатириконе", - там как бы пересказывалась газетная статья о разгоне очередной Думы, а акростихом выходило "мене текел фарес".

25. Я повернулся к роялю и стал тихо наигрывать из Моцарта, свою любимую фугу фа минор, всегда заставлявшую меня жалеть, что у меня нет тех четырех рук, которые грезились великому сумасброду.

26. Охватившая меня меланхолия не имела отношения к эксцессу с фон Эрненом; перед моими глазами встали бамбуковые кроватки из соседней комнаты, и на секунду представилось чужое детство, чей-то чистый взгляд на закатное небо, чей-то невыразимо трогательный мир, унесшийся в небытие. Но играл я недолго - рояль был расстроен, а мне, вероятно, надо было спешить.

27. Один из них, с усами, был уже в годах, а второй был молод, но с дряблым и анемичным лицом. Никакого внимания на пистолет в моей руке они не обратили.

28. - Шофер внизу - ваш? - спросил я.

29. - Ну что, - сказал я, берясь за свой стакан, - как говорится, за победу мировой революции!

30. - За победу оно конечно, - сказал Барболин, - а марафет?

31. Может, вы эфиру хотите, как Вильям Джеймс.

32. В каком-то оцепенении я спрятал банку от монпансье в саквояж, встал и пошел за ними. Задержавшись в коридоре, я попытался найти свою шапку, не смог и нацепил фуражку фон Эрнена.

33. Если вдуматься, я и сам был чем-то вроде такой снежинки, и ветер судьбы нес меня куда-то вперед, вслед за двумя другими снежинками в черных бушлатах, топавшими по лестнице впереди. Кстати, несмотря на охватившую меня эйфорию, я не потерял способности трезво воспринимать действительность и сделал одно интересное наблюдение.

34. На клетке третьего этажа, где горела одинокая лампа, я разглядел на спине Жербунова несколько крючков, которыми, наподобие бюстгальтера, были соединены пулеметные ленты.

35. Машина сразу тронулась. Сквозь скругленное по краям переднее стекло кабинки была видна заснеженная спина и островерхий войлочный шлем; казалось, что нашим экипажем правит ибсеновский тролль.

36. Его освещали редкие фонари; в свете одного из них на стене дома мелькнуло размашистое граффити "LENINE EST MERDE".

37. МУЗЫКАЛЬНАЯ ТАБАКЕРКА . Литературное кабаре.

38. Кажется, кто-то курил опиум.

39. Зал кончался ярко освещенной эстрадой, где на черном бархатном табурете, закинув ногу за ногу, сидел бритый господин во фраке.

40. Портьера у входа колыхнулась, и оттуда высунулся человек в косоворотке.

41. - Товарищи! Хоть мы и живем в визуальную эпоху, когда набранный на бумаге текст вытесняется зрительным рядом, или... хмм...

42. … он закатил глаза, сделал паузу, и стало ясно, что сейчас он произнесет один из своих идиотских каламбуров…

43. То, что вы сегодня увидите, я определил бы как один из ярких примеров искусства эгопупистического постреализма.

44. Разместив эти предметы, они исчезли. Из-за кулис вышла женщина в длинном хитоне, села за лиру и принялась неспешно перебирать струны.

45. - Я твержу с первой фразы - / сила, надежда, Грааль, эгрегор, / вечность, сияние, лунные фазы, / лезвие, юность... Отдайте топор.

46. Мармеладов одним движением сорвал маску, и одновременно с его тела слетел привязанный к маске хитон, обнажив одетую в кружевные панталоны и бюстгальтер женщину в серебристом парике с мышиной косичкой.

47. - Conspiration, Валерий Яковлевич, - сказал я. - Хоть слово это дико...

48. - Я не вполне понимаю символику финала…

49. Недалеко от эстрады сидел Иоанн Павлухин, длинноволосый урод с моноклем; рядом с ним жевала пирожок прыщавая толстуха с огромными красными бантами в пегих волосах - кажется, это и была комиссар театров мадам Малиновская.

50. Я вынул из кобуры маузер, поднял его над головой, откашлялся и в своей прежней манере, без выражения глядя вперед и никак совершенно не интонируя, только делая короткие паузы между катернами, прочел стихотворение, которое написал на чекистском бланке…

51. На них были белые халаты, а у Барболина из кармана торчал самый настоящий стетоскоп.

52. Надо сказать, что я совершенно не боялся смерти; умереть в моей ситуации было так же естественно и разумно, как покинуть театр, запылавший во время бездарного спектакля.

53. Еще один человек в белом халате и зеленых штанах с красным лампасом сидел на стуле у стены, между двумя высокими окнами, на которые были спущены пыльные портьеры.

54. Что-то неуловимое в обстановке этой комнаты заставило меня вспомнить Генеральный штаб, где я часто бывал в шестнадцатом году, пробуя себя на ниве патриотической журналистики.

55. Но поверьте, мне совершенно нечем вас обрадовать. Моя история с самого детства - это рассказ о том, как я бегу от людей, а в этом контексте о других следует говорить только категориально, понимаете?

56. Я пожал плечами и поднял глаза на плакат над его головой. Все же, видимо, это была не гениальная метафора, а какое-то медицинское пособие. Может быть, часть анатомического атласа.

57. - И вот что я вам скажу. Меня не столько интересует формальный диагноз, сколько та внутренняя причина, по которой человек выпадает из своей нормальной социально-психической ниши.

58. Вы как раз принадлежите к тому поколению, которое было запрограммировано на жизнь в одной социально-культурной парадигме, а оказалось в совершенно другой.

59. Таким образом, налицо серьезный внутренний конфликт.

60. - Вот как? - спросил я с несколько издевательской интонацией. - И как же вы ее решаете?

61. Ответ, на мой взгляд, очень прост. Боюсь даже, что вам он покажется примитивным.

62. В жизни человека, страны, культуры и так далее постоянно происходят метаморфозы.

63. - Да, Китай. Если вы вспомните, то все их мировосприятие построено на том, что мир деградирует, двигаясь от некоего золотого века во тьму и безвременье. Для них абсолютный эталон остался в прошлом и любые новшества являются злом - в силу того, что уводят от этого эталона еще дальше.

64. Мы, что называется, descendants of the past. Это слово обозначает движение вниз, а не подъем. Мы не ascendants.

65. Эта его бесконечная рефлексия по поводу первых лет жизни - классический пример того, о чем я говорю.

66. И классический пример выздоровления, переориентации сознания на реальный мир - это та, я бы сказал, контрсублимация, которую он мастерски осуществил, трансформировав свою тоску по недостижимому и, может быть, никогда не существовавшему раю в простую, земную и немного грешную страсть к девочке- ребенку.

67. И речь у нас шла о том, что для классической китайской ментальности любое движение вперед будет деградацией.

68. Тот путь, на который уже столько лет пытается встать Россия, вновь и вновь совершая свой несчастный алхимический брак с Западом.

69. - Пока нам придется продолжить фармакологический курс…

70. - Кстати, - зябко потирая руки, сказал Тимур Тимурович, - хочу заметить, что на дурдомовской фене расстрелом называют не то, что мы колем вам, - то есть обычную смесь аминазина с первитином, а так называемый сульфазиновый крест, то есть четыре инъекции в... Впрочем, надеюсь, что до этого у нас не дойдет.

71. И в эту секунду - если удается достичь катарсического выхода патологического психоматериала на поверхность - ациент может сам ощутить относительность своих болезненных представлений и перестать отождествляться с ними.

72. Самым неприятным в нем было то, что оно словно бы овладело не мной, а каким-то другим человеком, в которого меня превратил впрыснутый мне препарат. А этого другого человека, как я с ужасом ощутил, и в самом деле можно было вылечить.

73. Я бы сказал, просто-таки шекспировская психодрама. Столкновение таких разных на первый взгляд объектов сознания, как мексиканская мыльная опера, голливудский блокбастер и неокрепшая русская демократия. Знаете эти мексиканские телесериалы "Просто Мария"?

74. Было бы самым банальным случаем, если бы не подсознательное отождествление с Россией плюс комплекс Агамемнона с анальной динамикой. Короче, прямо по моему профилю - раздвоение ложной личности.)

75. Некоторое время я прислушивался к долетавшим до меня фразам (Тимур Тимурович объяснял каким-то людям, почему меня так долго не было), а потом полностью отключился от происходящего, потому что меня посетила одна чрезвычайно знаменательная галлюцинация личного характера.

76. Из дыма выныривали и опять ныряли в него какие-то беспокойные люди с автоматами в руках.

77. Мария точно не знала их числа, но была уверена, что если бы все сердца, в которых ее прописала судьба, ударили бы в унисон, то их слившийся шум оказался бы гораздо громче, чем оглушительные взрывы за рекой.

78. Где-то неподалеку - где именно, видно не было из-за дыма - время от времени раздавался грохот, и вслед за каждым его раскатом доносился собачий лай и шум множества голосов, как бывает на стадионе после гола.

79. Все они как бы сливались в один океан сознания, через миллионы глаз глядящий на телеэкран, и весь этот океан был открыт ее взору.

80. Чудом перескочив через неожиданно появившийся из дыма открытый канализационный люк, Мария замедлила шаг и стала лихорадочно шарить по карманам.

81. В тот момент, когда она уже готова была закричать, с металлическим человеком произошла удивительная трансформация.

82. А дальше произошло нечто странное - или, может быть, не произошло на самом деле, а только почудилось Марии: по темным очкам Шварценеггера изнутри замелькали какие-то чуть заметные красные буквы, как это бывает на бегущей строке, и одновременно что-то тихо заверещало в его голове, словно там включился компьютерный хард-диск.

83. - Си-Эн-Эн, - ответил Шварценеггер.

84. Он осмотрелся по сторонам, словно пытаясь найти вокруг какие-то только ему ведомые ориентиры, - и, видимо, нашел их, потому что решительно схватил Марию под руку и потащил ее вперед.

85. Мария поразилась такому быстрому переходу от поэтической абстракции к действиям, но сразу же подумала, что именно так и должен поступать настоящий мужчина.

86. Дойдя до конца здания, Шварценеггер повернул в похожую на триумфальную арку подворотню.

87. Шварценеггер определенно знал, куда он ведет Марию. Они обогнули маленькую детскую площадку с качелями и нырнули в лабиринт узких проходов между ржавыми гаражами.)

88. Впрочем, пространство было не совсем пустым. Под ногами, как и положено, валялись бутылки, еще была пара старых покрышек, мятая дверь от "Лады" и большое количество разного квазимеханического мусора, который всегда скапливается возле гаражей.

89. Он занимал собой почти все свободное место, но Мария увидела его в последнюю очередь - наверно, потому, что ее мозг несколько секунд отфильтровывал поступающие из глаз сигналы как заведомую галлюцинацию.

90. - Истребитель вертикального взлета и посадки "Харриер", - сказал Шварценеггер, - модель "А-4".

91. Мария подтянула ноги и встала на косую дюралевую плоскость.

92. Но Шварценеггер уже был в кабине - залез он удивительно быстро и ловко, и Мария подумала, что это наверняка монтаж или комбинированные съемки.

93. - Садись на фюзеляж, - сказал Шварценеггер, - там, где кончаются крылья.

94. Представь себе, что это карусель.

95. Мария пожала плечами, осторожно шагнула к фюзеляжу, который рыбьим позвоночником выпирал над плоскостью крыльев, и аккуратно присела на него.

96. - No, - сказал Шварценеггер.

97. Шварценеггер улыбнулся левым углом рта и отвернулся. Мария перекинула ногу через дюралевый хребет и оседлала фюзеляж.

98. - Держись за антенну! - крикнул Шварценеггер, высовываясь из кабины и махая рукой.

99. Он походил на короткое и узкое вертикальное крыло и сразу вызвал у Марии нескромные ассоциации, хотя его размер был значительно больше, чем встречается в реальной жизни.

100. Крыши домов остались далеко внизу, и перед Марией открылась величественная панорама Москвы.

101. …ничего плохого этот человек никогда не сделает, а если и убьет нескольких мудаков, то только после того, как камера несколько раз и под разными углами убедительно зафиксирует их беспредельную низость.

102. Оказалось, что она висит под крылом - капюшон ее куртки зацепился за какой-то оперенный выступ, в котором она с трудом узнала ракету.

103. - O.K., - сказал Шварценеггер. - You are fired.

104. В следующий момент его лицо рванулось назад, и невообразимая сила понесла Марию прочь от самолета, который за несколько секунд превратился в крохотную серебряную птицу, соединенную с ней длинным шлейфом дыма.

105. Мария повернула лицо вперед и увидела наплывающий на нее шпиль Останкинской телебашни. Утолщение на ее средней части быстро росло в размерах, и за миг до удара Мария ясно увидела каких-то людей в белых рубашках и галстуках, сидящих за столом и изумленно глядящих на нее сквозь толстое стекло.

106. Я уже мог кое-как видеть - то, что находилось возле меня, было ясно различимо, но более удаленные предметы расплывались, а общая перспектива была такой, словно я находился внутри большого елочного шара, на стенках которого был намалеван окружающий мир.

107. - Я бы обратил внимание, - прокашлявшись, сказал Тимуру Тимуровичу полковник Смирнов, - на четко выраженный фаллический характер… - Именно, - сказал Тимур Тимурович. - Когда заблокированный патологический материал выходит на поверхность сознания, он преодолевает сильное сопротивление, поэтому часто бывают видения катастроф, всяких столкновений - вот как сейчас.

108. - А может, это от контузии? - сказал полковник.

109. Петру четыре кубика таурепама прямо перед водными процедурами.

110. Кроме того, в их составе одни лесбиянки, две из которых инфицированы английским стрептококком.

111. Несмотря на эти ультрасовременные черты, "Воспаление придатков" играет в основном классическую музыку - правда, в своей интерпретации.

112. Эта, в частности, демонстрировала метафизическую невозможность самоубийства - не его греховность, а именно невозможность.

113. И еще мне представилось, что все мы - всего лишь звуки, летящие из под пальцев неведомого пианиста, просто короткие терции, плавные сексты и диссонирующие септимы в грандиозной симфонии, которую никому из нас не дано услышать целиком.

114. Я оглядел комнату и увидел на стене большое деревянное распятие с изящной серебряной фигуркой Христа, при взгляде на которую у меня мелькнуло странное чувство, похожее на deja vu, - словно я уже видел это металлическое тело в каком-то недавнем сне.

115. Первым, что я увидел, были сапоги фон Эрнена, торчащие из угла; он мирно покоился под своим серым английским саваном.

116. Но, к сожалению, она написана для четырех рук, и сейчас приближается пассаж, с которым мне не справиться одному.

117. Словно в каком-то трансе, я сунул маузер в кобуру, встал рядом и, улучшив момент, опустил пальцы на клавиши.

118. Мой контрапункт еле поспевал за темой, и я несколько раз ошибся; потом мой взгляд снова упал на раскинутые ноги фон Эрнена, и до меня дошел весь абсурд происходящего.

119. Я почувствовал легкий запах дорогого английского одеколона.

120. - Вчера, - сказал он, пристально глядя на меня, - вы забыли в "Музыкальной табакерке" свой саквояж. Вот он.

121. И почему - именно это мучило меня невыносимо - почему он играл эту проклятую фугу?

122. В прихожей Чапаев остановился и снял с вешалки длинную голубую шинель с тремя полосами переливающегося алого муара поперек груди.

123. Шинели с таким украшением были последней красногвардейской модой - правда, обычно эти нагрудные полосы-застежки делали из обычного красного сукна.

124. Когда-то я посещал консерваторию и готовился к карьере музыканта.

125. Наверху была цилиндрическая пулеметная башня, повернутая в сторону Тверского бульвара; ствол пулемета по бокам был защищен двумя расширяющимися стальными полосами.

126. И хоть эти дети тоже были заражены бациллой обрушившегося на Россию безумия - это было ясно по взглядам, которые они бросали на сверкающую шашку Чапаева и мой маузер, - все же в их чистых глазах еще сияла память о чем-то уже давно забытом мной; быть может, это было неосознанное воспоминание о великом источнике всего существующего, от которого они, углубляясь в позорную пустыню жизни, не успели еще отойти слишком далеко.

127. Interieur этой грозной машины очаровал меня с первого взгляда.

128. Небольшое пространство, отделенное перегородкой от кабины шофера, напоминало купе Норд-экспресса: два узких кожаных дивана, столик между ними и коврик на полу создавали, несмотря на тесноту, ощущение уюта.

129. В потолке был круглое отверстие, за которым виднелся массивный прикладзачехленного пулемета; в пулеметную башню поднималась ажурная винтовая лесенка, кончающаяся подобием вращающегося стула с упором для ног.

130. - Партию в трик-трак? - спросил он.

131. Дзержинский был довольно известным в оккультных кругах гипнотизером.

132. Рукоять кончалась нефритовым набалдашником, к которому был привязан короткий толстый шнур витого шелка с лиловой кистью на конце.

133. Перед рукояткой была круглая гарда из черного железа; сверкающее лезвие было длинным и чуть изогнутым - собственно, это была даже не шашка, а какой-то восточный, китайский скорее всего, меч.

134. По изображению прошла легкая рябь, и я увидел расслабленно идущего по коридору человека в расстегнутом френче.

135. Несколько минут броневик медленно маневрировал и наконец остановился. Чапаев надел папаху, встал с дивана и открыл дверцу.

136. Со всех сторон нас окружала волнующаяся толпа по-разному одетых вооруженных людей, построенных в неровное подобие каре.

137. Броневик стоял возле украшенной скрещенными флагами дощатой трибуны, похожей на эшафот.

138. Если я точно так же не понимаю - или, что еще хуже, думаю, что понимаю - природу управляющих моей жизнью сил, то чем я лучше пьяного пролетария, которого отправляют помирать за слово "интернационал"?

139. - Так, - сказал я. - Понял, что такое панмонголизм.

140. Будучи вынужден по роду своих занятий встречаться со множеством тяжелых идиотов из литературных кругов, я развил в себе способность участвовать в их беседах, не особо вдумываясь в то, о чем идет речь, но свободно жонглируя нелепыми словами вроде "реализма", "теургии" или даже "теософического кокса".

141. Посмотрев на меня без всякого выражения, он завел стоящий в углу граммофон с серебряно поблескивающим рупором и опустил иглу на завертевшийся диск.

142. Раздумывая, для кого предназначен третий прибор на столе, я полез за папиросой.

143. На нем был черный бархатный пиджак, белая сорочка и алая бабочка из такого же переливающегося муара, что и красные лампасы на его шинели.

144. Несомненно, она могла бы быть эталоном красоты, но эту красоту сложно было назвать женской.

145. Даже моя раскованная фантазия не смогла бы перенести эти глаза, лицо и плечи в горячий мрак алькова.

146. О нет, она не годилась для трипперных бунинских сеновалов!

147. Я встал из-за стола, взял ее прохладную ладонь и хотел поднести к губам, но она не позволила мне сделать этого, ответив формальным рукопожатием в манере петербургских emancipe.

148. Мне слабо верилось, что за ореховыми панелями, в полированной поверхности которых отражался огонек сигары Чапаева, спит красная солдатня, но я старался не рефлексировать по этому поводу.

149. Дойдя до штабного вагона, я ощутил такую усталость, что, даже не стряхнув с пиджака снежинок, вошел в свое купе и повалился на кровать.

150. Склонившийся надо мной господин напоминал одного из тех торгующих чем попало спекулянтов, которые в изобилии появились в Петербурге сразу же после начала войны. Как правило, это были выходцы из Малороссии, которых отличали две основных черты - чудовищное количество жизненной силы и интерес к последним оккультным веяниям в столице.

151. Если вещи или люди вокруг будут вызывать у вас депрессию и отвращение, не удивляйтесь.

152. Я вдруг заметил, что этот Володин совершенно гол. Больше того, он был мокр и сидел на корточках на белом кафельном полу, куда с него обильно капала вода.

153. Несколько секунд Володин существовал в нем сам по себе, без всякого фона, словно фотография в виде на жительство.

154. Кроме Володина, в других ваннах лежали еще двое - длинноволосый голубоглазый блондин с редкой бородкой, похожий на древнеславянского витязя, и темноволосый молодой человек с несколько женственным бледным лицом и чрезмерно развитой мускулатурой.

155. А вы случайно не гетеросексуальный шовинист?

156. А здесь меня держат из-за диссертации, которую хозяин пишет.

157. Причем если Мария - случай достаточно простой и незамысловатый, и вообще, говорить о раздвоении ложной личности в его случае можно только с некоторой натяжкой, то вы, Петр, для него самый ценный экспонат.

158. И тут и там отождествление, только у Марии с именем, а у Петра с фамилией.

159. Вы, господа, рассуждаете как врачи, - сказал я. - В этом есть некоторая несообразность, не находите?

160. Обычный суицид на фоне алкоголизма.

161. Тебе на гаротту следующему.

162. Кровати были застелены, у зарешеченного окна помещался стол, а у стены - что-то среднее между кушеткой и низким креслом с эластичными петлями для рук и ног.

163. Вид у него был подчеркнуто медицинский, и мне даже пришло в голову нелепое словосочетание "урологическое кресло".

164. Впрочем, вам, Петр, сегодня делали утреннюю инъекцию, так что удивляться нечему, но вы, Владимир?

165. - Это никакая не гаротта, - сказал он. - Это обычная кушетка для наших сеансов групповой терапии.

166. Вы, Петр, при одном таком сеансе уже присутствовали, сразу после вашего возвращения из изолятора к нам, но состояние у вас было настолько сложное, что вряд ли вы хоть что-то помните.

167. Метод, который я разработал и применяю, условно можно назвать турбоюнгианством.

168. Хорошо, я вижу, что ваша психическая активность подвергается сильной цензуре со стороны ложной личности.

169. Его терапевтические методы основывались на очень простом принципе.

170. Он добивался того, что на поверхность сознания пациента свободно поднимались символы, по которым и можно было ставить диагноз.

171. Понимаете, по Юнгу вас надо было бы везти куда-нибудь в Швейцарию, в горный санаторий, сажать там в шезлонг, вступать в долгие беседы и ждать кто его знает сколько времени, пока эти символы начнут подниматься.

172. Лечебно-эстетический практикум.

173. В центре стола помещался большой гипсовый бюст Аристотеля, а напротив, на четырех затянутых коричневой клеенкой стульях, с планшетами на коленях сидели мы.

174. Иногда этот аэроплан оказывался стоящим на хвосте, и изображение приобретало христианские обертона, довольно, впрочем, кощунственные.

175. Третья серия рисунков - принадлежащая, как я догадался, Володину, - была очень неконкретной и импрессионистической по исполнению.

176. По композиции это напоминало известную картину с тремя охотниками у костра, только через миг после разрыва в этом костре фугасного снаряда.

177. С первого взгляда на двухметровый картон, покрытый крохотными разноцветными фигурами, я почувствовал свою глубокую связь с этим странным объектом.

178. В центре плана помещался заштрихованный синий овал, на котором было крупно написано "ШИЗОФРЕНИЯ".

179. К нему сверху шли три широких красных стрелки - одна прямо упиралась в овал, а две другие, изгибаясь, впивались в его бока. На стрелках было написано "инсулин", "аминазин" и "сульфазин", а от овала вниз уходила прерывистая синяя стрелка, под которой было написано "болезнь отступает".

180. Множеством действующих лиц, обилием деталей и запутанностью изображения он напоминал иллюстрацию к роману Толстого "Война и Мир" - я имею в виду такую иллюстрацию, на которой поместились бы все герои романа и все его действие.

181. И одновременно рисунок был очень детским по своей природе, потому что на нем, так же точно, как на рисунках детей, запросто нарушались все законы перспективы и смысла.

182. Его улицы, местами нарисованные подробно, а местами просто обозначенные линиями, как на плане, были заполнены стрелками и пунктирами, явно изображавшими траекторию чьей-то жизни.

183. Поезд на рисунке только нескольких метров не дошел до железнодорожной станции, большая часть которой осталась за краем листа; видно было только ограждение платформы и табличка со словами "Станция Лозовая".

184. Следующие полчаса ушли у меня на то, чтобы заполнить небо над пшеничным полем черными кляксами шрапнельных разрывов.

185. Рисовал я их одинаково - густо-черное, закрашенное углем облачко и разлетающиеся в разные стороны стрелы осколков, оставляющих за собой длинный сангиновый след.

186. Эта мысль, доставившая мне сперва какое-то горькое наслаждение, вдруг показалась невыносимо фальшивой.

187. Дело было не только в ее банальности, но и в какой-то ее корпоративной подлости: все люди искусства так или иначе повторяли ее, выделяя себя вкакую-то особую экзистенциальную касту, а почему?

188. Сердюк и Мария были поглощены бюстом Аристотеля (Мария от напряжения даже высунул изо рта кончик языка), а Володин внимательно смотрел на то, как меняется рисунок на моем картоне.

189. А что именно вам инкриминируют?

190. - Было у меня два ассистента, - сказал он, - вашего примерно возраста.

191. Такие, знаете, ассенизаторы реальности.

192. Сейчас без этого в бизнесе нельзя.

193. Подлые у нынешнего человека инстинкты, скажу я вам.

194. - Не советую, - сказал он тихо. - Бром. Пропадет естественная сексуальность.

195. Собственно, не вполне верно было называть его безмыслием хотя бы по той простой причине, что мое сознание, полностью освободясь от мыслей, продолжало реагировать на внешние раздражители, никак не рефлексируя по их поводу.

196. Выходило, что подлинное отсутствие мыслей невозможно, потому что никак не может быть зафиксировано.

197. Такой человек может долгое время находиться в изоляции от внешних раздражителей, не испытывать никаких реальных потребностей…

198. Из угла на меня внимательно смотрел глаз Марии - он был виден сквозь узкую амбразуру в одеяле, которым тот накрылся с головой.

199. В отчаянии я огляделся по сторонам. Расчлененный господин с плаката посмотрел на меня с бесчеловечным оптимизмом; мне стало нехорошо и страшно.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении