Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
1 монета
docx

Курсовая «Московский печатный двор» по Истории книжного дела (Андреева О. В.)

Оглавление

Введение 3

Глава 1. Этапы развития Московского печатного двора 4

1.1. Обстановка перед открытием типографии 4

1.2. Открытие Московского печатного двора 5

1.3. Послефедоровский период 7

1.4. Московский печатный двор в первой половине XVII века 8

1.5. Московский печатный двор во время правление Никона 9

1.6. Московский печатный двор после правления Никона 10

Глава 2. Выпуск книг на Московском печатном дворе 12

2.1.Порядок печатания книг 12

2.2.Полиграфическая техника 12

2.4. Частные типографы 15

Глава 4. Работники Московского печатного двора 15

4.1. Должностные обязанности работников печатного стана 17

4.2. Отмена подряда 17

Глава 5. Подразделения Московского печатного двора 18

5.1. Переплетная мастерская 18

5.2. Правильная палата 19

5.3. Библиотека Московского Печатного двора 20

Глава 6. Финансовая система Московского печатного двора 21

6.1.Оплата труда на Московском печатном дворе 21

6.2.Учет на Московском печатном дворе 21

6.3.Доходы Московского печатного двора 22

Глава 7. Книжная торговля Московского печатного двора 22

Заключение 23

Библиографический список 24

Введение

Московский печатный двор - первая русская и крупнейшая славянская типография, ведущий центр развития государственности, культуры и национального самосознания России и славянских стран 2-й половины XVI - начала XVIII вв. Здесь были использова-ны достижения разнообразных ремесел, подчас далеких от книгоиздания. Московский печатный двор долгое время был единственной типографией московского государства. К середине XVII в. Московский печатный двор представлял собой хорошо отлаженную государственную централизованную мануфактуру – одно из немногих предприятий по-добного типа, существовавших тогда в России.

Я выбрала данную тему, так как считаю важным исследовать работу Московского печатного двора в России. О его деятельности достаточно много известно. Источником для исследования могут послужить документы Московской типографии по первой и тре-тьей описям фонда 1182 (Архив Приказа книгопечатного дела) РГАДА. Указанный При-каз отвечал за повседневную деятельность типографии. Материалы архива РГАДА поз-воляют восстановить достаточно полный репертуарный список изданий, определить ти-ражи вышедшей продукции, себестоимость изданий, жалованье сотрудников печатного двора, «указные» цены, по которым продавалась печатная продукция. В 1958 году А. С. Зёрнова опубликовала в сводном Каталоге изданий, вышедших в Москве в XVI– XVII вв., описание 501 издания, экземпляры которых были в это время известны. В настоящее время издания Московского печатного двора указанного времени исчисля-ются цифрами от 600 до 750. С 1721 года типография напечатала около 150 изданий ки-риллическим и около 100 русским шрифтами.

Накоплен интересный материал о работниках Московской типографии. Особо стоит упомянуть в этой связи исследования П.Ф. Николаевского, С.Н. Брайловского, Б.П. Орлова, Е.Л. Немировского, А.А. Гусевой и И.В. Поздеевой.

Конечно, нельзя не упомянуть что, есть основания считать, что началом Москов-ского печатного двора являлась деятельность Анонимной типографии, работавшей в Москве до создания Московского печатного двора. Где она находилась, и кто из извест-ных печатников мог там работать, до сих пор остается загадкой. Могла она быть и в Кремле, и в Александровской слободе – резиденции царя, и в Сергиевой лавре. Но о дея-тельности данной типографии известно очень мало.

Глава 1. Этапы развития Московского печатного двора

1.1. Обстановка перед открытием типографии

Возможно, необычайное развитие книгописания в какой-то степени отодвигало мо-мент открытия на Руси первой типографии. Однако потребность в книгах постоянно рос-ла, они были дороги и не слишком доступны широкому кругу читателей. Главным по-требителем книг оставалась церковь. Ее перестали устраивать многочисленные ошибки, которыми неизбежно изобиловали рукописные книги для богослужения, что могло при-водить к разночтению, а стало быть, к ереси.

Вместе с этим середина XVI в. была эпохой, чрезвычайно значительной для рус-ской политики и культуры. Это были лучшие годы царствования Ивана Грозного. К это-му времени основные великорусские территории были объединены в единое государ-ство, были завоеваны Казанское и Астраханское "царства". Огромные просторы, насе-ленные неправославными народами, оказались под властью Московского царя. Русь становилась центром между Европой и Востоком. Более всех был заинтересован в ис-правных книгах сам царь – нужно было укрепить централизованную власть во всех от-даленных уголках объединенной страны посредством христианства. Так, например, с образованием новой епархии в Казани собирать для нее апостолы и евангелия пришлось по монастырям со всей Руси, о чем был издан особый царский указ.

Еще одной целью заведения книгопечатания было поднятие престижа Русского государства в годы Ливонской войны, а также противопоставление московских книг из-даниям кальвинистов на белорусском и украинском языках.

На Руси начиналась кипучая преобразовательная работа, преследующая установ-ление единства в законодательстве, церковной организации, идеологическом освещении русской истории, домашнем быте, круге чтения. Значительным явлением стал Стоглавый собор 1551 году. Результатом его деятельности явился Стоглав – документ, отражаю-щий принятые на соборе постановления в вопросах государственной и церковной жизни, высказанные царем в устной форме. В этом-то Стоглаве и были приняты первые законо-дательные меры и правовые нормы, регламентирующие труд "списателей" книг. Велено было "дозирать" по церквям, чтобы богослужебные книги были писаны с "добрых пере-водов". Неправленые книги продавать запрещалось.

Гарантию единства текста могли дать только оттиски с одной печатной формы, не говоря уже о том, что оттисков этих можно было изготовить намного больше, чем могли дать переписчики, которых торопили.

Царь стал помышлять "како бы изложити печатныя книги, якоже в Грекех, и в Вене-ции, и во Фригии". Фригией тогда называли Италию, где печатались и греческие книги, поскольку у греков своей типографии не было. Зато была она в Белой Руси и в Литов-ской стране. В Европе к тому времени печатный станок работал уже 100 лет.

Здесь уместно заметить, что на Москве в XVI в. Иван считался одним из лучших ораторов и писателей. Современники называли его «словесной мудрости ритором». Слыл он и начитаннейшим москвичом, интересовавшимся многими и многими книгами, имевшими хождение не только в русском читающем обществе. Неполный список книг, составлявших библиотеку Ивана Грозного, насчитывал более 800 греческих, латинских и древневосточных томов. По разрозненным и скудным сведениям эта библиотека явля-лась самым обширным частным собранием Европы того времени.

Отыскались на земле московской свои "некии хитрыи мастеры печатному делу" - Ивана Федоров и Петр Тимофеев Мстиславец. Иван Федоров, назначенный царским пе-чатником, служил дьяконом церкви Николы Гостунского в Московском Кремле, где проходил Стоглавый собор. Можно предположить, что будущий первопечатник входил в число людей, близких к митрополиту Макарию. Известно, что Федоров обучался в Краковском университете, где получил степень бакалавра. Родом же был, вероятнее все-го, из Москвы, так как называл себя "москвитином". Его друг и соратник Петр Мстисла-вец, очевидно, происходил из Мстиславля, в то время литовского города. Где оба обуча-лись печатному делу, достоверно неизвестно. Можно только предполагать, что Иван Федоров, встречаясь с Максимом Греком, не только видел много книг, привезенных по-следним из Венеции, но был хорошо знаком с его сочинениями. Мстиславец же мог по-знакомиться с ремеслом с типографиях Литвы и обучить ему Ивана Федорова.

1.2. Открытие Московского печатного двора

Первая русская типография была основана в 1553 году. Типографию строили 10 лет.

Для помещения типографии царь повелевал строить особый дом, получивший названии Печатный двор. Он находился на Никольском крестце в соседстве с Николь-ским монастырем. Печатный двор был сооружен на средства царя. Сначала это было ка-менное здание в два этажа с погребами. Окна в нем были слюдяные, а кровли деревян-ные. Огорожен был Печатный двор деревянным частоколом. На улицу выходили боль-шие деревянные ворота. Получив благословение митрополита, Иван Федоров и Петр Мстиславец 19 апреля 1563 года начали типографские работы, а 1 марта 1654 года вы-шла первая печатная книга – Апостол. С "Деяний и Посланий Апостолов " (или "Апосто-ла"), увидевших свет 1 марта 1564 г., началась вполне достоверная книгоиздательская деятельность русского государства.

Целый год ушел на подготовку и печать шедевра русского полиграфического ис-кусства. Нужно было отлить шрифты, подготовить оборудование, выбрать образцы украшений и тексты. Получился фолиант объемом 267 больших листов. Да и напечатан он был в количестве около 2000 экземпляров.

Оттиски Апостола сделаны на плотной голландской бумаге. Тексты набра-ны полууставом московских рукописных традиций с фигурными вензелевыми заставка-ми. Все оглавления и заглавные буквы напечатаны киноварью. Украшения гравированы на дереве. В начале книги приложен эстамп, представляющий евангелиста Луку. Все свое умение и душу вложили в него первопечатники. Они не просто выполняли техниче-скую работу, а были одновременно и авторами, и художниками, и справщиками. Все в их издании было тщательно продумано и исполнено: шрифты, буквицы, орнамент и застав-ки, миниатюры, бумага и краска, подбор статей. Здесь проявился опыт славянского кни-гопечатания в Белой Руси, Венеции, Моравии, Сербии, Черногории и Германии. Федоров и Мстиславец стремились создать как бы эталон книгопечатания. В действительности, многие последующие издания взяли первопечатный Апостол за образец. Об этом гово-рит хотя бы тот факт, что до 1612 г. использовался только один изобретенный мастерами шрифт, отлитый в двух размерах, основанный на московском полууставном письме се-редины XVI в.

Второй книгой Печатного двора стал вышедший через год после Апосто-ла Часовник (1565 г.), выпущенный двумя изданиями. Это и молитвенник, и книга для обучения грамоте. Назначением обусловлен и формат издания – в восьмую долю листа. Страницы украшены изящными заставками из очертаний листьев и цветков. Шрифт тот же, что и в Апостоле, но организация текста проще.

Также как и зарубежные издания, все русские безвыходные и федоровские книги не имеют заглавных листов.

Печатный двор, находившийся под патронажем церкви, с тех пор, как он был со-здан «ради полного исправления и утверждения, скорого выполнения и дешевой цены» , нарастающими темпами обеспечивал население книгами, составленными, переведенны-ми, отредактированными духовенством.

Печатный двор не стремился перенять технические новшества, которые внедрялись в других странах, тесно взаимодействовавших в сфере книгоиздания, обогащавших друг друга знаниями и опытом. Русские типографы работали в отрыве от европейского техни-ческого прогресса.

Рукописная книга широко распространялась в читательской середе, причина ее па-раллельного бытования с печатной заключается не только в цене, но и в том, что репер-туар печатных книг был искусственно ограничен.

1.3. Послефедоровский период

Горячий вдохновитель книгопечатания митрополит Макарий не увидел первой пе-чатной книги – он умер за несколько месяцев до выхода Апостола. Царь Иван удалился в Александровскую слободу. Для печатного дела на Москве наступил не самый лучший период. В 1566 году Федоров и Мстиславец покинули Москву и переехали в Литву. Су-ществует несколько версий их отъезда. Безусловно, печатное производство книг лишало работы многочисленных книгописцев, успевших снискать заслуженное доверие своих заказчиков. Богоугодный подвиг писца превращался в работу бездушной машины. Од-нако, гонения первопечатников по обвинению их в ереси, упомянутые во многих источ-никах, не имеют под собой достаточных оснований. К моменту отъезда Иван Федоров успел овдоветь. По русскому обычаю в таких случаях надлежало принять монашеский сан. Не желая этого, он мог принять решение покинуть родину. Более достоверно, что печатники уехали добровольно с согласия царя – иначе вывезти печатный стан со шриф-тами было невозможно.

После отъезда первых типографов печатное дело на Москве не останови-лось. В 1568 г. Московский печатный двора выпустил Псалтырь. Это издание готовили Никифор Тарасиев и Невежа Тимофеев. Несмотря на использование федоровских шриф-тов, книга отличалась от двух первопечатных изданий своим оформлением, в частности, фигурными заставками. Любопытно, что в послесловии о Псалтыри написано как о пер-вом початом издании, игнорируя 2 первых московских книги. Печаталась Псалтырь в смутное время, что сильно отразилось на ее фразеологии, особенно в послесловии. В этой книге был совершен отход от федоровских традиций. Однако мастера, создавшие ее, вполне могли быть учениками Ивана Федорова. Они не имели духовного сана, в ко-торый был посвящен первопечатник. Ко второй половине XVI – началу XVII в.в. печат-ное дело уже было прочно налажено, поэтому не было настоятельной необходимости обращаться к духовным лицам. Невежа Тимофеев впоследствии стал основателем целой династии печатных мастеров.

1.4. Московский печатный двор в первой половине XVII века

В 1620 году было выстроено новое двухэтажное каменное здание. Сюда перевезли 7 типографских станков и переехали 80 работников типографии из Дворцовой палаты Кремля. В этом здании было две палаты, одна из них примыкала к стене Китай-города, другая выступала на середину двора. Кругом главного здания расположены были дере-вянные постройки, перевезенные сюда из Кремля. В них поместился Приказ и разные вспомогательные мастерские: рисовальная, резная, словолитня, переплетная, столярная, кузница, рудня, где коптилась сажа для типографских чернил. Типографский двор был огорожен деревянным забором, а на Никольскую улицу выходили большие деревянные ворота с резными украшениями. У ворот находилась сторожевая изба. Это было един-ственное в то время жилое помещение на типографском дворе. Получив такое устрой-ство, Московский печатный двор в течение XVII века несколько раз изменял свой внеш-ний вид. Причиной тому были неоднократные пожары. Так в 1626 году пожаром были уничтожены все деревянные постройки. Они вскоре были заменены новыми, причем на типографском дворе появилось новое здание – Правильня, для чего была куплена за три рубля готовая «трехсаженная изба». В 1634 году снова произошел пожар и Московский печатный двор сгорел. Через два дня после пожара, 27 апреля, вышел царский указ «пе-чатоного дела и станы, которые остались поле пожару, поставити и книги печатати в Государевом дворце» Прошло семь месяцев. Московский печатный двор был возобнов-лен и снова начал свою деятельность.

Совместные старания и заботы царя и патриарха о благоустройстве печатного дела привели к блестящим результатам. Книгопечатание и книжная торговля достигли таких размеров, что типографские здания оказались тесны. Вследствие этого 3 января 1642 года по царскому указу была начата постройка каменных палат, оконченная 30 июня 1645 года. Новые палаты были двухэтажные, фасадом по Никольской улице и раз-делялись на две половины каменными воротами.

Меду орнаментами ворот главное место занимали две большие фигуры льва и еди-норога, которые держали надпись: «Божию милостью и повелением Благовернаго и Христолюбиваго Великаго Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всея России Самодежавца и сына его Государева Благовернаго и Христолюбиваго Царевича и Великаго князя Алексея Михаловича все России сделаны были сии палаты и ворота на дворе книге печатнаго тиснения …»

Построенные заново палаты заключали в себе четыре главных помещения. В верх-нем этаже помещались Приказ и Правильня; внизу были две книгопечатни, в каждой стояло 4 стана. Внутренняя обстановка печатных палат вполне соответствовала наруж-ному виду. Печатные станы были украшены резьбой и расписаны дорогими красками с серебром и золотом.

Так как Печатный двор был устроен и содержался на средства царской казны, то он во всем был подчинен Приказу Большого Дворца. Наблюдение за состоянием и деятель-ностью Печатного Двора было поручено особому приказу книг печатного дела. Засе-давшие здесь дьяки и подъячии заведовали рассылкой и продажей изданий, вели книги приходов и расходов.

1.5. Московский печатный двор во время правление Никона

С вступлением на патриаршую кафедру Никона характер управления Печатным двором резко изменяется. Тогда как предшественники Никона почти до середины XVII века почти не вмешивались в дела типографии, Никон «тотчас стал проявлять свою власть даже в назначении должностных лиц» . В декабре 1653 года вышел царский указ, которым предписывалось Московский печатный двор передать в заведывание патриарха. Теперь все указы по печатанию и выпуску книг, по определению должности и выдаче жалования, издаются от имени патриарха. На первом же году управления Никона дея-тельность печатного двора значительно сократилась. Причиной этого была чума 1654 года, когда эпидемия утихла, оказалось, что она произвела сильное опустошение в рядах мастеровых. Печатание книг началось только в Никольской палате, оставшимися в живых рабочими.

Заботясь о благоустройстве печатного двора, патриарх Никон построил бумажную мельницу в Государевой Зеленой слободе. Постройка началась перед весной 1655 года. Она строилась на реке и весенним разливом реки была подмыта земляная насыпь, и со-оружения были уничтожены. В августе 1655 года вновь приступили к работам. В 8 сентября работы были закончены, отслужен был молебен и «бумажное колесо на ход пошло». Выделка бумаги шла усиленно, тряпица целыми возами подвозилась из Моск-вы. Но 31 марта 1656 года вода разнесла и унесла все постройки. Снова начался ремонт мельницы и в сентябре опять приступили к выделки бумаги. 5 декабря мастер Самойлов в первый раз отвез в Москву в Печатный Книжный Приказ 75 стоп бумаги, которая, в за-писях Печатного двора названа «черною» и оказалась годной только для переплета книг. 16 марта 1657 года вода вновь уничтожила мельницу. К возобновлению уже не приступили.

1.6. Московский печатный двор после правления Никона

По удалении Никона от управления печатным двором заведывание перешло к Пи-тириму, митрополиту Сарскому. С 1661 года Московский печатный двор поступает в ближайшее заведывание Арсения Суханова, который оставался в должности до начала 1664 года. Не смотря на то, что печатание книг за это время шло безостановочно, мате-риальное положение типографии было далеко не блестящее. Вскоре пришлось прибег-нуть к займу в Государевой казне. С материальными упадком Московского печатного двора пришлось серьезно считаться Павлу, митрополиту Сарскому, в первые же годы его управления (в 1667 году). Так как в типографии не было достаточно средств для со-держания мастеровых людей, то митрополит Павел принуждении был «поговорить с людьми», распустить мастеровых от 4-х станов предоставив им право оставаться сверх-штатными.

Со временем вступления на престол патриарха Иоакима деятельность Московского печатного двора начинает вновь оживать. С 1676 года начинает прибавляться количе-ство станов и к 1683 году вновь достигает 12. Помещения для плавильни и библиотеки находившейся при ней были тесны. Для этого в 1679 году было на месте сломанной большой палаты построено новое двухэтажное здание, предназначенное для библиоте-ки, а над рудней построен новый этаж, в котором была помещена Правильня. Внутренняя обстановка нового помещения была роскошна.

Тот же патриарх Иоаким устроил греческую школу при типографии, чтобы «при смотрении и правлении книжному делу были в ней люди ученые и православные, а не невегласи и раскольники. Эта школа была основана в 1681 году, ректором был назначен иеромонах Тимофей.

Одновременно с сооружением этих новых палат было увеличено разными построй-ками и большое передовое здание. Теперь в этом здании поместились 4 книгопечатные палаты: Муроносицкая, Воскресенская, Спасская и Никольская. Не смотря на блестя-щую внешность Московского печатного двора, техническая сторона книгопечатания была не завидною.

Кемпфер, побывавший в России в 1681 году, рассказывал о состоянии Московской типографии: «Сегодня, - говорит он,- я осматривал типографию; она расположена в 3 комнатах, из коих в каждой 4 стана, подобных нашим; но набор идет здесь весьма не-успешно. При каждом стане находится одна только касса, состоящая из 64 ящиков по 8 с каждой стороны; каждый ящик разделен на 2 части, потому что некоторые литеры полные, а другие по середине имеют вырезку для постановки ударений. Литеры лежат по порядку; они не имеют сигнатуры, а потому при набирании надобно рассматривать каждую букву, отчего набор идет очень медленно. Касса не наклонена, а стоит перпен-дикулярно и в ней весьма мало букв. Возле типографии в маленькой комнате отливаются буквы, каждая особенно. Этою работою занимались 3 человека, двое отливали, а третий очищал буквы».

Под конец жизни патриарха Иосифа у нас, наконец, была осознана мысль, что ис-правлять богослужебные книги по одним славянским спискам недостаточно. И в 1649 году царь Алексей Михайлович обратился с просьбой прислать в Москву двух старцев учителей известных своим греческим знанием. С этого времени на печатном дворе начи-нается греческое влияние. В 1650 году вышла книга "Шестоднев". Это была первая напечатанная в Москве книга исправленная по славянским и греческим спискам.

Глава 2. Выпуск книг на Московском печатном дворе

2.1.Порядок печатания книг

В той палате, где должно было происходить печатание книги, объявлялся царский о том указ. Затем приходский священник совершал молебствие. После молебствия масте-ровым выдавались деньги на калачи. Затем отпускались материалы для печатания: бума-га, краска, киноварь, олифа, голизные бараны на мацы, гвозди для скрепления мац, коро-вье масло для смазывания станов, а так же материалы для брошюровки и переплета книг. По одному экземпляру в лучших переплетах вновь отпечатанной книги подносили Гос-ударю или патриарху. При этом у Государя спрашивалось разрешение назначить ту или другую цену на книгу. По назначению цены книга поступала в продажу.

2.2.Полиграфическая техника

Типография была хорошо обставлена. Была богата шрифтами, которых теперь было четыре: осиповской (отливки мастера Осипа Кириллова), евангельской большой (отлив-ки мастера Кондартия Иванова, по образцу азбуки Петра Мстиславца), средний или Ни-китинский (работы Никиты Фофанова) и мелкий (отливки мастера Федорова Иванова)

О печатном стане для первых книг не сохранилось сколько-нибудь подробных ис-точников, известно лишь, что он был сделан по итальянским образцам. Надо сказать, что вся типографская терминология, продержавшаяся до середины XIX в., была целиком за-имствована у итальянцев.

Вот, например:

тередорщик (печатник) – tiratore;

батырщик (набойщик или накладчик краски на литеры) – battitore;

пиан, или пьям (верхняя доска печатного станка) – piano;

марзан (брусок, вкладываемый в печатную форму там, где должны оставаться поля в книге) – margine;

пунсон (стальной брусок с выгравированной на торце буквой для пробивки мат-риц) – punzone;

маца (кожаный мешочек, набитый шерстью или конским волосом, с рукоятью для набивки краски на литеры) – mazza;

тимпан (четырехугольная рама при станке, которую обтягивали пергаменом и накладывали на нее печатный лист) – timpano;

штанба (книгопечатное заведение) – stampa.

Среди типографских терминов того времени встречается только одно немецкое слово – друкарня (типография). Оно было занесено на Русь из юго-западных полигра-фических мастерских. Эти же термины использовались во всех европейских типографи-ях.

Самая ранняя сохранившаяся документация Московского печатного двора отно-сится к первой половине XVII в. Важнейшими свидетельствами используемой полигра-фической техники первой русской типографии являются сами федоровские издания. Учитывая с большой долей вероятности тот факт, что оборудование и приемы не меня-лись, по крайней мере, в течение 100 лет после смерти великого мастера, ученые смогли реконструировать шрифты, очертания форм для иллюстраций, приемы набора, верстки и печати, а также технику переплета русских первопечатных книг.

Все рисунки для шрифтов и пуансоны изготовил сам мастер. В XVII в. гравировка пуансонов была уже обязанностью граверов-резцов. Дело это было очень трудоемкое – для подготовки пуансонов всего шрифта требовалось несколько месяцев. На печатном дворе строго следили за тем, чтобы рука у резца была твердой.

Ударом молотка, вдавливая торец пуансона с буквой в медный брусок, получали матрицы для отливки литер. Только опытный мастер мог рассчитать силу удара, чтобы углубление было везде одинаковым.

В XVI-XVII в.в. секрет типографского сплава русским печатникам был еще не изве-стен, поэтому шрифты отливали из олова. Знаки шрифта хранили в кассах, однако устройство их было не слишком удобным, что сильно замедляло скорость набора.

Для получения книжных иллюстраций и орнаментов гравировали деревянные дос-ки, чаще всего из грушевого дерева. Пилить его на доски нужно было обязательно вдоль ствола. Рисунок для резьбы составляли знаменщики (художники, расписывающие крас-ками и золотом парадные издания). Вырезание зеркального изображения на доске назы-валось "обронной " резьбой. Изготовить доску для одной гравюры удавалось лишь за 2-3 месяца.

На первых порах при печатном стане работали два человека – батырщик и тере-дорщик. Совершенно очевидно, что в процессе создания первых московских изданий Федоров и Мстиславец делили эти должности между собой.

Черную краску для набивки варили в самой типографии из сажи, дорогую же кино-варь покупали. Самым сложным процессом как раз и была двухцветная печать. В ано-нимных изданиях применялась московская техника печати за один проход. При этом всю форму покрывали черной краской, а с литер, предназначенных для красных отпечатков, ее аккуратно стирали, и кисточкой наносили киноварь. Позже перешли к двухпроходной печати сначала с двух разных форм, а затем с одной. Все федоровские издания напеча-таны последним способом.

Перед печатью бумагу увлажняли на мокрой ткани, помогая ей лучше восприни-мать краску.

Готовые оттиски собирали в тетради и каждую выколачивали деревянным молот-ком, не допуская увеличения толщины у корешка. Все собранные вместе тетради вырав-нивали в тисках, после чего обрезали. В парадных изданиях (для подношение царю или патриарху) обрез золотили или окрашивали краской. Для сшивания чаще всего исполь-зовали конопляные нитки в несколько сложений. Переплетными крышками служили доски, обтянутые тканью или кожей. Как правило, в ход шли кожи телячьи или овечьи, реже конские и козьи.

Кожаный переплет нередко украшали тиснением с помощью специального штампа.

Завершалось книжное творение прикреплением к переплету застежек и угловых накладок. Именно эти застежки и помогали продлить жизнь произведениям полиграфи-ческого искусства.

За исключением поворота винта станка для прижатия печатного листа к форме все операции делались вручную.

Работа в типографии была организована недостаточно хорошо и шла медленно, о чем неоднократно свидетельствовали современники. Один стан давал 2400 листов одно-сторонней печати в день. Чтобы отпечатать книгу в двести страниц, нужно было потра-тить около двух месяцев (при условии, что книга печаталась на одном стане). Тираж книг в среднем составлял 1200 экз., хотя могли напечатать и 1070 и 1065 экз. Реже печа-талось 500, еще реже 2400 экз.

2.4. Частные типографы

Частные типографы, появившиеся в XVII веке на Печатном дворе первоначально в качестве арендаторов, а затем отделившиеся от него, выпускали книги не по заказу церк-ви, а в соответствии с потребностями общества и по личному усмотрению, хотя их дея-тельность была подконтрольна и проходила в русле общей издательской политики.

Глава 4. Работники Московского печатного двора

Работники печатного двора: «становые» мастеровые (наборщики, разборщики, те-редорщики, батырщики), непосредственно осуществлявшие тиражирование книги; «роз-ница», то есть мастеровые разных специальностей (знаменщики, резцы, словолитцы, олифенники, рудники, столяры, кузнецы, переплетчики), обеспечивающие этот процесс всем необходимым, а так же приставы и сторожа. Для обслуживания одного печатного стана требовались мастера различных специальностей: 2 наборщика, 4 тередорщика (печатника), 4 батырщика (тот, кто наносит краску), 1 разборщик. Ближайшими помощ-никами мастеров были наборщики, грамотные люди.

Попасть в штат работников типографии было непросто. В основном он пополнялся за счет "новоприбылых" — выходцев из окрестных слобод. При поступлении на работу говорилось, что "быть ему у государева книжного печатного дела в наборщиках, и ника-ким воровством не воровать и государевой казне хитрость не чинить и не бражничать"'. Работа в типографии считалась престижной: известны случаи, когда новичок соглашался уплатить оставшийся после его предшественника "кабальный долг".

В социальном статусе мастерового в первой половине XVII века сочетались черты «тяглового человека» прикрепленного к своему рабочему месту, и наемного работника. С формальной точки зрения за вторую половину столетия сдвигов в этой области не произошло.

Помимо коллективной поруки, мастеровой нес личную ответственность за выпол-ненную им или его станом работу.

Все служащие жили вне типографии, а мастеровые люди были поселены в особой Печатной слободе, у Сретенских ворот.

С ростом количества печатных станов увеличивался и штат типографии. В 1630-е на Московском печатном дворе трудилось 120 человек, позднее — 150. Во главе каждо-го печатного стана стоял мастер, вокруг него — рабочие и ученики.

Старые мастера, первопечатники, были универсалами, делавшими всё сами. Ещё в 1606-1610гг мастер Анисим Радишевский собственноручно изготовлял типографское оборудование, рисовал и отливал шрифты, делал печатные формы, работал гравёром, художником и редактором. Однако уже через несколько лет всем этим занимались раз-ные люди - в типографиях шло быстрое разделение труда.

В печатнях поддерживалась строгая дисциплина. Обязанности мастеровых были строго упорядочены особыми наказами, которые предписывали работникам держать "государево книжное печатное дело" на высоком уровне.

Рабочий день в типографии не был ограничен, но в среднем работники трудились по 11-12 часов в сутки, часто при свечах, которые расходовались там во множестве. От-пуск никому не полагался. В то же время выходных дней у типографского мастерового XVI-XVII вв. было примерно столько же, сколько и у современного работающего чело-века. Отдыхали они по воскресеньям, в церковные праздники (а их было более полусот-ни), в дни именин членов царской семьи. Кроме того, бывали и более длительные пере-рывы в работе, - например, нерабочей считалась первая неделя Великого поста.

За дисциплиной на Печатном дворе следили денщики - дежурные, назначавшиеся из числа самих мастеровых. За прогулы мастеровых и денщиков сурово наказывали штрафами. Существовало даже оригинальное правило, отучавшее работников от прогу-лов "по договорённости", т. е. когда мастеровой просил кого-либо подменить его. В та-ких случаях с не вышедшего на работу взималась полная стоимость дневной выработки, а человек, заменявший его, получал двойную плату. На Московском печатном дворе ца-рила атмосфера строгости и ответственности каждого за свой участок работы - в случае брака или несоблюдения правил с мастеровых взыскивался штраф. Иначе и быть не мог-ло, ведь книгопечатание тогда приравнивалось к делам государственной важности.

Роль своеобразных цензоров, отводимая наборщикам, предполагала высокий в рамках того времени уровень образованности. Помимо этого они должны были обладать профессиональными навыками и до тонкости знать свое ремесло. Именно наборщик формировал облик будущей книги, делала «разметку» страниц, поэтому, если книга пе-чаталась на нескольких станах, наборщики работали вместе «для того чтоб набор в кни-гах был у всех ровен и ни част ни редко»

Организационные функции возлагались на директора типографии и его помощни-ков

4.1. Должностные обязанности работников печатного стана

Должность наборщика – набирать слова, а тередорщика печатать листы, батырщика – ставить чернила, а у каждого стана обретается по два наборщика, по 4 тередорщика, по 4 батырщика и того по 10 человек, которые в деле обретаются не все, но по пяти человек с переменною по 4 дни с отдыхом; и в каждом стану на всякий день печатается по 2400 листов на одной странице листа одне чернила вез киновари; а ежели на оих страницах, то 1200 листов; выходить в два дня для того, что каждый лист в стану печатается по че-тыре раза.

4.2. Отмена подряда

Важным шагом патриарха Иоакима была отмена подряда, существовавшего на че-тырех печатных станах. Он был введен Алексеем Михайловичем для того чтоб, не нару-шая отлаженного ритма работы типографии, начать печатание светских книг. Подряд позволил не частным «штанбам» печатников, а государственной типографии приступить к выпуску книг, прямо отвечающим интересам светской власти. После отмены подряд-ной формы для работы «по уговору» остался один типографский станок, на котором пе-чатались жалованные вотчинные грамоты, листы, антиминсы и другие малообъемные заказы.

Глава 5. Подразделения Московского печатного двора

5.1. Переплетная мастерская

Печатный двор как сложившееся на протяжении XVII века универсальное предпри-ятие мануфактурного типа сосредоточил в своих мастерских не только печатные, но и переплетные работы.

Особое место в деятельности типографии занимала переплетная мастерская. Сюда поступали отпечатанные листы, которые частично переплетались сразу, частично хра-нились в тетрадях. В основном книги переплетались в доски, обтянутые кожей, украша-лись наугольниками и застежками. Книги, предназначенные для дарения членам царской фамилии и знатным особам, оформлялись с особой роскошью. Их золотили по обрезу, на переплетной крышке делали украшения, снабжали дорогими застежками. Вместо обычной кожи применяли сафьян. Книги, предназначенные для массового употребления, облекали в простенькие переплеты или продавали потетрадно.

Начиная с конца XVI века и затем на протяжении XVIII в. переплетное искусство постоянно развивалось и совершенствовалось. В этот период выделяют характерные элементы русских переплетов, орнаментика басм, средников, разновидности жуковин и наугольников. Переплетная мастерская печатного двора изготавливала массовый изда-тельский переплет. В ней трудились в основном перелетчики-профессионалы, но изред-ка к этой работе привлекались мастеровые типографии. Переплетные книги стоили го-раздо дороже, чем книги в тетрадях.

Переплеты делались преимущественно просто без лишних украшений. Деревянные доски обтягивались кожей. Подносные, дарственные экземпляры выполнялись индиви-дуально. «Псалтырь» учебная, напечатанная в 1671 году. Для подарка Алексею Миха-ловичу, была сделана традиционно: «7 книг по обрезу золотом,8 книг с цветками». К концу XVII в. переплетными работами стали заниматься кустари-надомники, которые получали заказы с печатного двора. Иногда к переплетной работе привлекались священ-ники московских церквей, жители посадов. Зачастую оплата велась книгами.

5.2. Правильная палата

Важным подразделением Печатного Двора была Правильная палата, редакторский и корректорский отдел.

Вступив на патриаршую кафедру, Филарет Никитич организовал при самом Печат-ном дворе корпорацию справщиков. Справщики назначались царем или патриархом. Они выбирались из лиц и светских и духовных, но преимущественно искали их в мона-стырях. До середины XVII в. им была предоставлена полная самостоятельность в работе, но в 1674 году был издан указ, запрещающий правку без разрешения патриарха и Собо-ра. Книги прежних лет издания должны были проходить проверку на Московском пе-чатном дворе. Справщики заседали в Правильной палате и составляли из себя как бы по-стоянную комиссию, ведавшую корректурную и редакционную часть издания церков-ных книг. Обычно эта комиссия состояла из пяти лиц: троих справщиков и чтеца с пис-цом. Справщики назначались по указу Великого Государя с благословения патриарха или прямо самим патриархом. Это зависело от личного значения патриарха.

Исправляли ошибки, вкравшиеся «не исправлением от перписующих и многолет-ных обычаев». Следовательно, ошибки, оказавшиеся только в письменных книгах.

Исправление книг производится « по книгам харатейным. Добрых переводов древ-них». О сличении с греческими книгами с греческими подлинниками не упоминается ни слова.

При патриархе Иосифе книгопечатание продолжалось также на основании одних славянских списков, без сличения с греческими.

До половины XVII в. столетия справщики как лица уполномоченные производили исправления книг самостоятельно без особого на то разрешения патриарха. Но впослед-ствии особенно после патриарха Никона начинают появляться указы, направленные к ограничению действий справщиков. Так в 1674 году был издан указ, которым запреща-лось без доклада заведующему типографией производить какие-либо исправления в текстах.

Патриарх Иоаким установил еще новую цензуру перед выходом книги из типогра-фии до выпуска в обращение. Она состояла в том, что новоизданную книгу прочитывали в крестовой палате в присутствии патриарха и после этого, если не оказалось никаких препятствий подносили государю. Этим путем достигались две цели: вносилось однооб-разие в работы справщиков и при общем чтении легче открывались недосмотры и ошиб-ки.

Правительство прилагало все усилия, чтобы Правильная палата была снабжена всеми необходимыми материалами и пособиями для справы книг. После каждого изда-ния правленые экземпляры служившие оригиналом для наборщиков сдавались в Пра-вильную палату и поступали в книгохранилище как документы прежней справы и посо-бие для будущей

С середины XVII в. для исправления текстов стали привлекать греческие источники. Для обучения справщиков греческому языку в Москве была открыта специальная школа греческого учения.

5.3. Библиотека Московского Печатного двора

На протяжении XVII века книгохранилище пополнялось за счет покупки книг у мо-настырей, церквей и у частных лиц. Они включались в опись «черных, кавычных разных, полных и неполных, в розсыпи, драных, гнилых, печатных и письменных и харатейных книг, которые были в переводе у справщиков прошлых лет» .

Библиотека заключала в себе до 40 названий книг печатных и рукописных. Опись составлена была в 1649 году и в ней не упоминается ни одной греческой книги. Со вто-рой половины XVII века и особенно со времен патриарха Никона библиотека печатного Двора начала пополнятся греческими рукописями и различными иностранными издани-ями. В 1653 году по поручению патриарха Никона, в ведении которого находился печат-ный двор, на Восток была отправлена экспедиция, глава которой А. Суханов привёз из Афона в Москву 500 греческих рукописей. Эти книги легли в основу библиотеки Печат-ного двора.

Глава 6. Финансовая система Московского печатного двора

6.1.Оплата труда на Московском печатном дворе

Жалование состояло из фиксированного оклада (выплачивался, как правило, в сен-тябре) и так называемых «хлебны денег». т.е стоимости определенного количества ржи и овса, выплачиваемой деньгами (обычно в феврале) и определяемой представителями казны. Подобная система оплаты труда окончательно установилась еще в первой поло-вине 1640-х гг.

Практика оплаты излишней или «прибылой» работы была упорядочена только в петровское время, когда с 1703 года был введен норматив выработки одного человека, в конце же XVII в., таких нормативов не было, и любое превышение запланированных расходов не вызывало поощрения духовного ведомства, отвечавшего за финансовое по-ложение типографии.

