Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
doc

Лекции по Истории книжного дела (Андреева О. В.)

Книга в древнем мире

Древний Восток – колыбель цивилизаций, большинство достижений. Первый книги в Шумере, Египте, Китае, Индии, где были сформированы первые государства.

Стимулы появления: идеологические (прославить правителя, обозначить в истории его деяния), документативные (законы и пр.).

Материал для письма был существенно связан с формой книги. В разных регионах из-за использования различных материалов были разные формы книги.

Месопотамия – клинопись учили с детства; письмо довольно распространено, школы при храмах. Существовали образцы (учебники), которые тщательно переписывались. Глиняные таблички. Клинопись.

Основные носители грамоты: жрецы, писцы, чиновники. Но, в принципе, кроме рабов грамотными были почти все. Искусство чтения – священно, таинственно.

Египет – папирус – основной материал для письма, т.к. не было достаточно жирной глины. Папирус использовали более 4 тысяч лет, последний найденный образец датируется 1022 годом нашей эры. На папирусе чаще всего изображались писцы, жрецы, чиновники. Папирус, делался из тростника. Стебли разрезались на тонкие пластинки, которые укладывались продольно и поперечно. В результате выделения клейкого сока эти пластины склеивались, затем лакировались ракушками или камнями и получался достаточно хороший писчий материал. Папирус завоевал повсеместное господство на Ближнем Востоке. Цены на папирус постоянно возрастали в силу монопольного господства египтян. Они стали своего рода монополистами и в области «книжного производства», т.к. папирус способствовал распространению книжности, грамотности, просвещения. Такое положение оставалось в течение нескольких веков, но во втором веке царь Ермен, который задумал создать библиотеку встал перед проблемой использования писчего материала. Таким материалом оказалась кожа животных, потому что в городе Пергаме, где и правила династия Ермена, было очень высоко развито скотоводство. (Кстати, национальная кухня того государства базировалась на мясных блюдах, поэтому при каждом дворе содержалось большое количество скота и забивалось оно в сумасшедших количествах и шкур было много). Поставлялся в гос-ва средней и малой Азии, на средиземноморье. Центром книжного производства древнего Египта была Александрия. Новая форма книги – в свитках.

В городе Пергаме впервые научились выделывать шкуры, полировать, вырезать в листы, формировать в тетрадки (книжный блок), до этого пергамент тоже сворачивали в свитки. Поэтому пергамент и папирус долго шли рука в руку. Уже в первых веках н.э. стали соперничать и пергамент, как наиболее долговечный материал, вытеснил папирус. Изначально пергамент старались делать темных тонов, чтобы наносить текст золотой краской и только после пошла мода на выбеленный пергамент, на котором писали черными красками. В зависимости от цвета пергамента можно сразу датировать манускрипт.

Калам – камышовая тростинка с заостренным концом, которой писали.

В папирусном варианте появляются элементы заголовков: на основном фоне черных букв – красными чернилами).

Свитки были горизонтальными. Заголовок – в конце книги, чтобы сохранить его от вытирания при частом использовании. Эта традиция просуществовала до первых печатных книг.

Приблизительно до 2000 года до н.э. писали справа налево вертикальными строками, затем перешли на горизонтальные строки, сгруппированные в колонки и слева направо.

Глиняные таблички могли быть самой разнообразной формы и размера. Толщина в среднем 2-2,5 см. Бывали целиндрообразные, конусообразные, бочкообразные книги, писали на гранях.

Плоские таблички хранились в корзинах, реже скреплялись шнурами (не долговечно), образуя книгу. Каждая предыдущая табличка заканчивалась первой строкой последующей (вместо нумерации страниц). Названием книги служила первая строка произведения.

Библиотеки Месопотамии. Книги хранились в корзинах, в нишах с деревянными стеллажами. Для систематизации существовали глиняные таблички на шнуре с названиями.

Библиотеки в Египте существовали при дворцах фараонов, школах, госучреждениях. Папирусы хранились также в неких формах горизонтально.

Самая крупная библиотека Месопотамии – библиотека царя Ашшурбанипала. Ее остатки были обнаружены в середине 19 века. Царь был библиофил и придавал книгам большое значение. Собирались таблички на разных языках. Он посылал чиновников в соседние государства, чтобы переписывали книги. Создал некий каталог библиотеки.

В 7 в. До н.э. библиотека была разрушена и погребена под развалинами.

Китай. Изобрели бумагу, что также повлияло на форму письма. Материалы: ткань (шелк, хлопок), бамбуковые палочки, черепки, панцирь черепахи – все это использовалось для создания книг.

Не было четкой механической смены формы книги. Разные материалы и формы книги сосуществовали многие века.

Самый древний образец бумаги, найденный при раскопках датируется 206 годом до н.э., однако этот год нельзя с уверенностью назвать годом изобретения бумаги.

Изобретение бумаги привело к изобретению печати.

В 11 веке н.э. кузнец Пи Шен. В то время в Китае была известна ксилография (гравюра на дереве) - на рельефной печатной форме вырезали текст в зеркальном отражении, клали лист ткани, снимали оттиск. Пи Шеен вырезал отдельные иероглифы, набирал их на железную рамку, покрывал металлическую пластину вязкой смесью, разогревал и прижимал к набору. Когда доска остывала, литеры крепились на доске. Однако это изобретение не было широко распространено, т.к. слишком трудоемкий процесс.

Книга в античном обществе

Греческое и Римское государства дали культуре очень много. Вся современная европейская культура выросла на этой почве. Процветали искусства, ремесла, естественные науки. Античное общество было грамотней восточного. Демократия породила другое отношение к книге. Она не воспринималась как святой предмет и была более доступна. Во многом это было потому, что греческий и римский алфавиты были намного проще.

Первые памятники письменности относят ко 2-3 тысячелетию до н.э.

Греческое письмо было основано на финикийском алфавите, имело форму – бустрофедон – первая строка слева направо, вторая справа налево и т.д.

Форма античной книги также связана с материалом (лён, свинец – тонкие листья; пальмовые листья и прочее), но главными материалами считались: папирус, пергамент и деревянные буковые дощечки с углублением, залитым воском, где специальным стилем выцарапывали текст. Отсюда произошло название форм книги: диптих, триптих, полиптих – по количество дощечек.

Нарду с каламом использовались птичьи перья и металлические перья, но они рвали пергамент.

По форме «свитки» напоминали египетские, но имели скорее форму скалки, на которую наматывались. Текст писали столбцами, название также в конце.

Распространение книг

В древнем Востоке не было частного заказа на книги и продажи, но в античном обществе стали появляться (в 5 веке до н.э.) первые книжные лавки и частные заказы на книги.

Библиопеги – переплетчики в античном мире.

Скрибы – переписчики.

Крупнейший «издатель» того времени – Тит Помпоний Аттик – друг Цицерона, крупный землевладелец. Сохранилась их переписка.

«Издательство» - в большом помещении сидели писцы, держа на коленях свитки. Старший диктовал текст.

Вергилий также имел постоянного издателя.

Подобная система переписки породила стихометрическую систему.

Марциал – составил множество эпиграмм, которые донесли до нашего времени много подробностей книжного дела того времени.

Не существовало авторского права. Любой мог переписать и продать книгу.

Цена зависела от размера, оформления книги, писчего материала и спроса.

Библиотеки античного мира

Известны частные библиотеки (Платона, Аристотеля), но крупнейшая – Аликсандрийская библиотека (3-2 века до н.э). Александрия – культурная и торговая столица. Огромный фонд греческих гниг.

При пожаре библиотеки при осаде Цезарем фонд насчитывал 700 тысяч томов.

Центр не только хранения книг, но и научной работы с ними.

Каллимах – ученый Александрийской библиотеки, создал пинакерсы – что-то вроде библиографических указателей. Первая каталогизация (около 100 тысяч томов).

Пару лет назад библиотека вновь открылась для посетителей.

От античного мира осталось намного меньше текстов, ем от древнего, т.к. они сжигались чаще.

Лекция.

Папирусные свитки для предохранения от порчи помещали в капсулы, которые вытачивались из дерева, расписывались и инкрустировались, т.к. в те временя книга символизировала некий социальный статус обладателя и была привилегией жречества.

С развитием торговых отношений в обществе профессия писца становится рядовой, появляются целые школы переписчиков, мастерские, которые изготавливали свитки на заказ. Книга начинает обладать реальной ценой, некой полезностью, выражающейся в денежном эквиваленте (не всегда монеты). Товарно-денежные отношения производились еще в шумере (известно из клинописных табличек). Достоверно стало известно о существовании банковской династии (сыновья и внуки Игиби и торговый дом Мурашу), в примитивном виде проводили все банковские операции, проводимые сейчас: осуществляли кредитование, проводились операции по купле-продаже недвижимости и земельных участков, в частности полей. Это 4 тысячелетие до нашей эры. Поэтому закономерно, что шумерское царство было наиболее цивилизованным. Через Египет от шумеров попала теорема в античный Рим и была трансформирована в теорему Евклида. Корни басен Крылова переходят также в шумер. Он взял басни у Лафантена, тот у Эзопа, а Эзоп – у шумер.

16.09.04 Из докладов:

Доклад №1.

Первая передача информации – предметное письмо (стрелы в знак войны и проч.).

Пиктография (картинки). Возникла до нашей эры. Употребляется до сих пор (дорожные знаки).

Первые материалы для письма – камень, ракушки, все, что давала природа.

Телопись. Расписывали свое тело всевозможными узорами, орнаментами. Эта традиция сохранилась до сих пор в некоторых племенах Австралии. Используют разноцветную глину, которую наносят во время различных обрядов (свадьба, охота, война и проч.). Сюда же относится и татуировка. Первые татуировки были у шумеров и носили религиозный характер.

Австралия, Новая Зеландия. На дереве наносились зарубки, что-либо обозначающие и по мере утраты смысла, зарубки стирались.

Первое зарождение цивилизации было у шумеров. Использовалась жирная глина, на которой писали палочками. Писали и на камнях, которые доставались из самых удаленных уголков империи и поэтому были не особо распространены. На подобных камнях писались самые важные документы.

В Древней Армении (1 тыс. до н.э.) первое упоминание на камне о постройке крепости.

В Америке форма письма – на полено наносилось разное кол-во веревок различного цвета и длины. Белый цвет – хорошее, черный – плохое. Последняя подобная летопись сохранилась до 1915 года, хранится в музее Орегона в США.

Древний Восток.

В Древней Индии использовали пальмовые листья, недолговечный материал. То, что выцарапывали – чернело и получалось определенное письмо. Такой вид письма просуществовал среди племен до 17 века.

Древний Китай: использовали бамбук, получалась книга-гармошка в виде шторки, похожая на современные жалюзи. Писали на ткани (хлопок и шелк), затем изобрели бумагу во 2-м веке нашей эры. До этого важным материалом был пергамент (выделанная кожа животных, преимущественно телят, но использовали и коз и кошек и проч.).

Клинопись зародилась в восьмом столетии до нашей эры в тех странах, где была для этого глина (шумеры). Таблички делались из глины, использовались трехгранные клинышки, отсюда название.

Вампу – письмо на ракушках. Зародилось у индейцев. Иногда служили для оплаты.

Африка: из слонового навоза делали бумагу. Вымачивали и сушили на солнце.

Вывод: первый вид материала – камень. Затем шумерские глиняные таблички; затем деревянные (Скандинавия, Греция, Рим) и т.д..

Доклад №2 Бумага.

Основной современный печатный материал – бумага первые получила распространение на Дальнем востоке. Изначально использовали бамбук и шелк. Но бамбук – тяжелый, шелк – дорогой. Предолжил рыболовные сети, тряпье и кору деревьев в качестве сырья для получения нового волокнистого материала – бумаги, что удобней и дешевле. Историческим изобретателем бумаги является Цзай Лун. Он был рабом, затем евнухом при дворе императора Хэ Ди. После изобретения бумаги стал влиятельным вельможей. Для изготовления использовал шелковую вату, которую погружали в чан с водой и взбалтывали до однородной массы, затем доставали эту массу бамбуковыми палочками, выкладывали на ровную поверхность и давали просохнуть. Среди бумаги разных сортов, окраски и проч. Широко распространилась тряпичная бумага (середина 3 столетия), следующий век принес изменения: стали наносить на бумагу покрытия для лучшей прочности и принятия туши. До середины 3-го столетия китайцы держали секрет изготовления в тайне. Но в 745 году наместник основал в Самарканде свою бумажную фабрику, бумага стала экспортироваться во все страны Арабского халифа и получила промышленное распространение (Багдад, Дамаск). Дамаск стал центром экспорта бумаги в Европу (носила название Дамасский лист). Через Египет и сев. Побер. Африки способ производства бумаги проник в Испанию и секрет был доставлен в Европу.

Тряпье с примесью воды вынимали и раскладывали на специальное железное сито, где стекали излишки, а на сите оставался необходимый слой бумаги. Излишки выжимали. Напросвет можно было увидеть прослойки, оставшиеся от сита (филиграни – от итал. Филигранно – водяной знак). С конца 18 века водяные знаки стали применяться повсеместно в Европе (контурные рисунки, имя производителя). На эту сетку выкладывали рисунок из проволоки, заливали бумагу и когда она высыхала получались искусственные филиграни.

Россия. Русское слово «бумага» произошло от татарского «буму». Впервые в 13 веке, когда Батый для сбора дани провел перепись населения на бумаге, которую привез из северного Китая. Затем был достаточно большой перерыв, но самая первая бумага собственного производства появилась в России в середине 16 века с изобретением Федоровым первой печатной машины. Бумага использовалась для религиозных трактатов (Иван Грозный). Мощный толчок для развития бумпрома дал Петр 1. Стало выпускаться много книг. Построил бумажные заводы, запретил писать в канцеляриях и издавать литературу на бумаге заграничного происхождения. Большим толчком к развитию было создание в 1670 году в Голландии специального ролла для отжима бумажной массы, который был в 3 раза производительней ручного толчея. Ролл появился, а люди, которые подавали бумажную массу остались прежними и не успевали за роллом и стало необходимым создание новой машины и в 1799 году Луи Роберон создал такую машину и тогда процесс создания бумаги стал полностью автоматизированным. 100 кг в день.

Первая подобная машина появилась в России в 1916 году на Петергофской фабрике.

ЛИТ-РА: Владимиров Леонид Иванович «Всеобщая история книги»;

Д. Рождественская «История письма в средние века».

ДЗ: параграф по средним векам прочитать;

Отметить: Жанрово-тематическое разнообразие рукописей; Библия – памятник средневековья, ее состав, роль в выработке норм перевода, редактирования, комментирования. Отметить значение Никейского собора 325 года для создания единого канона Библии, повлекшего появление апокрифов, как текстов, отвергнутых церковью и запрещенных к широкому распространению. Когда были сделаны переводы библии на греческий, славянский и другие языки. Назвать древнейшие списки Библии.

Священные книги других религий. Когда была принята единая редакция священных книг, ставшая с тех пор канонической. Сделать выводы о книгах средневековья как источники философских идей. Рассмотреть монастырские цензы для написания, которые надолго определили и содержание и внешний облик книги. Роль цензурного надзора книги. С 11 века усиливаются торгово-экономические связи и в 12 веке появляются первые университеты. Рассмотреть университетского книгописание (корпорации переписчиков, где и формируются библиотеки общественного пользования). Проникновение элементов светскости в книжное дело. Именно в эпоху средневековья книга становится источником дохода.

Вопросы:

1. Какова была тематика книг эпохи средневековья?

2. Каковы отличия в деятельность монастырских и университетских скрипториях?

3. Когда начинает формироваться книжный рынок и оживляется книжная торговля (периоды спада и оживления)?

4. Какую роль сыграла Библия в выработке норм редактирования и комментирования?

Нанизанные на веревку раковины – вампу.

Значение слова петроглиф – наскальный рисунок.

Пиктографическое письмо – это рисуночное письмо.

Письмо, где каждый знак выражал идею – идеографическое.

Клинопись получила свое название, потому что – буквы напоминали клинышки.

Слово иероглиф переводится как – резьба жрецов.

20.09.04 Книгоиздание в средневековье

5-12 вв.

Общее состояние европейских стран средневековье

Характеризуется активным ростом городов, увеличением численности населения. В 7 веке – 11 млн. человек в Европе. К середине 15 века – 55 млн. человек, а к началу 16 века численность европейцев составила 80-100 млн. жителей. Основную массу людей можно рассматривать как участников книжного рынка, для которых и создавались книгописные мастерские – т.н. скриптории - средневековые мастерские по переписке книг. Становление феодальных отношений в средневековом обществе способствовало процессу этнической интеграции и формированию народностей, что привело к возникновению национальных языков, что привело к появлению памятников письменности на различных языках (немецкий, английский, ирландский), в 9 веке появились манускрипты на французском языке, в 12-м – на испанском, португальском; в 13-м – на итальянском, датском, шведском, венгерском, чешском языках. Наряду с этим господствующим международным языком и науки и межличностного общения и книжной культуры – была латынь. Именно это языковое единство и способствовало формированию единого европейского книжного рынка. Средоточием производства книг (рукописей, манускриптов, кодексов) в раннем средневековье являлись монастыри.

Монастырский центр книгописания

Первым и самым знаменитым монастырем являлся монастырь Вивариум, основанный Коссиадором Сенатором (485-580, конец пятого, начало шестого века). Как правило, книги стоили достаточно дорого и отношение к ним было бережное. Средневековое общество относилось к книге, как к драгоценной реликвии. В домашних условиях они хранились наряду с драгоценностями, служили предметом украшения интерьера. Таким образом книга как бы символизирует некую социальную принадлежность и зачастую социальное положение человека обязывало его иметь определенную книгу. Осознавая это, монастырские переписчики (преимущественно монахи) трудились над книгами, создавая их добротными и в соответствие с требованиями заказчика. В раннем средневековье преобладали книги, которые монахи переписывали не на продажу, а во спасение души. Создание манускрипта считалось богоугодным делом, и соответственно не допускалось особой роскоши и изысков в создании манускриптов (в основном это были книги церковного содержания). Поэтому книги как правило имели скромное оформление. Лишь начиная с 8 века в эпоху Каролингов, мы видим, что в книгах появляются богатые орнаменты, роскошные миниатюры, отличаются многоцветием и выкрашенным пергаментом. ДО 13 века пергамент пытались закрасить, и на протяжении 6-9 веков преобладали насыщенные темные тона, а после 13-го старались выбелить, чтобы он лучше контрастировал с зеркалом текста. Существуют различные художественные стили в оформлении орнамента, буквиц, инициалов. В итальянской школе господствовали строгие монументальные рамки; французы старались избежать излишней четкости страниц, цветки, обрамлявшие зеркало текста структурно разбивали текст на разные части, что заставляло читателя следовать за замыслом автора. Т.о. уже в средние века формируются элементы оформления, которые со временем трансформируются и сохраняются до наших дней. Сенатор Марк Аврелий Коссиадор создал при школу переписчиков, в основном она пополнялась за счет монахов, которые обладали познаниями в области грамматики, логики, риторики. Для их обучения он создал собственный труд об искусстве, по которому переписчики получали начальные сведения. Их обучение он проводил сам. Мастерскую при монастыре он основал в 50 лет, когда после долгой военной службы занялся издательской деятельностью. По его примеру в Европе открывается множество монастырей, самые известные Монтекассибо и Боббио. В этих монастырях преобладал ручной труд и не было его четкого разделения. Каждый монах готовил рукопись от начала и до конца. Он самостоятельно списывал текст, вносил инициалы, заглавные буквы; делал переводы. Т,е. книга от начала и до конца не выходила из рук одного мастера. Первые зачатки специализации мы наблюдаем при выделке пергамента. Из числа малограмотных монахов назначался пергаментщик, который занимался выделкой кож, сортировкой и нарезкой листов по трафарету. Поскольку исходным материалом служили шкуры разных животных, то и размеры листа, получавшиеся при нарезке, были разные. Поэтому в зависимости от того, какое произведение копировалось – выбиралась шкура животного. Обрезки шкуры использовались для переплета, для закладок, мешков для книг.

Поскольку изготовление книг трудоемкий процесс, то в монашеских общинах этот вид деятельности выделяется в самостоятельную структуру. Переплеты делались очень добротные, т.к. книги в силу своей дороговизны книги заказывались иногда вскладчину, делались на долго, передавались из поколения в поколение, дарились, завещались. Украшались чеканкой, драгоценными камнями, резьбой. Для предотвращения порчи, каждую страницу промазывали шафрановым или кедровым маслом. В числе заказчиков таких книг в основном придворные вельможи и другие знатные чины. Если раннесредневековые монастыри не изготавливали книги на продажу, то уже с 12 века возникают товарно-денежные отношения между монастырскими скрипториями и потребителями книг. Кроме того, к изготовлению переплета монахи вынуждены были привлекать ремесленников (резчиков печатей, золотых дел мастеров, граверов). Переплетчики занимали особое положение в обществе, они освобождались от многих предписаний, поскольку нередко занимали почетные должности и привелегированное положение. Приближенные к княжеским дворам, они совмещали в себе и членов свиты и ремесленников. Искусство переплета, которое сформировалось в рамках средневековой книжной культуры, позволяет человеку выделиться среди других ремесленников и даже получить статус придворного в княжеском окружении. Переплет, также как и миниатюра, орнамент, зародились в средние века. Переплет действительно становится неким новым направлением в искусстве книги.

С учреждением университетов (в 12-м веке), по мере того как переплетные работы стали источником хорошего заработка, положение меняется. Переплетное дело переходит в руки цеховых мастеров, ремесленников. Цеховая организация переплетного производства сохранилась и после появления печатных изданий, но занимались ими уже целые монашеские ордена.

С 6-го века в западноевропейской культуре появляются инициалы. Для инициалов переписчик специально оставлял пустые места. Первоначально инициалы выделялись наряду с заголовками и рубриками только цветом, а затем стали оформляться и орнаментом. Сложные ковровые страницы книг Меровингского периода (династия Меровингов) соперничают с книгами эпохи Каролингов. Чтобы придать изображениям больше рельефности и объема, улучшить восприятие инициалов – использовались позолота и серебряная краска. Их мерцающий тон делал инициал более легким, объемным, красочным. К оформлению рукописей раннего средневековья привлекаются люди, глубоко занимающиеся художественным искусством. Работа в монастырских скрипториях шла очень медленно, потому что каждую рукопись нужно было тщательно выписать, почерки были очень сложные, витиеватые. Это было скорее даже рисование букв. Срок изготовления одной рукописи занимал несколько лет. За всю свою жизнь переписчик мог переписать всего несколько десятков книг. В 11 веке господствовал основной почерк, которым записывались тексты, т.н. готический почерк.

Он делится на две большие группы: каллиграфический – употреблялся при написание богослужебных книг; канцелярское письмо – для написание деловых бумаг, для светских кодексов и трактатов. Постепенно потребности рынка заставляли писцов все время совершенствовать сложный готический почерк и упрощать его. Поэтому изначально преобладающие извилистые, ломанные буквы готики утрачивали характерные черты готического начертания и упрощались. Это было связано с ускорением техники письма. В результате упрощения готических почерков во всех его разновидностях книжная страница стала вмещать на 35-40% больше текста, а это повлекло за собой уменьшение формата книг. Увеличился спрос на книги, которые были предназначены для пользования вне церковных службы, а для домашнего чтения. Это увеличило емкость книжного рынка и книги все более проникали в массы. Книготорговцы заказывали небольшие молитвенники, книжки в сотнях экземпляров. Книги стали меньше, соответственно удобнее и предназначались уже не всегда для стационарного чтения.

В 12 веке, с развитием городской культуры, расширением торговых отношений решающую роль стали играть деньги. Деньги становятся основой жизни, проникают и в монастырские стены. Книжные богатства, накопленные в монастырях, становятся статьей дохода, а с возникновением в 13 веке банков, монастыри начинают выполнять роль ссудных касс. Это наложило отпечаток на монастырское книгописание.

12-й век стал свидетелем зарождения светского кодекса, предназначенного для личного потребления читателем. На этом сказалось образование университетов, охватившее около 3000 учащихся. Их нужды обслуживались тоже скрипториями. Возглавлял работу т.н. либрарий. На него возлагалась ответственность перед университетской корпорацией за хранение и выдачу рукописей для переписки, взимание платы за использование. За соответствующую плату отдавались в аренду части произведения – пеции. Для подготовки рукописей стал использоваться корпоративный способ переписки, когда один чтец зачитывал (декламатор), а остальные зачитывали. Университеты нанимали переписчиков, чтобы одновременно по частям быстро переписать рукопись. Поэтому в древнерукописных манускриптах часто текст разделен, встречаются пустые страницы, разные почерки.

Книги делились на церковного содержания и светского.

Библия. Уже издана тиражом более миллиарда эксземпляров и более, чем на 700 языках. Состоит из двух частей: ветхого и нового завета. Ветхий – 39 книг, новый – 27 книг, всего – 66 книг во всей Библии. Ветхий завет искусственно разбивается на 22 книги по числу букв в еврейского алфавите и на 24 книги по числу греческого алфавита. Библией называется собрание книг, написанных по вдохновению и откровению святого духа через избранных от Бога людей, называемых пророками. Набирает человеческий опыт, накопленный поколениями на момент описания. Название «Библия» впервые было применено в 4-м веке Иоанном Златоустом, и в переводе означает – «книги» (мн. Число). В целом делится на циклы. Первый цикл – законоположительный. Второй – исторический, третий – учительские. И четвертый – прогностические.

В ветхом, законоположительный – Пятикнижие Моисея. Слово Завет означает «договор, закон». Т.е. ветхий и новый завет – закон как жить среди себе подобных. Новый завет предназначен для тех, кто пожелает следовать за ветхим.

Книги исторические включают описание жизни пророков.

Учительский цикл – содержит учения о вере (деяния и послания опостольские).

Книги прогностического цикла содержат пророчества, прогнозы (Апокалипсис).

Деление на главы в Библии произошло в 13 веке. Тогда же была составлена конкорданция (русское название – симфония) перечень в алфавитном порядке изречений с указанием глав и параграфов, которые можно найти в Библии.

В 325 году в знаменитом соборе Никея был принят общий канон. Все, что не вошло в этот канон, стало называться апокрифом - отверженный духовным цензором. К чтению апокрифов церковью допущены духовно возросшие люди, способные правильно истолковать их – священники и проч.

04/10/2004

Инкунабулы и Палеотипы

42-строчная библия Гуттенберга. Вся эта история стала известна благодаря судебной тяжбе Гуттенберга и его компаньона.

Кроме этого надо знать, что первые 50 лет до начала 16 века называется – инкунабульным периодом. И первопечатные книги называются инкунабулами (от лат. – в колыбели, колыбельный период).

Инкунабульный период – до 1 января 1501 года.

По сути дела книга инкунабула еще очень была похожа на рукописную всеми своими элементами, тематикой. Более того, иногда в самом начале этого периода некоторые печатники боялись показать новшество механического набора. Разделение труда в сфере издательского, книготоргового и типографского дела почти не было. Один и тот же человек был и хорошим типографом и редактором и ученым и многое другое.

Книга в первые века книгопечатания (16-17 вв.)

Уже с 16 века книгопечатание выступает как одно из существенных явлений в области культуры и политики. Сформировались те элементы оформления, принципы, которые мы увидим в последующие несколько столетий. Начиная с 1 января 1501 года и всю первую половину 16 века – период книг-палеотипов.

Палеотипы – старопечатные книги. Ученым потребовалось выделение этого периода, потому что он был переходным. Книга уже перестала быть похожей на рукописную, но в то же время еще не все привычные нам элементы появились (был титульный лист, но форма и сама печать, шрифты – были еще старыми).

В эти первые века книгопечатания книга стала одним из важнейших орудий политической борьбы. Это не пошло ей на пользу. Уже с 16 века типограф из героического первопроходца вылился в обычную профессию. Профессия типографа выделяется из общего книжного дела, т.к. растут объемы производства. Типографское дело становится прибыльным делом, что в свою очередь говорит о возрастающем спросе на печатную книгу. Издательское дело выделяется в отдельную отрасль. Центрами книжного дела становятся ярмарки в Лейпциге и Франкфурте. Сами эти ярмарки известны давно, но книжными они становятся именно с 16 века. Наконец, если в общем охарактеризовать книгу этого периода, следует отметить, что к оформлению книг привлекаются ведущие художники своего времена (Дюрер, Гальбейн и др).

Со второй половины 16 века начинается так называемое высокое возрождение, когда мы видим ускоренное развитие наук, ремесел, промышленности и искусств. Это эпоха великих географических открытий. Наш великий ученый – В.И. Вернадский, который интересовался историей книгопечатания как-то сказал, что развитие науки было бы невозможно во второй половине 16-го века без введения гравюры на меди. Казалось бы, какая связь? До этого была известна ксилография (по сути дела высокая печать). Но продольный срез дерева достаточно хрупок. И поэтому ксилографические карты были достаточно примитивными и грубыми в отличие от гравюр на меди. Гравюра на меди отвечает потребностям науки, культуры и искусства того времени.

Гравюра на меди – углубленная гравюра; рисунок может находиться механическими или химическими средствами – соответственно ризцовая гравюра (резец) или офорт. Офорт – от /сильная вода/ или /царская водка/.

Ризцовая гравюра – специальным ризцом прорезались неглубокие (по сравнению с ксилографией) линии. Медная доска полировалась, затем на нее переводился рисунок, который гравировался мастером. Далее на специальном печатном стане с двумя цилиндрическими круглыми валами (нужно было сильно прижимать) пропускалась металлическая доска с увлажненной бумагой, которая была покрыта тонким войлоком. Краска при этом наоборот проходила в очень небольшие углубления (рисунок был очень тонким, можно было перенести сложный рисунок). Что важно – это намного убыстряло процесс иллюстрирования, потому что вырезать гравюру на дереве гораздо сложней.

Офорт – отполированная металлическая пластина покрывалась кислотоупорным лаком (не пропускала кислоту). Специальным штихелем-иглой процарапывали рисунок. Помещали пластину в кислоту, протравливали освобожденные от лака места и таким образом образовывались углубленные печатающие элементы. Эти углубления заполнялись краской, опять же пластину покрывали увлажненной бумагой и пропускали через специальный печатный стан.

По сути дела уже к концу 16 века гравюра на меди вытеснила ксилографию. Ксилография осталась в качестве станковой. В научных изданиях уже практически не применялась.

На развитие книжного дела 16-начала 17 веков оказывали воздействие несколько факторов:

Политической течение реформации (первая треть 16 века) – это было первое течение, идеи которого распространялись через СМИ. В частности, один из лидеров реформации в Германии Мартин Лютер использовал печатный станок для пропаганды своих идей. Известно, что за несколько лет было выпущено до ста тысяч (тираж) произведений Мартина Лютера. Его Библия была выпущена в кол-ве 2000 экз. Это реформационное направление породило такое явление как листовки, в форме которых выходили даже и небольшие художественные произведения. В это время начала небольшими изданиями издаваться малоформатная развлекательная литература. Выходили фаблио, шванки – народная немецкая литература, стихотворные произведения (больше политического и сатирического характера). В отношении искусства оформления книги этот период повлиял отрицательно. Исчезла некая душевность оформления книги. Однако такая производительность печатного станка имела свою положительную роль, потому что к этому делу привлекалось все больше и больше людей, что влияло на распространение профессии. Кроме того, человек привыкал к печатному слову и относился к ней уже по-деловому, книга перестала быть чем-то редким.

В 16-17 веках появляются новые типы книг, например увражи (франц. Увраж – произведение). Издания большого формата, состоящие только из гравюр и отдельно к ним давался текст. Этот наборный текст помещался в специальную папку.

Распространяются газеты и журналы. Сначала газеты выпускались еженедельно, но затем все это достаточно развилось. вЫражение «газетная утка» родилось в 17 веке в Германии – когда известие было сомнительным и газетчики не отвечали за его достоверность они приписывали там NT (non testato – не проверено), а звучало это NT по немецки как ente – утка.

Еще одно явление, влиявшее на развитие печати – это гуманизм, как политическое, идеологическое и литературное явление 16 века. Гуманизм и реформация не противостояли друг другу, но это были разные, не всегда сливающиеся явления и они по-разному формировали структуру книжного дела.

В отличие от реформаторов гуманисты ввело в книгопечатание античных авторов. Издавались и комментировались произведения греческой, римской литературы. И эпоха возрождения вырабатывала и свой стиль оформления этих книг. Гуманистическое течение поддержало искусство книги.

В частности надо сказать, что очень популярными и издаваемыми были произведения лидеров-гуманистов. Их произведения выпускались и в Италии и в других странах Европы. В Базале стал издаваться Томас Мор с его «Утопией».

Центрами книгопечатания в Германии оставались Франкфурт-на-Майне, Лейпциг, Кельн.

Французская книга 16-17 веков предстает перед нами очень изысканно-роскошной. Это не значит, что выпускались только такие издания, но именно французские книги славились особой роскошью – лучшая бумага, или даже пергамент, раскрашивались от руки гравюры, инициалы и обрез украшались золотом, на переплете тончайший рисунок золотым теснением – это были библиофильские книги. Движение библиофильства зарождается во Франции в первой из стран в 16 веке. Знаменитые издатели Франции того времени – династия Этьенов. Первый издатель – Анри I – первым из своей семьи обратился к издательскому делу (самое начало 16 века). Сразу же эта семья заявила о том, что их основной продукцией будет продукция гуманистов и античная литература. Издают Аристотеля, выпускают книги на латыни, но кроме этого параллельно издают и богослужебные книги и рыцарские романы. Прославился один из его сыновей Роберт I Этьен. Уже в 20 лет он напечатал свою первую книгу – новый завет на латинском языке. А затем обратился к античным писателям. Стал издавать Ветхий и Новый заветы на классических языках (греч, лат). Их издания были известны по всей Европе. Издали Словарь латинского языка – по своему содержанию он был превзойден только в 18 веке. А в наше время его превзошли только лишь 5-томным словарем, который готовили 5 германских академиков.

Этьенов поддерживал французский король Франциск 1, назначил его королевским типографом. Король смиренно ждал, пока Этьен не закончит печатать очередное произведение. Однако Роббер Этьен преследовался некоторыми представителями теологической Сорбонны, поскольку печатал Новый Завет по-гречески, теологи считали это восточно-православной традицией, да и вообще не был духовным лицом, чтобы издавать духовные книги.

Самый яркий представитель Этьенов третьего поколения – сын Роббера – Анри II. Молодым человеком отец отправил его на 3 года в Италию, где он объездил множество итальянских городов, собирал рукописи и познакомился с типографским делом. Особый успех выпал на долю полного собрания сочинения Платона, это издание оставалось основным в течение 200 лет и даже в наше время принято ссылаться на страницы Этьеновского издания. Одно из важнейших направлений деятельности династии Этьенов – выпуск словарей (латинского, греческого языка). Все они были филологами, учеными.

Главная заслуга династии Этьенов – выпуск огромного кол-ва античных авторов, грамматик и словарей.

Нидерланды.

В 16-17 веках здесь основную роль играли две фамилии издателей: Христоф Плантен и Эльзевиров.

Большая проблема книгопечатания 16 века – книжное пиратство или контрафакция. Первым с этой проблемой столкнулся итальянский издатель Альд Мануций. Издатель вкладывал колоссальные средства, чтобы привлечь художника, заказать шрифты, продумать иллюстрации, а затем кто-то использовал это его издание один к одному, а еще хуже в ухудшенном виде, что компрометировало издателя. В Англии появился термин копирайт. Сейчас это авторское право, исключительное право пользоваться своим произведением в качестве товара. Тогда же (в частности в Англии) копирайт понимался как право собственности владельца (издателя) на рукопись. Независимо от того, каким путем она к нему попала. Иногда эта рукопись была не идентична авторскому оригиналу. Это толкование несколько ближе к буквальному значению = право копии. Т.о. издатель, который пиратски захватил и успел первым зарегистрировать в гильдии книгопечатников свой текст – считался юридически законным владельцем рукописи и в любом суде мог выиграть дело у автора. Именно поэтому наблюдалось полнейшее бесправие английских поэтов, писателей, пока Джон Минтон не подписал первый договор со своим издателем.

Однако благодаря именно пиратам до нас дошли многие тексты великих авторов того времени.

Книга 18 века

18 век считается веком философов. В частности, основным идейно-философским влечением 18 века является Просвещение, которое «обслуживалось» печатным станком.

18 век внес в оформление книги новое течение. Книга преобретает меньший формат, становится более удобной, деловой. Несколько эстетических течений влияли на оформление и стилевое своеобразие книги:

барокко – торжественный, «большой» стиль. Ему свойственна контрастность, яркость, напряженность. В книге проявляется иллюстрациями (стремление к мифологичности, библейским сюжетам, особенно у Плантена в его Библии).

Рококо – характеризовалось уходом в мир фантазий, театральные мотивы, нарочито театрализованные позы, сюжеты. Изысканная, прихотливая орнаментика, ассиметричность рисунка. Книга рококо – это очаровательные маленькие томики, часто золотой обрез.

Классицизм – направление 17-начала 19 вв. Обращение к античному наследию. Для этих иллюстраций характерна соразмерность, уравновешенность композиций, благородная простота.

18 век характеризуется как бы двумя взаимодополняющими течениями в области книгоиздания.

С одной стороны, дифференциация книжной продукции идет в направлении удешевления книги, т.е. это лаконичность, простота (учебная литература, сочинения классиков, политические, социальные трактары). Она уравновешивалась другой стороной – книга блестяще иллюстрировалась лучшими художниками, которая предназначалась для состоятельных людей – книга роскошная, малого тиража. Именно в 18 веке создаются новые шрифты, которые уже развивают то, что было в 15-16 веках. Книги 18 века все чаще применяются гравированный фронтиспИс. Та самая иллюстрация, которая смотрит на титульный лист слева (или портрет автора или иллюстрирующая картина).

Издатели: Бодони – называли королем печатников и печатником королей. Жил во второй половине 17 века, умер в начале 19-го. (есть шрифт Бодони). Смог реабилитировать Италию как классическую страну книгопечатания, потому что в 17 веке она потеряла этот титул. Он родился в семье печатников, с детства знал ремесло, затем уже в юности стал работать в Риме в папской типографии. Именно там овладел набором, в т.ч. набором на восточных языках. Затем после 46 лет работы в этой типографии он открывает свою собственную, в которой мог печатать книги по своему вкусу. Он довел до совершенства стиль книжного оформления (соответствовал классицизскому канону). Достиг абсолютной простоты в конструкции книги. Использование белоснежной бумаги, в основном большой формат, очень насыщенная черная краска, применял чередование тонких и жирных линий. Одно из самых знаменитых изданий – сочинение Горация, учебник типографского искусства, вышедший уже после его смерти, издал книжку «Отче наш» на 156 языках. Типография Бодони привлекала к себе и путешественников и коронованных особ. В начале 19 века его посетил Стендаль. Бодони дал ему книгу и спросил его мнение о титульном листе. Стендаль посмотрел, похвалил, но не заметил ничего особенного. И Бодони обратил его внимание на то, что он полгода составлял этот титульный лист.

Еще одним ярчайшим представителем 18 века является англичанин Джон Баскервилль.

Также был представителем классицизского направления книгопечатания. Разработал новый сорт бумаги – веленевую бумагу. Название произошло от франц. Velen (пергамент) – плотная, мелованная бумага. Специально прогонял ее через горячие металлические валы. Сейчас ее используют для графических работ, для рисования. БАскервиль стремился издавать только представительские издания, замечательно издал Вергилия, издал Потерянный рай Мильтона, кембриджскую библию, 4-томный Неистовый Ролан. Иллюстрировали его 5 лучших художников Франции. После его смерти его шрифты приобрел Бомарше, который после ими напечатал Вольтера. А его оборудование сейчас хранится в кембриджском университете. Рисунки шрифтов Баскервилля тоже до сих пор используются.

07.10.04

Семинар Организация работы средневековых скрипториев

Организация почти везде единообразна. Скрипторий – большая комната со столом посередине, за ним монахи за специальными наклонными подставками. Там же была и библиотека. В других монастырях – большие кельи на одного переписчика. Запрещено пользоваться искусственным освещением (опасность пожара), уделяли особое внимание дневному свету, т.к. было важно искажение цвета при искусственном освещении когда шло оформление книги. Переписка книг – богоугодное дело и им надо заниматься при свете божьего дня. Запрещалось разговаривать во время переписки. Помимо монахов нанимали переписчиков со стороны. Часто велись хроники монастыря (хронистам разрешалось писать при свечах), куда и записывались различные исторические события.

Рукописи выдавались на читку специальному корректору. После проверки книга поступала к художникам. Художники: рубрикаторы (подкрашивали начала фраз), иллюминаторы (широкое художественное оформление).

Разделение труда в монастыре предполагало наличие переплетчиков. Переплетная мастерская находилась в отдалении из-за шумности производства.

Переписывание книг приравнивалось к подвигу, а имена переписчиков окружали легендарным ореолом. Стационарии – те люди, которые нанимались для организации переписки и сбыта книг.

Странствующие монахи-писцы появились в позднем средневековье, их нанимали на городских площадях. Университеты выпускали образованную молодежь, которая объединялась в канцелярии.

Инструмент для письма – птичье перо, стиль, калам.

1125 год – впервые использован графит.

Оформление западноевропейской средневековой книги

Стадии производства:

1. выделка пергамента. Часто добывался из античных библиотек (соскребали текст со старинных книг). На ранних этапах пергамент красили – обычно в пурпур (до 13 века).

2. разлиновка. Использовали грифель, позже графит. Текст в два столбца. Размещению текста на листе придавалось большое значение. Обязательно оставляли места для миниатюр, инициалов.

3. переписчик. Черным цветом стали пользоваться только в 10-11 веке. В Каролинговское время чернила принимают желтоватый оттенок. Красные рубрики – с античности, в 11 веке – красный, зеленый, синий, в 13 – красные, синие. Золотые и серебряные вошли в 8-11 вв. применяли их сначала в кодексах литургического содержания для выделения святых имен. Некоторые кодексы были полностью написаны золотом («золотые кодексы»).

4. оформление. Оформляли книгу миниаторы – (minium – красный сурик), рубрикаторы, иллюминаторы. Часто все эти функции выполнял один человек, поскольку было мало умеющих это делать.

Почерки

Причины появления готического письма – необходимость экономии материала, быстрота написания. Густонасыщенное и ритмичное, ложится на текст весомой массой. Лигатура – когда готические буквы соединяются вместе.

Инициалы – заглавная буквы, помещаемая в начале абзаца. Назначение – украшение книги.

Иллюминирование – раскрашивание в ручную гравюр или рисунков. Весь процесс выполнения цветных миниатюр и орнаментации.

11.10.2004

18 век Династия Дидо (Didot)

Французская династия, занимались полиграфией, книгоизданием, книжной торговлей, производством бумаги. С 1713 года, образована в Париже, основатель – Франсуа Дидо. Затем эстафету взял его сын Франсуа Амбруаз Дидо, а потом его сыновья – Пьер и Фермен Дидо. Особое место в истории книги занял Фермен Дидо. Он был настолько почитаем, что его имя было присоединено к его фамилии – Фермендидо.

Значение: разработка прекрасных шрифтов, хотя шрифты Дидо уступают шрифтам Бодони, но они имели распространение по всей Европе (даже в России в начале 19 века).

Один из Дидо напечатал замечательное издание – собрание сочинений Горация, 3-томник сочинений Расина (э то издание было объявлено современниками наиболее совершенным изданием всех времен).

США

Книжное дело не было на высоте. Первоначально все типографское оборудование ввозились из Англии, постепенно открывались американские бумагоделательные фабрики и проч. Постепенно (в основном, через газетное дело) началось развитие книжного дела. Движение книжного дела идет с Востока на Запад.

Б.Франклин. Франклин был одним из авторов конституции и декларации независимости США. С 10 лет работал в типографии отца, занимался издательской деятельностью (брошюры, политические памфлеты, основал газету и университет в Пенсильвании, открыл первую в США публичную библиотеку в Филадельфии). Достаточно широко внедрил печатный станок в общественную жизнь Америки.

Сам Б. Франклин воспринимал себя именно как типограф. Он завещал написать на своем могильном камне: «Тело Б. Франклина, книгопечатника, подобно переплету старой книги, листы из которой вырваны, позолота и обложка уничтожены, лежит здесь как пища для червей. Но сочинение не погибло, поскольку оно выйдет еще раз, пересмотренное и исправленное создателем».

Техническое усовершенствование в 18 веке

(типометрия, стереотипия, усовершенствование печатного станка, торцовая гравюра, литография)

Типометрия Вплоть до 18 века почти никаких усовершенствований не было. Но уже начиная с середины 17 века начинаются дополнения, совершенствования печатного дела.

Установление типографских мер. До середины 18 века каждый словолитчик отливал шрифты по своим произвольным размерам, что создавало значительные неудобства. Была разработана типометрия - способ измерения шрифтов. За основу был взят королевский фут (нога короля около 32,4 см). Внутри этого фута выделяли дюймы, линии, фунты и самой мелкой единицей был – пункт (точка). Именно Фермен Дидо усовершенствовал систему измерения шрифтов и т.о. сейчас система типометрии действует и 1 пункт = 0,38мм. Именно в пунктах и измеряется кегль шрифта, размер пробельных элементов, форматы полосы набора, отступы, поля, межбуквенные/межстрочные разрядки и т.д.

Типометрическая система почти сразу была принята в Европе. В России типометрия стала использоваться с 1867 года.

Стереотипия

В последней трети 18 века требуются все большие тиражи, развитие приобретает периодическая печать, высок спрос на книгу, часто необходимы переиздания популярных книг. Когда возникала такая необходимость стали использовать еще одно нововведение, разработанное Дидо – стереотипию. Стереотипный набор, стереотипная печать. Избавляет от удорожания работ.

Делали гипсовый раствор, наносили его на готовый набор, разглаживали, при высыхании гипс расширялся (как бумага) и заполнял мельчайшие промежутки в наборной форме. Когда масса застывала ее было легко снять с наборной формы. Получалась гипсовая матрица в зеркальном и углубленном изображении. Эту матрицу высушивали и повернув лицом вниз дальше накладывали на форму с расплавленным металлом, притискивали. Металл заполнял углубления гипсовой формы, после его застывания, форму снимали и разбивали. Т.о. удавалось набирать дальнейшие тиражи уже с этой – стереотипной формы.

Уже в 19 веке вместо гипса стали использовать бумажную массу.

Усовершенствование печатного станка. Деревянные элементы заменяются металлическими. Становится металлической верстанка.

Изобретения в области иллюстраций. Старейшая форма гравюры – ксилографии (продольная, т.е. распил дерева вдоль ствола). В 1790 году выходит книжка «Общая история четвероногих» в Англии. Читатели уверены, что сложные гравюры в ней исполнены офортом, но выяснилось, что это деревянная гравюра. Ее автором был Томас Бьюик, который изобрел торцовую гравюру или тоновую гравюру. Которая достигала тонкости и изящества линий. Дело в том, что он распилил бревно поперек и разделил этот поперечный срез на небольшие прямоугольники (кубики), склеил эти прямоугольники. Получилась плотная, хорошо прилаженная доска с очень твердой поверхностью. Ее можно было резать не только ножом, но и штихелями и другими инструментами, которые применялись в гравюре на металле. Это изобретение спасло ксилографию.

Литография

На самом рубеже 18-19 веков изобрели литографию. Ее автором был Алоис Зенефельдер.

Способ печати, при котором оттиски получаются в результате переноса краски с плоской формы на бумагу, причем печатная форма эта изготавливается из специального литографского камня – известняка. Изображение делается жирной тушью или специальным типографским карандашом на камне, подвергается химической обработке кислотой, предварительно камень смачивают водой, чтобы краска не приставала к свободным от рисунка местам. Литография привела к тому, что иллюстрационные работы стали намного дешевле и значительно облегчили работу художника книги, потому что стало возможным самому художнику делать оригинал.

К 19 веку книга становится уже технически машинизированной. Уже можно сказать, что в начале 19 века отмирает старая культура книги, которая носила ремесленный характер.

Книга в 19 веке

С изобретением новых машин в 19 веке, новых способов репродуцирования, начинается новый этап. Те технические достижения, которые были сделаны в 19 веке просуществовали до середины 20 века.

Машинный способ изготовления печатной продукции позволял резко увеличить количество печатной продукции и удешевить книгу. Книга становится полноценным товаром, демократизируется, становится предметом массового спроса. Появляются индустриальные методы производства, что позволяет иметь крупные полиграфические производства или комплексы этих производств (словолитное пр-во, издательство, типографии).

Во всех странах Европы появляются фирмы, которые объединяют в себе все отрасли книгопечатного дела.

19 век не лучшим образом сказался на внешнем облике книги. Именно это удешевление и демократизация книги не могла отразится на внешней форме книги. Отмечается определенное снижение культуры книги в 19 веке.

Появляется множество фирм, которые потом существуют вплоть до нашего времени.

Классической страной книгопечатания в 19 веке остается Германия, в которой и полиграфия и книжная торговля находятся на первых местах в мировом книжном деле.

Наиболее крупные изд. Центры: Лейпциг, Берлин, Франкфурт-на-Майне.

Наиболее известные изд. Фирмы:

Антон-Филипп Реклам (вторая половина 19 века) – его самая знаменитая серия «Универсальная библиотека» - книги в бумажной обложке, карманного формата, дешевые. Уникальный случай. Вплоть до настоящего времени, с 1867 года существует эта серия. Его заслугой было то, что он приблизил книгу к беднейшей публике. Уделял много внимания серийности, как важному способу реализации книжной продукции. Миллионы экземпляров «Универсальной библиотеки» нашли своего читателя.

Брокгауз – основатель фирмы Фридрих Арнольд Брокгауз (самое начало 19 века). Занимался и типографской и издательской и книготорговой деятельностью. Фирма существует до сих пор. Уже в 19 веке занял ведущее место в выпуске научной литературы (географические книги). К началу 20 века его фирма была одной из крупнейших в мире, выпускала продукцию на многих языках и имела отделения в разных странах. В России фирма Брокгауз популярна тем, что внук Фридриха Арнольда Брокгауза вместе с петербургским типографом Ильей Абрамовичем … организовали совместное предприятие, и стали выпускать Энциклопедии. Она была основана на 13-м издании немецкой энциклопедии. Брокгауз обеспечивал изготовление иллюстраций и проч, а русская сторона обеспечивала перевод и проч. Издательство «Терра» предприняло переиздание этого словаря.

В начале 20-х годов 19 века Б. напечатал рукопись Джакомо Казановы. Публика сомневалась, что это его подлинные воспоминания, Б. просили показать, но он не давал и хранил рукопись в сейфе. Почти 150 лет ученым не было доподлинно известно, действительно ли это копия той рукописи. И только 135 лет спустя, в 1943 году в разбомбленном Лейпциге в сейфе обнаружили рукопись, которая так и лежала.

Нельзя не отметить и возникновение Общегерманской книжной биржи. Была идея найти место для осуществления общих расчетов между книготорговцами. На ярмарке в Лейпциге было образовано в 1825 году Биржевое общество немецких книгопродавцев. Оно затрагивало и издателей. Именно в сфере этого общества шла разработка закона об авторском праве. Выходил специальный орган «Биржевой листок» с 1834 года по настоящее время. Цели Биржи – упорядочение отношений между издателями и книготорговцами, между книготорговцами друг с другом, создание авторского права, упорядочение отношений с розничными и оптовыми покупателями и, самое главное, с государством (чтобы обращаться к государству от имени солидного общества). Биржевое общество всеми методами боролось с контрафакцией, пиратством. Бержевое общество открыло специальное учебное заведение, которое готовило книготорговцев, организовало высшее образование в области книжного дела. Оно требовало большой дисциплины от своих членов и принимало радикальные меры против тех, кто нарушал корпоративные законы (бойкотировали).

Франция.

Ашетт. Фирма существует с 1726 года, основатель Луи Ашетт был образованным человеком, решил преобразовать французскую учебную книгу. Постепенно он настолько развил свою деятельность, что стал издавать и книги другой тематики: и беллетристику, и словари и массовую литературу. Знаменитая серия Ашетта - «Библиотечка Французской Железной Дороги» - предназначалась для ж/д-путешествий. Вышло более 800 томов этой серии. Ашетт первым из французских издателей стал передавать целые тиражи изданий на комиссию провинциальных книготорговцев – этим он начал развивать французский провинциальный книжный рынок. К 20 веку фирма Ашетт стала крупнейшим французским многоотраслевым издательством.

Ларусс. Основатель – Пьер Ларусс, педагог, филолог. Как педагог он решил издавать лингвистическую литературу – словари. Крупнейшее издание – «Ларусс 19-го века» (17 томов) – издавалось почти 25 лет. Издавал универсальные словари, лингвистические, молодежные, детские и проч. К 20 веку это издательство также приобрело многоотраслевой характер и стали печатать совершенно разнообразную литературу.

Англия. Фирма Томаса Лонгмэна. Была основана в конце 18 века. Начинал он с книжной торговли, учеником в книжном магазине, женившись на дочери владельца унаследовал его дело и перешел к издательской деятельности. К началу 20 век работало уже 6-е поколение. Самым известным был Уильям Лонгмэн. Эта фирма связана со всей историей английской литературы более 2 веков. Эта фирма славилась высокими гонорарами. Сам У.Лонгмэн был автором исторических трудов.

Фирма братьев Мак-Милланов. Основана в Лондоне в середине 19 века. Сначала специализировалась на учебной литературе. Уже в 19 веке появляется филиал фирмы в Нью-Йорке и постепенно расползается по всему миру – появление крупной транснациональной компании.

Уильям Моррис. Работал в конце 19 века. Вся его деятельность определялась его эстетическими взглядами, которые можно назвать утопическими. Он считал, что красота должна служить человеку, был романтическим идеалистом. Моррис вместе с близкими ему по духу людьми задумал создать «Прекрасную книгу» и в 1891 году организовал экспериментальную типографию «Кельмскоттпресс». Идея этого предприятия состояла в том, что У. Моррис считал, что машинизация погубила книжное дело, что типографская промышленность не оставила камня на камне от идеи книги и теперь надо обратиться опять к первопечатной книге и опять он начал выпускать книги, которые своим внешним видом напоминали инкунабулы. Они сами выделывали бумагу и пергамент, печатали на пергамене, выделывали кожу для переплетов. Разрабатывали шрифты, рисунки орнаментов, заставки, инициалы. В общем, он считал, что индустриализация губит книгу и необходимо возвратиться к ремесленным (ручным) способом производства.

США.

Не было европейский традиций книгопечатания, американская книга – это сколок с английской. После завоевания независимости были особенности. Во-первых, еще большая чем в Европе стремление к монополизации и концентрации типографского производства. Были созданы крупные издательские фирмы, многие из них существуют и по настоящее время.

Братья Харперы. Была основана в 1817 году двумя братьями – наборщиком и печатником. Сначала они выпустили несколько небольших изданий, Работали на ручном прессе, а затем их энергия и настойчивость привела к тому, что к концу века они владели самыми совершенными типографскими машинами и выпускали сотни изданий в год, в т.ч. несколько периодических изданий.

Кроме американских фирм, в США было много отделений крупных лондонских фирм (Лонгмэн, Макмиллан).

Технические усовершенствования в 19 веке

Промышленный переворот и техническая революция в 19 веке. Все процессы печати были усовершенствованы в 19 веке. Самый крупный процесс для механизации – это первый процесс типографского производства – набор. В середине 19 века большое развитие получили газеты (выгодно, необходимо), ручной наборщик набирал не более 1000 букв в час (25 страниц). Пытались ускорить этот процесс самыми разными путями (пытались отливать логотипы (слоги). Нужно было заменять ручной набор машинным.

В 1886 году немец Отто Метгенталер изобрел строкоотливную наборную машину – линотип. Принцип работы похож на работу печатной пишушей машинки, т.е. сидит наборщик, ударяет на клавиши, набирая текст. Из специального магазина (металлической матрицы) литеры встают на верстатку (уже не ручная, а часть машины). Когда строка набрана, она заливается расплавленным металлом и получается цельнометаллическая строка готовая уже к печати.

Через год был изобретен монотип. Тоже в Америке. В этой машине производилась отливка не строк, а отдельных литер.

Но наибольшее применение, вплоть до середины 20 века имел именно линотип.

Усовершенствование печати: в начале 19 века Фридрих Кёниг механизировал печатный стан. Он работал по принципу ручного, но его производительность была уже не 150, а 400 оттисков в час. Через несколько лет был получен патент на плоскопечатную машину с цилиндром, который прижимал бумагу к форме. Теперь уже производительность 800 оттисков в час (типография лондонской Таймс). Краска наносилась вращением валика и заем были еще несколько усовершенствований и еще через несколько лет вместе с Бауэром он открыл первый в мире завод полиграфического машиностроения. Этот завод существует и сейчас – Кёниг-Бауэр.

Во второй половине 19 века была изобретена ротационная машина. В ней процесс печати происходил с двух соприкосающихся друг с другом цилиндров. На одном бумага, на другом – круглый стереотип. Увеличилась производительность. Печатался уже с рулонной бумаги.

Были привнесены и изменения в брошюровочно-переплетном процессе. Стол с прорезью над ним тупой нож, он падал, происходила фальцовка. Процесс брошюровки: была «карусель», сидел брошюровщик, двигалась эта карусель с листами и он производил подборку.

Усовершенствование иллюстрационной печати. Воспроизведение иллюстраций при помощи фотографии. Фотолитографии, гелиогравюра, цинкография и проч.

25.10.04

Книга в Древней Руси

Книга Черноризца болгарского «Черноризец храбр». Многие путешественники говорили, что видели какие-то русские письмена, которыми были написаны христианские книги. Некоторые сведения говорят о том, что и в дохристианскую эпоху протокирилические знаки уже можно встретить. Археологи нашли глиняный горшок, который относится к предхристианской эпохе с написанным словом, буквы были похожи на кириллические. Считают, что эта корчага содержала горчицу. Это говорит о том, что письмом пользовались в быту и грамотные люди были. Об этом же самом говорят берестяные грамоты, которые в 1951 году были найдены под Новгородом и Псковом. Последняя берестяная находка в 1988 году в районе раскопок московского Кремля. Т.е. берёста использовалась как писчий материал нашими предками на широком географическом пространстве.

Лучше всего они сохранились именно в Новгороде, т.к. новгородская почва лучше способствует сохранности. Т.о. уже те берестяные грамоты, которые введены в научный оборот, а сейчас их 765, это уже массовый источник, свидетельствующий о широком распространения грамотности и письма у наших предков, потому что это не просто какие-то изречения, и списки повинностей, обращения, литературные тексты и многое другое.

Откуда же произошло русское слово «книга»?

Слово встречается в самом раннем из датированных книжных памятников – в Остромировом Евангелие. Правда в 11 веке слово «книга» употреблялось только во множественном числе (кънигы, кънижице, кънижкы), но уже в 13 веке уже в единственном числе, т.е. как некий предмет.

Была норманнская теория не только о происхождении русского государства, но сторонники этой теории возводят этимологию слова «книга» в угро-финским языкам. Некоторые ученые – к иранским, тюркским и даже к ассиро-вавилонскому источнику, поскольку клинописные таблички назывались «кунуку». Если говорить о тюркских народах, то они стояли на более низкой ступени развития и культурных ценностей передать славянам не могли.

Возникает вопрос: «почему в русском языке слово книга не заимствовано от западной Европы». Господствовала латинская книжная культура (книга = либер). Или почему не заимствовано слово книга из Византии с ее греческой культурой (книга = библио). Мы заимствовали слова манускрипт, грамота. Хотя интенсивное культурное общение с европейскими народами было.

Ответ в том, что слово «книга» также как и понятие не заимствовано, а оно исконно праславянского происхождения. И корневая и фонетическая общность этого слова у всех славянских народов свидетельствует о том, что это слово произошло не позже 4-5 веков – то время, когда в Европе – великое переселение народов. Это была эпоха общего славянского праязыка. Праславяне точно связывали слово «книга» с общим понятием «знание». Но знание не в нашем информационном плане, а несколько другое, первобытное, знание, больше «веда».

Есть еще один аргумент. Дело в том, что древнерусское слово «князь» имеет одинаковое корневое происхождение со словом «книга». В эпоху общинно-родовых отношений князь не было титулом вождя или феодала, а это был синоним самого старого и мудрого человека, знахаря, волхва. Возможно, что оба эти понятия: книга – вместилище знаний и человек – хранитель знаний – имели общее слово. В праславянских языках «кнети» - это знать, в болгарском и польском прослеживается доказательная основа этих предположений. По-болгарски «кнезь» - именно от слова «кнети» - это ведун, старейшина, а слово «князь» было заимствовано только в 19 веке.

Нет абсолютно точного авторитетного убеждения в этой теории, но сейчас многие ученые склоняются именно к ней.

Значение книг в Древней Руси

Книг на Руси воспринималась не как источник информации, а как духовный руководитель и одновременно как вместилище вечных идей, которые были необходимы для сохранения духовного здоровья человеку. Чтение приравнивалось к богоугодному делу. Читать человек мог всю жизнь одну и ту же книгу и ему этого было достаточно. Каждый раз, когда он открывал книгу он приближался к Богу, самосовершенствовался. В качестве аналогии можно привести пример иконы, потому что человек, который подходит с молитвой к иконе ищет там не живописной информации и эстетических впечатлений, а ждет общения с Богом. То же самое надо отметить в отношении древнерусского человека к книге. Чтение книг было не интеллектуальным актом, это было нравственной обязанностью и нравственной заслугой.

Поэтому все запросы читающего человека удовлетворялись тем репертуаром, которые фигурировал в его жизни. В основном, когда мы говорим о пользе чтения, имеется в виду не польза получаемых знаний, а нравственная польза.

Основные группы книг в Древней Руси

I. Религиозные книги

1. Богослужебные (литургические) книги.

Основная группа, самое большое количество сохранившихся книг – именно эти. Их сохранность лучше, Чем книги других групп, их репертуар не изменился до сих пор. Только лишь в очень небольшой части прибавлялись в 13-14 веках, а по большому счету до сих пор церковь пользуется теми книгами, ассортимент которых сложился в то время. Это Библия, которая стояла в центре мира человека, Ветхий Завет и проч. Для русской книги характерно книжное разделение на напрестольные и служебные Евангелие. Напрестольная – парадная книга, которая лежит на престоле церкви, а служебная – это рабочая, читаемая на рядовых книгах. Напрестольные Евангелие наиболее богато оформлялись и внутренне и внешне (оклады, драгоценные камни, парча). Когда мы говорим о Библии, то в применении к Древней Руси стоит назвать первую Библию, которая имеет наибольший авторитет.

Геннадиевская Библия (1499). Названа по имени архиепископа новгородского Геннадия, он был инициатором, идеологом и создателем первого свода славянской Библии. Вокруг него образовался своеобразный литературный кружок. Он способствовал тому, что по монастырям были собраны разные списки, разные экземпляры книг ветхого, нового заветов. А эти списки различались и по составу и по переводам. Эти участники геннадиевского кружка (высокообразованные люди, дипломаты, переводчики). Геннадий использовал и католические латинские тексты, т.к. считал, что их тоже надо знать. Итак под его эгидой и был собран первый свод славянской Библии в виде единого кодекса. Это очень важно, т.к. раньше библия переписывалась только частями. Можно говорить о научном подходе Геннадия при работе над этой Библией. Это элемент возрожденчества (конец 15 века), здесь мы видим нечто, что его объединяет с западными европейскими мыслителями. На несколько столетий вперед именно Геннадиевская библия стала основой последующих и рукописных и печатных изданий (по Геннадиевскому канону).

Псалтырь (сборник псалмов) на Руси был трех видов – простая псалтырь, толковая псалтырь и псалтырь с восследованием (исследованная). По ним учились, гадали.

Служебник – тексты церковных служб на каждый день.

Требник – сборник молитв для разных треб (нужд).

Триодь – постная (содержит песнопения великого поста), цветная (содержит песнопения Пасхи и следующих за ней недель до пятидесятницы).

Паремейник – специально подобранные тексты из Ветхого Завета (обычно книги небольшого объема).

Минея – общая Минея – содержала службы святым.

Октоих – содержали воскресные службы главных церковных напевов, по сути – нотная книга.

Шестоднев – то же что и октоих, но содержал песнопения будних дней.

2. Сочинения отцов церкви или Патристика

Василий Великий, Иоанн Златоуст, Димитрий Ростовский и др.

3. Религиозные четьи книги

Либо для келейного, либо для домашнего чтения.

Лествица – наставления для монахов о восхождения по лестнице духовного самоусовершенствования.

Четьи Минеи – молитвы мо месяцам разным святым.

Агиографическая литература – жизнеописания святых.

ПрОлоги – краткие отрывки из житий святых, подобранные по хронологии. Прологи были очень популярны.

Патерик – сборники жизнеописаний святых и отцов церкви определенной местности или определенного монастыря, в частности, был египетский Патерик, Римский Патерик, Киево-Печерский Патерик.

Маргарит – (в др. Руси – жемчуг) – избранные поучения, в частности, И. Златоуста.

Измарат – тоже дидактический сборник мудрых мыслей святых.

Пчелат – высказывание мудрецов о снах, молитве, власти, княжении и т.д.

II. Полусветская и светская литература

Географическая, медицинская, историческая, математическая, астрономическая литература. Мы не можем говорить об абсолютной светскости этой литературы, т.к. она все равно имела определенную религиозную подоплеку.

Летописи – запись происходящих событий.

Хронографы – сочинение по всемирной истории, не то, что сам лично видел летописец. «Всемирные хроники».

Повести – не в нашем жанровом понимании.

Публицистика, учебная лит-ра – азбуковники, грамматики, арифметики и т.д.

Юридическая лит-ра

Делопроизводственная – известный домострой 16 века относится сюда же, т.к. регламентирует поведение русского человека.

«Слова» - обращение князей, епископов к пастве, к своим людям или вообще к обществу.

Изборники – туда входили всевозможные сведения как «энциклопедического» характера, так и отрывки из Библии.

И т.д.

Пропорции содержания книг

I (1: 2+3) / II = 24: 11: 1

Древнейшие памятники русской рукописной книги

Первая датированная рукописная книга – это Остромирово Евангелие 1056-1057 гг. Затем отмечаем Изборник Святослава (1073) и Второй Изборник (1076).

(см. учебник).

Новгородский Псалтырь (1030, может быть моложе)

Открыта в 2000 году. Сенсационное открытие русских ученых. Произошло это открытие в городе Новгороде, где работала археологическая группа МГУ. Они нашли некую церу (от латинского – воск, те деревянные дощечки с углублением), размером 19х15 см, там остались благодаря новгородской почве довольно большие остатки воска, но к сожалению в абсолютно перепутанном виде. И если бы не совершенно гениальный реставратор, живущий в Новгороде, смог кропотливейшим образом, работая уже несколько лет, смог составить из остатков этого воска текст. Выяснилось, что это церковный текст – псалом, кириллическая запись, причем на обложке есть простейший рисунок вроде крестиков, и самое главное – там есть изображение Святой Варвары.

Эту книгу использовали неоднократно и скорее всего учили по ней грамоте. В любом случае – это первая четверть одиннадцатого века – самая ранняя книга.

Архангельское Евангелие (1092)

Найдено было в Архангельской губернии знаменитым русским антикваром-букинистом Тихоном Большаковым. Он ходил по древним землям и скупал книги у крестьян. Там он заметил, что некой закопченной темной книгой в крестьянской избе поддерживалась ножка от стола. Он купил ее недорого и продал румянцевскому музею за 500 рублей (очень большая по тем временам сумма). Позже ученые установили, что эта книга может быть датирована точно. Дата была скрыта в тексте. А любая датированная книга автоматически повышает свою цену. Эта книга хранится в Российской Государственной Библиотеке и в 1912 году было выпущено ее факсИмельное издание тиражом 100 экземпляров. В 1992 начали готовить в 1999 году вышла в 3000 экземпляров.

Мстиславово Евангелие (не позднее 1117)

Новгородский князь Мстислав, старший сын Владимира Мономаха, для него было переписано. Интересно замечательным окладов, который был сделан в Константинополе. Он украшен драгоценными камнями, правда в эпоху Ивана Грозного он был реставрирован и дополнен. Это Евангелие находится в экспозиции государственного Исторического музея.

Слово о Полку Игореве (12 век)

Его история довольно интересна. Оно до нас не дошло в списке 12 века, а было переписано в сборнике 16-начала 17 века. Т.е. самый древний текст относится к 16-17 веку. Найден был в конце 18 века историком Мусиным-Пушкиным. Он был археографом, разыскивал древние рукописи по монастырям и церквям и ему посчастливилось найти этот памятник. В 1800 году Мусин-Пушкин издал «Слово о полку Игореве», а в 1812 оригинал погиб в пожаре Москвы. Оригиналом считается не само произведение 12 века, не его список 16 века, а его издание 1800 года.

Вскоре появился новый список, в конце рукописи указано, что он относится к 14 веку, но ученые доказали, что это фальсификация и переписан этот новый документ уже с печатного издания, а автором этой фальсификации был знаменитый купец Бардин, который был искусным фальсификатором и не одного ученого ввел в заблуждение своими подделками.

Как производились и хранились книги?

Переписывали книги – белое духовенство, которое по долгу службы также должно было иметь дома книги; черное духовенство (монахи) – переписывали для спасения души. (очень большие аналогии с западноевропейской книгой). Это называлось «писать себе во спасение», это видно по припискам, которые остались.

Уже с 12 века на Руси появляется песец-профессионал, т.е. эти по сути дела ремесленники писали для заработка и книгописание с 12 века начало превращаться в светскую профессию.

Об устройстве скрипториев можно судить по многочисленным миниатюрам (одна из них в житии Сергия Радонежского). Отличая есть от Западной Европы. Все монахи сидят за длинным столом, перед ними чернильницы («песочницы»), свитки, инструмент для разлиновки, а некоторые изображены со свитками на коленях. Это коленное писание до 17 века применялось в русских монастырях.

Если почитать приписки, которые делали русские писцы, то увидим, что этот труд был очень тяжелым и есть приписки: «Господи, помоги рабу своему, научи писать, руки бы ему крепко…» и тому подобное.

Какое количество книг вращалось в Древней Руси?

Считается, что если в каждой церкви должно было находится до десяти названий самых разных книг, а церквей около 10 тысяч (условно), то где-то одновременно должны были вращаться до 100 тысяч рукописных книг. В настоящее время от 11 века сохранилось 33 книги, от 13 – 85, с 14 века начинается резкий рост и соответственно уже сотни книг остаются от каждого века.

28.10.04 Семинар

Деятельность Альда Мануция

Родился в 1450 году, умер в 1515.

Альд Мануций – итальянский издатель и типограф. Потомок старинного фламанского рода, после добавил «романос» (римлянин). Первое образование – в Риме философия, литература, латинский, греческий язык. С 1485 года – наставник князей Карпе, попросил быть наставником у его племянников – молодых князей – там он составил греческую и латинскую грамматику, которую после издаст. Создал собственную типографию – надо было спасать греческую литературу. Средства на типографию дал князь Альперд де Карпи. Типография была основана в 1494 году в Венеции, т.к. здеьс нашли прибежище многие образованные греки. Альд собрал друзей близких к издательству. Собеседование происходило на греческом языке, если кто-либо вставлял латинское или итальянское слово – брали штраф. Альд издал сочинения Аристотеля на греческом языке ин-фолио (средний формат), после этого переиздавал древних авторов, писавших на латинском языке. Свою типографию называл «Дом Альда». Хотел как можно шире распространить античную литературу, выпускал в небольшом формате, чтобы книги были доступны как можно большему количеству людей. Книжные украшения применял редко. Вместо гравированных инициалов оставлял белый квадрат. Ни в одной книги Мануция не используется красная краска, она появляется только после его смерти. После смерти Мануция типографию унаследовал его сын Пауло. Среди иллюстрированных шедевров – «Гипнэротомахия Полифила» (1499), написано на смеси латинского и итальянского языков. Книга не характерна для позднего Альда. Совершенно замечательные ксилографические иллюстрация (почти на каждой странице). Нехарактерна и по формату ин-фолио, считается одной из самых красивых иллюстрированных книг всех времен. Применена своегобразная игра набора: каждая страница была непохожа на другую. Альд не любил иллюстраций. Его книги не характеризуются богатыми картинками, но единственное, что он себе позволял – это игра шрифтом и игра наборными элементами.

Издательская марка – дельфин и якорь – служит борьбе с контрафакцией, что доказывает, что книги Альда были очень популярны в Европе, их пиратски переиздавали. Он помещал этот знак на всех своих изданиях. Его волновал не столько коммерческий вопрос, сколько то, что эти издания компрометируют его имя, что покупатель мог быть введен в заблуждение и получил бы некачественную продукцию. Хотя основной задачей Альда было – дать античных авторов в лучших переводах и редакции. «Новая академия» по сути дела была первой редколлегией. Он считал, что нужно оставлять большие поля, для заметок читателя. Он ввел одноколоночный набор. Альд Мануций – человек, который очень многое внес. Альдины стали предметом коллекционирования в частных коллекциях, библиотеках и музеях.

Деятельность Кристофа Плантена

Из Нидерландов, онователь крупной издательской фирмы. Начал работать учеником переплетчика, затем построил крупнейшую в Европе печатную компанию. Родился в 1520 году, умер в 1589 в Антверпене. В середине 16 бега убежал из Франции в Антверпен. В 1549 открыл переплетную мастерскую, а в 1555 типографию. Был типографом 34 года, издал за это время больше 1600 книг (в среднем по 45 наименований в год). Его издания (научные труды, тексты классиков античности, литургические книги) отличались высоким качеством и содержали гравюры на меди.

«Biblia polyglotta» - «многоязычная библия» - уже явно борочное оформление титульного листа (гравюра на меди) . Пышная рамка, многофигурность (пейзажи, животные). Библия на многих языках, снабженная комментариями, легла тяжким финановым бременем на плечи Плантена. Научное издание, были привлечены ученые со всего мира. Иллютраций нет, очень скромные инициалы. Одно из антверпенских изданий – титульный лист работы Рубенса. Эта работа привлекла внимание короля Филиппа II. По окончанию работы Плантен получил от Филиппа монополию на продажу духовных книг. Издательская марка – рука с циркулем. Девиз – с трудом и постоянством. Ввел гравюру на меди и использовал фронтиспис. Несколько раз разорялся и вновь восстанавливал фирму. Испанский король пожаловал ему почетное звание архитипографа. Позже открыл лавки во всех владениях Испании, Африке и Америке. Стал одним из отцов Антверпена – построил себе великолепный дворец, где теперь находится музей печатного дела.

Плантен был крупнейшим издателем, его размах обеспечивался его неукротимостью, неистовостью, он три раза заново на новом месте начинал дело; в его типографии в разное время было до 25 станков. После его смерти остались тонны шрифта, тысячи заготовок ксилографических заставок и гравюр на меди; среди его нововведений – использование титульного листа гравюр на меди, его издания утвердили гравюру на меди как основную ее форму, широкое использование фронтисписов; Династия просуществовала до второй половины 19 века (более 300 лет). Именно у Плантена начинал подмастерьем (учеником переплетчика) Эльзевир.

Деятельность Лодевейка Эльзевира

Голландские издатели (торговцы и типографы). Основана Людовигом старшим (1540-1617). Прославились изданием научной и учебной книги. Лодевейк старший учился у Плантена. Его издания на разных языках – до 150 названий. Имел 7 сыновей из которых продложатели: Лодевейк младший, Эгидий, Йост, Матиас, Абрахам, Бонавентура.

Кристоф Ван Дейк – изобрел шрифт Эльзевир.

Деятельность дома Эльзевиров была чрезвычайно обширна. Прославился благодаря изданию Корнеля и других представителей французской литературы. Последним представителем династии – Даниил.

Ввели в употребление необычно малые форматы: 1/16 и 1/24 доли листа. Особо интересен формат 1/12 – немного вытянутый (формат Эльзевир). Выпустили несколько миниатюрных изданий. В 1627 выпущена миниатюрная книжка о королевской праве (92х56 мм), афоризмы Гиппократа и Сатирикон. Уменьшение форматов привело к удешевлению книг и увеличило тиражи. Потребителями книг стало третье сословье. Книга Эльзевиров вышло из замков и аббатств на площади городов. Появился даже специальный кармашек для книг (эпоха карманной книги). Их издания по точности и исправности текстов отличаются красотой. 3 типографских знака: орел с пучком семи стрел (Людовик), Вяз, увитый виноградом, который срывает философ (Исаак), Минерва и маслина (Людовик 3). Самые редкие издания формата 1/12 – это Плиний и Вергилий. Важные издания – Тита Ливия, Тацита, Цицерона, Гомера и Нового завета. Есть много фальшивок, но есть и подлинные издания без их знака.

Самая известная серия «Малые государства или республики». Одна из книг посвящена России. Издания на латыни, в пергаменном переплете, правда потом этот переплет покрывался красным кожаным (в 18 веке). При этом эти книжечки (что-то среднее между путеводителем, географическим, политическим, историческим очерком). Иллюстраций нет, но обязательно гравированный титул (вообще характерен для Эльзевиров). Иллюстрации отсутствовали из-за коммерческого расчета (стремились удешевить книгу). Этот томик около 500 страниц. Абсолютно удобочитаемый округлый шрифт Эльзевир, тонкая непрозрачная бумага. Шрифт Эльзевир лег в основу русского гражданского шрифта, который был разработан под руководством Петра I. Сейчас в Бельгии есть издательская фирма «Эльзевир», но она уже не имеет отношения к династии.

Семья Эльзевиров была семьей крепких коммерсантов, хорошо знающих свое дело. ИХ заслуга в том, что они смогли учесть изменившийся в Европе спрос, смогли удешевить книгу (уменьшение формата, полей, отсутствие иллюстраций). Поняли, что книга широко востребована. Основное поле деятельности – научная книга (хотя издавали все, что сулило коммерческий успех – и учебники и поваренные книги и художественную и научную литературу). Именно в изданиях Эльзевира Европа узнала произведения Галилея, Мольера, Декарта и др. Именно дешевизну, а не красоту издания они ставили во главу угла. Большими тиражами они наводнили европейский книжный рынок, расширили сбыт, могли самыми разными путями расширять свое дело (когда в результате войны Германия была отсечена и книжное дело там пришло в упадок, нельзя было доставлять книги в Копенгаген, они там основали филиал и завоевали рынок Копенгагена).

Огромный издательский масштаб этой фирмы.

В Голландии была относительная свобода печати. Именно туда многие вынуждены были бежать, особенно из Франции. Именно туда переносится центр книжного дела Европы.

11.11.04 Семинар

Начало и развитие славянской письменности

Доклад: «Кирилл и Мефодий»

Личности Кирилла и Мефодия

Создатели азбуки, первые переводчики книг с греческого на славянский язык.

Кирилл, до принятия в 869 года был Константином, и старший брат Мефодий родился в городе Фессалоники. Кирилл получил образование при дворе византийского императора в Константинополе, хорошо знал много языков. Отказался от карьеры при имераторе, стал партиаршим библиотекарем, затем преподавал философию.

Мефодий рано поступил на военную службу. 10 лет был правителем одной из заселенных славянами областей, затем ушел в монастырь.

В 9 веке Византия опиралась на помощь православной церкви. На Западе интересы Византии сталкивались с соперничеством папских феодалов.

Славянское княжество попросило прислать миссионеров для проповеди христианства на славянском языке – направили Кирилла и Мефодия.

Было две азбуки: кириллица и глаголица. В основе глаголицы – греческое уставное письмо. Кириллица была более строгая. В основе кириллицы – скорописное греческое письмо.

Вместо того, чтобы проповедовать христианство, Кирилл и Мефодий стали защищать права славян.

Братьев обвинили в ереси.

866-867 году по вызову Папы отправились в Рим. Папа разрешил им распространение славянских книг. В Риме Кирилл заболел и умер. Мефодия посвятили в сан архиепископа Моравии.

Кирилл и Мефодий причислены к лику святых за ними закрепилась роль братьев-первоучителей.

Глаголица на Руси была известна, потом уже использовалась только лишь как тайнопись. Потому что лишь избранные знали эту древнюю азбуку. Хотя считается, что глаголица была придумана первой.

«Сказание о письменах» монаха Храбра

Это ученый, представитель интеллигенции того времени, естественно, что был религиозен (для того времени). В своем произведении он рассказывает о введении кириллицы, но самое главное – это полемическое произведение – он спорит с теми, кто принижает значение введения кириллической письменности. Он объясняет, почему была введена новая азбука. В языческие времена славяне использовали черты и резы. Потом записывали речь греческими и римскими письменами. Но греческий и римский алфавит не давал полного воплощения языка. К тому же, необходимо было приблизить к славянским племенам христианское учение, и нужно было каким-то образом писать.

Кирилл создал 30 письмен по образцу греческого алфавита, и 8 на основе славянского языка.

Монах Храбр не только приравнивает славянское письмо к классическому греческому, но и ставит его выше (славянское придумал святой муж, а греческое – язычники-эллины).

/азбука/

Руки фертом Выписывать мыслети

Знать на ять Стол стоит покоем

Да-съ, нетъ-съ – отсюда словоерсами, говорить словоерсами.

Стоять глаголем (согнувшись)

Фитюлька (от фиты, она была очень незначительная, т.к. основной звук Ф обозначался Фертом).

Этот алфавит не оставался неизменным, в 18-м году произошла последняя реформа, но уже и тогда ни омега, ни пси, ни кси уже не употреблялись. Изменение состава алфавита – первое направление реформ; изменение написания – второе.

Диакритические знаки – те знаки, которые дают возможность распознать и отличить в произношении одну и ту же букву. У нас это Ё и Й – появились в конце 18-го века.

Самая большая реформа, приведшая к современному написанию алфавита была проведена в 1918 году. То, что она произошла при большевиках не означает, что она была ими инициирована. Они лишь закрепили то, что уже начинало внедряться. Нашими академиками (Фортунатов, Шахматов) начали эту реформу еще в 90-е годы 18 века. В начале 20 века в обществе начался раскол, т.к. многие не понимали и не принимали эту реформу. Еще до большевиков временное правительство подготовило народ к этой реформе, а большевики со своейственной им жесткостью и решительностью привели эту реформу в исполнение. Был убран Ъ в конце слов, осталось только И (I было убрано), ижица и проч. были изъяты; Изменились грамматические формы (нея, ея, оне).

Почерки

Устав и Полуустав (15 в). Устав более торжественен, вписывается в квадрат. Полуустав (как и готические шрифты) из экономии места и убыстрении письма стал более продолговатым и приплюснутым. Устав и Полуустав – книжное письмо.

Вскоре появляется Скоропись (17 в). Скоропись не была книжным письмом, это более бытовой почерк, делопроизводственный.

Вязь – декоративное письмо. Было несколько способов написания, чаще всего – вписывание одной или двух букв в одну.

25.11.2004

Семинар Федоров

Когда мы говорим об Апостоле, мы говорим о первой русской датированной книге.

Книги до апостола были безвыходные, или анонимные книги, т.е. они не датированы, там нет выходных сведений.

На самом деле книгопечатание в Москве началось на 10 лет раньше.

Знаем мы об этой книге из «Послесловия».

Это не редкая книга, она есть во многих библиотеках и музеях.

Вторым московским изданием Федора Мстиславца был «Часовник», который использовали для богослужения и обучения грамоте.

Первый Апостол -1564 год, на фронтисписе – Апостол Лука.

Второй – через 10 лет во Львове. Там в оформлении книги больше используются мотивы западного барокко.

В заставках часто использовались орнаменты с переплетенными дубовыми и виноградными листьями – символами веры.

Наш первопечатник был человек не случайный, когда ему предложили стать помещиком он отказался, говоря, что иные семена ему нужно рассеивать по земле. Т.е. он совершенно сознательно этим занимался. И в целом он был человеком Возрождения. Хотя бы в своем нежелании анонимной работы, в своем отношении к своей работе вообще. Это был человек энергичнейший (постоянные переезды). За свою жизнь организовал несколько типографий. Ему помогал его сын Иван Иванович, который занимался переплетным делом. Были у него еще Гринь Иванович – сподвижник, в общем организовать мануфактуру было не просто. Он выполнял и редакторскую работу. Он не просто печатал библию, но и готовил ее – совершал текстологическую работу.

Семеон Полоцкий

Настоящее имя – Самуил Емельянович Ситнианович-Петровский. Семеоном стал в монашестве.

В 1660 году впервые приезжает в Москву и читает перед царским семейством (Алексей Михайлович) свои стихи. Вскоре переезжает в Москву.

Любое событие в царской семье давало Полоцкому повод к сочинению нового стиха.

Полоцкий произносит перед царем речь о необходимости улучшения системы образования.

В начале 68 года от имени царя был напечатан труд «Жезл правления».

Полоцкий воспитывал царских детей: царевича Алексея, царевну Софью. Он занимался также и астрономией и многими другими науками. Также Полоцкий предсказал точную дату рождения Петра Первого и именно он настоял на том, чтобы сына называли Петром.

Для детей царя Полоцкий написал несколько сочинений, в основном сборники стихотворений; житие и учение Христа;

1678 Полоцкий организовал при дворе типографию, выпускавшую светские книги.

Типография получила название Верхняя, т.к. помещалась в верхних покоях царя.

Первым был издан букварь, а затем Рифмологион (сборник стихов).

Работы Семеона Полоцкого

Был очень трудолюбивым, старался на каждый повод написать стих, или торжественную речь. Сочинял и для себя и для других по заказу в подарок.

Внедрил в культуру Московской Руси западных влияний. Вокруг него сложился кружок подражателей. Его оппозицией были представители греческой учености.

Верхняя типография была необычна для того времени. Во-первых, она находилась в царских покоях и была запущена одновременно с деятельностью Печатного двора. Типография была свободна от цензуры и от царской и от церковной.

После смерти царя Алексея Михайловича на Полоцкого начались гонения и обвинения в западничестве.

Д/з: 1. Деятельность Николая Ивановича Новикова

2. Деятельность Александра Филипповича Смердина

29.11.04 см.Лубочная литература

Вторая половина 19 века

Во второй половине19 века появляются издатели новой формации, которые небыли уже патриархальными разворачивали свою деятельность на коммерческой основе. Они вели дело с учетом повышающегося спроса и тонкого расчета. Они стремились овладеть книжным рынком и диктовать свои цены, правила торговли, систему скидок.

Маврикий Осипович Вольф

Первый русский книжный миллионер. Известно высказывание о нем Лескова, который называл его «Маврикий – единственный царь русской книги». На примере Вольфа видны характерные черты этих новых издателей. Вольф прекрасно изучил технологию книжного дела на Западе (сам он из Варшавы) и именно по-западному стал устанавливать правила своей издательской и книготорговой деятельности. Он напечатал ряд капитальных сочинений как научных так и художественных.

Многие работы Вольфа воспринял Адольф ФедоровичМаркс. Он начинал свою работу еще у Вольфа. Маркс стал одним из крупнейших русских издателей. Также прошел школу в немецких фирмах, затем в Петербурге, но интересует он нас тем, что впервые он сделал одним из основных предметов своей издательской политики выпуск журналов. Это был иллюстрированный семейный журнал «Нива». И в издании этого журнала он ориентировался на «русских бюргеров», средний класс, мещанство. Журнал имел широчайшую программу. Основное место отводилось популярным современным авторам, а позднее (после 70-х годов) привлек к журналу Чехова, Лескова, Толстова и других, а потом стал давать бесплатные приложения в виде книг. Эта практика получила название гратификация. Экономически они не были бесплатны для самого Маркса, но для подписчика журнала это был некий психологический шаг, было очень выгодно подписаться на «Ниву» и получить бесплатно собрание сочинений. Т.е. по сути дела подписчик через подписку оплачивал эти произведения, но поскольку тираж был очень велик (крупнейший иллюстрированный журнал, выпускался 47 лет уже и после смерти Маркса). За многие годы подписчики получили весь свод литературы. Маркс уделял большое внимание текстологической подготовке изданий, делались специальные переводы. Кроме этого в качестве приложения давались парижские моды с выкройками, карты железных дорог, в общем – делал все, чтобы привлечь покупателя. Ежегодный тираж «Нивы» достиг 250000 экземпляров – колоссальная для России цифра. Таким образом Маркс подарил русскому читателю полнейшую библиотеку. Собирать библиотеки стали люди, которые до этого не были покупателями книг. Этот первый массовый журнал – «Нива» - можно было найти и в библиотеках ремесленников и в домах августейших особ (всесословный журнал).

Книгоиздательство Маркса носило универсальный характер, он выпускал и географические атласы, и научно-популярную и художественную литературу. Но в целом в истории книжного дела он остался именно как издатель зарубежной и русской художественной литературы.

Алексей Сергеевич Суворин. Основатель монополистической фирмы. Его путь был несколько другим, Т.к. он был крестьянским сыном, потом провинциальным учителем, журналистом, за свои демократические статьи он даже имел неприятности в полиции. Был писателем, драматургом. Начал свою издательскую деятельность с выпуска русского календаря, он понял, что это всегда будет иметь спрос, главное сделать его интересным для широкого читателя. Также делал ставку на периодику, но в отличие от Маркса приобрел права на издание газеты – «Новое время». Потом так стала называться и его фирма. Газета имела неоднозначную репутацию, как и сам Суворин. В среде демократических интеллигентских кругов он считался человеком достаточно реакционных и рационалистических, шовинистических, монархических взглядов. Такую же репутацию имела и газета Новое время, которая стала рупором про-правительственных взглядов. Современные исследователи несколько более тонко изучают его переписку и дневники (у Суворина был безумно трудный почерк), и сейчас читают, что не так уж он был реакционен, он действительно выступал против революционного движения, за это Ленин в газете «Правда» опубликовал о нем статью «Карьера», где всеми последними словами ругал Суворина.

Суворин был библиофилом, человеком, понимающим и знающим книгу. Был немного стихиен – издавал то, что ему нравится. Издал многие библиофильские издания, впервые издал неподцензурное издание Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву. Но в то же время он не мог себе позволить быть меценатом и нашел удачную форму для своего коммерческого успеха. Он издал т.н. дешевую библиотеку – общедоступная серия небольшого формата с цветными обложками, стоимостью от 8 до 40 копеек. Выходили они очень большими тиражами. Было издано 4 млн. экземпляров книг этой дешевой библиотеки. 300 изданий из 400, которые были выпущены, приходились как раз на эту серию.

Громким событием стал выпуск десятитомника собраний сочинений Пушкина. Эти 10 томов стоили 1 руб. 50 коп. Очень низкая сумма. Буквально разгромили магазин «Новое время» (было несколько магазинов), в один день было распродано несколько тысяч экземпляров. 1887 год, Суворин был первым, кто в огромной череде изданий этого года издал Пушкина (поэтому имел наибольший коммерческий успех). Сыграл роль не только юбилей (50 лет со дня смерти поэта), но и дело в том, что 50 лет действовало авторское право, и когда оно прекратилось (наследники уже не получали гонораров) возник шквал коммерческих изданий. А на протяжении этих 50 лет издавалось не так уж много произведений. К тому же доход от библиотеки позволял Суворину печатать некоторые некоммерческие книги (от Шопенгауэра до кулинарных книг). Эта масштабность и противоречивость фигуры Суворина проявлялась в его издательском репертуаре.

Иван Дмитриевич Сытин. Крупнейший из русских дореволюционных издателей, перед революцией Сытину принадлежало 4/5 всего издательского дела России.

Специализация

В первой половине 19 века мы наблюдаем универсальные издательства скорее с интересом издателя, нежели со специализацией, но со второй половины в русском книжном деле наблюдается достаточно крупная специализация издателей. И объясняется это уже тем, что развитие ассортимента, издательского дела, позволяет уже иметь прибыль не только от универсальных изданий, Но и от конкретного, не всегда широкого раздела.

Карл Леопольдович Риккер. Специализировался на выпуске медицинской литературы (газета, журналы, техническая литература). Абсолютная специализация была еще очень опасна – можно было потерпеть убытки.

Альфред Девриен – сельскохозяйственная и естественнонаучная литература и очень дорогие детские книги.

Владимир Березовский – литература по военному делу.

Иосиф Николаевич Кнебель- изобразительное искусство, альбомы, детская дешевая литература.

Ильин – картографическая продукция.

Ступин – детские книги.

Петр Иванович Юргенсон – музыкальная литература. Был меценатом, очень помогал Чайковскому, Бородину и прочим русским композиторам.

Братья Собашниковы – (Михаил и Сергей Васильевичи) – хотя Сергей достаточно рано погиб, Михаил Васильевич оставил его имя в торговой марке. Эти издатели специализировались на научной литературе как гуманитарного так и научного профиля. Собашниковы начали свою издательскую деятельность в 17 и 19 лет и стали одними из выдающихся издателей, причем довольно быстро.

Начиная с 80-90-х годов усиливается процесс монополизации в книжном деле. Он сопровождался процессом концентрации в производстве (особенно заметно в полиграфии). На долю 6 крупнейших предприятий в 1898 году приходилось более половины всей печатной продукции, производимой в Москве.

Виды объединений:

1. Торговые дома

2. Акционерные компании (паевые товарищества).

Акционерные компании стали преобладающей организационной формой в книжном деле.

Капиталистам в книжной области приходилось очень тяжело, т.к. издательское дело вызывало пристальный интерес цензуры, полиции и администрации. Правительство проводило дискриминационную политику по отношению к книжному делу. Это выражалось в том, что типографии считались некоммерческими предприятиями (неторговыми по терминологии того времени), а относились к т.н. «художественным» заведениям, которые якобы не были связаны с хозяйственной деятельностью. Это было связано с юридической неполноправностью владельцев типографий и других печатных заведений – это лишало их возможности брать банковские кредиты. Они не имели права котировки акций на фондовой бирже. Их векселя принимались очень ограничено. В аналогичном положении находились и издатели и книготорговцы. И только в начале ХХ века Сытину удалось добиться котировки акций своего акционерного общества на фондовой бирже, это сразу позволило повысить и рейтинг компании и привлечь новых акционеров.

Начало ХХ века

Возникает монополизация в книжном деле. Мы видим существование компаний, которые концентрировали в своих руках все звенья производства и реализации книги. К таким компаниям-монополистам в первую очередь можно отнести Сытина, Маркса и Суворина (о них выше). Маркс умер в 1904 году, но его дело продолжала его вдова. Потом и Маркса и Суворина фирмы были приобретены Сытиным. А перед революцией и фирма Вольфа контролировалась Сытиным. Надо иметь в виду не только экономическую характеристику, но и то, что акционирование компаний позволяло развивать технический прогресс в книжном деле. Как раз на примере Сытина можно в этом убедиться.

После образования в 1895 году акционерного общества он сразу же смог оснастить свою типографию несколькими десятками новых печатных машин и потом каждый год новые в т.ч. иностранные печатные и другие машины им приобретались. Сытин каждый год выезжал за границу на отдых и использовал это время, чтобы модернизировать свое производство.

Многие типографии, которые выросли в конце 19 начале 20 века существуют и до сих пор. И на протяжении этой сотни лет они считаются одними из лучших.

Это «Первая образцовая Сытинская типография», типография «Красный пролетарий» (ее владельцем до революции был Кушнерев), в Петербурге это типография «Печатный двор», типография Суворина «Новое время», замечательная типография «Госзнака».

Толчок, который был задан этой модернизацией был настолько силен, что все советские годы эти типографии сохранили свои традиции.

В отличие от начала 19 века или от 18 века – идет интенсивное развитие книжного дела.

Именно в это время заканчивают свою деятельность многие патриархальные мелкие предприятия, которые не ведут на мировом уровне свое хозяйство, они вынуждены закрываться.

Особенностью русского капитализма в книжном деле было то, что наряду с крупнейшими компаниями продолжали существовать мелкие предприятия, которым удалось найти свою нишу. Они брали небольшие акцидентные заказы, специализировались на небольших работах (что неприемлемо для крупного предприятия).

Существовала большая конкурентная борьба, в частности, Сытин будучи акулой капитализма, не останавливался перед тем, чтобы поглотить, разорить конкурента; Будучи крупнейшим издателем лубочной книги он таким образом разорил издательницу Коновалову – он уменьшил цену на 0,25 копейки, а поскольку тиражи у него были сотни тысяч он не пострадал, т.к. смог маневрировать на другой продукции.

Личная уния – типичная для империалистического хозяйства – сращивание банковского, финансового капитала с промышленным. Деятельность Суворинской компанией «Новое время» контролировалось Волжским коммерческим банком. И председатель правления банком входил в правление «Нового времени», в то же время и Суворин был одним из акционеров банка. Сытин поддерживался Русско-Азиатским банком (крупнейшим в России). Бракгауз существовал на германский капитал. Т.е. книжное дело не было исключением из общей экономической картины, которая наблюдалась в начале ХХ века.

Специфичен был издательский репертуар – в основном на буржуазного читателя, хотя существовало множество мелких и крупных издательств, ориентировавшихся на бедного читателя.

4К: киндер, кирхе, кюхе, кляйдер. Давалось то, что было наиболее интересно: воспитание детей, религиозная литература, домоводство и проч.

ХХ век принес множество интересных изданий научного, гуманитарного, философского плана. Это объяснялось всплеском философской мысли на Западе и в России. Это и общественно-политическая литература также.

Внешний вид был разнообразным – начиная от византийских эмалей и до простейших книг в обложке.

В начале ХХ века появляются предприятия нового типа. Это во-первых, объединения авторов для издания своих трудов без посредства предпринимателей. К таким можно отнести «Книгоиздательство писателей в Москве». Кроме этого – издательство «За друга» - было больше в народнических позициях. Издательство «Знание», которое представляло собой товарищество, куда входили и авторы издаваемых сочинений (Горький был вдохновителем и руководителем). Каждый участник вносил пай (5000 рублей), и в пределах этого пая мог издавать книги на свой риск, чистую прибыль он забирал себе, за исключением 10% которые забирались на общие расходы. В годы НЭПа эти кооперативные издательства стали развиваться в достаточно высокой степени.

Еще начало ХХ века характерно тем, что каждое более менее существенное литературно-художественное направление организовывало свое издательство. Поскольку они не хотели зависеть от прихотей издательства, они хотели воплощать свою издательскую форму самостоятельно. Их можно тоже называть идейными издательствами, т.к. они были очень закрытыми (символисты ни за что не будут издавать произведения акмеистов).

Издательство «Скорпион» - издательство символистов. В начале ХХ века начало издавать поэтов без большого признания (Брюсов, Бальмонт, Иванов и др.), переводили западных символистов.

«Гриб» - близко к «Скорпиону». Объединяло «младших» символистов – Блока, Волошина, Алексея Толстого, Северянина, Белого и других.

«Мусагет» - тоже символисты, было организовано Андреем Белым вместе с другими соратниками. Тоже «младшие» символисты. Было известно тем, что издвало теоретическую литературу, философскую.

«Сирин» - это издательство также выпускало Брюсова, Блока, Ремезова, Сологуба и других, причем продукция этого издательства большое место занимали собрания сочинений.

«Альтеона» - «Сусагет» и «Альтеона» были братскими издательствами – славилась тем, что приглашала художников, которые делали иллюстрации. Там начинали Коненков, Гончаров и другие. Очень много издавалось переводной литературы.

Вообще литературные издательства характеризовались тем, что это были не только издательские центры, но и центры культурной жизни. Это были клубы, кружки, которые не стремились к широкому распространению. Вообще было тяготение к замкнутости литературного круга. В начале 10-х годов Лазинский издавал журнал «Гиперборей», как-то ему сказали: «Ваш журнал постоянно запаздывает и не удобно перед подписчиками». Он сказал: «Действительно неловко, но ничего, я им скажу». Таков был круг герметичности.

Футуристы

Одно из крайних течений, приверженцы его провозглашали в творчестве не содержание, а форму, это очень хорошо проявлялось в их издательской продукции. Самое радикальное футуристическая группировка – это «Кубофутуристы», к ним относился Алексей Крученых, Василий Каменский, Хлебников и другие. Большинство книг они печатали сами и использовали литографию, стеклографию, гектографию (для цветных иллюстраций), линографию (гравюра на линолеуме). Издательское творчество футуристов можно назвать беспрецедентным для русского издательского дела. Они создавали цельногравированную книгу, где и текст и иллюстрации делались одним художником, который был и гравером, а типографская техника практически не участвовала. Это был смелый эксперимент, т.к. был упразднен типографский набор. Эти книжки имели вид рукодельных и они резко отличаются от всего, что появлялось на книжном рынке. Этот способ издания объясняется не техническими причинами, а принципиальной установкой футуристов. В их намерения входил сознательный эпатаж читателя, он подразумевался и в самих произведениях и в форме книги. Они издевались над привычными вкусами читателей. «Дохлая луна», «Доители изнуренных жаб», «Рыкающий Парнас», «Идите к черту», «Танго с коровам» и т.д. Для этих книг характерна серая, дешевая, грубая бумага, часто на обороте обоев, на холсте; были небрежно сброшюрованы, т.е. впечатление полукустарного произведения было. Дело в том, что в этой форме они бросали вызов своим художественным противникам, а в качестве них выступали художники круга «Мир искусства». Т.е. это была своего рода антикнига. Но не надо думать, что они и о коммерции не думали. Как ни странно, но замечательный Вульф подавал эти книги и очень дорого. Сегодня эти книги ценятся очень высоко у коллекционеров, многие из них появляются на аукционах (в 1993 году на Сотбисе была продана «Пощечина общественному вкусу» за 1800 долларов).

Что привнесла Революция 1905 года?

Выдвинула издательства, которые были полной противоположностью существующим. Это были издательства политических партий. Некоторые из них были действительно партийными (входили в структуру партий и прибыль от них шла в кассу партий), а некоторые только примыкали (симпатизировали) партии. Наибольший объем изданий политического партийного плана имела кадетсткая партия, потом эсеры, социал-демократы, черносотенцы.

Кадетская партия имела наибольшую экономическую основу для выпуска литературы, которая была рассчитана на рабочих и крестьян, а не только на членов партии.

Революция привнесла интересные вещи в плане цензуры. В 1905-1906 годах в течение нескольких месяцев впервые за историю русской книги существовала почти полная свобода печати. Формально цензура существовала, она не была отменена, Но ее фактически отменила жизнь, она перестала существовать в явочном порядке. Лишь через несколько месяцев (к концу 1906 года) цензура возродилась. Были определенные цензурные изменения.

Издательская и книготорговая деятельность политической партии применяла самые разные методы, чтобы нелегально издавать некоторые издания. Меняли титульные листы (писали «Война и Мир», а там было политическое сочинение), подделывали цензурное разрешение и прочее.

Журнал «Известие книжных магазинов» - в нем в 1905 году появляется статья Сигизмунда Феликсовича Львовича (потом автор двухтомной книги) «Роль книги в государственном перевороте 17 октября».

«…почти все появившиеся издательства заметно склоняются в сторону красного революционного демократизма… произведения умеренного направления не находят издателей и покупателей… книжный рынок – предвестник еще более революционных перемен, которые предстоит пережить России в ближайшем будущем… Россия станет крайне революционно-демократическим государством, в котором социализм разрушит все прежние правовые начала….»

Уже в 1905 году Львович на основании только издательского репертуара смог предсказать те политические катаклизмы, которые через 12 лет по его мнению должны были сотрясти Россию и это действительно так. Прекрасный пример того, что можно извлечь при внимательном рассмотрении издательского репертуара. Сам Львович умер в Петрограде в 1919 году от голода.

Наступившая первая мировая война тоже внесла определенные коррективы в репертуар и состояние книжного дела. Очень пострадали некоторые фирмы, которые имели немецкие фамилии в своем названии, в 1915 году были разгромлены толпой фирмы Кнебеля, Риккера, Диплиена, но это было не самым главным изменением.

Главным было то, что мировая война нанесла удар по состоянию русского книжного дела. Потребление бумаги резко упало (связано с тем, что 30% всей бумажной продукции привозилось из Финляндии, которая была отрезана), выходили из строя и не могли быть починены машины (наборные, линотипы и проч.), не хватало материалов, которые использовались для печати. Репертуар сильно изменяется – снижается резко уровень научной литературы, выдвигается литература о войне (пропитанная некоторым националистическим духом), возрождается лубок, в частности, Каземир Малевич участвует в создании лубочных Картин. Гончарова, Ларионов – все эти известные художники участвуют в этом.

На издателей обрушивается дороговизна – обязательный спутник военного времени. Бумага, цинк, свинец, олово, краски, рабочие – очень многие ресурсы были мобилизованы на флот, и это тоже сказалось на состоянии книжного дела.

09.12.04

семинар 18 век

Николай Иванович Новиков

1744-1818 Издательская деятельность его оживляет книготорговлю в столице и провинции. Родился он в селе Тихвинское-Авдотьево Московской губернии в семье статского советника. С 1750 года обучался в Москве в гимназии. Там знакомится с Февером, содержащим привилегированную книжную лавку. В беседах с ним он постигал практику книжного дела. В 1760 году Новикова исключают из гимназии, он поступает в Измайловский полк на службу и становится участником дворцового переворота Екатерины 2. Получает титул.

1768 выходит в отставку и полностью посвящает себя издательскому делу – издает журнал «Трутень» сатирический, в нем высмеивались произвол крепостничества, взяточничества. «Трутень» разоблачает Екатерину и получает всяческие цензурные препоны. Позже журнал стал называться «Пустомеля», но его все равно закрыли, хотя он и был уже мягче в критике.

Журнал «Живописец» был таким же как трутень и его тоже закрыли.

В 1774 году издает «Кошелек», где осмеивалось дворянство и его нравы. Выпуск журнала прекратился на 9 номере.

В 1775 году выпустили сборник лучших статей из «Трутня» и ранних изданий «Живописца».

В «Обществе, старающемся о напечатании книг» (1773-1775) работает (схемы водных путей, библиотека и проч.)

Материалы черпал из книгохранилищ, доступ к которым ему открыла Екатерина 2. Она же дала деньги на выпуск «Библиофики».

Издания были для широкой аудитории, но большинство остались равнодушны («пренумеранты» - подписчики).

Организует журнал «Санкт-Петербуржские ученые ведомости» (помощь в ориентировании в книгах).

Почти все его друзья были масонами. В 1775 году он вступает в ложу и обретает поддержку ордена. Он стремился использовать орден и его деньги для развертывания книгоиздательской деятельности.

«Утренний свет» - сочинения в стихах и прозе мыслителей всех стран и эпох. Невысокая цена. Большой успех журнала.

Все доходы на содержание школ-интернатов и аптеки. 1779 году ему предолжили взять в аренду университетскую типографию, что позволило печатать в газете платные объявления. С этого момента начинается плодотворный период его издательской деятельности.

До этого типография стояла без дела. (Московские ведомости печатались 700-800 экз). Он арендовал на 10 лет. Эти годы получили название «новиковского десятилетия» - плодотворная работа.

Объединив производство и сбыт книг Новиков быстро привел в порядок и существенно расширил типографию. За 3 года напечатал больше книг в этой типографии, чем за 24 до этого там печатали.

Единомышленник профессор Шварц – надзиратель над книжными лавками.

Новиков искал способы повышения доходности. На помощь пришли руководители масонской организации. Полиграфическая база – типографии Новикова и типография Лапухина. Доверили Новикову целый комплекс типографии. Новиковская монополия в те годы.

В 1784 году масоны с Новиковым основывают «Типографическую компанию». Была создано типографское предприятие, крупнейшее в России, 100 человек. Мощность выросла после ее слияния в 1786 году с Новиковской и Лапухинской типографиями. В собственности – первая российская библиотека для чтения (все издания Новикова + другие).

С 1779 по 1792 года Новиков выпустил несколько журналов и издал около 100 книг – каждая 10-я книга, изданная в России.

Репертуар: оригинальная и переводная биллитристика, богословская и масонская литература, общественно-политическая, педагогическая справочная литература. Отказывался издавать сонники (рассадники суеверия), только в 1788 году было издано толкование снов с предисловием, где новиков советовал употреблять его только для развлечения.

Продолжал выпускать периодику (приложение к «Московским ведомостям» - «Экономический магазин» и «Детское чтение»).

Начал издавать женский журнал «Библиотека для дамского туалета» - сентиментальные повести, элегии и проч с картинками парижских мод. Не оправдался (цена 5 рублей слишком высока).

Ориентация на городское мещанство, купечество – обеспечивало коммерческий успех.

Новиков вел борьбу против бульварного чтива.

Оформление книги – большая роль (элемент цены), старался сделать доступной 3-му сословью. Просветительские цели – определяющие. Книги выглядели скромно. Стремился к однотипности (удлиненный в высоту формат в восьмую долю листа, на дешевой бумаге четкими шрифтами, обычно без иллюстраций, повышающих цену).

Титул заключает в себе заглавие, эпиграф, виньетку, внизу – выходные сведения.

В титуле всегда строки курсивом. Виньетка в центре листа – обязательный элемент.

Новиков требует тематической содержания от виньетки (другой такой в русских книгах не было).

Издательское дело подвергается преследованию со стороны властей. Напуганная революцией в Европе Екатерина делает опись дела Новикова. В марте 1786 году ему вновь разрешили продавать книги. Впредь запрещалось печатать масонские труды, т.к. «общество каменщиков» вне закона.

В 1787году издан указ о запрещении светским типографиям и лавкам продавать духовные книги изданные не при Синоде. Это подорвало работу Новикова. Напечатанные книги были изъяты.

Новиков отстранен от работы университетской типографии (истек срок аренды).

Остались только типографии компании, которые тоже пришли в упадок. От финансового краха спас друг – дал заем и помог сохранить типографии.

Противодействие властей сводило на нет все его попытки сделать предприятие доходным.

В 1792 году императрица приказала произвести обыск в домах Новикова, закрыли его книжную лавку, обнаружили запретные мистические сочинения, книги конфисковали, лавку передали купцу. Все имущество и долг и были переведены на Новикова.

Вскоре его арестовали, императрица повелела тайно перевезти его на 15 лет в крепость. Это оставляло простор для слухов и домыслов. О Новикове говорили все, но никто ничего не говорил за его защиту. Указ о заточении уже был смягчением наказания от смертного приговора за государственную измену.

Большинство книг Новикова были сожжены, все остальное имущество – продано с аукционы для расплаты с долгами.

Арест Новикова замедлил развитие книгопечатания в России. Новиков провел в крепости 4,5 года с 1792 по 1796. Павел Первый освободил его и вернул конфискованное имущество, но вскоре оно было продано за уплату долга. Новиков пытался вернуться в активное дело, но конкуренты оказались влиятельнее него. Последние годы он безвыездно провел в родовом имении.

Современники утверждали, что он создал в России любовь к науке и охоту к чтению.

Его деятельность изучается и в истории журналистики.

Петербургский период – научное книгоиздание.

Московская деятельность – время аренды университетской типографии – самое известное издание «Алексея Петровича Сумарокова».

Николай Иванович Новиков – первый из плеяды выдающихся издателей и книготорговцев России. Пушкин сказал, что Новиков двинул просвещение России на полвека. Только один этот деятель смог настолько мобилизовать ресурсы русского просвещения, но и во многом инициировать умственное движение. Даже чисто в количественном отношении его деятельность впечатляет.

За 27 лет своей издательской деятельностью (включая и Питерский и московский периоды) всего выпустил около 950 названий. Это составляет 1500 печатных единиц (много было многотомников). Эта цифра составляет 23% всей книжной продукции 18 века.

Издано 177 многотомников – половина издания всех многотомников 18 века.

Было много повторных изданий – чутко реагировал на спрос, если издание имело успех он делал допечатку.

Внешняя форма – типичные для него небольшие томики «ин-октава». Он стремился в оформлении к удешевлению своей продукции, поэтому максимальные элементы украшения – изящный титульный лист, мог быть и фронтисписный портрет. Не более того. Иллюстрированных изданий по сути дела не было. Небольшие поля (емкость печатного листа большая), небольшой шрифт, округлый, удобочитаемый.

Несмотря на то, что таких элементов украшения не было – на всех его изданиях лежала печать художественной аккуратности, т.к. очень было продуманы пропорции.

Тиражи – самые разные. Средний тираж – в пределах тысячи экземпляров. Некоторые доходили до 2000. Были издания («Разговор с Богом») тиражом 10 тысяч экземпляров.

Цена была от 15 копеек.

Его издательская деятельность тесно была связана с его книготорговой деятельностью. Именно через лавку университета и через провинциальных книготорговцев, которые находились с ним в тесных комиссионерских отношениях, он смог зародить провинциальный книжный рынок. А до Новикова в 18 веке этого не было, только случайные попытки.

Новиков начал планомерное снабжение провинциального книжного рынка, очень хорошее отношение с книготорговцами. Ориентировался всегда на масонов.

Как дворянин он не имел права иметь книжную лавку и заниматься торговлей, он в подложном ключе некоторые книготорговые учреждения открывал на фиктивное имя каких-то московских купцов-книготорговцев. Все прибыли они отдавали ему.

В то время как был еще один издатель Богданович – он пошел по тому же пути и имел большие проблемы со своими напарниками, т.к. они решили не отдавать ему прибыль.

Новиков был святой человек – это был человек, который во главу угла поставил просвещение народа. Дежуря в книжной лавке университета, он видел, что человек сомневается, отдавал бесплатно книги, те, которые он считал наиболее интересными, для того, чтобы только привлечь человека. Он регулярно в «Московских ведомостях» помещал рецензии своих и других издательств.

Он пострадал очень сильно. В то время, как его товарищи масоны были сосланы в свои имения он поначалу был приговорен к смертной казни, а затем Екатерина дала ему только срок 15 лет. В той самой камере он отбывал, в которой до этого сидел Иоанн 6-й Антонович. И в этой ситуации с арестом его не подвели его комиссионеры, т.к. их вызвали в полицию, но они ничем дурным не откликнулись и не сказали ничего плохого о Новикове. И они пострадали, т.к. было сожжено почти 20 тысяч томов, конфискованных из разных лавок, произошло это на Болотной площади, где раньше был казнен Пугачев.

Он не был революционером, абсолютно. И не мог быть, будучи масоном. Разделяя эти взгляды самосовершенствования человека – это была его основная продукция – художественная, учебная и нравственно-религиозная. Хотя выпускал и детскую литературу, и дамские моды, и практическую литературу. Но основная его задача была – способствовать совершенствованию человека.

Именно его масонская деятельность была основной. Считалось, что любая общественная инициатива и самодеятельность может нанести вред, но сейчас считают, что непосредственной причиной было именно то, что Екатерине донесли, что Новиков был тем человеком, который привлек наследника Павла Петровича к масонству. Это возмутило Екатерину, потому что ей донесли, что это ложе связано с берлинской ложей и идет разговор о передаче Павлу престола. Этого она не могла простить никому, и скорее всего именно это стало причиной травли Новикова.

19 век

Деятельность Александра Филипповича Смердина

1795-1857 С 1817 года стал главным приказчиком книготорговца Плавильщикова в Москве, затем переехал в Петербург. Плавильщиков завещал Смердину свою библиотеку и товар – он стал владельцем его книжного магазина и превратил его в литсалон, который стал популярен. Все литераторы были там.

Смердин часто приезжал в Москву, где имел огромное влияние на книжную торговлю. Каждый такой приезд – целое событие на книжном рынке.

Он либо спонсировал издание книги, либо выкупал тираж.

Питер сделался сосредоточием издательского дела при Смердине. Образовалось мнение, что только питерские книги хорошие. Это доказывалось отзывами книгопродавцев.

Смердин учитывал вкусы и запросы потребителя. Постепенно приучил читателя к красивым изданиям.

Контингент – военные и помещики (лучшие покупатели). Или приезжали в Питер или выписывали книги в деревню.

Установление коммерческих отношений между писателем и издателем – введение гонораров повсеместно.

Смердин канонизирует литературный договор. Ввел полистную оплату авторского труда.

Большие тиражи, невысокие цены – профессонализация писательского труда.

Успех анчался с 1829 года романа Булгарина в 4 тысячи экземпляров – продался за 3 недели. Печатал Пушкина «Бахчисарайский фонтан».

Основал журнал «библиотека для чтения» - билитристические русские и переводные статьи. Материалы по сельскому хозяйству, домоводству.

Выпустил новые издания сочинений Ломоносова и Державина.

Начало 40-х годов – упадок книжной торговли. Причина кризиса кроется в общеэкономической эволюции, начинаются неудачные спекуляции, много случайных людей. Появляется коммерческий обман. Старые издания выпускают в новой обложке, не указывают год выпуска. На Смердине большие долги (от его доверчивости).

Плюшар – самый крупный издатель после Смердина.

Смердин пытается организовать «книжную лотерею» - распространение дешевой книги, возбуждение охоты к чтению. Если число читающих увеличится – книги станут дешевле. Надежды не оправдались, ко дню розыгрыша 10 июля 1844 года большинство билетов были не распроданы.

Долг Смердина к тому времени был 500 тысяч рублей.

В 1857 году он умер.

Достижения Смердина – когда мы обратимся к словам Белинского, он называл Смердинский период русской литературы (словесности). Дело в том, что именно через продукцию Смердина могли увидеть свет произведения «золотого века» русской литературы. О нем современники говорили: честный, добрый, простодушный. Его все обманывали, Пушкин назвал его «книжник-джентельмен». Мы не поймем до конца Смердина и что им двигало и в чем его значение, если не поймем его отношения к литературе. Он до самых последних лет писал с грамматическими ошибками,у него не было хорошего образования, но он приклонялся перед русской литературой и писателями. В его продукции наряду с замечательными классиками совершенно третьестепенные писатели, но не забудем, что то, что для нас классики, то для него современники и хорошие знакомые. Дело в его всеядности, нетребовательнсти? Почему наряду с Пушкиным он печатал графа Хвостова, над которым смеялось все общество? Понимал ли он разницу между ними? Дело в том, что ему была присуща глубокая объединительная идея – он хотел дать русскому читетелю всю литературу, между тем литературная война была очень сильна в это время и очень многое мы все-таки знаем в ориентации критических оценок пушкинского круга. Действительно, Булгарин (писатель, Журналист того времени) и Греч (тоже журналист, литератор, переводчик) и Осип Иванович Синковский (Барон Бранберус, востоковед, журналист). Однозначно к этим фигурам относится нельзя, т.к. они были врагами литературными Пушкина, а большинство характеристик мы имеем из его круга. Эти три человека владели карманом Смердина, но не они привели его к разорению.

У него несчастливая судьба, как у писателя. Здесь очень многое сложилось несчастливо для него. Он обогнал свое время. В своем приклонении перед литературой он переоценил емкость книжного рынка, действительно вероятно слишком большими тиражами печатал некоторые книги. Кроме того, не забудем, что это было время расцвета толстых литературных журналов (конец 30-х), а это значит, что русская литература сразу же появлялась в журнале по подписке, а отдельне издания (на что ориентировался Смердин) после этого уже не будет иметь такой спрос.

Кроме того общая ситуация в народном хозяйстве оставляла желать лучшего – финансово-экономический кризис крепостного хозяйства, который сказался в т.ч. и на книжной отрасли. Покупатель разорялся.

Очень многое надо иметь в виду при характеристике Смердинского периода, но конечно же это был издатель, профессионализировавший писательский труд. Всего он вложил больше 10 млн рублей за весь период своей деятельности. Очень щедро оплачивал труд писателей.

В определенный момент исторические, субъективные и объективные причины сказались и он разорился.

В начале 30-х годов книжная лавка Смердина переехала на Невский проспект и это событие было принято русским обществом, как победа русской книги, т.к. до этого на Невском торговали только иностранные книготорговцы. Этот переезд лавки был отмечен обедом, куда была приглашена вся литература того времени (писатели, поэты), в качестве подарка Смердину они создали сборник в 2 частях под названием «Новоселье» - подарили ему свои произведения для этого сборника.

20.12.2004 Книга в Советском Союзе в 1920-х годах

Становление книжного дела в годы советской власти проходило как всегда в крайне сложных социальных и экономических условиях. Первые годы ознаменовались войнами (внешними и внутренними) и естественно это наложило свой отпечаток, но кроме этого, следует отметить, какие изначально моменты присущи социалистическому способу хозяйства и их влияние. В годы военного коммунизма система книжного дела была крайне милитаризована, централизована (жесткая иерархия). В эти годы издательское дело было крайне идеалогизировано, что проявлялось в репертуаре издававшихся книг.

Если говорить о более поздних периодах, то отметим, что в целом в истории советского книжного дела явственно просматривается борьба двух концепций книжного дела, двух тенденций. С одной стороны – это демократическая тенденция, основанная на экономической и политической свободе книжного дела, причем эта свобода касалась всех субъектов книжного дела (издательств, типографий, книготорговцев). Вторая тенденция – бюрократическая, базирующаяся на государственном руководстве отраслью.

Уже в начале 1921 года случился Крондштадский мятеж, который побудил правящую партию к изменению экономического и политического курса. Это был вынужденный поворот, изначально такой поворот не подразумевался и только обстоятельства мятежа с требованиями свободы показали совершенно явно руководству, что еще немного и режим просто рухнет. Именно эти моменты и повлияли на изменение курса и на осознание необходимости изменения экономического и политического направления. Экономическая политика, проводимая в 1921 году в разных отраслях народного хозяйства имела свою специфику и в книжном деле, но как и во времена Екатерины и во все последующие эпохи, книжное дело получало свободу в последнюю очередь. Поскольку уже с весны 21-го года были предприняты шаги по внедрению экономически новых рычагов, а книжное дело держалось в рукавицах аж до конца ноября.

Специфика НЭПа в книжном деле.

1. Восстановление платности произведений печати.

2. Замена бюрократического распределения книжной торговлей.

3. Внедрение хозяйственного расчета в издательскую, книготорговую и типографскую деятельность.

4. Допущение частного капитала в отрасль.

При этом при всех этих моментах не следует забывать, что эта свобода была на самом деле свободой не полной и идеалогические тиски до известной степени оставались в этой области. Правящая компартия и советское государство в целом не упускали книгу из своих рук в области идеологии.

Декрет о платности и частном капитале

Первым шагом по внедрению НЭПа в книжное дело стал декрет Совнаркома от 25 ноября 1921 года «О платности произведений непериодической печати». Согласно этому декрету (см. Хрестоматию, 2 часть, текст декрета) – всем госучреждениям и частным лицам произведения непериодической печати отпускаются только за плату, установленную с учетом себестоимости и расходов.

Издательства переходили на самоокупаемость.

Этот декрет предусматривал меры, которые гарантировали в первую очередь обслуживание общественных организаций, библиотек, школ, красной армии, агитпунктов, рабочие объединения, профсоюзы и т.д. Т.е. сразу же закладывалась направленность учета низкой покупательной способности данных групп населения и первоочередное распространение книги шло именно в этой сфере.

Через пару недель (12 декабря 1921 года) выходит еще один декрет, который допустил деятельность частных и кооперативных изданий. Этот шаг открыл дорогу частному капиталу в книжное дело. (см. Хрестоматию). Согласно ему показывались те правила, по которым можно было открывать издательство и указывалось: «Для возникновение издательства требуется разрешение Госиздата или соответствующего местного органа… издательства могут иметь собственные типографии, конторы, редакторские кабинеты, склады магазины и т.д….» Но опять же вспомним Екатерину 2. В целом, этот декрет устанавливает разрешительный порядок открытия новых издательств, но все вышеперечисленное могло открываться только с разрешения. Затем функции Госиздата были переданы Главлиту.

Разрешение. Издательство должно было предоставить на просмотр программу, перечислить книги, которые хочет издавать в первую очередь (репертуар уже контролировался); список сотрудников (нет ли среди них кого-то, кто может обеспокоить советскую власть). В общем, этот разрешительный порядок ставил большой контроль над деятельностью частных издательств.

Есть один тонкий момент – несмотря на большую идеалогизированность большевистского руководства мы всегда отмечаем большую прагматичность этого руководства. Книжный рынок – это область рискованного капиталовложения, т.к. в отличие от изготовления железнодорожных вагонов ты еще никогда не знает чем обернется книга, будет ли она иметь спрос. На данном этапе государству было выгодно допустить вливание частного капитала. Это очень прагматичный шаг, т.к. рынок по сути дела был малорентабельный, частнику был выделен определенный сегмент – можно было издавать научно-техническую книгу, детскую - не в коем случае не допускались до учебников – отдельные произведения художественной литературы (на классику – монополия у государства). В общем, изначально предполагалось, что частник будет насыщать рынок, но рисковать при этом сам, да еще и под контролем.

Уже в 1922 году мы видим десятки и сотни новых частных издательств со своими магазинами, типографиями и проч.

Издательства

Издательство «Алконост» прославилось выпуском первых изданий Блока («12» с рисунками Анненкова, издательство, которому покровительствовала советская власть). Издательство «Колосс» - общественно политическая и художественная литература эсеровского плана. Издательство «Наука и школа» выпускало философскую литературу, прикладную.

«Книгоиздательство писателей», издательство «Альцеона», «Творчество», «За друга».

Возобновляет свою деятельность издательство братьев Сабашниковых.

В целом это десятки и сотни открывшихся в 22-23 годах издательств.

Госиздат В центре издательской системы страны стоит Госиздат РСФСР. Уже в начале 20-х годов оно становится одним из крупнейших издательств мира. Это издательство субсидировалось государством (бюджетом). Но на протяжение 20-х годов это издательство хоть и росло, этот рост не всегда был органическим (достигался не только наращиванием оборотов), - в состав Госиздата вливались другие достаточно крупные издательства, например «Красная новь» (издательство Главполитпросвета), издательство «Прибой» (петроградское), «Новая Москва» и др.

Очень часто это было механическим вливанием, что достаточно негативно сказывалось на экономических показателях деятельности Госиздата, т.е. это была некая аннексия издательских структур.

Это сказывалось негативно потому, что сопровождалось уменьшением книготорговой сети, т.к. каждое из бывших издательств при вливании закрывало свои книготорговые сети – книжная торговля все больше и больше становилась узким местом книгоиздания. Книга издавалась, но не могла свободно пройти к потребителю.

Кризис перепроизводства 1920-х годов

В 1925-26 году наблюдается кризис перепроизводства. Книга издавалась, но ее не покупали. Он воспринимался очень остро работниками книги и стали высказываться самые разные мнения о том, что нужно сделать. Наиболее крайние взгляды – это то, что нужно вообще оставить один Госиздат, сделать его гигантским издательством, которое будет иметь свою книготорговую сеть, и исчезнет конкуренция с другими издательствами.

Толчком к последующим изменениям послужил именно кризис перепроизводства.

Здравые умы того времени говорили о том, что это не кризис перепроизводства, а это кризис перепроизводства книг не нужных потребителю и именно поэтому потребитель не покупает эту книгу. Когда исследователи брали цифры и списки расходились, они видели, что в основном не расходится книга не частных издательств, а книга Госиздата.

Появились мысли, что наверное дело не в хозрасчете, а в его извращении – когда издаются идеологически нужные книги, но не нужные потребителю. А таких книг под идеологическим прессом издавалось множество.

Статистика

Уровень 1913 года (предвоенный уровень) был превзойден по тиражам в 1924 году, а по числу изданий в 1928 году.

Количественный рост объемов выпуска советской книги впечатлял. В середине 20-х годов СССР выходило на первое место в мире по числу изданий и по тиражам. НО мы не можем говорить только о количественном компоненте.

В годы НЭПа, конечно, из всех лет советской власти мы видим можно сказать расцвет книжного дела (если сравнивать с последующими и предыдущими периодами). Многочисленные формы издательских учреждений; Весьма распространенными были кооперативные издательства писателей и ученых. В число акционеров (товарищей) в этих издательствах входили, например, Блок, Брюсов, Маяковский, Есенин и другие писатели и ученые.

Была такая форма как «потребительско-промысловые товарищества», членами которых были не только писатели, но и все сотрудники (редакторы, распространители и проч). – такая форма способствовала повышению взаимной ответственности, улучшению качества, снижению себестоимости. Примеры: «Бракгауз», «Сабашниковы», «Радуга»,

Учреждать свое издательство могли не только частные лица, но и разные общественные, государственные, партийные организации. Очень активно действовало издательство «Московский рабочий» - пайщиками выступали райкомы, губернские комитеты партий и частные граждане. Многие кооперативные издательства получали госзаказы и дотации на конкретные издания. В 20-е годы была распространена такая форма издательской деятельности как выпуск книг своим иждивением (за счет автора). Т.е. сам автор оплачивал все услуги. Такая форма дала возможность очень многим ученым и писателям опубликовать свои произведения. Философ Алексей Федорович Лосев в 20-е годы был совсем молод, так вот с 28 по 30 год он выпустил 8 своих изданий. В следующие 10 лет он не смог издать ничего.

Бытует мнение, что частные издательства в то время выпускали «эстетскую литературу», или наоборот, что они рассчитывали на невзыскательный вкус НЭПа и выпускали халтурную продукцию.

Репертуар частников

Во-первых, большая часть детской литературы («Радуга»). Медицинская литература, литература по искусству (23%), техническая – около четверти. Частные издательства ощущали спрос и удовлетворяли его. Т.о. мы должны отметить плюрализм издательской системы, разнообразие форм издательской деятельности. Все это дифференцировало культуру, делало ее более тонкой. Мы не должны идеализировать издательские механизмы которые существовали при НЭПе.

Книжная торговля

В целом надо сказать, что экономический механизм функционировал очень хорошо. Прибыль распределялась так: 10% от прибыли – в госбюджет, 2% - в местный бюджет; а остальное шло на улучшение техники, расширение, гонорары. Ясно, что этот механизм способствовал возрождению книжного дела и его роста.

Каждое издательство могло иметь свою книготорговую сеть (агенты, киоски и проч). Такую сеть имели все (и крупнейший Госиздат) – «Московский рабочий», «Работник просвещения», «Гостехиздат», «Земля и фабрика» (ЗиФ), «Новая деревня» и др. Они торговали не только своей литературой, но и брали на комиссию книги других издательств и в зависимости от полноты своего ассортимента было и соотношение своего и чужого в книжной торговле.

Госиздат торговал чужой литературой 45%, а «Московский рабочий» - 300% чужой литературы.

Крупнейшая книготорговая сеть принадлежала Госиздату – Торгсектор, который имел свои отделения в губернских городах, свои магазины (в Москве от 15 до 30) и в других городах.

Книжная торговля того времени была классической со всеми присущими ей коммерческими рычагами – это и оптовая скидка (до 40%) в случае необходимости срочной продажи тиража.

Сезонные распродажи, книжные базары, распространение книг по подписке, книгопосылочная торговля, широкое развитие книжной рекламы.

Существует только 2 критерия качественной оценки состояния книжного дела:

1. Доступность печати

2. Доступность книги для потребителя

С позиции этих двух критериев период НЭПа и является наиболее благоприятным для истории советской книги.

Букинисты, антиквары

1920-е годы стали временем расцвета и антикварной книжной торговли. И мы недаром упоминаем здесь эту отрасль книжной культуры. Вообще, букинистическая торговля в своем развитии (с конца 18 века) очень много сделала для развития книжной культуры, для сохранения нашей культуры и спасла от уничтожения многие сотни уникальных книг. Пример: Архангельское Евангелие, которое было спасено Тихоном Большаковым.

В 20-е годы букинистическая отрасль очень много сделала для возрождения культуры книги, потому что те перипетии, которые притерпла книга в годы гражданской войны низвели ее до ужасного положения и благодаря букинистам, которые тщательно выискивали, собирали, комплектовали библиотеки частные и общественные, разыскивали склады, собирали книжную культуру. Но было это только лишь до конца 20-х годов, т.к. уже с начала 30-х частные букинисты перестали существовать как класс.

Конец 20-х годов. Изменение ситуации

Все частное, индивидуальное, неподконтрольное государству стало пониматься как опасное. Частная книжная торговля была более рентабельной, чем государственная, она была более мобильной, не была так бюрократизирована, могла быстрей издать нужную книгу. Частные издатели могли легко маневрировать денежными средствами (издатель мог за счет другого более выгодного издания издать интересное издание).

К концу 20-х годов начинается наступление на частный и кооперативный сектор книжного дела.

Цензура, спецхраны, библиотечные чистки

Достаточно остро встал вопрос ужесточения цензуры. Именно цензурные рычаги позволяли государству делать то, что оно хотело в области книжного дела.

Это был первый фронт, наступивший на частников. Если вернуться назад, то отметим, что Главлит (главный литературный орган) был организован в 1922 году – это была главная цензурная инстанция. Хотя скажем сразу: цензура формально сначала была в ведении наркома просвещения, затем в ведении совнаркома, но основной решающей инстанцией был ЦК ВКПб, прежде всего их отдел печати. Некоторые вопросы решались на уровне Политбюро.

На протяжение 20-х годов политическая, идеологическая цензура не переставала действовать в области книжного дела и принимала самые разные формы. Прежде всего, Она действовала на этапе разрешения открытия издательства. Второй этап – разрешение и утверждение ежегодных планов (т.к. необходимо было представить Главлиту планы выпусков на следующий год). По сути дела цензурное ведомство утверждало и редакционный состав издательств (необходимо было все равно предоставлять списки). Цензурное ведомство действовало и в области библиотечного дела и в книжной торговли. Уже по факту выпуска книги шла работа с выпущенным изданием, т.к. достаточно часто менялась конъектура и издательства могли изыматься из книжной торговли. Именно в этот период в библиотеках организуются спецхраны, куда переводится та литература, которая признана по какой-то причиной идеологически опасной. В основном по инициативе Крупской начались чистки. Т.н. библиотечные чистки возмущали очень многих деятелей, в частности, Горького, который находясь за границей в письме к Вячеславу Федосеевичу писал: «В России запретили читать Платона, Канта, Шопенгауэра и многих других еретиков… я начал писать в Москву от отказе от русского гражданства…». Однако это не помешало Горькому уже в начале 30-х годов говорить о том, что у нас нет никакой цензуры.

После Крупская признавала некую ошибочность этих шагов.

Собашников описывает ситуацию, когда их пришли выгонять из типографии и описывать их имущество, изгоняя из Москвы. Издательство Собашниковых – культурнейшее, которое в свое время поддерживал Ленин (но это не помешало 5 раз сажать его в тюрьму), очень были удивлены, что у них всего одна комната 13 метров и ничего больше нет, кроме арендованной пишущей машинки. Был даже предъявлен ордер на арест, но Михаил Васильевич успел при помощи Луначарского незадолго до его снятия в 1929 году их не выслали из Москвы.

Методы экономического и административного характера борьбы с частными и кооперативными издательствами

В 1927 году Совнарком принял решение о перерегистрации предприятий книжного дела и под видом нее не были выданы разрешения очень многим предприятиям. Было резко сокращено количество частных издательств.

В 1926 и 1927 году последовали постановления о предельных, максимальных и минимальных скидках. Было установлено, что необходимо иметь единый номинал (единые цены) на книжную продукцию. Это действительно абсурдно, потому что не может быть единой цены в Москве (минимальные транспортные расходы с типографией) и на Дальнем Востоке.

Этими решениями снижались размеры прибыли частных издательств. Это не давало им накапливать капитал. Было установлено, что бумагу частные издательства могут покупать только у государства (Бумсиндикат), печать осуществлять только в государственных типографиях. Таким образом мы видим, что постепенно частные издательства становятся частью государственного аппарата, централизованной системы снабжения, лишаются своей прибыли, существуют только с разрешения Главлита. Государство вело себя по отношению к частникам некрасиво.

Если частное издательство выпускало книгу, получавшую большой спрос (т.е. выгодную), на следующий год или следующее издание Госиздат брал себе права (по разным мотивам) на издание этой книги и переиздавал ее. Государственным издательствам и в первую очередь Госиздату давалась возможность выпускать наиболее рентабельную продукцию, ту, которая будет иметь обязательный спрос (учебники), но самое интересно, что лучшие частные издательства так или иначе выдерживали этот административный и экономический пресс. Тогда стали еще более жестко относится к утверждению планов этих издательств. Не разрешали печатать уже анонсированные планы, чтобы не раскрывать покупателю, что они собираются издавать (только автор, название).

Государство боялось конкуренции в области книжного дела, а в экономическом плане с частными издательствами было трудно бороться, т.к. даже в этих условиях, они работали лучше госучреждений, обремененных бюрократией.

Коммунистическая партия может править только монопольно, это же касается и издательской среды.

Типизация издательской системы

Конец 20-х годов. Это такое плановое построение издательской сети, при котором за каждым издательством закреплялся определенный сегмент рынка, давалась возможность выпускать определенный ассортимент (выпуская медицинскую, ты не можешь выпустить ничего другого).

Все, что произошло к концу 20-х годов было запрограммировано. Это было такой ситуацией, которая должна была ожидаться. Советская власть не была бы ею, если бы не отдавала пальму первенства государственному, социалистически плановому, централизованному, регулируемому хозяйству. Причем регулируемому с партийных позиций.

Если вспомнить гражданскую историю, то и здесь мы говорим о том, что НЭП был обречен, Т.к. носил заведомо временный характер – это было тактическим отступлением – дать передышку, спасти народ от вымирания.

По сути дела к началу 30-х годов та система, которая сложилась в государстве, она была как зеркало отражена и в книжном деле. Не осталось (или почти не осталось) частного сектора в издательском, книготорговом деле, полиграфии и т.д. Это понятно, потому что политическая народохозяйственная система в государстве сложилась, и она не могла терпеть «свободную» отрасль. Нельзя было ничего другого ожидать.

27.12.04

Книга в России в 1930-е годы

Годы НЭПа и вообще экономики СССР (20-е годы) наблюдались некоторые кризисные явления, касались они кризиса перепроизводства книжной продукции.

Причины кризиса.

В любом рыночном хозяйстве кризис это законное явление, т.е. не эстраординарное. Эти кризисы всегда преодолеваемы экономическим путем. В кризисе перепроизводства ничего бы страшного не было, но именно этот кризис положил начало идейному направлению в области книги, а затем и экономическому – сворачивание НЭПовских рычагов в области книжного дела.

Рыночные механизмы НЭПа стали уничтожаться (это как экономическое и внеэкономическое явление – и административные и даже репрессивные).

Уже к концу 30-х годов во многих выступлениях руководителей отрасли стали высказываться некоторые идеи и они связаны с тремя мифами в области книги, т.е. они стали внедряться в сознание книжных работников.

3 мифа:

1. В книжном деле существует нездоровая конкуренция. Слово конкуренция в рыночных отношений – вполне законная вещь, но это слово стало применяться в купе с прилагательным «нездоровая». Стала внедряться мысль, что конкуренция – это не социалистическое явление и Госиздат не должен испытывать никаких конкурентных давлений со стороны других издательств. Это не отвечает задачам советской книги.

2. В деятельности издательств существует вредный параллелизм и его также нужно устранить. Нужно каждому издательству выделить собственную область деятельности (медицинская, художественная, детская литература). Как конкуренция так и выпуск параллельной тематики – то , что движет книгоиздание вперед, то, что может быть сравнимо на рынке, и если книга данной тематики плохая, то издательство должно пострадать. В годы НЭПа так и было, но эта тенденция стала сворачиваться.

3. Необходимо ликвидировать ведомственную разобщенность издательств и книжных торговцев. Не надо, чтобы каждое ведомство выпускало свою нужную литературу (Наркомзем – земельную литературу) – нужно сделать одно большое хорошее – все силы вложить в него и все будет прекрасно.

В связи с этими идеями была принята линия на создание типизированных издательств. Т.е. типизация книгоиздания и книгораспространения. Должны были существовать издательства, которым предписывался выпуск определенной литературы (сельскохозяйственной, учебной и т.д.).

Все изменения, которые последовали на рубеже 20-30-х годов всецело шли в русле перестройки общего народного хозяйства страны на административный, командный принцип управления.

Т.е. надо понимать, что когда мы говорим о книжном деле, нужно учитывать, что оно было важной частью как экономики, народного хозяйства, Так и частью идеологии. Поэтому книжное дело находилось под прессом этих двух направлений и идеологического воздействия и экономического. Может быть именно поэтому все эти моменты о которых мы говорим – они имели наибольшую остроту, чем в других отраслях, Т.е. давление шло с двух сторон.

Был утвержден первый пятилетний план хозяйства печати, он был так же как и общая пятилетка выполнен за 4 года и 3 месяца. Но здесь лукаво оперировали цифрами первоначального плана. Статистика очень помогла советским экономистам, т.к. сначала был провозглашен оптимальный план (на самом деле на пределе сил), а когда нужно было показывать цифры выполнения, то сравнивали не с ним, а с первоначальным (более реальным) планом. В этом эта лукавость оперирования.

В годы первой пятилетки в советской полиграфии были сделаны очень большие успехи. Здесь, в частности, было налажено сложнейшее производство линотипов. Почему до начала 30-х годов мы импортировали их из Германии и Америки? Линотип одно из сложнейших технических устройств, там не только непосредственно линотипный набор, но и горячее производство (сродни словолитейному производству, расплавленный металл и т.д.) и соединить это удалось только в начале 30-х годов. В Ленинграде было налажено производство первых советских линотипов.

Кроме этого выпускались и ротационные и скоропечатные машины.

Во многом стремление к уменьшению импорта полиграфических материалов и оборудования диктовалось не столько требованиями экономики, сколько стремлением к автаркии. Автаркия – политико-хозяйственное обособление страны, провозглашение самодостаточности страны. Было провозглашено, что мы находимся в окружении врагов, поэтому было такое стремление и в плане налаживания собственного бумажного производства (целлюлозно-бумажные комбинаты) и собственного машиностроения. В принципе, они все равно были плохого качества и приходилось импортировать. Но тем не менее и типографии реконструировались в этот период, были открыты несколько очень крупных типографий (газеты «Правда» - газеты, журналы, книги).

На рубеже 20-30-х годов происходит смена целевой установки книжного дела. Если в 20-е годы провозглашались общекультурные цели (ставилась задача широкого культурного развития личности, повышения культурного уровня советского человека), ставилась задача ознакомления читателя со всеми мировыми богатствами человеческой мысли, то в 30-е годы главной задачей книжного дела стала считаться только лишь одна из функций – удовлетворение потребностей в утилитарно-практических знаниях (технических, сельскохозяйственных), а также идеологическая задача книжного дела. Т.е. книжное дело должно было обеспечивать нужды партийно-политической пропаганды. Истоки этого подхода мы видим в постановлении ЦК ВКПб от 1928 года «Об обслуживании книгой массового читателя». Если посмотреть на название, то ничего плохого не всплывает. Но текст (прочитать в хрестоматии) провозглашает главную цель советского книжного дела – добиться, чтобы массовая литература была орудием мобилизации масс вокруг основных политических и хозяйственных задач. И именно это подразумевалось в названии. Но окончательная формулировка этой тенденции видна в постановлении 16-го съезда ВКПб (1930 год): «…пропитать всю культурно-просветительскую работу коммунистическим содержанием… решительно преодолевать элементы аполитичности и культурничества…» Культурой считалась только социалистическая партийная культура.

В книжном деле возобладал классовый подход.

С начала 30-х годов этот взгляд уже преобладал в решениях руководящих органов всех местных и центральных уровней. На книгу смотрели как на средство решения партийно-хозяйственных проблем.

Хорошо это просматривается в лозунгах, фигурировавших в то время: «Книгу на большевистский сев!», «Книгу на хлебозаготовительную компанию!», «Книги совет ясен и прям – даешь побольше силосных ям!», «Читай книги про средства азотные, будут в Колхозе урожаи добротные». Это подтверждает слова, что книга приобретает инструментальное значение. Становится лишь одним из рычагов партийно-политической работы и экономических задач.

Эти новые тенденции проявлялись на уровне всей и издательской и книготорговой политики. Раньше, в 20-е годы, главным двигателем книгоиздания и торговли был спрос. А в 30-е годы речь уже стала идти не о том, чтобы дать книгу, которую просит читатель, но и чтобы издать и распространить книгу, которая признана нужной, полезной, первоочередной. Нужно понимать, что никто не оспаривает ценности и технической и общественно-политической книги – все это непременные части издательского репертуара, но навязывание этих разделов ассортимента шло за счет художественной, детской литературы. Книги по искусству признавались не столь важными, первоочередными.

Кроме того, коль скоро мы говорим о том, что существовала полезная книга, само это подразумевает, что существует вредная книга.

Макулатурная компания

В 30-е годы одна за одной разворачиваются т.н. макулатурные компании – из торговых сетей и библиотек изымаются книги, признанные неактуальными, ненужными и вредными. Если и раньше проводились подобные чистки, но это все-таки были разовые кампании, а в 30-е годы они стали постоянными и, естественно, что еще более они расширились во второй половине 30-х годов, когда стали изыматься и из редакционных планов и из торговли и из библиотек книги репрессированных авторов, те, которые были признаны тематически неважными.

ОГИЗ В 1930 году происходит реформа издательского дела в СССР. Образуется Объединение Государственных Издательств (ОГИЗ). В эту организацию вливаются некоторые издательства, существовавшие до этого самостоятельно, а кроме этого основой ОГИЗА становится Госиздат. Его редакции (общественно-политическая, художественная, детская и т.д.) становятся основой новых типизированных издательств (13 издательств) в составе ОГИЗа.

Кроме издательств теперь в отличие от 20-х годов книжная торговля была выделена из издательских структур.

В 20-е годы каждое издательство занималось распространением своих книг, теперь в составе ОГИЗа существует «Книгоцентр». И все издательства уже сдают в Книгоцентр свою продукцию, а он уже начинает через сеть распространять эту продукцию. Но не продают, а сдают, т.е. по сути дела уже рыночных отношений не было, это все была государственная бюджетная система.

В течение 1930 года такая система работала, Но выяснилось, что руководители Книгоцентра слишком экстремистски понимают его значение, т.е. была налажена такая система, что в центре (в Москве) происходила разнарядка книг по всей система, включая самые низовые точки. Работать такая система не могла, потому что в центре невозможно знать, что нужно какой-нибудь провинции, что там есть и чего не хватает. Т.е. руководить книжной торговлей (поставлять литературу в низовую сеть) Книгоцентр просто не смог.

Это привело к тому, что уже через год оптовые склады книжного дела оказались переполненными неходовой литературой, которая была зачастую заслана совершенно не по надобности. И в 1931 году ЦК ВКПб принимает постановление «Об издательской работе». В первую очередь там критике была подвергнута работа Книгоцентра (что сыграло положительную роль). Она не меняла всей направленности книжной работы в стране, но вернула в реальную действительность книжную торговлю. Было признано, что книгораспространение поставлено бюрократически и была дана задача организовать вместо нынешней практики распределения книг - книготорговлю, опирающуюся на спрос.

Вместо книгоцентра был организован КОГИЗ – Книготорговое объединение государственных издательств. Система в принципе не менялась в том смысле, что ОГИЗовские издательства точно также сдавали свою продукцию в КОГИЗ, но тот уже использовал какие-то торговые рычаги (изучение спроса, экономические исследования). Хотя в целом все равно все оставалось формальным внутри государственной системы.

Ведь оптовой настоящей торговли не было, потому что все было внутри госбюджета (с одних счетов списывалось, на другие зачислялось).

Кроме системы КОГИЗа существовали и некоторые другие книготорговые системы: «Академкнига» (система академии наук), «Военкнижторг» (книга в гарнизонной и т.п. сети), «Потребительская кооперация» (в деревне, работала слабо и неумело).

Когда мы характеризуем соотношение КОГИЗа и ОГИЗА, мы видим, что КОГИЗ – составная часть ОГИЗА, но здесь надо отметить, что КОГИЗ был очень автономной организацией в системе ОГИЗа. Т.е. существовал он очень обособленно (свой баланс) и связь с ОГИЗОм подчас была просто формальной.

ПО сравнению с 20-ми годами система распространения очень изменилась. Разная подчиненность издательских и книготорговых организаций, разная отчетность. В 20-е годы это были две половинки общего книжного дела, а теперь книжная торговля обособилась и были созданы определенные ведомственные барьеры между книгоизданием и книжной торговлей. Все это приводило к тому, что книжная торговля будучи такой оторванной (и вообще издательства, по сути дела, не были заинтересованы как можно более скоро продать свои издания – вот что стало очень важно). Существование этих издательств не зависело от спроса и качества выпускаемой книги. Они знали, что все, что они издадут – поступит в КОГИЗ и дальше уже он будет распространять то, что было издано. Именно поэтому происходит большой разрыв между издательствами и книжной торговлей. По сути дела этот разрыв (да и система вообще) просуществовали до 90-х годов (до постперестроечного времени). Этот разрыв очень многое объясняет.

Цензура

По сути дела доминировала в утверждении издательских планов. В первую очередь они проходили цензуру, затем сами тексты. Эта цензура тоже просуществовала до 91-х, 92 годов.

Архивный документ отчетного доклада начальника Главлита 1939 года: «…в 1939 году органами цензуры контролировалось 7194 газет, журналов 1762, книг 41000, 92 радиостанции, 1400 радиоузлов, 70000 библиотек… из которых органы Главлита изымают политически вредную литературу… 4681 типографии… контролировался порядок производства и выпуска средств печати… 6027 человек – аппарат цензуры… За отчетный год было произведено 66126 вычерков сведений не подлежащих оглашению… за 2 года издано 199 приказов на изъятие произведений 1860 авторов...»

Достаточно яркие цифры.

Суть перемен 30-х годов

1. Тотальная бюрократическая централизация. Книжное дело становилось управляемым по всем линиям (политической, экономической, производственной, кадровой) из центра.

2. После периода военного коммунизма наступает второе огусодарствление книжного дела («этатизация»). Независимо от того, были ли вошедшие в ОГИЗ издательства до этого кооперативными, общественными, ведомтственными – все становилось государственным. Редкие исключения абсолютно не делали погоды. Естетсвенно, полностью менялся их хозяйственный механизм (вместо хозрасчетных окупаемых предприятий они становились госбюджетными, зависимыми от дотаций государства). Возникает вопрос: ведь в начале 30-х годов мы отмечаем достаточно большой рост книгоиздания и торговли, но это обычное явление в такой мобилизационной структуре. По началу действительно, когда идет мобилизация всех ресурсов, можно достичь определенных успехов в количественном плане, но в последствии, чем дальше мы видим, Тем яснее становится, что эта модель экономического развития экстенсивная – что дальше она уже не работает. Государство не может содержать такую систему.

Послевоенный период

Как в 30-е так и в 50, 60, 70-е годы система книжного дела притерпевала организационные изменения. Сама система существовала и в рамках ОГИЗа (после войны в рамках Министерства печати), затем комитет по Печати (Госкомиздат).

Суть советского книжного дела от всех этих организационных изменений не менялась, потому что по существу было такое же бюрократическое построение, диктовалось из центра и проверялось цензурой все выпускавшееся в советском книжном деле. Уже не было Книгоцентра и КОГИЗа, но была СОюзкнига, Главкнига, которые точно также принимали для распространения продукцию издательств, в общем – вся та же самая система.

Хотя, конечно же, происходил и рост количества издательств, магазинов, росла продукция, но речь о другом.

То, что имелось в те самые годы Застоя – можно назвать не рынком покупателя, а рынком продавца. И это главный отрицательный результат как вообще административной командной экономики, так и книжно дела.

Рынок продавца основывался на приоритетном положении производителя (издательства) по отношению к потребителям (покупателям). Сначала решалось что надо издать (по разным идеологическим, культурым соображениям), а затем на этот товар книжная торговля начинала искать продавца. Поэтому по сути дела изучение спроса покупателей, которое имело место в эти годы, было связано с изучение отношения населения к уже изданным книгам, а не к тому, что следует издать. Естественно, что вся эта система была не эффективной.

Издательства «Прогресс» и «Радуга» работали в основном на экспорт. Директор вспоминал: «… мы издавали книги, которые по сути дела направляли в те страны, которые были признаны друзьями (Индия, Африка), все это было очень дорого, дотации были огромными… все это было под наблюдением центрального комитета КПСС и мы знали, что наша продукция, которая была так дорога (перевозки, транспортные расходы), дальше порта не пойдет, потому что внутри этого государства очень большие пошлины и они просто не принимают, это оставалось там же в порту, а потом просто сжигалось. Но мы выполняли свой интернациональный долг. В одной из южноазиатских стран из наших книг строили хижины…»

Так омертвлялись огромные суммы, которые можно было бы потратить на более хорошие вещи.

Самиздат Типичное понятие советского времени и некоторых других стран тоталитарного режима.

Книжный дефицит

Книга советская была исключетельно дешева и это обычно ставится ей в плюс, но за счет чего и какая книга? Очень дешевы были учебники и политическая литература – по сути дела это было доступно любой семье, но любая неоправданная дешевизна (дотации, несоответствие цен производственным издержкам) идет рука об руку с дефицитом. И книжный дефицит – явление просто легендарное. Уже начиная с 30-х годов (после перепроизводства 20-х) как только отрицаются рыночные механизмы и начинается дотация, так уже на протяжение многих советских десятилетий советская книга становится дефицитом. В 1973 году было выпущено впервые после журнального варианта («Москва») «Мастер и Маргарита» М.Булгакова. На Москву (Москнига – московская книготорговая организация, руководившая всеми книжными магазинами) было выписано по разнорядке Союзкниги – 2 пачки по 8 штук. А весь тираж пошел на экспорт.

Уже с конца 80-х годов начинает развиваться книжная торговля, первыми – букинистические магазины. Становится возможен взаимный обмен. Т.е. человек, которому необходима, допустим, Цветаева, приносит в магазин «Королеву Марго» и затем ждет, когда кто-то, кому нужна именно она, принесет Цветаеву. Стали открываться первые кооперативы.

В 1991-1992 году книжная торговля приобретает свой нынешний вид. В это время книжный бизнес был невероятно прибыльным, т.к. погашал создавшийся в стране книжный дефицит.

Возникало множество случаев контрафакции – пиратской перепечатки изданий.

Книжное дело в России на современном этапе

На данный момент более 50% книг в России издаются в четырех крупнейших издательствах: АСТ, Эксмо (больше художественная литература), Просвещение, Дрофа (учебники).

Книжный рынок пересыщен, главная проблема не производство, а реализация книг. Среди крупнейших торговых сетей стоит выделить «Библио-глобус», «Дом книги» в Москве и Питере, многочисленные Интернет-магазины.

Свое место в истории развития формы книги занимает электронная книга.

Также серьезный прорыв произошел в полиграфии. Благодаря Настольной издательской системе книгу может выпустить один человек. Однако вместе с плюсами, есть и минусы – книга потеряла былую духовность.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении