Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
бесплатно
doc

Реферат «Социология девиантного поведения» по Девиантному поведению (Джелилова И. К.)

Дать определение девиации достаточно трудно, что связано с многообразием социальных ожиданий, которые часто представляются спорными.

Девиантность определяется соответствием или несоответствием поступков социальным ожиданиям. Один и тот же поступок одновременно может считаться девиантным и недевиантным разными людьми, в разные эпохи.

Критерии определения девиантности неоднозначны и часто вызывают разногласия, трудно точно установить, какие типы поведения следует считать девиантными в нашем обществе.

Девиация – это поведение индивида или группы, которое не соответствует общепринятым нормам, в результате чего эти нормы ими нарушаются.

Три основных компонента девиации:

• человек, которому свойственно определенное поведение;

• норма или ожидание, являющиеся критериями оценки поведения как девиантного;

• другая группа или организация, реагирующие на данное поведение.

Причины девиации.

Биологическое объяснение девиации.

В конце 19-го века итальянский врач Цезаре Ломброзо выявил связь между криминальным поведением и определенными физическими чертами. Он считал, что люди предрасположены к определенным типам поведения по своему биологическому складу. Он утверждал, что “криминальный тип” ассоциируется с возвращением к более ранним стадиям человеческой эволюции. Этот тип можно определить по характерным чертам, как выступающая нижняя челюсть, реденькая бородка, пониженная чувствительность к боли.

Уильям Х. Шелдон (1940), известный американский психолог и врач, подчеркивал важность строения тела. Он считал, что, так же как собаки определенных пород склонны следовать определенным образам поведения, люди, имеющие определенное строение тела, обычно проявляют характерные черты личности. Эндоморфу (человеку умеренной полноты с мягким и несколько округлым телом) свойственны общительность, умение ладить с людьми и потворство своим желаниям. Мезоморф (чье тело отличается силой и стройностью) проявляет склонность к беспокойству, он активен и не слишком чувствителен. И, наконец, эктоморф, отличающийся тонкостью и хрупкостью тела, обладает склонностью к самоанализу, повышенной чувствительностью и ранимостью.

Хотя подобные биологические концепции были популярны даже в начале 20-го века, их постепенно вытеснили более поздние исследования. Выявлены данные о том, что некоторые умственные расстройства, особенно шизофрения, могут быть обусловлены генетической предрасположенностью. Кроме того, некоторые биологические особенности могут оказывать психологическое влияние на личность.

В последнее время биологическое объяснение девиации фокусируется на аномалиях половых хромосом (XY) девианта. В соответствии с нормой женщина обладает двумя хромосомами типа X, в то время как для мужчин характерно наличие одной хромосомы типа X и одной хромосомы типа Y. Но иногда у отдельных людей имеются дополнительные хромосомы типов X или Y ( XXY, XYY или, что встречается очень редко, XXXY, XXYY и тд.) На основе исследования пациентов мужского пола в специализированной психиатрической больнице в Шотландии, Прайс и его коллеги выявили, что наличие дополнительной хромосомы типа Y было свойственно мужчинам выше среднего роста, которые оказались тяжелыми психопатами. В дальнейшем в результате исследования датских преступников Уиткин и его коллеги обнаружили, что среди мужчин с составом хромосом XYY наблюдается более высокий уровень преступности, чем среди испытуемых из контрольной группы, не обладавших дополнительными хромосомами. Однако мужчины, имевшие состав хромосом типа XYY, не были выше среднего роста. Кроме того, это исследование подтвердило данные, что среди мужчин с составом хромосом типа XYY, вероятно больше осужденных не за убийства

Психологические объяснения.

Психологический подход, так же как и биологические теории, рассмотренные выше, часто связан с анализом криминального поведения. Мыслители прошлого, которые стремились к психологическому объяснению девиации, подчеркивали важность анализа таких общих состояний, как “умственные дефекты”, “дегенеративность”, “слабоумие”, “психопатия”. Криминологи пытались найти научные методы определения связи между такими состояниями и криминальным поведением. Психоаналитики предлагали теории, которые устанавливали связь между девиантными поступками и многими психологическими проблемами. Например, Фрейд ввел понятие о потенциальных “преступниках с чувством вины”- речь идет о людях, которые желали бы, чтобы их поймали и наказали потому, что они чувствуют себя виноватыми. Ими владеют побуждения к разрушению, и, по-видимому, они, считают, что тюремное заключение в какой-то мере помогло бы преодолеть их. Что касается сексуальной девиации, некоторые психологи считали, что эксгибиционизм, половые извращения, фетишизм обусловлены непреодолимым страхом кастрации.

Тщательные исследования выявили, что сущность девиации нельзя объяснить только на основе анализа психологических факторов. В настоящее время большинство психологов и социологов признают, что особенности личности и ее мотивы, вероятно, оказывают важное влияние на ее виды девиантного поведения. Но, по-видимому, на основе анализа какой-то одной психологической особенности, конфликта или “комплекса” нельзя объяснить сущность преступности или любого другого типа девиации. Более вероятно, что девиация происходит на основе сочетания многих социологических и психологических факторов.

Социологические объяснения.

Биологические и психологические объяснения девиации главным образом связаны с анализом характера человека, проявляющего девиантное поведение. Социологическое объяснение учитывает социальные и структурные факторы, на основе которых людей считают девиантами.

Теория аномии.

Вероятно, впервые социологическое объяснение девиации нашло отражение в теории аномии, предложенной Эмилем Дюркгеймом. Дюркгейм использовал эту теорию в своем классическом исследовании сущности самоубийства. Он считал одной из причин самоубийства явление, названное аномией (буквально “отсутствие регуляции”, “безнормность”). Объясняя это явление, он подчеркивал, что социальные правила играют важную роль в регуляции жизни людей. Нормы управляют их поведением, и они знают, что следует ожидать от других, а также, что другие ожидают от них. Их жизненный опыт (т. е. их удовольствия и разочарования ) более или менее соответствует ожиданиям, обусловленным социальными нормами. Однако во время кризисов или радикальных социальных перемен, например в связи со спадом деловой активности и безудержной инфляцией, жизненный опыт людей перестает соответствовать идеалам, воплощенным в нормах общества. В результате нарушается общественный порядок и происходит дезорганизация людей. Чтобы наглядно показать воздействие аномии на поведение людей, Дюркгейм выявил, что во время неожиданных экономических спадов и подъемов уровень самоубийств, как правило становится выше обычного. Он считал, что неожиданные упадок и процветание связаны с “нарушениями коллективного порядка”. Социальные нормы разрушаются, происходит дезориентация людей-все это способствует девиантному поведению.

Хотя теория Дюркгейма подверглась критике, основная идея социальной дезорганизации как принципа объяснения девиантного поведения считается общепризнанной до сих пор. Термин социальная дезорганизация обозначает состояние общества, когда культурные ценности, нормы и социальные связи отсутствуют или становятся неустойчивыми и противоречивыми. Это может происходить в результате смещения религиозных, этнических и расовых групп, имеющих различные религиозные взгляды и проявляющих верность различным идеалам, кроме того, они по-разному относятся к азартным играм, употреблению спиртных напитков и другим видам поведения. Кроме того, это может наблюдаться при высоком уровне миграции членов поселенческих общностей, что также приводит к неоднородности и неустойчивости социальных связей. На основе проведенного классического исследования Шоу и Маккэй (1942) выявили, что официальный уровень правонарушений среди подростков был особенно высок в городских районах, где проживают люди различного происхождения и наблюдается высокая степень текучести населения. Для населения таких районов характерен не только конфликт между культурными ценностями (что приводит к отсутствию общей совокупности ожиданий), но также возникают трудности в связи с контролем соблюдения любых стандартов, и государственные должностные лица даже не пытаются это осуществлять. Противоречивые критерии оценки поведения людей и слабый контроль со стороны властей в значительной мере способствуют росту правонарушений.

Сравнительно недавно теория аномии нашла свое новое выражение в понятии “социальных связей”, введенном Тревисом Хирши (1969). Хирши утверждает, что чем больше людей верят в правильность ценностей, общепринятых в обществе, чем активнее они стремятся к успешной учебе, участию в социально одобряемой деятельности и чем глубже их привязанность к родителям, школе и сверстникам, тем меньше вероятность, что они совершат девиантные поступки.

Теория аномии Мертона.

Роберт К. Мертон (1938) внес некоторые изменения в концепцию, предложенную Дюркгеймом. Он считал, что причиной девиации является разрыв между целями общества и социально одобряемыми средствами осуществления этих целей. В качестве примера можно привести противоречивое отношение американцев к проблеме достижения богатства. Американцы с восхищением относятся к финансовому успеху; достижение богатства является культурной целью.

Социально одобряемые или установленные средства достижения этой цели подразумевают такие традиционные методы, как получение хорошего образования и устройство на работу в торговую или юридическую фирму. Но когда мы сталкиваемся с реальным положением дел в американском обществе, становится ясно, что социально одобряемые средства недоступны для большинства населения. Многие люди не могут платить за хорошее образование, а лучшие предприятия принимают на работу лишь ограниченное количество специалистов.

Согласно Мертону, когда люди стремятся к финансовому успеху, но убеждаются в том, что его нельзя достичь на основе социально одобряемых средств, они могут прибегнуть к многим незаконным способам достижения этой цели.

Культурологические объяснения.

Теории, основанные на социальной дезорганизации рассматривают социальные силы, которые “толкают” человека совершать девиантные поступки. Так называемые культурные теории девиации по своей сущности напоминают теории социальной дезорганизации, но сосредоточены на анализе культурных ценностей, благоприятствующих девиации, другими словами, сил, “побуждающих” людей к девиантному поведению.

Селлин (1938) подчеркнул, что девиация возникает в результате конфликтов между культурными нормами. Он занимался исследованием поведения отдельных групп, нормы которых отличаются от норм остального общества. Эти конфликтные нормы возникают потому, что интересы группы не соответствуют нормам большинства. В соответствии с ценностями субкультур уличных банд или групп заключенных полиция ассоциируется скорее с карательной деятельностью или продажностью, чем с охраной покоя граждан и защитой личной собственности. Член такой группы усваивает ее нормы и, таким образом, становится неконформной личностью с точки зрения широкого общества.

Миллер (1958) расширил идею Селлина о взаимосвязи между культурой и девиантным поведением. Он утверждал, что существует ярко выраженная культура низшего слоя общества, одним из проявлений которой является групповое правонарушение. Эта субкультура придает огромное значение таким ценностям , как готовность рисковать, выносливость, стремление к острым ощущениям и “везение”. Поскольку члены банды руководствуются этими ценностями в своей жизни, другие люди, и в первую очередь представители средних слоев общества, начинают относиться к ним, как к девиантам.

Селлин и Миллер считают, что девиация происходит в результате усвоения людьми субкультуры, нормы которой противоречат нормам господствующей культуры. Но почему лишь некоторые люди усваивают ценности “девиантной” субкультуры, в то время как другие отвергают ее? Эдвид Сатерленд (1939) пытался объяснить это на основе понятия дифференцированной связи. Он утверждал, что преступность ( форма девиации, которая в первую очередь интересовала его ) усваивается. Люди воспринимают ценности, способствующие девиации, на основе общения с людьми, которые уже являются носителями этих ценностей. Если большинство друзей и родственников того или иного человека занимаются преступной деятельностью, существует вероятность, что он тоже станет преступником.

Теория Сатерленда значительно точнее и глубже, чем подсказанная здравым смыслом мысль о том, что девиация возникает, когда люди просто “околачиваются” в плохой кампанией. Криминальная девиация является продуктом преобладания контактов с носителями преступных норм. Более того, Сатерленд тщательно описал факторы, сочетания которых способствует преступности. Он подчеркнул, что важную роль играют контакты не с безличными организациями или институтами ( например, законодательными органами или церковью ). Скорее, имеется в виду близкое, повседневное общение в школе, дома или на “месте постоянных сборищ” по соседству. Юноши из городского гетто, которые более тесно общаются с представителями уличных банд, торговцами наркотиков и проститутками, чем со своими законопослушными родителями и молодыми людьми, стремящимися к получению хорошего образования, в большей мере склонны к одобрению преступного поведения. Частота контактов с девиантными образцами, а также их количество и продолжительность оказывают влияние на интенсивность усвоения человеком девиантных ценностей. Важную роль играет и возраст людей. Чем моложе человек, тем с большей готовностью он усваивает образцы поведения навязываемые другими.

Клауорд и Оулин ( Клауорд, 1959; Клауорд и Оулин, 1960 ) так же как Сатерленд считают, что причиной правонарушения является не только социальное дезорганизация и крушение идеалов. Они подчеркивают благоприятные возможности, связанные с участием в групповом девиантном поведении, особенно если такое поведение сулит реальные блага. В некоторых районах юноши способны усваивать опыт так называемых ролевых людей, которые являются преуспевающими девиантами - речь идет о взрослых, участвующих в организованных и профессиональных преступлениях; они завоевали влияние, престиж и высокое положение в обществе. Часто эти люди занимаются организованной торговлей наркотиками и другими видами преступной деятельности, вовлекая в нее молодых людей. Возможности процветания соблазняют людей, имеющих ограниченный доступ к законным способам достижения успеха.

Теория навешивания ярлыков.

Теории, рассмотренные до сиз пор, связанны главным образом с анализом личности особенностей девианта или с социальными и культурными факторами, способствующими девиации. Однако в последние 20 лет сформировалось несколько новых подходов к девиации, которые делают основной упор на тех, кто оценивает человека с точки зрения девиации, а также на способы обращения с человеком после того, как ему или ей навешен ярлык “девианта”.

Говард Беккер предложил концепцию, противоположную теориям, которые мы обсуждали до сих пор. В своей книге “Аутсайдеры” (1963) он отверг многие психологические и социологические объяснения девиации, поскольку они основаны на медицинской модели, согласно которой человек, проявляющий девиантное поведение, считается в некотором смысле “больным”. Такие подходы не учитывают политический аспект девиации. Беккер считал, что девиация на деле обусловлена правоспособность влиятельных групп общества ( имеются в виду законодатели, судьи, врачи и пр. ) навязывать другим определенные стандарты поведения. “Социальные группы создают девиацию, поскольку они составляют правило нарушения которых считается девиацией; кроме того, они навязывают эти правила определенные людям, которым “навешиваются ярлыки” аутсайдеров. С этой точки зрения девиация определяется не качеством поступка, который совершает человек, а скорее следствием применения другими правил и санкций против “нарушителя”.

Концепция Беккера и подобные ей теории названы теорией наклеивания ярлыков, поскольку они объясняют девиантное поведение в терминах правоспособности влиятельных групп навешивать ярлыки “девиантов” членам менее влиятельных групп. С человеком могут обращаться так, словно он или она нарушили правило ( даже если это и не соответствует действительности ) только потому, что другие люди утверждают, что это правило нарушено. Именно так часто поступали с неграми в Америке. Они подвергались преследованию и иногда линчеванию в связи с ложным обвинением в изнасиловании белых женщин. Короче говоря, Беккер высказал мысль, что “принятие решения о девиантности и недевиантности данного поступка частично обусловлено его характером (речь идет о том, связан ли он с нарушением какого-то правила ), а часть тем, как его оценивают другие люди”

Большинство людей нарушает некоторые социальные правила. Тинейджер может время от времени покуривать сигареты с марихуаной. Администратор может раздуть счет. Тот или иной человек может пытаться заниматься гомосексуализмом. Вероятно, окружающие вначале смотрят на эти поступки сквозь палицы, а человек, нарушающий правила, по-видимому, на считает себя девиантным. Лемерт ( 1951) называет этот тип поведения первичной девиацией. Но что происходит, если друг, член семьи, начальник или служащий правоохранительного органа выявляют эти поступки и рассказывают о них другим? Часто это приводит к вторичной девиации, когда человеку присваивается ярлык девианта; при этом окружающие обращаются с ним, как с девиантом; постепенно и он или она сами начинают считать себя девиантом и вести себя в соответствии с этой ролью.

Таким образом, теория “наклеивания ярлыков”описывает процесс формирования нового отношения к людям, которых считают девиантами, в отличие от прежних теорий, делающих упор на особенностях индивидов, способствующих девиации. Теория “наклеивания ярлыков”подвергалась критике. Гоув и другие исследователи считают, что ее сторонники “стоят на стороне обездоленных”, которые оказались на дне общества и не могут оказать сопротивление тем, кто навешивает на них ярлыки девиантов.

Теория конфликта.

Еще более ярко выраженный политический подход к девиации выбран группой социологов, которые считают себя “радикальными криминологами”. Они отвергают все теории о преступлении, основанные на понятии, что оно является нарушением общепринятых законов. Они утверждают, что такие теории трактуют общество как абсолютно единое целое . Согласно их точки зрения, в действительности составление законов и их осуществление есть момент конфликта между группами, присущего обществу, чтобы пояснить суть этой концепции. Остин Турк (1969) привел следующий довод: когда возникает конфликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно прибегают к принудительным мерам. Например, сотрудники полиции с большей готовностью применяют законы, соответствующие их структуре ( например, законы, запрещающие гомосексуализм ), чем законы, противоречащие их структуре ( например, законы, защищающие гражданские права ). Кроме того, полиция в первую очередь применяет законы, направленные против бедных и не имеющих власть; она особенно жестко подавляет тех, кто не в силах сопротивляться.

Квинни (1977) дал более глубокий анализ взаимосвязи между конфликтом среди групп общества и применением закона; он рассмотрел эту проблему с точки зрения марксизма. Он утверждает, что законы и деятельность правоохранительных органов являются орудиями, которые правящие классы ( владеющие средствами производства ) используют против тех, кто лишен власти. Например, в 12-ом веке были приняты законы, запрещающие бродяжничество; это было обусловлено стремлением аристократии, владевшей землей, заставить бедняков работать; ибо в то время каждый десятый работник погибал от чумы или призывался в отряды крестоносцев.

Далее Квинни подчеркивает, что даже законы, якобы противоречащие интересам правящих классов ( например, законодательство, подтверждающие требования профсоюзов, принятое в 1930-е и 1940-е годы ), в действительности служат этим интересам, поскольку, если бы такое законодательство не было принятым, произошла бы революция, что привлекло бы к коренным изменениям экономического строя .

Таким образом, радикальная криминология отвлекает наше внимание от выяснения, почему люди нарушают законы, и придает главное значение анализу сущности самой законодательной системы. Более того, сторонники этой теории рассматривают “девиантов” не как нарушителей общепринятых правил, а скорее как бунтарей, выступающих против капиталистического общества, которое стремится “подвергнуть изоляции и поместить в психиатрические больницы, тюрьмы и колонии для несовершеннолетних растущее мужество своих членов, как если бы они нуждались в контроле».

Мы убедились в том, что существуют глубокие различия между многими биологическими, психологическими и социологическими объяснениями девиации. Но для всех этих теорий характерна общая тенденция. За последние годы стало придаваться меньшее значение биологическим или психологическим факторам, “толкающим” людей к девиантному поведению. Более поздние теории, особенно новая криминология, делают упор на характере общества и стремятся выявить, в какой мере оно заинтересовано в создании и сохранении девиации. В новейших теориях все чаще критикуется существующее социальное устройство, в них говорится о необходимости преобразования не отдельных людей, а всего общества в целом.

Типы девиации.

Мертон классифицирует девиантные поступки, опираясь на анализ факторов, способствующих принятию или отрицанию людьми целей общества, социально одобряемых средств их достижения или того и другого вместе.

Согласно этой классификации можно выделить следующие типы:

• Конформизм – единственный тип недевиантного поведения – согласие с целями общества и применением законных способов их достижения;

• Инновация – признание целей, но отрицание социально одобряемых средств их достижения;

• ритуализм – отрицание целей и признание средств;

• ретреатизм – человек одновременно отвергает и социально одобряемые цели и средства их достижения;

• бунт – отрицание целей и средств, но в замен предлагает новые цели и новые средства.

Девиация как процесс развития.

Девиация представляет собой процесс развития, в ходе которого можно выделить несколько стадий:

1. формирование норм;

2. сущность норм;

3. совершение девиантного поступка;

4. признание поступка девиатным;

5. призание человека девиантом;

6. стигматизация (навешивание ярлыка);

7. следствия стигматизации;

8. коллективные формы девиантного поведения.

Нормы поведения и социальный контроль.

Любое общество для самосохранения устанавливает определенные нормы, правила поведения и соответствующий контроль за их исполнением.

Возможны три основные формы контроля:

• изоляция - отлучение от общества закоренелых преступников, вплоть до смертной казни;

• обособление - отраничение контактов, неполная изоляция, например, колония, психбольница;

• реабилитация - подготовка к возвращению к нормальной жизни. Реабилитация алкоголиков, наркоманов, несовершеннолетних правонарушителей.

Контроль может быть формальным и неформальным.

Неформальный контроль - это неофициальное социальное давление окружающих, прессы. Возможно наказание через критику, остракизм; угроза физической расправы.

Система формального контроля - организации, созданные для защиты порядка. У нас их называют правоохранительными. Они имеют разную степень жесткости: налоговая инспекция и налоговая полиция, милиция и ОМОН, суды, тюрьмы, исправительно-трудовые колонии. Любое общество создает нормы, правила, законы. Например, библейские заповеди, правила дорожного движения, уголовное законодательство и т. п.

Любое общество не может нормально функционировать без разработанной системы норм, и правил, предписывающих выполнение каждым человеком требований и обязанностей, необходимых для общества. Люди практически в любом обществе контролируются в основном с помощью социализации таким образом, что они выполняют большую часть своих социальных ролей бессознательно, естественно, в силу привычек, обычаев, традиций и предпочтений.

Как можно заставить современную женщину взять на себя неблагодарную домашнюю работу? Только воспитав, социализировав ее таким образом, чтобы она хотела и стремилась иметь детей, мужа, свой очаг и чувствовала себя несчастной без них. Как заставить человека со свободной волей подчиняться законам и моральным нормам, ограничивающим его свободу? Только культивируя, воспитывая у него с детства те чувства и стремления, которые приводят его к желанию упорядочить свою жизнь и подчиниться законам общества. Большинство своих социальных ролей люди выполняют не совсем удачно не потому, что они не способны, а потому, что они либо не принимают содержание этих ролей, либо не хотят их исполнять.

Но в данном случае речь больше идет о внутреннем социальном контроле. Есть еще и внешний групповой социальный контроль за поведением человека. Каждый человек включен в самые различные социальные группы: семья, учебный или производственный коллектив, соседское сообщество, круг друзей и товарищей по совместным увлечениям и т. п. Необходимым условием включения индивида в ту или иную социальную группу является соблюдение человеком определенных культурных норм, принятых этой группой, составляющих своего рода кодекс поведения. В зависимости от важности нарушаемой нормы возможны различные санкции к нарушителю, вплоть до изгнания из группы.

В современном обществе, разумеется, для социального контроля недостаточно правил и норм, установленных на уровне первичных социальных групп. В масштабе всего общества формируется система законов и наказаний за нарушение установленных требований и правил поведения, применяется групповой социальный контроль от имени всего общества государственными органами управления. Когда отдельный человек не желает следовать требованиям законов, общество прибегает к принуждению.

Нормы различаются по степени строгости, и любое их нарушение влечет за собой разные наказания. Существуют нормы-правила и нормы-ожидания. Случайные половые связи нарушают нормы-ожидания и не одобряются общественным мнением (ловелас, донжуан - общественный остракизм, изнасилования - строгое уголовное наказание). Нормы-ожидания регулируются общественным мнением, моралью, нормы-правила - законами, правоохранительными органами. Отсюда и соответствующие кары. Норма-ожидание может переходить в норму-правило, и наоборот.

При этом следует иметь в виду, что преступление в определенной мере служит показателем несовершенства норм и нередко подготавливает почву для становления новых норм морали и права. Таким образом, в социологии девиантность предстает как социальное явление, которое изучается при помощи специальных социологических методов.

Используемые материалы:

• С.С. Фролов «Социология»

• Н. Смелзер «Социология»

• Интернет

Показать полностью…
Похожие документы в приложении