Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
docx

Контрольная «Аграрный вопрос в капиталистической России» по Истории России (Жихарев М. С.)

ВСЕРОССИЙСКИЙ ЗАОЧНЫЙ

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

Дисциплина: "История"

Тема: "Аграрный вопрос

в капиталистической России".

Выполнил:

Специальность:

Экономика труда 1 курс

Номер личного дела:

Киров 2009

Содержание:

1. Введение .3

2. Отмена крепостного права.5

a) Проекты крестьянской реформы.5

b) Цели реформы.5

c) Провозглашение реформы6

d) Наделение землей.7

e) Выкупная операция8

f) Характер реформ.8

3. Аграрная реформа Столыпина.9

a) Сущность столыпинской аграрной реформы9

b) Содержание столыпинской аграрной реформы12

c) Итоги реализации аграрной реформы.16

4. Аграрная программа большевизма19

5. Аграрная программа Эсеров26

6. Список использованной литературы.35

Введение

Для политики самодержавия в аграрно-крестьянском вопросе в 80-90-х годах было характерно сочетание реакционных мер с некоторыми уступками крестьянству.

В конце 80-х - начале 90-х годов была издана серия законов, направленных на сохранение разрушавшихся под напором капитализма патриархальных устоев в деревне, в первую очередь патриархальной крестьянской семьи и общины. Распад старой, патриархальной семьи выражался в быстром росте числа семейных разделов. По данным Министерства внутренних дел, в первые два пореформенных десятилетия происходило ежегодно в среднем 116 тыс. семейных разделов, а в начале 80-х годов их среднегодовая численность возросла до 150 тыс. 18 марта 1886 г. был издан закон, по которому семейный раздел мог состояться только с согласия главы семьи ("большака") и с разрешения не менее чем 2/3 домохозяев на сельском сходе. Однако этот закон не мог ни приостановить, ни ограничить семейные разделы, количество которых и после его издания продолжало возрастать, при этом более 9/10 разделов происходило "самовольно", без санкции общины и местных властей. Не помогали и насильственные "воссоединения" разделившихся семей.

Важное место в аграрно-крестьянской политике самодержавия занимала проблема крестьянской поземельной общины. Еще во время подготовки и проведения реформы 1861 г. среди государственных деятелей определились как противники, так и сторонники сохранения общины. Первые полагали, что подворное крестьянское землевладение создаст значительный слой собственников - опоры социальной стабильности в стране, а уравнительность наделов и круговая порука рассматривались ими как причина слишком медленного экономического развития деревни. Вторые же рассматривали общину как важный фискально-полицейский инструмент в деревне и фактор, предотвращающий пролетаризацию крестьянства. Как известно, победила вторая точка зрения, которая и нашла отражение в законах 1861 г.

В начале 90-х годов издаются законы, направленные на укрепление крестьянской общины. Закон 8 июня 1893 г. ограничил периодические земельные переделы, которые отныне дозволялось проводить не чаще, чем через 12 лет, причем с согласия не менее 2/3 домохозяев. Законом 14 декабря того же года "О некоторых мерах к предупреждению отчуждаемости крестьянских надельных земель" запрещалось закладывать крестьянские надельные земли, а сдача надела в аренду ограничивалась пределами своей общины. По этому же закону отменялась статья 165-я "Положения о выкупе", по которой крестьянин мог досрочно выкупить свой надел и выделиться из общины. Закон 14 декабря 1893 г. был направлен против участившихся залогов и продажи крестьянских надельных земель - в этом правительство видело гарантию платежеспособности крестьянского двора. Подобными мерами правительство стремилось еще более прикрепить крестьянина к наделу, ограничить свободу его передвижения.

Исходя из главной своей идеи о первенствующей роли дворянства, самодержавие в аграрном вопросе провело ряд мер, направленных на поддержку дворянского землевладения и помещичьего хозяйства. С целью укрепления экономического положения дворянства 21 апреля 1885 г., по случаю 100-летия Жалованной грамоты дворянству, был учрежден Дворянский банк, который давал ссуды помещикам под залог их земель на льготных условиях. Уже в первый год своей деятельности банк выдал помещикам ссуды на сумму 69 млн. руб., а к концу XIX в. их сумма превысила 1 млрд. рубл.

ОТМЕНА КРЕПОСТНОГО ПРАВА

Вторая половина XIX века занимает особое место в истории России. По значимости период можно сравнить разве только с эпохой Петровских преобразований. Это время отмены в России многовекового крепостного права и целой серии реформ, затрагивающих все стороны общественной жизни.

18 февраля 1855 г. на российский престол вступил 37-летний Александр II. 19 февраля 1861 г. император подписал Манифест об отмене крепостного права. Отмена крепостного права сопровождалась реформированием всех сторон жизни российского общества.

Проекты крестьянской реформы

В проекте комиссий крестьянская реформа делилась на две главные стадии:

* освобождение помещичьих крестьян от личной зависимости;

* превращение их в мелких собственников при сохранении значительной части дворянского землевладения.

При этом предполагалось избежать последствий "прусского варианта" - сосредоточения земельной собственности в узком кругу владельцев и развития батрачества.

Предпочтительным казался "французский вариант" - создание мелкой поземельной собственности широкого круга владельцев.

Стремились избежать революционных преобразований, а реформу провести в русле законных мер (по образцу Пруссии): выкуп крестьянами земли в собственность и сохранение помещичьего землевладения.

Цели реформы

Проведение реформы не должно было разрушать существующий порядок: сохранение в собственности дворян их запашки; сохранение за крестьянами сначала в пользовании (за повинности), а потом в собственности (за выкуп) их дореформенных наделов; исчисление повинностей от их дореформенных размеров (несколько сниженных), исчисление величины выкупа от установленных повинностей; участие государства в выкупной операции в роли кредитора.

Чтобы предотвратить пролетаризацию крестьян, проект предлагал два условия:

1. крестьянам запрещалось отказываться от надела в течение девяти лет;

2. в роли землепользования выступал не отдельный крестьянин, а крестьянская община в целом.

Крестьяне должны были возвратить полученную от государства ссуду в течении сорока шести лет.

Правовое положение крестьян должно было решительно измениться: уничтожалась их личная зависимость и вотчинная власть помещиков. Вводилось крестьянское самоуправление: волостное общество, сельское общество, сходы, сельские должностные лица.

Провозглашение реформы

После закрытия Редакционных комиссий их проекты были переданы сначала в Главный комитет по крестьянскому делу, а затем в Государственный Совет (конец 1860 - начало 1861 г.).

Давление оппонентов и "слева", и "справа" не изменило существа проектов, хотя и повлияло на детали: были уменьшены размеры наделов и повышены крестьянские повинности и выкупные платежи.

Александр 2 утвердил 19 февраля 1861 г. ряд законодательных актов по конкретным положениям крестьянской реформы. Были приняты центральное и местное положения, в которых регламентировались порядок и условия освобождения крестьян и передачи им земельных наделов. Их главной идеей было то, что крестьяне получают личную свободу, а до заключения выкупной сделки с помещиком земля переходит в пользования крестьян

Наделение землей

Наделение землей осуществлялось по добровольному соглашению помещика и крестьянина: первый не мог давать земельный надел меньше нижней нормы, установленной местным положением, второй не мог требовать наделы размером больше максимальной нормы, предусмотренной в том же положении.

Вся земля в 34 губерниях делилась на три категории: нечерноземная, черноземная и степная. Каждая группа делилась на несколько местностей с учетом качества почвы, численности населения, уровня торгово-промышленного и транспортного развития.

Для каждой местности устанавливались свои нормы (высшая и низшая) земельных наделов. Предусматривалось безвыкупное выделение "дарственных наделов", размеры которых могли быть меньше минимальных, установленных в положении.

Душевой надел состоял из усадьбы и пахотной земли, пастбищ и пустошей. Землей наделялись только лица мужского пола.

Спорные вопросы решались при посредстве мирового посредника. Помещик мог потребовать принудительного обмена крестьянских наделов, если на их территории обнаруживались полезные ископаемые или помещик собирался строить каналы, пристани, ирригационные сооружения. Возможен был перенос крестьянских усадеб и домов, если они находились в недопустимой близости к помещичьим строениям.

Временнообязанное состояние могло быть прекращено по истечении девятилетнего срока с момента выпуска манифеста, когда крестьянин отказывался от надела. Для остальной массы крестьян это положение потеряло силу лишь в 1883 г., когда все они были переведены в состояние собственников.

Выкупная операция

Выкупной договор между помещиком и крестьянской общиной утверждался мировым посредником. Усадьбу можно было выкупить в любой момент, полевой надел - с согласия помещика и всей общины. После утверждения договора все отношения сторон (помещик - крестьянин) прекращались, и крестьяне становились собственниками.

Крестьяне платили выкуп за усадебную и полевую землю. В основу выкупной суммы была положена не фактическая стоимость земли, а сумма оброка, которую помещик получал до реформы. Был установлен годовой 6 % капитализированный оброк, равнявшийся дореформенным годовым доходам (оброку) помещика. Таким образом, в основу выкупной операции был положен не капиталистический, а прежни феодальный критерий.

Характер реформы

Дворянский характер реформы проявился во многих чертах: в порядке исчисления выкупных платежей, в процедуре выкупной операции, в привилегиях при обмене земельных участков и пр.

При выкупе в черноземных районах проявилась явная тенденция превратить крестьян в арендаторов их собственных наделов (земля там была дорогой), а в нечерноземных проявлялась тенденция к фактическому росту цен за выкупаемую усадьбу.

Реформа имела неблагоприятные последствия: наделы крестьян уменьшились по сравнению с дореформенными, а платежи по сравнению со старым оброком возросли; община фактически потеряла свои права на пользование лесами, лугами и водоемами; крестьяне оставались обособленным сословием.

Аграрная реформа Столыпина

"богатое крестьянство служит

везде лучшей опорой порядка".

Столыпин.

Сущность столыпинской аграрной реформы.

Мы уже упоминали о том, что во главу угла своих преобразований Столыпин ставил изменения в сфере экономики. С чего начать в ней? Премьер был убежден, и его выступления свидетельствуют об этом, что начинать необходимо с аграрной реформы. И сам Столыпин, и его оппоненты подчеркивали главную задачи реформы - создать богатое крестьянство, проникнутое идеей собственности и потому не нуждающееся в революции, выступающее как опора правительству. Здесь четко проступают политические соображения аграрной реформы: без крестьянства никакая революция в России была невозможна. 5 декабря 1908 года в речи о "земельном законопроекте и землеустройстве крестьян" Столыпин утверждал, что "настолько нужен для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, настолько он является преградой для развития революционного движения, видно из трудов последнего съезда социалистов- революционеров, бывшего в Лондоне в сентябре настоящего года. вот то, что он постановил: "правительство, подавив попытку открытого восстания и захвата земель в деревне, поставило себе целью распылить крестьянство усиленным насаждением личной частной собственности или хуторским хозяйством. Всякий успех правительства в этом направлении наносит серьезный ущерб делу революции"1

Кроме политических устремлений, в закон 9 ноября правительство заложило и экономический смысл. Столыпин утверждал в речи перед Государственным Советом 15 марта 1910, что ".именно этим законом заложен фундамент, основание нового социально- экономического крестьянского строя"2.

Экономические аспекты реформ основывались на том, что без нормального аграрного фундамента, без процветающего сельского хозяйства, без выплескивания из села на рынок труда миллионов бывших крестьян, дешевой рабочей силы, промышленность России будет обречена на чахлую жизнь при постоянной "подкормке" в виде казенных заказов.

Действительно, согласно концепции Столыпина, модернизация страны требовала нескольких условий: первое - сделать крестьян полновластными собственниками, чтобы "крепкие и сильные", освободившись от опеки общины, могли обойти "убогих и пьяных". И второе - добиться усиленного роста промышленности, подкрепленного развитием внутреннего рынка.

Аграрная реформа включала в себя ряд взаимосвязанных проблем, и все их решения пронизывала красная нить- упор не на общину, а на единоличного собственника. Несомненно, это был полный разрыв с идеологией реформы 1861 года, когда упор был сделан именно на крестьянскую общину как на главную опору, базу самодержавия и, соответственно, государственности в целом.

Разрушению крестьянской общины способствовал не только указ от 9 ноября 1906 года, но и другие законы 1909- 1911 гг., предусматривающие роспуск общины и возможность его проведения решением простого большинства, а не 2/3, как это было раньше. После принятия указа 9 ноября Государственной Думой он поступил на обсуждение Государственного совета и также был принят, после чего стал именоваться законом 14 июня 1910 года. В этой главе мы не можем рассмотреть содержание этих двух законов здесь уместно изложить их сущность, основные черты. По своему экономическому содержанию это были, безусловно, либеральные буржуазные законы, способствующие развитию капитализма в деревне и, следовательно, прогрессивные. Разные исследователи дают различную сущностную характеристику этих законов.

Так, согласно концепции А. Я. Авреха, закон "обеспечивал прогресс по худшему, прусскому образцу, тогда как революционный путь открывал "зеленую улицу" "американскому", фермерскому пути, максимально эффективному и быстрому, в рамках буржуазного общества"3.

Г. Попов рассматривает сущность столыпинской аграрной реформы и, следовательно, сущность ее основных нормативных актов, по- иному. Вот ход его рассуждений. Еще Ленин считал, что реформа Столыпина прусский путь развития капитализма, нечто, выгодное помещикам. Но ведь опора прусского пути - юнкера, помещичьи хозяйства. Столыпин же искал опору среди богатого крестьянства. Ленин допустил ту же ошибку, что и Чернышевский, который считал реформу 1861 года помещичьей. На самом деле все конкретные решения реформы 1861 года отвечали в первую очередь интересам сохранения царя и его бюрократии. И Столыпин тоже думал о сохранении бюрократии, в широком смысле слова - о сохранении российского государства. В 1861 году с этой целью отвергли и помещичий вариант реформы (освободить крестьян без земли) и крестьянский вариант (освободить, отдав крестьянам всю землю). Выбрали общинный вариант освобождения. Именно он позволил сохранить государственную машину России и Российскую империю. Уже тогда стало ясно, что царя больше интересует российское государство, чем помещики. Столыпин тоже искал путь сохранения, прежде всего российского государство, которое он отождествлял с правительством и царем. Столыпин ближе не к юнкерскому, а к американскому пути. В США Линкольн открыл дорогу на запад всем, желавшим стать фермерами. Почти то же пытался сделать Столыпин, только дорогу он открыл на Восток. По существу он пытался соединить американский путь развития экономики капитализма с сохранением аппарата бюрократии самодержавия.4

Содержание столыпинской аграрной реформы

Конкретные меры аграрной реформы Столыпина достаточно хорошо известны. Согласно 1 статьи закона 14 июня 1910 года "каждый домохозяин, владеющий надельной землею на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собой в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли". Более того, закон разрешил ему оставить за собой излишки, если он за них заплатит общине по более низкой выкупной цене 1861 г. По требованию выделившихся община была обязана выделить им взамен черезполосых земель отдельный компактный участок- отруб. Дополнением к закону 14 июня 1910 года был принятый обеими палатами 29 мая 1911 года закон о землеустройстве. В соответствии с ним для проведения землеустройства не требовалось предварительного укрепления земли за дворохозяевами. Селения, где были проведены землеустроительные работы, автоматически объявлялись перешедшими к наследственно-подворному владению. Землеустроительные комиссии были наделены широкими полномочиями, которые они пускали в ход, чтобы насадить как можно больше хуторов и отрубов.

Важным инструментом разрушения общины и насаждения мелкой частной собственности был кредитный банк. Посредством него государство помогало многим крестьянским семьям в приобретении земель. Банк продавал в кредит земли, скупленные ранее у помещиков, или принадлежащие государству. При этом кредит для единоличного хозяйства был вдвое ниже, чем по кредитам общине. Между 1905 и 1914 гг. в руки крестьян перешли таким путем 9,5 млн. га земли. Необходимо, однако, заметить, что условия продаж были довольно жесткими: за просрочку платежей земля у покупщика отбиралась и возвращалась в банковский фонд для новой продажи. По свидетельству Н. Верта, эта политика была весьма разумной в отношении наиболее работоспособной части крестьян, она помогла им, но не могла решить аграрный вопрос в целом (крестьяне- бедняки не могли приобрести земли). Более того, выделение в отдельное хозяйство обычно не давало участки, достаточные для эффективной работы и даже кредиты дела существенно не меняли, и Столыпин взял курс на переселение крестьян на свободные государственные земли. По мнению Н. Эйдельмана массовое переселение было организовано для того, чтобы, не наделяя крестьян помещичьей землей (радикализм), обогатить одних крестьян за счет других, распустив общину и облегчив переход того, что принадлежало беднякам в собственность зажиточных мужиков. Оставшихся без земли должен был во-первых, принять город, а во- вторых окраины, куда организуется переселение. С этой точки зрения Столыпин старался достичь компромисса общественных сил, чтобы, с одной стороны, не ущемлять законных прав помещиков на землю, а с другой - обеспечить землей наиболее, сознательную часть крестьянства, как предполагалось, опору самодержавия5.

В конце августа - начале сентября 1910 года П. Столыпин и главноуправляющий землеустройством и земледелием А. Кривошеин совершили поездку по Сибири. По окончанию делегации был составлен отчет, с учетом которого Столыпин и Кривошеин выдвинули комплексную программу приватизации сибирской земли. В короткий срок был разработан пакет законопроектов и постановлений, направленных на введение частной собственности на землю в Сибири. Уже в ноябре 1910 года Главное управление землеустройства и земледелия направило в Государственную думу главнейший из тех документов: "Положение о поземельном устройстве крестьян и инородцев на казенных землях сибирских губерний и областей". Суть его была весьма решительна: без всякого выкупа предоставить землю сибирским сельским обывателям в собственность.

Проведение законопроекта в жизнь встретилось с немалыми трудностями:

во - первых землеустроительные работы в Сибири не завершились (из-за нехватки государственных землемеров), а во- вторых не хватало средств.

Как еще одну причину можно выделить парадоксальную на первый взгляд проблему, которая, как показала история, имела очень важные последствия для всей Российской империи в целом: Сибирь, будучи "страной крестьянской" за правые партии на выборах в Государственную думу не голосовала(!). Состав сибирских депутатов был представлен исключительно оппозиционными тогдашнему политическому режиму партиями и оказал большое влияние на характер обсуждения законопроекта о землеустройстве крестьян Сибири. Почему мы акцентировали внимание на этой проблеме, назвав ее общегосударственной?

Для ответа на этот вопрос необходимо отвлечься от общего хода повествования. Еще раньше, на выборах в первую Государственную думу вчера еще патриархальный мужик избрал думу без единого правого(!). Именно здесь и произошел первый серьезный прокол в испытанном лозунге "Царь и народ". Это означало, в свою очередь, крах новой политики государства, заключающейся в том, чтобы воплотить идею единения царя с народом в жизнь, найти опору самодержавию в виде патриархального крестьянского населения, "банкротство цезаризма". Не трудно догадаться о тех последствиях, которые, быть может только назревали в тот период, были незаметны, но которые обязательно дадут о себе знать немного позже.

Итак, вышеуказанный проект о землеустройстве оказался сибирским депутатам не по душе: они мотивировали это тем, что "сибирские старожилы, живя своей жизнью, никакого землеустройства не простят". Обсуждение законопроекта затянулось безрезультатно вплоть до прекращения деятельности IV Государственной думы. Правда, до смерти Столыпина работа шла сравнительно споро, но потом, как известно, после смерти премьера, законопроект лишился главной своей заводной пружины и работа затянулась.

Однако, еще в 1908 г. правительство приступило к размежеванию наделов крестьянских общин в Сибири. Интересно отметить один циркуляр, отправленный премьер- министром сибирским губернаторам: "не допуская каких- либо насилий над волею самих старожилов или новоселов, содействовать тому, чтобы сельские общества с общинным землепользованием перешли к владению личному". Местным чиновникам в беседах с населением рекомендовалось проявлять служебный такт и благожелательную настойчивость. Несомненно, в этом предписании отразились новые подходы в попытках правительства провести фермеризацию России. Ведь в центральных областях насилие при создании хуторов и отрубов было обычной практикой.

В Европейской России попытки выделиться на хутора и отруба обычно вызывали сопротивление середняцкой части деревни (многие крестьяне психологически не могли, освободится от общинного уклада жизни). В Сибири же община была заметно слабей, и крестьяне охотно шли на отделение. Именно относительная незрелость сибирской общины во многом делала коренного деревенского мужика, не говоря уже о переселенцах, надежным сторонником столыпинских преобразований.

Итак, вернемся к проблеме переселенческой политики. В задачу переселенческого управления, как это уже было сказано, входило разрешение насущного вопроса перенаселенности центральных губерний России. Основными районами переселения были Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток и Северный Кавказ. Правительство всячески поощряло заселение данных регионов: были устранены все препятствия и создан серьезный стимул для переселения в осваиваемые районы страны. Кредиты, отпускаемые переселенцам, увеличились в четыре раза по сравнению с периодом 1900-1904 гг. Проезд был бесплатным, специальные по конструкции, "столыпинские" вагоны, позволяли везти с собой скот и имущество.

Итоги реализации аграрной реформы

Каковы же были итоги столыпинского аграрного курса, который был последней ставкой царизма в борьбе за существование? Удалась ли аграрная реформа по Столыпину? Историки в основном считают, что результаты были очень далеки от ожидаемых. По мнению В. Бондарева, реформирование аграрных отношений, наделение крестьян правом частной собственности на землю удалось лишь частично, при этом сохранилось антагонистическое противоречие между крестьянами и помещиками. Проведение землеустроительных работ, отделение крестьян он общины удалось в незначительной мере около 10% крестьян выделилось из хутора; переселение крестьян в Сибирь, Среднюю Азию, на Дальний Восток в какой- то степени удалось. Это выводы, для объективной оценки необходимо обратится к основным цифрам и фактам.

Примерно за десять лет только 2,5 млн. крестьянских хозяйств удалось освободится от опеки общины. Движение за упразднение "мирского" правления на селе достигло наивысшей точки между 1908 и 1909 гг. (около полмиллиона запросов ежегодно). Однако впоследствии это движение заметно сократилось. Случаи полного роспуска общины в целом были крайне редкими (около 130 тыс.). "Свободные" крестьянские землевладения составили лишь 15% общей площади обрабатываемой земли. Едва ли половине работавших на этих землях крестьян (1,2 млн.) достались отруба и хутора, закрепленные за ними постоянно, в частную собственность. Собственниками смогли стать лишь 8% общего числа тружеников, но они терялись в масштабах страны.

Землеустроительная политика не дала кардинальных результатов. Столыпинское землеустройство, перетасовав надельные земли, не изменило земельного строя, он остался прежним приноровленным к кабале и отработкам, а не к новейшей агрикультуре указа 9 ноября.

Деятельность крестьянского банка также не дала желаемых результатов. Всего за 1906- 1915 гг. банк приобрел для продажи крестьянам 4614 тыс. десятин земли, подняв цены с 105 руб. в 1907 г. до 136 руб. в 1914 г. за десятину земли. Высокие цены и большие платежи, налагаемые банком на заемщиков, вели к разорению массы хуторян и отрубников. Все это подрывало доверие крестьян к банку, и число новых заемщиков пошло вниз.

Переселенческая политика наглядно продемонстрировала методы и итоги столыпинской аграрной политики. Переселенцы предпочитали обосновываться в уже обжитых местах, таких как Урал, Западная Сибирь, нежели заниматься освоением безлюдных лесных зон. Между 1907 и 1914 гг. 3,5 млн. человек выехали в Сибирь, около 1 млн. из вернулись в европейскую часть России, но уже без денег и надежд, ибо прежнее хозяйство было продано.

Одним словом, реформа не удалась. Она не достигла ни экономических, ни политических целей, которые перед ней ставились. Деревня в месте с хуторами и отрубами оставалась такой же нищей, как и до Столыпина. Хотя, необходимо привести цифры, которые приводит Г. Попов они показывают, что кое- какие сдвиги в положительную сторону наблюдались: с 1905 по 1913 гг. объем ежегодных закупок сельхозтехники вырос в 2-3 раза. Производство зерна в России в 1913 г. превышало на треть объем производства зерновых в США, Канаде, Аргентине вместе взятых. Российский экспорт зерна достиг в 1912 г. 15 млн. тонн в год. В Англию масла вывозилось на сумму, вдвое большую, чем стоимость всей ежегодной добычи золота в Сибири. Избыток хлеба в 1916 г. составлял 1 млрд. пудов. Не правда ли, обнадеживающие показатели? Но все же, по мнению Попова, главную задачу сделать Россию страной фермеров решить не удалось. Большинство крестьян продолжали жить в общине, и это, в частности, предопределило развитие событий в 17 году. Дело в том, и мы уже кратко касались этой проблемы, когда говорили о результатах выборов в Государственную думу, что столыпинский курс провалился политически. Он не заставил крестьянина забыть о помещичьей земле, как рассчитывали авторы указа 9 ноября. Новоиспеченный реформой кулак, грабя общинную землю, держал в уме и помещичью, как и остальные крестьяне. К тому же он становился все более заметным экономическим конкурентом помещика на хлебном рынке, а порой и политическим, прежде всего в земстве. К тому же новая популяция "сильных" хозяев, на которых рассчитывал Столыпин, была недостаточной, чтобы стать опорой царизму.

Здесь ярко проявляется основная причина неудач буржуазных реформ попытка их проведения в рамках феодальной системы. К слову, скажем, что можно встретить утверждение, будто Столыпиным реформам просто не хватило времени для положительных результатов. На наш взгляд, эти реформы по своей сущности не могли быть реализованы эффективно в той ситуации. Этого времени у них попросту не могло быть: на каком- либо этапе они попросту завязли бы. Опять повторим, что невозможно, не меняя надстройки, изменить базис социально- экономические отношения и, следовательно, проводить буржуазные реформы в рамках абсолютизма( даже с избранием представительного органа сущность власти мало чем изменилась) не представляется возможным. Здесь конечно мы имеем в виду максиму преобразований. Можно допустить, что столыпинские реформы, если бы они продолжались, скажем, еще лет 10, принесли бы определенные результаты, главным из которых было бы создание слоя мелких крестьянских собственников- фермеров, да и то в том случае, по выражению Ленина, если "обстоятельства сложились исключительно благоприятно для Столыпина". Но разве не эти самые фермеры в США стали базой для появления одной из наиболее антибюрократических форм демократической республики? На наш взгляд самым реальным результатом было бы создание общественной силы, которая неминуемо привела бы, в конце концов, не к революции. Но не социалистической, а лишь буржуазной. Но разве можно считать такой итог успешным с точки зрения абсолютизма, в рамках и во имя которого претворялась в жизнь аграрная реформа!?

Аграрная программа большевизма

Аграрная программа большевизма часть общей программы Коммунистической партии, определявшая основные задачи партии по аграрному вопросу. В период подготовки буржуазно-демократической революции в России (1903-17) А. п. б. была направлена на ликвидацию всех феодально-крепостнических пережитков в аграрных отношениях России и требовала передачи всех земель в пользование крестьянства с целью создания наиболее благоприятных условий для борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Основы А. п. б. были заложены В. И. Лениным в его работе "Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?" (1894) и разработаны во многих его дальнейших работах. Ленин, развивая марксистское учение, первым из русских марксистов выдвинул положение о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции и идею революционного союза рабочего класса и крестьянства как главные условия победы революции в России. В период буржуазно-демократической революции это был союз со всем крестьянством в целом. Ленин считал, что рабочая партия в России должна добиваться полной экспроприации помещичьей собственности на землю и национализации всей земли.

Второй съезд РСДРП (июль - август 1903) принял программу партии, предложенную редакцией Ленинской "Искры". По аграрному вопросу программа требовала отмены выкупных и оброчных платежей, а также всяких повинностей, падающих на крестьянство как на податное сословие; отмены всех законов, стесняющих крестьянина в распоряжении его землёй; возвращения крестьянам выкупных и оброчных платежей; учреждения крестьянских комитетов для возвращения земель, отрезанных у крестьян после отмены крепостного права, для передачи крестьянам на Кавказе тех земель, которыми они пользовались как временнообязанные, устранения остатков крепостных отношений, сохранившихся на Урале, Алтае, в Западном крае и других областях государства; предоставления судам права понижать непомерно высокие арендные платы и объявлять недействительными кабальные сделки. Программа требовала конфискации монастырских и церковных имуществ, а также имений удельных, кабинетских и принадлежащих лицам царской фамилии. В отношении же помещичьих земель предполагалось лишь изъятие "отрезков". Однако Ленин и другие большевики никогда не отвергали перехода всей земли к крестьянству. Ленин писал позже, что этот пункт программы об изъятии "отрезков" - неудовлетворителен. С началом массового крестьянского движения в период Революции 1905-07 Ленин предложил заменить в программе пункт о возвращении "отрезков" требованием конфискации всей земли у помещиков.

Аграрная программа на Третьем съезде РСДРП (апрель 1905) не рассматривалась, но в резолюции "Об отношении к крестьянскому движению" съезд поставил задачу поддерживать все революционные мероприятия крестьянства (см. "КПСС в резолюциях.", 7 изд., ч. 1, 1954, с. 80-81). Для проведения революционно-демократических преобразований съезд призывал к немедленной организации революционных крестьянских комитетов.

Первая конференция РСДРП (Таммерфорс, декабрь 1905) приняла ленинскую резолюцию, устраняющую из программы партии пункты о выкупных платежах, об отмене которых было объявлено царским манифестом 3 ноября 1905, и о возвращении "отрезков", заменив их требованием конфискации всей государственной, церковной, монастырской, удельной, кабинетской и частновладельческой земли.

Во время разработки новой аграрной программы, подготовлявшейся к Четвёртому (Объединительному) съезду РСДРП (апрель 1906), Ленин написал брошюру "Пересмотр аграрной программы рабочей партии", опубликовав свой проект программы. В первых её пунктах были выдвинуты требования:

"1) конфискация всех церковных, монастырских, удельных, государственных, кабинетских и помещичьих земель;

2) учреждения крестьянских комитетов для немедленного уничтожения всех следов помещичьей власти и помещичьих привилегий и для фактического распоряжения конфискованными землями впредь до установления всенародным учредительным собранием нового земельного устройства"6.

При победе революции и создании демократического государственного строя партия должна была добиваться передачи всех земель в собственность государства, т. е. национализации земли. Программа особо указывала, что партия должна стремиться к самостоятельной классовой организации сельского пролетариата, разъяснять ему непримиримую противоположность его интересов интересам крестьянской буржуазии. А. п. б. была непосредственно связана с ленинской идеей перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Ленин учитывал, что крестьянам трудно понять идею национализации земли, хотя она объективно наиболее соответствует их интересам. "Чтобы устранить всякую мысль о том, - писал Ленин, - будто рабочая партия хочет навязывать крестьянству какие бы то ни было прожекты реформ независимо от воли крестьянства, независимо от самостоятельного движения внутри крестьянства, к проекту программы приложен вариант А, в котором, вместо прямого требования национализации, говорится сначала о поддержке партией стремления революционного крестьянства к отмене частной собственности на землю"7.

На 4-м съезде РСДРП меньшевикам, преобладавшим на съезде, удалось провести программу муниципализации земли, требующую передачи земель крупного частного владения органам местного самоуправления. Мелкое землевладение, в том числе полукрепостническое надельное, программа оставляла без изменения. В работе "Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905-1907 годов" (конец 1907) Ленин показал теоретическую и экономическую несостоятельность и политический вред меньшевистской программы муниципализации земли и ошибочность программы раздела помещичьей земли в частную собственность крестьян (выдвигалась частью большевиков). Ленин раскрыл реальное содержание народническо-эсеровских идей "социализации земли" и "уравнительности", показав, что они ничего общего не имеют с социализмом, но отражают борьбу крестьянства против остатков крепостничества.

После Февральской буржуазно-демократической революции 1917 Седьмая (Апрельская) всероссийская конференция РСДРП(б) приняла предложенную Лениным резолюцию, в которой признавалась необходимость пересмотра программы партии и указывалось, что аграрная её часть должна быть переделана сообразно резолюции по аграрному вопросу, принятой конференцией. Резолюция Апрельской конференции РСДРП(б) по аграрному вопросу была важнейшим программным документом партии в период подготовки Октябрьской социалистической революции. Резолюция указывала, что партия борется за немедленную и полную конфискацию помещичьих, удельных и т. п. земель и за немедленный переход всех земель в руки крестьянства, организованного в Советы крестьянских депутатов или другие, вполне демократические органы. Требование конфискации помещичьих земель и передачи их крестьянам имело буржуазно-демократический характер, но в условиях, сложившихся после Февральской революции, оно могло быть осуществлено только социалистической революцией. Конфискация частновладельческих земель, большая часть которых заложена в банках, была невозможна без свержения господства капиталистов и перехода государственной власти к пролетариату. В условиях социалистической революции национализация земли означала бы удар по частной собственности на средства производства вообще и была бы шагом к социализму. В качестве первой меры для организации совместной обработки земли партия поддерживала почин тех крестьянских комитетов, которые передавали помещичий живой и мёртвый инвентарь в руки организованного в эти комитеты крестьянства "для общественно-регулированного использования по обработке всех земель". Резолюция предлагала образование из каждого помещичьего имения крупного образцового хозяйства, которое велось бы на общественный счёт Советом депутатов сельскохозяйственных рабочих. При переходе власти к Советам это означало бы образование государственных хозяйств социалистического типа. Пролетариат вёл борьбу за подготовку и проведение социалистической революции в союзе с деревенской беднотой, против буржуазии города и деревни при нейтрализации среднего крестьянства, стараясь преодолеть его колебания в сторону буржуазии и привлечь на свою сторону. Поэтому Апрельская конференция РСДРП(б) высказывалась за организацию Советов депутатов от с. -х. пролетариата и полупролетарского крестьянства или организацию пролетарских групп в общих Советах крестьянских депутатов.

Победа Октябрьской социалистической революции обеспечила выполнение требований А. п. б., рассчитанных на доведение до конца задач буржуазно-демократической революции, и революционных требований крестьянских наказов о земле. Октябрьская революция положила начало социалистическому преобразованию сельского хозяйства. Развитие социалистической революции в деревне летом 1918 не только завершило конфискацию и раздел помещичьих земель среди крестьян, но и нанесло удар экономическому и политическому влиянию кулачества, у которого были изъяты часть орудий производства и излишки земли. В конце 1917 в деревне появились первые социалистические хозяйства: государственные имения и крестьянские объединения - коммуны и др. Программа партии, принятая Восьмым съездом РКП(б) (март 1919), наметила меры по созданию крупного социалистического земледелия: устройство советских хозяйств, т. е. крупных социалистических экономий; поддержка сельскохозяйственных обществ, а равно товариществ для общественной обработки земли; организация государственного засева всех, чьих бы то ни было, незасеянных земель; государственная мобилизация всех агрономических сил для повышения сельскохозяйственной культуры; поддержка сельскохозяйственных коммун, как совершенно добровольных союзов земледельцев для ведения крупного общественного хозяйства (см. "КПСС в резолюциях.", 7 изд., ч. 1, 1954, с. 424). Вместе с тем программа РКП(б), исходя из того, что "мелкое крестьянское хозяйство еще долго будет существовать", указывала меры, направленные к поднятию его производительности (см. там же). РКП(б) перешла к политике прочного союза рабочего класса со средним крестьянством при опоре на бедноту и борьбе с кулачеством. Всемерное укрепление союза рабочего класса и трудящегося крестьянства имело решающее значение для обеспечения победы Советской республики над врагами в ходе Гражданской войны и иностранной военной интервенции 1918-20.

С переходом к новой экономической политике партия укрепила союз рабочего класса и крестьянства на новой экономической основе. Ленин, обобщив опыт социально-экономического развития крестьянства в первые годы Советской власти, наметил конкретный путь социалистического преобразования деревни. Последние статьи и выступления Ленина стали программными документами Коммунистической партии в аграрном вопросе. Последовательное осуществление Кооперативного плана В. И. Ленина привело к победе колхозного строя. Совхозы и колхозы стали основными формами социалистического сельского хозяйства.

Программа КПСС, принятая 22-м съездом (1961), определила развитие советского сельского хозяйства и общественных отношений в деревне в период строительства коммунизма.

А. п. б. имеет международное всемирно-историческое значение. Ленинские принципы А. п. б. с учётом своеобразия социально-экономического и политического положения различных стран легли в основу аграрных программ коммунистических и рабочих партий.

Аграрная программа Эсеров

Эсеровская концепция революции существенно отличается от меньшевистской и большевистской. Главное ее отличие состоит в том, что эсеры не признавали революцию буржуазной. Свою точку зрения они обосновыва прёжде всего уровнем развития и характером российского капитализма. По их мнению, российский капитализм из-за своей слабости и чрезмерной зависимости от правительства был неспособным "напирать" так сильно на устаревшие общественные отношения, чтобы вызвать общенациональный кризис. К тому же социально-политические препятствия для капиталистического развития в России, на взгляд эсеров, были не столь большими, как в западноевропейских странах накануне их буржуазных революций. В России, в частности, не было цеховой системы, отсутствовала ко времени революции феодальная организация собственности, не было и прикрепленного к земле феодальными повинностями крестьянина. Разногласия заключались в следующем: эсеры не признавали как задачу революции расчистку пути для свободного развития капитализма; они не считали крестьянство мелкой буржуазией и отрицали, что гегемоном революции должен быть пролетариат.

В эсеровской печати высказывалось и такое мнение. В России не может быть буржуазной революции, потому что она была предупреждена "революцией сверху", "эпохой великих реформ 60-70-х годов". Эти реформы дали "полный простор для развития капитализма", и уже тогда произошла "метаморфоза крепостного самодержавия в дворянско-буржуазную бюрократию".

Возражая против определения революции как буржуазной, эсеры вместе с тем не считали ее и социалистической. По их мнению, революция была "социальной", переходной между революциями буржуазной и социалистической. Существенным признаком такой революции является, на взгляд эсеров, то, что она не ограничивается сменой власти и перераспределением собственности в рамках буржуазного общества, а стремится пробить брешь в основах буржуазного строя. Такой брешью должна была стать отмена частной собственности на землю, социализация земли. "Мы,- заявлял Чернов,- как бы одновременно переживаем и революцию 1789 г., и революцию 30-х годов, и революцию 48-х годов, и революцию 1870 года и даже более того".

Главный импульс революции эсеры видели не в "напоре развивающегося капитализма", а в "кризисе продовольственного хозяйства", т. е. земледелия, корни которого уходили в реформу 1861 г., когда освобожденным крестьянам не были созданы необходимые условия для улучшения земледельческой культуры. Все вышеназванное, по мнению эсеров, объясняло "огромную революционную роль крестьянства". К движущим силам революции они относили также пролетариат и интеллигенцию, отождествляющую свои интересы с интересами трудовой массы. Союз этих трех социальных сил, оформленным выражением которого должна была стать единая социалистическая партия, рассматривался ими как залог успеха революции.

Своеобразной была позиция эсеров и в вопросе о власти. При критическом пересмотре наследства народовольцев они отказались прежде всего от их бланкистской идеи "захвата власти". Для эсеров было само собой разумеющимся то, что власть после свержения самодержавия должна перейти к буржуазии. Так, Чернов, комментируя программу-минимум на I съезде партии, подчеркивал, что она является совокупностью тех мер, которые будут осуществляться в условиях "существования политической власти в руках буржуазии". В связи с этим не является случайностью то, что Советы рабочих депутатов, возникшие в ходе первой революции, эсеры не рассматривали как зародыши новой революционной власти, как конкретное проявление революционной демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Для эсеров они. Советы, были не более чем своего рода профессионально-политическими союзами пролетариата или органами революционного самоуправления одного этого класса, основное назначение которых - организация аморфной рабочей массы.

Эсеровские требования свержения самодержавия, завоевания политических свобод, созыва Учредительного собрания, социализация земли кратко выражались в крылатом лозунге "Земля и Воля", ставшем основным лозунгом первой российской революции.

С первых дней револиции встал вопрос о координации действий всех революционных сил. Одной из попыток организовать левый блок была конференция российских революционных партий, созванная в Женеве в апреле 1905 г. при активном содействии эсеровского руководства. От эсеров на конференции присутствовали В. М. Чернов и Е. К. Брешковская, а от большевиков - В. И. Ленин. Однако участники конференции не смогли стать выше партийных разногласий и личных амбиций. Используя пустячный повод, социал-демократы во главе с Лениным покинули конференцию. Влияние эсеров на конференции было преобладающим. На ней были приняты две декларации, включающие требования эсеровской программы-минимум, решены вопросы о совместном выступлении против правительства летом 1905 г. и об организации доставки оружия в Россию из-за границы.

Активно участвовали эсеры и в организации профессионально-политических союзов. Их влияние преобладало в союзах железнодорожников, почтово-телеграфных служащих и учителей. По инициативе эсеров были созданы и под их влиянием находились "Всероссийский офицерский союз" и "Всероссийский союз солдат и матросов". Значительно переросла рамки дореволюционной кружковой пропаганды деятельность эсеров среди рабочих. Но их организационная работа в этой среде по-прежнему уступала социал-демократам. Однако в периоды "свобод", когда появлялись более широкие возможности для приобщения к политической жизни пролетарских масс, не принадлежавших к авангарду рабочего класса, материально и духовно связанных с деревней, случалось так, что эсеры по своему идейному влиянию на рабочих опережали социал-демократов. Так, осенью 1905 г. эсеровские резолюции нередко получали большинство на митингах и собраниях рабочих крупнейших петербургских заводов. Цитаделью эсеровского влияния в тот период была крупнейшая текстильная фабрика в Москве - Прохоровская мануфактура. Сенсацией был успех эсеров в рабочей курии Петербурга во время выборов во II Государственную думу. Отражением влияния эсеров на рабочих было их представительство в Советах рабочих депутатов, хотя, по признанию самого Чернова, в этих органах "преобладало, как общее правило, влияние социал-демократов".

Предметом особого внимания эсеров была работа в деревне. Вместо незаметно почившего, в значительной мере декоративного, дореволюционного "Крестьянского союза" партии летом 1905 г. был создан новый. Значительным был вклад эсеров в организацию крестьянских представителей в I Думе. В период революции эсерами было создано, по весьма приблизительным подсчетам, более полутора тысяч так называемых крестьянских братств. Влияние и организационная сеть, созданная эсерами в деревне, были весьма впечатляющими, но в целом они далеко не определяли поведение многомиллионного российского крестьянства. Эсерам удалось вызвать не одно крестьянское выступление, но они носили локальный характер и, как правило, были непродолжительными.

Малорезультативными оказались попытки эсеров организовать широкие выступления крестьян летом 1905 г., а также после разгона правительством I и II Государственных дум. Эсеры, подобно большевикам, признавали, что революцию надо не только организовать, но и вооружить. В этом направлении ими был предпринят ряд мер. Так, уже в январе 1905 г. ЦК партии эсеров создал специальную комиссию с целью подготовки квартир для складов оружия, изыскания средств для его приобретения, выяснения возможностей его захвата в арсеналах, создания вооруженных групп - "ядер". Но свою работу комиссия не развернула, так как по прибытии в Россию в апреле 1905 г. ее члены во главе с П. М. Рутенбергом были арестованы. Эсеры были в числе организаторов доставки крупной партии оружия в Россию из-за границы на судне "Джон Графтон" летом 1905 г., однако и эта попытка тоже закончилась неудачей. "- В период московского вооруженного восстания ЦК партии эсеров в спешном порядке был создан Боевой комитет в составе Азефа, Б. В. Савинкова и Н. С. Тютчева, который смог поставить две динамитные мастерские в Петербурге, но они незамедлительно были выданы Азефом. Этими двумя динамитными мастерскими, как печально-иронически заметил Савинков, и ограничилась эсеровская попытка "подготовки восстания" в Петербурге. Однако эсеры играли немалую роль в вооруженных выступлениях против царизма-декабрьских 1905 г., особенно в московском вооруженном восстании; летних 1906 г. в Кронштадте, Свеаборге и др.

Революция сделала невозможным управление Россией без общенационального представительного учреждения, которым стала Государственная дума. Они участвовали во Всероссийской октябрьской политической стачке, которая смела эту Думу и принудила царизм издать 17 октября Манифест с обещаниями даровать населению гражданские и политические права, расширить избирательный закон в Думу и наделить ее законодательными и контролирующими функциями.

Реакция на Манифест среди эсеров была неоднозначной. Подавляющее большинство ЦК склонно было считать, что Россия стала конституционной страной, что все силы надо направить на создание гарантий для реализации обещаний правительства, организацию народных масс и на решение главнейшего для партии аграрного вопроса. Внесены были соответствующие корректировки и в тактику партии. Было признано, что конституционному режиму не соответствует такое средство борьбы, как террор, поэтому решено было его прекратить. Боевая организация, по предложению Азефа, была распущена. Большинство эсеровского руководства выступало за тактику "не форсировать события", в частности, оно было против введения явочным порядком 8-часового рабочего дня и увлечения стачками, что свойственно было Петербургскому Совету рабочих депутатов. Но, убеждаясь в том, что большинство в Совете не на их стороне, эсеры, во имя революционной дисциплины, присоединялись к резолюциям большинства и в меру своих сил старались их исполнять.

Подобной была позиция эсеровского руководства в вопросе о декабрьской всеобщей политической стачке, переросшей в Москве и ряде других мест в вооруженное восстание. Во время обсуждения вопроса о стачке в исполкоме Петербургского Совета представитель эсеров выступал против стачки, объясняя свою позицию тем, что стачка выльется в восстание, а массы к нему не готовы; тем не менее решение о начале стачки было принято единогласно. Безуспешной оказалась и попытка Чернова, специально приезжавшего в начале декабря вместе с Азефом из Петербурга в Москву, убедить конференцию железнодорожников и Московский комитет партии эсеров не принимать решения о стачке. Исчерпав возможности предотвратить забастовку и вооруженное восстание, ЦК партии эсеров присоединился к ним вместе с другими революционными партиями и организациями.

Вместе с большинством левых сил эсеры бойкотировали выборы в I Государственную думу. Однако, когда стало ясно, что идея бойкота не находит широкого отклика в стране, особенно среди крестьян, что число крестьянских представителей, проявлявших интерес к эсеровским требованиям, в Думе будет значительным и что Дума неизбежно станет центром политической борьбы, эсеровское руководство изменило свое отношение к ней. Вновь была приостановлена террористическая деятельность, к которой партия вернулась в связи с усилившейся правительственной реакцией после подавления декабрьских вооруженных выступлений. Значительным оказалось влияние эсеров на Трудовую группу, объединившую крестьянских депутатов. От имени 33 депутатов в Думу был внесен земельный законопроект, основанный на принципах эсеровской аграрной программы, с требованиями отмены частной собственности на землю, без выкупа и равного права для всех владеть ею при условии ее обработки собственным трудом.

Бурно реагировало эсеровское руководство на роспуск I Думы. Оно призвало местные организации немедленно начать вооруженную борьбу с правительством, при этом главная ставка делалась на крестьянство и войско; активные выступления должны были начаться с деревни. ЦК партии эсеров вместе с ЦК РСДРП, Трудовой группой и Крестьянским, Железнодорожным и Учительским союзами поставил свою подпись под "Манифестом ко всему российскому крестьянству". Однако, вопреки ожиданиям, отношение народных масс к разгону Думы, как констатировали сами эсеры, "не выразилось в каких-нибудь прямых непосредственных действиях ни в городе, ни в деревне", факт этот являлся одним из наглядных свидетельств того, что массы начали уставать от революции, ими овладевало равнодушие.

После длительных обсуждений в партии эсеров преобладающим оказалось мнение сторонников отказа от тактики бойкота II Государственной думы. Эсеры приняли участие в выборах и провели в Думу 37 депутатов. Среди них не было ни одного видного деятеля партии. Эсеровские депутаты создали в Думе группу эсеров, а не фракцию партии социалистов-революционеров, и тем самым в какой-то мере поставили себя в автономное по отношению к партии положение. Однако лидеры партии, В. М. Чернов, М. А. Натансон и Н. И. Ракитников, постоянно опекали группу. Эсеровские депутаты выступали с трибуны Думы по большинству обсуждавшихся вопросов (об отмене военно-полевых судов, голоде, новобранцах и др.), но особенно они были активны в прениях по аграрному вопросу. Эсерам удалось под аграрным проектом, внесенным ими в Думу, собрать 104 депутатские подписи. Тем не менее, по оценке самих эсеров, деятельность их представителей в Думе была "далеко не блестящей", и "она не оставила яркого следа". На своем II съезде, состоявшемся перед открытием II Думы, эсеры приняли решение: если царизм покусится на Думу, ответить на это всеобщей стачкой и вооруженным восстанием. Думские депутаты-эсеры неоднократно заявляли, что они не подчинятся насилию над Думой, не сложат с себя депутатских полномочий, не разойдутся. Однако ЦК не удалось организовать активного протеста против разгона II Думы и третьеиюньского государственного переворота. Эсеровские депутаты, как и депутаты других политических партий, за исключением арестованных вследствие провокации члена социал-демократической фракции, "получив казенные погоны", спешно разъехались по домам.

Роль и значение партии в революции определялись во многом такими ее параметрами, как численность, социальный состав и организационная структура. По сравнению с дореволюционным периодом численность партии увеличилась во много раз и достигла приблизительно 50-60 тыс. человек. Численность же ее местных организаций колебалась от нескольких человек до нескольких тысяч (в Петербурге, например,-около 6 тыс., в Москве-до 3 тыс.). Изменился и социальный состав партии: рабочие и крестьяне, приблизительно а равном соотношении, составляли теперь около 90% ее членов; в руководящем же ядре ее по-прежнему преобладала нтеллигенция.

Появление областных организаций было вызвано тем, что перед революцией и в ходе ее число местных организаций стало быстро растя, расширялась их деятельность, и из одного центра все труднее было оперативно руководить ими. К тому же сам центр в том виде, что он представлял собой до I съезда партии, не был способен достаточно эффективно осуществлять это руководство. ЦК партии в то время - это громоздкий и неуклюжий аппарат, который не только не содействовал, а, наоборот, парализовывал организационную деятельность на местах. Численность ЦК составляла 35-40 человек. По признанию М. А. Натансона, "никто из товарищей не мог восстановить" полностью его персональный состав. Никаких формальных правил формирования ЦК не было. "Совершенно нелепо", по высказыванию тогдашнего его члена С. Н. Слетова, был организован ЦК в период между появлением Манифеста 17 октября и I съездом партии: он делился на две группы - Петербургскую и Московскую, функции между ними не были распределены, что нередко приводило к различным недоразумениям и конфликтам. Так, Московская группа не признавала постановление Петербургской группы о приостановке террора; нечетко были определены обязанности каждого из членов ЦК.

Вера руководства эсеров в то, что Россия после 17 октября стала конституционной страной, их тактика в это время "не форсировать событий" и стремление организовать как можно большие массы на своей платформе находили организационное дополнение в их попытке создать широкую легальную народническую партию вместе с умеренной группой народнических публицистов (А. В. Пешехонов, В. А. Мя-котин, Н. Ф. Анненский и др.) легального журнала "Русское богатство". Совместно с этой группой издавалась первая легальная народническая газета "Сын Отечества". Однако идею открытой народнической партии не поддержал I съезд партии эсеров, группа "Русского богатства" покинула съезд. В 1906 г. эта группа создала свою, народно-социалистическую партию, отличавшуюся от эсеровской тем, что она предпочитала легальные формы организации и борьбы, была сторонницей преобразований не явочным, революционным путем, не "снизу", а "сверху", с помощью государства, отстаивала принцип не социализации, а национализации земли. Таким образом, за время революции 1905-1907 гг. эсеры, как политическая сила, значительно укрепили свое положение. Явственно обозначился процесс их слияния с массами, особенно с крестьянством, но овладеть достаточно серьезно движением этих масс они так и не смогли. По своему влиянию на крестьянских представителей в I и II Государственной думах в земельном вопросе эсеры уступали народным социалистам, так как в его решении они недостаточно учитывали собственнические инстинкты крестьян. Но главное, как справедливо отмечал В. М. Чернов, эсеры "не оправдали себя как организаторы и практические руководители".

Список используемой литературы

1. Н. Верт. История советского государства., М.: ИПА, 1995.

2. Г. Попов. О столыпинской реформе., Наука и жизнь.

3. Ленин В. И., Аграрная программа русской социал-демократии, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 6

4. История России (19-начало 20 веков.).Учебник для вузов.М.,1998

5. История политических партий России. Под ред. Зевелева.М.,1994.

6. История России. 1861-1917. М.,1996.

1 Речь о земельном законопректе и землеустройстве крестьян, произнесенная в ГД 5 декабря 1908г.// М. Бок, П. А. Столыпин, стр. 241

2 Там же, стр. 245

3 А. Я. Аврех. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России, стр. 86

4 Г. Попов. О столыпинской реформе// Наука и жизнь, стр. 46

5 Н. Эйдельман. "Революция сверху" в России., стр. 163

6 Полн. собр. соч., 5 изд., т. 12, с. 269

7 там же, с. 268, прим

- -

7

Показать полностью…
Похожие документы в приложении