Структура денежного жалования позволяла администрации типографии регулиро-вать общую величину выплат.

6.2.Учет на Московском печатном дворе

Говорить о налаженном учете в полном смысле этого слова не приходится, потому что осуществлялась только регистрация каждого факта выдачи денег или отпуска мате-риалов. В расходных статьях фиксировались записи следующего содержания: « за воск и за смолу и за киноварь и за сурик пять Рублев тридцать алтын ис приему Ивашки Ко-ровина…Иван Мелентьев взял и руку приложил» . Упрощенная система отчетности бы-ла возможна по той причине, что печатание книг шло по отлаженной десятилетиями схеме, и ничего неожиданного или непредвиденного мастера не могли затребовать в Приказе, где четко знали, сколько каких материалов потребуется на ту или иную книгу.

6.3.Доходы Московского печатного двора

Доходы Печатного двора складывались из сумм, полученных от продаж книг. По напечатании книг определялась стоимость печатания и из валовой суммы расходов вы-водилась цена. Часть произведенной продукции поступала на рынок, а часть направля-лась в казну. Основной заказчик – Духовное ведомство покупало книги для пополнения епархиальных собраний.

Глава 7. Книжная торговля Московского печатного двора

Современные данные, в том числе и тысячи записей XVII в. на сохранившихся эк-земплярах книг, свидетельствуют, что уже в первой четверти XVII в. продукция М. п. д. доставлялась во все, даже самые отдалённые места России.

Книжная торговля велась как на самом Печатном дворе, так и в лавках. Первая книжная лавка открылась на Спасском мосту. К XVIII в. многочисленные книжные ла-вочки образовали на этом месте целый книжный базар. В середине XVII века здесь среди прочих торговых рядов выделился Книжный ряд.

Центром распространения изданий Печатного двора являлась московская книжная лавка. Она существовала, так как книга имела свою цену, поступала на рынок. Человек имел возможность заказать нужную ему книгу. Развитая книжная торговля с XVII века. Особенности, отличия от Западной Европы: государственный характер. Московский пе-чатный двор осуществлял как оптовую, так и розничную торговлю. Книги продавать надо «по чем себе стали» (Иван Грозный). Книги продавали не для прибыли, а для про-свещения. Но так было не всегда. После пожара, подняли цену на книгу, чтобы покрыть потери.

Для ускорения продажи тиража использовали принудительную продажу. Далее торговля книгами стала частной. Купцы продавали книги в торговых рядах (место ны-нешнего ЦУМа), Гостиный двор, Спасский мост. Существовал и походячий торг. В 70-ых годах 17 века появляются первые книжные лавки. Следовательно, книжная торговля становится выгодной. В одной из книг была вкладная запись, где напечатано, что ее ку-пили «во вошном ряду».

Заключение

Спустя почти два века после открытия, в 1721 году Московский печатный двор был передан во владение Святейшего Синода и переименован в Московскую синодальную типографию. Но в 1812 году во время пожара здание полностью сгорело, и было приня-то решение построить новый двор по мотивам старого: теперь уже с белокаменными резными колоннами сломанных палат. На фасаде появились солнечные часы, были вос-становлены фигуры льва и единорога. И.Мироновский, архитектор, выдержал стиль рус-ской готики, привнеся в архитектуру восстановленного здания новые черты.

На Никольской улице книги выпускались до 1917 года, потом типография перееха-ла в Троицко-Сергиеву лавру.

Сегодня в здании на Никольской, 15 расположен Московский историко-архивный институт и факультет Российской государственной гуманитарной академии. В данный момент сохранилась только одна постройка с 1679 года – Палата корректоров, которая была восстановлена в 1874 году.

В заключении можно сказать, что открытие Московского печатного двора было бы невозможным без людей способных практически освоить сложный и трудоемкий про-цесс книгопечатания. Таких как Иван Федоров и Петр Тимофеев Мстиславец. Благодаря Московскому печатному двору печатная книга стала мощным фактором создания еди-ного литературного языка. Основание первой государственной типографии подытожило многовековой путь развития технической мысли в России.

  Библиографический список

1.Соловьев А.Н. Государев печатный двор и Синодальная типография в Москве. М., 1903

2.Книга. Энциклопедия. М., Научное издательство БРЭ, 1999

3.Покровский А.А. Печатный Московский двор в первой половине XVII века. М., 1913

4.Кол. авт. Комиссия по истории книжной культуры и комплексному изучению книги РАН; Сост. Ермолаева Мария Алексеевна, Сост. Самарин Александр Юрьевич, Отв. ред. Васильев Владимир Иванович. Федоровские чтения. 2005: [Сборник материалов научной конференции, апрель 2005 г.] М.: Наука, 2005. 660 с.

5.Куприянова Т.Г. Печатный двор при Петре I М.: Мир книги, 1999. 165 с.

6.Поздеева И.В., Пушков В.П., Дадыкин А.В. Московский печатный двор - факт и фактор русской культуры, 1618-1652 гг.: От восстановления после гибели в Смутное время до патри-арха Никона: Исследования и публикации М.: Изд-во Московского городского объединения архивов, 2001.543 с.

7.Лабынцев Ю.А.Улица 25 октября. М.: 1986. 64 с

8.Немировский Е.Л. Возникновение книгопечатания в Москве. Иван Федоров. М.: 1964. 323 с.

9.Куприянова Т.Г, Андреева О.В. Хрестоматия по истории книги. Ч. 1. М.:1995.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении