Всё для Учёбы — студенческий файлообменник
бесплатно
doc

Реферат «Ленинградский институт книговедения» по Книговедению (Сухорукова Е. М.)

27 апреля 1917 года в Петрограде была организована Российская книжная палата, которая 14 октября 1920 года была преобразована в Петроградский институт книговедения, подчинённый Государственному издательству. В 1921 году он получил полную самостоятельность, а в 1926 году присоединён к Государственной публичной библиотеке и стал называться Научно-исследовательским институтом книговедения. В 1929 году он был отделён от Публичной библиотеки снова существовал как самостоятельное научно-исследовательское учреждение вплоть до его ликвидации в 1933 году.

Архив Научно-исследовательского института книговедения хранится в Отделе рукописей Государственной публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, куда поступил в библиотеку в1934 году. Из 619 единиц хранения основная масса относится к периоду с 1926 по 1933 год, т.е. с момента присоединения Института к Публичной библиотеке и до его ликвидации.

Документы научной деятельности Института касаются вопросов истории книги и периодической печати, библиографии, техники и экономики производства книги, методов распространения книги и пр. Институт книговедения уже с самого начала ставил перед собой большие и интересные задачи, о чём можно судить хотя бы по объяснительной записке к его смете на 1921 год.

«Институт ставит своей целью, - говорится в этой записке, - всестороннее изучение книговедения во всём его объёме и подготовку работников в этой области. Его задачами являются:

1) научная разработка теории, методологии и истории книговедения и изучение современного состояния книжного де6ла в России;

2) выполнение различных научных и практических систематических библиографических работ, обнимающих как книги, так и статьи в периодических изданиях;

3) собирание биобиблиографических и иконографических материалов о деятелях науки и литературы в России;

4) составление полного списка русских библиографических трудов о справочных пособий;

5) организация специальной библиотеки библиографических трудов и справочных пособий для широкого пользования научных и культурно-просветительских работников;

6) организация музея книговедения, собирающего материалы для изучения состояния книжного дела в России в прошлом и настоящем;

7) организация постоянной выставки текущих печатных произведений;

8) организация постоянных курсов книговедения в целях подготовки работников в области книговедения и создания кадров библиографов – специалистов;

9) издание различных повременных и неповременных печатных работ по теории, методологии и истории книговедения, библиографических трудов и справочных пособий;

10) устройство публичных собраний для выслушивания и обсуждения, посвящённых вопросам книговедения докладов и рефератов.»

Этой программы Институт придерживался в течение всех лет своего существования, но выполнял ее лишь в меру своих возможностей, которые были ограничены и очень небольшим штатом сотрудников, и скромными денежными ассигнованиями.

В истории Института Книговедения можно установить два основных этапа с такими хронологическими гранами: Ленинградский Институт Книговедения, действовавший как научно-библиографическое учреждение в годы 1920—1925 и Научно-Исследовательский Институт Книговедения, работавшее вначале при Государственной Публичной Библиотеке, затем самостоятельно и явившийся чисто исследовательским книговедческим центром со второй половины 1925 года до 1933 года.

I. Издательская деятельность и вспомогательные учреждения .

Издательская работа занимала значительное место в деятельности Книжной палаты, а затем Института книговедения, что получило отражение в большом количестве документов архива Института. Однако, эти документы, по-видимому, сохранились не полностью, так как существует целый ряд опубликованных работ Института, которые в архиве никак не представлены.

За время своего существования Институт книговедения подготовил к печати и издал значительное количество отдельных работ, сборников и продолжающихся изданий. В архиве хранится список тем статей для периодического издания Института по вопросам производства и экономии бумаги, содержание двух выпусков «Бюллетеня Научно-исследовательского института книговедения» за 1932 г., проспекты издания сборника «Нелегальная листовка», справочника по полиграфическому производству и ежеквартальных сборников «За качество советской книги», а также материалы для отдела хроники этого сборника, присланные разными издательствами страны, московским Научно-исследовательским институтом иностранной библиографии и кабинетом библиографии Уральского педагогического инстиута.

Большое место в документах издательского бюро Института книговедения занимают подготовительные материалы сборника «Книга о книге» (Вып. 1—3. Л., 1927—1929). Здесь хранятся корректуры сборника и рукописи отдельных его статей. Тут же имеются отзывы об этом сборнике, а также о других изданиях Института книговедения .

В 1926—1930 гг. в Институте велась подготовка к изданию журнала «Книговедение» . В архиве хранится выписка из протокола заседания коллегии Института книговедения, где было принято решение об издании этого журнала, отношение Института в Главнауку с просьбой о разрешении этого издания, программа журнала на 1928—1930 гг. и объявление о приеме подписки. Кроме того, сохранились рукописи и корректуры некоторых статей для журнала «Книговедение». Имеются также протоколы заседаний издательского бюро (от 9 марта и 7 мая 1932 г.) по поводу издания «Трудов Научно-исследовательского института книговедения».

Д,о Октябрьской революции в России не существовало широко поставленной специальной подготовки работников типографского, издательского и книгопродавческого дела; большинство ограничивалось лишь практической выучкой «в мальчиках», приобретая таким путем лишь технические навыки, обязательные в этих отраслях книжного дела. Необходимого знания в области книговедения в целом у них не было.

Эту миссию взял на себя Петроградский Институт Книговедения в 1920 г., совместно с Русским Библиографическим Обществом.

С 9 мая по 1 июля 1920 г. впервые в России были организованы краткосрочные Курсы Книговедения.

Количество слушателей, прошедших данные Курсы, составляло 106 человек и это явилось показателем той назревшей общественной потребности в организации планомерной подготовки работников книжного дела, которая требовала себе удовле-творения.

Учитывая последнее обстоятельство, Институт Книговедения пришел к заключению о необходимости сделать Курсы Книговедения постоянными, что было одобрено упоминавшейся выше Московской Библиографической Конференцией и принято Государственным Издательством, в ведении которого тогда находился Институт Книговедения. Несмотря на это, никаких кредитов па данное начинание Института Госиздатом отпущено не было, в силу чего Курсы и не были обращены тогда же в регулярно действующие.

Наступившее в конце 1921 г., с переходом к НЭП'у, большое оживление издательского и книготоргового дела снова поставило перед Институтом вопрос об организации Курсов Книговедения, но уже по более расширенному плану в сравнении с Курсами предшествовавшими.

Эти вторые Курсы Книговедения Функционировали с 14 мая по 10 сентября 1922 года, при чем количество учебных часов равнялось 150 вместо 83 часов Курсов 1920 года.

Два указанных созыва Курсов Книговедения имели одну и ту же установку на общее ознакомление слушателей со всею широтою проблем в области книговедения. При том многообразии предметов и ограниченности времени на их прохождение, которые находили место в учебных планах обоих Курсов, естественно, не было возможности для углубленной и специальной подготовки слушателей в различных отраслях книжного дела. Курсы имели значение скорее просветительно-популяризаторское, чем практическое.

Но по мере развития книжного дела и роста требований со стороны самих слушателей по сводным данным проведенных среди них анкет, Институт Книговедения при организации следующих Курсов поставил перед ними рядом с теоретическими и чисто практические задачи.

Поэтому третьи Курсы Книговедения, длившиеся с 24 ноября 1923 г. по 21 Февраля 1924 г. имели уже соответствующим образом переработанную программу, применительно к современным требованиям науки о книге и обнаружившимся практическим потребностям.

Практический уклон Курсов Книговедения еще более четко был представлен на Курсах 1924-1925 учебного года, продолжавшихся с 15 декабря 1924 г. по 30 июля 1925 года.

В учебный план данных Курсов, помимо лекционных занятий, которым придавался лабораторный характер, были введены и практические занятия семинарского типа по таким предметам: Библиографии, Библиотечной технике, Десятичной классификации.

Таким образом, краткосрочные Курсы Книговедении в конечном счете, превратились в постоянно-действующее учебно-вспомогательное учреждение Института Книговедения.

В декабре 1926 года организован Техникум Печати, являвщийся научно-вспомогательным учреждением Института, и представляющий единственное в СССР профессиональное учебное заведение с 3-х годичным курсом обучения, имеющее своею целью теоретическую и практическую подготовку специалистов средней квалификации в области газетно-журнального и книжного дела. Техникум Печати имеет в своем со-ставе два Отделения: а) Газетно-Журнальное и б) Книжное.

В 1927 году при Институте была организована аспирантура.

.Музей Книги, являющийся с одной стороны учено-показательным, с другой — учебно-вспомогательным учреждением Института, представлял сосредоточие иллюстративного материала, который наглядно демонстрирует историю, теорию и практику книговедения в России и за границей. К осени 1928 года переоборудован Музей Книги был заново переоборудован в Музей книгопроизводства, который имеет в виду возможно полнее представить картину современных достижений в области производства книги, заключая в себе следующие отделы: I отдел— Истории книгопроизводства; II отдел — Книгоиздательства с двумя подотделами: а) редакционным и б) издательским; III отдел — Производственный с подотделами: наборным, стереотипным, словолитным, печатным и переплетным; IV отдел— Репродукции с подотделом книжной графики; V отдел — Технологии. Указанные отделы Музея будут представлять свою спецификацию в виде: а) сырого продукта, б) полуфабриката, в) готового фабриката и г) аналитических процессов производства. Сконструированный в таком виде Музей явится необходимой базой для исследовательских работ Института в области книгопроизводства.

Специальная Библиотека Библиографических и Справочных пособии представляла собою собрание книговедческих и био-библиографическнх материалов, полученное: во — первых, путем отбора книг бно-библиографического характера из архива Главного Управления по делам печати, во — вторых, через приобретение библиотеки известного библиографа В. И. Саитова, части библиотеки покойного книговеда И. М. Лисовского, библиографической библиотеки Русского Библиологического Общества и, наконец, при посредстве отбора соответствующих книг из числа обязательных экземпляров, получавшихся Институтом с самого начала его существования. Все собранные материалы составляют около 25 тысяч томов.

Консультационно-Справочное Библиорафическое Бюро имело в своем распоряжении большую картотеку книг и журнальных статей за годы революции, занималось выдачей справой н консультаций библиографического характера по письменным и устным запросам, исходившим от организаций, коллективов, учреждений и от частных лиц.

Литературно-Библиографическое Собрание проф. С. А. Венгерова поступило в пользование Института Книговедения, согласно предсмертной воле его владельца, осенью 1920 г. Оно заключает в себе огромную библиографическую картотеку (до 2 милн. карточек) книг и журнальных статей до 1912 года, затем библиотеку и литературный архив, в который входят два собрания автобиографий русских писателей и ученых и письма к С. А. Венгерову.

Типо-лаборатория является с одной стороны учебно-вспомогательным учреждением, поскольку в ней ведутся практические занятия слушателей Техникума и с другой—местом экспериментальных исследований отдельных процессов книгопроизводства, осуществляемых научными сотрудниками Института.

I. Исследовательская работа института Книговедения.

1.Институт в 1920 – 1925 годы.

В свою очередь, в первом этапе существования Института нужно отметить следующие 3 периода его организационной стройки, которые обусловливали и соответствующие направление работы:

1. I период охватывает время с октября 1920 года по январь 1922 года, когда Институт находился в ведении Государственного Издательства и имел структуру, предусмотренную вышеуказанным постановлением Редакционной Коллегии Госиздата.

2. II период времени в жизни Института начинается с января 1922 года с переходом его в ведение Главного Управления научных учреждений, что вызывает изменения в общей конструкции Института и приводит к выработке особого «Положения о Петроградском Институте Книговедения», по которому он существовал до ноября 1924 года.

3. III период в истории существования Института относится к двум последним месяцам 1924 года и первой половине 1925 года, когда на протяжении 8 месяцев происходила дважды реорганизация Института и вырабатывались новые проекты его устава.

В I-ый период существования Института, когда руководство всей его деятельностью лежало на Коллегии и Научном совете, во главе с директором Института академиком Н.К. Никольским и учёным секретарём А.Г. Фоминым обозначилось полное отсутствие ясности и чёткости в разграничении его функций с Московской Центральной Книжной палатой. Попытка размежевания работ этих двух учреждений была сделана на специальном библиографическом совещании при Центральной Книжной Палате, состоявшемся 15 декабря 1920 года при участии представителей Центральной Книжной Палаты, Института Книговедения, Государственного Издательства, Библиографического Общества при Московском Университете, Русского Библиологического Общества, Отдела научных библиотек и Румянцевского Музея. По заслушивании доклада об Институте Книговедения Совещание вынесло постановление о направлении и сущности работ Института,, по которому ему была предоставлена возможность библиографирования книги периодической печати с 1921 года, поскольку эта работа связана с его задачами. Приведённые постановления Библиографического совещания не имели, однако, никакого жизненного применения, а мысль о составлении полного каталога русских книг была отвергнута Коллегией Госиздата, ввиду несвоевременности этой работы в эти годы.

Во II-ом периоде жизни Института, в связи с переходом его в ведение Главного Управления Научных Учреждений, Советом института были внесены следующие изменения в общую структуру Института: существовавшее до тех пор деление Института на Отделы было уничтожено, Институт составил единое целое с тремя научно-вспомогательными учреждениями: 1) специальной библиотекой библиографических и справочных пособий, 2) Музеем Книговедения и 3) Библиографической картотекой, библиотекой и архивом профессора С.А. Венгерова. Кроме того за Институтом была сохранена организация постоянных Курсов Книговедения.

Для общего наблюдения за научной деятельностью Институт и руководства администрацией и финансово-хозяйственной частью, было образовано Правление в составе директора, академика Н.К. Никольского, его помощника М.Н. Куфаева и учёного секретаря А.Г. Фомина; руководство же научной деятельностью Института было сохранено за существовавшим раньше Учёным Советом в составе членов Правления и учёных библиографов. Такая организационная структура Института сохранялась до присоединения его к Государственной Публичной Библиотеке. 19 мая 1922 года Советом Института было утверждено Положение об Институте, согласно которому перед Институтом были поставлены следующие задачи: 1) научная разработка вопросов книговедения во всём его объёме, 2) библиографирование печатных произведений, популяризация вопросов книговедения и подготовка работников книжного дела.

III-ий период существования Института начался с ноября 1924 года, когда новый состав Правления в лице директора В.В. Сиповского, помощника директора М.В. Черноокова и учёного секретаря Е.В. Самойлова, приступил к реорганизации Института и разработал проект нового устава, по которому Институт предполагался, как учреждение научно-исследовательское и научно-практическое в одно и то же время.

Этот проект нового устава, не получив утверждения в руководящих сферах Главнауки, уступил место новому проекту другого устава Института Книговедения, который был разработан в апреле 1925 года другим уже Правлением в составе директора И.С.Книжника, помощника директора С. М. Закс-Гладнева и учёного секретаря Л.В. Булгаковой.

Нужно заметить, что последняя разработка нового устава Института Книговедения была вызвана ещё и внешним поводом: согласно декрету Совнаркома от 17 февраля 1925 года, опубликованному в «Собрании узаконений и распоряжений Рабочее-Крестьянского Правительства» за № 14 от 3 апреля, Институт Книговедения был превращён в научно-исследовательское учреждение, заняв место в общем списке Исследовательских Институтов.

В связи с этим новые задачи и новая структура Института были намечены в совершенно новом идеологическом уклоне. Перед Институтом были поставлены следующие цели: 1) организация научных исследований в области теории, истории и практики книговедения на основе диалектического материализма; 2) изучение в том же духе вопросов книговедения, вызываемых государственными потребностями; 3) подготовка научных работников в области книговедения и 4) популяризация научных знаний по книговедению в духе революционного марксизма и ленинизма.

Общая структура Института Книговедения наметилась в виде четырёх отделов: 1) Научно-Исследовательского, 2) Научно-Практического Производственного, 3) Учёно-Вспомогательного и Учебно-Показательного и 4) Издательского.

В научно-Исследовательском Отделе предполагалась разработка и исследование вопросов теории, истории и практики непериодической и периодической печати, статистики и экономики книги, теории и методологии библиографии.

Научно-Практический Производственный Отдел с тремя подотделами: а) инвентарно-экспедиционным; б) подотделом периодики и в) подотделом непериодических изданий – должен был ведать, во-первых, получением, разбором, учётом и распределением присылаемого в Институт обязательного экземпляра всех печатных произведений, во-вторых, описанием и расписыванием периодической и непериодической печати (книг, журналов и газет) и проверкою на практике новых методов библиографирования.

Отдел Учёно-вспомогательный и Учебно-Показательный должен был сосредоточить в себе: 1) Консультативно-Справочное Библиографическое Бюро, систематизирующее библиографические карточки из подотделов периодики и непериодических изданий, ведущее плановую работу по подготовке библиографических указателей на отдельные темы по различным отраслям и выдающее справки по вопросам прикладной библиографии, 2) Библиотеку, состоящую из био-библиографических пособий и справочников, 3) Музей Книговедения, демонстрирующий на своих экспонатах истории, теорию и практику печати в СССР и за границей, 4) Литературно-библиографическое собрание профессора С.А. Венгерова и 5) Курсы Книговедения.

Издательский Отдел с общим девизом «Книговедение на службе Революции» должен был заниматься изданием периодических и непериодических библиографических указателей и научно-исследовательских работ по теории, истории и практике книговедения, составляемых научными сотрудниками Института.

Данный проект нового устава Института Книговедения, получив в Главнауке словесное одобрение, не имел, однако, формального утверждения, а вскоре затем со второй половины 1925 года Институт вступил в четвёртый период своей жизни после присоединения к Государственной Публичной Библиотеке, когда он начал новое существование по новому положению об Исследовательских институтах.

Характер и содержание научной работы Ленинградского Института Книговедения во все периоды его существования, с одной стороны, были обусловлены теми задачами, которые стояли перед ним как научно-библиографическим учреждением, с другой – той материальной базой, на которую опирался Институт, постоянно пользовавшийся всегда жёстким бюджетом Наркомпроса.

В центре внимания Института в области его научной работы во все времена стояло не книговедение в целом, а библиография, чисто библиографическая обработка той текущей печатной продукции РСФСР, которая доставлялась в Институт в порядке обязательного экземпляра.

Книжная палата, послужившая основой Института книговедения, занималась сбором обязательного экземпляра печатной продукции, выходившей в стране, и ее регистрацией, а также регистрацией издательств, книжных магазинов и общественных библиотек. В Книжную палату поступали запросы как от учреждений, так и от частных лиц о высылке издаваемой ею «Книжной летописи», а также литературы по разным темам (ед. 180—185). Подобные просьбы приходили и из-за границы. В 1919 г. к Книжной палате было присоединено Бюро для учета деятелей науки, литературы и общественности в России, которое затем сохранялось до 1921 г. в составе Института книговедения как комиссия «Наука в России». Эта комиссия работала совместно с Академией наук, куда она и была передана в 1921 г.

Продолжая работу Российской Книжной Палаты в Ленинграде в области периодики, Ленинградский Институт Книговедения прежде всего занимался регистрацией всех повременных изданий (журналов, газет), выходящих в РСФСР, с целью составления их алфавитного и систематического списков.

Такие списки повременных изданий в законченном виде имеются в Институте за все революционные годы, начиная с 1917 кончая 1925 и толь (списки в 1917 и 1918 года напечатаны), и только абсолютное отсутствие у Института средств на издательство лишило его возможности своевременного опубликования этих готовых работ.

Параллельно регистрации повременных изданий, в Институте велась внутренняя библиография периодики в виде постатейного расписывания выходящих в печати журналов. Такое библиографирование распространилось на все без изъятия журналы продукции 1917-1921 годов. Начиная с 1922 года, в силу целого ряда причин, внутренних и внешних, журналы подвергались в одних случаях частичному и ограниченному расписыванию, в других – более подробному и иногда довольно полному.

Расписыванию не подвергались только бюллетени ведомственного и официального содержания и журналы, посвящённые статистике, финансам, праву, торговле, почте и телеграфу, медицине охоте, шахматам, спорту, играм и забавам и произведения для детей.

При этом постатейном расписывании обзоры литературы , равно как и все, хотя бы небольшие указатели литературы, встречающиеся в отдельных статьях, расписывались по всем отраслям знания. Рецензии на отдельные книги расписывались во всех случаях, когда рецензируемая книга относилась к одному из тех отделов, статьи которых подвергались расписыванию.

Одновременно с библиографической работой в области периодической печати в Институте велось библиографирование книг, которое заключалось: во-первых, в составлении алфавитного и систематического каталога всей книжной продукции путём расклейки «Книжной летописи», во-вторых, в постатейном расписывании всех сборников коллективного авторства, в-третьих, в библиографировании книговедческого материала в виде отдельных книг или самостоятельных статей, или отдельных глав, или даже самых незначительных заметок в книгах и сборниках.

Результатами указанных работ явились: 1) сводный алфавитный каталог всей непериодической печати за годы революции 1917 – 1925, 2) систематический каталог книг за 1924 год, 3) картотека статей по всем отраслям знания из книжных сборников за революционное время (1917-1925 года), 4)систематическая картотека по книговедению, включающая в себя библиографический материал за годы 1923-1925, распределённый по таким разделам: общие и частные вопросы книговедения (например, история книги, гравюры, ex libris’а, история революционной печати, законодательство о печати, печать на Западе и т.п.), газетоведение, журнализм, издательское и книгопродавческое дело, типографическое дело, библиография.

Библиографическое Совещание, созывавшееся Центральной Книжной Палатой, 15 декабря 1920 года, вынесло постановление о необходимости применения Институтом десятичной классификации. Ввиду этого весь библиографический материал, собранный Институтом Книговедения в результате его библиографических работ над произведениями текущей печатной продукции, подвергся индексации по десятичной системе.

Параллельно отделам библиографической обработки книг и повременных изданий в Институте Книговедения в первый год его деятельности (1920-1921) существовал отдел собирания биобиблиографических материалов о деятелях науки и литературы в России, унаследованный от Российской книжной палаты и упразднённый с начала второго периода существования Института в январе 1922 года.

Его работа в недрах Института Книговедения состояла в следующем: во второй половине 1920 года было начато и закончено описание портретов русских деятелей, помещённых в книгах, журналах и на отдельных листах в 1917 и 1918 годах. Потом этот труд был опубликован под названием «Русские портреты 1917-1918 годов». В течение 1921 года входящая в состав отдела Комиссия «Наука в России» приготовила к печати 2-ой выпуск справочника (1919-1920) об учреждениях, обществах и высших учебных заведения Петрограда. (Справочник издавался Институтом совместно с Академией наук).

Научным коллективом Института была составлена Инструкция по расписыванию журналов и сборников на отдельные статьи, входящие в их состав. Инструкция эта была издана отдельной брошюркой под названием «Инструкция для постатейного расписывания периодических изданий».

Затем учёным персоналом Института была выработана собственная библиографическая классификация, которая в переводе на французский язык была сообщена Брюссельскому Международному институту.

В начале 1925 года в Институте действовала Комиссия по разработке вопроса о предметной классификации, в состав которой входили учёные библиографы Института и специалисты этого вопроса в Ленинграде.

Выставки, устраиваемые Институтом, имели в виду, во-первых, ознакомление с вновь выходящими печатными материалами широких кругов населения, во-вторых, пропаганду книги в различных её формах, видах и эпохах. За время существования Института Книговедения им было организовано 8 выставок, из которых 6 было посвящено книге и 2- писателям (Пушкин, Толстой).

В III-ем периоде существования Института разработан был широкий план его издательской деятельности с общим девизом «Книговедение на службе революции», предполагавший издание журнала под тем же названием п выпуск 2-х серий библио-графических указателей для низовых работников и для специалистов. Осуществление последнего издания Институт предпринял через издательство «Прибой», с которым заключил соответствующий договор и сдал в печать 6 указателей. По независящим от Института обстоятельствам издательство «Прибой» ограничилось только выпуском одного «Указателя литературы но женскому вопросу», остальные же, пролежав в портфеле издательства в течение года, так и остались ненапечатанными, несмотря на обязательства договора, имевшегося у Института с «Прибоем».

В этом же предпоследнем III периоде существования Института Книговедения, когда сделана была попытка новой идеологической установки его деятельности, вопрос об Институте был поставлен на заседании Агиотдела Ленинградского Губкома 24 июня 1925 г., которое по докладу И. С. Книжника и Л. В. Булгаковой вынесло постановление во-первых, о централизации дела библиографии и книговедения в общегосударственном масштабе при Институте Книговедения, во-вторых, о привлечении к работам в этом направлении, кроме Главнаукп, еще и Главполитпросвета, Культотдела ВЦСПС, Коммунистической Академии и других научных и партийных учреждений.

В конце июня 1925 года при Главнауке состоялось методическое совещание по вопросу об организации библиографического дела в связи с переустройством соответствующих учреждений, на котором были вынесены следующие постановления: «А. Признать разграничение сферы деятельности Института Книговедения, Книжной Палаты и Института Библиотековедения следующим образом: 1) Институт Книговедения — строго научно-исследовательская работа, к каковой он должен приступить немедленно в первую очередь. 2) Книжная Палата—описательная библиография. 3) Институт Библиотековедения — библиотековедение. Б. Признать необходимым и целесообразным для развития научно-исследовательской работы Института Книговедения присоединение его к Публичной Библиотеке с сохранением его самостоятельности в научной работе, как Научно-Исследовательский Институт при Публичной Библиотеке.»

Это Положение поставило перед Институтом следующие задачи: а) всестороннюю научную разработку вопросов книговедения в целом, в его истории, теории и практике, с особым выделением исследования экономики и социальной роли книги, а также истории русской книги, в частности революционной книги СССР; б) изучение с научной точки зрения вопросов книговедения, вызываемых государственными потребностями; в) подготовку работников-книговедов, и г) популяризацию научных знаний в области книговедения.

Для осуществления указанных задач в составе Института были организованы 3 Секции: I Секция — Эволюции книги со стороны техники и содержания; II Секция — Экономики н социальной роли книги; III Секция — Теории и методологии библиографии,. и сохранены 5 вспомогательных учреждений: Музей Книги, Библиографическая Библиотека, Консультационно-Справочное Библиографическое Бюро, Литературно-Библиографическое собрание проф. С. А. Веигерова и постоянные Курсы Книговедения.

В таком виде Положение об Институте получило утверждение в соответствующих инстанциях и Фактическое осуществление в жизни с начала 1926 года.

Общее руководство деятельностью Института легло на директора и Коллегию в составе: директора А. Е. Плотникова, ученого секретаря Л. В. Булгаковой, заведующего I Секцией А. И. Малеина, заведующего II Секцией (директор), заведующего III Секцией А. Г. Фомина, представителей Государственной Публичной Библиотеки В.Э.Банка и И.И.Яковкина и представителя Отдела Печати Сев. Зап. Бюро ЦК ВКП (б) П. И. Болдина.

2. Научно-исследовательский Институт Книговедения.

Новый этап существования Института , развёртывающийся до 1933 года, начинается во второй половине 1925 года, после преобразования Института в научно-исследовательское учреждение и присоединения его к Государственной Публичной библиотеке. Исследовательская работа в Институте книговедения проводилась по секциям, а внутри секций — по комиссиям и рабочим группам в форме эксперимента, анкетных обследований издательств, типографий, книготорговой сети и т. п., разработки отдельными сотрудниками научных и технических тем, связанных с полиграфической промышленностью, с последующим обсуждением их докладов на научных заседаниях. Лучшие работы публиковались как в изданиях Института книговедения, так и в других издательствах.

Однако внутри этого этапа также можно выделить определённые периоды, что связано с изменением внутренней структуры Института.

a. Деятельность в 1926 - 1928 годы.

Деятельность Научно-исследовательского Института в указанный период определяется новым Положением об Институте, рассмотренным Библиотечной Комиссией ГУС’а 28 февраля 1927 года. Этим положение6м перед Институтом ставились следующие задачи: 1) организация и проведение исследовательских работ в области истории, теории и практики книжного и газетно-журнального дела, вызываемых государственными потребностями; 2) исследование вопросов экономики, производства и социальной роли книги, газеты, журнала, а также вопросов организации книжного и газетного хозяйства в соответствии с практическими нуждами партийно-советской печати; 3) проведение исследований в области книговедения, имеющих производственное значение для Государственной Публичной Библиотеки; 4) подготовка и переподготовка работников практиков и теоретиков книжного и газетно-журнального дела и 5) популяризации научных знаний в области книговедения, журналистики и газетоведения.

Научно-исследовательская деятельность Института в течение указанного времени складывалась из коллективных и индивидуальных работ, проводившихся в 4-х секциях: I-й – истории книги; II-ой – экономики, производства и социальной роли книги; III-й – теории, методологии и IV-й – журналистики и газетоведения. Секционное деление работы Института уточняло деятельность его отдельных частей и создавало возможность наибольшего привлечения практиков и теоретиков книжного дела, работавших в 11 постоянно действовавших при Институте Комиссиях. Эта работа в свою очередь дополнялась деятельностью 5-ти научно-вспомогательных учреждений Института, к которым относится: Библиотека, Литературно-библиографическое собрание С.А. Венгерова, Музей Книги, Техникум Печати и находящаяся при нём Типо-лаборатория.

Общее руководство научной деятельностью Института лежало на его Коллегии в составе: директора А.Е. Плотникова, учёного секретаря Л.В. Булгаковой, заведующего I-ой Секцией А.И. Малеина, заведующего II-ой Секцией П.И. Болдина, заведующего III-ей Секцией А.Г. Фомина и временно исполняющего обязанности заведующего IV-ой секцией П.А. Корыхалова.

Имея предметом своего изучения—исследование эволюции книги от рукописного свитка и инкунабулов, от древнерусской, старопечатной книги до образцов книги нашей современности, I-я Секция в течение указанного времени сосредоточила свое внимание на изучении русской дореволюционной книги, останавливаясь, главным образом, на нелегальных изданиях, запрещенных царской цензурой, на страницах которых пробивались первые ростки русской революционной мысли, впервые зарождалась пропаганда социалистических идей.

Одновременно с этим Секцией велось исследование вопросов древнерусской книжности и письменности, древнерусских рукописей и старопечатных книг. Достаточное место было уделено и изучению иностранной книги.На заседаниях доклады делали в том числе А.И.Малеин и М.Н.Куфаев.

В задачи II-ой Секции входит изучение экономических и социальных проблем книжного дела, а также всестороннее исследование производственных процессов создания книги, как продукта человеческого труда.

Исходя из указанных задач II-ая Секция за отчетный период 1926 27—1927/28 академических года занималась изучением вопросов книжного хозяйства СССР, исследованием процессов техники и организации книжного производства и проработкою тем о методах пропаганды книги и активного книгораспространения. Строя свою деятельность, главным образом, на изучении книжной продукции СССР, Секция в то же время вела некоторые работы и в области учета состояния книжного дела на Западе и в Америке.

По своему содержанию доклады, обсужденные Секцией, распределяются таким образом: а) общим вопросам методологии книжного дела был посвящен 1 доклад; б) экономике книги— 9 докладов; в) организационно-хозяйственным и редакционным вопросам книгопроизводства—5 докладов; г) технике кинопроизводства—4 доклада; д) книжной графике—3 доклада и е) вопросам социальной роли книги—6 докладов.

Одновременно с проведением указанных докладов, деятельность Секции выражалась в работе следующих специальных комиссий: 1) Комиссии по книгопроизводств (изучение и установление законов по оформлению внешней стороны книги; общее руководство - И. Д. Галактионов и А. К. Шульц.; 2) Комиссии по экономике книги (исследование наиболее актуальных вопросов экономики книги, имеющих практическое значение для советского книжного рынка и книжных работников; руководство работами - П. И. Болдин

и Л. В. Булгакова) и 3) Комиссии по изучению книжной графики (исследование проблем книжной графики путем проведения специальных докладов в Комиссии и на пленумах IIСекции. организации соответствующих экспериментальных работ и путем устройства специальных выставок и конкурсов).

Кроме проведения исследовательской работы в указанных направлениях, Секцией были предприняты также мероприятия научно-просветительного значения, в виде устройства 6-ти выставок, из которых одна была посвящена советской печатной продукции за 10 лет, одна—иностранной литературе по книжному делу и четыре выставки были посвящены книжной графике.

III-я Секция (теории, методологии и истории библиографии), ставя перед собой задачи разработки: а) общих вопросов библиографии и ее теории, б) общих вопросов методологии библиографии, в) методов библиографирования и аннотирования отдельных видов печатных произведений, г) методов составления различных видов библиографических указателей и д) истории библиографии, в течение указанного периода 1926—1928 гг. в первую очередь занималась изучением наиболее актуальных проблем современной библиографии, уделяя преимущественное внимание разработке общих вопросов методологии библиографии.

Соответственно стоящим перед Секцией задачам и очередным проблемам производственного плана, распределение пленарных докладов по их содержанию представляется в следующем виде: общим вопросам библиографии и ее теории уделено

7 докладов; общим вопросам методологии библиографии—11 докладов; методам библиографирования и аннотирования отдельных видов печатных произведений—3 доклада; методам составления библиографических указателей—5 докладов; истории библиографии—2 доклада.

Значимым представляются доклады Л. В. Булгаковой, А. Г. Фомина, А. И. Малеина.

Наряду с индивидуальными научными докладами, выполненными по определенному производственному плану и обсужденными на пленарных заседаниях Секции, в указанный период времени производились коллективные работы в следующих, состоящих при Секции, Комиссиях: 1) Комиссии по аннотации (поставила своей задачей выработку инструкции по составлению аннотаций и на 4-х проведенных заседаниях продолжала работу, начатую в предшествовавшем академическом году; руководство работами - А. М. Белов), 2) Комиссии по методам библиографирования газет (разра-ботка вопросов библиографирования газет; руководство - Л. В. Булгакова), 3) Комиссии по библиографированию русских изданий, запрещенных царским правительством (составление сводного указателя этих изданий; руководство - А. Г. Фомин) и 4)Комиссии по иностранной библиографии (коллективное изучение иностранных указателей периодических изданий и их предметных рубрик; руководство работами - В. Э. Банк).

Общее руководство работой III Секции принадлежало А. Г. Фомину.

IV-я Секция (журналистики и газетоведения) имела целью научную разработку вопросов журнала и газеты в связи с их историей, производством, экономикой и социологией, изучает характер и качество основных видов журнально-газетнои продукции и исследует вопросы хозяйства и организации периодической печати. Секция организовалась в апреле 1927 года, планомерная же ее деятельность развернулась лишь в 1927—28 академическом году. В период с октября 1927 года по июль 1928 года проведено 7 пленарных заседаний, на которых обсуждено 7 докладов, распределяющихся по своему внутреннему содержанию следующим образом: вопросы методологии журналистики и газетоведения — 2 доклада, история и современное состояние периодической печати Запада — 3 доклада, специальные вопросы газетоведения и газетного дела — 2 доклада.

В деятельности IV Секции необходимо еще отметить следующие ее мероприятия. В мае 1927 года Секцией было устроено совещание специалистов полиграфической промышленности, посвященное обсуждению вопросов качества газетной продукции. Совещание пришло к заключению о необходимости технической переписи газет СССР.

В связи с 15-летием газеты „Правда", Секцией был организован „Вечер воспоминаний старых «правдистов» и выпущено специальное издание — брошюра „История «Правды» в датах и числах 1912—1927 гг."

В плане работ по изучению организации газетной редакции Секцией проведено специальное совещание, посвященное вопросу „Практика редакционной работы русских дореволюционных газет", в котором приняли участие старейшие журналисты Ленинграда, в количестве 15 человек. Членами собрания были сделаны сообщения о штатах и строении редакций, о распределении работ, о репортаже, корреспондентах, о телеграфных агентствах, о цензуре, верстке, тиражах и условиях распространения, об оплате труда в дореволюционных газетах.

Непродолжительное существование IV Секции не позволило в первый же год осуществить ее работу в предположенных размерах. Много времени было затрачено на организационное оформление самой Секции. Тем не менее, деятельность Секции встретила живейший отклик со стороны практических работников печати, подтвердивших жизненность этого нового начинания Института.

Общее руководство работами Секции временно было возложено на П. А. Корыхалова.

Приведенную характеристику работ I, II, III и IV Секций Института в период двух указанных академических лет необходимо дополнить указанием на те доклады, которые заслушивались на объединенных заседаниях пленума всех четырех Секций Института.

Таким образом состоялось 4 пленарных заседания всех Секций Института, на которых обсуждено 7 докладов, посвященных следующим темам: Ленин и печать — 2 доклада; эволюция книги—1 доклад, библиография—2 доклада; история периодической печати—2 доклада.

Общие итоги научно-исследовательской деятельности Института в период времени с октября 1926 года по июль 1928 года, т. е. в течение 19 рабочих месяцев, выразились в проведении 79 заседаний пленума Секций, на которых было обсуждено 97 секционных докладов и 50 заседаний 11 Комиссий, всего же с секционными—129 заседаний.

Характер и общее направление работ Института определились задачами имеющихся в его составе четырех Секций причем основными из них явились: 1) изучение эволюции русской книги, в частности, запрещенной и нелегальной книги дореволюционных лет и книги прогрессивной общественности-2) исследование общих проблем экономики книги; 3) разработка новой марксистской системы классификации наук и всякого рода инструкций и схем по вопросам библиографирования и статистического учета книжно-газетно-журнальной продукции и 4) изучение теоретических исследований и практической постановки книжного дела за границей.

Результатом научных работ Института явились его издания, частью выпущенные в свет, частью находящиеся в печати.

В таком виде рисуется работа Института Книговедения как исследовательского учреждения при Государственной Публичной Библиотеке. Необходимо отметить, что деятельность Института за это время протекала в чрезвычайно неблагоприятных условиях: ограниченность его штатов, исчисляющихся лишь 10-ю научными единицами, крайняя скудость средств на научные расходы, отсутствие печатного органа, где бы опубликовывались исследовательские работы Института, ряд жилищных неудобств—все это вместе взятое лишало Институт возможности наладить и повести работу в тех пределах и рамках, в той методологической установке, какая представлялась наиболее целесообразной и необходимой.

Наряду с чисто научным значением доклады сыграли в работе Института ту огромную роль, что они способствовали выявлению и объединению вокруг Института всех книговедческих сил, всех разнообразных кругов книжных и газетно-журнальных работников Ленинграда.

Дальнейшее развертывание работ Института будет в значительной мере опираться на Техникум Печати, так как Техникум с его Типо-лабораторией явится тою реальною базой, на которой получит развитие вся экспериментальная исследовательская работа Института.

б. Институт в 1928 - 1930 годы.

Работа Научно-Исследовательского Института Книговедения в течение двух академических лет претерпела значительные изменения как по характеру своего содержания, так и по масштабу тематического охвата проработанных проблем, в связи с той реорганизацией, которая имела место в жизни Института за это время.

Прежде всего в истекшей период состоялось отделение Института Книговедения от Государственной Публичной Библиотеки и превращение его в самостоятельное научно-исследовательское учреждение (октябре 1929 года).

В центре внимания реорганизованного Института были поставлены: 1) проработка экономических и социальных проблем книжно-газетно-журнального дела, 2) исследование процессов техники и организации производства книги, журнала и газеты, 3) проведение научных работ в области истории и теории книговедения.

Указанная целевая установка Института Книговедения определила собою и его новую структуру в виде 3-х Секций: I — Секции экономики, производства и социальной роли книги, II— Секции газетоведения и журналистики и III — Секции теории

и истории книговедения.

Такое организационное переустройство Института естественно отразилось не только на его производственных планах, охвативших наиболее актуальные проблемы книговедения, но и на примененных методах работ, эволюционировавших от индиви-дуальных докладов к коллективным проработкам отдельных тем.

Намеченные производственным планом исследования проводились, главным образом, в специальных Комиссиях, действовавших при отдельных Секциях Института: 1) Комиссии по кинопроизводству и 2) Комиссии по книгораспространению — при Секции экономики, производства и социальной роли книги, 3) Комиссии редакционно-издательской и 4) Комиссии по изучению распространения периодики — при Секции журналистики и газетоведения, причем последняя сконструировалась лишь в особом квартале 1930 года, 5) Комиссии по теории книговедения, 6) Комиссии исторической и 7) Комиссии по подготовке кадров работников печати — при Секции теории и истории книговедения; последняя Комиссия была организована только в особом квартале 1930 года. В пределах Комиссий, в свою очередь, для проведения соответствующих исследований, организовывались специальные рабочие группы. Секция экономики, производства и социальной роли книги имела в своем составе шесть комиссий: по экономике книги, по книгопроизводству, по изучению книжной графики, по рационализации потребления бумаги, по книгораспространению, по изучению социальной роли книги.

Одновременно с этим на пленарных заседаниях Секций проводились самостоятельные доклады, тематически связанные с общей установкой предмета разработки каждой из Секций, из которых одни входили в производственный план, другие являлись эпизодическими научными сообщениями, посвященными отдельным злободневным вопросам книжно-журнально-газетного дела в СССР и на Западе.

Общее руководство научной деятельностью Института лежало на его Правлении в составе: Директора А. Е. Плотникова, Ученого Секретаря Л. В. Булгаковой, заведующего I Секцией П. И. Болдина, заведующего II Секцией А. В. Иванова, заведующего III Секцией А. Г. Фомина (до мая 1930 г.), представителя Комитета по делам печати Н. Н. Секундова и представителя Ленотгиза Я. К. Губерта.

Научно-исследовательская работа всех 3-х Секций Института s целом, с одной стороны, регулировалась теми производственными планами, которые были разработаны для отдельных Секций и Комиссий, с ориентировкой на пятилетний план строительства, с другой — дополнялась деятельностью научно-вспомогательных учреждений, существовавших при Институте.

Коренная перестройка всей организационной структуры была связана с преодолением целого ряда трудностей, налагавших отпечаток на планомерное осуществление научной работы.

С другой стороны, Институту приходилось видоизменять свои производственные планы в самом процессе уже начатых исследований, предусмотренных его первоначальной целевой установкой и рамками работ. Так, например, намеченные иссле-дования прежних двух самостоятельных Секций — Секции истории книги и Секции теории и методологии библиографии должны были частично влиться в новую единую Секцию теории и истории книговедения, частично же — быть совершенно снятыми с плана.

Исследования I Секции стояли в центре работ Института и были посвящены вопросам полиграфического производства и редакционно-издательского дела, вопросам экономики издательской промышленности, вопросам книгораспространения, социальной роли книги и книжной графики в разрезе общей темы — книга и ее массовый потребитель.

Проходили заседания Комиссии по книгопроизводству. Кроме того, исследования по различным вопросам проводились на заседаниях рабочих групп Комиссии. Отдельные специальные вопросы книгопроизводства были обсуждены на пленарных заседаниях Секции.

Были проработаны вопросы экономики книги, вопросы книгораспространения и социальной роли книги, вопросы книжной графики.

Была проведена выставка: „Обложка художественной литературы и советский читатель". Л. В. Булгакова в докладе об изучении обложки книги на XLII заседании Секции обрисовала этапы исследовательских работ Института Книговедения по изучению „одежды" книги, начатых в 1928 году, остановившись подробно на анализе методов, которые были использованы в этом отношении в 1929 году.

Весь круг вопросов, охваченных исследованиями Секции, можно распределить по следующим группам: 1) вопросы рационализации и реконструкции полиграфиздатпромышленности, 2)вопросы удешевления книжной продукции и повышения ее качества, 3) вопросы социальной роли книги, ее пропаганды и активного книгораспространения, 4) вопросы организации книгоиздательского и книгораспространенческого дела, 5) вопросы изучения кадров.

В тесной связи с исследованием по улучшению качества книжной продукции стояли исследования Секции в области проработки теоретических обоснований и правил технического оформления книги, результатом чего явились руководства по математическому и сложному набору, изданные ГИЗ'ом, а затем разрешение некоторых общих и частных вопросов иллюстрационной техники (опыт исследования высокой иллюстрационной печати, пути развития иллюстрационной техники).

Попутно Секция занималась исследованиями в области книжной графики, которые имели своим объектом, с одной стороны, вопросы качественного улучшения внешности книги (обложка книги и издательства, художник и обложка книги, принципы наборной графики), с другой — вопросы пропаганды книги путем поднятия качества ее внешности („одежда" книги, как фактор ее пропаганды, советская иллюстрация в художественной литературе за годы революции). Надо отметить, что все эти работы проводились в применение к массовой книге, ориентируясь на изучение требований к книге со стороны широких кругов ее потребителя.

Достижением Секции следует признать практический ее переход к разработке вопросов социальной роли книги, вопросов пропаганды книги и активного книгораспространения. Наиболее значительными исследованиями в этой области за истекший период нужно признать исследование о рабочем, как покупателе книги, исследование запросов потребителя книжной продукции к оформлению книги, изучение запросов потребителя книги в деревне. Было предпринято экспериментальное изучение книжного рынка и книготорговой сети, пропаганды и рекламы книги, спроса различных категорий покупателей на издания, культурно-хозяйственного профиля отдельных районов Ленинграда для оптимизации книготорговой работы, возможностей и форм использования библиографии в книжном деле.

Группа вопросов об организации книгоиздательского и книгораспространенческого дела нашла отражение в таких исследованиях Секции, как: а) техническая редакция с точки зрения ее организации, б) научное издательство СССР и Госиздат, в) Всесоюзный Съезд Полиграфической промышленности в 1929 году и др. В тесной связи с этим вопросами находится обсужденный на пленуме Секции доклад о положении издательского дела в Германии, назначением которого служил учет опыта книго-издательской работы на Западе.

Вопросу о кадрах в работах Секции, было отведено одно исследование, начатое в 1930 году и посвященное изучению рабсилы предприятий полиграфического производства.

В числе положительных итогов исследований Секции нужно отметить ее массовую работу, выразившуюся в организации и проведении ряда специальных выставок и докладов для рабочей аудитории.

Выставки, в количестве 6, были проведены на следующие темы: 1) „Обложка книги и советский читатель", 2) „Ассортимент низовой деревенской книготорговой сети", 3) „Советская иллюстрация художественной литературы ": а) выставка образцов дореволюционных и пореволюционных изданий классиков, б) выставка иллюстрированных изданий Пушкина, в) выставка графики М. Кирнарского, г) выставка иллюстраций В. Конашевича.

Доклады для массовой аудитории были проведены в клубе „Василеостровский металлист" по вопросам об обложке книги, о первых книгопечатниках, об эволюции книгопечатного дела.

Руководство работами Секции принадлежало ее президиуму в составе П. И. Болдина и Л. В. Булгаковой.

Работа II- ой Секции Института не имела возможности быть нормально развернутой в силу неоднократных перемен в ее руководстве и из-за отсутствия необходимых кадров работников, которые могли бы принять активное участие в научных исследованиях по журнализму и газетоведению.

В порядке комиссионной работы Секцией проведено 28 заседаний рабочих групп, на которых обсуждено 29 специальных сообщений, и 3 заседания пленарных, посвященных 4-м отдельным докладам.

В целях проработки вопроса об экономическом базисе фабрично-заводских газет Секцией совместно с Комитетом по делам печати в первом квартале 1929/30 г. было произведено выборочное обследование заводских газет.

Кроме того, было намечено проведение анкетного обследования согласно выработанным схемам, краевых и областных газет в количестве 39 названий, газет республиканского значения в количестве 26 названий и газет общесоюзного значения. в количестве 11 названий.

На совместном заседании Секции газетоведения и журналистики с Секцией теории и истории книговедения, 25 января 1930 года А. И. Малеин сделал доклад «„Из истории нелегальной студенческой журналистики" (Московский журнал „Изобличитель" 1859 года).»

Необходимо отметить и работу по проведению выставки на тему „Пресса большевизма", приуроченной ко Дню Печати 1930 года и устроенной совместно с Секцией теории и истории книговедения.

Тематика исследований Секции почти целиком была посвящена вопросам газетоведения не уделяя места вопросам журналистики, если не считать эпизодического доклада А. И. Малеина. В центре её внимания стояли главным образом актуальные и практические вопросы современной партийно-советской печати, и только одна тема „Газеты эпохи военного коммунизма" представляла исторический интерес.

К числу чисто практических вопросов, прорабатывавшихся Секцией, относятся темы: а) „Единая транскрипция в газетах" и б) „Стандарт в газетах", поскольку результаты этих исследований могут служить практическим материалом для рационализации нашей газетной практики.

Общее руководство работами Секции принадлежало ее президиуму в составе А. В. Иванова и А. Ф. Добрынина.

III-я Секция Института (теории и истории книговедения) в настоящем виде образовалась осенью 1929 года из прежних двух самостоятельных Секций — Секции истории книги и Секции теории, методологии и истории библиографии. Являясь теоретической базой в исследованиях Института, Секция направляла свои работы по следующим линиям: а) теории книговедения, б) методологии библиографии, в) истории книги и г) подготовки кадров книжных и газетно-журнальных работников.

Тематика проделанной исследовательской работы Секции представляется в следующем виде: первое место в исследованиях Секции занимали общие и специальные вопросы теории книговедения (40 сообщений и докладов на 40 заседаниях), затем вопросы истории книги (29 сообщений и докладов на 32 заседаниях), далее вопросы классификации книг, общие и исторические вопросы библиографии (5 докладов на 4 заседаниях) и, наконец, вопросы подготовки кадров (4 сообщения на 6 заседаниях); к проработке последних Секция подошла только с октября 1930 года.

29 октября 1930 года был сделано сообщение А. И. Малеина „Обзор итальянских работ по теории книговедения", в котором, в частности, отрицал необходимость таких введённых н.Сомовым терминов, как библиопегистика, библиополия.

Была проведена работа по изучению иностранных библиографических указателей периодических изданий и их предметных рубрик, привлекая для более полного освещения вопроса и труды по библиографии Книг.

На пленарных заседаниях Секции были еще проработаны темы, посвященные классификации книг, общим вопросам библиографии и истории библиографии.

Свой доклад сделал А. Г. Фомин, общим вопросам библиографии было отведено два доклада - А. И. Малеина и И. С. Книжника.

По истории книги Секцией производились исследования: а) по истории русской книги XIX века, б) по нелегельным и запрещенным изданиям 60—70-х годов XIX века и наконец, разрабатывались отдельные вопросы из истории иностранной книги.

На основании заслушанных сообщений об отдельных эпизодах из истории книги XIX века, были сделаны итоговые сводные сообщения А. И. Малеина, а также доклад А. И. Малеина „Анри Этьен. К 400-летию со дня рождения (1528—1928)".

Вопросы подготовки кадров книжных и газетно-журнальных работников были проработаны Секцией в особой Комиссии, организованной в ударном квартале 1930 года.

В заключение обзора деятельности III Секции теории и истории книговедения следует указать, что объектом ее исследований в области теории книговедения являлись с одной стороны, общие проблемы теории книговедения, сдругой — специальные вопросы теории книговедения, сосредоточенные, главным образом, на методологии библиографии.

Общие проблемы теории книговедения в основном имели своим объектом следующие вопросы: а) определение теории книговедения, как науки, б) рассмотрение основных проблем книговедения, их систематики и методов изучения, в) изучение типологии книги как теоретической и практической проблемы и выявление типов научных печатных изданий со стороны их библиографирования, г) определение „содержания*" и „формы" книги, как проблемы теории книговедения, и наконец, д) обзоры литературы по вопросам теории книговедения в периодических и непериодических изданиях, русских и иностранных.

Специальные вопросы теории книговедения имели своим центром методологию библиографии, в области которой Секцией проработаны темы о методах составления библиографических указателей, руководств и специальных картотек, о методах составления книгоиздательских и книгопродавческих каталогов, о методах построения библиографических отделов в массовой периодике, об иностранных библиографических указателях периодических изданий и их предметных рубриках.

Наиболее законченной явилась проработка методов составления библиографических указателей и картотек.

Не менее практическое значение имеет проработка Секцией вопроса о предметных рубриках в иностранных библиографических указателях периодических изданий, если принять во внимание тот острый интерес и то значение, которое получил сейчас предметный принцип в области библиографии и библиотековедения.

В области истории книги Секцией проработан по первоисточникам ряд вопросов о печати эпохи промышленного капитализма, причем в центре исследований здесь стояли нелегальные издания 60-х и 70-х годов прошлого века и вопросы изучения запрещенных изданий. Одновременно Секцией проводилось общее исследование по истории русской книги XIX века, основною особенностью которого явилось преимущественное использование в качестве источников — русских мемуаров XIX века. Указанные материалы фиксировались на особых карточках, заполнявшихся согласно выработанной программе и образовавших в конечном итоге специальную алфавитно — предметную картотеку выписок, относящихся к истории русской книги XIX века.

Исследования по вопросам подготовки кадров работников печати характеризуются чисто практическим подходом к его проведению.

В связи с докладами на пленуме Института, посвященными печати 1905 года, Секцией была организована специальная выставка на тему: „Отражения революции 1905 года в советских изданиях", открытие которой состоялось 26 декабря 1930 года.

В порядке массовой работы Секцией теории и истории книговедения в мае — июне 1930 года совместно с Государственным Эрмитажем была организована выставка по истории книги на Книжном базаре (ул. Перовской), устроенном Ленот-гизом; выставка продолжалась с 16 мая по 20 июня.

Руководство работами Секции принадлежало до половины 1930 года президиуму в лице А. Г. Фомина и А. И. Малеина, а затем президиуму в составе А. Е. Плотникова и В. И Селиванова.

Исходя из новой целевой установки Института, тематика проводившихся исследований охватывала следующие узловые вопросы: 1) рационализации полиграфиздатпромышленности, 2) пропаганды и распространения произведений печати, 3) изучения потребителя книжной продукции, 4) подготовки кадров печати, 5) общих проблем книговедения и истории книжно-журнально-газетного дела.

Наиболее важными можно представляются второй и третий вопросы, в рамках которых работами Институтом были проведены такие исследования, как „Роль и соотношение различных видов рекламы, как побудительных причин при покупке книги", „Витрина, как один из факторов продвижения книги", „Стимулы покупки книги по анкетным данным читателей", „Одежда книги, как фактор ее продвижения в массы», „Рабочий, как покупатель книги", „Запросы потребителя книги в деревне", „Запросы потребителя к оформлению книги".

Институтом проведен ряд работ в области теории книговедения и осуществлены исследования исторического порядка о русской книге в первую половину XIX века, о газетах эпохи военного коммунизма и т. д.

Основным методом проведения производственного плана Института на данном этапе его деятельности явилась коллективная проработка соответствующих тем исследований в специальных комиссиях и их рабочих группах в то время, как до отчетного периода преимущественное внимание Института уделялось индивидуальным исследованиям, получавшим свое оформление в виде докладов на пленумах Секций. Подтверждением этой но вой установки в методах работ Института служат цифровые данные, из которых видно, что в порядке коллективных исследований проработано 207 сообщений, между тем как на пленуме Секций обсуждено всего только 54 доклада.

Практическими результатами проведенных Институтом исследований явились его издания, частью вышедшие в свет, частью представляемые настоящим сборником, частью подготовленные для печати. К первым относятся три работы по книжному набору, одна по книжной калькуляции и одна по методологии библиографии.

Необходимо отметить, что постоянным тормозом в проведении ряда исследований Института и в оформлении их результатов до последнего времени являлось отсутствие надлежащей материальной базы как в отношении достаточного количества сотрудников, так и в части ассигнований на научные работы Института. В силу этого не получили надлежащего развития экспериментальные исследования Института, нуждавшиеся в специальных лабораториях, создание которых до сих пор не выходит из области проектирования из-за отсутствия у Института средств.

в. Последний период.

В 1931-1933 годы структура Института книговедения, судя по сохранившимся в архиве документам, подверглась изменениям. В ней исчезли некоторые секции и появились новые структурные части — редакционно-издательская группа, полиграфический сектор и сектор подготовки кадров. Наряду с ними существовали бригады по книгораспространению и по истории советской печати.

Редакционно-издательская группа, по-видимому, была создана вместо секции экономики, производства и социальной роли книги. Эта группа, как и секция, занималась научно-исследовательской работой. В ее состав входили рабочие бригады, которые изучали содержание, нормы и учет работы редакции в целом, технического редактора и корректора, технику корректурной правки, оборачиваемость в издательской промышленности, технику печатания газеты-многотиражки, методы и технику оформления книги.

Существовал также полиграфический сектор. Бригада по книгораспространению работала над проблемами классификации советской книги в издательстве и книготорговле, тематического планирования издательской продукции и книгораспространения.

Бригада по истории советской печати занималась изучением печати первых лет Советской власти. В круг ее научных разработок входили такие темы, как «Массовая книга в эпоху военного коммунизма», «Агитационная, пропагандистская и организационная работа петроградских советско-партийных газет в годы военного коммунизма», «Советская листовка эпохи военного коммунизма», «Советское книгораспространение в период военного коммунизма». Кроме того, в ее план научной работы была включена тема «Материалы по истории запрещенной книги в России в эпоху промышленного капитализма».

Комиссия по подготовке кадров, входившая в состав секции теории, методологии и истории книговедения, с 1931 г. существовала как самостоятельный сектор подготовки кадров.

Комиссия по книгораспространению провела в 1931 гг. широкое экспериментальное обследование книготорговой сети в целях изучения роли и соотношения различных видов книжной рекламы.

Наряду с этим, комиссия занималась разработкой программ для Межобластного комбината книжного образования по курсам: «Книгораспространение в системе массовой политпросветработы» и «Экономика и планирование книготорговли».

Продолжали работу Секция теории, методологии и истории книговедения, которая играла в Институте ведущую роль, занималась широким кругом вопросов, Комиссия по подготовке кадров.

Кадровый состав Института книговедения, как и денежные ассигнования, никогда не обеспечивали программу его деятельности, о чем свидетельствуют документы — штатные ведомости, заявления о приеме на работу и увольнении сотрудников, приказы директора Института и Ликвидационной комиссии и др. и финансовые документы — сметы, ведомости на зарплату, отчеты об израсходовании кредитов и др.. Штат Института, как правило, не превышал 25 человек и не мог справиться со стоявшими перед Институтом задачами. Поэтому в его работе постоянно принимали участие внештатные сотрудники, количество которых значительно превышало число штатных. В их числе были такие научные работники, как А. Г. Фомин, Н. Я. Марр, С. Н. Валк, С. Г. Бархударов, П. Н. Берков, Н. С. Державин, М. Н. Куфаев, А. Д. Торопов, А. И. Малеин и др.

В 1933 г. Институт книговедения приказом Наркомпроса РСФСР за № 119 от 13 марта был ликвидирован.

Всего работ, выполненных Институтом книговедения, насчитывается до 300 названий. Многие из них представляют большой интерес для истории, теории и практики книжного дела наших дней.

Российское книжное дело ушло далеко вперед, однако проблемы, которыми занимался этот Институт, и теперь не потеряли своего значения. Более того, возникло много новых вопросов, требующих теоретической разработки и научного обобщения в области производства и оформления книги, ее распространения, библиографирования, истории и т. п. Материалы, хранящиеся в архиве Научно-исследовательского института книговедения, могут послужить как научной, так и методологической основой для раз-работки всех этих вопросов.

Показать полностью…
Похожие документы в приложении