Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Лекция «Библиографическая эвристика» по Книговедению (Сухорукова Е. М.)

Библиографическая эвристика - одна из важнейших и активно развивающихся частей общей науки о библиографии, библиографоведении. В современных условиях ускорения и усложнения информационных процессов в обществе ей уделяется особое внимание. В то же время, несмотря на обилие различного рода публикаций по библиографической эвристике, пока отсутствует общее монографическое освещение современного состояния, итоговых достижений в этой области. Наиболее примечательными здесь следует считать работы П.Н. Беркова и А.И. Черного. Труд П.Н. Беркова «Библиографическая эвристика. К теории и методике библиографических разысканий» (М., 1960) - самый фундаментальный из всех имеющихся по этому вопросу. Но с момента его создания прошло уже более 20 лет. За это время в развитии библиографической эвристики произошли качественные изменения, появились новые достижения.

Поэтому, в определенной мере, но работу А.И. Черного «Введение в теорию информационного поиска» (М., 1975) можно считать последним словом в библиографической эвристике.

К сожалению, мало внимания библиографической эвристике уделено и в новом издании учебника «Библиография. Общий курс» (М., 1981), которым в основном пользуются студенты книготорговых специальностей.

Предлагаемый конспект лекций, не претендуя в целом на исчерпывающую полноту и детализацию всех вопросов библиографической эвристики, имеет целью более широко показать историю формирования библиографической эвристики в нашей стране, охарактеризовать такие важные теоретические вопросы, как виды информационного поиска, система методов библиографической эвристики, общие требования к методике проведения информационного поиска.

1.СОВРЕМЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЙ ЭВРИСТИКИ

Под библиографической эвристикой мы будем понимать библиографоведческую дисциплину, разрабатывающую историю, теорию и методику информационного поиска. Категория «информация» включает в себя и понятие «библиографическая информация», которая является одной из важнейших ее составляющих. Это объясняется той функциональной ролью, т.е. той социальной задачей, которую решает общество посредством библиографической информации в процессе производства, распространения и использования социальной информации, знания. С помощью библиографической информации общество целенаправленно управляет этим процессом в целом, а также такой частью общественной деятельности, как книжное дело. Действительно, только библиография как часть книжного дела решает такие специфические задачи, как: 1) учет произведений печати, создаваемых в обществе (государственная библиография); 2) оценка их социальной и, следовательно, научной значимости (научно-вспомогательная библиография) и 3) непосредственное руководство использованием произведений печати конкретно данным потребителем информации (рекомендательная библиография). Без эффективного и качественного осуществления этих социальных функций библиографии вся система книжного дела в целом утрачивает свою целенаправленность, т.е. становится неуправляемой, отдается во власть стихии.

Следует отметить также, что социальная информация и, значит, библиографическая информация, не может реально существовать для общества вне определенной знаковой системы (например, естественный язык, литература) и материально-конструктивной формы ее воспроизведения (книга). Именно этим обусловлено появление в обществе книги. Именно этим можно объяснить ту важную роль, которую играет книга в процессе общественно-экономического развития. Категория «книга» включает и понятие «библиографическая книга» (библиографическое пособие, библиографическое издание). В соответствии с основной социальной функцией библиографии книга (вся совокупность произведений печати в обществе) становится как бы объектом управляющего воздействия через посредство библиографической книги (всей совокупности библиографических пособий, изданий).

Таким образом, и в соотношении этих категорий - книга и библиографическая книга - следует учитывать функциональную специфику, т.е. социальную задачу, решаемую книгой вообще и библиографической книгой в частности в системе информационного общения, книжного дела. Именно в нечетком различении этих функциональных особенностей и заключается основная трудность решения многих вопросов библиографической эвристики. В то же время именно своей специфической функции управляющего воздействия на производство, распространение и использование книги, информации в обществе библиография и обязана все возрастающим интересом к себе, к такой важнейшей части этой деятельности, как поиск информации (книги).

В современных условиях «информационного взрыва», «революции в мире книг» темпы роста и объем социальной информации определяются поистине «пугающими» цифрами. Достаточно сказать, что современный информационный поток в общем удваивается примерно за 15 лет. В настоящее время общий объем социальной информации, которая в форме печатных изданий хранится во всех библиотеках мира, составляет примерно 2×1015 двоичных единиц (бит). Согласно имеющимся подсчетам за время книгопечатания в мире издано более 60 млн. названий книг. Кроме того, в настоящее время ежегодно в мире выпускается более 700 тыс. названий книг и около 100 тыс. названий периодических изданий.

Следует иметь в виду еще один очень существенный фактор, определяющий необходимость эффективного поиска и использования информации. Речь идет об объективно ограниченных физических возможностях человека: в течение своей жизни он может освоить (прочитать) определенное и, в сравнении с общим объемом печатной продукции, довольно незначительное число книг. Например, по данным В.Д. Пекелиса, если человек будет усваивать по 50 страниц ежедневно, то за всю жизнь он прочитает не более 3 тыс. книг (каждая объемом около 300 с.).

В нашей стране за период 1918-1982 гг. издано более 3,3 млн. названий книг и брошюр. Только за 1982 г. выпущено более 80 тыс. названий книг и брошюр, кроме того, выходило 5243 периодических и продолжающихся изданий, 8285 газет.

Естественно, осуществлять поиск и использовать такие мощные потоки информации становится все труднее. Например, чтобы специалисту в области химии только просмотреть все опубликованные в течение одного года статьи, причем с немыслимей скоростью - 30 публикаций в час и работая по 40 часов в неделю, - то на это ему понадобится 5 лет.

Не случайно в среде современных специалистов сложилось мнение, что легче открыть или разработать тот или иной вопрос заново, чем искать уже готовую литературу этого вопроса. Имеются также многочисленные данные о том, что так называемая неформальная коммуникация (межличностное общение) более эффективна, чем обращение к публикациям, литературе (формальная коммуникация). Например, по данным одного из исследований Министерства обороны США, 70% первых попыток найти информацию, необходимую для проведения исследований и разработок, неформальны по своей природе, а инженеры, которые обращаются сначала к неформальным источникам, получают - в рамках тех же ограничений во времени, которые установлены задачей, - большую долю необходимой им информации, чем те, которые начинают с формальных источников. Существует также мнение, что соотношение между формальной и неформальной коммуникацией выражается как 20:80%.

Но, во-первых, эти утверждения основываются больше на эмпирических и чисто интуитивных обобщениях. Во-вторых, сама неформальная коммуникация предполагает наличие более информированных специалистов. Следовательно, последние умеют просто качественнее и эффективнее работать с литературой, книгой. Американские исследователи не раз подчеркивали доминирующую роль литературы в области научной коммуникации. Так, в специальном докладе президенту указывалось: «Идеи и фактические данные, которые составляют сущность науки и техники, отражаются в литературе; только при сохранении единства литературы возможны единство и жизнеспособность науки. На всеамериканской конференции по организации и управлению в эпоху научно-технического прогресса, в частности, высоко была оценена практика издания советской научно-технической книги: «Бесспорный успех, которого достигли русские в области развития техники, является также результатом того, что они хорошо используют книгу как средство обмена информацией. Таким образом, умение искать информацию остается бесспорным и необходимым условием любой творческой деятельности. Тем более, что, согласно современным исследованиям, работа с информацией и литературой составляет основную долю занятости специалиста: например, у специалистов по химии она составляет около 44%, у медиков - около 33%, у инженеров - 14-22%.

Проблема поиска и использования информации - одна из самых актуальных в современной науке. Чтобы эффективно и качественно разобраться в современном литературном лабиринте, специалисты большие надежды возлагают на внедрение ЭВМ. В настоящее время в мире работают уже сотни автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС) различного типа. Уже сейчас серийно изготовляются запоминающие устройства емкостью 1012 двоичных единиц (бит). Предполагается, что в ближайшее время в памяти одной ЭВМ можно будет хранить все знания, которые накопило современное человечество. Однако сам факт хранения в памяти ЭВМ всех знаний человечества не является свидетельством высокой эффективности поиска и использования заложенной в машину информации. Если АИПС и выдаст нам определенный массив информации, скажем, в удобной для нас печатной, книжной форме, то осваивать ее в конечном итоге приходится человеку. И от того, насколько он владеет методикой поиска и работы с книгой, будет зависеть эффективность и качество его труда.

Иными словами, в основе использования информации лежит проблема поиска и преобразования ее в такое содержание (знание) и в такие формы его фиксации (документ, книга, ЭВМ), которые создают возможность более удобного и оперативного освоения накопленной информации и ее эффективного использования в общественной деятельности. К сожалению, именно логические аспекты поиска и переработки информации недостаточно разработаны в современной науке. Поэтому в настоящем издании главное внимание уделяется логическим аспектам информационного поиска.

2.ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЙ ЭВРИСТИКИ В СССР

Понятие «библиографическая эвристика» обозначено сочетанием из двух слов. Если первое («библиографическая»), характеризующее его взаимосвязь с библиографией, библиографоведением, достаточно ясно, то второе («эвристика») требует пояснения. Слово «эвристика» происходит от греческого «heurēka» - нахожу. Согласно древней легенде, именно это слово - «Эврика!» («Нашел!») произнес знаменитый древнегреческий математик и механик Архимед (287-212 до н. э.) при открытии им ныне известного каждому школьнику основного закона гидростатики. От этого слова и было образовано название сформировавшейся еще в античной философии науки об «искусстве нахождения истины» - эвристики.

Co временем особое распространение эвристический метод (метод творческого поиска, открытия нового) получил в исторической науке, где он был ориентирован на процесс поиска научно обоснованных исторических фактов и документов (источников). Исторический источник - это любой объект или результат общественной жизни, человеческой культуры, науки, техники, используемый в процессе научного исследования в сфере той самой «единственной науки, науки истории», разделяемой на «историю природы и историю людей». Не случайно поэтому вместо термина «эвристика» в современной исторической науке чаще используется термин «источниковедение» для обозначения теории поиска и использования исторических источников.

История как неотъемлемая составная часть любой науки определяет необходимость разрабатывать вопросы источниковедения (эвристики) в системе каждой науки. На современном этапе общественного развития, когда коммуникативная (информационная) сторона человеческой деятельности стала обязательной и специализированной частью любой сферы науки, качественно изменились и сами представления об эвристике.

В настоящее время уже не только историки, но и специалисты всех отраслей науки и практики занимаются вопросами поиска и использования социальной информации. Для решения этих задач, наряду с традиционными, сформировались и новые научные направления. Наиболее широкое распространение сейчас получили два из них - документалистика (документация) и информатика. Начало документалистике было положено бельгийским ученым П. Отле, по инициативе и под руководством которого в 1895 г. был создан Международный библиографический институт, переименованный позже в Международный институт документации и ставший основой ныне действующей Международной федерации по документации (МФД). П. Отле предложил в 1905 г. и термин «документация», которая, по его мнению, «обнимает собой все средства и способы передачи и распространения информации и научных данных (книги, периодические издания, газеты, циркуляры, каталоги и пр.), короче - все документы и материалы - печатные, рукописные, чертежи и рисунки». Следовательно, и документоведение, документалистика (так называют эту сферу коммуникативной деятельности советские специалисты) много внимания уделяет разработке вопросов теории и методике поиска социальной информации.

Другим современным научным направлением, где активно решается эта проблема, является информатика. Основы этой научной дисциплины разработаны в нашей стране. Под информатикой понимается «научная дисциплина, изучающая структуру и общие свойства научной информации, а также закономерности всех процессов научной коммуникации». В отличие от исторического источниковедения (эвристики) и документалистики объектом информатики является не социальная коммуникация в целом, а лишь такая ее часть, как научная коммуникация, научно-информационная деятельность. Следовательно, информатика изучает любые виды источников, но содержащих только научную информацию, т.е. научные документы и издания.

Таким образом, вопросы поиска информации разрабатывают сегодня несколько наук - историческое источниковедение (эвристика), книговедение, библиографоведение, информатика, документалистика и т.п. Такое многообразие подходов, с одной стороны, свидетельствует о важности самой проблемы поиска информации, с другой стороны, о том, что, в общем, эта важная проблема еще далека от завершения, что она требует более определенной и целостной теории. Наибольший интерес в данном случае представляет для нас опыт библиографоведческой разработки информационного поиска. Именно в рамках библиографоведения (шире - книговедения) накоплен, теоретически и методически обобщен большой исторический опыт поиска и использования информационных источников (документов, изданий). Не случайно, что именно в библиографоведении давно сформировалась и ныне целенаправленно развивается специальная научная дисциплина - библиографическая эвристика.

Она активно формируется в нашей стране с середины прошлого века в лоне книговедения, которое тогда чаще именовали библиографией. Характерно, что и саму библиографию издавна называли «ключом ко всем наукам» и аллегорически изображали в виде «золотого ключа. Один из основоположников русского книговедения В.Г. Анастасевич писал: «Нужда - мать изобретений; и библиография в свою чреду есть плод необходимости. И так сия наука о книгах соделалась отраслью человеческих познаний и наукою тем важнейшею, что она вещественно заключает в себе все прочие; ибо все прочие содержатся в книгах».

Как и всякое другое социальное явление, библиографическая эвристика исторична. На пути к современному ее пониманию она проходит ряд специфических этапов. На первом из них - этапе становления библиографической эвристики - сам процесс, разновидность книжного (литературного) дела, каким является библиографическое разыскание (поиск), понимается несколько шире. Так, впервые это понятие во множественном числе - «библиографические разыскания» - появляется в заглавии работы В.К. Ундольского, относящейся к 1846 г. Эта работа представляет собой по существу конволют, т.е. сборник, составленные из оттисков ранее опубликованных библиографических работ.

По своему содержанию сборник В.М. Ундольского охватывал самые различные вопросы библиографии, но в нем не дано определения библиографического разыскания. Поэтому только на основе анализа его содержания можно заключить, что это выражение автор использует в качестве, как считает, например, советский ученый П.Н. Берков, синонима «библиографическое исследование». И все же необходимо подчеркнуть, прежде всего, источниковедческую направленность и самой работы В.М. Ундольского, где, в частности, была помещена статья «Очерк библиографических трудов в России», и развития русской библиографии этого периода в целом. Именно тогда завершилось формирование такого специального вида библиографической деятельности, как библиография второй степени, или библиография библиографии. Появляется первый основополагающий труд в этой области.

К концу XII в. относится еще один примечательный опыт разработки библиографической эвристики - книга А.Н. Неустроева «Историческое розыскание», в которой отражено развитие русской периодики за 100 лет. Позднее была издана вторая часть этой книги, имеющая и самостоятельное значение. Таким образом в работе А.Н. Неустроева как бы соединились историческая и библиографическая эвристика. Причем она понимается как поиск (разыскание) соответствующих литературных источников (в данном случае - журналистики), определенная систематизация и раскрытие содержания их с целью использования полученных результатов (изданий) для различного рода справочно-информационных задач. Характерно, что оригинальный труд А.Н. Неустроева в наше время получил своеобразное развитие в виде выпускаемых в системе НТИ различных изданий оглавлений отечественных и зарубежных журналов.

Несмотря на широкое использование библиографического поиска, особенно для историко-литературных целей, русская дореволюционная библиография так и не дала самой теории - библиографической эвристики.

Это стало достоянием советской науки о книге. Важный вклад в развитие советской библиографической эвристики внесли такие советские книговеды, как Н.Ю. Ульянинский, Е.И. Шамурин, Н.В. Здобнов, А.Г. Фомин, П.Н. Берков. Н.В. Здобнов считал библиографическую эвристику состав-вой частью библиографического источниковедения. В задачи последнего, подчеркивал он, входит «умение ориентироваться в важнейших библиографических источниках с целью библиографического разыскания материала при научно-исследовательской работе, при составлении библиографических указателей и в справочно-библиографической работе».

В рамках советской библиографии начинается и новый этап библиографической эвристики - рождение ее как научной дисциплины. Первой специальной работой по этому вопросу справедливо считается статья Н.Ю. Ульянинского, опубликованная на страницах журнала «Библиография». Правда, еще в его докладе, прочитанном на I Всероссийском библиографическом съезде в 1924 г., был поставлен вопрос о «теоретическом обосновании разыскания (эвристики)». Н.Ю. Ульянинский подчеркнул тогда, что «ваша библиографическая практика дает значительный материал для таких теоретических обобщения. Значение указанной статьи состоит в том, что, во-первых, здесь название формирующейся науки о библиографическом поиске «эвристика» впервые вынесено в заголовок специальной работы. Во-вторых, определяется место и цель библиографического поиска в библиографии как деятельности: «Разыскание - первое звено в цепи других элементов библиографического, труда. Основная цель разыскания - обнаружить существование печатного произведения и выяснить его местонахождение. Помимо разыскания выделены еще три связанных с ним основных элемента библиографического труда - описание, классификация и конечные выводы.» В-третьих, делается попытка обобщить и схематизировать все многообразие задач и подходов библиографического поиска в целях возможной его рационализации, выделив четыре основных типа «подходов». Первый тип поиска основан на изучении и использовании одной или нескольких внешних характеристик объекта, произведения печати. Второй тип - использование внутренних, содержательных свойств литературного источника, третий тип - изучение сведений об авторе произведения в самом широком смысле, включая в эту категорию переводчика, редактора, комментатора, художника, издателя и т.п. Четвертый тип поиска - комбинированный, который «по своему разнообразию и индивидуальности не укладывается в какую-либо однообразную схему», например, выяснение причин редкости данного издания и т.д.. Наконец, в-четвертых, в статье Н.Ю. Ульянинского впервые предпринята попытка «установить точные методы разыскания». Выделены два основных метода - сплошной и эпизодический.

Если Н.Ю. Ульянинский больше полагается на «интуицию», не на методы, а на навыки, то А.Г. Фомин в своих работах предложил ряд рациональных методов, некоторую систему типизированных схем («моделей», «рецептов») для решения задач библиографического поиска. Обобщая свой богатый эмпирический опыт библиографического поиска, А.Г. Фомин попытался первым в советской библиографии разработать типологию библиографического поиска. Сначала он выделяет 28 (в статье «Библиография литературы»), затем 52 (47 основных, один из которых можно в свою очередь разделить на 6 дополнительных, - в «Путеводителе по библиографии...»), 68 (62 основных, два из которых детализированы на 8 частных, - в «Путеводителе по библиографии Маркса, Энгельса и Ленина») типов библиографического поиска, именно эти путеводители А.Г. Фомина являются интересной попыткой дать необходимую источниковедческую базу для осуществления предложенной им методологии и методики библиографического поиска. В частности, в последнем путеводителе достаточно широко представлены примеры и иллюстрации, ориентированные на различные задачи поиска литературы.

Несмотря на более развитую систему разработки библиографического поиска, по мнению П.Н. Беркова, «эмпирический метод библиографического разыскания, предложенный и применявшийся А.Г. Фоминым, не полностью раскрывает самый эвристический процесс, он не охватывает всей сложности разыскания. Такая же эмпирическая методология характеризует и другие опыты теоретической разработки библиографической эвристики рассматриваемого второго этапа ее развития в нашей стране.

Третий - современный - этап в развитии библиографической эвристики начинается в 60-е годы. Он характеризуется качественно изменившимися условиями исторического развития советского книжного дела, шире - научной и массовой коммуникации (информационной деятельности). Особое значение в этот период имели три фактора. Первый из них отражает переход от эмпирической к формально-логической и диалектической методологии библиографического поиска. Как подчеркивал П.Н. Берков, научный метод библиографического разыскания может быть только один: это метод диалектической (диалектико-материалистической) логики. Именно его труд «Библиографическая эвристика» является важнейшим вкладом в научную разработку библиографической эвристики как современной теории. Второй фактор обусловлен использованием в информационной деятельности электронно-вычислительной техники. Это потребовало разработки принципиально новых информационно-поисковых языков для индексирования и кодирования литературных источников в процессе поиска, новых схем поиска. Сейчас в мире работают уже сотни автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС). Третий фактор характеризует изменение содержания поиска. Если ранее основное внимание уделялось поиску источников (документов и изданий) и пособий, т.е. различного рода библиографических документов и изданий (списков, указателей, обзоров и т.п.), облегчающих разыскание источников, то теперь все большее внимание уделяется поиску отдельных фактов, идей, сведений.

Сама библиографическая эвристика в полном смысле переродилась. Появилось и новое обозначение для процесса библиографического поиска информационный поиск, под которым понимается «процесс отыскания в каком-то множестве документов тех, которые посвящены указанной в информационном запросе теме (предмету) или содержат необходимые потребителю факты, сведения». Цитированная работа А.И. Черного, по существу, является первой в отечественной литературе попыткой изложить теорию информационного поиска в краткой и доступной форме не только для специалистов в этой области, но и для всех интересующихся этой проблемой.

В принципе, если следовать логике исторического развития, большой разницы между понятиями «библиографический» и «информационный» поиск нет. В любом случае объектом поиска является документ (литературный источник, издание), так как социальная информация, знание, отдельный факт и т.д. не существуют вне фиксации и выражения на каком-то естественном или искусственном языке (в тексте). Вопрос в другом: понятие «библиографический поиск» акцентирует наше внимание прежде всего на самом объекте - документе, литературном источнике, тогда как понятие «информационный поиск» - на предмете, содержании этого объекта. Последняя особенность наиболее яркое воплощение нашла в понятии «фактографический поиск», т.е. поиск непосредственно описанных в различного рода документах (литературе) конкретных фактов или явлений (фактографических сведений, записей).

Таким образом, принципиальной разницы между различными исторически сложившимися видами поиска литературы не существует, что подчеркивает в своей книге и А.И. Черный. Более того, первоосновой такого поиска является именно библиографический поиск, т.е. поиск библиографической информации о документах и изданиях (литературе), в которых отражаются соответствующие факты, идеи, т.е. социальная информация во всем многообразии ее отражения. К тому же основной общественной функцией библиографии вообще является первичный учет, описание и систематизация всей документальной (литературной) продукции в мире. Следовательно, только при условии эффективного использования данных библиографии возможен эффективный поиск и использование информации. Другими словами, для нас понятия «библиографический» и «информационный» поиск различаются лишь исторически, а, по существу, принципиально и практически - они адекватны. Поэтому теорию информационного поиска мы будем понимать как современную модификацию традиционной библиографической эвристики - научной дисциплины о поиске социальной информации, которая не существует вне литературы, вне документа, книги.

Речь, следовательно, должна идти о дальнейшей в новых исторических условиях дифференциации как самого процесса библиографического (информационного) поиска, так и его теории. В этом отношении можно в рамках традиционной библиографической эвристики выделить теперь уже два уровня:

1. Общая библиографическая эвристика, основной задачей которой является разработка истории, теории и методики массового информационного поиска, т.е. для неспециалистов, для всех.

2. Специальная или функциональная библиографическая эвристика, которая преимущественно разрабатывает историю, теорию и методику специального информационного поиска, т. е. для специалистов в соответствующих отраслях общественной деятельности.

Общая библиографическая эвристика является составной частью и определяется задачами общей науки о библиографии - библиографоведения, тогда как специальная библиографическая эвристика является составной частью и определяется задачами особой науки о научно-информационной деятельности - информатики. Естественно, в каждой отрасли общественной деятельности возможно развитие своей частной (отраслевой) библиографической эвристики, примером которой и является историческое источниковедение.

3.ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЙ ЭВРИСТИКИ

3.1.Основные цели и виды информационного поиска

Чтобы легче разобраться в этих вопросах, мы построим принципиальную схему процесса информационно-поисковой деятельности. Как видим, она служит посредником между производством и использованием социальной информации (литературы, книги), функционирующей в обществе. В целом производителем и пользователем социальной информации, субъектом информационно-поисковой деятельности выступает общество, персонифицируясь в каждом конкретном случае в лице какого-либо издательства, научно-исследовательского или учебного института, автора и читателя и т.п. Уже эта персонификация определяет необходимость в поиске конкретно данных источников литературы или содержащихся в них каких-то фактов. Идейно объективный характер существования и использования разнообразной социальной информации определяет и самые различные задачи ее поиска.

В целом все реальное многообразие таких задач можно свести к трем основным целям информационного поиска:

1. Поиск необходимых сведений об источнике и установление его наличия в системе других источников. Ведется путем разыскания библиографической информации и библиографических пособий (информационных изданий), специально создаваемых для более эффективного поиска и использования информации (литературы, книги).

2. Поиск самих информационных источников (документов и изданий), в которых есть или может содержаться нужная информация.

3. Поиск фактических сведений, содержащихся в литературе, книге, например, об исторических фактах и событиях, о технических характеристиках машин и процессов, о свойствах веществ и материалов, о биографических данных из жизни и деятельности писателя, ученого и т.п.

Эти цели определяют и три основных вида информационного поиска: библиографический, документальный и фактографический. Необходимо иметь в виду, что они тесно взаимосвязаны между собой. Например, чтобы найти информационный источник (документ или издание), надо знать определенную совокупность библиографической информации (фактов), характеризующей его, отличающей его от многих других: хотя бы от написанных тем же автором, на одну и ту же тему, выпущенных тем же издательством, в одном и том же году и т.д. Следовательно, нужно сначала проделать библиографический поиск. И, наоборот, чтобы провести фактографический поиск в какой-либо отрасли знаний или практики требуется сначала найти те литературные источники (документы, издания), в которых могут быть интересующие нас факты. Поэтому сначала надо провести библиографический и документальный поиск.

При конкретизации целей и, значит, основных видов информационного поиска следует учитывать еще целый ряд критериев, обусловленных самим объективным многообразием книжного (информационного) дела. Поэтому система основных видов информационного поиска в зависимости от различных критериев может быть дополнена (см. табл. 1).

Каждый из них по отношению к основным видам информационного поиска (библиографический, документальный, фактографический) образует своеобразную совокупность разновидностей. Другими словами, в каждом конкретном случае общая задача (вид поиска) получает определенную систему ограничений, преобладание которых и отражает специфику решений данной поисковой задачи. В этом отношении приведенная система критериев может служить своего рода моделью для определения необходимых характеристик и особенностей данного информационного поиска. Например, в процессе информационного поиска по теме настоящего издания мы исходили из следующих ограничений, или условий поиска:

I. Цель поиска - документальный поиск, т.е. разыскать основные документы и издания по вопросам библиографической эвристики.

II. Предмет поиска - тематический поиск, т.е. только по вопросам библиографической эвристики.

III. Жанр (вид) литературы - видовой поиск, т.е. преимущественно только книжные издания (монографии, сборники, справочники, библиографические пособия).

IV. Метод поиска - диалектический, т.е. использована вся возможная совокупность существующих методов поиска.

V. Хронологический охват - ретроспективный поиск за период с начала XIX в. по настоящее время.

VI. Географический охват - страноведческий поиск, т.е. информационные источники, изданные в нашей стране (не исключая изданий, переведенных с иностранных языков).

VII. Полнота поиска - избирательный поиск, т.е. выбирались наиболее примечательные издания.

VIII. Интенсивность поиска - разовый, т.е. специально только для настоящей работы.

IX. Категория потребителей - специальный поиск, т.е. ориентированный на студентов вузов.

Такая конкретизация способствует большей целенаправленности, глубине, всесторонности, методической рационализации и эффективности информационного поиска в каждом конкретном случае его использования.

3.2.Система методов информационного поиска

В настоящее время библиографическая эвристика имеет следующую систему методов: сплошной, выборочный, интуитивный, типологический («рецептурный»), индуктивный, дедуктивный, метод библиографических ссылок, метод восхождения от абстрактного к конкретному. Первые два метода информационного поиска - сплошной и выборочный - наиболее традиционны. Практика их применения широко описана в литературе, их часто называют основными методами библиографической эвристики.

Сплошной метод. Согласно Н.Ю. Ульянинскому, при сплошном методе «библиограф для осуществления поставленной задачи обследует сплошь и без пропусков все наличие имеющихся пособий и источников... При огромной затрате труда и времени - этот метод всего более гарантирует успех достижения цели». В современных условиях этот прием трудно реализуем даже для узкой темы. Естественно, он нереален для фактографического поиска, так как потребовал бы сплошного чтения огромной массы литературы. Тем более, что бессмысленно затрачивать силы и время на изучение литературных источников, заведомо не относящихся к теме и задачам поиска. Хотя возможны самые курьезные варианты публикаций материалов. Например, в журнале «Пчеловодство» может быть напечатана статья «Пчелы в жизни и творчестве Л.Н. Толстого» (1948, № 9, с. 49-56). Более распространенный пример - название книги или статьи не отвечает содержанию произведения. Наконец, нужно учитывать возможности обращения к литературе, ее наличия при осуществлении данного поиска. В большинстве случаев библиограф исходит из практически имеющихся источников и пособий. Поэтому, говоря о более рациональном выборочном методе поиска литературы, мы должны учитывать следующее. Во-первых, нужно с большой осторожностью подходить к любому ограничению сплошного метода, особенно к возможности изучения или не изучения того или иного издания. Во-вторых, следует предварительно намечать определенные типы источников и пособий для обязательного просмотра, исходя из конкретной задачи поиска литературы. Критерии таких ограничений приведены выше (см. табл. 1).

С учетом современной практики можно вслед за П.Н. Берковым утверждать, что «сплошной метод в самом прямом смысле остается только теоретическим построением и никогда на деле не применяется».

Выборочный метод. Более рациональный и реальный путь поиска литературы выборочный метод, т.е. «ограниченно сплошной». В литературе его часто называют также «эпизодический метод». Но понятие «выборочный» больше соответствует сути этого метода поиска литературы, что и подтверждают интерпретации его таких исследователей, как Е.И. Шамурин и П.Н. Берков. Соотношение этих двух методов (сплошного и выборочного) нужно рассматривать диалектически. Хотя традиционно их разделяют по характеру обращения к тем или иным источникам (жанрово-видовой критерий поиска): одни авторы рекомендуют исходить из главного источника или факта литературы, выдающейся научной работы, другие - из имеющихся справочно-библиографических пособий, третьи - из определенной комбинации, взаимодополнения источников и пособий. Другими словами, эти методы отличаются лишь уровнем вхождения в систему литературы и ее охвата - или от единичного факта, документа (источника и пособия), или определенного круга документов (скажем, фонда какой-либо библиотеки, отдельного вида литературы или литературы в целом). В обоих случаях все сводится к подбору и изучении определенной совокупности литературных источников. Такая взаимосвязь этих методов, в своем единстве обеспечивающих оптимальную по своей разумности и необходимости полноту поиска литературы, характерна для методики Н.В. Здобнова, П.Н. Беркова, М.А. Садовой.

Вопрос, следовательно, состоит в том, как определить уровень вхождения в литературу при каждом конкретном поиске. Например, Н.В. Здобнов рассматривал выборочный метод как дополнительный к сплошному. На этом основании он предлагал предварительно намечать круг источников, которые нет необходимости изучать. Но если в процессе поиска вдруг по каким-либо ссылкам, косвенным указаниям и т.п. обнаруживается, что в этой предварительно отобранной части литературы имеются интересующие нас материалы, то именно тогда и прибегают к выборочному методу. Следовательно, для Н.В. Здобнова этот метод как бы запасной, его используют именно частично, эпизодически, но в то же время не ограничивая поиск каким-то единичным фактом, документом. Другие исследователи рекомендуют начинать поиск литературы с выборочного метода путем сплошного изучения самых простых пособий. Так, М.А. Садова важное значение придает энциклопедическим словарям как исходной позиции поиска литературы, П.Н. Берков рекомендует определенную последовательность обращения к источникам и пособиям. Но дело не только в характере исходного источника или факта. В процессе поиска литературы необходимо использовать все возможное разнообразие ограничений, т.е. в любом случае комплексно, всесторонне определяя, конкретизируя исходную задачу поиска. Важно отметить, что даже для использования таких элементарных методов, как сплошной и выборочный, требуется предварительно определенная творческая, мыслительная работа. Это и привело к обращению в процессе поиска литературы к методам более рационального характера - интуитивному и типологическому (рецептурному).

Интуитивный метод. К интуиции в процессе поиска литературы в каков-то мере уже апеллировал Н.Ю. Ульянинский, утверждая, что поиск - дело сложное и трудное, требующее огромного трудолюбия, энергии, разносторонней осведомленности и особых, если не методов, то хотя бы навыков. Основываясь на достижениях современной ему библиографии, он ставил под сомнение создание более «точных методов», кроме двух рассмотренных выше. И такое отношение к поиску в то время было не единичным. Например, А.Г. Фомин, пытаясь рационализировать этот процесс, в то же время оговаривал: «Умение найти нужный для литературоведческой работы материал до сих пор является результатом библиографического чутья, продолжительного опыта». В современных условиях такое низведение интуитивного метода поиска литературы до искусства, до эмпирики, до уровня «особых», «избранных» личностей нельзя считать оправданным. Сейчас нужно учитывать, во-первых, тот факт, что роль интуиции в творческой деятельности современного человека чрезвычайно возросла. Во-вторых, современная наука стоит перед альтернативой: или освоить логику интуиции, понять логический механизм интуиции, или отдать всю логику на откуп иррационализма.

Конечно, нельзя абсолютизировать интуитивный метод, так же как умалять его значение или игнорировать вообще. Любой творческий процесс является определенным единством, с одной стороны, планомерных, необходимо и последовательно вытекавших друг из друга логических умозаключений, с другой - счастливого стечения случайных находок, необъяснимых «озарений», логических скачков и переходов. В этой связи Антуан де Сент-Экзюпери писал: «Теоретик верит в логику. Ему кажется, будто он презирает мечту, интуицию и поэзию. Он не замечает, что они, эти три феи, просто переоделись, чтобы обольстить его, как влюбчивого мальчишку. Он не знает, что как раз этим феям обязан он своими замечательными находками. Они являются ему под именем «рабочих гипотез», «произвольных допущений», «аналогий», и может ли теоретик подозревать, что, слушая их, он изменяет суровой логике и внемлет напевам муз....

В интересной книге М. Бунге предпринята попытка систематизировать все возможные варианты интуиции. Он выделяет четыре основных класса: 1) интуиция как восприятие; 2) интуиция как воображение; 3) интуиция как разум; 4) интуиция как оценка. Следовательно, «никакой мистической интуиции для изучения интуиции ученого не требуется». В то же время «интуиция - недостоверный зачаток мысли». И в этой связи она может быть опасна: во-первых, потому, что интеллектуальная интуиция не имеет никакой доказательной силы; во-вторых, потому что интуиция - это до некоторой степени объективный здравый смысл, а он консервативен, в-третьих, потому что интуиция никогда не бывает достаточно точной.

Применительно к задаче информационного поиска интуитивный метод еще недостаточно изучен, а точнее, не всегда целенаправленно осознан. Интуиция плодотворна в той степени, в какой она уточнена и переработана разумом. Интуитивное «озарение» может представлять интерес, если имеет место в уме человека знающего, если оно очищено и включено, по крайней мере, в совокупность обоснованных суждений. Научное исследование, как и в нашем случае - информационный поиск, это не вереница «видений» или суждений, не подлежащих анализу и проверке.

У творцов науки действительно бывают «естественные откровения; или «озарения», но никогда до обнаружения, формулировки и изучения проблемы.

Естественно, что интуитивный метод большое значение имеет для фактографического поиска. Его роль может быть существенной и в случаях документального поиска. Особое внимание в процессе информационного поиска нужно обратить на следующие виды интуитивного метода.

1. Быстрое отождествление объекта поиска, т.е. искомого документа, факта или определенной совокупности их. В большей мере это обусловлено физическим, чувственным восприятием, скажем, книги, когда-то виденной, читанной. Эффективность такой чувственной интуиции во многом зависит от творческих способностей библиографа - его наблюдательности, остроты восприятия, памяти, сообразительности, опыта и информированности. С быстрым отождествлением тесно связаны и другие виды чувственной интуиции - ясное понимание значения и способность интерпретации.

2. Ясное понимание значения искомого документа или факта позволяет не только формально выделить их в системе других по тем или иным внешним характеристикам, например, по фамилии автора, заглавию, художественно-полиграфическому оформлению книги и другим данным, составляющим библиографическое описание издания. В случае ясного понимания значения речь идет скорее о возможности интуитивного выделения нужного издания путем неосознанного сопоставления с другими изданиями на основе различий в стиле или жанре изложения, иллюстраций, справочного аппарата и т.п., которые как бы «выуживают» что-то из нашей памяти, стимулируют наше воображение.

3. Интуитивная способность интерпретации как разновидность чувственного восприятия позволяет в процессе поиска за условными знаками, формальными характеристиками литературных источников видеть, пусть столь же условные и неясные, но реальные, содержательные взаимосвязи этих источников, необходимость выбора какого-то определенного из них, в большей мере соответствующего задаче данного поиска. В этом случае искомый документ или факт фигурирует для нас как некий искусственный или естественный сигнал, позволяющий быстро и сжато оценить значимость той или иной книги среди других так же, как мы оцениваем реальные объекты окружающей действительности по их внешнему виду, позам, жестам и т.д. «Это именно то, - подчеркивает М. Бунге, - что мы делаем всякий раз, формулируя впечатление о ком-нибудь на основании единственной встречи». Поэтому он определяет подобные интуитивные методы как «импрессионистские».

4. Способность представления, или геометрическая интуиция. Здесь намечается уже переход от интуиции восприятия к интуиции воображения. С точки зрения поиска литературы геометрическая интуиция имеет место тогда, когда некоторый абстрактный образ документа (например, созданный методами чувственной интуиции) конкретизируется до наглядного изображения модели. В отличие от чувственной интуиции, где чаще всего используются готовые способы изображения словесного текста (иллюстрации в книге), геометрическая интуиция предполагает как наличие индивидуальных образов, создаваемых специально или формирующихся стихийно, в процессе работы с литературой, так и искусственные образы, например, символический индекс документа, присвоенный ему в библиотеке или на основе какой-то схемы классификации.

5. Способность образования метафор как интуитивный метод. В качестве наглядного образа для искомого литературного источника используется метафорическая иллюстрация, т.е. частичное сходство или различие документов, например: иллюстрированное или неиллюстрированное издание. Такая интуиция связана также со способностью вызывать чувственные впечатления, наглядные образы о прочитанных книгах, фактах, идеях, причем чаще всего через воспроизведение какой-то части, структуры, фрагмента.

6. Метод творческого воображения. В науке он определяет процесс формирования гипотезы, часто выступающей в виде какого-то зрительного образа, особенно после длительного процесса поисков или попыток решения какой-то задачи. Классическими примерами здесь могут служить: «видение» во сне искомого решения у Д.И. Менделеева при открытии им периодической системы химических элементов, знаменитое «упавшее яблоко», ставшее источником гравитационной теории И. Ньютона и т.д. Но в любом случае такое «видение», «интуитивное озарение» не возникает из ничего. Оно возможно и в процессе информационного поиска, когда вспышка вдохновения, словно молния, высветляет вдруг после кропотливого изучения большого массива документов именно нужный источник или иное направление поиска. Другая возможность интуитивного предвосхищения может возникнуть при использовании в процессе поиска каких-либо пособий, например: указателей или списков литературы, вспомогательных указателей в книге и т.п. Но в любом случае такие «озарения» нуждаются в реальной проверке, критической оценке и другими логическими методами.

7. Ускоренное умозаключение. Здесь намечается переход от интуиции воображения к интуиции, близкой к выводному знанию, т.е. знанию, полученному на основе логической переработки данных литературы, без непосредственного обращения к эксперименту и практике. Такие виды интуитивных методов называют также интеллектуальной интуицией. Она все ближе подводит информационный поиск от использования преимущественно эмпирических поисковых образов к абстрактно-логическим приемам. Таковым и является прежде всего ускоренное умозаключение. Оно характеризует такой процесс информационного поиска, когда происходит некий качественный скачок, сокращение поиска, решение поисковой задачи приходит как бы внезапно, само собой. Складывается впечатление, что реальная последовательность возможного поиска в данном конкретном случае как бы «позабыта» вами. Ярким примером такой интуиции может служить обнаружение искомых фактов именно в тех литературных источниках, в которых, по какому-то нашему ограничению, эти факты не должны и быть. По свидетельству М. Бунге, «пропущенные или позабытые посылки и промежуточные шаги бывают столь многочисленны, что лишь вышколенный ум в состоянии прийти таким путем к правдоподобным заключениям». Такой способностью интуиции обладают только хорошо развитые, чрезвычайно логичные интеллекты.

8. Интуитивное синтезирование. Оно отличается от ускоренного умозаключения и примечательно еще большим увеличением масштаба целостности, единства выделяемых из общего массива искомых документов или фактов, сочетанием ранее разрозненных сведений в единое, «гармоническое» целое, систему. Причем здесь важно не только ограничить искомую систему в общем массиве изданий, но и определить относительное значение каждого документа или факта в этой системе. Такое обобщающее представление, картина в процессе информационного поиска складывается обычно в тех случаях, когда поиск сориентирован на так называемое книжное ядро (литературное, библиотечное), т.е. определенный и оптимальный минимум литературных источников.

9. Интуиция, опирающаяся на здравый смысл, позволяет подходить к процессу информационного поиска с определенными представлениями, с оценками, уже сложившимися знаниями по тому или иному вопросу, теме поиска. Но такой опыт часто ведет к тому, что мы отдаем предпочтение литературным источникам, соответствующим уровню наших знаний. Это обусловлено тем, что степень интуитивности любого понятия относится к определенному уровню знания. Поэтому можно позволить такой интуиции играть ее эвристическую роль, но нельзя позволять ей приуменьшать трудности обогащения, развития литературы. Другими словами, в процессе информационного поиска особое внимание следует обращать на документы и факты критического характера, противоречащие интуиции здравого смысла, уже сложившимся представлениям. При этом необходимо учитывать динамику своей интуиции здравого смысла, ориентируя ее на изменение, приобретение новых интуитивных представлений, поднимая интуицию до здравого суждения, фронезиса.

10. Фронезис, или практическая мудрость, определяет умение быстро и правильно оценивать и тем самым находить те документы или факты, которые в большей мере отвечают задаче данного поиска. Говорить о такого рода интуиции можно лишь в том случае, если удачно формулируется оценочное суждение, выбирается нужный документ или факт после ускоренного ознакомления с ними, правильно оценивается их новизна, ценность и полезность, определяется важность и надежность своих поисковых действий.

В принципе интуитивный метод под различными названиями - «догадка», «чутье», «случайность» - имеет широкое распространение в библиографической эвристике. Библиографическая догадка, - подчеркивает М.А. Садова, - сопутствует библиографу во все время работы. Здесь открываются разнообразные пути и неисчерпаемые возможности в зависимости от личных свойств библиографа, его опытности, быстроты соображения и т.п.». По оценке П.Н. Беркова, М.А. Садова правильно подобрала синоним к слову «догадка» - «быстрота соображения». В классификации М. Бунге это соответствует интеллектуальной интуиции вида «ускоренного умозаключения». В этой связи П.Н. Берков справедливо рекомендует отказаться полностью от таких терминов, как «интуиция», «чутье», «догадка», потому что в них есть какой-то привкус веры в «чудесное», «необыкновенное». А между тем это такое же установление связей, только более отдаленных, лежащих не на поверхности, но, тем не менее, связей, реально существующих, а не выдуманных.

К этому виду интуитивных методов решения относятся также и различные «случайности» в процессе поиска литературы. Опыт показывает, что так называемая случайность на самом деле представляет действие каких-то обусловленностей. В частности, П.Н. Берков приводит такой пример. Пришедший как-то к заведующей библиотекой Института русской литературы (Пушкинский Дом) известный академик И.Ю. Крачковский во время разговора взял со стола томик журнала пушкинского времени и машинально стал его перелистывать, продолжая вести деловую беседу.

Вдруг он вскрикнул от радости и изумления: им было найдено, как он объяснил своей собеседнице, сведение, которое он разыскивал несколько десятилетий. На первый взгляд, что здесь случайного? Не то, что И.В. Крачковский много лет помнил и вынашивал свою задачу поиска, а то, что ответ пришел неожиданно.

Следовательно, необходимо постоянно вырабатывать в себе прозорливость в наиболее оптимальном выборе пути поиска информации, обращения именно к тем литературным источникам, которые с наибольшей вероятностью содержат необходимые факты. Освоение и рациональное использование различных методов интуиции приходят с опытом, возрастом, являются результатом тщательного изучения литературы. Этот взаимопереход от интуитивных к рациональным методам и наоборот, во многом обусловил дальнейшее развитие библиографической эвристики в сторону использования более рациональных методов информационного поиска.

Типологический, или рецептурный метод. Первым опытом его разработки был подход А.Г. Фомина, основанный на типизации всех возможных задач информационного поиска. В результате все многообразие их было обобщено в определенную совокупность типовых задач. Использование их позволило для каждого конкретного информационного поиска намечать определенный путь и документальные средства (пособия, источники) решения, т.е. дать своего рода модель, рецепт решения этой поисковой задачи.

Оптимальной типовой моделью для разработки различных «рецептов» информационного поиска в настоящее время является библиографическое описание. Согласно действующему ГОСТ 7.1-76, оно представляет собой «совокупность сведений о произведении печати или другом документе (его части или группе документов), дающих возможность идентифицировать документ, а также получить представление о его содержании, читательском назначении, объема справочном аппарате и т.д.». Как видим, основное назначение библиографического описания - идентифицировать данное издание в системе других. Трудно переводимое на русский язык латинское слово «идентификация» как раз и отражает процесс выявления, опознания искомого издания (документа) путем уподобления, отождествления, сравнения его с другими на основе тех или иных признаков (характеристик). Последние и составляют библиографическое описание. Эти характеристики в библиографии называют элементами, которые по своим функциям объединены в библиографическом описании в области. В свою очередь элементы подразделяют на обязательные и факультативные. Все элементы библиографического описания (в первую очередь обязательные) и дают начало для установления и использования различного рода заранее фиксированных схем (рецептов) в процессе информационного поиска. Основные, наиболее часто встречающиеся из них, и приведены в таблице 2. Как видно, рецептурные методы отличаются простотой, но требуют хорошего знания пособий, уже имеющихся и выпускаемых в настоящее время в нашей стране и за рубежом.

В любом случае типологический (рецептурный) метод отражает в себе и привносит в процесс информационного поиска определенное рациональное начало, планомерность. В то же время он показывает важность отправной, исходной точки этого сложного процесса. Она может быть избрана и на основе интуиции, и на основе сознательного, целенаправленного размышления, рабочей гипотезы, рецепта.

И в этой связи следует подчеркнуть взаимосвязь методов эвристики с такими строгими методами логики, как индуктивный и дедуктивный.

Индуктивный метод информационного поиска. Вообще индукция (индуктивный метод) в широком смысле слова - это форма мышления, посредством которой мысль наводится (от лат. inductio - наведение) на какое-либо общее правило, общее положение, присущее всем единичным предметам какого-либо класса. Процесс познания с использованием индукции совершается, таким образом, от единичных суждений и фактов к общим правилам и обобщениям, в которых выражается общая закономерность.

Применительно к нашей задаче информационного поиска можно говорить об особой разновидности индуктивного метода. В самом деле, в процессе информационного поиска по теме настоящего издания мы могли бы сформулировать следующий ряд частных суждений:

1) в нашей стране выпускаются издания, посвященные вопросам информационного поиска, должно быть издательство, специализирующееся на их выпуске, такие издания отражаются в планах выпуска или сводных каталогах этого издательства. Такие издания выпускает издательство «Книга»;

2) в ГСНТИ нашей страны существует орган (центр), который призван информировать об изданиях по интересующему нас вопросу, такая информация обычно выпускается в виде реферативных журналов. Этим органом является ВИНИТИ, который издает РЖ «Информатика».

3) Всесоюзная книжная палата ведет регистрацию всех изданий, выходящих в нашей стране, информация об этом публикуется в соответствующих библиографических изданиях.

Следовательно, обобщенные данные по вопросам информационного поиска мы можем, получить: в планах выпуска и сводных каталогах издательства «Книга», PЖ ВИНИТИ «Информатика», в изданиях государственной библиографии («Книжная летопись» и т.п.). В результате путем изучения этих пособий за необходимый период времени мы можем составить искомый список литературы интересующего нас вопроса. Другими словами, от выявления и поиска отдельных фактов, пособий путем индуктивного метода мы переходим к составлению общего, более или менее полного списка (определенного массива источников) по данной теме.

В нашем примере мы использовали такой вид индуктивного метода, как неполная индукция. Общий вывод, итоговый результат в данном случае не охватывает и не основан на изучении всех возможных единичных источников.

Другим видом индуктивного метода является полная индукция. Общий вывод о наличии искомых источников (фактических сведений) по интересующему вопросу в этом случае делается на основе изучения всех единичных источников. Такой максимализм, естественно, дает более достоверные и полные обобщения в процессе информационного поиска. Но метод полной индукции, как и сплошной метод, практически в информационном поиске не используется.

Как видим, метод индукции, тесно связан с выше охарактеризованными сплошным (полная индукция) и выборочным методом (неполная индукция), а также с отдельными разновидностями интуитивного метода (например, быстрое отождествление источника, ускоренное умозаключение, способность к синтезу). В итоге использования индуктивного метода информационного поиска мы получаем и своеобразный «рецепт» решения поставленной конкретной задачи. Отличие и преимущества индуктивного метода перед указанными заключается в том, что, во-первых, индуктивный метод более рационалистичен, логически строг; во-вторых, он тесно связан с фактами, с практикой, с действительной ситуацией в информационной деятельности. Не случайно основоположник этого метода в науке нового времени Ф. Бэкон подчеркивал: «Если мы имеем в виду проникнуть в природу вещей, то мы всюду обращаемся к индукции... Ибо мы полагаем, что индукция есть настоящая форма доказательства, оберегающая чувства от всякого рода заблуждений, близко следящая за природой, граничащая и почти сливающаяся с практикой».

Дедуктивный метод информационного поиска. Обратная картина сложится, если мы будем осуществлять поиск дедуктивным методом. Дедукция (от лат. deductio - выведение) в широком смысле слова это такая форма мышления, когда новая мысль выводится чисто логическим путем (т.е. по законам логики) из предшествующих мыслей. Иными словами, содержанием дедукции как метода дознания является использование общих положений при исследовании конкретных явлений. Причем направленность мысли от общего к частному может существовать не только в отдельном акте познания, каким является умозаключение. Такая направленность мысли может иметь место и при исследовании определенной области явлений, создании развернутой научной теории и т.п.

Особая разновидность дедуктивного метода используется в процессе информационного поиска. Обращаясь опять к нашему типовому примеру о поиске литературы по теме настоящего издания, мы, применяя дедуктивный метод, можем констатировать следующее. Во-первых, процесс поиска литературы и его теория (библиографическая эвристика) как частный случай (тема) входят в содержание книжного дела и библиографии и их теорий (книговедения, библиографоведения), а также информатики - своего рода теории такой общей части библиографии, как научно-вспомогательная библиография. Следовательно, именно в пособиях (информационных изданиях), отражающих содержание, этих сфер общественной деятельности и науки, мы можем найти интересующие сведения по теме поиска. Во-вторых, существуют информационные органы в ГСНТИ, которые занимаются информационным обслуживанием этих сфер общественной деятельности (библиография, научно-информационная деятельность). Устанавливаем, что таковыми являются: ВИНИТИ, Информационный центр по проблемам культуры и искусства. В третьих, мы должны определить, какие пособия этих организаций в общем могут отражать интересующую нас литературу. Таковыми являются: PЖ ВИНИТИ «Информатика», библиографический указатель Информцентра по проблемам культуры и искусства «Новая советская и иностранная литература по библиотековедению и библиографии». Наконец, в-четвертых, путем сплошного или выборочного (используя оглавление, вспомогательные указатели и т.п.) изучения указанных пособий мы можем сформировать искомый список литературы по вопросу информационного поиска.

Уже приведенного примера достаточно, чтобы утверждать о наличии тесной взаимосвязи между индуктивным и дедуктивным методами. В то же время некоторая абсолютизация индуктивного метода началась уже у Ф. Бэкона, хотя он и предостерегал от того, чтобы не уподобляться эмпирику-муравью, но и не походить на паука-рационалиста, который из собственного разума ткет хитрую философскую паутину. По мнению Ф. Бэкона, философ должен быть подобен пчеле, которая собирает дань в полях и лугах и затем вырабатывает из нее мед. Характерно, что уже в древности и книжника сравнивали с пчелой. Во всяком случае, процесс информационного поиска не сводим только или к индукции - изучению литературы от единичных фактов (источников) к их объединению (своду), или к дедукции - изучению литературы от обобщенных фактов (сводных источников, пособий) к единичным. Индукция и дедукция теснейшим образом взаимосвязаны, дополняют друг друга. Как индуктивное изучение предполагает использование каких-то общих положений, обобщающих источников (пособий), т.е. включает в себя момент дедукции, так и, наоборот, дедукция невозможна без обобщений и выводов, получаемых индуктивным методом.

Диалектическое решение вопроса о роли и взаимосвязи методов индукции и дедукции дано в марксистско-ленинском учении. Так, Ф. Энгельс писал: «Индукция и дедукция связаны между собой столь же необходимым образом, как синтез и анализ. Вместо того, чтобы односторонне превозносить одну из них до небес за счет другой, надо стараться применять каждую на своем месте, а этого можно добиться лишь в том случае, если не упускать из виду их связь между собой, их взаимное дополнение друг друга». Эту несостоятельность, неполноту обособления дедукции от индукции характеризует и В.И. Ленин, подчеркивая, что «самая простая истина, самым простым, индуктивным путем полученная, всегда неполна, ибо опыт всегда не закончен». В.И. Ленин также указывает на взаимосвязь индукции и дедукции с другими формами мышления. В частности, он подчеркивает «связь индукции с аналогией - с догадкой (научным провидением)...», т.е. интуитивными методами. Таким образом, эффективность информационного поиска то многом будет зависеть от правильного, рационального сочетания индуктивного и дедуктивного методов, а также, в свою очередь, сочетания их с другими известными методами библиографической эвристики.

Метод информационного поиска по библиографическим ссылкам. Возможность его использования заключается и в самом характере литературы, состоящей из определенной взаимосвязи фактов, произведений, документов и изданий. В случае использования рациональных и интуитивных методов информационного поиска мы и пытаемся как бы вероятностным, гипотетическим путем выявить эту взаимосвязь и установить искомые факты и источники. Но главная особенность метода информационного поиска по библиографическим ссылкам в том и состоит, что здесь используется не гипотетическая, а реальная взаимосвязь литературы в процессе ее естественно исторического развития. Каждое новое литературное произведение - это в известной степени анализ, оценка и обобщение социальной информации, уже имеющейся в литературе. Специфической формой отражения указанной взаимосвязи, преемственности литературного развития и является библиографическая ссылка (сноска). В общем библиографическая ссылка представляет собой разновидность библиографического описания используемого, цитируемого или упоминаемого литературного произведения (издания), его части, определенной совокупности изданий. Такая библиографическая ссылка (описание) может быть приведена или в самом (основном) тексте литературного произведения (внутритекстовая ссылка), или в подстрочном (внизу страницы подстрочная ссылка) и затекстовом примечании (в конце основного текста - затекстовая ссылка), или частично в основном тексте, а частично в подстрочном (затекстовом) примечании, или в прикнижном (пристатейном) списке использованной (рекомендованной) литературы. Основные правила оформления библиографических ссылок приведены в ГОСТ 7.1-76.

Для нас важно, что в процессе информационного поиска наличие библиографических ссылок дает нам на первом этапе следующие возможности. Во-первых, ограничиться одним известным или найденным источником по интересующему нас вопросу. Используя систему приведенных в нем библиографических ссылок, мы можем затем установить определенный ряд источников. Этот ряд, как мы знаем, может быть уже в самом первоисточнике оформлен в виде библиографического списка (указателя, обзора). Теперь, последовательно изучая систему библиографических ссылок в каждом из указанных в этом списке источников, мы ретроспективно определяем искомую литературу вопроса. Основное требование - исходить в процессе поиска, по возможности, ез новейшего издания. Во-вторых, можно ограничиться одним известным или найденным списком (указателем) искомой литературы вопроса, публикуемым в критико-библиографических отделах периодических изданий, в информационных, справочно-энциклопедических и других изданиях, составляемых в библиотеках и т.д. Наконец, в-третьих, можно исходить не из библиографической ссылки (списка) в целом, а из отдельных известных элементов ее. Например, известен автор книги по интересующему нас вопросу. Тогда, пользуясь алфавитным каталогом какой-либо универсальной библиотеки, именными вспомогательными указателями к информационным изданиям (на пример, к изданиям государственной библиографии), к отдельным книгам, биобиблиографическим словарям, энциклопедиям и т.п., мы устанавливаем другие издания данного автора. Затем по системе библиографических осадок этих издание находим издания других авторов по интересующему нас вопросу и т.д.

Информационный поиск по библиографическим ссылкам мы использовали при написании настоящей работы.

В условиях современного бурного роста потока информации значение метода поиска по библиографическим ссылкам особенно возрастает. Для облегчения такого поиска разработан и выпускается специальный вид библиографических пособий - указатель цитированной литературы. В нашей стране функции такого указателя в определенной мере выполняет ежегодник «Библиография советской библиографии». В нем помимо информации об отдельно изданных библиографических указателях (списках, обзорах), библиографических периодических изданиях, сообщаются также данные о наиболее крупных внукрикнижных и внутрижурнальных библиографических указателях (списках, обзорах), прикнижных и пристатейных библиографических списках. Последние с помощью именного указателя ежегодника можно использовать при поиске в качестве указателя цитированной литературы. В любом случае метод поиска литературы по библиографическим ссылкам - один из самых практичных и легко доступных для каждого библиографа.

И все же, несмотря на своеобразие и определенные преимущества каждого из выше охарактеризованных методов информационного поиска, использования только одного из них недостаточно. Оптимальным нужно считать применение определенной совокупности их. Но для этого необходимо отыскать какую-то универсальную методологическую стратегию, своего рода модель, Именно такой моделью, в которой диалектически взаимосвязаны все возможные методы библиографической эвристики, и является способ (метод) восхождения от абстрактного к конкретному.

Информационный поиск методом восхождения от абстрактного к конкретному. Согласно определению К. Маркса в самом общем виде, под методом восхождения от абстрактного к конкретному (и наоборот) понимается способ, «при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно конкретное. Примечательно также, что К. Маркс характеризовал этот метод как «правильный в научном отношении. Более того, все другие научные методы включаются в этот универсальный диалектико-логический метод на правах частного случая.

Последнее положение в полной мере относится к методам библиографической эвристики. Достаточно сказать, что почти все охарактеризованные выше методы информационного поиска ограничиваются лишь одной первой ступенью мышления; абстрактное (ограниченная информация о предмете поиска) - реальное конкретное (литература как реальная совокупность документов, изданий и т.п.). Исключение могут составить только индуктивный и дедуктивный методы информационного поиска. Опять же лишь в своей взаимосвязи они в определенной мере приближается к методу восхождения от абстрактного к конкретному, отражая ступени многократного познания от частного к общему и от общего к частному. Все эти методы информационного поиска можно считать элементарными. Каждый из них односторонен, недостаточен для всеобъемлющего исследования литературы, поэтому эффективный поиск достигается лишь в случае использования определенной совокупности их. Но именно знание существа информационного поиска методом восхождения от абстрактного к конкретному дает эту необходимую определенность.

О преимуществе использования этого метода свидетельствует и сложность самой литературы как конкретного, реального объекта информационного поиска. Один и тот же источник, пособие, факт имеет в литературе исключительное многообразие связей и отношений. В полном объеме они прослеживаются очень трудно. Достаточно только в качестве примера перечислить те превращения, которые обязательно проходит каждый литературный источник (книга) в современной системе информационного общения, общественной деятельности в целом:

I. Еще до своего издания книга как литературный источник (произведение, документ) может стать предметом: 1) доклада на различных конференциях - будет отражен в материалах этих конференций; 2) отчета по результатам научно-исследовательской или проектно-конструкторской работы - будет включен в справочно-информационный фонд какого-то учреждения и отражен в справочных каталогах этого фонда; 3) публикации в периодической печати (журнале, газете); 4) аннотации в тематическом плане выпуска соответствующего издательства.

II. После выхода книги в свет информация о ней будет помещена: 5) в изданиях государственной библиографии («Книжная летопись», «Ежегодник книги СССР за... год»); 6) в информационных изданиях соответствующих органов ГСНТИ; 7) в случае появления на нее в печати рецензии - в издании государственной библиографии «Летопись рецензий»; 8) в случае ее использования и отражения в прикнижном списке литературы (библиографическом пособии) - в ежегоднике государственной библиографии «Библиография советской библиографии»; 9) в сводных каталогах выпустившего ее издательства; 10) в персональной библиографии соответствующего автора; 11) в биобиблиографических словарях писателей и ученых.

III. При поступлении книги в систему книжной торговли информации о ней будет помещена: 12) в различного рода пособиях книготорговой библиографии; 13) в рекламно-пропагандистских изданиях; 14) в каталогах букинистической книжной торговли.

IV. При поступлении книги в библиотеку информации о ней будет помещена: 15) в каталогах и различного рода справочных картотеках библиотеки; 16) в издании сводного каталога библиотеки.

Как видим, только обязательные (16 - и это не все!) из многочисленных возможных вариантов отражения какого-то источника или пособия в литературе настолько различны по своему содержанию, форме подачи, систематизации материала и другим признакам, что все представляют интерес, имеют значение в процессе информационного поиска. Для уяснения особенностей такого рода поиска обратимся к схеме, которая упрощенно показывает все основные этапы этого сложного процесса восхождения от абстрактного к конкретному. Прежде всего, такой подход требует установления четкой взаимосвязи между главными определяющими моментами информационного поиска (см. таблица 1). Прежде всего цель, задача поиска и будет играть здесь роль мыслимого целого (абстрактного) по отношению к другим уровням восхождения: литература - реальное конкретное («исходная предпосылка»), полученные результаты поиска. Именно задача в нашем случае будет порождать необходимый ряд абстракций о конкретной литературе, замещая ее различными пособиями, раскладывая ее на различные аспекты, фрагменты, стороны (анализ), но в конечном итоге, давая нам искомые источники или фактические сведения (синтез). На рис. 3 абстрактные уровни каждого этапа показаны сверху (над литературой), мыслимые конкретные уровни - снизу.

Процесс такого поиска составляют четыре основных этапа. Первый из них требует целенаправленного ограничения и дальнейшей конкретизации общей цели поиска только поиском библиографических пособий, в которых, возможно, отражается информация об искомых источниках. Следовательно, на этом этапе ведется библиографический поиск. Исходными пособиями могут быть библиографические издания, издания информационных центров, справочно-энциклопедические издания, различного рода каталоги универсальных библиотек. Чтобы установить конкретную совокупность искомых пособий по теме поиска, мы должны сначала определить эту совокупность в ее возможной полноте. Необходимыми абстракциями при решении задачи поиска на этом этапе становятся различного рода библиографические факты - фамилия автора, название издания и другие сведения, образующие библиографическое описание источника. Возможными примерами конкретных решений задач поиска на этом этапе могут служить варианты «рецептурного» метода поиска (см. таблица 2). В процессе поиска применяется все возможное разнообразие методов. В итоге мы получаем искомую совокупность библиографических пособий, в которых может содержаться информация о необходимых нам источниках.

Это является исходной предпосылкой для второго этапа восхождения от абстрактного - совокупности библиографических пособий к конкретному - искомой литературе вопроса, библиографическому списку по теме поиска.

Задача третьего этапа - определить те литературные источники, в которых обязательно имеется интересующая нас информация. Следовательно, теперь осуществляется вариант документального поиска. Роль абстракций, или так называемых поисковых образов, здесь уже выполняют не только библиографические описания (аннотации, рефераты) возможных литературных источников (книг, статей и т.п.), но и сами эти источники. Необходимость их привлечения определяется прежде всего путем изучения справочного аппарата: издательской аннотации, оглавления, предисловия, послесловия и т.п. В результате формируется искомый массив необходимых источников по теме поиска (не только в виде списка, а и непосредственно самих документов и изданий).

Задача четвертого этапа - определить искомую совокупность фактографической информации по заданной теме, т.е. теперь проводится фактографический поиск путем чтения и конспектирования литературных источников. В результате формируется искомый массив фактографической информации, или исходный материал для библиографического обслуживания.

Таким образом, только в результате ряда восхождений от абстрактного к конкретному (литература - пособия - источники - литературные факты) реализуется конкретная задача информационного поиска этим методом.

4.ОБЩИЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ПРОЦЕССУ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОИСКА

В ходе практической реализации информационного поиска библиограф должен всегда руководствоваться следующим ленинским положением: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения».

В первую очередь следует четко определить основные этапы информационного поиска и особенности каждого из них. В самом общем виде процесс информационного поиска можно разделить на следующие этапы: 1) формулирование задачи поиска; 2) разработка рабочей программы поиска; 3) реализация поиска и 4) оформление результатов поиска.

Формулирование задачи поиска обусловлено соответствующей задачей библиографирования или библиографического обслуживания. По существу - это краткое определение темы (содержания) библиографической работы. Формулирование задачи может быть выполнено: 1) в виде элементарной тематической рубрики; 2) в виде плана (тезисов, рубрикатора); 3) в виде аннотации.

Формулирование задачи поиска позволяет определить область и особенности используемой литературы, облегчить составление программы поиска. Последняя должна максимально развернуть и конкретизировать поставленную задачу, определяя: объект, виды и методы, возможные направления (маршруты), необходимые ограничения поиска - тематические, хронологические, языковые, жанровые и т.п., возможные объективные и субъективные затруднения, степень полноты, форму представления результатов поиска.

В качестве примера составим рабочую программу поиска применительно к такой теме, как «Ленинская методика работы с книгой».

1. Объект поиска - а) определяем основные области общественной деятельности (науки), объектом и результатом изучения которых является эта тема: книговедение, информатика, библиотековедение, библиографоведение, педагогика и т.п.; б) определяем основные издающие организации, выпускающие литературу по данной теме: Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Институт научной информации по общественным наукам, издательства - Политиздат, «Книга», «Педагогика», «Высшая школа», Государственная библиотека СССР им. В.И. Ленина, Всесоюзная книжная палата, Информпечать и другие.

2. Виды и методы поиска - библиографический поиск (поиск литературы вопроса), все возможные методы библиографической эвристики.

3. Возможные направления (маршруты) поиска - своего рода «рецепт», отражающий последовательность обращения к тому или иному объекту поиска: а) определяем основные библиографические пособия, в которых может быть отражена интересующая нас литература и которые выпускают указанные выше организации - например, ежегодник «Библиография советской библиографии», сводные каталоги и тематические планы выпуска этих учреждений и т.п.; б) устанавливаем основные периодические и продолжающиеся издания указанных организаций, в которых могут быть опубликованы статьи и библиографические материалы по нашей теме; в) устанавливаем круг основных справочно-энциклопедических изданий, в которых могут быть интересующие нас материалы, - БСЭ, Справочные тома к Полному собранию сочинений В.И. Ленина: В 2-х ч. М., 1969-1970 и т.д.; г) наконец, путем изучения и отбора материалов составляем список литературы.

4. Необходимые ограничения поиска - только статьи и монографии на русском языке, выпущенные центральными издательствами нашей страны за последние 10 лет.

5. Форма представления результатов - аннотированный список литературы по заданной теме, причем аннотации преимущественно аналитического характера, с указанием наиболее примечательных фактов, разделов, фрагментов и страниц изученной и отобранной литературы вопроса, т.е. с максимальным приближением к последующей возможной стадии фактографического поиска по теме.

В процессе реализации информационного поиска следует руководствоваться рядом общих методических рекомендаций. Так, характер поиска всецело определяется содержанием поставленной задачи. И в этом отношении важно различать, что сначала поиск как бы привязан к теме и к цели детальной, всесторонней разработки ее плана, когда особенно необходим широкий охват информационных источников, литературы. Следовательно, сначала в большей мере используется библиографический и документальный виды поиска. И лишь затем информационный поиск конкретизируется, ограничивается непосредственным содержанием решаемой библиографической задачи - библиографирования или библиографического обслуживания. На этом этапе преобладает уже фактографический поиск. В то же время, на протяжении всего процесса информационного поиска следует сочетать различные виды и методы поиска в двух основных направлениях: с одной стороны, от общих библиографических пособий к отдельным источникам и содержащимся в них фактам, а с другой - от отдельных фактов и источников к общим библиографическим пособиям.

В каждом конкретном случае важно четко определить исходную координатную точку поиска в системе информационного обеспечения (источниковедения). Например, предпочтительнее вести поиск в обратном хронологическом порядке, т. е. с новых пособий и источников, по необходимости последовательно углубляясь в историю. Или начинать с того, что уже известно, имеется под руками или легко доступно, т.е. с домашней библиотеки (картотеки), библиотеки по месту работы или жительства. И лишь затем - обращаться в другие библиотеки, информационные центры. Следует соблюдать также строгую последовательность в восхождении от исходных точек и материалов. С одной стороны, нужно идти от общего к частному и наоборот, а с другой - сочетать полноту и глубину поиска с выбором наиболее существенных, значимых информационных источников.

Необходимо шире использовать в процессе информационного поиска те возможности, которые предоставляет действующая в нашей стране система информационного обслуживания и в первую очередь: межбиблиотечный абонемент, систему магазинов «Книга - почтой», подписные информационные издания, консультации, и возможность получить копив источника, квалифицированный ответ библиотек и органов информации на информационные запросы. Наиболее перспективной считается такая форма информационного обслуживания, как система избирательного распространения информации (ИРИ), осуществляемая с помощью ЭВМ.

При информационном поиске следует особо учитывать специфику различных типов и видов литературы и изданий. Это дает не только нужный ориентир в определении границ и объема поиска, но и позволяет выявить наиболее важные пособия и источники для первоначального изучения.

Система основных пособий и источников, необходимых для поиска литературы, может быть представлена в следующем виде.

I. Издания библиографической информации второй степени: государственной библиографии второй степени; ретроспективные указатели второй степени, выпускаемые органами НТИ, издательствами.

II. Издания библиографии (первой степени): государственной библиографии; научно-вспомогательной библиографии; рекомендательной библиографии; сводные тематические, ретроспективные и другие виды изданий каталогов библиотек, издательств, книжного репертуара; издательско-книготорговой библиографии.

III. Издания реферативной информации: реферативные журналы и сборники; критико-библиографические периодические и продолжающиеся издания, отделы критики и библиографии в специальной и массовой периодике.

IV. Издания обзорной информации: органов НТИ и специализированных издательств, обзорные статьи в специальной периодике; обзоры рекомендательного характера, обзорные статьи в массовой периодике.

V. Справочные издания: биобиблиографические словари универсального характера; биобиблиографические словари отраслевого характера; биобиблиографические словари краеведческого характера; энциклопедии универсального характера; справочники различного характера.

VI. Периодические и продолжающиеся издания: универсального академического уровня; специального и ведомственного характера; массового и популярного характера.

VII. Тематические сборники: специальные (научно-технические); учебные сборники и книги для чтения; массовые (научно-популярные).

VIII. Монографические издания: научные монографии; учебники и учебные пособия для вузов; популярные монографии.

IX. Собрания сочинений, избранные собрания сочинений: научные (академические); массовые.

X. Книжные серии: научные; учебно-педагогические; популярные.

Особое внимание нужно обратить на наличие по теме поиска реферативных, обзорных, справочно-энциклопедических изданий. Именно в этих изданиях концентрируется и обобщается содержание большого количества источников, отражается самая новая и ценная информация. Подчас только обращения к таким источникам достаточно, чтобы оперативно и качественно решить искомую задачу.

Каждый библиограф в процессе своей работы обязан определить для себя оптимальный круг поискового чтения, т.е. тот минимум информационно-библиографических, справочных, периодических и продолжающихся изданий, систематически обращаясь к которым, он может быть всегда в курсе интересующих его проблем и которые при необходимости он может привлечь для решения той или иной конкретной задачи информационного поиска. Кроме того, следует постоянно с учетом текущей и перспективной проблематики формировать и совершенствовать свой служебный или домашний фонд информационного обеспечения, т.е. иметь у себя под руками как необходимые пособия и источники, так и самостоятельно составленные различного рода картотеки, конспекты, досье и т.п., что особенно важно.

В любом случае, только при систематическом и целенаправленном изучении, знании и умении рационально применять действующую в нашей стране систему информационного обеспечения библиограф может быть твердо уверен в эффективности и качестве своей работы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В конспекте лекций изложены наиболее трудные для изучения вопросы истории, теории и методики библиографической эвристики. Освоение ее необходимо для формирования профессиональных званий и умений будущего работника книжной торговли.

В современных условиях книжная торговля выполняет функции как справочно-библиографического, так и информационно-библиографического обслуживания. В таких ведущих книготоргах страны, как Москнига, Ленкнига, Саратовский облкниготорг, созданы специальные информационные подразделения и разветвленная сеть информаторов на книготорговых предприятиях. Тем самым создаются необходимые условия для информационно-библиографического обслуживания не только массового покупателя, но и, что особенно важно, самих работников книжной торговли, специалистов этой важной отрасли, которая вносит существенный вклад в общепартийную и государственную работу по коммунистическому воспитанию трудящихся. В связи с этим значение библиографической эвристики для книготорговой деятельности в дальнейшем будет постоянно возрастать.

Естественно, что студент при изучении различных вопросов библиографической эвристики не должен ограничиться только настоящим изданием. Следует также внимательно изучить и законспектировать рекомендуемую ниже литературу.

Литература

Ленин и книга. М.: Политиздат, 1964. Разд. 5. Книга в жизни В.И. Ленина. - С. 293-400.

Материалы ХХVI съезда КПСС. М.: Политиздат, 1981. 223 с.

Библиография: Общий курс / Под ред. О.П. Коршунова. М.: Книга, 1981. Гл. 3. § 1. Структура советской библиографии как области деятельности. Библиографический поиск. - С. 72-76.

Берков П.Н. Библиографическая эвристика: К теории и методике библиографических разысканий. - М., 1960. - 173 с.

Берков П.Н. Гл. 4, 5 и «Заключение» // Избранное. - М.: Книга, 1978. - С. 112-185.

Ульянинский Н.Ю. Библиографическое разыскание (эвристика) // Библиография, 1929. - № 1. - С. 38-43.

Фомин А.Г. Библиография как дисциплина, вспомогательная для литературоведения // Избранное. - М.: Книга, 1975. - С. 125-239.

Черный А.И. Введение в теорию информационного поиска. - М.: Наука, 1975. - 238 с.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении